Киевская культура википедия: Киевская археологическая культура — Википедия – Київська культура — Вікіпедія

Содержание

Киевская археологическая культура — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 марта 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 марта 2019; проверки требует 1 правка. Диахроническая карта миграций во время античности ок. 250—750 н. э.

Ки́евская культу́ра — восточноевропейская археологическая культура, датируемая с II по V век н. э. Выделена в 40-50-е гг. XX века советским археологом В. Н. Даниленко.

Развилась на основе зарубинецкой культуры. Поселения — неукреплённые селища, представленные преимущественно полуземлянками, которые отапливались каменными очагами. Конструкция стен срубная или столбовая. Рядом с домами располагались погреба-ямы. Керамика лепная и более примитивная, чем предшествующая зарубинецкая. О земледельческих занятиях населения свидетельствуют такие артефакты, как железные серпы, зернотёрки и жернова. Наличие стеклянных бус и бронзовых пинцетов указывает на торговые отношения с Римской империей. Высокий уровень развития ремесла подтверждается, в частности, материалами брянского клада (обнаружен в 2010 году), датируемого III веком.

Подавляющее большинство погребений — ямные. Обычно в яме находят немногочисленные кальцинированные кости и уголь, т. е. в неё помещали только горсть пепла с погребального костра. Часть погребений имеет небогатый инвентарь. Керамика, за исключением нескольких известных урн, попадала в яму в фрагментированном виде, что, вероятно, свидетельствует о проведении ритуалов типа тризны с разбиванием посуды.

Ареал киевской культуры располагался к северу от ареала черняховской культуры. По современным данным, территория киевской культуры доходила до юга Псковской области[1]. Самые восточные памятники киевской культуры в последнее время были обнаружены в Самарском Поволжье[2]. Во второй половине V века территория киевской культуры подверглась гуннскому нашествию.

Мнения об этнической принадлежности[править | править код]

В вопросе этнической принадлежности носителей киевской культуры нет единства мнений. В. Н. Даниленко, П. Н. Третьяков, В. Д. Баран, Р. В. Терпиловский и ряд других исследователей относят её к славянам[3], предполагая, что на основе киевской возникают последующие славянские культуры раннего средневековья: пеньковская и колочинская.

В. В. Седов и И. П. Русанова считают её балтской[4]. При этом Седов рассматривает славянство колочинской культуры как результат взаимодействия с пеньковской, а киевскую культуру как субстрат для пеньковской и колочинской культур.

  • Лопатин Н. В., Фурасьев А. Г. Северные рубежи раннеславянского мира в III—V вв. н. э.. — М.: ИА РАН, 2007. — 251 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 8). — 800 экз. — ISBN 978-5-94375-057-1.
  • Обломский А. М. Днепровское лесостепное Левобережье в позднеримское и гуннское время (середина III — первая половина V в. н. э.). — М.: Наука, 2002. — 255 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 5). — 500 экз. — ISBN 5-02-008834-X.
  • Памятники киевской культуры в лесостепной зоне России (III — начало V в. н. э.) / Отв. ред. А. М. Обломский. — М.: ИА РАН, 2007. — 316 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 10). — 500 экз. — ISBN 978-5-94375-062-5.
  • Терпиловский Р. В. Славяне Поднепровья в первой половине I тысячелетия н. э. = Slavs in Dnieper region in the first half of the first millenium A. D. / Pod red. Andrzeja Kokowskiego. — Lublin: Wydawnictwo UMCS, 2004. — 232 с. — (Monumenta Studia Gothica III). — ISBN 83-227-2341-5.
  • Терпиловский Р. В., Абашина Н. С. Памятники киевской культуры (свод археологических источников) / Отв. ред. Д. Н. Козак. — К.: Наук. думка, 1992. — 221 с. — ISBN 5-12-002693-1.

Київська культура — Вікіпедія

Матеріал з Вікіпедії — вільної енциклопедії.

Положення на 300 рік Положення на 375 рік

Ки́ївська культу́ра — археологічна культура, що існувала з рубежу II-III ст. до 2-ї половини V ст. на території північно-східної України і сусідніх Білорусі та Росії. Вперше, на основі знайдених поблизу Києва старожитностей, виокремлена Валентином Даниленком наприкінці 50-х — на початку 60-х років.

Більшість дослідників вважають, що київська культура сформувалася на основі зарубинецьких старожитностей. Деякі вчені вважають, що київські пам'ятки генетично пов'язані з черняхівською культурою. Виникла вона на основі пізньозарубинецьких пам'яток і згодом стала підґрунтям для формування ранньосередньовічних слов'янських культур: колочинської та пеньківської. Тому більшість дослідників вважає носіїв київської культури безпосередніми предками ранньоісторичних слов'ян.

Залишки київської археологічної культури Схема культур та їх зв'язків з утворенням слов'янських народів

Поділяється на кілька культурно-хронологічних типів з яких в межах України наявні середньодніпровський, деснянський і східнолівобережний локальні варіанти.

Поселення київської культури переважно розташовані на ділянках перших надзаплавних терас, однак відомі й селища на високому корінному березі. Площа селищ, зазвичай, не перевищує 0.5 га. Поселення нерідко зводилися «гніздами» — на відстані 0.5-1 км одне від одного. Житла київської культури представлені переважно напівземлянками (10-17 м). Конструкція стін зрубна або стовпова. Для Подесення, наприклад, характерні напівземлянки з центральним опорним стовпом покрівлі і відкритим вогнищем біля нього (Роїще, Лавриків Ліс, Улянівка та інші.).

На Середньому Дніпрі у житлах, крім вогнищ, виявлено глинобитні печі (Глеваха, Обухів). На деяких поселеннях відкрито залишки наземних будов з глиняною обмазкою стін (Обухів). За межами жител знайдено, очевидно, літні вогнища, споруджені на кам'яній вимостці або вимостці з черепків, господарські споруди.

Населення культивувало просо і жито, рідше пшеницю та ячмінь. Розвивалося й приселищне скотарство: на поселеннях виявлено кістки домашніх тварин. У стаді була велика рогата худоба, свині, кози, вівці, розводили коней. Допоміжними промислами у господарстві були полювання та рибальство. Важливу роль відносили ремеслам. Досить розвинуте було залізоробне і ковальське виробництво. Рештки сиродутного металургійного горна виявлено у Василькові. На інших поселеннях траплялися також залізні шлаки. З набору готових залізних виробів можна зробити висновок про те, що місцеві ковалі досягли певного рівня майстерності.

Знахідки зброї визначалися наконечниками стріл та списів.

Для кінця II—III ст. характерні контакти із балтськими племенами лісової зони. У 2-й половині III—IV ст. встановлюються зв'язки з черняхівською культурою.

Топографія селищ київської культури, речовий інвентар характерні для осілого землеробського способу життя. Уламок залізного наральника виявлено у селищі Улянівка. Залізні серпи знайдено на селищах Бортничі, Обухів, Роїще. Круглі кам'яні ротаційні жорна виявлено в Роїщі та Улянівці. У господарських приміщеннях зустрічаються уламки великих корчаг, в яких збереглися зерно та інші сільськогосподарські продукти (Нові Безрадичі, Обухів, Роїще, Хлепча). Населення культивувало просо і жито, рідше пшеницю та ячмінь. Розвивалося й приселищне скотарство: на поселеннях виявлено кістки домашніх тварин. У стаді була велика рогата худоба, свині, вівці, кози, розводили також і коней. Допоміжними промислами у господарстві були полювання та рибна ловля.

Ювелірна справа київських майстрів була на досить високому рівні розвитку. Про це свідчать бронзові та залізні фібули, поясні пряжки, браслети, підвіски. Привертають увагу ювелірні вироби з емаллю, також пов'язані з комплексами пам'яток культури київського типу. Їх, очевидно, слід розглядати у зв'язку з серією своєрідних подніпровських виїмчастих емалей. Ці вироби вписуються за типологією у відомі в Середньому Подніпров'ї. Речові скарби з бронзи й заліза пов'язують із загальноєвропейськими типами речей римського часу. Це підв'язані і так звані воїнські фібули, поясні пряжки, браслет з потовщеними кінцями і дротяні браслети. Відомі палицеподібні шпильки й вічкоподібні підвіски.

Джерела та література[ред. | ред. код]

  • Р. В. Терпиловський. Київська культура, київська археологічна культура // Енциклопедія історії України : у 10 т. / редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін. ; Інститут історії України НАН України. — К. : Наук. думка, 2007. — Т. 4 : Ка — Ком. — С. 224. — 528 с. : іл. — ISBN 978-966-00-0692-8.
  • Р. В. Терпиловський. Київська культура // Енциклопедія сучасної України : у 30 т / ред. кол. І. М. Дзюба [та ін.] ; НАН України, НТШ, Координаційне бюро енциклопедії сучасної України НАН України. — К., 2003­–2019. — ISBN 944-02-3354-X.
  • Короткий енциклопедичний словник з культури. — К. : Україна, 2003. — ISBN 966-524-105-2.
  • Абашина Н. С., Козак Д. Н., Синиця Є. В., Терпиловський Р. В. Давні слов'яни. Археологія та історія — Київ: Стародавній Світ, 2012 . — 364 с. ISBN 978-966-2608-05-2

Киевская археологическая культура — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Диахроническая карта миграций во время античности ок. 250—750 н. э.

Ки́евская культу́ра — восточноевропейская археологическая культура, датируемая с II по V век н. э. Выделена в 40-50-е гг. XX века советским археологом В. Н. Даниленко.

Развилась на основе зарубинецкой культуры. Поселения — неукреплённые селища, представленные преимущественно полуземлянками, которые отапливались каменными очагами. Конструкция стен срубная или столбовая. Рядом с домами располагались погреба-ямы. Керамика лепная и более примитивная, чем предшествующая зарубинецкая. О земледельческих занятиях населения свидетельствуют такие артефакты, как железные серпы, зернотёрки и жернова. Наличие стеклянных бус и бронзовых пинцетов указывает на торговые отношения с Римской империей. Высокий уровень развития ремесла подтверждается, в частности, материалами брянского клада (обнаружен в 2010 году), датируемого III веком.

Подавляющее большинство погребений — ямные. Обычно в яме находят немногочисленные кальцинированные кости и уголь, т. е. в неё помещали только горсть пепла с погребального костра. Часть погребений имеет небогатый инвентарь. Керамика, за исключением нескольких известных урн, попадала в яму в фрагментированном виде, что, вероятно, свидетельствует о проведении ритуалов типа тризны с разбиванием посуды.

Ареал киевской культуры располагался к северу от ареала черняховской культуры. По современным данным, территория киевской культуры доходила до юга Псковской области[1]. Самые восточные памятники киевской культуры в последнее время были обнаружены в Самарском Поволжье[2]. Во второй половине V века территория киевской культуры подверглась гуннскому нашествию.

Мнения об этнической принадлежности

В вопросе этнической принадлежности носителей киевской культуры нет единства мнений. В. Н. Даниленко, П. Н. Третьяков, В. Д. Баран, Р. В. Терпиловский и ряд других исследователей относят её к славянам[3], предполагая, что на основе киевской возникают последующие славянские культуры раннего средневековья: пеньковская и колочинская.

В. В. Седов и И. П. Русанова считают её балтской[4]. При этом Седов рассматривает славянство колочинской культуры как результат взаимодействия с пеньковской, а киевскую культуру как субстрат для пеньковской и колочинской культур.

Примечания

Литература

  • Лопатин Н. В., Фурасьев А. Г. Северные рубежи раннеславянского мира в III—V вв. н. э.. — М.: ИА РАН, 2007. — 251 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 8). — 800 экз. — ISBN 978-5-94375-057-1.
  • Обломский А. М. Днепровское лесостепное Левобережье в позднеримское и гуннское время (середина III — первая половина V в. н. э.). — М.: Наука, 2002. — 255 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 5). — 500 экз. — ISBN 5-02-008834-X.
  • Памятники киевской культуры в лесостепной зоне России (III — начало V в. н. э.) / Отв. ред. А. М. Обломский. — М.: ИА РАН, 2007. — 316 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 10). — 500 экз. — ISBN 978-5-94375-062-5.
  • Терпиловский Р. В. Славяне Поднепровья в первой половине I тысячелетия н. э. = Slavs in Dnieper region in the first half of the first millenium A. D. / Pod red. Andrzeja Kokowskiego. — Lublin: Wydawnictwo UMCS, 2004. — 232 с. — (Monumenta Studia Gothica III). — ISBN 83-227-2341-5.
  • Терпиловский Р. В., Абашина Н. С. Памятники киевской культуры (свод археологических источников) / Отв. ред. Д. Н. Козак. — К.: Наук. думка, 1992. — 221 с. — ISBN 5-12-002693-1.

Ссылки

Киевская Русь — Википедия

Запрос «Древнерусское государство» перенаправляет сюда; о государстве XV—XVIII веков см. Русское государство.
Историческое государство
Киевская Русь
Древнерусское государство
Древняя Русь
рѹсьскаѧ землѧ
Rus-1015-1113.png
Столица Новгород (862—882),
Киев (882—1240)
Крупнейшие города Киев, Новгород, Чернигов, Переяславль, Полоцк, Туров, Владимир-Волынский, Смоленск, Псков, Новгород-Северский, Перемышль, Теребовль, Галич, Ростов, Суздаль, Владимир-на-Клязьме, Муром, Рязань
Язык(и) древнерусский (разговорный, деловой, язык государственного управления, права),
древнерусский извод церковнославянского (язык книжной культуры)[1][2]
Официальный язык древнерусский язык
Религия славянское язычество и православие
Денежная единица куна, гривна, ногата
Площадь ок. 1 330 000 км² (к 1000 году)[3]
Население 5,4 млн чел. (1000)[4]
Форма правления монархия
Династия Рюриковичи
← Племенные союзы восточных славян
Русские княжества →
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ки́евская Русь, или Древнеру́сское госуда́рство, или Дре́вняя Русь (др.-рус. и ст.‑слав. рѹсь, рѹсьскаѧ землѧ[Комм 1], греч. Ῥωσία[Комм 2], лат. Russia, Rossia, Ruthenia, Ruscia, Ruzzia[Комм 3][Комм 4], др.-сканд. Garðar, позже Garðaríki[Комм 5]), — средневековое государство в Восточной Европе, оформившееся в IX веке в результате объединения ряда восточнославянских[Комм 6] и финно-угорских[Комм 7] племён под властью князей династии Рюриковичей.

В период наивысшего расцвета Киевская Русь занимала территорию от Таманского полуострова на юге, Днестра и верховьев Вислы на западе до верховьев Северной Двины на севере и притоков Волги на востоке. К середине XII века вступила в состояние феодальной раздробленности и фактически распалась на полтора десятка княжеств, управляемых разными ветвями династии Рюриковичей. Вплоть до монгольского нашествия (1237—1240) Киев, утративший своё влияние в пользу новых центров силы, формально продолжал считаться главным «столом» Руси, а Киевское княжество оставалось в коллективном владении русских князей. В то же время, новгородцы начали называть себя Русью только с XIV века, до этого называя Русью только Киевское, Черниговское и Переяславское (южное) княжества[5].

Как этнокультурный регион Русь продолжила существовать и после политической дезинтеграции, что впоследствии сыграло важную роль в процессе объединения русских земель[6].

Название

Существует несколько историографических названий государства, преобладавших в литературе в разное время, — «Древнерусское государство», «Древняя Русь», «Киевская Русь», «Киевское государство».

Определение «древнерусский» не связано с общепринятым в историографии делением древности и Средневековья в Западной и Центральной Европе, в соответствии с которым древность заканчивается к середине 1-го тысячелетия н. э. с угасанием традиционной античной культуры. Применительно к Руси под древностью обычно понимается так называемый домонгольский период IX — середины XIII веков.

Термин «Киевская Русь» возник в первой половине XIX века[7], пройдя за историю своего употребления существенную эволюцию. Одним из первых его использовал М. А. Максимович в своей работе «Откуда идёт русская земля» (1837) в узко географическом смысле для обозначения Киевского княжества, в одном ряду с такими словосочетаниями, как «Червонная Русь», «Суздальская Русь» и др.[8] В таком же значении термин употребляли С. М. Соловьёв («Русь Киевская», «Русь Черниговская», «Русь Ростовская или Суздальская»)[9], Н. И. Костомаров и Д. И. Иловайский. Во второй половине XIX века термин приобрёл дополнительное, хронологическое измерение — одной из стадий русской истории и государственности. В этом случае киевский период обычно заканчивали 1169 годом, что было связано с бытовавшим в дореволюционной историографии представлением о переносе столицы Руси из Киева во Владимир[Комм 8]. В. О. Ключевский использовал этот термин несистематически, иногда сочетая узкогеографические и хронологические рамки и отличая «старую Киевскую Русь» от «Руси новой, верхневолжской», иногда подразумевая под ним все земли Руси в соответствующий период[Комм 9]. У С. Ф. Платонова, А. Е. Преснякова и других авторов начала XX века термин стал использоваться в государственно-политическом смысле как именование государства всех восточных славян в эпоху, когда Киев был общим политическим центром. В украинской националистической историографии того же времени уточняющий термин «Киевская Русь» не был особо популярным, поскольку подразумевал существование других центров и периодов в истории Руси. Основоположник украинской исторической школы М. С. Грушевский им почти не пользовался, предпочитая термины «Киевское государство» или «Руська держава» («Русское государство», противопоставленное в его версии государству Московскому). У Грушевского это государство продолжило себя не в истории Великого княжества Владимирского, а в истории Галицко-Волынского княжества XIII века и литовско-польском периоде ХIV—ХV веков. Современные украинские историки упрощают схему Грушевского, изображая «Киевскую Русь» государством, созданным украинским этносом и принадлежащим исключительно ему[10][7].

Окончательное утверждение понятия «Киевская Русь» в государственно-политическом смысле произошло в советскую эпоху, когда академиком Б. Д. Грековым были изданы его основные труды, ставшие хрестоматийными: «Киевская Русь» (1939) и «Культура Киевской Руси» (1944)[11]. Уточняя значение термина, Греков отмечал следующее[12]:

Считаю необходимым ещё раз указать, что в своей работе я имею дело с Киевской Русью не в узкотерриториальном смысле этого термина (Украина), а именно в том широком смысле «империи Рюриковичей», соответствующем западноевропейской империи Карла Великого, — включающей в себя огромную территорию, на которой впоследствии образовалось несколько самостоятельных государственных единиц.

В те же годы другой частью советских историков (М. И. Артамонов[13], В. В. Мавродин[14], А. Н. Насонов[15]) в научный оборот был введён термин «Древнерусское государство» (первоначально прилагательное писалось со строчной буквы, вскоре стало именем собственным). Среди советских историков активно им пользовались В. Т. Пашуто и представители его школы[16]. В настоящее время термин «Киевская Русь» постепенно выходит из употребления[17][18][19].

Эндоэтноним жителей Руси в летописях обозначается словом русин, в то время как множественное число выражалось формами русь, либо русьскыи (люди)[20].

Образование Древнерусского государства

Древнерусское государство возникло на торговом пути «из варяг в греки» на землях восточнославянских племён — ильменских словен, кривичей, полян и финно-угорских племён — чуди, мери и веси, затем охватив земли других восточнославянских племён — древлян, дреговичей, полочан, радимичей, северян и вятичей[21].

До призвания варягов

Первое надёжно датируемое известие о руси и государстве русов относится к первой трети IX века: в Бертинских анналах под 839 годом упомянуты послы кагана народа рос (rhos), прибывшие сначала в Константинополь, а оттуда ко двору франкского императора Людовика Благочестивого. Император расследовал цель их прибытия и выяснил, что они из народа свеев (шведов, то есть скандинавов)[22][23].

В 860 году[24] («Повесть временных лет» ошибочно относит его к 866 году) русь совершает первый поход на Константинополь. Греческие источники связывают с ним так называемое первое крещение Руси, после которого на Руси, возможно, возникла епархия и правящая верхушка (возможно, во главе с Аскольдом) приняла христианство.

Если следовать «Повести временных лет», Государству Рюрика предшествовала конфедерация славянских и финно-угорских племён, изгнавшая, а затем призвавшая варягов[25].

Правление Рюрика

Commons-logo.svg

В 862 году, согласно «Повести временных лет» (дата приблизительна, как и вся ранняя хронология русских летописей), славянские и финно-угорские племена, прежде изгнавшие варягов, призвали их на княжение:

В год 6370 (862). И изгнали варягов за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали: «Поищем сами себе князя, который бы владел нами и рядил по ряду и по закону». Пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные — норманны и англы, а ещё иные готы — вот так и эти. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли прежде всего к славянам. И поставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а другой — Синеус, — на Белом озере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля[26].

Оригинальный текст (древнерусск.)

В лѣто 6370. И изгнаша варягы за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собѣ володѣти. И не бѣ в нихъ правды, и въста родъ на род, и быша усобицѣ в них, и воевати сами на ся почаша. И ркоша: «Поищемъ сами в собѣ князя, иже бы володѣлъ нами и рядилъ по ряду, по праву.» Идоша за море к варягом, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, инѣи и готе, тако и си. Ркоша руси чюдь, словенѣ, кривичи и вся: «Земля наша велика и обилна, а наряда въ ней нѣтъ. Да поидете княжить и володѣть нами». И изъбрашася трие брата с роды своими, и пояша по собѣ всю русь, и придоша къ словѣномъ пѣрвѣе. И срубиша город Ладогу. И сѣде старѣйший в Ладозѣ Рюрикъ, а другий, Синеусъ на Бѣлѣ озерѣ, а третѣй Труворъ въ Изборьсцѣ. И от тѣхъ варягъ прозвася Руская земля[26].

В том же 862 году (дата также приблизительна) варяги и дружинники Рюрика Аскольд и Дир, направлявшиеся в Константинополь, подчинили себе Киев, тем самым установив полный контроль над важнейшим торговым путём «из варяг в греки». При этом Новгородская и Никоновская летописи не связывают Аскольда и Дира с Рюриком, а хроника Яна Длугоша и Густынская летопись называют их потомками Кия.

Commons-logo.svg Расширение территории Древнерусского государства в IX—X веках под властью династии Рюриковичей. Частью историков отсчитывается от времени объединения Новгорода с Киевом в одних руках (карта 2)

В 879 году в Новгороде умер Рюрик. Княжение было передано Олегу, регенту при малолетнем сыне Рюрика Игоре.

Проблема возникновения государственности

Существуют две основные гипотезы образования Древнерусского государства. Согласно норманской теории, опирающейся на «Повесть временных лет» XII века, многочисленные западноевропейские и византийские источники, а также на результаты исследований ономастики и археологии, оно было создано извне варягами, возглавляемыми братьями Рюриком, Синеусом и Трувором в 862 году или же родственником Рюрика Олегом, захватившим Киев в 882 году[27][28]. В то же время некоторые представители норманизма, такие как В. О. Ключевский, называют первоначальной формой Русского государства киевское варяжское княжество Аскольда и Дира, которое стало центром консолидации восточнославянских племён и княжеств в единое государство, а не Новгородское государство Рюрика, которое они называют местным и кратковременным варяжским княжеством[29].

Антинорманизм основывается на концепции невозможности привнесения государственности извне, на идее возникновения государства как этапа внутреннего развития общества. Основоположником этой теории в русской историографии считался М. В. Ломоносов. Кроме того, существуют различные точки зрения на происхождение самих варягов. Учёные, относимые к норманистам, считали их скандинавами (обычно шведами), часть антинорманистов, начиная с Ломоносова, предлагает их происхождение из западнославянских земель. Существуют и другие версии локализации — в Финляндии, Пруссии, другой части Прибалтики. Проблема этнической принадлежности варягов независима от вопроса возникновения государственности.

В современной науке преобладает точка зрения, согласно которой жёсткое противопоставление «норманизма» и «антинорманизма» во многом политизировано. Предпосылки исконной государственности у восточных славян не отрицались ни Г. Ф. Миллером, ни А. Л. Шлёцером, ни Н. М. Карамзиным, а внешнее (скандинавское или иное) происхождение правящей династии — широко распространённый в Средневековье феномен, никак не доказывающий неспособности народа к созданию государства или, конкретнее, института монархии.

В новейшее время в контексте цивилизационного подхода в истории и теорий этнокультурных взаимодействий противостояние «норманистов» и «антинорманистов» в значительной мере утратило научный смысл. Становление государственности рассматривается как длительный процесс углубления стратификации общества, завершающийся политогенезом под воздействием комплекса различных факторов[30].

Многими учёными на основании арабских, византийских, западноевропейских, русских и других письменных источников (в том числе тех, в которых современники идентифицируют русь как шведов или норманнов), а также данных лингвистики летописные варяги-русь отождествляются со скандинавами. Присутствие скандинавов на севере восточнославянской территории фиксируется по археологическим материалам с VIII века: находки IX—XI веков на раскопках Рюрикова городища, курганы-захоронения в Старой Ладоге (с середины VIII века) и Гнёздове[31]. С того же VIII века возникает торговый путь из Скандинавии в Восточную Европу (Волжский торговый путь), а позднее — «путь из варяг в греки» — торговый путь из Скандинавии через Восточную Европу в Византию[32].

По мнению Е. А. Мельниковой и В. Я. Петрухина, становлению княжеской династии предшествовал длительный процесс развития социально-экономических отношений у славян и финно-угров, в котором скандинавские дружины стали не более чем катализатором в связи с их участием в создании торгового маршрута из Скандинавии в Восточную Европу. Призвание Рюрика на княжение рассматривается учёными как фольклорное отражение договорных отношений (др.-рус. рядъ) между племенной знатью восточных славян и финно-угров с одной стороны и варяжской дружиной во главе с князем — с другой стороны[33][34][35].

В советской историографии в соответствии с марксистским формационным подходом считалось, что государство возникает на основе складывающегося классового общества и не может предшествовать ему. В то же время источники не позволяют говорить о рабовладельческом строе на Руси, самом раннем, согласно теории общественно-экономических формаций, этапе развития классового общества (рабский труд на Руси имел место, но не составлял основы экономики), поэтому социально-экономический строй Древней Руси рассматривался как феодальный. Советские историки 1960—1980-х годов (Б. Д. Греков, Б. А. Рыбаков, Л. В. Черепнин, В. Т. Пашуто) стремились найти следы феодализма уже для самого раннего периода русской истории[12]. Выделялся предшествующий этап, переходный между первобытно-общинной и феодальной стадиями, обозначавшийся как «варварский», «предфеодальный», «полупатриархально-полуфеодальный»[36]. Определяющим признаком феодализма считалось существование крупного частного землевладения, государственной или частновотчинной собственности на землю, которая ставила непосредственного производителя в зависимость от собственника земли и позволяла отчуждать прибавочный продукт методами внеэкономического принуждения. Однако на Руси княжеское индивидуальное землевладение возникает только во второй половине XI века, вотчина — в XII веке[37]. Для решения этого вопроса советская историческая наука выделила особый раннефеодальный этап, признаком наличия феодализма для которого считалась верховная государственная собственность на землю. Эта собственность по мнению Л. В. Черепнина, формируется X веке, а согласно А. А. Горскому — уже с начала X века в формах окняжения племенных земель, с которых в виде даней собиралась «феодальная рента»[38].

Тем не менее, источники не дают оснований предполагать, что отчуждение прибавочного продукта для этого периода основывается на верховной собственности на землю. Принудительное отчуждение прибавочного продукта возникает уже в догосударственный период, в так называемом ранжированном обществе, в связи с функциональной дифференциацией общества (выделением вождей, жрецов и др.), в котором зарождаются первые потестарные структуры, и укрепляется с возникновением социальной и имущественной дифференциации[39]. До сложения государственной собственности на землю (в форме коллективной собственности социальных верхов), социальные группы различались по их отношению к продукту производства, но не к средству производства (к земле при феодализме). Уже при племенном строе верховная власть приобретает преимущественное право на перераспределение прибавочного продукта и его присвоение. Неравенство социальных статусов в доступе к использованию избыточного продукта вызывало нарастание социальной и имущественной дифференциации. Её закрепление в иерархии статусов характеризует складывание так называемого стратифицированного общества, на основе которого и возникает государство: потестарные структуры начинают выполнять отдельные функции государственной власти[40][41][42]. На этом этапе наряду с перераспределением возникает организованный сбор прибавочного продукта в форме фиксированных даней. Важной функцией власти становится охрана складывающейся территории, поэтому выделяется профессиональный военный слой, не связанный с общинной и племенной организацией. Расслоение внутри военной страты ведёт к образованию военной аристократии, которая частично сливается, частично оттесняет родоплеменную знать[43][44]. Функции государства на данном этапе выполняются главным образом военной организацией. Однако социальная стратификация общества, ещё не носит классового характера, по-прежнему основываясь на отношении к прибавочному продукту, а не к средствам производства. Согласно современной исторической науке, в ранний период, примерно до середины XI века, «окняжение» земель, распространение на них верховной власти киевского князя, не означало перехода к князю верховной собственности на землю. Земля ещё длительное время оставалась собственностью племени. Освоение княжеской властью земель выражалось в первую очередь в отчуждении прибавочного продукта, производимого населением — сбора дани, осуществляемого в относительно развитых формах полюдья[45]. Кроме того, до середины XI века церковь существовала лишь на десятину[46], что предположительно объясняется неотчуждаемостью общинных земель в этот период, то есть отсутствием феодальных отношений. По мере становления частной собственности на землю формируется классовое общество. На Руси это происходит после середины XI века (для сравнения: в Дании — в XII веке, в Швеции — в ХII—XIII веках)[45].

Для возникновения и развития «вторичных» государственных образований[47], к числу которых принадлежали и Древнерусское, и германские и древнескандинавские государства, возникшие в условиях контактов с уже сложившимися государствами, имели значение как внутренние предпосылки, создаваемые производящим хозяйством и ведущие к стратификации общества, так и внешние факторы — военная деятельность, торговля и др.[48][45] В то же время возникновение «северной конфедерации племён»[25], возглавляемой нобилитетом входивших в её состав племён и непосредственно предшествовавшей Древнерусскому государству, ни одним из исследователей не связывается успехами экономического развития региона. Производящее хозяйство было принесено сюда лишь в ходе славянской колонизации, незадолго до времени существования «конфедерации». Природные особенности региона, климат, сильная лесистость, незначительное количество плодородных почв[49][50] не способствовали интенсивному росту земледелия. Тем не менее, северо-западный регион переживает быстрое развитие начиная с середины — конца VIII века. С середины VIII века здесь возникает ряда предгородских поселений торгово-ремесленного характера, в том числе таких крупных, как Ладога.

Единственным крупномасштабным явлением в данном регионе, синхронным названному процессу, было формирование торгового пути, соединившего Балтику с Поволжьем, Булгарией, Хазарией и Арабским халифатом через Неву, Ладогу и Волгу, что проследживается прежде всего по распространению арабского серебра. Балтийско-Волжский торговый путь возник как продолжение на восток сложившейся к середине I тысячелетия н. э. системы торговых коммуникаций, связывавшей центральноевропейский, североморский и балтийский регионы. К VI—VII векам балтийский участок пути достиг Свеаланда. К середине VIII века этот торговый маршрут уже оканчивался Ладогой[45]. Возникновение на протяжении IX века на территории до Волги торгово-ремесленных поселений и военных стоянок, где повсеместно фиксируется скандинавский этнический компонент, свидетельствует о продлении торгового маршрута и его выходе к Булгарии[51]. Поселения IX века, носящие в археологи названия «Рюриково» Городище, Крутик у Белоозера, Сарское городище, позднее — древнейшие поселения во Пскове, Холопий городок на Волхове, Петровское, Тимерёво и др. — располагались на торговой магистрали или её ответвлениях[45]. Рядом исследователей отмечались роль Балтийско-Волжского пути как трансъевропейской магистрали и его значение для экономического развития Восточной Европы и Скандинавии[52][53][54][55]. Вдоль торговой магистрали вырастали поселения, обслуживавшие торговцев, пункты, контролировавшие опасные участки пути, возникали места для торговли с местным населением (ярмарки)[56][57]. Местные товары включали пушного зверя и продукты лесных промыслов, мёд, воск и др. Окружающая территория вовлекалась в торговлю и обслуживание торгового маршрута, племенная знать контролировала эту деятельность, в результате чего возрастала социальная стратификация. Потребность в местных товарах для их реализации в торговых пунктах усиливала роль даней. Увеличение объёма собираемых даней имело следствием усложнение потестарных структур и усиление центральной власти[45]. О важном значении торговли в этом регионе свидетельствовали арабские авторы X века в известиях, восходящих к источникам IX века (Ибн Руста, автор «Худуд ал-Алам», ал-Истахри, Ибн Хаукаль, ал-Факих и др.)[58]

История

Княжение Олега Вещего

Киевская археологическая культура — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Диахроническая карта миграций во время античности ок. 250—750 н. э.

Ки́евская культу́ра — восточноевропейская археологическая культура, датируемая с II по V век н. э. Выделена в 40-50-е гг. XX века советским археологом В. Н. Даниленко.

Описание

Развилась на основе зарубинецкой культуры. Поселения — неукреплённые селища, представленные преимущественно полуземлянками, которые отапливались каменными очагами. Конструкция стен срубная или столбовая. Рядом с домами располагались погреба-ямы. Керамика лепная и более примитивная, чем предшествующая зарубинецкая. О земледельческих занятиях населения свидетельствуют такие артефакты, как железные серпы, зернотёрки и жернова. Наличие стеклянных бус и бронзовых пинцетов указывает на торговые отношения с Римской империей. Высокий уровень развития ремесла подтверждается, в частности, материалами брянского клада (обнаружен в 2010 году), датируемого III веком.

Подавляющее большинство погребений — ямные. Обычно в яме находят немногочисленные кальцинированные кости и уголь, т. е. в неё помещали только горсть пепла с погребального костра. Часть погребений имеет небогатый инвентарь. Керамика, за исключением нескольких известных урн, попадала в яму в фрагментированном виде, что, вероятно, свидетельствует о проведении ритуалов типа тризны с разбиванием посуды.

Ареал киевской культуры располагался к северу от ареала черняховской культуры. По современным данным, территория киевской культуры доходила до юга Псковской области[1]. Самые восточные памятники киевской культуры в последнее время были обнаружены в Самарском Поволжье[2]. Во второй половине V века территория киевской культуры подверглась гуннскому нашествию.

Мнения об этнической принадлежности

В вопросе этнической принадлежности носителей киевской культуры нет единства мнений. В. Н. Даниленко, П. Н. Третьяков, В. Д. Баран, Р. В. Терпиловский и ряд других исследователей относят её к славянам[3], предполагая, что на основе киевской возникают последующие славянские культуры раннего средневековья: пеньковская и колочинская.

В. В. Седов и И. П. Русанова считают её балтской[4]. При этом Седов рассматривает славянство колочинской культуры как результат взаимодействия с пеньковской, а киевскую культуру как субстрат для пеньковской и колочинской культур.

Примечания

Литература

  • Лопатин Н. В., Фурасьев А. Г. Северные рубежи раннеславянского мира в III—V вв. н. э.. — М.: ИА РАН, 2007. — 251 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 8). — 800 экз. — ISBN 978-5-94375-057-1.
  • Обломский А. М. Днепровское лесостепное Левобережье в позднеримское и гуннское время (середина III — первая половина V в. н. э.). — М.: Наука, 2002. — 255 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 5). — 500 экз. — ISBN 5-02-008834-X.
  • Памятники киевской культуры в лесостепной зоне России (III — начало V в. н. э.) / Отв. ред. А. М. Обломский. — М.: ИА РАН, 2007. — 316 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 10). — 500 экз. — ISBN 978-5-94375-062-5.
  • Терпиловский Р. В. Славяне Поднепровья в первой половине I тысячелетия н. э. = Slavs in Dnieper region in the first half of the first millenium A. D. / Pod red. Andrzeja Kokowskiego. — Lublin: Wydawnictwo UMCS, 2004. — 232 с. — (Monumenta Studia Gothica III). — ISBN 83-227-2341-5.
  • Терпиловский Р. В., Абашина Н. С. Памятники киевской культуры (свод археологических источников) / Отв. ред. Д. Н. Козак. — К.: Наук. думка, 1992. — 221 с. — ISBN 5-12-002693-1.

Ссылки

Киевская археологическая культура — Википедия. Что такое Киевская археологическая культура

Материал из Википедии — свободной энциклопедии Диахроническая карта миграций во время античности ок. 250—750 н. э.

Ки́евская культу́ра — восточноевропейская археологическая культура, датируемая с II по V век н. э. Выделена в 40-50-е гг. XX века советским археологом В. Н. Даниленко.

Развилась на основе зарубинецкой культуры. Поселения — неукреплённые селища, представленные преимущественно полуземлянками, которые отапливались каменными очагами. Конструкция стен срубная или столбовая. Рядом с домами располагались погреба-ямы. Керамика лепная и более примитивная, чем предшествующая зарубинецкая. О земледельческих занятиях населения свидетельствуют такие артефакты, как железные серпы, зернотёрки и жернова. Наличие стеклянных бус и бронзовых пинцетов указывает на торговые отношения с Римской империей. Высокий уровень развития ремесла подтверждается, в частности, материалами брянского клада (обнаружен в 2010 году), датируемого III веком.

Подавляющее большинство погребений — ямные. Обычно в яме находят немногочисленные кальцинированные кости и уголь, т. е. в неё помещали только горсть пепла с погребального костра. Часть погребений имеет небогатый инвентарь. Керамика, за исключением нескольких известных урн, попадала в яму в фрагментированном виде, что, вероятно, свидетельствует о проведении ритуалов типа тризны с разбиванием посуды.

Ареал киевской культуры располагался к северу от ареала черняховской культуры. По современным данным, территория киевской культуры доходила до юга Псковской области[1]. Самые восточные памятники киевской культуры в последнее время были обнаружены в Самарском Поволжье[2]. Во второй половине V века территория киевской культуры подверглась гуннскому нашествию.

Мнения об этнической принадлежности

В вопросе этнической принадлежности носителей киевской культуры нет единства мнений. В. Н. Даниленко, П. Н. Третьяков, В. Д. Баран, Р. В. Терпиловский и ряд других исследователей относят её к славянам[3], предполагая, что на основе киевской возникают последующие славянские культуры раннего средневековья: пеньковская и колочинская.

В. В. Седов и И. П. Русанова считают её балтской[4]. При этом Седов рассматривает славянство колочинской культуры как результат взаимодействия с пеньковской, а киевскую культуру как субстрат для пеньковской и колочинской культур.

Примечания

Литература

  • Лопатин Н. В., Фурасьев А. Г. Северные рубежи раннеславянского мира в III—V вв. н. э.. — М.: ИА РАН, 2007. — 251 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 8). — 800 экз. — ISBN 978-5-94375-057-1.
  • Обломский А. М. Днепровское лесостепное Левобережье в позднеримское и гуннское время (середина III — первая половина V в. н. э.). — М.: Наука, 2002. — 255 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 5). — 500 экз. — ISBN 5-02-008834-X.
  • Памятники киевской культуры в лесостепной зоне России (III — начало V в. н. э.) / Отв. ред. А. М. Обломский. — М.: ИА РАН, 2007. — 316 с. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 10). — 500 экз. — ISBN 978-5-94375-062-5.
  • Терпиловский Р. В. Славяне Поднепровья в первой половине I тысячелетия н. э. = Slavs in Dnieper region in the first half of the first millenium A. D. / Pod red. Andrzeja Kokowskiego. — Lublin: Wydawnictwo UMCS, 2004. — 232 с. — (Monumenta Studia Gothica III). — ISBN 83-227-2341-5.
  • Терпиловский Р. В., Абашина Н. С. Памятники киевской культуры (свод археологических источников) / Отв. ред. Д. Н. Козак. — К.: Наук. думка, 1992. — 221 с. — ISBN 5-12-002693-1.

Ссылки

Киевская археологическая культура - это... Что такое Киевская археологическая культура?

Карта балтийских и славянских археологических культур III—IV вв.

Киевская культура — восточноевропейская археологическая культура, датируемая с II по V век н. э. Выделена в 40-50-е гг. ХХ века советским украинским археологом В. Н. Даниленко.

Развилась на основе зарубинецкой культуры. Поселения представлены в виде неукреплённых селищ, состоящих из землянок, отапливаемых каменными очагами. Рядом с домами располагались погреба-ямы. Мертвецов сжигали и захоранивали в грунт. Погребальные находки бедны. Керамика лепная и более примитивная, чем предшествующая зарубинецкая. О земледельческих занятиях свидетельствуют такие артефакты, как железные серпы, зернотёрки и жернова. Стеклянные бусы и бронзовые пинцеты свидетельствуют о торговых отношениях с Римской империей. Находилась к северу от черняховской культуры. По современным данным территория киевской культуры доходит до юга Псковской области РФ[1]. Самые восточные памятники киевской культуры в последнее время были обнаружены в Самарском Поволжье[2].

Во второй половине V века подверглась гуннскому нашествию.

Мнения об этнической принадлежности

В вопросе этнической принадлежности носителей киевской культуры нет единства мнений. В. Н. Даниленко, П. Н. Третьяков, В. Д. Баран, Р. В. Терпиловский и ряд других исследователей относят её к славянам[3], предполагая, что на основе киевской возникают последующие славянские культуры раннего средневековья: пеньковская и колочинская.

В. В. Седов и И. П. Русанова считают её балтской[4]. При этом Седов рассматривает славянство колочинской культуры как результат взаимодействия с пеньковской, а киевскую культуру как субстрат для пеньковской и колочинской культур.

Примечания

Ссылки