Принцесса диана стиль – Стиль принцессы Дианы: путь от няни до модной иконы

Стиль принцессы Дианы - Создай свой стиль — LiveJournal

Кенсингтонский дворец - последний лондонский дом принцессы Дианы. В 1981 году Кенсингтонский дворец стал официальной резиденцией принца Чарльза и его супруги, принцессы Дианы. Со дня своей свадьбы до дня своей гибели в 1997 году Диана в основном жила во дворце. Я не испытываю пиетета перед королевским двором, но Диана всегда вызывала у меня особенные чувства. Очень она мне симпатична, может быть потому, что она наша современница. Меня всегда привлекала милая открытая улыбка Дианы, и часто было ее немного жаль, как бывает жаль человека, живущего не в своей среде.


Мы пришли во дворец, чтобы просто побродить по залам, посмотреть, как жила Диана. Вдруг мы узнаем, что в Кенсингтонском дворце представлена выставка нарядов принцессы Дианы «Diana: Her Fashion Story» («Диана: ее модная история»), приуроченная к 20-летней годовщине ее гибели 31 августа 1997 года. Интересно.

История жизни принцессы XX века представлена чередой ее нарядов. На выставке можно увидеть ставшие знаменитыми предметы гардероба принцессы, начиная со времени еще до ее замужества и заканчивая 90-ми годами, когда она уже развелась с принцем Чарльзом.  Все, что связано с леди Ди, до сих пор вызывает в Британии огромный интерес. Был будний день, на выставке было так много посетителей,что практически невозможно было сделать кадр, чтобы кто-нибудь из публики не попал в объектив. Все наряды под стеклом, плюс еще зеркала, так что качество снимков не очень соответствует реальности. Диана была высокого роста,  с широкими печами и большой грудью, тем не менее она всегда выглядела очень стильно и, что самое главное, естественно.

Принцесса Уэльская, обладавшая прекрасным вкусом, долгое время была законодательницей мод в высшем обществе. В 1994 году на благотворительном мероприятии, организованном ЮНЕСКО в Версальском дворце, все присутствующие пришли в восторг от ее черного бархатного платья. Истинный француз, Пьер Карден воскликнул тогда: «До сих пор в Версале знали только короля-солнце. Теперь здесь появилась принцесса-солнце».


На выставке, которая продлится до конца марта, представлены 14 платьев для официальных приемов от известных британских модельеров -- Кэтрин Уокер, в течение 16 лет создававшей наряды для леди Ди, Зандры Роудс, Брюса Олдфилда и Виктора Эдельштейна. Эти платья -- часть вещей принцессы, которые она лично отбирала, чтобы отослать на аукцион в Нью-Йорке. Вырученные тогда от их продажи 4 миллиона долларов пошли на благотворительные цели. Наряды, представл

make-your-style.livejournal.com

6 фактов о стиле принцессы Дианы, которые доказывают, что она была настоящей fashionista

В памяти у многих осталось совершенно определенное представление о принцессе Диане: высокая леди, одетая в «классику» – либо в однотонный жакет с жесткой завышенной линией плеч и юбку-миди в тон (на голове непременно шляпка, на шее – жемчужная нить), или в облегающее платье, тоже однотонное, иногда с одним оголенным плечом. Строгие линии, безупречный крой, сдержанный монохром, – вот, что приходит в голову в первую очередь, когда мы визуально представляем себе «королеву сердец».

Принцесса Диана на приеме в исследовательском кардио-центре Victor Chang в Сиднее, октябрь 1996 год.Диана в костюме Versace на смотре войск в Кенте, май 1995 года

Несомненно, в этом есть доля правды. Бессменный стилист леди Ди, редактор британского Vogue Анна Харви, старалась предлагать Ее Высочеству вещи, которые помогли бы той остаться в рамках строгого дресс-кода, да и вообще выглядели бы «подобающе» на невесте, а затем и жене наследника престола. «Строгий» здесь не преувеличение: напомним, что дамам из британской королевской семьи, в числе прочего, запрещено носить платья с глубокими вырезами и меха, а также появляться на публике без колготок даже в очень жаркую погоду. Практически все эти правила Диана, впрочем, так или иначе нарушала.

Сама Харви сегодня признается, что вообще-то обе они до конца не знали всех правил игры – как писаных, так и неписаных, поэтому обе периодически рисковали, но нельзя сказать, чтобы им это не нравилось. Харви как-никак была редактором Vogue и вряд ли сумела бы долго играть в консерватора (читайте: Капсульный гардероб на лето: 5 секретов от бывшего стилиста принцессы Дианы). Постепенно классика в гардеробе Леди Ди стала уступать вещам ярким, сексуальным, оригинальным, а порой провокационным.

Диана после вручения ей гуманитарной премии, декабрь 1996 годаНа "Бриллиантовом балу" в Лондоне, декабрь 1990 года

Вкус к модным экспериментам постепенно появился и  у самой Дианы. Если поначалу, на заре 80-х годов, Анна была для принцессы непререкаемым авторитетом, то позднее высокопоставленная клиентка научилась сама разбираться в трендах и дизайнерах (со многими из которых подружилась) и периодически начала принимать модные решения самостоятельно. «Иногда я давала Диане вещи, которые советовала ей надеть на то или иное мероприятие, – вспоминает Анна Харви в интервью The Telegraph. – Первое время она носила все, что я ей рекомендовала, но позже я стала замечать, что те или иные наряды куда-то «исчезают». Так она давала понять, что ей они не подходят. Многие вещи Диана просто раздаривала».

В конце концов, Диана и Анна сформировали вполне равноценный тандем, где обе обожали красивую одежду, любили оригинальные модные ходы и обладали примерно равным правом голоса. «Диана была умна и быстро поняла, что каждое свое появление на публике может превратить в модное заявление, – говорит Харви. – В начале своего пути она была скромницей, но в конце превратилась в абсолютно уверенную в себе и в собственном вкусе женщину. Нам всем есть, чему у нее поучиться» (читайте: Стиль принцессы Дианы: путь от няни до модной иконы).

Лондон, 1994 годЛондон, Альберт-холл, февраль 1996-го

Стиль леди Ди до сих пор кажется актуальным и очень современным. Не зря одну из своих последних коллекций (SS18) Диане посвятил один из самых прогрессивных современных дизайнеров, любимец миллениалов Вирджил Абло, креативный директор Off-White. Признание этого человека дорогого стоит – он как никто умеет держать руку на пульсе времени. «Прежде всего, Диана была личностью, – сказал Абло в интервью перед показом.  – Несмотря на то, что ее пытались ограничить, втиснуть в определенные рамки, ее собственный характер все равно проявлялся – в том числе, через выбор одежды. За ее образами видна не работа стилиста. Видна, прежде всего, она сама. Это-то и вдохновляет».

Off-White SS18Off-White SS18

Блеск и рюши

Обилие рюшей, воланов оборок – одна из примет стиля 80-х. Однако Диана эти детали туалета любила чуть больше, чем полагается особе из королевской семьи, которая вроде бы должна носить вещи с несколько менее «избыточной» отделкой. Во время визита в Сидней в мае 1983 года (поездка была частью большого турне по Австралии, Диана и одиннадцатимесячный Уильям в нем сопровождали Чарльза) принцесса появилась на благотворительном балу Центра кардиологических исследований в наряде от британского дизайнера греческого происхождения Кристины Стамболиан. Именно Кристина, уже в 90-е, создаст для Дианы знаменитое «платье-месть» – черное, с глубоким декольте; в нем принцесса предстанет перед публикой в тот вечер, когда по ТВ покажут документальный фильм, в котором Чарльз впервые публично признается в романе с Камиллой Паркер-Боулз.

Леди Диана и Анна Харви одном из показов Недели моды в Лондоне, 1995 г.Диана на вечеринке галереи Серпентайн в "платье мести", 1994 год

До тех  событий, впрочем, еще целых одиннадцать лет: в Австралии Чарльз и Диана выглядят счастливыми и влюбленными и даже танцуют на балу медленный танец. Светло-голубое платье с рюшами и контрастным блестящим поясом из металлизированной ткани, (эта деталь придала наряду драматизма и сделала его эффектным), привлекло тогда всеобщее внимание. Для Дианы это была первая «заявка на победу»: стало понятно, что у этой девушки, несомненно, есть свой стиль и неважно, совпадает ли ее вкус с представлениями о прекрасном составителей королевского протокола. Месяц спустя Диана закрепила успех, надев то же платье на одно из мероприятий турне по Канаде.

Диана на благотворительном балу в Сиднее......и месяц спустя в Канаде

Кстати, еще одно платье, щедро отделанное рюшами, принцесса надела почти за год до поездки в Австралию. Речь о темно-синем наряде от дизайнера Брюса Олдфилда, человека, с которым Диана познакомилась благодаря все той же Анне Харви и близко сдружилась. Это появление на банкете Гилдхоллской школы музыки и театра в ноябре 1982 года стало первым светским выходом леди Ди после рождения Уильяма.

Принцесса в платье от дизайнера Брюса Олдфилда на банкете Гилдхоллской школы музыки и театра, 1982 год.Любовь к рюшам Диана испытывала с юности (на фото - один из ее официальных выходов незадолго до свадьбы с Чарльзом, июнь 1981 года)

Цветные колготки

Как мы уже упоминали, дамы из королевской семьи не могут появляться на официальных мероприятиях без колготок. Но это ограничение Диана и Анна Харви (не знаем точно, кому принадлежала идея) сумели обернуть себе на пользу. Очень часто принцесса появлялась не в колготках привычного оттенка «нюд», а в цветных. Причем обычно их цвет совпадал с цветом платья или юбки (в 2018-м такое сочетание – один из самых актуальных модных трендов). 

Диана на гала-ужине в платье Bruce Oldfield, ноябрь 1988 годаВо время визита в Италию, апрель 1985 года

Правда, визит на итальянское мемориальное военное кладбище Анцио в апреле 1985 года стал исключением: Диана надела платье цвета охры в ретро-стиле авторства дизайнера и своей близкой подруги Кэтрин Уокер, а к нему – контрастные темно-оранжевые колготки. Демна Гвасалия такой ход бы определенно оценил, – жаль, тогда он был еще слишком молод.

В Анцио в апреле 1985 годаДиана и Чарльз во время официального визита в Германию, ноябрь 1987 года

Неожиданные аксессуары

О том, что Диана была изобретательной, а к моде относилась с толикой иронии, говорит и то, как она выбирала аксессуары. Например, на официальный ужин в японском императорском дворце во время визита в Токио в 1986 году принцесса пришла в темно-синем атласном платье от английского дизайнера японского происхождения Юки Торимару, к которому надела бархатный чокер с сапфирами и бриллиантами, но не на шею, а – на голову. Кстати, такой трюк Ее Высочество проделывала не впервые: на одном из приемов в рамках все того же турне по Австралии Диана тоже украсила прическу ожерельем, правда, уже другим – с изумрудами.

Еще одной любовью принцессы были галстуки-бабочки. Их редко увидишь на женщинах даже в наше время триумфа андрогинной моды, что уж говорить про 80-е. Анна Харви рассказывает, что «бабочку» Диана купила сама и настояла на том, что будет ее носить, так что стилисту осталось только смириться. Один из самых эффектных выходов Дианы в «бабочке» – появление на банкете в музее им. Галуста Гюльбенкяна в Лиссабоне в апреле 1987 года.

Принцесса Диана с "бабочкой" в Лиссабоне в апреле 1987 годаЕсли присмотреться к этому фото, можно заметить, что перчатки на Диане - разного цвета, красная и черная. Лондон, сентябрь 1986 года.

Color blocking

Fashion-прием, когда образ состоит из двух-трех ярких однотонных цветовых блоков дизайнеры активно используют еще с середины нулевых. В последнее время им в той или иной степени увлекаются почти все, особенно итальянцы, вроде Marni и Prada. Диана, как настоящий визионер, предвосхитила тренд еще в конце 80-х. Она часто появлялась на публике в нарядах, построенных на color blocking. К примеру, в 1988 году во Франции она надела белое платье-пальто с черными рукавами. 

Диана во время визита во Францию в ноябре 1988 годаДиана во время поездки в Венгрию, май 1990 года

Но порой цветовые сочетания в ее нарядах могли быть и вовсе неожиданными. Так, во время поездки с Чарльзом в Гонконг в ноябре 1989 года, на представление под названием «танец львов» принцесса пришла в алом пиджаке и лиловой юбке (все от Кэтрин Уокер) и двуцветной же шляпке в форме пагоды от дизайнера Филиппа Соммервилля.

Принцесса Диана во время визита в Гонконг в ноябре 1989 годаПринцесса Уэльская на приеме в Торонто, октябрь 1991 года

Похожий ансамбль был на Диане ранее в том же году в Кувейте: яркое двухцветное пальто (автор снова Уокер) и головной убор в тон – буйство фуксии и ярко-красного. А во время визита в Таиланд за год до этого леди Ди была замечена в белой юбке с широким ярким зеленым поясом – тоже дань тренду color blocking.

После подобных выходов Диану иногда критиковали в прессе за чрезмерную «экстравагантность». Впрочем, так происходит практически с любой публичной персоной, которую со временем признают иконой стиля.

Диана в КувейтеДиана и Чарльз в Тайланде

Яркие принты

Диана любила узоры и рисунки, а главное, опять же, умела остроумно обыграть казалось бы, вполне «классические» принты, вроде актуального в 80-е крупного горошка. На матче по поло в Виндзоре летом 1986 года она появилась в юбке в горошек от немецкого бренда Mondi и… в носках ровно с таким же принтом. В наши дни так одеваются самые прогрессивные fashion-блогеры – и получают за это тысячи лайков в Instagram.

ПРинцесса в Виндзоре летом 1986 годаДиана и Чарльз в Японии, май 1986 года

Что до твидового ансамбля, в котором принцесса приехала на крестины принцессы Евгении в частную усадьбу королевы в Садрингеме, то он от Moschino. До развода с Чарльзом Диана носила в основном вещи британских дизайнеров (после в ее гардеробе итальянцев стало в разы больше), но когда Анна Харви предложила ей примерить жакет в ярко-красную «гусиную лапку» с юбкой с таким же, только черным, узором, не смогла отказать. «Мне всегда нравилось придумывать что-нибудь необычное, что оживило бы образ, и Диана всегда охотно включалась в игру», – говорит Харви.

НА крестинах принцесы Евгении, декабрь 1990 годаДиана и Чарльз на Royal Ascot

Многослойность

На благотворительный ужин в лондонском отеле Dorchester Диана пришла в кутюрном наряде, вариации на тему национального пакистанского костюма. Удлиненный вышитый золотыми нитями кафтан скрывает широкие брюки в тон. Разумеется, выбор был сделан не случайно. Организатором приема был пакистанский политик Имран Хан, а само мероприятие было посвящено сбору средств в помощь больнице «Шаукат Ханум» в Пакистане. Так что «этнический» наряд – реверанс в сторону культуры этой страны. Впрочем, в наши дни образ кажется более чем актуальным. Пройдет без малого десять лет с момента ужина в Дорчестере и сочетание длинный кардиган или свитшот плюс широкие брюки станет считаться ультрамодным.

Диана в Пакистане в июле 1996 года... и в мае 1997-го

Фото: Getty Images

www.marieclaire.ru

Как стать принцессой или стиль Дианы | Блогер Jane_A на сайте SPLETNIK.RU 17 июня 2017

Нашла интересную статью про Диану. В отличии от многих книг и статей,где якобы лучшие друзья рассказывают всю подноготную Дианы,по этой сразу видно, что человек был хорошо знаком с принцессой.

Анна Харви, редакционный директор Condé Nast International, которая была персональным стилистом Дианы, рассказывает, как создавался и менялся ее образ. 

Также Анна написала книгу  "Стиль вне времени" о том как одеваться в 50+.

 

Впервые я увидела Диану — тогда еще леди Диану Спенсер — по телевизору. Ее невозможно было назвать иконой стиля — у нее был типичный англосаксонский вкус девушки из аристократической семьи. Диана выглядела как тысячи других юных англичанок: блузки с рюшами​, кардиганы, длинные твидовые юбки. Модой интересовалась мало, гардероб имела довольно скудный.

Но никто тогда ее не судил за то, что она не следует модным трендам или как-то не так одевается. Вся страна влюбилась в нее с первого взгляда. Она была очень хорошенькой и у нее была чудесная застенчивая улыбка. Все были просто на седьмом небе от счастья, что принц Чарльз нашел наконец невесту — ему ведь было уже за тридцать. А тут — прелестная 19-летняя девушка, и к тому же девственница.

В 1980 году, вскоре после помолвки, Диана вместе со своей матерью пришла к нам в британский VOGUE. Ей нужна была помощь. Определиться со стилем, понять, что и куда следует носить, разобраться в сложных соответствиях придворного этикета и гардероба. К тому же после объявления о помолвке она просто физически не могла бы прийти в магазин и что-то там примерить — журналисты проходу не давали. А в VOGUE в отделе красоты работала ее сестра, и Диане казалось естественным прийти именно сюда, в офис на Hanover Square.

Из нескольких редакторов моды, которые тогда работали в журнале, помогать будущей принцессе поручили именно мне. Грейс Коддингтон была слишком занята съемками главных модных историй, Лиз Тилберис скорее всего не годилась из-за своего сложного характера. Думаю, что мой стиль и мой характер больше подходили будущей принцессе, я ведь всегда старалась выбирать вещи, которые женщины хотели бы носить. К тому же эта «королевская» миссия требовала чрезвычайной осторожности и дипломатичности.

Я, конечно, очень волновалась и заказала к приходу Дианы в офис VOGUE тонны всевозможной одежды — я ведь не представляла, что она любит и что ей понравится. Но как только я увидела ее, то сразу поняла, что мне с ней будет легко. В сущности она была самой обыкновенной милой девушкой, растерявшейся от массовой истерики вокруг нее. Очень высокой и пропорциональной. Кстати, совсем не худой — у нее тогда был двенадцатый английский размер, а может, даже четырнадцатый. Бедра на размер меньше, они всегда были довольно узкими, особенно в сравнении с плечами. Высокая грудь — чашечки размера C. Невероятной красоты длинные ноги. Как только она увидела кронштейны с одеждой, ее глаза загорелись — она не ожидала, что ее ждет столько красивых вещей. В Диане проснулся модный азарт.

Так началось наше шестнадцатилетнее сотрудничество. Она приходила в офис VOGUE, в гардеробную, где я заранее подбирала для нее вещи и где мы могли провести полдня в примерках, обсуждениях, переделках. Что-то выбирали, подкалывали, подшивали. Потом я звонила дизайнерам и заказывала ее размеры, просила что-то переделать, сшить в другом цвете и так далее. Получив вещи, я ехала к Диане в Кенсингтонский дворец со множеством пакетов, наполненных одеждой, ее дворецкий все это аккуратно раскладывал, и снова начинались примерки. Это была огромная работа, ведь нарядов нужно было много и самых разных! Все эти бесконечные рауты, приемы, поездки. Нельзя было дважды появиться в одном и том же, всегда надо было соответствовать протоколу, ситуации, месту, климату.

Сначала мы определялись с платьями, потом подбирали к ним всевозможные туфли, сумки, шляпки, перчатки. Понимая, что ей предстоит множество формальных приемов, я в самом начале нашего сотрудничества купила ей сотни пар перчаток разных цветов. Но принцесса очень скоро перестала носить перчатки, а в конечном итоге отказалась и от шляп. Она любила обувь Маноло Бланика, я их познакомила, и Маноло за эти годы сделал для нее много чудесных туфель. Высокие каблуки Диана не носила — не хотела быть выше принца, предпочитала kitten heels, а дома или в неформальной обстановке часто надевала обувь на плоской подошве.

Когда я говорила с дизайнерами, у которых выбирала для нее одежду, то просила их не распространяться, для кого, что и почему я взяла. Кстати, Диана всегда платила за вещи, мы обе на этом настаивали. Но не всегда, конечно, полную цену. Иногда она могла неожиданно позвонить и сказать: «Анна, мне срочно нужно что-нибудь красное!» — и я бросалась искать, у кого в этом сезоне есть подходящие красные вещи.

С самого начала Диана четко знала, чего она хочет, — и это не имело никакого отношения к колебаниям моды или к сезонным тенденциям. Она не стремилась быть модной. Она хотела быть современной и выглядеть уместно. Но главное — она всегда выбирала вещи, в которых чувствовала себя уверенно. Переубедить ее или навязать ей что-нибудь было очень сложно. Поначалу я пыталась, но потом поняла, что у нее есть собственный стиль, и он постепенно меняется вместе с ней. Конечно, мы с ней совершали ошибки — это очевидно, если посмотреть на ее фото восьмидесятых годов. Но эти ошибки были необходимой ступенью в эволюции ее вкуса и стиля.

Принцесса сразу решила, что будет носить вещи британских дизайнеров. Этим она хотела поддержать национальную модную индустрию, которая тогда была довольно скромной. Она выбирала не только маститых, но и молодых дизайнеров — во многом современная британская мода обязана ей своим нынешним расцветом. Тогда ведь не было культуры знаменитостей, появляющихся в платьях тех или иных дизайнеров, делающих им тем самым рекламу. Диана и тут была пионером. По сути, это она создала культуру it girls и стала знаменита в том числе своим стилем. Она по-настоящему любила, когда ею восхищались, когда ее фотографировали, когда ее окружали восторженные поклонники. Она купалась в обожании и расцветала перед камерами.

Ее называли скромная Ди, но я не думаю, что она была застенчива. Застенчивой ее считали из-за кокетливого детского взгляда исподлобья, из-за манеры чуть сутулиться и наклонять голову набок, из-за слегка смущенной улыбки. В начале своего пути Диана действительно смущалась и часто краснела, но потом уже скорее играла в скромную Ди. С теми, кто ее окружал и кто ею восхищался, а восхищались ею все, она не была застенчивой. Она прекрасно чувствовала людей, умела ими манипулировать, мгновенно оценивала любую ситуацию. Всегда знала, к кому ей надо подойти первому, кому уделить побольше времени, кому и какой комплимент сказать. И умела делать щедрые жесты.

Например, на мой день рождения она всегда присылала цветы не домой, а в офис и делала это так, чтобы все знали, от кого этот букет. Принцесса хотела таким образом подчеркнуть, что ценит меня. Она знала, что я не могу распространяться про наши отношения. И поэтому сама при случае всегда об этом говорила и тем самым сделала мне блестящий пиар.

Я прекрасно понимаю, что свадебное платье Дианы было далеко от совершенства, его много и справедливо критиковали. Но оно было ровно таким, каким она его представляла в мечтах, настоящим сказочным платьем принцессы в лентах и кружевах. Я помню ее на свадьбе — счастливую, улыбающуюся, юную, нежную. А несколько месяцев спустя я увидела ее сразу после свадебного путешествия — и испугалась. Диана невероятно похудела, стала будто другим человеком.

Есть фотография, сделанная после медового месяца на какой-то вечеринке, где она снята в синем платье Bruce Oldfield с одним плечом (платья с одним плечом были среди ее неизменных пристрастий). Там видно, как она изменилась. Я воскликнула: «Господи, как ты похудела!» Она грустно посмотрела на меня и сказала только: «Я знаю». Тогда я и понятия не имела ни про ее булимию, ни про ее страдания во время свадебного путешествия.

 Позже мы часто ходили с ней в ресторан (мы обе любили уютный итальянский San Lorenzo в Кенсингтоне), и я задним числом понимаю, что она, наверное, так до конца полностью и не разобралась со своими пищевыми расстройствами. То она ела совершенно нормально, то ограничивалась шоколадным пудингом. В один день могла все себе позволить, в другой — от всего отказывалась. Но тогда все решили, что она так похудела из-за груза новых обязанностей. Ну и из-за беременности — она ведь очень быстро забеременела.

Беременные женщины в те времена носили бесформенные платья — благодаря этим балахонам в нашу с Дианой жизнь вошла Кэтрин Уокер. У нее был маленький магазинчик одежды для беременных и малышей в Челси, я там покупала кое-какие вещи для своих детей. Когда Диана забеременела, я выбрала там несколько платьев. Принцесса пришла от них в такой восторг, что в следующий раз мы отправились туда вместе, и я познакомила Кэтрин с Дианой. Именно тогда Кэтрин решила, что будет делать не только одежду для детей и беременных, но и женскую линию. Кстати, она была француженкой и начинала с мужских костюмов — отсюда безупречный крой, отличное качество и внимание к деталям.

А Диана после своих первых неудачных экспериментов с романтичными рюшами и кружевами довольно быстро поняла, что хочет носить вещи идеально и жестко скроенные. Костюмы днем, яркие облегающие платья вечером. Ничего чересчур вызывающего, ничего слишком короткого. Ей хотелось, чтобы ее перестали воспринимать как романтичную девочку, чтобы относились к ней более серьезно. Так что Диана и Кэтрин прекрасно подошли друг другу. Несколько лет назад Кэтрин умерла, но студия по-прежнему существует под управлением ее мужа. Кстати, Кэтрин, герцогиня Кембриджская, появилась в паре вещей Catherine Walker во время их с Уильямом поездки в Канаду — мне было приятно, что таким образом как будто продолжается традиция Дианы.

Принцесса иногда приходила на лондонские модные шоу (ни на парижские, ни на миланские показы она не ездила), заглядывала за кулисы, со всеми знакомилась и всех поздравляла. Мы с ней иногда посещали дизайнерские выставки, где она могла купить сумочку или какую-то безделушку, чтобы сделать людям приятное. У нас были теплые и доверительные отношения. Когда в ее жизни все пошло наперекосяк, она часто звала меня на обед и говорила, говорила, говорила. Ей просто необходимо было с кем-то поделиться. Она доверяла мне самые болезненные детали дворцовых интриг и своей семейной жизни. Если бы я была журналистом-репортером, то могла бы издать уже несколько скандальных бестселлеров. Но Диана была так откровенна со мной потому, что знала — я никому ничего не рас­скажу.

Однажды принцесса позвонила мне и попросила выступить в роли компаньонки. Оказалось, что она ждет на обед Клинта Иствуда и считает неприличным оставаться с ним вдвоем. Так что мы обедали втроем, это было потрясающе. Конечно, Диана его совершенно очаровала: у нее было едкое чувство юмора, мгновенная реакция, за столом она была душой компании и заставляла всех смеяться. Помню еще один фантастический ланч — с Элтоном Джоном, его другом Дэвидом Фернишем и Джанни Версаче. Но это, кажется, было уже после развода.

Диана всегда смеялась, когда я пыталась уговорить ее надеть что-то остромодное. Повторюсь — она прекрасно знала, что ей нужно. И еще лучше знала, что ей не нужно. Это, с одной стороны, усложняло, а с другой — упрощало мою работу, я быстро усвоила правила игры. Поняла, например, что она обожает яркие цвета. Мне-то всегда хотелось одеть ее в бежевый, в серый, в темно-синий, в пастельные оттенки. Я пыталась убедить ее, что в этих цветах она будет особенно хороша — причем хороша утонченно. Однажды я буквально заставила принцессу купить элегантное серое пальто — мне казалось, что она будет в нем божественна. Диана уступила, чтобы доставить мне удовольствие, а через пару месяцев сказала: «Анна, почему бы тебе не взять это пальто себе? Я его ни разу не надевала». Таким образом она дала мне понять, что эта покупка была ошибкой и что не надо было настаивать.

Будь она интровертом, то, вероятно, любила бы сдержанные цвета. Но она была экстравертом. Хотела немедленно выделяться из толпы. Хотела быть самой яркой. Любила бижутерию, большие серьги или клипсы. Ей нравилось дурачить окружающих, которые всегда были уверены, что на принцессе — драгоценные камни стоимостью в миллион. Хотя и драгоценные камни она, конечно, тоже носила.

Такой же упрямицей она была, когда дело касалось прически. На съемке для VOGUE я познакомила ее со стилистом Сэмом Макнайтом, который стал ее постоянным парикмахером и близким другом. Сэму и мне всегда хотелось, чтобы Диана носила менее жесткие укладки, отказалась бы от лакового шлема на голове. Но она упорствовала и однажды сказала мне: «А если начнется дождь или ветер? Я не хочу, чтобы люди увидели меня растрепанной и неряшливой. Я ведь, в конце концов, принцесса Диана. И не должна быть застигнута врасплох». Я тогда подумала, что она права, ведь ей приходится жить в мире дворцовых условностей и к тому же творить для людей некую сказку о прекрасной принцессе. Перестала я спорить и о макияже, который Диана, кстати, почти всегда делала сама. Она любила черную подводку и осталась ей верна до конца (Кейт и здесь оказывается подрожала Диане:с черной подводкой она рассталась года 2 назад) . Я бы, наверное, предпочла, чтобы принцесса экономнее использовала черный карандаш, но ей было важно, чтобы ее прекрасные голубые глаза немедленно выделялись на лице. И надо признать, выглядела она всегда невероятно эффектно.

Зато снимаясь для VOGUE, Диана позволяла себе эксперименты. Она обожала сам процесс съемок, обожала флиртовать с камерой и с фотографом. Когда мы, например, делали ее портреты с Патриком Демаршелье, мы надели на нее облегающее платье с глубоким декольте и голыми плечами, зачесали влажные волосы назад — очень рискованный образ, учитывая все ограничения и запреты. Между ней и Патриком сразу возникла химия, и эта химия передалась пленке. Дианины портреты, которые сделал Демаршелье, — мои самые любимые. Возможно и потому, что я была стилистом на этих съемках. Мне нравятся ее портреты работы Марио Тестино, она на них выглядит прелестной и расслабленной, но не надо забывать, что Патрик снимал ее, когда она все еще была замужем за наследником трона и нельзя было переходить границы. А в объектив Марио попала уже свободная женщина.

Развод сильно повлиял на ее стиль и выбор одежды. Я считаю, что последние пять лет своей жизни она выглядела фантастически. Диана была свободна и могла выбирать все что захочется. Она уже была прекрасно знакома со всеми дизайнерами, меньше нуждалась во мне, могла сама позвонить им, прийти в шоу-рум. К тому же отпала необходимость непременно носить британских дизайнеров — а итальянская или французская мода были тогда на голову выше. Перед англичанами предстала совершенно новая леди Диана: свободная, сексуальная, зрелая женщина, которая с помощью одежды показывала, что не готова впредь мириться с изменами мужа.

Ключевым в этом стало так называемое «платье мести» с немыслимым для статуса ее высочества декольте и обнаженными плечами. В нем Ди появилась в галерее Сенпертайн сразу же после публичного подтверждения Чарльзом его связи с леди Камиллой, выйдя из щекотливой ситуации с гордой улыбкой.

«Диана купила это платье, когда еще была принцессой Уэльской, но оно показалось ей слишком дерзким, – рассказывал директор моды InStyle Хэл Рубинштейн. – После расставания с Чарльзом, после того, как сказка закончилась, его время пришло. И угадайте, кто был на всех обложках днем позже? Верно, Диана, поддавшая огонька».

 

Я посоветовала ей Versace — была уверена, что его облегающий крой, открытая сексуальность и сочные цвета ей идеально подойдут. И оказалась права — Джанни Версаче был стопроцентно ее дизайнером, первым модельером мирового класса, одежду которого Диана постоянно носила. Думаю, что сегодня она сногсшибательно выглядела бы в вещах Ролана Муре или даже Виктории Бекхэм. Диана становилась все более уверенной в себе и в своем теле. Юбки короче, каблуки выше, вырезы ниже, макияж сдержаннее. И к этому эффектному лаконичному стилю она пришла, конечно, уже самостоятельно.

Что касается истории с Доди, то мне всегда казалось, что это было какое-то наваждение, попытка доказать королевской семье — и прежде всего Чарльзу, — что она может прекрасно обходиться без них, наслаждаться жизнью. Вернувшись после отдыха с Доди, она сказала мне: «Это были лучшие каникулы в моей жизни». А я не могла поверить, что эти дни были лучше, чем те — в Балморале с Чарльзом и с мальчиками, когда Диана была еще полна иллюзий. Мне казалось, что именно тогда Диана была счастлива по-настоящему. А романом с Доди она как будто пыталась сказать всем — и мне в том числе: «Посмотрите, как я свободна и счастлива!»

Убеждена, что Диана всегда любила Чарльза, обожала его. Когда я бывала во дворце и мы мерили платья, она иногда спрашивала, не возражаю ли я, если она позовет мужа и поинтересуется его мнением. Принц приходил, явно чувствуя себя не в своей тарелке, бросал на нее, всегда такую прекрасную, короткий взгляд, вежливо говорил что-то вроде: «Ты выглядишь совершенно замечательно» — и старался побыстрее ретироваться. Для Чарльза это было утомительной неловкой миссией, а для нее — поиском его внимания, его одобрения. Думаю, что только эта любовь способна объяснить некоторые ее последние поступки. Диана становилась все красивее и сексуальнее, она нашла свой стиль, ею восхищался весь мир. Кроме одного человека. А ей нужны были именно его восхищение и именно его любовь. И в этом несовпадении, а не только в ранней гибели, кроется настоящий трагизм ее судьбы.

Весть о смерти Дианы застала меня в Шотландии, я была совершенно ошарашена. Убитая горем, прилетела в Лондон. Лиз Тилберис, моя бывшая коллега в британском VOGUE, на тот момент — главный редактор американского Harper’s Bazaar, позвала меня на ужин в San Lorenzo, где я когда-то познакомила ее с Дианой. Оказалось, что с Лиз прилетела журналистка, которая явно собиралась быстренько взять у меня интервью. За столом сидели Стинг с женой, еще кто-то. Видимо, у меня было перевернутое лицо, потому что ко мне подошел Тестино, обнял меня: «Анна, успокойся, успокойся!» Я спросила: «Марио, кто все эти люди? Диана погибла, а мы зачем-то здесь» Встала и ушла. Шагала как в полусне по Beauchamp Place, пытаясь поймать такси, а вокруг — толпы рыдающих людей. Потом я поняла, что они толпились около Harrods — видимо, из-за Доди. К счастью, я столкнулась со своим приятелем, который, поняв, что я не в себе, подвез меня домой — не знаю, как бы я иначе добралась. На похороны мы пришли вместе с Сэмом Макнайтом, который был совершенно разбит — Диана стала огромной частью его жизни. Мы оглядывались вокруг и видели множество людей, которые совсем не были близки с принцессой — например, Тома Круза и Николь Кидман. Как будто это было какое-то грандиозное шоу, куда все раздобыли дефицитные приглашения.

За несколько недель до этого ужасного дня я купила Диане в Burlington Arcade к ее тридцатишестилетию маленькие прелестные сережки — мне всегда хотелось, чтобы она носила изящные украшения, и мне казалось, что она наконец готова к этому. Я получила от нее милое письмо с благодарностью, но я так и не узнала, надела ли она их хотя бы раз.

И напоследок традиционное сравнение.


Модно или нет?

Вы считаете Диану иконой стиля?

www.spletnik.ru

Икона стиля: принцесса Диана | Журнал SOKOLOV

Москва 8 800 1000 750 SOKOLOV Войти Войти

Личный кабинет

  • Избранное

Войти

  • Подарки
  • Украшения Все разделы Украшения
    • Все украшения Украшения Все украшения Для кого Все украшения

      Для кого

      • Украшения для женщин
      • Украшения для мужчин
      • Украшения для детей
      Материал Все украшения

      Материал

      • Золото
      • Белое золото

sokolov.ru

Нелюбимая обувь принцессы Дианы | Marie Claire

Некоторые популярные модели обуви были стильным табу для Ее Высочества.

Она была одной из самых стильных женщин мира и остается модной иконой. Она вдохновляла модных дизайнеров, и при желании в ее распоряжении были самые эффектные наряды от кутюр. Стиль и гардероб принцессы Дианы менялись со временем, и зачастую — в прямо противоположных направлениях. К примеру, в первые годы замужества принцесса могла появиться на публике в обуви с открытым носком. Однако по прошествии некоторого времени (когда Диана уже успела свыкнуться с королевским дресс-кодом) супруга принца Чарльза решила отказаться от них, отдавая предпочтение закрытой обуви.

Принцесса Диана в Виндзоре, 4 июня 1982

Автор книги «Диана: секреты ее стиля» (Diana: The Secrets of Her Style) Дайана Клихэн обнаружила, что в разное время леди Ди можно было увидеть в туфлях на шпильке, балетках, резиновых сапогах и даже кедах Converse, но в сандалиях и моделях с открытым носком она появлялась на публике крайне редко.

После помолвки с принцем Чарльзом в 1981 году она носила обувь на скромных 5-сантиметровых каблуках, чтобы не быть выше Его Высочества. Став членов семьи Виндзор, она появлялась на мероприятиях в яркой обуви на низком каблуке, прекрасно сочетающейся с ее стилем, который модные обозреватели назвали «Dynasty Di» (Династия Ди).

Во время австралийского тура, 6 апреля 1983Диана в Guards Polo Club, 7 июня 1984

А вот после расставания с принцем в гардеробе Ее Высочества произошли серьезные изменения, в том числе в обуви. Диана стала выбирать подчеркивающие ее длинные стройные ноги туфли на шпильке (читайте также: «Не все то золото: как принцесса Диана выдавала дешевую бижутерию за дорогие украшения»). Она отдавала предпочтение моделям от Manolo Blahnik (фаворит Меган Маркл и Кейт Миддлтон, и, конечно, Кэрри Брэдшоу) и Jimmy Choo (еще один фаворит Меган). 

Принцесса Диана с визитом в Вашингтон, 17 июня 1997Принцесса Диана в Нью-Йорке, 23 июня 1997

«Ей больше всего нравились туфли с ремешками на высоком каблуке, — рассказал Джимми Чу. — Она предпочитала классический стиль. Диана никогда не носила сандалий, потому что ей они не нравились. Она знала, что Королеве (подобные модели обуви) тоже не нравятся». 

Принц Чарльз, Королева и леди Ди в Букингемском дворце, 7 марта 1981Ее Величество и принцесса Диана на Braemar Games в Шотландии, 4 сентября 1982

Будучи членом королевской семьи, Диана прекрасно знала предпочтения Ее Величества касательно выбора одежды и аксессуаров для официальных мероприятий: туфли с закрытым носком, чулки или колготки. «У нее были красивые ноги. Иногда она предпочитала отказываться от чулков, но неизменно выбирала их, когда появлялась на официальном мероприятии с королевой. Она всегда очень уважала Ее Величество», — уточняет Чу.

Фото: Getty Images

www.marieclaire.ru

Стильные «уловки» принцессы Дианы, которые трудно заметить с первого раза

В вопросах моды и стиля для принцессы Дианы не существовало запрещенных приемов: пока остальные дамы из королевской династии усиленно подгоняли свои наряды под требования протокола и под образцы, которые носила сама Елизавета, принцесса Уэльская открывала все новые и новые границы в своих модных экспериментах, заткнув за пояс даже бунтарку принцессу Маргарет. Широкие плечи, зауженные юбки и вечерние платья, достойные ковровой дорожки, на долгие годы занесли леди Ди в список трендсеттеров всех времен и народов (читайте также: «6 фактов о стиле принцессы Дианы, которые доказывают, что она была настоящей fashionista»). Впрочем, сама принцесса Уэльская понимала стиль куда шире, чем просто модные костюмы и дорогие аксессуары, порой уделяя особое внимание совсем мелким деталям, заметить которые с первого раза удавалось далеко не всем. Быть может, и вам тоже?

Двое часов на одной руке

Диана Спенсер, еще невеста принца, на матче по поло в Виндзоре, 26 июля 1981 годаНа том же мероприятии два года спустя, 24 июля 1983 года

Очень милый и неожиданный трюк, который леди Ди впервые использовала, когда еще и принцессой формально не была. Тогда, будучи только невестой британского наследника, Диана продемонстрировала необычный способ носить часы во время одного из матчей по поло, в котором принимал участие ее жених. Присмотритесь внимательно к фотографиям. Первые, золотые, часы нам известны хорошо – их принц Чарльз подарил леди Ди на 20-летие. Но откуда вторые? Оказалось, что более массивные часы на кожаном ремешке принадлежали самому принцу, и их Диана надевала на свое запястье намеренно – якобы на удачу игравшему в поло Чарльзу.

Вероятно, тогда будущая принцесса и понятия не имела, что этот милый ритуал прочно войдет в модную историю и через много лет даст старт целому тренду, но, судя по всему, трюк ей полюбился: летом 1983 года, уже будучи членом королевской семьи, она повторит его снова.

Ожерелье с литерой D

Диана Спенсер, 17 сентября 1980 годаУже в статусе принцессы на матче по поло в Австралии, 3 ноября 1985 года

Персонализированные украшения принцесса Диана носила еще до того, как все захотели себе именную цепочку «а-ля Керри Бредшоу». Простенькая цепочка с кулоном в виде литеры D появилась у Дианы еще до того, как она стала невестой и женой принца, и долгое время была одним из ее самых ценных украшений (не будем забывать, что леди Ди была хоть и аристократкой, но с весьма скромным приданым). Получив доступ к сокровищнице и королевским средствам, принцесса Уэльская, очень быстро обзавелась приличной коллекцией украшений, однако даже тогда старое ожерелье Диана так и не забыла. Литера вновь увидела свет на матче по поло в 1985 году и стала знаковой частью образа принцессы, которая, как известно, больше всего на свете боялась потерять в «фирме» саму себя.

Браслет с шармами

Принцесса на матче по поло в Сайренсестере, июль 1985 годаДиана на круизном лайнере Royal Princess, ноябрь 1984 года

Золотое украшение в виде крупной цепи, на которую можно повесить разные шармы, стало очередным подарком принца Чарльза своей молодой супруге. Сам принц Уэльский вкладывал в него особый смысл: по его задумке, новые подвески должны были появляться на браслете его жены с каждым знаковым событием в их совместной жизни или же хотя бы просто символизировать самые дорогие моменты и воспоминания. Так, среди шармов принцессы Дианы были две литеры – W и H – подаренные ей Чарльзом после рождения сыновей, фигурка в виде Собора Св. Павла (там проходило их венчание), кулон в виде римской цифры X, преподнесенный леди Ди на 10-ую годовщину свадьбы, и другие. Разумеется, браслеты с шармами были распространены и до и после принцессы Дианы, но, пожалуй, именно она сделала эти украшения по-настоящему популярными, ведь в ее случае они давали публике драгоценные намеки на ее личные отношения с принцем.

Кольца на мизинце

Портрет Дианы, сделанный в Кенсингтонском дворце, 1 февраля 1983 годаВо время медового месяца, 1 августа 1981 года

Помните, как публика с интересом и удивлением рассматривала кольца невесты принца Гарри, которые она носила сразу на нескольких пальцах одной руки? Так вот, Меган была не первой – принцесса Диана пользовалась этим трюком еще в начале 80-х. 

На матче по поло, 30 мая 1982 годаНа матче по поло, 29 июня 1988 года

Так называемые pinky rings, то есть кольца на мизинце, принцесса Уэльская носила часто, но преимущественно на неформальных мероприятиях. Впрочем, однажды Диана рискнула надеть на мизинец сразу несколько колец даже на официальной фотосессии. Периодически принцесса и вовсе делала выбор в пользу перстней.

Собственная фамильная тиара

Принцесса Диана в фамильной тиаре Спенсеров на банкете в честь короля Марокко, 1987 год

Казалось бы, любая тиара должна демонстрировать семейное положение и благородное происхождение своей хозяйки, однако Диана вкладывала в это украшение несколько иной смысл. Всего в распоряжении принцессы Уэльской было два убранства – фамильная тиара Спенсеров, в которой леди Ди выходила замуж за Чарльза, и Кембриджская тиара «Узелки любви», которую ей каждый раз одалживала Королева. И все же сама принцесса с завидным постоянством выбирала именно первую. Почему? Как правило, если даме из монаршей семьи нужна была тиара, то ей разрешалось выбрать убранство из королевской сокровищницы – но затем вернуть его обратно. Диане же очень нравилась мысль, что у нее была собственная фамильная тиара (формально она принадлежала ее отцу, а затем брату, однако в первые годы брака ее сей факт волновал мало), которую не надо было просить и уж тем более возвращать Елизавете II. Так что в каком-то смысле это был очередной ее способ противопоставить себя Виндзорам.

Клатчи

Диана прибывает на премьеру фильма «В любви и войне», 12 февраля 1997 годаЛеди Диана прибывает в галерею Tate, 1 июля 1997 года

С этим аксессуаром у леди Ди были особенные отношения. Ее Высочество выбирала небольшие сумочки практически для всех вечерних мероприятий – причем, именно такие, которые полагается держать в руках. Принцесса иронично называла их cleavage bags – то есть сумочками для выемки на груди. И вот почему.

Все дело в том, что когда Диана, выходя из машины, по неопытности пару раз невольно сделала героем газетных публикаций собственное декольте, перед ней встал выбор: либо прекратить носить открытые платья, либо найти способ как-то не давать журналистам увидеть больше, чем принцессе хотелось бы показывать. Вместе с дизайнером сумок Аней Хиндмарк они придумали гениальный способ: при выходе из машины будто невзначай прижимать клатч к груди. С тех пор леди Ди пользовалась этим трюком постоянно (посмотреть, как мастерски она это делала, можно здесь: «За что принцесса Диана любила клатчи (не догадаетесь)»).

Ожерелье на спину

Принцесса на премьере к/ф «Назад в будущее»3 декабря 1985 года

Больше чокеров с самоцветами Диана любила только чокеры из жемчуга – тем интереснее и необычнее казался выбор принцессы, когда она появлялась на публике с длинной жемчужной нитью. А уж если Ее Высочество носила ожерелье на спине, как она продемонстрировала это в 1985 году, то мир и вовсе не мог оторвать от нее глаз.

Голубая подводка

Диана на банкете в Мюнхене, 5 ноября 1987 годаДиана в Дубае, март 1989 года

Издалека ее можно было принять за классическую черную или серую, и только с более близкого расстояния становилось ясно, что макияж глаз принцессы был выполнен в сине-голубых тонах. К этой цветовой гамме Ее Высочество тяготела всю вторую половину 80-х и неслучайно: в те времена это был beauty-тренд №1, который, ко всему прочему, очень удачно и выразительно подчеркивал голубые глаза принцессы (читайте также: «Прекрасная Диана: главные beauty-приемы принцессы»).

Низкий каблук

Принц и принцесса Уэльские в день выписки Дианы из роддома, 1984 годЧарльз и Диана в Германии, ноябрь 1987 год

Строго говоря, это было, скорее, необходимостью, чем модной «фишкой», и все же даже высота каблука, которую выбирала леди Ди для мероприятий, – ясное свидетельство того, как хорошо принцесса знала свое тело и как мастерски умела использовать одежду и аксессуары, чтобы сбалансировать пропорции своей фигуры. Принцесса Уэльская была почти 180 см ростом – такого же роста, как и принц Чарльз, и, разумеется, куда выше большинства женщин в своем окружении. Надевая туфли на низком каблуке, Диана становилась совсем немного выше мужа, что, впрочем, было едва заметно даже на статичных фотографиях.

Фото: Getty Images

www.marieclaire.ru

Стиль принцессы Дианты: фото лучших образов

Сегодня принцессе Диане исполнилось бы 56 лет. Ее появление в Кенсингтонском дворце стало настоящим глотком свежего воздуха для английской монархии. Скромную девушку аристократического происхождения постоянно окружали репортеры, и каждый ее выход в свет бурно обсуждался. Диана прошла путь от милой застенчивой Shy Di, как ее называли, до иконы стиля 1990-х в платьях Versace. Спустя двадцать лет после ее трагической кончины люди вспоминают о ней с особым теплом. Ее наряды выставляются в музеях, а стилю подражают до сих пор. В честь дня рождения вспоминаем, как Диана Спенсер вошла в число икон стиля.

В возрасте 17 лет Диана переезжает в Лондон, где живет в квартире матери с тремя подругами. Диана очень любила детей и работала няней в детском саду. Одевалась она как и все девочки-аристократки 1970-х — юбки ниже колена, шерстяной пуловер поверх рубашки. На тот момент она уже встречалась с принцем Чарльзом, и об этом было известно прессе, поэтому репортеры не давали проходу скромной Диане. В феврале 1981 года принц Чарльз и Диана Спенсер официально объявили о помолвке, и с этого момента ее гардероб переживает кардинальные изменения. Для выхода к прессе в качестве невесты принца королевские советники выбрали для Дианы строгий синий костюм  — так в один момент из воспитательницы Диана превратилась в леди.

29 июля 1981 года по подсчетам специалистов за «свадьбой века» наблюдало около 750 миллионов людей по всему миру. Диане было всего 20 лет, и поэтому платье, которое создавалось для будущей принцессы, должно было быть по-настоящему сказочным. Диана сама выбрала дизайнеров — ими стали Дэвид и Элизабет Эмануэль. Пышное платье, похожее на безе, было украшено ручной вышивкой, блестками и десятью тысячами жемчужин, а шлейф был длиной более семи метров, самый длинный в истории королевских свадеб.

Новый статус Дианы обязывал выглядеть элегантно на каждом официальном приеме и каждом выходе в свет. Леди Ди не могла позволить себе появиться в одном наряде дважды, как делает Кейт Миддлтон. Еще до замужества Диана пришла в редакцию британского Vogue, где познакомилась с редактором моды Анной Харви, с которой она будет работать на протяжении 16 лет.

Анна Харви вспоминает ту скромную девушку, которая была так напугана вниманием журналистов, что не находила себе места. Когда она впервые пришла в редакцию Vogue и увидела рейл с одеждой, ее глаза сразу засияли. Диана всегда знала, чего хочет, и это редко пересекалось с модными тенденциями.

В статусе принцессы Уэльской ей подобало носить только британских дизайнеров. Современная британская мода обязана ей своим расцветом — Диана выбирала не только именитых, но и молодых талантливых дизайнеров. Так в ее гардеробе появились наряды авторства **Кэтрин Уолкер, Брюса Олдфилда, Виктора Эдельштейна**. Диана любила яркие цвета, она часто появлялась на публике в цветном total look. Леди Ди предпочитала удобную обувь на небольшом каблуке (ее любимец Маноло Бланик) или вовсе на плоском ходу. Диана часто носила крупные украшения, к примеру клипсы и чокеры из жемчуга.

Стиль принцессы менялся вместе с ее социальным статусом. Из няни, которая носила твидовые юбки и кардиганы, она превратилась в настоящую леди, которая появлялась на публике в платьях британских дизайнеров. В начале 1990-х стало известно о разрыве между принцем Чарльзом и Дианой. Сбросив оковы английской монархии, Диана стала обладать большей свободой в выборе одежды. Она начала посещать показы в Париже и Милане, познакомилась с европейской модой. Статус принцессы обязывал носить платья в пол с закрытыми плечами и дорогие украшения, а теперь она могла себе позволить открыть длинные ноги и худые плечи.

Анна Харви подбирала ей смелые платья, а Сэм Макнайт, знаменитый парикмахер, сделал ей новую стрижку. Диана не боялась демонстрировать свою сексуальность и привлекательность. В 1994 году, после того как принц Чарльз официально объявил о своих отношениях с Камилой Паркер-Боулз, Диана появилась в черном бархатном платье Christina Stambolian. На следующий день британские газеты пестрили заголовками: «Красотка, от которой отказался принц Чарльз».

К лаконичному стилю конца 1990-х Диана пришла сама, она была знакома со множеством дизайнеров и обращалась к ним самостоятельно. Макияж стал более сдержанным, платья короче, каблуки выше, а любимым дизайнером леди Ди стал Джанни Версаче, который лучше других чувствовал своенравный дух принцессы. 

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Gettyimages

www.vogue.ru