Эди седжвик фото перед смертью – Трагические судьбы мировых красавиц: модели, умершие молодыми. Новости дня в мире и России сегодня

Чертова дюжина смертей красавиц | Блогер schinat на сайте SPLETNIK.RU 6 мая 2011

Дороти Страттен. Была одной из самых известных моделей журнала Playboy . Она становилась «Девушкой месяца» в августе 1979 года и «Девушкой года» в 1980 году. Дороти застрелил её муж Пол Снайдер, с которым они на тот момент находились в состоянии развода и модель жила вместе со своим другом, режиссёром Питером Богдановичем. Страттен и Снайдер встретились, чтобы обсудить финансовую сторону развода, позже девушку нашли с простреленной головой в спальне мужа. Снайдер убил Дороти, а затем покончил с собой. Лиза “Left eye” Лопез. Лиза Лопез была одной из трёх участницы американской группы TLC , которая стала известна далеко за пределами США благодаря хитам Waterfalls и No scrubs . Прозвище « left eye (левый глаз)» Лиза взяла себе, потому что однажды ей сказали, что у неё красивые глаза, особенно левый. На концертах она надевала на левую линзу очков презерватив, пропагандируя, таким образом, безопасный секс. Лиза погибла в автокатастрофе в Гондурасе в 2002 году. В это время готовился к выпуску её второй сольный альбом и четвёртый альбом группы TLC . Джин Хэрлоу Джин Хэрлоу называли не иначе как «Белокурой бомбой». Она была воплощением Мэрилин Монро до появления самой Мэрилин Монро. Хэрлоу сыграла множество ролей в кино, например в «Ангелах Ада» Говарда Хьюза, а также в нескольких фильмах с Кларком Гэйблом. Джин Хэрлоу буквально гипнотизировала зрителей своей невероятной сексуальной привлекательностью. Актриса умерла в возрасте 26 лет от почечной недостаточности. Считается, что здоровье звезды, три раза побывавшей замужем, подорвал тяжелый грипп, которым она переболела в год своей смерти. Любопытно, что Мэрилин Монро собиралась сыграть Хэрлоу незадолго до своей смерти. Анна Николь Смит Анна Николь Смит «проснулась знаменитой» после публикации её фотографий в журнале Playboy , а также после бракосочетания с 89-летним миллиардером Джеймсом Ховардом Маршаллом, который, к слову сказать, скончался через год супружеской жизни. 8 февраля 2007 года Анна Николь была найдена в одном из отелей Флориды в бессознательном состоянии. По дороге в больницу она скончалась. Предварительная версия - передозировка наркотиков. В её организме позже обнаружили 11 видов наркотических веществ. Принцесса Диана Диана, принцесса Уэльская была первой женой принца Чарльза, который в будущем займет трон Соединенного Королевства. Диана была известна во всем мире, благодаря своей благотворительной и миротворческой деятельности (в частности, была активистом движения за прекращение производства противопехотных мин и борьбы со СПИДом). В Великобритании Диана всегда считалась самым популярным членом королевской семьи, её называли Queen of Hearts («королевой сердец»). Принцесса Диана погибла в автокатастрофе в Париже. Вместе с Дианой в машине находились её друг Доди аль-Файед и водитель Анри Поль, которые скончались на месте. Принцесса умерла спустя два часа в больнице. Единственный выживший пассажир , телохранитель Тревор Рис-Джонс, получил тяжёлые увечья и не помнит событий. Selena Quintanilla-Perez Селену называли «Мексиканской Мадонной», она была главной певицей на латиноамериканской сцене. Известной Селена стала в довольно юном возрасте и за свою недолгую, но яркую жизнь успела выпустить около дюжины альбомов. Селену убила президент её фан-клуба Иоланда Сальдивар. Помимо работы в фан-клубе Сальдивар была менеджером магазинов Селены в Техасе, однако её уволили за кражу. В марте 1995 Селена и Сальдивар встретились в отеле техасского города Корпус-Кристи, чтобы уладить последние финансовые вопросы. Когда встреча закончилась и Селена собиралась покинуть отель, Иоланда Сальдивар выстрелила ей в спину. Певица смогла добраться до ресепшена, однако позже скончалась в больнице от потери крови. Эди Седжвик Американская актриса, светская львица и муза Энди Уорхола . Седжвик стала известной, благодаря съёмкам в андеграундных фильмах Уорхола и участии в его проекте «Фабрика». Седжвик боролась с наркотической зависимостью большую часть своей взрослой жизни. В 1971 году она уже не употребляла наркотики, но врач прописал ей барбитураты, чтобы прекратить физические боли. Ночью 15 ноября 1971 Седжвик выпила прописанное количество лекарств и легла спать, утром Эди так и не проснулась. Крисси Тэйлор Крисси Тэйлор получила пропуск в модельный бизнес благодаря своей сестре супермодели Ники Тэйлор. С 11 лет она начала участвовать в съёмках вместе с сестрой и вскоре её карьера пошла вверх. Мёртвую Крисси в квартире родителей обнаружила её сестра. Как позже выяснилось, причиной смерти модели стал приступ астмы осложненный внезапной сердечной аритмией. Любопытно, что раньше проблем с сердцем у Крисси не было. Джиа Каранджи Джиа Каранджи считается одной из первых супермоделей. предшественницей супермоделей 1980-х годов Клаудии Шиффер и Синди Кроуфорд. Благодаря поразительной схожести с Каранджи последнюю часто называли Baby Gia. Состоянии Джии начало ухудшаться в начале 80-х, после того, как он плотно подсела на героин. К декабрю 1984 года Джиа достигла самого дна. После давления со стороны семьи, Джию записали в программу восстановления в больницу Eagleville в штате Монтгомери. Она объявила себя нищей и жила на пособие. В 1986 она оказалась в больнице с признаками пневмонии. Однако после обследования выяснилось, что у модели ВИЧ . Каранджи — одна из первых известных женщин в США , чьей причиной смерти был открыто назван вирус иммунодефицита. Джейн Мэнсфилд Актриса Джейн Мэнсфилд была белокурым секс-символом 50-х годов. Она не раз появлялась на страницах журнала Playboy и не останавливалась ни перед чем, чтобы добиться славы. Джейн умерла в 1967 году в результате автокатастрофы. Актриса путешествовала со своим другом Сэмом Броди и тремя из четырех своих детей. Автомобиль, в котором ехала кинозвезда, въехал в тягач, в аварии выжили только дети. Аалия Аалия – американская актриса, певица и модель. В интервью одному американскому изданию, Аалия рассказала о происхождении своего имени. "Аалия - это арабское имя, обладающее огромной силой", - сказала она. Как актриса Аалия снялась в главных ролях в фильмах «Ромео должен умереть» и «Королева проклятых». Певица умерла 25 августа 2001 года, в результате крушения самолёта на котором она возвращалась с острова Абако, где снимала свой новый клип. Никто из находившихся на борту восьми человек не выжил. Шарон Тэйт Шарон Тэйт - номинантка премии Золотой Глобус и жена режиссера Романа Полански была всеобщей любимицей благодаря своей доброте и весёлому нраву.Актрису, которая находилась на восьмом месяце беременности, и её четверых друзей убили члены группировки Чарльза Мэнсона . Несмотря на то, что Тэйт умоляла сохранить жизнь её ещё нерожденному ребёнку, убийцы нанесли Шарон 16 ударов ножом. Мэрилин Монро Мэрилин Монро было настоящей голливудской иконой и остаётся ей поныне. Своей красотой и невероятной сексуальностью она смогла очаровать президента Кеннеди, драматургов и спортсменов. Никто не в силах был противостоять её чарам. Мэрилин Монро скончалась в ночь на 5 августа 1962 года в Брентвуде в возрасте 36 лет от смертельной дозы снотворного. Существует пять версий причины её смерти: -убийство, совершённое спецслужбами по приказу братьев Кеннеди во избежание огласки их сексуальных связей; -убийство, совершённое мафией; -передозировка наркотиков; -самоубийство; -трагическая ошибка психоаналитика актрисы Ральфа Гринсона, предписавшего пациентке принять хлоралгидрат вскоре после приёма ею нембутала.

Обновлено 06/05/11 02:21: Певица Алия Прошу прощения у сплетников и сплетниц и размещаю фото певицы Алии

Edie Sedgwick | Блогер Poleno на сайте SPLETNIK.RU 29 июля 2011

Эди Седжвик. Девочка из Санта-Барбары с открытым и наивным взглядом,болезненной худобой и несносным характером. Икона стиля и муза гениев, воплотившая в своем образе всю эпоху безбашенных 60-ых. Анорексичная богоматерь, нашедшая свою неуловимую святость в бесконечном саморазрушении и медленном, но отчаянно-веселящем ежедневном самоубийстве. Femme Fatale… Так в своё время всё это назвал

Лу Рид – лидер группы The Velvet Underground. Итак, Эдит Минтерн Седжвик – наследница американских революционеров и борцов за независимость, родилась в Санта-Барбаре (Штат Калифорния) 20 апреля 1943 года. Дочь скульптора и владельца ранчо, она была названа в честь своей тети – женщины, некогда запечатленной на портрете самого Сарджента. Хотя ее отцу настоятельно не рекомендовали заводить детей из-за проблем с психикой, Эди стала седьмым ребенком из восьми. Silver Hill Rehab Center - 1962 год. Эди, страдающую анорексией, впервые положили в психиатрическую больницу. К концу пребывания там она забеременела и сделала аборт(об отце ребенка ничего не сообщается) Яркое, семейное детство, залитое солнцем океанского побережья, школа, и вот уже на зрелую, 21-летнюю Эди сваливается огромное наследство от любящей бабушки. Так Эди переезжает в Нью-Йорк, где заселяется в 14-комнатную квартиру на Парк-авеню. Там Эди превесело проводила время:рассекала по городу на сером «Мерседесе», закинувшись кислотой; разбив его, она стала передвигаться исключительно на лимузинах.
Fishers Island - 1964
Эди посетила Fishers Island как гость на приеме у Джона Энтони Уокера(офицер связи штаба командующего подводным флотом США)весной 1964. Джон об Эди:"Она любила вечеринки. Она обожала вечеринки. Наш прием был очень уютным:люди свободно танцевали, луна поднималась из океана, постепенно возвышаясь в ночном небе. Эди отбросила все рамки и начала просто веселиться. Мы смотрели из-под шатра, а она была на пустынном берегу, танцующая и все время смеющаяся. Все внимание было уделено только ей" Сразу проникшись богемной жизнью Нью-Йорка, Эди обрастает новыми знакомствами, которые приводяет ее весной 1965 года в квартиру её хорошего друга – Лестера Перского. Именно здесь Эди знакомится с Уорхоллом. С момента их встречи они зажили оба. Эди всё чаще стала появлятся на Фабрике Уорхолла, а Уорхолл стал чаще её снимать в своих постановках, давая ей роли там, где их быть не могло. Так, например, было с Винилом(Уорхоловской интерпретацией Заводного апельсина), где все роли изначально были мужскими, но Эди все же появилась в кадре. Уорхолл об Эди:
«В ней была поразительная пустота и ранимость, которые делали ее отражением интимных фантазий любого. Она могла быть всем, чем захотите, – девочкой, женщиной, умной, глупой, богатой, бедной – всем, чем угодно. Она была чудесным, прекрасным чистым листом».
Со временем Уорхолл всё больше понимает, что второй план слишком тесен для Эди и задумывает снять о ней целый цикл картин под названием «Сага о Богатой Бедняжке», который в итоге вылился в фильм «Poor Little Rich Girl», где Эди сыграла даже не главную роль, а скорее саму себя. Не сказать, что фильмы Уорхолла тогда имели бешенную популярность и крутились на каждой тусовке, но об Эди все чаще стали писать и говорить. Авторитетные американские издания тиражировали её фото и писали огромные статьи о её неповторимом на тот момент стиле… Плотные, черные трико, мини-платья, огромные сережки свисающие до плеч, да еще и нарочитый макияж и волосы – короткие и крашенные спреем, сделали из Эди не то чтобы икону, но несомненный объект для подрожаний и копирования для тысяч девушек из всё тех же 60-ых. Будучи вместе не больше года, Эди и Энди стали некоронованными королями богемного Манхэттена. За 1965 год они снимают еще несколько фильмов, которые еще больше утвердили популярность юной и не отразмой «Миссис Уорхолл» и её же наркотичекую зависимость. К концу года отношения с Энди заметно ухудшаются. Она требует вырезать её из всех его фильмов и после публичной ссоры в ресторане Gingerman в Нью-Йорке разрывает свои отношения с «королем поп-арта». После выхода Седжвик из круга Энди Уорхола, она стала жить в отеле Челси, где она стала ближе к Бобу Дилану. По слухам она была вдохновительницей оригинального альбома Дилана 1966 года «Blonde on Blonde», его песни «Just Like a Woman», и хита «Leopard-Skin Pill-Box Hat». Отношения Седжвик с Диланом закончились, когда она узнала, что Дилан тайно обручился с Сарой Лоундс.О свадьбе Боба, кстати, по одной из версий, Эди узнала от Энди – во время их ссоры всё в том же ресторане. Оставшись один на один со своей зависимостью и одиночеством, Эди проживает в отеле Челси. Так или иначе шикарное бабушкино наследство заканчивалось. Эди начала таскать всё из дому, продавать фамильный антиквариат. Она все чаще оказывается в больницах. В октябре 1966-го Эди заснула в номере с зажженными свечами – номер сгорела, а она сама попала в больницу с ожогами.
Эди сразу после пожара в отеле
Возвращаться ей было некуда, и из больницы она поехала к другу Дилана и своему любовнику Бобу Ньюуирту, от которого зависела, как от наркотиков. Когда Ньюуирт ее бросил, Эди спала с кем попало за героин, приходила на «Фабрику» к Уорхоллу, просить денег, попадала в тюрьму, все больше времени проводила в лечебницах. Cottage Hospital in Santa Barbara - 1969 год К 1968-му она почти не могла говорить. От частоты употребления её психика вряд ли уже могла восстановиться. Однажды, увидев своего брата, она приняла его за своего любовника. Снова попав в больницу, в июле 1971-го Эди вышла замуж за товарища по реабилитационной клинике Майкла Поста. Через пару месяцев она появилась на очередном фэшн-показе во всем своем блеске, но это не было ее возвращением. Придя домой Эди приняла из рук мужа положенную порцию снотворного и легла спать. Пользуясь своим положением, для того что бы раздобыть побольше барбитуратов, Эди часто врала врачам, что потеряла положенные ей лекарства и ей снова давали нужную дозу. Но эти игры не могли закончиться как-то иначе. Утром Эди нашли мертвой. От передозировки. В свидетельстве о смерти сказано, что непосредственной причиной смерти стало «вероятное острое опьянение барбитурата» из-за опьянения этанолом. Ей было 28 лет. Память об Эди Сэджвик жива и на мировых подиумах, и в трендах мировой моды, и в кино. В конце 2006 года вышел на экраны фильм "Девушка с "Фабрики" ("Factory Girl"), в котором роль Эди играла Сиенна Миллер.

Редкие фото знаменитостей. От Эди Сэджвик до доктора Хауса / фото 2020

Начало было тут и тут и тут

Элвис Пресли в компании каких-то гризеток в Париже

Элвис на проводе

Шер с афрокосичками

Половинка лица Хита Леджера

Дэвид Боуи с первой женой Анджелой Барнетт и сыном Зоуи (впоследствии парень изменил имя на Джоуи)

Гламурная заучка Ума Турман

Молодой Том Хэнкс с приятелем

Две оторвы — Дебби Харри и Нэнси Спанджен (та самая, о которой поют Lumen в песне «Сид и Нэнси», роковая подруга Сида Вишеса)

Снова Дебби

Девушка, которая соблазнила Энди Уорхола — Эди Сэджвик

Эди и Энди

Дрю Бэрримор перед Хэллоуином

Дастин Хоффман комплексует из-за того, что его подруга выше его

Шон Пенн подшофе

Молодой Роберт Дауни-мл. Очаровашка!

Элизабет Тейлор с мамой

Лиз играет в настольный теннис

Фэй Данауэй в 1977

Эван Макгрегор, немного женственный

Возможно, такую Мэрилин вы еще не видели

Гэри Олдман решил протестировать накладные ресницы

Барбра Стрейзанд, ууууу уууу уу

Леонардо Ди Каприо. Так он выглядел, когда был мальчишкой

Грейс Келли

Хью Лори не хочет делиться мороженым

Мэрил Стрип в вагоне метро

Мик Джаггер и красные труселя

Джордж Клуни

Чак Норрис и Брюс Ли

Будущая миссис Питт. Анджелина Джоли

Голди Хоун

Голая Эди Седжвик фото (40 фотографий высокого качества) / ZCELEB.COM

Эди Седжвик
  • Англ: Edie Sedgwick
  • Место рождения: США
  • Количество фото: 40

Новые альбомы

Новые
  • Популярные
  • Топовые
  • Комментируемые
Голая Эди Седжвик в фильме «Чао! Манхэттан», 1972

40 фото

90%

Голая Эди Седжвик в фильме «Чао! Манхэттан», 1972

20.10.2016

  • Другие знаменитости
Голая Кэти Шоуэр

2 альбома

76%

Кэти ШоуэрГолая Алессандра Амбросио

37 альбомов

85%

Алессандра АмбросиоГолая Андреа Томпсон

3 альбома

83%

Андреа ТомпсонГолая Соня Брага

3 альбома

92%

Соня БрагаГолая Марибель Верду

7 альбомов

85%

Марибель ВердуГолая Лара Флинн Бойл

7 альбомов

81%

Лара Флинн БойлГолая Эрин Мари Хоган

2 альбома

96%

Эрин Мари ХоганГолая Эбби Ли Кершоу

19 альбомов

86%

Эбби Ли КершоуГолая Кэти Кэссиди

4 альбома

93%

Кэти КэссидиГолая МайАнна Бёринг

2 альбома

77%

МайАнна БёрингГолая Ханна Файрман

2 альбома

74%

Ханна ФайрманГолая Дениз Ричардс

4 альбома

94%

Дениз РичардсГолая Дженни Райт

5 альбомов

71%

Дженни РайтГолая Келли Гарнер

2 альбома

96%

Келли ГарнерГолая Хелена Мэттссон

3 альбома

91%

Хелена МэттссонГолая Пас Вега

6 альбомов

85%

Пас ВегаГолая Настасья Самбурская

3 альбома

67%

Настасья СамбурскаяГолая Дженнифер Рубин

5 альбомов

64%

Дженнифер РубинГолая Ханна Уэр

2 альбома

84%

Ханна УэрГолая Софи Марсо

33 альбома

89%

Софи МарсоГолая Эльза Патаки

24 альбома

88%

Эльза ПатакиГолая Ванесса Миннилло

2 альбома

95%

Ванесса МинниллоГолая Мими Роджерс

5 альбомов

90%

Мими РоджерсГолая Пенелопа Энн Миллер

2 альбома

92%

Пенелопа Энн Миллер

Читать книгу «Звезды», покорившие миллионы сердец Виталия Вульфа : онлайн чтение

Эди Седжвик

Королева Манхэттена

Она огненной кометой пронеслась по небосклону Нью-Йорка, всегда богатому на яркие звезды. Почему ее полет был столь заметен и столь короток – одна из загадок Эди Седжвик, которых после ее смерти осталось множество. Кем была она – бедная богатая девочка, муза Энди Уорхола, королева Манхэттена, богиня нью-йоркских вечеринок? Она не обладала ни особой красотой, ни силой характера, ни выдающимися талантами – кроме одного: она имела привлекать к себе внимание, и все, кто встречал ее, уже не могли ее забыть…

Ее история начиналась как сказка: Эдит Минтерн Седжвик родилась 20 апреля 1943 года на роскошном ранчо своих родителей, принадлежавших к самой верхушке американского общества: среди ее предков было немало прославленных юристов, политиков, предпринимателей, и даже один из тех, кто подписал Декларацию независимости. У Френсиса Минтерна Седжвика и его жены Элис Делано Де Форест было все, о чем можно только мечтать, а с тех пор, как на их ранчо нашли нефть, еще больше: для своих восьми детей Седжвики даже организовали собственную школу и больницу, растя их в роскоши и неге золотой клетки вдали от реальной жизни.

Впрочем, родители Эди, помимо земли и славных предков, передали детям еще одно наследство: расшатанную психику. И Френсис, и Элис страдали психозами – так что паре в свое время даже настоятельно советовали не обзаводиться детьми. Двое из братьев Эди сошли с ума – да и сама она не была образцом нормальности: с детства девочка демонстрировала полное отсутствие инстинкта самосохранения и прочие странности. Она обожала носиться на лошади в грозу, никогда ничего не читала (хотя, по воспоминаниям, всегда носила с собой «Историю двух городов» Диккенса), ненавидела собственное тело и в девятнадцать лет попала в психиатрическую больницу с анорексией – в то время излишняя худоба была признаком не красоты, а болезни. Находясь в нью-йоркской клинике Бельвью, она умудрилась забеременеть неизвестно от кого и сделала аборт. Так началась взрослая жизнь Эди Седжвик.

Выписавшись из клиники, Эди по настоянию родителей отправилась в Гарвардский университет. Правда, время и силы она тратила не на учебу, а на тусовки: ее проводником в мир веселой жизни стал недавний выпускник Гарварда Чак Уэйн, завзятый тусовщик и завсегдатай нью-йоркских вечеринок, про которого говорили, что его заветной мечтой было прославиться за счет какой-нибудь знаменитости. Познакомившись с Эди, Чак понял, что нашел свой золотой билет: ее странное обаяние приманивало людей, как свеча – мотыльков.

Когда Эди исполнился двадцать один год, она получила право распоряжаться наследством, которое оставила ей бабушка: кроме денежной суммы, ей отошла огромная квартира на Парк-авеню. Эди немедленно бросила Гарвард и переехала в Нью-Йорк, где пустилась во все тяжкие: тратила огромные суммы на наряды из роскошных бутиков (легкомысленно и вызывающе комбинируя их с вещами, купленными на блошином рынке или оставленными в ее квартире нетрезвыми друзьями), выпивку, наркотики и бесконечные вечеринки. А после того, как она, сидя за рулем собственного «мерседеса» не совсем в трезвом уме, попала в аварию, Эди передвигалась по городу исключительно на лимузинах с шоферами. Верный Чак был рядом: не без его участия Эди быстро превратилась в одну из самых знаменитых богемных девчонок Нью-Йорка – хотя до истинной славы было еще далеко.

В январе 1965 года на вечеринке у одного из друзей Эди познакомилась с Энди Уорхолом – художником, режиссером, иконой поп-арта и великим тусовщиком, – который был немедленно очарован Эди. Ее необычное обаяние, свежесть и оригинальность произвели на него впечатление: уже весной Эди стала завсегдатаем знаменитой Фабрики – мастерской Уорхола, которая в то же время была местом самых шумных вечеринок, притоном, очагом культурной жизни и символом современного искусства. Серебристые стены Фабрики вмещали необыкновенное число сумасшедших, гениев, фриков и просто любопытных, которые пили, творили, принимали наркотики, молились, снимали кино или просто ходили по пятам за Энди, пытаясь раскрыть секрет его таланта.

Для начала Уорхол снял Эди в своем фильме «Винил» (хотя все роли там были мужские, Энди не мог упустить случая заманить Эди в кадр), затем еще в нескольких андеграундных лентах. Хотя ее роли были маленькими, Эди трудно было не заметить. Вскоре Уорхол уже не мог без нее обходиться: он всюду таскал Эди за собой, взахлеб рассказывая о том вдохновении, которое она дарит ему. «В ней была поразительная пустота и ранимость, которые делали ее отражением интимных фантазий любого, – позже вспоминал Уорхол. – Она могла быть всем, чем захотите, – девочкой, женщиной, умной, глупой, богатой, бедной – всем, чем угодно. Она была чудесным, прекрасным чистым листом».

Вернувшись из Парижа, куда он ездил вместе с Эди и Чаком на открытие своей выставки, Уорхол заявил, что хочет сделать из Эди королеву Фабрики. Он придумал ей образ «бедной богатой девочки» (как вариант – богатой бедняжки) и задумал снять целый цикл кинофильмов с Эди в главной роли: в первом таком фильме с говорящим названием «Бедная богатая девочка» зрители могли видеть, как Эди просыпается, курит, красится, одевается и рассказывает о себе. Этот фильм, целиком снятый в квартире Эди, должен был стать частью целого цикла – «Саги о Бедной богатой девочке», но по неясным причинам сага так и осталась незаконченной. Зато Эди снялась в знаменитой «Кухне», «Девочках из Челси» и десятке других картин. Фильмы Уорхола всегда были «вещью для своих» – их почти не демонстрировали за пределами Фабрики, но критики, всегда следившие за тем, что происходит в ее серебристых стенах, заметили Эди. Очень скоро ее имя уже знал весь Нью-Йорк.

Уже скоро о ней стали писать не только кинокритики, но и журналы мод: необычный стиль Эди был безусловно достоин того, чтобы его воспели все глянцевые журналы. Хрупкая фигурка, мини-платья от Betsey Johnson (и вечерние наряды от Кристобаля Баленсиаги), плотные черные колготки, туфли без каблука, огромные, до плеч, серьги, корокие светлые волосы (говорили, что и цвет, и прическу Эди заимствовала у Уорхола), густо подведенные глаза и рассеянный взгляд наркоманки – вот образ, который Эди Седжвик оставила на память о себе. Ее фотографии украсили страницы Vogue, Life и Harper’s Bazzar, редактор которого – легендарная Диана Вриланд – обожала Эди Седжвик, воспевая ее дивную кожу, смелый стиль и обаяние. Между тем Эди настолько не любила собственное лицо, что ее макияж занимал не один час: она безжалостно рисовала себя заново, зато потом весь мир был готов упасть к ее ногам. Тысячи девушек по всему Нью-Йорку (а позже и по всему миру) подражали ее манере одеваться, стричься, беззаботно смеяться, курить, не переставая и идти по жизни, не задумываясь о завтрашнем дне.

Конечно, феномен Эди Седжвик не исчерпывался ее уникальным внешним видом, немалым состоянием или умением смешивать кокаин с виски. Она была необыкновенно обаятельна, и рядом с нею каждый чувствовал себя причастным к какой-то великой тайне. Боб Ньювирт, один из ее любовников, признавался: «Эди была фантастической. Она всегда была фантастической». Кто-то из ее приятелей по Фабрике говорил об Эди: «Она была светом, вдыхала в окружающих ее людей жизнь», другой вспоминал о ее сияющей улыбке: «Она улыбалась всегда, но каждому, кто говорил с нею, казалось, что все ее сияние предназначается только ему».

Эди и Энди представляли собой живую икону поп-арта, воплощение культуры шестидесятых годов. Одинаково одетые и причесанные, с созвучными именами и одинаковым сумасшествием в глазах, признанные король и королева Манхэттена – они правили Нью-Йорком, а значит, и всем миром. Эди даже называла себя миссис Уорхол – хотя никто до сих пор не знает, насколько глубоко зашла их телесная любовь, всем было понятно, что их души слились воедино.

Благодаря Энди Уорхолу, гению рекламы и про-моушена, всего за несколько месяцев Эди Седжвик превратилась из простой богатой наследницы без особых талантов и стремлений в идола поколения. Подопечная Уорхолу группа The Velvet Underground посвятила Эди песню Femme Fatale, и десятки независимых нью-йоркских поэтов и художников поспешили восславить образ Эди. Ей прочили блестящее будущее – если она, конечно, перестанет быть «придатком Уорхола» и начнет самостоятельную карьеру.

Ей говорили, что Уорхол ворует идеи и выдает их за свои, что он использует друзей, а потом бросает, что он сводит людей с ума. Ей рассказывали, что он тратит ее деньги на наркотики, вечеринки и содержание Фабрики. Ей обещали блестящую карьеру модели, певицы и актрисы, но она до последнего не хотела покидать Фабрику и Энди. Но к концу 1965 года отношения Эди и Уорхола заметно ухудшились: их расшатанное наркотиками сознание уже с трудом выносило общую реальность. Она попросила не показывать фильмы с ее участием и даже убрать ее сцены из нескольких картин, в том числе из «Девушек из Челси» – некоторые сцены пересняли с участием Нико, солистки The Velvet Underground, а там, где переснять не удалось, на лицо Эди наложили яркие световые пятна.

В конце концов Эди подписала контракт на запись альбома с Альбертом Гроссманом, менеджером Боба Дилана. С Диланом Эди познакомилась еще в декабре 1964 года – и по мере того, как она отдалялась от Уорхола, их роман разгорался все ярче. Именно она, как считается, вдохновила Дилана на альбом Blonde on Blonde, а знаменитые песни Just Like a Woman и

Leopard-Skin Pill-Box Hat были написаны о ней и для нее. В начале 1966 года Эди, поверив в обещания Дилана сделать из нее звезду, наконец решилась уйти с Фабрики: как она объяснила Уорхолу при последней встрече в ресторане Gingerman, Дилан собирался сниматься в фильме, вторую главную роль в котором предложили ей. Решение порвать с Уорхолом далось ей нелегко – и только потому, что она, по словам знакомых, была полностью очарована Диланом и собиралась строить с ним совместную жизнь. Вот только Дилан почему-то забыл ей сказать, что уже несколько месяцев женат на своей давней подруге Саре Лоундс: эту новость Эди узнала от Уорхола. С тех пор она больше не желала иметь ничего общего ни с Энди, ни с Диланом. Хотя Джордан Седжвик, брат Эди, утверждает, что она сделала от Дилана аборт, многие ее друзья считают, что между ними не было ничего серьезнее пустых обещаний – правда, для полуразрушеного сознания Эди этого было достаточно. Как говорил друг и соратник Уорхола Джерард Маланга, «Это было знаменательное событие. Эди исчезла. Это был конец. Она никогда не возвращалась».

Злые языки предсказывали, что с этого момента Фабрика, лишившись денег Седжвиков, пойдет ко дну, а громкой славе Уорхола придет конец. Однако это оказалось началом конца самой Эди. Многие обвиняли в ее падении Уорхола, но он не был роковым гением ее судьбы: лишь верхней точкой мертвой петли, в которую Эди превратила свою жизнь. Сам он очень тяжело пережил ее уход – который счел предательством.

Энди Уорхоп и Эди Седжвик

Уйдя с Фабрики, Эди некоторое время пыталась сделать карьеру модели, пробовала сниматься в кино, но все неудачно: она уже так плотно сидела на наркотиках, что они полностью заменили ей реальность. Деньги, доставшиеся ей от бабушки, почти кончились, родители отказывались содержать блудную дочь, и Эди жила тем, что продавала имевшийся в ее квартире антиквариат, а когда он закончился, просила деньги у знакомых. Несколько раз она засыпала с непотушенной сигаретой в руке – и в конце концов сожгла собственный дом, а сама попала больницу с обширными ожогами.

Выйдя из ожогового отделения со шрамами на спине и руках, Эди поселилась с отеле «Челси» вместе со своим любовником Бобом Ньювиртом – Боб, лучший друг и правая рука Дилана, пригрел ее после разрыва с музыкантом. От Ньювирта она, как говорили, зависела как от наркотиков: то ли из-за признательности за его понимание, то ли потому, что он был единственным, кто остался рядом с нею. Она признавалась: «Он сводил меня с ума. Я была чем-то вроде его сексуальной рабыни. Я могла заниматься с ним любовью сорок восемь часов, сорок восемь часов, сорок восемь часов, не становясь усталой. Но в ту минуту, когда он оставлял меня в покое, я чувствовала себя настолько пустой и потерянной, что начинала совать в рот таблетки».

На рождество 1966 года она навестила семью: к Седжвикам явилась истощенная, измученная Эди, с безумным макияжем на бледном осунувшемся лице и с полной сумкой таблеток, плохо понимающая, что вокруг происходит. Брат Джордан вспоминал, что она была «похожа на нарисованную куклу»: неудивительно, что семья немедленно отправила ее в клинику. Выйдя оттуда через пару месяцев, Эди вернулась в отель «Челси» и снова продолжила принимать наркотики. Ее оставил даже Ньювирт, уставший от ее непредсказуемого поведения и постоянных загулов. Оставшись одна, Эди спала с кем попало за дозу кокаина, иногда являлась на Фабрике клянчить деньги (Уорхол всячески избегал встреч с нею) и несколько раз оказывалась в больницах – то с ожогами от непотушенных сигарет, то с приступами наркотического психоза.

После очередного приступа Эди испугалась: все ее друзья были на вершине жизни, и только она, их любимица и вдохновительница, скатилась до самого дна. Она – в который раз – решила начать жить заново. Эди даже разыскала Чака Уэйна, который в то время пытался стать кинорежиссером. Он немедленно загорелся идеей снять фильм с Эди – как планировалось, в фильме она, в лучших традициях Уорхол а, должна была играть саму себя, без стеснения рассказывая на камеру о своей жизни. Съемки картины Ciao! Manhattan начались в апреле 1967 года: однако наркотики, которые все таскали на площадку, быстро превратили съемочный процесс в бардак. Эди снова попала в больницу.

В этот раз ей было совсем плохо: сделанные в лечебнице тесты показали, что кровь не достигает некоторых участков мозга. Она еле могла ходить, с трудом разговаривала, плохо понимала, где она и что с ней. Два года она кочевала по больницам, между приступами снимаясь в Ciao! Manhattan, который каким-то чудом удалось все же закончить. В одной из клиник она нашла новую любовь – пациента той же клиники Майкла Поста, за которого в июне 1971 года вышла замуж.

Молодые поселились в Санта-Барбаре. Для Эди замужество стало еще одним поводом начать новую жизнь: она завязала с наркотиками, бросила пить и вела – насколько могла – образ жизни добропорядочной домохозяйки. Она держалась до октября, когда ей выписали обезболивающие: ее организм был настолько разрушен наркотиками, что она терпела постоянную боль. Эди принимала таблетки пачками, часто запивая их виски – так проходил последний раунд ее борьбы с собственным телом.

В ночь на 15 ноября 1971 года Эди во всем прежнем блеске явилась на модный показ в музее Санта-Барбары: она была по-прежнему ослепительна, но несколько дезориентирована – вспоминают, что она постоянно путала людей и все время искала кого-то в толпе. В конце концов один из гостей обозвал ее наркоманкой: разгорелся такой скандал, что Эди была вынуждена уехать. Дома она приняла выписанные ей таблетки – и утром Майкл Пост обнаружил остывшее тело. Ей было всего двадцать восемь лет.

Боб Дилан


Эди Седжвик и Боб Ньювирт

По заключению коронера, смерть наступила от передозировки барбитуратов, смешанных с алкоголем. Было это случайностью или самоубийством, так и осталось неизвестным.

Эди Седжвик похоронена на маленьком кладбище Оак Хилл в Балларде, штат Калифорния, в простой могиле. На могильном камне написано: «Эдит Седжвик Пост – супруга Майкла Бретта Поста, 1943–1971». Никто не приходит туда, чтобы навестить ее – бывшую королеву Манхэттена, богиню Нью-Йорка, музу шестидесятых…

Возможно, ее сказка была с несчастливым концом. Может быть, она потеряла себя в череде бесконечных вечеринок, отдав себя по кусочкам всем, кто преклонялся перед нею. Вероятно, она достигла очень немногого – но она навсегда останется в истории как Бедная богатая девочка с Фабрики, осветившая собой мир…

Властительницы дум
Елена Блаватская

Лики Белого лотоса

Она, безусловно, была великой женщиной, удивительной и необычайной – в этом уверены ее сторонники. Это признают даже ее непримиримые противники. Вот только великой она была, по их мнению, в разных областях: одни чтут ее как замечательного философа, писателя и мыслителя, общественную деятельницу и просветительницу, другие считают Блаватскую уникальной авантюристкой, фокусницей и одной из величайших обманщиц в истории, выдумавшей ради прославления своего имени целое учение – теософию. Третьи же, самые верные ее последователи, уверены, что Блаватской было открыто высшее знание, и вся жизнь ее была отдана тому, чтобы донести людям ранее неизвестное.

Поэтому все ее биографии словно написаны о разных людях: в них совпадают только имена, некоторые даты и города, а все остальное может не иметь между собою ничего общего. Каждый из биографов считает своим долгом опровергнуть предшественников, обвинив их в предвзятости, излишней фантазии, а то и просто в клевете, и сам сочиняет новые легенды о своей героине. Так, слой за слоем, образ Блаватской покрывался то позолотой, то копотью, и в итоге ее истинное лицо давно скрылось под многочисленными покровами, приподнять которые еще предстоит будущим ее исследователям…

Елена Петровна Блаватская происходила из весьма примечательной семьи: по материнской линии она была потомком князей Долгоруких, возводящих свой род к святому князю Михаилу Черниговскому. Ее прадед, князь Павел Васильевич Долгорукий, генерал и масон, женился на Генриетте де Бандре дю Плесси, дочери сподвижника Суворова. Их дочь Елена Павловна была одной из образованнейших женщин своего времени: знала пять языков, прекрасно рисовала, занималась естественными науками, археологией и этнографией, состояла в переписке с виднейшими европейскими учеными. Она была замужем за крупным государственным чиновником, столбовым дворянином Андреем Михайловичем Фадеевым. Их старшая дочь, вышедшая замуж за артиллерийского офицера Петра Алексеевича Гана, была известной писательницей: под псевдонимом «Зенеида Р-ва» Елена Андреевна Ган издала несколько повестей и романов, пользовавшихся большой популярностью. Благосклонная критика даже назвала ее «русской Жорж Санд».

Род Ганов многие почитатели Блаватской возводят к мекленбургским графам фон Ган, потомкам Каролингов, однако никаких доказательств этому не найдено: скорее всего, предки ее отца были эстляндскими дворянами.

Брак Елены Фадеевой и Петра Гана был неудачным: слишком разными были характеры и устремления супругов, к тому же избалованная в богатом отеческом доме Елена Андреевна тяжело переживала относительную бедность своего положения офицерской жены. Лишь рождение одного за другим троих детей как-то примирило ее с замужеством: детей оба родителя обожали.

Старшая дочь Елена родилась в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) в ночь на 31 июля (12 августа) 1831 года. Через четыре года в Одессе появилась на свет ее сестра Вера, а еще через пять лет в Саратове – брат Леонид.

Княжна Елена Павловна Долгорукая (Фадеева)

По долгу военной службы семье Ганов приходилось постоянно мотаться по провинциальным гарнизонам, где Елена (или Лёля, как звали ее в семье) немедленно заводила себе друзей среди подчиненных отца. Ее родственники вспоминали, что солдаты выучили девочку не только ездить верхом и готовить на костре, но и разговаривать «простонародным» языком: использовать крепкие словечки Елена Петровна не гнушалась до самой старости.

Ее мать, женщина утонченная и романтическая, больше всего хотела дать своим детям «фундаментально хорошее образование», для чего к девочкам были приставлены гувернантки – француженка и англичанка, им давали уроки танцев и музыки, выписывали лучшие книги и учебники. Но сама Елена Андреевна, унаследовавшая от матери неординарную натуру и многообразные таланты, среди полковой жизни не могла найти иного выхода переполнявшим ее чувствам, кроме литературы, а обремененная тремя детьми, могла писать только по ночам, когда дети спят. Такой напряженный образ жизни быстро подорвал ее и без того слабое здоровье, и в 1842 году, всего двадцати восьми лет от роду, она скончалась от скоротечной чахотки.

Заботу о детях взяли на себя бабушка и дедушка Фадеевы, жившие тогда в Саратове. Елена Павловна сама занималась образованием и воспитанием внуков, а ее библиотека и особенно кабинет, полный чучел животных и ботанических рисунков, стал любимым местом для их игр.

С детских лет Лёля обращала на себя внимание не только ранним развитием ума и общей одаренностью, но и определенными странностями поведения. Ее тетка, Надежда Андреевна Фадеева, вспоминала: «С раннего детства Елена отличалась от обыкновенных детей. Очень живая, невероятно одаренная, полная юмора и отваги, она удивляла всех своим своеволием и решительностью поведения… Ее беспокойный и очень нервный темперамент, ее неразумное тяготение к умершим и в то же время страх перед ними, ее страстная любовь и любопытство в отношении всего неизвестного, скрытого, необыкновенного, фантастического и, более всего, ее стремление к независимости и свободе, которое никто и ничто не могли обуздать, – все это, соединенное с необычайно богатым воображением и исключительной чувствительностью, показывало, что ее воспитателям надо применять к ней особые методы воспитания». Кроме такого необычного характера, Лёля страдала лунатизмом, галлюцинациями, слышала голоса, разговаривала с деревьями, а главное – постоянно видела загадочного индуса в белой чалме, который будто бы защищал ее от опасностей: например, когда тринадцатилетняя Лёля упала с лошади, запутавшись в стременах, то, по ее воспоминаниям, ей казалось, что чьи-то невидимые руки держали ее, оберегая, пока лошадь не остановилась. Из всех книг своей бабушки Лёля отдавала предпочтение томам по средневековому оккультизму и мистическим практикам. В своем дневнике Лёля записала: «Счастье женщины – в обретении власти над потусторонними силами. Любовь всего лишь кошмарный сон».

Елена Андреевна Ганн

В 1847 году семья Фадеевых перебралась из Саратова в Тифлис. Здесь Лёля стала настоящей светской львицей: она завела множество знакомств, бывала на балах, посещала вечеринки. Елена выросла в хорошенькую, грациозную, остроумную девушку, любящую шутки и веселье. И в то же время она очень выделялась среди тамошней молодежи: «Как ребенок, как молодая девушка, как женщина она всегда была настолько выше окружающей её среды, что никогда не могла быть оцененной по достоинству, – писала Н.А. Фадеева. – Необыкновенное богатство её" умственных способностей, тонкость и быстрота её мысли, изумительная легкость, с которой она понимала, схватывала и усваивала наиболее трудные предметы, необыкновенно развитый ум, соединенный с характером рыцарским, прямым, энергичным и открытым – вот что поднимало её так высоко над уровнем обыкновенного человеческого общества и не могло не привлекать к ней общего внимания, следовательно, и зависти, и вражды всех, кто в своем ничтожестве не выносил блеска и даров этой поистине удивительной натуры».

В июле 1848 года Елена скоропалительно вышла замуж: ее супругом стал чиновник Никифор Владимирович Блаватский, человек намного старше ее (биографы указывают его возраст от сорока двух до семидесяти лет), вскоре назначенный вице-губернатором Еревана. Как говорят, от исполнения супружеского долга Елена успешно уклонялась, а через три месяца и вовсе сбежала от надоевшего супруга обратно в дом деда. По всей видимости, брак нужен ей был только ради обретения свободы: с выписанным от супруга разрешением она могла свободно передвигаться по миру, тогда как незамужней это было гораздо труднее.

Весьма недовольный скорым разрывом внучки с мужем Андрей Михайлович отправил Елену в сопровождении слуг к отцу – но в грузинском порту Поти она ночью сбежала от сопровождающих, села на пароход и уплыла в Константинополь, а оттуда в Египет, Грецию и на Балканы.

Следующие несколько лет Блаватская провела в постоянных путешествиях – сейчас уже весьма затруднительно установить, где именно она была и чем занималась. Одни пишут, что в Константинополе она поступила в цирк наездницей и там же научилась у фокусника его трюкам, а потом будто бы вышла замуж (хотя развод с Блаватским так и не был оформлен) за оперного певца родом из Венгрии Агарди Митровича, затем перебралась в Англию, где вроде бы снова вступила в брак, а оттуда уехала в Америку. Другие утверждают, что в Египте Блаватская училась древней магии у старого копта, в Европе училась музыке, и даже ради заработка дала несколько концертов под псевдонимом Мадам Лаура. Когда же она оказалась в Англии, у нее произошла важнейшая встреча, имевшая влияние на всю ее дальнейшую жизнь: в Лондоне в день своего двадцатилетия она наяву встретила Учителя – того самого индийца в чалме, который так часто являлся ей в детстве. Индус, которого звали Махатма Морья, сопровождал в Лондон индийских принцев – в разговоре он поведал Елене Петровне о ее великом предназначении: после обучения тайным знаниям в Тибете она должна была основать Теософское общество, которое призвано нести людям свет истины.

Елена Блаватская с матерью. Портрет работы Е.П. Блаватской

Однако Блаватская не сразу отправилась в Тибет – сначала она предпочла побывать в Новом Свете: отплыв в Канаду, она пропутешествовала до Центральной Америки, а оттуда через Вест-Индию и мыс Доброй Надежды добралась до острова Цейлон и берегов Индии. Деньги ей высылал отец, который единственный из всей семьи знал, где находится его дочь. В этот раз ей не удалось добраться до Тибета, два года прошли в путешествиях по Индостану. Она изучала древние языки и священные тексты, труды великих мудрецов и монашеские практики. Вернувшись через Сингапур в Англию, где Елена Петровна снова встретила своего Учителя, она затем вновь оказалась в Северной Америке, вместе с переселенцами добравшись из Нью-Йорка до Сан-Франциско, откуда через Японию в очередной раз добралась до Индии. Подобные путешествия, на первый взгляд не имевшие ни цели, ни причин, на много лет стали ее образом жизни. По словам соратников, ее гнала вперед неутолимая жажда знаний, детское неуемное любопытство и стремление познакомиться с тайными знаниями самых разных народов. Противники же считали, что она просто нигде не может ужиться.

В 1855 году ей, наконец, удалось попасть на Тибет: по рассказам последователей, там она провела несколько лет, обучаясь у махатм (то есть учителей) тайным эзотерическим знаниям. По словам самой Блаватской, под их руководством она открыла в себе дар ясновидения и установила прочную нематериальную связь со своими учителями: отныне она могла беседовать с ними мысленно, а в случае необходимости махатмы посылали ей письма, падающие ей в руки прямо с потолка. Впрочем, в детали таинственного обучения она никогда не вдавалась, ссылаясь на принесенный обет молчания. Зато подробности своего путешествия по Индии Блаватская через несколько лет описала в серии очерков «Из пещер и дебрей Индостана», опубликованных под псевдонимом Радда-Бай в «Московских ведомостях». Литературный талант и оригинальность темы снискали очеркам огромную популярность; позднее некоторые из них были переведены на английский язык.

Из Индии Елена Петровна уехала в Европу, где, по воспоминаниям ее родных, сначала была ассистенткой у известного в те годы спирита Даниэля Юма (Хоума), прославившегося своим умением левитировать, успешно выступала с концертами и даже получила должность капельмейстера при дворе сербского короля Милана.

В самом конце 1858 года Елена Петровна неожиданно объявилась в России: под Рождество она появилась в доме у своей сестры, Веры Желиховской, а затем отправилась к родителям матери на Кавказ. Вместе с ней был маленький мальчик Юра – по документам он значился приемным, но злые языки до сих пор не устают повторять, что это был незаконнорожденный сын самой Блаватской, причем в его отцы записывают кого угодно – от неизвестного индийского йога до принца Эмиля фон Сайн Витгенштейна, знавшего Елену Петровну и очень уважавшего ее таланты. Он умер через несколько лет в Киеве. Блаватская писала, что с его смертью «потеряла все, что мне было дороже всего на свете и чуть не лишилась рассудка». В Пскове, а позднее и в Петербурге, Блаватская без стеснения демонстрировала свои силы как медиум и спирит – давала сеансы, показывала «феномены», то есть необъяснимые чудеса, и говорила о своей необыкновенной силе. Желиховская в своих воспоминаниях о сестре писала: «Ее окружали постоянные стуки и постоянные движения, происхождение и значение которых она тогда еще не умела объяснить. «Сама не знаю, что за напасть такая! – говорила она. – Пристала ко мне какая-то сила, из Америки я ее вывезла. Мало того, что кругом меня все стучит и звенит, но вещи движутся, подымаются без толку и надобности… Да и, кроме того, осмысленные проявления выказывает: в разговоры стуками мешается и на вопросы отвечает, и даже мысли угадывает. Чертовщина какая-то!» Такие же сеансы она проводила и в Тифлисе, надолго запомнившись жителям продемонстрированными чудесами. Она даже снова сошлась со своим законным мужем и некоторое время жила с ним под одной крышей. Сергей Витте вспоминал: «Хотя я был тогда еще мальчиком, помню ее в то время, когда она приехала в Тифлис; она была уже пожилой женщиной и не так лицом, как бурной жизнью. Лицо ее было чрезвычайно выразительно; видно было, что она была прежде очень красива, но со временем крайне располнела и ходила постоянно в капотах, мало занимаясь своей особой, а потому никакой привлекательности не имела… Она обладала такими громаднейшими голубыми глазами, каких я после никогда в моей жизни ни у кого не видел, и когда она начинала что-нибудь рассказывать… то эти глаза все время страшно искрились». По словам Витте, вскоре в Тифлисе оказался ее «второй муж» Агарди Митрович, который устроил своей беглой «супруге» такой скандал, что ей пришлось вместе с ним бежать с Кавказа в Киев.

Последователи же Блаватской утверждают, что во время странствований по Кавказу Блаватская переживала глубокий духовный кризис, который в итоге помог ей подняться на новый уровень знания. Надо сказать, что подобные противоположные точки зрения нередки в описаниях даже внешности Блаватской: одним она представлялась величественной женщиной с горящими глазами, царственной осанкой и очень красивыми руками, другим – неряшливой, обрюзгшей, с неправильными чертами лица. Впрочем, судя по воспоминаниям близких к ней людей, Елена Петровна и сама была личностью весьма противоречивой: в ней уживались детская наивность и необыкновенная мудрость, неопытность в житейских делах и умение выживать в любых условиях, необыкновенные познания в самых разных областях и в то же время странные пробелы в вещах, казалось бы, известных каждому. Ее соратники говорили, что у нее четыре разных почерка – меняющихся в зависимости от вопроса, о котором она писала, и даже ее стиль и знание языка менялось время от времени: некоторые страницы ее книг были написаны прекрасным английским языком, а другим требовалась серьезная правка, как стилистическая, так и орфографическая. Объяснения таким странностям никто дать так и не смог.

IT girl 60-х, Эди Сэджвик / фото 2020

Наверное, если бы она жила в наши дни, то мелькала бы вместе с Пэрис и Линдси. Икона стиля стиля в 60-е, ей посвящал песни Боб Дилан, снимал во всех своих фильмах художник и режиссер Энди Уорхолл.

Она была идолом всех модных девушек Нью-Йорка.
Она умерла в 28 от передозировки наркотиками.




Эди родилась в богатой семье с аристократическими корнями в Санта Барбаре в апреле 1943.


Хотя ее отцу настоятельно не рекомендовали заводить детей из за проблем с психикой, Эди стала седьмым ребенком из восьми.

К своим 19 годам она попала в психиатрическую больницу с анорексией, а концу пребывания в лечебнице умудрилась сделать аборт.

В 21 Эди перебралась из Калифорнии в Нью-Йорк, где превесело проводила время: закинувшись таблетками, будущая Икона стиля рассекала на своем Мерседесе по улицам Нью-Йорка.






В 1965 Эди попадает на знаменитую «Фабрику» художника поп-арта Энди Уорхолла.


Между ними сразу возникает притяжение, Эди становится музой чешского интеллектуального художника (впрочем, многие не разделяют восторгов по поводу его творений, к числу «неразделяющих» относится и автор), и тот снимает девушку во всех своих фильмах, даже тех, где женских ролей не предполагается. Имею в виду экранизацию «Заводного апельсина».

Существует мнение, что в то время вся «Фабрика» существовала на деньги юной наследницы Сэджвик.

Хотя арт-хаусные фильмы Уорхолла не имели коммерческой выгоды, режиссер был знаменитым персонажем Нью-Йорка, что отразилось и на популярности Эди: редакторы модных крупных изданий наперебой стали писать о ней и приглашать на съемки.





Сэджвик стала знаменита своим особенным стилем: чрезмерная худоба, массивные серьги до плеч, ярко подведенные глаза и выкрашенные в белый короткие волосы.


Тысячи юных модниц копировали стиль Эди, считая ее своим идолом. Сама Эди в это время пропадала на «Фабрике» целыми днями и все плотнее дружила с запрещенными веществами.

В 1966 Эди встречает еще одного прекрасного мужчину — Боба Дилана.

Тот пишет в ее честь несколько песен, завязывается роман. По просьбе Боба Эди уходит с «Фабрики», разругавшись с Уорхоллом.

Но и с Диланом отношения обрываются, когда становится известно, что он в тайне от Эди женился на другой.

Какое то время Сэджвик встречалась с другом Боба Дилана, Бобом Ньювиртом, однако тот оставил ее, устав бороться с наркотической зависимостью девушки.

С того момента жизнь Эди быстро и верно покатилась в пропасть. Деньги были растрачены, она продавала наследственное имущество, чтобы купить наркотики, спала с кем попало за героин, приходила на «Фабрику» к Уорхоллу, прося у того денег.


Законодательница Нью-Йоркского стиля стала завсегдатаем реабилитационных клиник, куда ее частенько отвозили «передохнуть».


В одной из таких «поездок» Эди познакомилась с товарищем по несчастью, за которого вышла замуж в 1971.



Через пару месяцев после свадьбы Эди сходила на вечеринку, пришла домой, выпила прописанное врачом снотворное и уснула.

На утро Эди Сэджвик так и не открыла глаза.

Врачи поставили диагноз: передозировка барбитуратами и отравление этанолом.





На основе биографии Эди в 2006 году был снят фильм «Фабричная девушка или как я соблазнила Энди Уорхолла», в котором роль Сэджвик исполнила Сиенна Миллер.



Об Эди говорили: «От нее идет особый свет, она вдыхает в окружающих ее людей жизнь». Скорее всего, так и было, ведь эта девушка без особых свершений смогла заставить говорить о себе полвека спустя. Сомневаюсь, что через 50 лет кому-то придет в голову написать о Линдси Лохан.

Фото: stylecouch.com