Вакарчук интервью: https://www.youtube.com/watch?v=entqa_nzdtg – «Моя миссия – в уничтожении старой политической системы». Полное интервью Святослава Вакарчука

Содержание

"Моя миссия – в уничтожении старой политической системы". Полное интервью Святослава Вакарчука

Телеканал "Настоящее Время" показывает полную версию интервью украинского музыканта и политика Святослава Вакарчука, лидера группы "Океан Эльзы". Он рассказывает:

  • почему пошел в политику вместе с новой партией "Голос",
  • чем его сторонники отличают от "старых" украинских политиков,
  • сколько он лично платит за электричество,
  • как бы он общался с Путиным, если бы лично с ним встретился,
  • и почему конфликт на Донбассе нельзя, по его мнению, решить военными методами.

"Мы считаем, что можем выполнить свою миссию за два срока пребывания в Раде​"

– Что вы обещаете вашим избирателям, чтобы они проголосовали за вас на парламентских выборах в Украине?

– Сейчас гарантии нет ни в чем. Я сейчас спрошу вас: где гарантия, что вы будете работать там, где вы сейчас работаете, через месяц? Вы никогда не знаете, как будет.

Давать пустые гарантии и говорить "Этого никогда не будет" – это прерогатива старых политиков. Они уже 28 лет рассказывают: "Даю гарантию, что мы снизим цену на газ в четыре раза", "Даю гарантию, что война закончится через месяц". Даю гарантию в одном, даю гарантию в другом...

Я воздерживался от раздачи гарантий. Я могу сказать одну вещь: я не иду сейчас в политику как человек, которого пригласили. Я иду в политику как человек, который сам создал команду и ведет туда большое количество единомышленников. Это в том числе и моя персональная ответственность.

– То есть вы будете работать в Раде весь срок?

– Я буду в политике до тех пор, пока буду понимать, что будет выполнена моя миссия – в изменении, уничтожении старой политической системы и в построении новой политической системы. Сейчас важно обещать не то, что ты будешь долго в политике, а наоборот – что ты будешь не слишком долго. Потому что старая политика – это когда люди приходят в Верховную Раду, садятся в кресла и больше не хотят с них слезать. И так по 10-15-20 лет.

Мы, наоборот, считаем, что мы, каждый из нас персонально, можем выполнить свою миссию за два срока пребывания в Раде. Думаю, больше нам не надо. Пусть новые люди приходят в нашу партию и помогают нам менять эту ситуацию.

Поэтому мы будем инициировать изменения в законодательство, чтобы депутаты были только два срока в парламенте. Как и, например, то, что депутат прогулял половину голосований – он должен будет сдать мандат.

– То есть будете применять дисциплинарные меры к депутатам?

– Мы работаем над этим. Понятно, что мы не можем нарушать Конституцию. И мы не можем делать те вещи, которые запрещены законами. Но мы найдем способ сделать так, чтобы все депутаты нашей фракции в будущем парламенте соблюдали дисциплину в том, что касается наших обещаний.

"25 лет назад мы собрались с целью изменить украинскую музыку. Сейчас мы собрались изменить украинскую политику"

– Аудитория вашей группы "Океан Эльзы" и аудитория вашей партии "Голос" – это одни и те же люди?

– Безусловно нет, не только. Я уверен, что есть много людей, которые слушают группу "Океан Эльзы" и не поддерживают по тем или иным причинам партию "Голос". Но есть и большое количество людей, которые будут голосовать за "Голос", но при этом не являются поклонниками группы "Океан Эльзы". Это абсолютно нормально, это право людей.

Понятно, что они знают меня 25 лет как человека, который делал ту работу, которую делал. И им интересно понять, какой я политик. Понятно, что мы только начинаем наш политический путь. Мне, наоборот, нравится, что люди открыто, откровенно высказывают свое мнение.

25 лет назад, когда никто ни в Риге, ни в Москве, ни в Киеве не знал, что такое группа "Океан Эльзы", мы собрались с целью изменить украинскую музыку. Результат вы знаете. Сейчас мы собрались вместе изменить украинскую политику. Я уверен, что результат вы тоже увидите.

– Вы себя видите в должности премьер-министра?

– Безусловно, мы готовы к любым должностям, от самых высоких до любых других. Но этот вопрос нужно рассматривать в контексте того, что мы уже прошли в Раду и есть коалиционное соглашение. Тогда там мы уже посмотрим, кто за что отвечает. Думаю, что этот вопрос я буду готов с вами обсудить сразу после выборов.

"Украинская идентичность – мощное оружие"

– Предположим, что вас как переговорщика отправляют на встречу с Владимиром Путиным. Вы с ним будете встречаться? Что вы ему скажете и на какие компромиссы будете готовы пойти?

– Надо встречаться со всеми, в чьих руках находится ключ к миру, это очевидно. Первое, что бы я ему сказал: что Украина будет всегда, что Крым – это Украина и что Украина – независимое, суверенное государство, которое самостоятельно будет осуществлять внутреннюю и внешнюю политику. Мне кажется, что надо четко дать понять: мы не позволим никому ни на Востоке, ни на Западе диктовать нам условия. Мы никому не позволим этого делать.

– Как вы ему дадите это понять?

– Очень просто. Это просто нужно четко артикулировать. Надо показывать эту позицию в своем поведении, в разговоре, риторике.

– И как вы будете себя вести?

– Абсолютно спокойно.

– И на какие компромиссы вы готовы пойти?

– Что означает компромисс? Компромисс в чем? В том, чтобы отказаться от контроля над границей или отказаться от своей территории? Или отказаться от того, что Крым – это Украина? Мы не готовы на этот компромисс идти. Безусловно, нам придется вести непростой диалог с теми людьми, которые сейчас живут на неподконтрольных Украине территориях. Прошло уже пять лет, и так просто в один день сделать вид, что ничего не было, не получится.

– Например, команда президента Зеленского недавно сделала заявление о языковом компромиссе: о том, что жителям Донецкой и Луганской областей могут разрешить пользоваться русским языком наряду с украинским.

– Я думаю, что очень опасно, когда мы говорим о перемирии или о мире, переносить логику отведения вооружений или военных позиций на культурную идентичность.

Потому что если вы отведете танки как компромисс для перемирия с двух сторон, взаимно – то это будет действенный механизм для деэскалации, для прекращения огня. Но если вы отведете язык и культуру – вы никогда не вернете ее назад. Это показывает история.

Украинская идентичность является действенным оружием для защиты украинских национальных интересов. Это мощное оружие, и его отведение не приведет ни к перемирию, ни к миру. Скорее, к проигрышу и капитуляции.

Ничто не усилит наши переговорные позиции и ничто не поможет нам так вернуть территории Донбасса и Крыма как конец или, по крайней мере, приближение конца эпохи бедности.

– Если бы у вас была сейчас возможность попасть на территорию сепаратистских "ДНР" и "ЛНР", как бы вы общались с людьми, которые уже несколько лет живут под их властью?

– Я как раз два-три дня назад был на КПП на линии столкновения. И я общался с людьми, которые живут на территории так называемой "ДНР". Они были на нашей территории, и я с ними разговаривал.

Из приятных вещей, которые я бы хотел отметить, – это то, что когда ты приезжаешь на КПП, все в одни голос говорят, что с украинской стороны очередей нет, с украинской стороны проще пройти эту линию и что с украинской стороны нет никаких искусственных преград. Но со стороны так называемой "ДНР" существуют огромные искусственные очереди, делается все, чтобы люди даже не выезжали в Украину.

То есть на самом деле в этом плане те, кто ездят постоянно туда-сюда, уже видят разницу. Но пока что эта разница не настолько большая, чтобы они однажды поняли: так дальше жить нельзя. Чтобы упала стена, так, как в свое время упала Берлинская стена, нужна очевидная разница в уровне жизни. И тогда территория, на которой есть настоящая Украина, будет намного лучше для жизни, чем территория "ДНР" и "ЛНР".

"Разделяй и властвуй" – это фишка российской дипломатии"

– Как стоит поступить для того, чтобы вернуть в Украину украинских моряков, захваченных Россией в Керченском проливе? Россия предлагает, чтобы мы их вернули на условиях Кремля.

– Это невозможно. Я вам процитирую пост человека, который имеет непосредственное отношение к этой истории, пост Виктора Сороки, он отец Василия Сороки, одного из военнопленных. Он в списке нашей партии и сам проявил желание примкнуть к команде "Голоса".

Он сказал прямо: я отец одного из военнопленных, и я, как и все, хочу, чтобы наши дети, 24 моряка, вернулись как можно быстрее домой. Но это ниже нашего достоинства, чтобы наших моряков возвращали домой, а мы признавали их преступниками. Мы не можем сейчас признать, что эти люди нарушали закон, если на самом деле эти люди защищали Украину, защищали украинские интересы.

Но есть и практическая проблема. Представьте себе, что мы применим метод "сделать все что угодно, лишь бы вернуть домой". Я несколько раз слышал, что такие предложения звучали. Мол, давайте сделаем вид, что мы послушали россиян, а потом скажем, что это все была неправда: мы примем их как героев и сделаем вид, что ничего не было.

Так это не работает.

Это же не только эти 24 человека. А что будет с теми сотнями или уже тысячами украинских политзаключенных, которые сидят в российских тюрьмах? Что после этого с ними делать? Или вы думаете, что Россия не использует в своих целях этот так называемый "кидок" с нашей стороны? Не использует его для того, чтобы потом не возвращать других политзаключенных? А как же Сенцов, Кольченко, остальные?

Это длинная история, и мы должны быть осторожными, чтобы не попасть в ловушку. Потому что если это произойдет, именно мы потом во всем будем виноваты, и Россия потом всему миру будет рассказывать: "Вот, видите, украинцы нарушают свои обязательства! Мало того, что во всем они сами виноваты, так они еще и всех обманывают".

Мы не имеем права попасть в эту ловушку. Мы должны быть очень осторожны. Любые предложения российской стороны надо изучать под микроскопом. И смотреть на их прямые или скрытые мотивы. Россия очень опытная в таких вопросах. Она умеет ставить своих визави в ловушку. В России на этом построена вся внешняя политика. Не только последних 28 лет, а в принципе, столетия. Их дипломатия всегда была направлена на "разделяй и властвуй", это фишка российской дипломатии. Об этом еще много говорили такие знаменитые европейские политики XIX столетия – британский премьер-министр Дизраэли или канцлер Германии Бисмарк, они хорошо знали, как работает эта российская дипломатия.

Поэтому нам надо быть очень осторожными. Но вместе с этим продолжать гнуть свою линию. И делать все, чтобы пленные были освобождены. Понимаете, с одной стороны мы не можем оставлять их на произвол судьбы, с другой – нельзя разыгрывать моряков как политическую карту, чтобы кто-то пропиарился на судьбе конкретных людей.

– В интернете широко разошелся ролик, в котором вы общались с Юлией Тимошенко и не смогли ответить на вопрос, сколько стоит газ. Вы сегодня лучше готовитесь к эфирам?

– Мне кажется, что вопрос, который мне был задан, в каком-то смысле был манипулятивный. Потому что мы знаем прошлое этих политиков. Они пришли из торговли газом. Это они договаривались с Россией о ценах на газ, за которые мы еще много лет должны были расплачиваться миллиардами лишних долларов.

Но я очень хорошо знаю цены. Я человек, который живет обычной жизнью. Я, в отличие от них всех, живу в многоквартирном доме. Мне, как и всем, приходят счета за электричество: у меня нет дома газовой плиты, но я плачу за электричество. Я хорошо знаю, какие эти счета. Я прекрасно понимаю, что если даже мне эти счета кажутся большими, то какими они могут быть для обычных людей. Поэтому пусть они не рассказывают о знаниях цен. С такими знатоками цен мы за 28 лет уже дошли до того, что мы – самая бедная страна в Европе.

– А вы сами хорошо разбираетесь в украинской экономике?

– Я разбираюсь достаточно в том, чтобы понимать, какие профессионалы должны быть в нашей команде. Моя задача не разбираться в каком-то вопросе лучше всех, а быть уверенным в том, что принципы команды, с которой мы идем (принципы правды, принципы отсутствия двойных стандартов у членов нашей команды), отстаивались и сохранялись. Моя сильная сторона в том, что я знаю, как объединить людей и как привести их к цели.

Допелся. Почему фронтмен «Океана Эльзы» Вакарчук, став депутатом, потерял доверие украинцев - 27.12.2019

Солисту популярной поп-группы «Океан Эльзы», певцу и лидеру партии «Голос», народному депутату Святославу Вакарчуку не доверяет больше людей, чем доверяет. Об этом свидетельствуют обнародованные 25 декабря данные социологического исследования Центра Разумкова и фонда «Демократические инициативы». Согласно им баланс доверия-недоверия у Вакарчука отрицательный: –27%.«Океан Эльзы» прокомментировал выступление с Вакарчуком в Минске«Океан Эльзы» прокомментировал выступление с Вакарчуком в Минске

Один из популярнейших украинских певцов оказался крайне непопулярным политиком.

Другое социологическое исследование, результаты которого 23 декабря обнародовала социологическая группа «Рейтинг», свидетельствует: политиком года Вакарчука считают всего 5% украинцев.

Для сравнения: президента Украины Владимира Зеленского политиком года назвало 47% опрошенных. Кроме того, в рейтинге Центра Разумкова и фонда «Демократические инициативы» у Зеленского баланс доверия-недоверия положительный — +31%.

А ведь Зеленский и Вакарчук начинали свой путь в политике с похожих стартовых позиций. При этом позиции Вакарчука все же были чуть лучше: он имел небольшой политический опыт, который к тому же не запятнал его имидж.

Теперь же Вакарчук вызывает у большинства украинцев недоверие. И причин тому несколько.

Бизнес превыше всего

Пройдя в Верховную Раду во второй раз (впервые в парламент Вакарчук попал в 2007 году и проработал там год), Вакарчук так и не понял, что статус народного депутата обязывает. И обязательства бывают формальные — например, в соответствии с законодательством нардепам нельзя заниматься бизнесом, и неформальные — парламентарий должен помнить, что представляет и высший законодательный орган Украины, и своих избирателей, и вести себя соответствующе.Под дулами танков: Вакарчук выступил на корпоративе создателей игры World of TanksПод дулами танков: Вакарчук выступил на корпоративе создателей игры World of Tanks

Еще до своего избрания Вакарчук предупреждал, что не бросит петь. Однако информация о его выступлении в Минске на корпоративе компании Wargaming — разработчика популярной компьютерной игры World of tanks — все же взбудоражила украинское общество.

Изначально о выступлении Вакарчука сообщили ряд Telegram-каналов, среди которых — «Храбрые яйца».

«Успешный украинский певец и бестолковый политик Святослав Вакарчук, после разговора на высоких тонах со своим покровителем Петром Порошенко, решил забить на деятельность депутата, и вспомнил счастливые будни попсового рокера. Зачем ему сидеть среди коррупционеров, олигархов и остальных слуг народа, если можно прилично заработать на новогоднем корпоративе всемирно известной компании Wargaming? Гонорар Вакарчука составил около €100 тыс.. Обязательным условием в райдере было — полный запрет фото- и видеосъемки во время концерта (потому их нигде нету), дабы Славка не «троллили» под куполом Верховной Рады. Оплата происходила через офшорные счета», — сообщил канал.

Несмотря на запрет на съемку, в Сеть все же просочились фото и видео выступления Вакарчука в белорусской столице.

 

 

Пресс-служба «Океана Эльзы» — группы певца — пыталась если не исправить ситуацию, то не дать скандалу развиться.

«Информация о коммерческой деятельности является конфиденциальной», — ответила пресс-служба группы 24 декабря на запрос «Украинских новостей».

Тем самым невольно пресс-служба признала коммерческих характер выступления Вакарчука в Минске. А это запрещено законом.

«Очень глупая пресс-служба «Океана Эльзы» назвала совместное выступление с Вакарчуком в Минске — коммерческой деятельностью. Не творческой, а именно коммерческой. И отказалась рассказать о размере гонорара лидера политической партии и фракции «Голос». Которого вместе с его депутатским мандатом на некоторых корпоративах «как рыбу к пиву подают». Советую пресс-службе думать, прежде чем писать слово «коммерческая». Это в законе трактуется как «незаконное совместительство». И может закончиться судом и потерей мандата. За совместительство», — отметила бывший министр юстиции Елена Лукаш.

В «Голосе» же продолжали гнуть свою линию.

«Да, в субботу, 21 декабря, «Океан Эльзы» действительно выступал в Минске на новогоднем мероприятии ИТ-компании. Как говорил Святослав, музыкой заниматься он не прекращает (и это разрешено законодательством)», — говорилось в заявлении партии.

Однако это оправдание выглядело неубедительно на фоне информации о сумме гонорара Вакарчука.

Но помимо сомнительности с точки зрения закона, выступление в Минске бросило тень на партию «Голос» и по другой причине.

Несоответствие образа

Народный депутат представляет не только себя, но и своих избирателей. Глава партии — не только своих избирателей, но и избирателей всей политсилы в целом, а также всех членов партии. И когда главу парламентской политической силы можно «заказать» на корпоратив, это унижает его избирателей. Кто знает, кто закажет выступление «Океана Эльзы» в следующий раз. А вдруг это будут те, кто глубоко противен электорату Вакарчука.

«Немножко переживаю за Вакарчука. А ну как в Единой России предложат 200 тысяч за корпоратив? Потеряем лидера мощнейшей фракции», — подшучивал над Вакарчуком народный депутат от «Слуги народа» Максим Бужанский.

При этом сам Вакарчук изначально позиционировал себя как политика западного образца. В 2017-2018 году он даже изучал политологию и социологию в американском Стэнфорде.

«Да, в Америке я занимался поиском себя и учился, узнавал новое», — рассказывал в своем первом пост-американском интервью изданию Elle.

При этом, что характерно, в том же интервью Вакарчук отрицал наличие у себя этих президентских амбиций. Точнее, делал этот так, что невозможно было понять, хочет певец идти в политику или нет.

«Просто, чтобы закрыть тему. Меня все время спрашивают по поводу моего присутствия в политических рейтингах, президентских амбиций, желания или нежелания баллотироваться на выборах. А история в том, что, что бы я вам ни ответил, вы все равно не поверите», — отмечал Вкарчук.Вакарчук призвал заменить Минские соглашения новым планом «деоккупации» ДонбассаВакарчук призвал заменить Минские соглашения новым планом «деоккупации» Донбасса

Вообще, эта нерешительность сослужила Вакарчуку плохую службу. Одно время его рейтинг был фактически равен рейтингу Зеленского, а также таких политических тяжеловесов, как пятый президент Украины Петр Порошенко и лидер «Радикальной партии» Олег Ляшко. Однако если Зеленский в итоге принял для себя решение и пошел в политику, то Вакарчук долго изматывал журналистов уклонениями от вопроса, будет ли он принимать участие президентских выборах. В конце концов на них Вакарчук не пошел, зато снял ролик «Голосуй не по приколу», что многими было воспринято как атака на Зеленского. В мае 2019 года Вакарчук все же решился на поход в политику и возглавил партию «Голос». Она прошла в парламент.

Но и в Верховной Раде политсила Вакарчука вела себя непоследовательно. Выступая за рынок земли, она не поддержала законопроект «Слуги народа», этот рынок вводящий.

«Мы однозначно за отмену моратория на продажу земли. Но, по мнению фракции "Голос", формулировка «лучше любая реформа, чем никакой» — это точно неправильный подход», — пытался оправдать политсилу нардеп от «Голоса» Роман Лозинский.

Но многих такое объяснение это не убедило. Партия Вакарчука и он сам заслужили славу крайне ненадежных политиков, не отвечающих за свои слова.

В общем, в том, что Вакарчуку не доверяют украинцы, в первую очередь виноват он сам. Украинцы не могут верить политику, который сначала говорит одно, а потом делает другое, и выступление которого можно заказать — были бы деньги.

Ничего не изменилось. Им нужно резюме для выборов, и это страшно. Эксклюзивное интервью Святослава Вакарчука

2 сентября 2015, 09:07

Цей матеріал також доступний українською

Фото: Александр Медведев, НВ

Фото: Александр Медведев, НВ

В поисках новых смыслов лидер группы Океан Ельзи Святослав Вакарчук улетел на учебу в США. Через четыре месяца он вернется в Украину, чтобы открыть новую страницу в своей жизни. Какую? Пока он не знает сам

Два часа беседы пролетели незаметно — их оказалось катастрофически мало. После интервью с лидером группы Океан Ельзи Святославом Вакарчуком никто и не думал расходиться. Хотелось большего. И гостеприимный хозяин пошел готовить кофе для высадившегося у него десанта журналистов НВ. На импровизированной кухне потекла душевная беседа о путешествиях и культурном многообразии мира. Немного о возвышенном, много — о земном.

В финале кофе-тайма Виталий Сыч, главред НВ, вынес на обсуждение вопрос о кажущейся усталости от Украины у канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда. Усталости нет, но есть раздражение,— парирует Вакарчук.— От того, что они [руководство Украины] постоянно просят помощи, и при этом в государстве на разных уровнях беспрерывно воруют.

Все разговоры о ментальности — это чепуха. В Южной и Северной Корее разная ментальность? Нет. Правила разные

Но если у Меркель и Олланда нет усталости от украинской действительности, то у лидера ОЕ, музыканта и общественного деятеля, за последние годы она накопилась. Теперь Вакарчук берет четырехмесячный тайм-аут. Весной он вошел в число 15 счастливчиков из разных стран мира, которые выиграли стипендиальную программу Йельского университета, одного из самых престижных вузов планеты. В конце августа Вакарчук улетел, но обещал вернуться. Вернуться со свежими силами и, возможно, в новом качестве.

Александр Пасховер (А.П.): — Что это за программа и какую вы ставите перед собой цель? Вам это зачем, кроме того, чтобы уйти от музыки?

— Я хочу таким образом отдохнуть от того, что я последние лет 15, словно белка в колесе, фактически беспрерывно был занят с утра до вечера или музыкой, или общественной деятельностью, или и тем и другим одновременно. Йельский университет — очень хорошее место для того, чтобы побыть с собой и немножко подумать про следующую часть своей жизни. Это главная причина. Раз в день тебе дают курс от риторики до современной истории или экономики. Плюс ты можешь как обычный студент взять какой‑то из курсов. С другой стороны, в университете ждут от тебя взаимности. Они хотят, чтобы ты проводил какие‑то встречи, иногда лекции и дискуссии на темы, которые им интересны и в которых, они считают, ты мог бы быть полезен.

А.П.: — И что вы планируете им прочитать?

— Посмотрим. Они знают, кто я и что. Я иногда встречаюсь в западных вузах со студентами. Они меня приглашали. Назвали мою лекцию Revolution, Music and Physics. В результате все сошлось к тому, что мы долго говорили об Украине, о прошлом и будущем. Было очень интересно. Там [в Йельском университете] есть несколько профессоров—нобелевских лауреатов, есть знаменитый историк Тимоти Снайдер, который много знает о Восточной Европе. Но мысли, что я иду туда учиться и вернусь с каким‑то специальным багажом, чтобы дальше заниматься, например, политической деятельностью, у меня нет. Я бы очень хотел, чтобы жизнь моей страны сложилась так, чтобы мне никогда не пришлось заниматься политикой. Потому что я очень люблю творчество. Это для меня самое главное в жизни. Для меня это будет очень большая жертва — отказаться от творчества. И поэтому я бы не хотел. С другой стороны, я никогда этого…

А.П.: — Не исключал?

— Мы никогда не знаем, что будет дальше. Я просто говорю, что не ставлю такой цели и не хотел бы. Но то, как развиваются события в нашей стране, дает мне основания говорить и думать о том, что загадывать наперед я бы не стал.

Виталий Сыч (В.С.): — Прошло полтора года со времени, наверное, самого большого потрясения в истории современной Украины — Майдана. Вы выступали, поддерживали его. Вы довольны тем, насколько изменилась страна за эти полтора года?

— У людей, которые стояли на Майдане, часто были разные мотивации. Но все же большинство шло туда по той же причине, по которой вышел и я. С ощущением, что у страны, у людей, у граждан забирают самое важное — свободу и достоинство. Для меня свобода и достоинство — это главные ценности в жизни. Можно уехать, но мне казалось тогда и кажется сейчас, что это удел прагматичных и слабых людей. Во-вторых, я уверен, что у Украины есть шанс отстоять эти ценности и продолжать строить нормальное государство. Я, например, не выходил туда протестовать против неподписания ассоциации с ЕС. Потому что это непростой вопрос, в нем еще нужно разобраться. Для меня моментом выхода было то, что людей, которые протестуют, побили — жестоко, цинично. Если бы побили демонстрацию, которая выступала против того, чтобы Украина шла в ЕС, я бы вышел точно так же.

Кристина Бердинских (К.Б.): — Виталий имел в виду, что Майдан хотел быстрых изменений — борьбы с коррупцией, налоговой реформы, легкости ведения бизнеса, экономических свобод.

— Я, в общем, хочу того же. Для меня свободная экономика — это путь к материальному процветанию. Другого человек не придумал. Свободная экономика — это естественная среда существования человека. При этом все европейские страны начинали свой путь совсем не так демократично, как сегодня. Они сначала установили правила, а потом дали возможность построить свободную экономику, и она в свою очередь привела к тому, что люди, разбогатев, начали думать о политике, о выборах. Так вот вопрос: мы с чего хотим начинать? Со свободного рынка или всеобщей демократии?

В.С.: — Но мне кажется, что изменения сверху вниз у нас возможны. Тем более что низы уже сказали свое слово — они готовы.

— Если изменения пойдут сверху вниз, тогда мы должны понять и согласиться с тем, что где‑то они будут происходить не по правилам. Нас будут критиковать в разных странах, в том числе на Западе: мол, ребята, так нельзя делать.

А.П.: — Грузии же не сказали. А там поступали очень жестко. И Бендукидзе нам заявил, что либеральных реформ без жестких мер не бывает. Грузию же никто не спросил, почему 5 тыс. человек посадили?

— Это очень сложный вопрос, я над ним мучительно думаю. Бедные, доведенные до нищеты люди с утра до вечера смотрят на клоунов по телевизору, которые притворяются перед МВФ и американцами демократами. При этом воруют, врут, нарушают законы. Хуже всего, что все эти люди — чиновники, у которых дачи, мерседесы, охрана и которые якобы живут на 7 тыс. грн в месяц,— все время рассказывают, что нарушать законы нельзя. Да как у них язык не отсохнет это все говорить? Все же я склоняюсь к тому, что надо пытаться до последнего держаться в рамках закона. Очень опасный путь скатиться в сторону диктатуры. Я очень боюсь и не хочу этого для Украины. Должен быть один кабинет, ответственный за execution (исполнение), неважно, Кабмин это будет или Администрация президента. Потому что нет ни одной страны в мире, где их два. Хотите — сделайте как в Америке — сильный президент, который все решает сам, спорит с парламентом о важных вещах, но исполнительная власть в его руках, а если он зарвется, есть простой и доступный закон про импичмент и Верховный суд, который всегда может стоять на том, чтобы его остановить.


pinchukfund.orgpinchukfund.org



У Святослава Вакарчука есть своя точка зрения на многие политические вопросы. На фото: Вакарчук во время дискуссии с киевским мэром Виталием Кличко и экс-губернатором Донецкой области Сергеем Тарутой /pinchukfund.orgУ Святослава Вакарчука есть своя точка зрения на многие политические вопросы. На фото: Вакарчук во время дискуссии с киевским мэром Виталием Кличко и экс-председателем Донецкой ОГА Сергеем Тарутой /pinchukfund.org


Не хотите — давайте сделаем как в Британии или Германии — каждые пять лет выборы в парламент, который избирает канцлера, тот формирует правительство, у него вся полнота власти. Если вдруг клинч в парламенте и ничего нельзя сделать, всегда есть президент, который имеет одно единственное право — распустить парламент. А мы закон про импичмент не принимаем, потому что боимся, что президента будут сбрасывать с утра до вечера. С другой стороны, власти полноценной мы тоже никому не даем. Президент ничего не может сделать без Кабмина, Кабмин — без президента. Никто не возьмет на себя ответственность сказать: ребята, так ничего не работает!

К.Б.: — Когда началась оккупация Крыма, вы выступали с инициативой проведения концертов мира совместно с российскими музыкантами. Почему не получилось?

— Когда мы обсуждали это в конце февраля, там все только начиналось. Я почувствовал, что пахнет жареным.

А.П.: — С кем вы об этом говорили?

— Например, с [Николаем] Расторгуевым. Понимал, что он человек, который близок к власти, и мы с ним это обсуждали. Я не мог себе представить в тот момент, что через две недели или месяц Крым де-факто будет территорией, которую мы не контролируем. Но мне кажется, что моим российским коллегам это все было понятно и они знали, к чему это идет. Когда я почувствовал, что в Крыму пахнет жареным, я был готов на что угодно — концерты совместные, поездки. Я пытался съездить в Крым, это длинная история. Когда в марте [2014‑го] я туда поехал, то понял, что все уже кончено. Мы были очень ограничены там в своих свободах и возможностях.

К.Б.: — Многие из‑за политкорректности боятся озвучивать, что они, в принципе, смирились с тем, чтобы отпустить Донбасс и Крым.

— Что значит отпустить?

К.Б.: — Это значит, что пусть там будет непризнанная республика, мы будем развиваться отдельно.

— Китай никогда не признает существования Тайваня, хотя Тайвань развивается бурно, и у него все хорошо. Япония никогда не признает [российскими] Курилы.

К.Б.: — Это государственная политика, а я говорю про общественный уровень.

— Я не политик, но как простой гражданин для себя окончательных выводов еще не сделал. Если бы я был у власти, то для того, чтобы остановить эту войну, прекратить кровопролитие и решить вопрос с востоком, я бы поставил на карту все самое дорогое, что у меня есть. Если ты не готов на это, то ты не та команда, которая сегодня способна решить проблему. Готовность пожертвовать своей жизнью ради больших идеалов и есть свидетельство того, что ты страшно в это веришь. Например, Небесная сотня — к сожалению, очень трагическое, но прямое доказательство, что эти люди ставили свободу выше, чем все другое на земле, безопасность и даже жизнь. Они ее отдали.


В Николаеве группа Океан Ельзи выступила перед бойцами 79-й аэромобильной бригадыВ Николаеве группа Океан Ельзи выступила перед бойцами 79-й аэромобильной бригады


Пусть первые несколько жертв были, скажем так, трагической случайностью или кем‑то спланированной провокацией, ведь люди не ждали, что в них будут стрелять на поражение. Но в последние дни они уже видели, что их убивают, но продолжали идти. Если ты идешь во власть и говоришь, что поведешь народ дальше, ты должен любой ценой осуществить обещанное, с которым ты пришел к этой власти, чего бы тебе это не стоило. Или уйти и сказать “я не могу” и не обманывать ожиданий людей.

В.С.: — В последнее время в Украине усилились настроения “пора валить, здесь ничего не будет”. Я далеко не “поравалитик”, но меня довольно сильно удручает огромное количество информации о масштабном воровстве в госкомпаниях. До вас такая информация доходит и что вы думаете по этому поводу?

— Вы говорите, в госкомпаниях воруют. Конечно, воруют. Они будут воровать до тех пор, пока не поймут, что первая сотня главных людей в стране с этим жестко борется, бескомпромиссно, сажает в тюрьмы.

В.С.: — Я имел в виду, что первая сотня их покрывает или участвует в воровстве сама.

— Я не знаю, почему это происходит. Возьмем Министерство внутренних дел. С одной стороны, появилась полиция — это, я считаю, успешная реформа. С другой, главного начальника ГАИ Закарпатья вместо того, чтобы отстранять, переводят в Киев на повышение. Я не понимаю — это как? Наверное, это называется политическая игра и балансирование интересов в современных украинских реалиях. Но это точно не то, что даст прорыв Украине. Если общество не готово, если у нас нет судов для того, чтобы судить и сажать, то хотя бы массово отстраняйте от работы. Моментально, не задумываясь. Это же вы можете? Почему этого не происходит?

А.П.: — А вы можете этот вопрос задать им, а не нам?

— Могу. Скажите кому, я задам.

А.П.: — Ну, у вас товарищеские отношения с Петром Порошенко. Ему, например?

— У меня нет дружеских отношений ни с одним из политиков. Но если у меня будет такая возможность, я его спрошу.

А.П.: — Как вы думаете, справился ли Порошенко с той задачей, которую на него возложили в мае прошлого года?

— Очень сложно совмещать работу президента с тем, чтобы быть владельцем крупного бизнеса, даже если ты им не руководишь. Это тяжело и для него, и для страны. Я это откровенно говорил ему и говорю вам. Нужно быть или бизнесменом, или политиком. Мне кажется, что политику, который хочет войти в историю, нужно определиться, что для него важнее. Тогда тебе просто терять нечего. Представь себе: ты работал постоянно, это было частью твоей жизни. Ты заработал большие деньги, построил бизнес. И тут вдруг все в один момент можешь потерять. Но ты должен быть готов к этому, потому что такова твоя роль.

Если вся моя вина перед Россией в том, что я люблю свою родину, так я не собираюсь отказываться от этого никогда

Так лучше до того, как ты это сделаешь, продать бизнес. Пусть дешевле, но ведь ты уже не бизнесмен и не должен мыслить этими категориями, ты уже думаешь о государстве. В то же время я считаю, что он [Петр Порошенко] достаточно много делает во внешней дипломатии. Мне вообще кажется, что публичная риторика — его сильная сторона. По крайней мере, широта его суждений и взгляд на проблему в каком‑то смысле меня устраивают. Но опять же, где команда? Где люди, которые не удобные и близкие, а чужие, но такие, которые будут что‑то делать.

А.П.: — Так или иначе, лицо украинской политики обновилось. В парламенте много тех, которым, в принципе, хочется доверять. Испытываете ли вы оптимизм в связи с таким вот омоложением власти?

— До голосования по закону о валютных индексациях было больше оптимизма. Меня как холодным душем обдало. Это был плохой закон для страны, его бы все равно президент не подписал. Он плох, потому что нарушает фундаментальное понятие о справедливости. Ты не можешь прощать валютные кредиты или индексировать их по старому курсу, а гривневые под 20 % оставлять. Меня удручило не столько то, что за него проголосовали многие из тех, от кого я этого не ожидал, а то, что потом в частных разговорах многие из них говорили: “У нас выхода нет, ведь выборы на носу”. Надо же иметь такой уровень цинизма! Когда человек говорит: “Этот закон скверный, его не подпишут, но мы же убили двух зайцев. Мы подставили президента, конкурента, теперь пусть он будет плохим, а во‑вторых, нам нужно CV [что‑то предъявить избирателю]". Когда это слышу, у меня волосы становятся дыбом. Потому что я понимаю: ничего не изменилось. Им нужно резюме для выборов, и это страшно.

А.П.: — Назовите реформы или изменения, произошедшие в Украине, которые вы цените более всего?

— Мне очень нравится история, происходящая в прокуратуре, их первые движения. То, что они своих начали сдавать,— правильный шаг. Мне очень приятно, что власть решилась новых людей приглашать на должности. Кто‑то из них справится, кто‑то — нет, мы еще не знаем. Та же Эка Згуладзе [замминистра МВД] проводит реформу, ей что‑то удается. Потому что есть политическая воля сверху, и она не боится ничего, потому что ее ничего не держит. И это правильный путь. Нам сейчас нужны люди у власти, которых ничего не держит, но желательно, чтобы при этом у них была очень сильная любовь к стране. Поэтому нужно, чтобы во власть пришли те, кто до этого никогда не занимался политикой. Когда я вижу в некоторых министерствах людей с реальными западными принципами образования и готовностью что‑то менять — это первые изменения.

А.П.: — Вы еще не знаете, но сегодня мы вас временно “назначили” министром образования. Что вы измените в системе образования?

— Я бы начинал с реформ в детсадах и младшей школе. Потому что это самая важная реформа, и ее легче всего сделать. Начни с 3–7‑летних детей. Брал бы волонтеров, как, наверное, в полиции. Молодых ребят, которые шли бы в садики и начальные классы школы и учили бы детей по‑другому. Первое: каждый человек, который окончил школу, должен знать, в чем его талант. Второе: каждый человек, который окончил школу, должен знать, что он личность и имеет право на свою точку зрения, которая, может быть, иногда важнее, чем точка зрения вышестоящих. То есть это не анархия, а свобода.

Мы ставим в пример Тайвань, Корею, Сингапур — это великие страны, перед которыми хочется снять шляпу. Тот же Ли Кван Ю [премьер-министр Сингапура] говорил, что китайцы — великая нация, что они усовершенствуют любую идею. Но он заметил, что по‑настоящему великой нацией они станут ни тогда, когда смогут что‑то хорошо сделать или усовершенствовать, а когда смогут придумывать.

В Николаеве группа Океан Ельзи выступила перед бойцами 79-й аэромобильной бригадыПочему‑то придумывают все пока что в свободном обществе. Все разговоры о ментальности — это чепуха, навязанная внешними врагами. Евреи на протяжении сотен лет в Западной Европе были ограничены во всех правах. Несмотря на то, что они очень талантливы, единицы достигали успеха. Как только правила поменялись, они стали самыми выдающимися музыкантами, бизнесменами и построили прекрасную страну — Израиль. Спроси в XVII веке про их ментальность — любой скажет, что они все неудачники. Второй пример — Корея. Объясните, в чем разница ментальности в Южной и Северной Корее? У них бабушки и дедушки одни и те же. У них старшее поколение в одних семьях воспитывалось и ездило рыбу ловить друг к другу.

Теперь ВВП на душу населения у южан в 50 раз выше, чем у северян. Разная ментальность? Нет. Правила разные. Просто в Северную Корею зашла Китайская освободительная армия, а также кураторы из Советского Союза, которые навязали свои правила. А в Южной Корее устанавливал правила 7‑й тихоокеанский флот, который сказал: вы будете жить по законам, которые мы в Америке придумали. Хорошо это или плохо — история покажет. Оказалось, что на первом этапе точно неплохо, судя по тому, что мы все в руках держим или Samsung, или LG. Ездим на Kia, Hyundai и так далее.

В.С.: — Значительная часть вашего дохода, едва ли не 2/3, раньше приходилась на Россию. После Майдана вы этот доход потеряли?

— Этот доход я потерял. Но за счет того, что у нас стало больше концертов в других странах, мы теперь сами занимаемся организацией, проводим концерты в разных странах мира, в Украине мы учредили компанию, которая продает билеты, вот за счет такой диверсификации мы не уменьшили уровень доходов, а в каком‑то смысле даже его нарастили. Однако и помогаем, отдаем на благотворительность сейчас намного больше, чем раньше.

В.С.: — В Россию вы с концертами не ездите больше?

— Думаю, придет момент, когда этот вопрос может стать актуальным. Наши российские поклонники в большинстве своем понимают мою позицию. Если вся моя вина перед Россией в том, что я люблю свою родину, так я не собираюсь отказываться от этого никогда. К людям, которые живут в этой стране, особенно к моим друзьям и знакомым, я всегда испытывал глубокое уважение. Я никогда не оценивал людей по паспорту и не буду этого делать. Более того, я вообще не считаю нужным оценивать или обсуждать чью‑то ментальность, доктрину. Они такие, как есть. Нам надо самим разобраться, почему мы такие, и жить, понимая, какие у нас соседи.

Я уверен, что мы будем хорошо жить со всеми своими соседями, когда мы будем сильными, уверенными, процветающими людьми. Будет время, будет место, мы обязательно организуем там концерты, мы очень хотим увидеть наших поклонников. Я считаю, что это нас сблизит в тот момент, когда будет необходимо. Потому что жить-то нам все равно рядом. Никуда мы друг от друга не денемся.

К.Б.: — На днях вышла новая песня Океана Ельзи Життя починається знову. Это жизнь после войны или после чего?

— В одном из госпиталей в Киеве я встретился с парнем, у которого нет двух стоп и одной руки. При этом он очень оптимистичный и позитивный человек. Ему сейчас ставят протезы, и он собирается идти инструктором в армию. Он улыбается, из него жизнь бьет ключом. Ему под Дебальцево осколком оторвало руку полностью. Он упал под деревом на эту руку и потерял сознание. Так пролежал живой с оторванной рукой двое с половиной суток, пока его не нашли. Он отморозил стопы, ему потом их отрезали. Он улыбается и говорит: я хочу жить. Столько оптимизма, как в его глазах, я не видел давно в глазах людей на улице. Люди на улице кислые, потому что у них нет денег. А он радуется, потому что у него осталась одна рука. Я считаю, что, если мы не будем оптимистами, тогда лучше сразу становиться в очередь на кладбище. Нужно всегда бороться за жизнь. Жизнь и свобода выбора — это самое главное, что нам дал Бог. Об этом песня.

Материал опубликован в НВ №31 от 28 августа 2015 года

Украине: интервью со Святославом Вакарчуком

Направо из лифта, мимо портрета Джима Моррисона, над кнопкой звонка — табличка «ТОВ «Суперсиметрія». Похоже, я не ошиблась этажом. В офисе на Шелковичной тихо и светло. «Слава задерживается минут на двадцать, ничего?» — менеджер «Океана Эльзы» Вика заваривает чай, пока я брожу по кабинету, рассматривая клавиши, фотографии в рамках, награды на подоконнике, среди которых три кубка «ELLE Кумир». Двадцать минут — не срок, учитывая, что этого интервью мы ждали почти год.

Наша встреча с Вакарчуком должна была состояться прошлой осенью, накануне концерта во Дворце спорта, которым «Океаны» завершили тур в поддержку альбома «Земля». Тогда же группа объявила, что отметит свой юбилей выступлением на «Олимпийском» в июне. Собрать стадион — 65 тысяч зрителей — никто из украинских исполнителей даже не пытался, такое под силу только «Океанам». Удивительное дело: с годами популярность группы растет, билеты на концерты раскупаются все быстрее, а энергии переполненным залам эти пятеро отдают все больше.
Попробуйте договориться о встрече с человеком, которого хотят видеть во всех концах страны одновременно. С сентября наша съемка с Вакарчуком несколько раз откладывалась, один раз срывалась, «за это время десяток империй расцвел и рухнул во мрак», — говоря словами Гребенщикова, чтобы не уточнять, сколько всего действительно произошло. В конце года «Океан Эльзы» побил собственный рекорд по аудитории: концерту на Майдане, который группа провела в своем первом составе практически экспромтом, аплодировали более ста тысяч человек. За день до этого зрители «1+1» в результате интернет-голосования назвали Вакарчука самым авторитетным украинцем, которому они доверили бы разработать план изменений в стране.
Он выглядит немного сонным и... уютным, что ли, в потертых джинсах и клетчатой рубашке, надетой на белую футболку. Просит у ассистента «что-нибудь без кофеина» и еще полминуты скроллит ленту смартфона, пока я пытаюсь представить себя на месте человека, от которого все всё время чего-то ждут — плана изменений, откровений, решений, песен... В этот момент самый авторитетный украинец откладывает смартфон и вопросительно смотрит на меня. Я не выдерживаю.
 

ELLE Помните легенду про гамельнского крысолова: он играл на дудочке, а дети, как заколдованные, сбегались на эти звуки? Судя по тому, что творится на ваших концертах, десятки тысячи людей готовы не просто подпевать, но и идти за вами куда угодно. Как с этим жить?

Святослав Вакарчук: Я об этом никогда не думаю. 

ELLE Почему? 

С. В. Мне кажется, как только начнешь об этом думать,за тобой уже никто не пойдет. И потом, такое пристальное внимание скорее давит на меня, чем нравится. Поэтому я пытаюсь абстрагироваться, на концертах — так уж точно.

ELLE Как вы изменились за двадцать лет? Вредные привычки появились или, наоборот, исчезли?

С. В. Думаю, с возрастом они могут только появляться. Потому что… Давайте сначала разберемся, о чем мы. Курение? Но я никогда не курил, поэтому мне не пришлось бросать. Но если говорить о недостатках характера, с возрастом они только усугубляются.

Характер — это крест, который несешь с рождения. Мне кажется, бессмысленно с ним воевать.

ELLE Но разве человек не способен меняться? Например, любовь лечит эгоизм...

С. В. Да, по отношению к человеку, которого любишь. А по отношению ко всем остальным — не уверен. Любовь вообще многое может. Но ее еще нужно заслужить. Мне кажется, если она к тебе приходит, значит, ты уже что-то хочешь изменить в своей жизни.
Любовь — пожалуй,самый сильный рычаг, который может что-то изменить в человеке. Но изменить характер… Вряд ли. Да и потом, эгоизм — не характер. Характер — это упорство, лень, слабость, сила, интуиция...

ELLE Хорошо, за прошедшие двадцать лет вы стали более ленивым? Или менее?

С. В. Когда я чего-то хочу, то становлюсь самым работоспособным человеком на земле. И наоборот — очень ленивым, когда не хочу. Хотя я могу делать вещи, которые мне не нравятся, но только чтобы добиться желаемого. Условно говоря, мне нравится порядок в квартире, и если вокруг бардак, я готов убирать, пылесосить, мыть посуду — с детства таким был.

ELLE Вы сами моете посуду?!

С. В. Буквально сегодня утром мыл. А что ей грязной стоять, дожидаться? Я буду наводить чистоту или организую процесс, но просто сидеть сложа руки не могу. Кстати, в этом я типичный мужчина. Меня страшно раздражает грязь, но если разбросаны чистые вещи — не вижу проблемы. Это ведь эстетика (улыбается). Вообще удобно, когда в доме отведено отдельное место под бардак и под порядок. Например, в гостиной всегда убрано, а в гардеробе разбросано, как вам нравится. Ну, пока вещи можно найти (улыбается).

Я знаю, что Святослав не говорит на личные темы, ревностно оберегая от публичности свои отношения с любимой — Лялей. Но он выглядит настолько внутренне спокойным и гармоничным, что не могу не спросить.

ELLE Сложно ли писать музыку, когда все хорошо в личной жизни?

С. В. (Улыбается.) Я думаю, нет людей, у которых всегда все хорошо. Как и нет тех, у которых все плохо. Если у тебя все плохо, виноват ты сам. А вот чтобы было все время хорошо, зависит не только от тебя.

ELLE Но бывают же в отношениях безмятежные, счастливые периоды…

С. В. Бывают. Нет, когда у меня все хорошо, то много музыки в душе. Сейчас, например, из-за ситуации в стране музыку писать не хочется. Казалось бы, масса переживаний. Но мне не до этого. Хотя, конечно, личные переживания превращаются в песни чаще, чем общественные.

ELLE К своему здоровью сегодня вы более сознательно относитесь, чем двадцать лет назад?

С. В. Конечно! Покажите мне человека, который в восемнадцать лет сознательно относится к своему здоровью!

ELLE Среди современной молодежи здоровый образ жизни — тренд.

С. В. Ну, слава богу. А это просто модно или осознанно? Пока тебя не коснется какая-то проблема, ты о ней не думаешь — по себе знаю. Я, например, занимаюсь спортом не для того, чтобы хорошо выглядеть, а потому что это нужно для сердца. Да и нравится активность: бег, фитнес, раз в неделю — бас-кетбол. А вот йога — не мое, для нее я слишком экспрессивен.

ELLE А в еде поменялись привычки?

С. В. Я интуитивно пытаюсь есть то, что приносит больше пользы. Вот кофе с утра уже дважды выпил — думаю, больше не стоит. Стараюсь обходиться без мяса: не считаю себя вегетарианцем, просто для меня это тяжелая пища. Мне кажется, диета должна быть искренней. Если с утра до вечера заставлять себя чего-то не есть, ваш желудок, возможно, и будет здоровее, но ценой расшатанных нервов... Я вижу, как многие женщины себя ограничивают: «Шесть вечера — я не ем, мне не хочется». А по глазам ведь видно, что хочется. Так постепенно накапливается стресс, развиваются неврозы. Нельзя мучить себя голодом, нужно найти баланс.

ELLE Когда вас последний раз удивляла музыка?

С. В. Что значит «удивляла»?

ELLE Вы услышали и сказали: «Wow!»

С. В. То есть понравилась?

ELLE Нравиться можно по-разному. Бывает — просто ок. А бывает, вы вдруг слышите что-то совершенно новое.

С. В. Я понял… Сейчас. Гляну (сосредоточенно ищет в смартфоне). Буквально позавчера я услышал в кафе музыку и нашазамил этого артиста... Вот, Tim Booth, очень красивая песня 2004 года. А вообще, так, чтобы удивить…

ELLE Я потому и спрашиваю. Вы же, наверное, оцениваете с профессиональной точки зрения.

С. В. Нет-нет! Как только начинаю анализировать — это скорее плохо, чем хорошо. Музыка мне нравится, если я могу оценить ее как обычный слушатель.

ELLE А вы по-прежнему можете?

С. В. Конечно! Все, во что я влюбился в юности, слушаю до сих пор и никогда не анализирую. Кто же меня удивил… Помню, в свое время это была Эми Уайнхаус, потом израильский джазовый контрабасист Авишай Коэн, английская группа Elbow...

ELLE А украинская музыка?

С. В. Недавно услышал новую песню SunSay — очень интересная, красивая, на актуальную тему. А еще я сейчас занимаюсь записью альбома своего первого артиста (Святослав продюсирует двадцатилетнюю Кристину Соловей, тренером которой он был на телепроекте «Голос страны». — Прим. ELLE). Там для меня вся новая украинская музыка.

ELLE Музыку для альбома пишете вы?

С. В. Нет. Несколько песен написала сама Кристина, остальное — народные песни, в основном с Карпат, откуда она родом, но в современном прочтении.

ELLE Если бы в 1994 году вам сказали, что двадцать лет спустя «Океан Эльзы» будет собирать стадионы, вы бы поверили?

С. В. В 1994-м — нет, а в 1998-м уже было ощущение, что это возможно. После того как вышел наш первый клип, все развивалось очень быстро. Так бывает, когда музыка попадает в правильное время и место. А бывает наоборот. Знаете, есть такой культовый исполнитель Ник Дрейк? Нет? Видите, и вы не слышали. Он творил очень недолго, с 1969-го по 1974-й, повлиял на огромное количество музыкантов, но умер очень рано — в 26 лет. Я уже потом узнал, что Брэд Питт его большой фанат. Я вам сейчас включу… (Ищет в плеере и включает River Man Ника Дрейка.) Послушайте, какие аранжировки! А вот оркестр вступает... Насколько красивая музыка! Но Дрейк попал в эпоху расцвета всех музыкальных направлений, и для него просто не нашлось ниши. Я открыл
его лет пять назад и с тех пор не могу наслушаться.

ELLE «Океан Эльзы» попал в правильное время и место?

С. В. Да, в 1998 году нам повезло — появился запрос на такую музыку. В 1994-м наши песни были не намного хуже, но тогда мы еще были никому не нужны.

ELLE А после клипа «Там, де нас нема» вы проснулись знаменитыми.

С. В. Я до сих пор считаю, что это лучший клип Сёмы Горова. На «Киевнаучфильме» мы раздобыли старую кинокамеру и коробки с пленкой «Свема», половина из которой оказалась негодной. В итоге картинка получилась, как в документальных фильмах семидесятых.

ELLE А откуда взялась идея с холодильником?

С. В. У нас был спонсор — соки «Смак», которые требовалось, как теперь говорят, интегрировать в клип. Не помню, кому пришло в голову засунуть нас в холодильник — Сёме, наверное. Когда в 23 года тебе говорят: «Лезь в холодильник», ты лезешь, даже не задумываясь, плохо это или хорошо. Сейчас представляю, что бы я устроил, если бы мне это не понравилось… Забавно — на то, что центральной частью клипа была Потемкинская лестница, отсылка к «Броненосцу «Потемкину», никто не обратил внимания. Все запомнили холодильник.

ELLE Вам пришлось пройти испытание славой?

С. В. Я прохожу его каждый день. Во всем: в работе, в личной жизни, в общественной деятельности.

Я не верю, что есть богатые люди, не проходившие испытания деньгами, или известные люди, не проходившие испытания славой, или руководители, не проходившие испытания властью. Как это повлияло на меня? Честно, раньше мне казалось, что никак. Сейчас могу сказать: конечно, повлияло.

Наверное, где-то в худшую сторону: менее терпимым становишься к людям. Но я пытаюсь иногда смотреть на себя со стороны и говорить: помни, ты занимаешься не обычной деятельностью и, возможно, придумал себе, что можешь больше, чем другие. А на самом деле это не так.

ELLE Но у вас всегда был хороший имидж: никаких скандалов, сомнительных поступков…

С. В. А зачем изображать из себя того, кем ты не являешься? Ты такой, как есть.

ELLE Вы готовы сегодня говорить о своих ошибках?

С. В. Конечно! Хотя о многих в

Святослав Вакарчук. Интервью Esquire и новый альбом. | Блогер Ko-ra на сайте SPLETNIK.RU 18 мая 2013

Найем: Перед интервью я спрашивал у людей в твиттере, какие вопросы тебе задать, и оказалось, что у многих один вопрос: почему ты молчишь?

Вакарчук: Молчу?

Найем: Тебя знают как человека неравнодушного. Но твое молчание по поводу того, что происходит в стране, некоторые трактуют так, что тебе все равно.

Вакарчук: Я попробую ответить кратко, потому что иначе нам интервью не хватит. Мне кажется, в нынешних условиях я могу донести что-то важное и дать людям надежду на будущее только тем, что я делаю. Я много думал, и считаю, что сегодня – подчеркиваю, сегодня, так как завтра ситуация может измениться, - этот способ самый эффективный. Потому что нужно достучаться до большинства, которое живет в этой стране, а не только до тех, кто задает вопросы в твиттере. Они сидят на форумах, следят за вашими статьями, они активные участники киберпространства. А что они сделали в жизни? Что они сделали своими руками, чтобы Украине было чем гордиться?

Я не преувеличиваю свое значение – я скромный музыкант. Но я стараюсь своим трудом сделать хоть что-то, чтобы у нашей страны в списке достижений была музыка. Это не так мало, как может показаться. А эти люди занимают ханжескую позицию. Если надо действовать – значит, надо действовать! Разговоры на форумах или посещение круглых столов на сто человек – это не работа. И возможно, потому, что этой работы нет, мы имеем то, что имеем.

Они требуют: дайте нам нового героя! Может ли Вакарчук быть таким героем? Он же, типа, честный. Пусть он нас ведет с флагом! Ну что это за позиция? Это точно не позиция западного общества, которую отстаиваю я. Флаг не выбирают, он сам по себе появляется. Сперва идет желание что-то изменить, а потом появляется флаг.

Есть и другая причина: я понимаю, что у меня огромный творческий потенциал, и хочу его побыстрее реализовать, это очень важно. Многие из этих людей не могут себе представить, что у меня внутри много музыки, творчества, что не всегда связано с политикой, с политической ситуацией. Если бы я знал, что молчу тогда, когда от моего голоса что-то зависит, - я бы не молчал, и никогда не молчал, никто меня в этом не обвинит. А так просто кто-то соскучился, «что-то давно его не слышно». В таком случае – почему вы сами молчите, почему я вас не слышу? Давайте, вперед! А я для вас песню напишу!

Возможно, сейчас период, когда людям надо переосмыслить, что делать дальше. Потому что время сейчас такое – турбулентное… Знаешь, мы много лет разделены на черных и белых, запад и восток. Разделены на своих и чужих. С «Реалом» и «Барселоной» так можно, потому что это футбол, но когда начинают разделять страну – это опасная игра. Нельзя себя загонять в рамки, когда мы будем воевать ради того, чтобы воевать. Борьба всегда выгодна политикам, потому что ничего, кроме политики, они в жизни не знают. А кгда нет борьбы, политики не нужны. Нужна только исполнительная власть, которая тихонько делает свою работу. И поэтому политики постоянно создают турбулентность, чтобы все время было ощущение tough fight.

Проблема в том, что общество, наиболее активная его часть, не знает, чего хочет. Возможно, у нее есть какая-то конечная цель, но ни стратегии, ни тактики я не вижу. Часть украинского общества хочет двигаться в Европу, но все очень по-разному это представляют. Для кого-то это ценности, для кого-то – безвизовый режим, уровень жизни. Для меня Европа – прежде всего ценности. Все остальное – второстепенно. Даже если окажется, что мы не станем очень богатыми, или быстро не станем богатыми, но быстро приобретем ценности, - я за такой путь.

Я подытожу в двух словах: общественный запрос не создается искусственно. Возможно, я наивный, но я верю, что во всех странах общественный запрос сам вызревал, как пиво, понимаешь? И вот только он вызреет – найдутся те, кто сможет повернуть его в правильное русло. Или в неправильное. Но какое-то движение обязательно будет.

 

Источник: лучшее сообщество в ЖЖ

Океан Ельзи - "ЗЕМЛЯ"
на Яндекс.Музыка - http://music.yandex.ru/okeanelzy/?from=charts_oe
на iTunes - https://itunes.apple.com/ua/album/zemla/id647833162
(CD с 20.05 в Украине, 22.05 в России, Беларуси, странах СНГ)

Обновлено 18/05/13 01:48:




Основные тезисы интервью Святослава Вакарчука за минуту - новости Украины, Политика

Святослав Вакарчук о встречах с Порошенко, целях Украины и третьей революции

Музыкант Святослав Вакарчук решил не участвовать в президентских выборах. По его словам, должность гаранта его не интересует. В тоже время Вакарчук заинтересован в изменениях в стране. Каким образом он собирается влиять на развитие страны - пока не особо ясно.

В интервью Левому берегу Вакарчук рассказал, что его команда и план действий продолжают формироваться. По старой традиции, музыкант конкретикой не сыпал, обещает все рассказать со временем. LIGA.net посмотрела часовое интервью лидера группы Океан Эльзы и выбрала 10 заслуживающих внимания реплик.

Почему так долго решал, идти ли в политику. "У меня заняло некоторое время принять взвешенное и ответственное решение по поводу моих дальнейших планов в политике. Я их сделал и очень благодарен, что все люди это восприняли… За этот год я находил все больше единомышленников и сторонников. И чем дальше, тем очевиднее становилось, что именно эти люди - моя надежда и опора. И мы формируем большую и родственную в идеалах команду".

План действий пишется. "В свое время я все расскажу… Когда я буду готов назвать свой план действий, я обязательно это сделаю. Он в процессе разработки".

Моя задача – это революция. "Нам нужна третья революция, но революция в головах. И это одна из самых больших задач, которые я вижу перед собой. Революция в головах политиков и избирателей".

О своей фамилии в президентских рейтингах. "Мне кажется, в 2014 году не я пришел в политику, а политика пришла ко мне. Но меня это не удивило, поэтому я спокойно на это смотрел. Когда ты видишь поддержку людей, которые видят твои возможности что-то сделать, ты об этом, понятно, задумываешься".

Добрый день, Ахметов. "Я вообще никогда в жизни не общался с ним лично, кроме "Доброго дня".

В декабре был на Банковой. "Он (Порошенко) просто спросил, какие у меня планы, что я думаю о стране. Он не спрашивал меня, буду ли я баллотироваться… Все время моих встреч с президентом (а их было намного больше, чем одна) занимало мое желание сделать так, чтобы что-то в стране менялось к лучшему… Другой цели этих встреч никогда не имел, не имею и не буду иметь".

Зеленский должен участвовать в дебатах. "Я очень мало могу сказать о Зеленском-политике. Я надеюсь, что все кандидаты в президенты пройдут эти два месяца так, чтобы мы могли как можно больше сказать о них как о политиках. Для этого необходимым условием являются телевизионные дебаты всех кандидатов".

Верховная Рада стала лучше. "Когда там был я, там были единицы тех людей, которых я могу назвать людьми будущего, людьми с другими принципами. Сегодня там таких уже десятки. По разным подсчетам - 30-40 человек… Я надеюсь, в следующем парламенте таких людей станет еще больше и в какой-то момент эти люди не просто начнут громко кричать о проблеме, а будут брать на себя ответственность".

Нужно менять закон о выборах. "Мы должны прямо сейчас изменить избирательное законодательство, чтобы парламентские выборы прошли по новому закону. Я об этом говорил с президентом. Я сказал ему, что должны быть открытые списки, честные суды и качественный антимонопольный орган. То, что он мне ответил, мы увидим в его действиях".

Наша цель – перегнать Польшу. "Путь на сближение с Евросоюзом и НАТО – единственно верный путь, который лежит на столе. Чтобы сближаться с ними, мы должны экономически расти быстрее Польши и Словакии… Если мы не начнем расти на 7,8 и больше процентов в год, мы не догоним Польшу никогда".

Читайте также: "Амбиции больше, чем президентские". Интервью Вакарчука за минуту

Юрий Смирнов

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Святослав Вакарчук рассказал, как Украине вернуть Донбасс – новости ДНР

Верховная Рада 9-го созыва обновилась на 80% и помолодела на 7 лет. Основу обновленного парламента составила фракция "Слуга народа". Благодаря рейтингу президента Владимира Зеленского, в стены Рады прошли практически все, кто шел на выборах под брендом Зе.

На этом фоне детище визави Зеленского, певца Святослава Вакарчука, "Голос" немного затерялось. Небольшим составом войдя в Верховную Раду (всего 20 нардепов), партия Вакарчука качественно удивила своим составом. При этом за 4 месяца рейтинг партии, по данным опросов, рухнул почти в разы, до непозволительных 3-4 %.

Есть ли в этом смысл, как партия "Голос" планирует заканчивать войну на Донбассе, голосовать за рынок земли и сплетничают ли там о секс-скандале внутри "Слуги народа", OBOZREVATEL в блиц-интервью поговорил со Святославом Вакарчуком.

– В одном из интервью вы говорили, что в Верховной Раде фракция “Голос” не власть и не оппозиция, а “надпозиция”. Что имели в виду?

– В Украине нивелированы понятия оппозиции и власти. Оппозиция существует там, где есть четкие идеологические границы. У наших же политсил такого вообще нет и все проверяется степенью лояльности к лидерам. Условно говоря, есть новый президент, кто-то его поддерживает, он с ним в коалиции и монобольшинстве. Кто-то против категорически - он в оппозиции, несмотря на интересы государства.

Мы занимаем другую позицию, считаем, что нужно ориентироваться не на лидеров, а на те вещи, которые кто-то делает. Мы поддерживаем то позитивное, что делает партия власти. У нас программы в некоторых аспектах совпадают, но есть фундаментальные вещи, в которых мы с ними не согласны и некоторые их действия приводят к разрушению украинских институций, к перекосу баланса власти в сторону президента, и это опасная тенденция.

В партии “Слуга народа” очень много скандалов, и если они продолжатся в следующем политическом году, то фракция может и не иметь 226 голосов, начнется формирование коалиции. При каких условиях вы готовы войти в новую коалицию со “Слугой”?

– Мы четко заявили, что СН – монобольшинство. Они взяли на себя, вместе с президентом, полную ответственность за правительство, ситуацию в стране. К сожалению, но это факт, большинство проектов в повестке работы Рады – их детище.

Поэтому раз они взялись за это, то пусть несут политическую ответственность. Мы готовы подставлять плечо, голосовать за их инициативы, готовы советовать и в комитетах, и в зале делать все, чтобы законы были лучше.

Мы это делаем и сейчас, например, с рынком земли, который требуем создать работающим в интересах фермеров. Наши депутаты заставили большинство изменить позицию по Избирательному кодексу. Коалиция вещь формальная, взяли на себя ответственность, пусть несут.

– А если случится так, что фракция начнет разваливаться…

– Если так получится и будут совсем другие политические обстоятельства, то мы с вами встретимся и поговорим.

Стена – плохой пример, и она у меня ассоциируется с “Берлинской стеной”

– Давайте представим, что на встречу “нормандской четверки” с Владимиром Путиным поехал не Владимир Зеленский, а вы. Как бы вы себя вели, что предложили бы в этой ситуации?

– Терпеть не могу отвечать на вопросы, если бы кто-то был на том месте или на другом. Моя позиция абсолютно четкая и я ее никогда не скрывал – Украине нужно было ехать на переговоры тогда, когда она была бы готова представить такой план, который поддержало бы большинство людей.

По моему мнению, этот план выглядит так – нужно сначала провести всеобъемлющее и длительное прекращение огня (и тут на самом деле, очень много подпунктов плана – кто будет контролировать, как это развести во времени, какие линии и т.д.). Это должно быть основным условием. Также я бы не вступал в переговоры, которые смешивают безопасность с политическими, а тем более экономическими вопросами.

Кто-то говорит, лучше хоть что-то решить, чем ничего, но я не сторонник такого формата. Считаю, некоторые “что-то” могут принести фундаментальные проблемы, из которых очень сложно вылезти. Надеюсь, такого еще не случилось, но риски есть.

– Ваша фракция допускает компромиссы с Россией в вопросах особого статуса Донбасса?

– Послушайте, нам нужно остановить войну, люди хотят мира. Он наступает тогда, как сказал один классик, когда перестают стрелять. Если противоположная сторона не хочет прекратить стрельбу просто так, значит, они не хотят мира. Они используют войну, чтобы заставить нас сдаться, если не условиями безопасности, то политическими. Это означает идти на политические переговоры и сдаваться, Украина и наша фракция к этому не готовы.

– Если основной вариант Владимира Зеленского провалится, то сейчас обсуждают план Б. Речь идет о стене по всей линии Донбасса, отгораживания от этой территории.

– Стена – плохой пример и она у меня ассоциируется с “Берлинской стеной”, немного не так, как это должно быть. Что должно быть, и это не план Б, а реалистичный вариант – остановить огонь на длительный срок. Как только мы поймем, что с двух сторон не хотят стрелять, тогда нужно это линию разграничения правильно оформить.

Украинскую армию с временных мест дислокации перевести на специальные военные базы, после этого гарантировать прекращение военных действий. Потому что можно прекратить огонь, но боевые действия, нет – они могут идти в тыл, брать там заложников, проводить диверсии и так далее. Тогда мы садимся за стол переговоров внутри страны, думаем, как вести переговоры, возвращать людей и территории к нам.

Встреча Зеленского, Ангелы Меркель, Эммануэля Макрона, Владимира Путина

Встреча Зеленского, Ангелы Меркель, Эммануэля Макрона, Владимира Путина

Если же мы будем параллельно стрелять, думать о местных выборах, то такой кусок страны мы и получим. Украина не имеет права отказываться ни от одного метра своей территории, но то, как мы будем договариваться имеет большое значение. Дьявол кроется в деталях.

– И последний вопрос по военной теме – амнистия. Возможно ли голосование фракции “Голос” за какой-либо формат амнистии, который будет предложен в Раде?

– Еще раз говорю – мы должны решить вопрос безопасности. Только потом возвращаться к амнистии, как и к другим вопросам в законе о временном статусе оккупированных территорий, который, к сожалению, был принят и продлен в том числе с помощью фракции, которая сама выступала за красные линии.

Чтобы вы понимали, в большинстве стран вопрос поднимался только тогда, когда долгое время не было боевых действий. Есть очень много возможностей для манипуляций. Первое условие – долгосрочное и постоянное прекращение огня.

– Вопрос по рынку земли. Сейчас в комитете аграрной политики нет представителя “Голоса”...

– Формально да, но там есть представитель в специальной рабочей группе – Владимир Цабаль, который представляет позицию фракции. Они там собираются фактически каждый день, чтобы на комитет вынести законопроект с поправками, которые будут рассматриваться в рабочем режиме, согласно Регламенту, и это будет происходить долго. Но другого выхода нет.

Децентрализация Зеленского – опасная вещь

– Вы в первом чтении за законопроект не голосовали, сейчас настроения изменились. Понятно, что финального варианта еще нет, но какова ваша позиция?

– Пока что наша позиция – мы проголосуем за тот проект, который полностью защищает права малых и средних фермеров, собственников земли, который даст украинским общинам развиваться и первоочередное право на покупку земли. В противном случае это превратится в приватизацию 90-х. Мы за то, чтобы этот вопрос был урегулирован, но мы не готовы нажимать зеленую кнопку лишь за хорошее название.

Я надеюсь, что экспертная дискуссия, подчеркиваю – не политическая, не манипуляция и усиление уличных настроений политиками с разных сторон, а рабочая дискуссия может приблизить нас к решению. И делать такие дискуссии нужно столько, сколько необходимо. Спешить здесь нет надобности, это может вылезти боком.

– Будете поддерживать законопроект президента о децентрализации, поданный несколько недель назад?

– Это очень опасная вещь. Из того, что я увидел, фактически президент получит возможность останавливать решения кого угодно – местных советов, мэров. При всем уважении и поддержке идеи того, что государство должно иметь сильный центральный аппарат, это изменения к Конституции, которые не децентрализуют, а централизуют власть.

Аналогично и закон о снятии неприкосновенности, он цементирует неприкасаемость. Говорите прямо – мы хотим принять закон о централизации власти, это будет честно.

О союзе со "Слугой народа", разочаровании украинцев и войне: эксклюзивное интервью с Вакарчуком

Такие изменения не способствуют децентрализации, ведь ее цель – поиск баланса между независимостью и возможностью выполнять свои действия со стороны местных властей, и возможностью центральной власти их контролировать. Прежде всего – через Службу безопасности, органы полиции, суды, которые должны принимать финальные решение, монетарную и фискальную политику.

Остальное – местная власть. У них есть не политические, а экономические ежедневные вопросы. Если они в чем-то неправы, то должен быть кто-то, кто обращался бы в суд, имел конституционное право высказывать свои замечания. Но чтобы президент мог останавливать решения – это слишком.

– У меня в редакции есть коллега Галина, она голосовала на прошлых выборах за “Голос”. Мы недавно разговаривали на тему политики и она призналась, что не до конца понимает, что фракция сделала за эти 4 месяца в парламенте. Можете ли назвать 3-4 законопроекта, идеи “Голоса”, которые уже успели реализовать?

Во-первых, если бы не мы, то много законов приняли бы в худшей редакции…

– Например?

– Это касается многих. Закон о ГБР, Избирательный кодекс, закон о госзакупках, где мы фактически отстояли права пациентов, мы сможем вовремя и по хорошей цене получать лекарства, ликвидация “площадок Яценко” . Все это – заслуга наших депутатов. Не все измеряется тем количеством законов, которые мы провели.

У нас есть законы нашего авторства, в частности о прозрачном финансировании партий, которые были приняты. Сейчас я рассчитываю на законы об упрощении работы парламента, касательно Регламента, на закон о приравнивании сепаратных переговоров с государством-агрессором к государственной измене. Безусловно, наша самая важная тема – план реинтеграции, деоккупации Донбасса и Крыма, он является нашей альтернативой тому, что предлагал Порошенко и сейчас продвигает Зеленский.

Какой план у “Голоса” на ближайшие несколько месяцев. Чем планируете заниматься в первой половине 2020 года?

– Давайте мы на эту тему поговорим в январе, когда будет сформирована повестка дня, мы поймем, какие вызовы стоят перед Верховной Радой. Но сейчас могу сказать, что моя позиция проста – сегодня партия “Голос” молодая, новая политсила. Есть в регионах ячейки, которые нужно развивать и с которыми много сложностей…

– У вас работают партийные ячейки в регионах?

– Да, вот вернулся из Львова, где провел встречу с активом области. До этого был в Черновцах, Тернополе, Одессе. После праздников планирую поехать в другие регионы, это сложный процесс, у нас нет олигархической поддержки, сетки, неограниченного финансирования, мы не покупаем партию, вывеску, а строим ее с нуля.

– Правда ли, что Ярослав Рущишин идет в мэры Львова? И выходцы из “Галицкой партии”, частично представленные во фракции “Голос”, будут помогать ему в борьбе за это кресло против Андрея Садового?

– Сейчас еще не объявлены выборы в мэры Львова. Давайте вернемся к этому вопросу тогда, когда это произойдет. Считаю, что партия “Голос”, когда пойдет на выборы, будет представлена везде. А то, кто будет баллотироваться - мы открытая политсила, выберем достойных, тех, кто сможет показать лучший результат.

Касательно второй части вашего вопроса, то у нас костяком любой команды будет “Голос”. Есть много людей из других партий, с которыми сотрудничаем, благодарны УГП за поддержку. Бывшие члены этой партии являются нашими депутатами, членами фракции "Голос", которые очень помогают в парламентской работе.

– Многие говорят, что Сергей Притула пойдет на выборы мэра Киева.

– Будут выборы…

– Вы с ним разговаривали на этот счет?

– Вопрос выборов можно задать ему. Не видел его довольно давно, общаюсь только по телефону. Он занимается своей основной деятельностью в Киеве, но так, как он член политсовета партии, мы с ним общаемся и виртуально, и напрямую. У нас основной вопрос партийного строительства, он также принимает тут участие.

Нашей киевской организацией занимается Кира Рудик, она – интересный и эффективный реализатор, держит руку на пульсе. Она вместе со своей командой будет принимать окончательное решение.

– Видел вас неоднократно в кулуарах Верховной Рады, мне показалось, что вы не совсем довольны той атмосферой в парламенте…

– А вы ею довольны?

– Частично есть такое. Но все же, какие ваши эмоции и впечатления от работы под куполом?

– Я не ожидаю от Рады кино с попкорном, но, к сожалению, монобольшинство нам именно это и предлагает. Если бы я пошел в кинотеатр на хорошую комедию и мне все понравилось, но то, что они превратили работу Рады в трагикомедию, меня лично, как гражданина и избирателя, раздражает.

Но, как говорят, веселые времена настали. Наша задача – нивелировать это эффект, поэтому такая ситуация меня радовать не может. Мы делаем много хороших вещей, когда Рада голосует за хорошие вещи, я доволен.

Вакарчук и фракция "Голос"

Вакарчук и фракция "Голос"

– Вы обсуждаете с коллегами эти скандалы?

– Стараемся не тратить энергию на это.

– Вы же люди, общаетесь между собой.

– У меня есть более интересные вещи. Перекинуться несколькими предложениями это да, но обсуждать, сплетничать о коллегах… Это их дело, пусть сами разбираются.

– Вы готовы дать бесплатный концерт в Донецке, когда он будет деоккупирован?

– Много раз говорил, что мы готовы будем это делать. В том числе и на прилегающих территориях, в зоне ООС регулярно даем концерты, все они бесплатны.

– А именно в Донецке?

– Об этом говорил же. Более того, сотни наших фанатов сохраняют билеты с двух концертов во Дворце Спорта “Дружба”, которые были запланированы на июнь 2014, но так и не состоялись, хотя они все были проданы. Мы обещали, что эти люди в первую очередь попадут на концерт, и другие желающие также. Этот вопрос не если, а когда.

– Мы понимаем, что через год, два, пять будут деоккупированы территории Донбасса…

– Я вас перебью, мы понимаем, что рано или поздно это произойдет, но я бы предостерег и вас, и нас всех от того, чтобы мы ставили себе цель “когда”. Важнее не когда, а каким образом вернутся, я так тоже думаю.

– Там есть десятки тысяч людей, кто-то поддерживает боевиков, кто-то нет, мы это понимаем. Но когда возникнет вопрос амнистии, кого бы вы амнистировали? Есть же там люди, воевавшие, есть те, кто просто в местной школе работает.

– Я готов вернуться к этому вопросу, когда год будет полная тишина и перестанут стрелять. Обещаю вам ответить.

– Заработная плата, которую вы получаете в Верховной Раде на что вы ее тратите?

– Буду откровенен с вами, я не очень прямо богатый человек, но при этом смог заработать достаточно большие деньги. Могу себе позволить не думать о том, какая у меня зарплата. Но делать популистские вещи в формате “мне не нужна зарплата”, я считаю, это унижением и моего достоинства, как человека, которому платят за работу, так и моих коллег, которые менее финансово защищены, и для них это большие деньги.

Они живут за эти деньги, и для них это важно. Конечно, я бы хотел, чтобы зарплата депутата соответствовала тем вызовам и заданиям, и они не думали, как прокормить семью. Многие из нашей фракции пришли на зарплату, которая меньше той, что они ранее получали, как и я. Это осознанный выбор, считаю, когда украинцы начнут больше зарабатывать, будет более корректно говорить о повышении.

Полную версию интервью на OBOZREVATEL читайте уже в 2020 году. Там Святослав Вакарчук рассказал ранее неизвестные факты о своем детстве, отношениях в семье, о концерте в Минске, а также начале музыкальной и политической карьеры.

Не пропусти молнию! Подписывайся на нас в Telegram