Алексей ботвинов: Алексей Ботвинов

Содержание

Алексей Ботвинов

Среди чрезвычайно широкого репертуара Алексея Ботвинова более 30 концертов для фортепиано с оркестром. Выступления пианиста соло и с ведущими оркестрами в крупнейших концертных залах — Берлинской Филармонии, Лондонском Вигмор-Холле, Цюрихском Тонхалле, Московском Доме Музыки, в других лучших залах Европы и Азии — пользуются неизменным успехом у публики и прессы. Народный артист Украины, в СМИ награждается такими эпитетами как «…маяк для тех, кто ищет свет», или «…обладатель техники сотворения чуда». Недавно российское РИА «Новости» написало, что «…Ботвинов – один из лучших пианистов современности». Ведущие европейские газеты пишут об артисте как «…суперзвезде классики» или «…поэте за роялем, выделяющимся своим особым жемчужным звуком».
Алексей Ботвинов учился в Одесской Консерватории у профессоров С.Могилевской и А.Кардашева, в Московской Консерватории у В.Горностаевой, и затем стажировался у Алексиса Вайссенберга.
Алексей Ботвинов в 19 лет стал лауреатом Первого Всесоюзного Конкурса имени Рахманинова в Москве в 1983 году, являясь самым молодым его участником.

Потом были победы на Международных конкурсах имени Баха и Клары Шуман.
Ботвинов имеет репутацию новатора в сфере классической музыки. Артист является первопроходцем множества уникальных проектов, и особое внимание привлекают те, которые являются синтезом разных форм и жанров искусства. Ботвинов много экспериментирует с сочетанием музыки и балета (многолетнее сотрудничество с балетными компаниями Цюриха и Берлина), музыки и театра (уникальный новаторский проект по культовому роману М.Шишкина «Письмовник»).
Многолетнее сотрудничество пианиста с выдающимся хореографом Х.Шперли, начатое в 1996 году, привело к 20 балетам на музыку всех эпох – от Моцарта до Шнитке, гастрольным турам (особенно с «визитной карточкой Цюрихского балета» – «Гольдберг Вариациями Баха») в десятках стран – на главных сценах Германии, Франции, Испании, Великобритании, России, Японии, Канады, Южной Африки, Китая и др. с неизменным сенсационным успехом. «Берлинер Курьер» назвал исполнение пианиста в 2001 году в Берлинской Немецкой Опере «настоящим фейерверком за роялем!»
Аудиозапись «Гольдберг вариаций» поднялась до 2 места в швейцарском хит-параде классики в 1997 году, «Ле Фигаро» назвало ее «суперзаписью!».
Следующий диск «Ботвинов играет Рахманинова» был признан в 2002 году в Швейцарии «Диском месяца».
Пианист принимал участие в многочисленных международных фестивалях- в том числе Шопеновском в Польше, Цюрихских Фестшпиле. А на фестивале «Муртен Классикс 2003» он являлся «Артист ин резиденс», выступив сразу в 8 концертах с разными программами.
Ботвинов выступает с ведущими оркестрами Европы. Среди его больших туров – гастроли по Германии и Бельгии с Королевским Оркестром Фландрии, турне по Китаю со знаменитым Цюрихским Камерным Оркестром. Каждый концерт турне по Азии в 2007 году (Гонконг, Тайпей, Куала- Лумпур, Джакарта, Сингапур) заканчивался стоячей овацией. Видео с исполнением «Элегии» Рахманинова из 2000-го зала Тайпейской Филармонии стало хитом интернета с почти 200.000 просмотрами в Youtube.
Новый революционный для мира классики проект «Бах. Перезагрузка» представляет собой сочетание на первый взгляд несочетаемых культурных сфер – вершины европейской музыки «Гольдберг Вариаций» Баха с ориентальными ритмами знаменитого турецкого перкуссиониста Бурхана Очала, основанными на древних суфийских традициях.
Европейская премьера «Перезагрузки» прошла с сенсационным успехом в Большом Зале Московского Дома Музыки (2011), затем были выступления в Париже, Цюрихе, Базеле, джазовом фестивале в Монтре, на открытии Стамбульского Кинофестиваля.
Ботвинов, совместно со знаменитым музыковедом, экспертом Нобелевского комитета по музыке М.Казиником, создали крупнейший в новой российской истории телевизионный музыкально-просветительский проект «Свободный полет»: 56 телефильмов транслировались по российским телеканалам, представляя анализ сотен музыкальных произведений последних трех столетий. Аналогичный радио проект Ботвинова и Казиника шел 4 года в режиме «нон-стоп» на российском государственном радио «Орфей».
Инициированный Ботвиновым в 2008 г. проект «Визуальная реальность музыки» сочетает фортепианную музыку с видеоклипами, создаваемыми прямо во время концерта молодыми виджеями. Выступления с этим проектом в Москве и Донецке, опен-эйры в Киеве и Одессе, собрали беспрецедентно большое для Украины количество зрителей (более 10000 ч.
), и вызвали огромный отклик в отечественных медиа.
В 2009-2010 г. Алексей Ботвинов на общественных началах исполнял обязанности художественного руководителя Одесского Театра Оперы и Балета. За это время он инициировал 2 успешные премьеры в современной европейской театральной стилистике – балет «Нуриев навсегда», где сам исполнял соло на рояле; и оперу «Турандот» в постановке выдающегося немецкого режиссера К.Фон Гетца. Премьерные показы оперы получили хвалебные отзывы в ведущих профессиональных оперных изданиях Германии, Швейцарии. Австрии и Великобритании – впервые за всю новейшую историю оперы Украины.
Созданный в 2011 году театрально-музыкальный проект «Письмовник. Элегия» стал режиссерским дебютом Ботвинова; он выступил также автором пьесы и сценографом. Проект успешно прошел на одесской сцене (10 представлений), а в декабре 2012 года в Цюрихе с большим успехом состоялась премьера немецкоязычной версии спектакля.
В августе 2015 во Франции состоялся «1й Международный Мастер курс для пианистов Алексея Ботвинова в Шато де Бюссе».

Блог Алексея Ботвинова - Блоги на портале LB.ua

Пианист, народный Артист Украины, инициатор и президент фестиваля ODESSA CLASSICS

Алексей Иванович Ботвинов — украинский пианист, Народный артист Украины. Считается одним из самых известных исполнителей музыки Рахманинова. Исполнил на сцене более 290 раз Гольдберг-вариации И. С. Баха.

С успехом гастролировал в более чем 40 странах мира. Известен своими новаторскими, инновационными подходами к презентации классики, популяризацией ее среди молодежи. Автор синтез-проектов "Визуальная реальность музыки", "Бах.Перезагрузка", "Письмовник". Соавтор перформанса "Искусство войны" (реж. - В.Троицкий).

Алексей Ботвинов стал автором идеи, президентом и организатором первого Международного фестиваля искусств "Odessa Classics", проходящего ежегодно в начале июня в Одессе.

Все записи блога

  • Самостоятельные артисты оказались во всем мире под самым суровым безжалостным ударом карантинных ограничений.
  • Рискну предположить, что истинная причина беспрецедентного социального взрыва в США – в накопившемся в обществе недовольством локдауном.
  • Австрия первой в Европе решила радикально смягчить правила социального дистанцирования для проведения концертов и спектаклей.
  • Мне хотелось бы понять уже сейчас, действительно ли единственным вариантом после победы над вирусом является выбрасывание высокой культуры на свалку истории?
  • Пандемия для власти – уникальный шанс, когда граждане добровольно и без малейшего сопротивления отдают свои свободы и права.
  • Классическая музыка - уникальное достижение западной цивилизации, своеобразный антидепрессант, уже столетиями доказывающий свою эффективность.
  • Как могло получиться, что вместо дней достоинства и гордости мы имеем то, можно назвать днями позора?
  • Уровень обсуждения перед 2 туром голосования уже давно перешел все грани допустимого.
  • Обществу Украинцев в Швейцарии удалось во второй раз подряд уговорить хозяев, и для ежегодного «Форума Украина-Швейцария» сделали исключение.
  • В Украине есть огромный дефицит общественных фигур, которые являлись бы истинными моральными авторитетами.
    Такими, каким был Андрей Дмитриевич Сахаров.
  • Куда придет Украина, если в интеллектуальной элите нет понимания аксиомы, что государство без культуры обречено на деградацию, в том числе и экономическую?
  • Не мог себе представить, что буду играть в швейцарском Парламенте на специально доставленном туда рояле – первым из пианистов.
  • Этот огромный театр на севере Италии показал, что классика может стать желанной для тысяч зрителей разных сословий.
  • Тем, кто поддерживает тренд развития нашей страны, стоило бы задуматься, кто будет в выигрыше от развала Евросоюза, и на чью поддержку мы в результате сможем рассчитывать.
  • У меня есть два простых возражения по поводу неизбежности Апокалипсиса из-за наступающей роботизации.
  • В нашей стране любой фестиваль классической музыки является финансово неокупаемым мероприятием, существующим на спонсорские или государственные деньги.
  • Нашу цивилизацию разрывают надвое две антагонистические силы - Логос и Хаос. Мир на перепутье. Возможно, мы наблюдаем важнейшую критическую фазу в развитии человечества.
  • Новая холодная война, запущенная Брекситом, и полноценно объявленная Трампом, станет войной всех со всеми.
  • Трамп практически проводит мастер-класс по попытке свернуть демократию. Причем делается все максимально открыто, без ложных сантиментов.
  • Кто победит - Логос или Хаос? Скорее всего, мир разделится на две части, между которыми будет воздвигнута реальная Стена. А вот где в этом "дивном новом мире" окажется наша страна…
  • Евросоюз переживает беспрецедентный кризис, но глобальный игрок, не выполняющий свои громкие обещания, теряет уважение не только в глазах моих соотечественников.
  • Все карты спутаны, все для нас оборачивается крайне плохо. И политики конечно могут рассказывать обывателям, что "посмотрим, может все и обойдется", но шахматная партия идет.
  • Ведь истинный победитель американских выборов-2016 это именно российский президент. В случае выполнения Трампом предвыборных обещаний именно Путин становится самой сильной политической…
  • Украина находится в самом начале своего пути как государство. Для выживания нового государства нам нужна “Ukrainian dream” – цель, консолидирующая общество. По моему мнению, такого…
  • 15 лет назад, в Нью Йорке началась эпоха войны с исламским терроризмом. Прошло уже полтора десятилетия, а цивилизованный мир пока что отступает. Постепенно приходит понимание, что…

Пианист Алексей Ботвинов – о подготовке фестиваля Odessa Classics и важности «живых» концертов | Vogue Ukraine

Со 2 по 11 июня в Одессе уже в седьмой раз пройдет фестиваль классической музыки Odessa Classics – одно из главных культурных событий в стране. В этом году фестиваль превзошел себя и готовит слушателям множество сюрпризов: например, именно на одесском фестивале состоится европейская премьера концерта для скрипки, фортепиано и оркестра одного из самых востребованных композиторов современности Тан Дуна, обладателя «Грэмми», BAFTA и премии «Оскар» за музыку к кинофильму «Крадущийся тигр, затаившийся дракон». Президент фестиваля, пианист Алексей Ботвинов, рассказал vogue.ua, каково это – готовить международный фестиваль в разгар пандемии.

Алексей Ботвинов

Во-первых, главный вопрос. Были ли у вас сомнения, проводить ли фестиваль в этом году?.. Или вы даже не сомневались в том, что он должен состояться, несмотря ни на что?

– Я не сомневался, что обязательно надо проводить фестиваль в этом году. И публика, и артисты так скучают по живым концертам, настолько этого не хватает. У меня не было сомнений. Вообще, важнейшая функция искусства – помогать людям справляться с кризисными ситуациями – во время пандемии выполняется очень слабо, и мой долг – делать максимум возможного, чтобы великая музыка не замолчала в нынешнее тяжелое время.

Алексей Ботвинов

Что самое сложное в проведении фестиваля в разгар мировой пандемии? Какие в целом настроения среди ваших коллег-музыкантов? Что самое сложное в организации?

– Сложно практически все: и логистика, и еженедельно меняющиеся карантинные ограничения, как в возможности проведения концертов, так и в передвижении между странами, – это одна большая форс-мажорная ситуация, продолжающаяся уже больше года. Постоянно общаюсь с коллегами из разных стран – всем очень тяжело. Наряду с туризмом, культурный сектор наиболее пострадал от пандемии. Настроения, к сожалению, у многих музыкантов – от депрессии до апатии. Но музыка помогает нам всем держаться в это время неопределенности и кризиса. К нам на фестиваль едут звезды, они востребованы и во время пандемии, хотя, конечно, намного меньше выступлений, но все ищут выходы творческой энергии: делают записи, видеоконцерты, работают над новыми проектами.

Скучаю по живым концертам невероятно, их не заменить ничем

Скучаете ли вы лично как пианист по живым концертам? Насколько у вас сократилось количество гастролей по миру? Изменилась ли публика? 

– Скучаю по живым концертам невероятно, их не заменить ничем. Глядя на свой календарь выступлений в 2018–2019 годах, даже удивляюсь: каждую неделю было 1-2 концерта в разных странах. Это было обычным ритмом жизни, рутиной. Сейчас каждый живой концерт – огромная радость, событие. Уже перестал считать количество отмененных и перенесенных концертов, лучше об этом и не думать, а сосредотачиваться на будущих планах. Публика во всех странах стала теплее, горячий прием гарантирован практически после каждого хорошего концерта – люди очень соскучились по нормальной культурной жизни.

Какой концерт в нынешней программе – ваша личная гордость и победа, и почему?

Много. И первое за годы независимости выступление легендарного Евгения Кисина в Украине. И приезд сразу трех первоклассных оркестров – Цюрихского, Брюссельского, Симфонического оркестра Хайфы. И дебют в нашей стране сенсационного Люка Дебарга, и выступление лучшего исполнителя немецкой вокальной музыки Маттиаса Герне и, конечно же, три выступления гениального скрипача Даниэля Хоупа.

Дэниель Хоуп и Цюрихский камерный оркестр

Odessa Classics всегда славился яркими премьерами. Расскажите о главных премьерах в этом году.

 – Фестиваль Odessa Classics в этом году совместно с оркестром Сан Франциско «New Century Orchestra» заказал написать новое произведение для одного из самых великих композиторов современности, оскароносного Тан Дуна. Получился феерический двойной концерт для скрипки, фортепиано, оркестра и ударных инструментов, который мы исполним вместе с Даниэлем Хоупом и Цюрихским камерным оркестром, это будет европейская премьера на сцене Одесской филармонии. Это большая гордость и победа нашего фестиваля на международной сцене.

Назовите два-три концерта в программе этого года, которые нельзя пропустить? То есть, если читатель может выбрать только 2-3 концерта, какие концерты это должны быть?

– Второго июня – Люка Дебарг и Оркестр Хайфы. 6 июня – Маттиас Герне вместе со мной – культовый вокальный цикл Шуберта «Зимний путь». Вышеупомянутая премьера Тан Дуна 11 июня. Сольный концерт Евгения Кисина в Одесской опере 24 июня.

Люка Дебарг

Сейчас многие западные оркестры и театры играют концерты онлайн. Не думали ли вы записать один из концертов в рамках программы Odessa Classics, чтобы иметь возможность транслировать его для всех желающих, для тех, кто не попадет на фестиваль?

– Практически все звездные артисты связаны контрактами с ведущими звукозаписывающими компаниями, поэтому организовать стрим концерта очень сложно.

«Я побывал в культурном оазисе Европы»  • Таймер

«Швейцария имеет честь вручить вам эту награду в знак признания вашей исключительной личности, таланта, достижений артиста и Посла культуры», — сказал Посол Швейцарии в Украине Клод Вильд на концерте в Одесской филармонии 18 октября. Награда эта вручается раз в год и только одному человеку, что умножает её ценность. А вслед за этим последовали швейцарские гастроли, о которых музыкант рассказал в личной беседе откровенно и с некоторой завистью… к самому себе, ибо сегодня выступать перед аудиторией — большая удача, доступная не всем артистам.

— Первый вопрос по понятным причинам сейчас всем задаю такой: как ваше самочувствие?

— Стучу по дереву — пока нормальное! Надеюсь, что так будет и дальше. Я вернулся из Швейцарии, где был месяц, и там, конечно, настолько соблюдают все карантинные ограничения, масочный режим и гигиену рук, что привык к этому. За всё время пребывания там видел только одного человека без маски, который проехал буквально две остановки в трамвае. Там железная дисциплина в этом смысле. На улицах в масках следует находиться только участникам каких-то массовых собраний, если в старом городе вышла толпа народа. В помещениях — обязательно, и на всех моих концертах публика в масках, даже в ресторанах, если встаёшь из-за столика и собираешься куда-то пройти, просят надеть маску. Может, это перегиб, но все соблюдают — народ такой, законопослушный очень.

Получается так, что за этот месяц немецкоязычная часть Швейцарии была таким европейским островком, оазисом, где хоть в какой-то мере культура была возможна в живом виде. Потому что вокруг везде всё было закрыто: Германия, Италия, Франция, Австрия, был полный локдаун культурный. И в самой Швейцарии оперные театры и филармонические большие залы были закрыты. Но в маленьких камерных залах и театрах работа продолжалась. Поэтому у меня получилось достаточно много выступлений за месяц — десять, и могу сказать, что люди очень соскучились по культуре, потому что всё время были зрители (в тех рамках, в которых это возможно сегодня). Я знаю эту публику очень хорошо, на этот раз был не просто хороший приём, особенный. Люди были в восторге, чувствовалось, что они стали больше ценить возможность живого концерта, не онлайн, который уже, конечно, всем надоел, честно говоря. Это, конечно, здорово, и лично для меня, ведь, за исключением августовского фестиваля, у меня до этого был в году только один концерт. Было невероятно приятно регулярно выступать с концертами, два раза в неделю, ну и публика невероятная, восторженная, благодарная. Насколько я знаю, у них там тоже вводится перед Рождеством локдаун, то есть получился такой удачный период времени, когда это было ещё возможно. Особенно ценишь, конечно, сейчас то, что раньше воспринималось обычным явлением, а теперь перешло в категорию «люкс».

Казалось бы, просто: поиграть вживую для живых людей. Мне кажется, все правительства цивилизованных европейских стран делают ошибку, ограничивая концертную деятельность. На то, что происходит в транспорте, все закрывают глаза, полон внутригородской транспорт, всегда полные самолёты. А в концертных залах даже пятидесятипроцентная загрузка считается рискованной. Мне кажется, что это большая ошибка. Я почитал немецкоязычную прессу и там много пишется о той психологической травме, которую получает общество. Возрастает количество случаев домашнего насилия, скандалов и других жёстких вещей, вплоть до суицидов и убийств на бытовом уровне. Швейцарии вообще такое никогда не было свойственно раньше. Считаю, именно искусство может поддержать общество и индивидуума в такой тяжелейшей ситуации. К сожалению, понимания этой проблемы у руководства ведущих стран Европы нет.

— А как общество поддерживает само искусство?

— Смотрите: есть государственный сектор, где, слава Богу, работники не голодают, им выплачивается зарплата полностью. Но это практикуется только у нас и в Европе, а в Америке и Великобритании ситуация просто катастрофическая. Все массово закрывается, люди остаются без работы и без денег. В оперных театрах, хорах, балетных компаниях, оркестрах такое происходит. Европа континентальная более резистентна, всё-таки это дело спасает, я думаю, и дальше будет поддерживать. Что касается фрилансеров, ситуация там тоже критичная, но не катастрофическая, потому что всем после заполнения кучи бумаг дают безвозмездную помощь, причём достаточно быстро. В нашей стране этого нет, к сожалению, у нас фрилансер обречен следовать лозунгу «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Люди, конечно, страдают во всех смыслах, но пока ещё не экзистенциально. Сейчас будет большой приток музыкантов из Великобритании и Штатов, но не факт, что все смогут найти работу, потому что все держатся за свои оплачиваемые места, а расширять штат вряд ли кто будет.

Для профессионального уровня очень плохо, когда коллектив вынужден простаивать. Без нормальной тренировки, выступлений солистам тяжко. Во всем мире сейчас имеют постоянную практику только два десятка артистов.

— Среди одесских служителей искусства есть и такие, которым понравилось сидеть дома, ничего не делать, получать зарплату и ждать, когда в мире исчезнуть все вирусы…

— Все вирусы не исчезнут никогда. Этот менталитет, который свойственен определенной части больших коллективов, имеет место и в Европе. Я слышал высказывания о том, что какая-то часть артистов довольна, когда оркестр не выступает, а зарплату тем не менее начисляют. Есть такая возможность финансовая у европейских государств — слава Богу, это лучше, чем апокалипсис культурный в Америке. Но мы прекрасно понимаем, что главное качество игры любого оркестра — слаженность. И когда он не работает полгода-год, то потом прийти ему в нормальную форму будет уже проблематично. Этот процесс может тоже занять год.

Солистов это тоже касается, я, например, заметил, что волнуюсь перед выступлением гораздо больше, чем раньше.

Кроме скромной радости выходить на сцену есть ещё понятие тренировки. Простой очень негативно сказывается на всём, что касается культуры. Вот Ла Скала отменила открытие сезона впервые после Второй мировой войны. Для Италии это всегда главное общественное и культурное событие, на которое приезжают ведущие политики, и оно отменено. Невероятно печально. Мне очень повезло, что на таком фоне удалось побывать в Швейцарии, сыграть там концерты.

— Как организация концертов выглядела на практике?

— Публику рассаживали, где была возможность, на расстоянии полтора метра друг от друга, где нет, применяли шахматную рассадку. Концерты проходили в камерных залах вместимостью до 150 человек, половина мест оставалась пустой. Все слушатели в масках, организаторам даже не приходилось об этом просить, все это правило соблюдали. И даже я после того, как заканчивался концерт, тут же надевал маску. Выступал я в городе Бадене, в Вилла Бовери, это очень красивое место, там часто проводятся концерты. Раньше я там уже играл несколько концертов. В зале такая прекрасная акустика, что там часто записывает концерты Швейцарское Радио, Первый и Второй канал, и у меня там однажды была трансляция выступления. Сейчас так получилось, что мой концерт был анонсирован достаточно поздно, буквально за несколько недель, и билеты сразу же раскупили. Тогда организаторы предложили сделать ещё один, почти ночной концерт, сразу же после этого. Начало было в половине десятого вечера, и тоже собралась публика. Это было очень приятно. Я играл сразу один концерт за другим (с получасовой паузой), вот такой был экспириенс! Замечательный рояль, замечательная акустика и замечательные слушатели. Швейцарская публика обычно достаточно сдержанная, но на этот раз реагировала как одесская в своём лучшем состоянии: бесконечные овации, восторженные глаза… Меня долго не отпускали со сцены. Градус эмоциональности Швейцарии поднялся на два уровня (смеётся). Если бы швейцарские зрители всегда так реагировали, это был бы музыкальный рай! Бурный, горячий приём приятен любому музыканту, тем более сейчас.

Кроме сольных концертов, я играл со скрипачом Ильёй Грингольцем и с Цюрихской балетной компанией под руководством Йен Хан, которая выступала у нас летом на фестивале Odessa Classics. С балетной компанией показали три программы — ту, которую одесские зрители видели на фестивале, и две новые, которые успели сделать буквально за две недели.

Эти танцоры настолько музыкальны и тоже настолько соскучились по работе, что мы смогли быстро создать программу на музыку Филипа Гласса и The Hours (саундтрек к фильму) и смешанную программу на музыку Баха, Шнитке, современных композиторов. Танцовщики вспоминали одесскую публику как очень благодарную, понимающую, тёплую… Такого большого выступления, как в Одесской опере, у них в этом году и не было, только маленькие залы.

Швейцария при всей самодисциплине и самоорганизации — очень душевная страна. Люди дружат, тесно общаются, там можно созвониться и договориться о встрече завтра или послезавтра, в других странах это нереально, нужно договариваться за три недели. В плане культуры страна очень открытая, там ценят и классическую музыку, и авангард, очень многие вещи, которые я стараюсь привнести в практику нашего фестиваля, там подсмотрел.

Кстати, о том насколько серьёзно в Швейцарии подходят к эпидемиологическим вещам, свидетельствует такой факт: вот в этом небольшом зале были установлены два агрегата, которые очищали воздух, прогоняя его через специальный обеззараживающий фильтр. Благодаря этим агрегатам проводит занятия детская балетная школа, и родители при этом спокойны за детей, постучу по дереву — ни одного случая заболевания там не было. Так пытаются искать выход из этой жуткой ситуации, в которой оказались мы все и культура в особенности.

Весь мир находится внутри какого-то театра абсурда, старается как-то преодолеть ситуацию и мечтает поскорее проводить этот сумасшедший год. Оглядываясь назад, кажется невероятным, что мы всё-таки провели Шестой Odessa Classics, это большая удача. Все участники говорят мне, что мечтают вернуться в наш город, к нашей публике — это приятно. Следующий фестиваль, будем надеяться, пройдёт со 2 по 12 июня (ещё один экстраконцерт будет 24-го). Вышли большие анонсы в двух немецкоязычных фестивальных журналах, Crescendo и Reisen und Kultur («Путешествия и культура»). Reisen und Kultur распространяется по всем туристическим агентствам, и среди других крупных фестивалей анонсирует Odessa Classics. Если в июне будет нормальное сообщение между Европой и Одессой. Мы ожидаем, что может быть много туристов, которые соскучились и по поездкам, и по живым концертам. Наш фестиваль — один из немногих, кому в этому году удалось состояться, соответственно, репутация повысилась.

— Хотелось бы расспросить об интересных встречах, случившихся за это время.

— Встречался с Михаилом Шишкиным, знаменитым писателем, он живёт в Швейцарии достаточно давно, был у меня на концерте. Мы строим кое-какие совместные планы. Планируем показать в Одессе такой формат: Шишкин что-то интересное читает, я играю на рояле. Не знаю, сможем ли мы сделать это этим летом, но если не этим, то следующим. Он специально сделал эксклюзивный проект, который должен получиться очень мощным. Он очень здорово читает, кстати говоря. После того, как я делал спектакль «Письмовник» по его роману в Одессе, а потом и в Швейцарии, у нас установились дружеские отношения. Этим я горжусь, честно говоря, Шишкин — живой классик, и в Швейцарии к нему проявляют огромное уважение. Живёт он там с семьёй в хорошем доме, в красивой местности, вообще сельская местность в Швейцарии — это рай… До карантина он там выступал с той же частотой, что и самые востребованные музыканты: по два-три раза в неделю по всему миру. Сейчас это пока на паузе. В общении он весьма приятный человек, без высокомерия и надменности, замечательный.


Алексей Ботвинов и Михаил Шишкин с супругой 

— Вот чем больше масштаб личности и сила таланта, тем проще человек в общении.

— Я тоже так думаю! Он был у нас в Одессе, когда смотрел «Письмовник», ему очень понравился город, где до этого не бывал, и вот сейчас есть конкретная идея, как Шишкин может приехать сюда не просто как турист, а и повстречаться с нашей публикой.

Ещё было интересное общение с Антуаном Гётчеллом, это внучатый племянник Сергея Васильевича Рахманинова. Антуан был у нас однажды гостем фестиваля, пару лет назад, это очень известная личность, и не только потому, что является родственником великого композитора. Он адвокат, занимается защитой прав животных, создал общественную организацию Global Animal Law, цель у неё амбициозная: создать представительство животных в ООН. Будем надеяться, что-то получится, в этой области они в мире лидируют.

Также Гётчелл является адвокатом и юристом семьи Рахманинова, защищает авторские права Рахманинова и работает над претворением виллы Сенар, которую построил композитор и жил в ней каждое лето, в большой международный культурный центр, где могут проходить концерты, где находится специально увеличенный рояль с фантастическим звуком, где можно заниматься изучением рахманиновского наследия. Там всё осталось, как при жизни Сергея Васильевича. Внук композитора Александр долгое время там жил и держал виллу закрытой, даже из музыкантов, пианистов туда было допущено человек пять-шесть (я был одним из них). Антуана ждём с большой надеждой на Седьмой фестиваль Odessa Classics.

Со скрипачом Ильёй Грингольцем мы непременно продолжим творческое сотрудничество, это замечательный солист международного уровня, профессор Цюрихской консерватории. До сих пор наши графики не совпадали, а теперешняя встреча принесла огромное удовольствие.

— Не могу не спросить о программе Седьмого фестиваля Odessa Classics…

— Программа большей частью сформирована, но оглашать её пока не будем. Мы обычно объявляли программу в декабре. Но сейчас нам не хочется этого делать, поскольку нужно будет одновременно начать продажу билетов, а мы не знаем, сколько мест можно будет продавать в июне: половину зала или весь зал. Поэтому подождём до начала марта. Даниэль Хоуп будет обязательно. Мы с ним оговорили даты 10, 11 и 12 июня, а что будет происходить — подержу пока интригу. У нас есть два события, которые мы перенесли с Шестого фестиваля — это выступление Эстонского национального оркестра 4 июня на Потёмкинской лестнице и программа Арво Пярта 5 июня в филармонии. Будет много сюрпризов! Хотим, чтобы каждый фестиваль становился отметить небольшой сенсацией для наших меломанов. Майкл Гуттман, талисман фестиваля, очень хочет у нас быть, этим летом не получилось у него, но теперь планирует.

А сам я вне фестивальной программы планирую выступить в Одесской филармонии 4 марта. Я в Одессе никогда не играл Четвёртую балладу Шопена, как и Фантазию до минор Моцарта, вот на этом концерте исполню. Готовлю ещё две транскрипции Рахманинова для одного фортепиано — не скажу, из каких произведений, пусть будет сюрпризом. Во время локдауна, который нам обещают в середине зимы, я планирую не пребывать в депрессии, а заниматься и разучить что-нибудь ещё. Во время весеннего карантина я так и поступал. Всё-таки я оптимист, и уверен, что закончится весь этот ужас, хотя бы с лета будем уже нормально жить. Я с самого начала, если вы обратили внимание, не принимал участие в онлайн-концертах. Это было принципиальным моим решением, потому что никакой онлайн не заменит живого концерта. Во-вторых, если активно всё это делать, можно создать у властей ложную иллюзию, что вот так всё это можно и оставить. И это очень опасно. Живой концерт и живой театр невозможно заменить онлайном, он годится для экспериментов, экстренных случаев. Даже средние исполнители собирают залы, поскольку живое искусство дарит катарсис, служит поводом для размышлений, сравнений, пробуждает эмоции. Лучше пару месяцев потерпеть, но вернуться к нормальной концертной жизни.

Пианист Алексей Ботвинов назвал 10 классических произведений, которые обязательно нужно знать

Алексей Ботвинов, президент фестиваля классической музыки Odessa Classics, одного из самых масштабных культурных мероприятий в Украине, рассказал, с чего стоит начинать знакомство с классикой.

По просьбе karavan.ua он выделил десять знаковых произведений легендарных композиторов.

Иоганн Себастьян Бах. Токката и фуга ре минор для органа

Антонио Вивальди. 4 сезона — Времена года

Моцарт. Реквием

Людвиг ван Бетховен. Симфония №5

Фредерик Шопен. Вальс до # минор № 7

Жорж Бизе. Кармен-сюита

Петр Чайковский. Симфония №6 си минор, соч. 74 «Патетическая»

Сергей Рахманинов. Концерт №2 для фортепиано с оркестром

Морис Равель. Болеро

Макс Рихтер. “Vivaldi Recomposed”

А на вопрос, как прививать любовь к классической музыке детям, Алексей Ботвинов — не только блестящий пианист и арт-менеджер, но и отец, ответил так: «Маме во время беременности — слушать классическую музыку Моцарта, Чайковского, Баха и Вивальди.

И потом — пусть в доме звучит фоном эта же музыка. Ни в коем случае не поп-музыка наших дней. А 6-7 лет попробовать несколько лет поучить ребенка игре на любом музыкальном инструменте».

Напомним, фестиваль Odessa Classics в 2021 году пройдет со 2 по 11 июня. Уже в седьмой раз Одесса примет праздник классической музыки.

Фото: пресс-служба Odessa Classics

Смотрите также:

Алексей Ботвинов о фестивале Odessa Classics: «Классическая музыка стала модной среди продвинутой молодежи»

Пять оркестров и самые яркие звезды: как пройдет музыкальный фестиваль Odessa Classics

Лауреат «Грэмми» Джошуа Белл выступит в Одессе

Алексей Ботвинов: "Я не еду в страну как турист, пока я там не сыграл"

Чтобы поддерживать форму, сколько вы ежедневно играете на фортепиано?

От двух часов и выше. Слава Богу, я могу быть в своем статусе без обязательных шести часов, как большинство моих коллег. Ежедневный тренинг необходим, иначе это слышно.

У Горовица был творческий кризис, и он не играл какое-то время. Поговаривают, что он услышал исполнение, которое показалось ему лучше, чем его собственное, и впал из-за этого в депрессию. Были ли у вас случаи, когда пропадало вдохновение, и вы переставали играть по какой-то причине?

Было совсем недавно. В марте, когда стало ясно, что коронавирус нанесет огромный удар по культуре и, в частности, по классической музыке. Пару месяцев я не мог себя заставить подойти к роялю. Но потом взял себя в руки. Это случилось первый раз в жизни. Стало ясно, что культура будет под огромным ударом, что мы и наблюдаем до сих пор.

Насколько сильно ситуация с коронавирусом, на которую нельзя повлиять, изменила положение вещей, и как будем выкручиваться?

Вопрос на миллион долларов. Границы практически закрыты. В Европе еще как-то проводятся концерты, хотя и с огромными ограничениями. Ситуация ужасная и очень тяжелая. Внутри стран не существует нормального функционирования, все стало локальным и ограниченным. Как выкручиваться — хороший вопрос.

Мне кажется, нужно всем вместе обращаться к политикам с тем, чтобы все-таки высокая культура имела возможность как-то существовать, хотя бы с ограничениями. Первое, по чему бьет карантин — массовые мероприятия: дискотеки, свадьбы и заодно классические концерты, а их нельзя ставить под одну гребенку. Увы, повсеместно это происходит. Пока Европа, включая нас, в лучшем состоянии, чем Великобритания или Америка. Там просто катастрофа, без преувеличения. Не только «Метрополитен-Опера» закрылся, но и большинство оркестров не работает, люди массово уходят из профессии. Нужно не допустить, чтобы наша культура погибла — таким было бы обращение к политикам.

Как поддерживать дух музыкантов? Творческие люди, теряя смысл ремесла — возможность давать концерты — не могут творить. Когда это происходит массово: есть ли какой-то рецепт для мотивирования представителей креативной индустрии?

Хороший вопрос. Музыка помогает, она имеет терапевтическое действие. Но когда случилась эпидемия ковид-19, многие мои коллеги говорили практически одно и то же: профессиональные музыканты привыкли заниматься по программе, исходя из конкретного заказа, концерта или своего плана. Когда все планы рухнули, даже, если у тебя есть определенный план выучить какое-то произведение на будущее, все равно не хватает мотивации этим заниматься, если ты не понимаешь, когда это будущее настанет.

Это очень серьезный психологический вызов. Беспрецедентный. Даже во время Второй мировой войны были концерты, их было меньше, но можно было что-то планировать. Сейчас ситуация такова, что всё, что ты планируешь, может уйти в одну секунду. Это психологический вызов, с которым я еще не сталкивался. И у меня особенных рецептов нет, кроме того, что нужно продержаться. Мы еще даже недооцениваем последствия этого кризиса.

Что мне помогало: мы решили провести фестиваль “Odessa Classics” в первую очередь не для того, чтобы я играл там столько много, сколько получилось, а чтобы смогли приехать музыканты и публика, которая купила билеты (к тому моменту было раскуплено 40% билетов), могла посетить мероприятие. Это мотивировало. Мы искали все возможные и невозможные способы, убеждали на всех уровнях. Нас послушали и властные структуры, и наши партнеры  это была битва за фестиваль, которая очень помогала.

Сейчас мы планируем следующий год (Odessa Classics 2021 состоится 2-12 июня ред.). Хотя на самом деле сейчас планировать наверняка можно только на 2 недели вперед: всем сложно — и большим музыкантам, и начинающим. Уровень проблем разный, но все находятся в состоянии военных действий с этим вирусом.

Так или иначе культурную сферу ожидает переформатирование, не получится вернуться к тому виду, в котором сфера находилась раньше. И вместе с тем, музыка же не может полностью выйти в онлайн?

Нет, я категорически против сказок о том, что это возможно. Понятно, когда какие-то политические институции говорят: давайте уйдем в онлайн на пару лет, делайте что-то, креативьте. Сама суть музыкального творчества — в живом общении. Поэтому подобный ерзац может быть только небольшим в этом секторе, но сейчас заявлять, что да, мы будем работать полностью онлайн,  это просто несерьезно. Можно потерять весь интерес к культурному процессу.

Никакая, даже самая замечательная запись, не сравнится с живым концертом. Иначе их бы не было уже давно. Потому что самые великие музыканты, певцы и постановки, уже записаны. И если бы не нужно было живого общения, его бы не было давно. Вся суть в энергетическом обмене, который дает особенные вещи — это как было несколько тысячелетий назад, так и остается. Во время жесткого карантина я ничего не делал онлайн просто потому, чтобы не создавать фальшивых иллюзий. Только живое общение  пусть это будет зал в масках, с ограничением по количеству.

Кстати говоря, есть вопрос, который возник с самого начала эпидемии, и ответ на который никто из моих коллег не получил: почему в транспорте и авиасообщении в принципе разрешают людям находиться без социальной дистанции, а в концертном зале это недопустимо — это двойные стандарты. Мы понимаем почему, но скажите честно: что это обычное лоббирование и деньги решают все. Мировому культурному сообществу нужно объединяться и более активно заявлять о своих правах на существование.

Говоря о связях культуры и политики, может ли музыка быть независимой от политики? Есть ли границы, которые могут появиться в музыке, связанные с политикой, войной?

Конечно, политика влияет на общество и культуру, и пытается решать свои задачи. И, конечно, тут можно перегнуть палку. Мы понимаем, что сейчас найти финансирование патриотическому кино, связанному с проблемами Донбасса и так далее, в разы легче, чем для просто истории про любовь. Должна быть поддержка, но когда идет однобокий крен  это неправильно, это убивает искусство.

Много людей занимается политической конъюнктурой под прекрасными патриотическими лозунгами — и в результате страдает искусство, и в том числе патриотическая идея, потому что когда она выражается конъюктурно, то смысла в этом нет, появляется только контрпродуктивный эффект у всего этого действа. То есть искусство должно быть искусством — тем, что отражает творческую волю творца и желание аудитории; и чем больше ты пытаешься что-то загнать в идеологические рамки, тем меньше в этом толку. И сейчас у нас происходит то же самое.

При этом есть примеры произведений “на заказ”, которые стали великими.

Конечно, есть. Но если идет мощный перегиб в сторону идеологии, он никогда не помогает культуре, никогда не помогал, и нам тоже не поможет. Должен быть баланс.

Хотя форматирование — мировой тренд. Например, Оскаровский комитет, который недавно принял новые требования для фильмов, претендующих на категорию Best Picture премии "Оскар".

Это еще один пример. Глупо и не имеет никакой перспективы. Это со временем обесценится.

Если говорить о классическом искусстве и поисках в нем. Вы делали музыкальный мультимедийный концерт классической музыки в виде инсталляций, театрально-музыкальные проекты, «Гольдберг-вариации» Баха с перкуссией. Как такое можно объединить?

Объединилось это по принципу: никто не верил, ни я, в общем, ни мой коллега  а проект получился. До пандемии я много времени проводил в Швейцарии, в особенности, в Цюрихе, в сотрудничестве с цюрихским балетом, менеджментом, оркестрами и музыкантами. Я знал, что есть такой интересный музыкант, турецкий перкуссионист Бурхан Очал. О нас обоих говорили, что мы креативные люди, которые не чураются экспериментов, мы встретились, пообщались — и Бурхан предложил сделать проект с Бахом. Я ответил ему: давай тогда с самым сложным, что есть (у Баха это “Гольдберг-вариации”). Мы посмеялись и стали пробовать что-то делать — на удивление получилось интересно. Так родился проект “Бах. Перезагрузка”, в рамках которого «Гольдберг-вариации» Баха прозвучали в сопровождении ориентальных ритмов, основанных на древних суфийских традициях.

Потом мы работали с Бетховеном, Прокофьевым, Рахманиновым и Мусоргским. Этого никто больше не повторил до сих пор — мы выступаем уже 11 лет (более 30 концертов в разных странах), и пока никто нас не скопировал  видимо потому что это очень сложно.

Что дает бит классике и, в частности, Баху?

Бах во многих произведениях ритмичен. Пульс изначально есть в этой музыке, что упрощает задачу. Но когда этот бит раскрывается в джазовых вариациях (есть неплохие джазовые прочтения Баха), они звучат более легковесно, хотя и довольно неплохо.

В нашем проекте ориентальная восточная перкуссия придает музыке Баха в некоторой степени сюрреалистический эффект и говорит о единстве совершенно разных культурных пластов, о том, что они в принципе могут сотрудничать. И на мой взгляд, это очень интересно, потому что если бы оно звучало неорганично, я бы все-таки не стал заниматься таким проектом. И публика в разных странах мира тепло встретила “Перезагрузку Баха”. Нам удалось нащупать такую нишу, в которую еще никто из музыкантов не заходил.

В новой программе мы берем произведения более ритмичные, причем могут быть произведения, к примеру, Прокофьева, у которого полиритмия, это его стихия. Или же произведения, где перкуссия выступает не как ритм, а как краски, тендеры, саунд-эффекты, что особенно применимо к Мусоргскому и его “Картинкам с выставки”, там очень много вещей мистических, и оно сочетается.

Мы возвращаемся так или иначе к синкретизму искусства.

Да. Я уверен, что этот тренд будет набирать обороты. В Украине я был, наверное, первым музыкантом, который сделал концерт классики с видеоинсталляциями. Это был 2008 год. Первые рецензии были очень разными: кому-то очень нравилось, кто-то громил в пух и прах. Я тогда держался позиции, что увидите: лет через 5-10 видеоинсталляции войдут и в оперу, и на другие площадки — и это случилось. Потому что это естественно: еще Скрябин мечтал о подобном, просто у него не было технических возможностей, которых сейчас все больше и больше.

Один из последних проектов — коллаборация с замечательным киевским видеохудожником VJ Videomatics (Piano light show). Мы начинали с проекта а-ля кино, потом были разные экранные конструкции, потом видеомаппинг на архитектурные формы: одна из них Одесская колоннада Воронцовского дворца. Из последних проектов  видеомаппинг на белый рояль, которого до нашего проекта не было в Украине и его создал для нас специалист. Очень быстро развиваются технологии и их можно использовать на благо классической музыки: оставив смысл музыки, подчеркнуть его технологией.

Первое, что можно прочитать о вас в сети: Алексей Ботвиной — самый знаменитый исполнитель музыки Рахманинова и первый человек, который сыграл Гольдберг-вариации Баха более 300 раз. Бах как глубоко духовный человек и реформатор в музыке и Рахманинов, один из последних представителей романтизма, — в вашем топе.

Если говорить о чистом музыкальном стиле эти два автора — антиподы, но у них много общего на самом деле. Бах — это вера, а Рахманинов — большая искренность чувств. Эти разные, но близкие одна к другой грани — одинаково мне близки.

Выбор репертуара — то же творчество, каждый исполнитель подбирает себе музыку, согласно собственным предпочтениям. Кого вы, кроме Баха и Рахманинова, исполняете чаще всего?

Шопена, Моцарта, Брамса, Шумана, Прокофьева, Шнитке, Сильвестрова — достаточно широкий спектр. И современную музыку 20-21 веков — мне все интересно. Последнее время мне очень интересен Филипп Гласс, которого не все мои коллеги воспринимают как серьезного автора, — считаю, что он гениальный композитор.

Крымскотатарский композитор Алемдар Караманов. Когда я учился в Московской консерватории (1988-90 гг), его музыка не исполнялась, я учился у Веры Горностаевой, она была диссидентом и к ней сходились фигуры, находившиеся под запретом: Гидон Кремер, Шнитке — в классе и квартире Горностаевой был островок свободы. В ее квартире были ноты неизвестного композитора, которого я стал играть. И она сказала, что “ноты тебя нашли”. Автор передал рукопись Горностаевой со словами: “мне нужно, чтобы эту музыку кто-то из исполнителей расшифровал”. Они достаточно долго лежали, перед тем, как попасть ко мне, и я влюбился в эту музыку. Сам автор позднее сказал, что мое прочтение для него ново.

Из поколения советских модернистов: Шнитке, Губайдулиной, Денисова и Караманова  трое из четырех имён получили мировое признание, а Караманов не пошел на компромисс с советской властью — уехал в Симферополь, всю жизнь жил в однокомнатной хрущевке. Только в последние годы его жизни, когда Украина стала независимой, композитора стали признавать, поддерживать и исполнять.

Я исполняю концерт его авторства “Ave Maria”. Из оригинала я переложил большую часть в фортепианную транскрипцию и назвал ее “Ночная молитва”. Я считаю, что эта музыка должна ещё выйти в мир и стать огромным достоянием для украинской культуры в мире. Это абсолютнейший гений.

Если мы говорим о Валентине Сильвестрове — еще одном классике такого же масштаба, к счастью, его музыка принадлежит мировой цивилизации. А музыка Караманова нуждается в толчке, и я буду этим заниматься. В его творческом наследии более 20 симфоний, они все названы по Ветхому и Новому Завету, он очень религиозный человек, у него совершенно особый стиль, он опередил свое время.

Мне повезло вас застать в Одессе, я знаю, что вы часто живете в Швейцарии. В случае закрытия границ, где бы вы предпочли остаться?

Я уже предпочел, я остался в Украине. В марте мне нужно было принять решение: где оставаться — и я выбрал Украину. Это о многом говорит. У меня нет второго гражданства. Принципиально. Я не хочу этого делать, хотя были возможности в разных европейских странах. Считаю, что если я здесь родился, то должен что-то сделать для родины.

Что сформировало вас как музыканта и как исполнителя, кроме образования? Вы решили стать музыкантом после серьезного увлечения футболом.

Я серьезно занимался футболом до 16 лет, потом перестал из-за опасности получить травму. До сих пор им интересуюсь. Болею своеобразно: не за команду, а за футбольного тренера — Жозе Моуринью. Мне импонирует человек, он очень яркий, “против шерсти” и, соответственно, я болею за ту команду, которую он тренирует.

На какой позиции вы играли в команде?

Полузащитник. Эта позиция предлагает максимум возможностей.

Если бы у меня не сложилось с музыкой, я бы делал большие ставки на профессию режиссера. Для меня кино значит очень много, равно как и живопись. Но относительно живописи — у меня с детства не получается рисовать, зато я очень ее люблю. В любом городе посещаю музеи и знаю музеи мира очень хорошо. Для меня понятие "живописи" и понятие "киноискусства" были очень важны для формирования как творческой личности. С определенного возраста стали важны как Бергман и Тарковский, так и блокбастеры.

Весь спектр киноискусства очень важен. В проекте с визуализацией я фактически выступил как режиссер. Конечно, рисует все виджей, но многие идеи мои — то, как я вижу музыку, что я хочу, чтобы увидел зритель. Кино меня вдохновляет. Конечно, еще вдохновляют путешествия, но сейчас они закрыты. При этом моя профессия предполагает путешествия. Я был в 45 странах мира, и это большая привилегия и большое счастье  увидеть то, как по-разному живут люди  путешествия обогащают. А то, для чего не нужно никуда ехать и что не стоит так дорого, — это кино. Оно меня по жизни сопровождает, с моего раннего детства, и вдохновляет.

Вы выступали во всех 45 странах?

Да. У меня такой принцип: я не еду в страну как турист, пока я там не сыграл.

Публика в разных странах отличается? Где ваша самая любимая публика или в какой стране публика самая необычная?

Все разные. С одной стороны, есть такая удивительная вещь: та часть человечества, которая интересуется классической музыкой, культурная элита (не больше 10% от населения страны) — эти люди во многом одинаково реагируют на искусство. Рахманинова, который жил в православной стране и писал вещи, основанные на славянском мелосе, — одинаково воспринимают что у нас, что в Германии, что где-нибудь на Тайване. Это удивительно и говорит о том, что музыка  универсальный язык, общечеловеческий.

С другой стороны, есть огромные отличия в реакции людей. Когда играешь концерт в Испании или Португалии, первое впечатление — это шок, потому что зал шумит. Я когда начал играть, подумал, что все — провал, публике не понравилось, катастрофа. А потом ты заканчиваешь, и поднимается буря оваций, крики и оказывается, что люди очень темпераментные, они не могут сидеть спокойно, у них шум — нормальная реакция.

В Германии наоборот — во время концерта стоит такая гробовая тишина, что кажется, будто люди спят, как будто нет контакта с публикой. А он есть — люди просто совсем иначе себя ведут.

Вы в Европе больше знамениты, чем в Украине (за исключением больших городов)?

Да, это так. Моя деятельность в Украине сосредоточена в Одессе, Киеве и немного во Львове. Я был бы рад гастролировать по маленьким городам, но хотелось бы делать это в нормальных условиях. Требования музыкантов: чтобы был хороший инструмент и приличный зал вызваны ожиданием — не разочаровывать слушателей. Плохие условия портят звучание. И это очень тормозит концертную жизнь в нашей стране. При этом общий тренд распространения классики в Украине положительный, но пока классика не дошла еще до провинции.

Что главное в хорошем исполнении?

Первое — это о звуке. Это и красивый голос певца, и звучание скрипки, и рояля. Когда есть звук, можно говорить о концепции, о технике, о духовной составляющей. Но если нет звука — говорить не о чем.

Мне повезло, моим педагогом была Серафима Леонидовна Могилевская. Она была ассистенткой Генриха Нейгауза, известной пианисткой и преподавателем. Она очень внимательно относилась к звуку: рояль должен петь и по нему нельзя стучать. И она умела этому научить. Таких педагогов мало в мире. Мы долго работали над тем, чтобы рояль превратился из ударного инструмента в инструмент, который может петь.

Что для романтической музыки must, и даже для музыки барокко  основное. Есть такое движение аутентистов (я отношусь к нему скептически), утверждающих, что во времена барокко были плохие инструменты и люди играли проще. Человечество прошло путь развития, и я не понимаю: зачем уродовать звук. Есть виртуозные пианисты, некоторые из них довольно известные, но если они стучат по роялю — для меня таких пианистов не существует.

Форму поддерживаете гаммами и этюдами?

Никогда. Только произведениями. Это мое кредо, не знаю: правильное ли оно. Придерживаюсь его, наверное, потому что играть гаммы и этюды не очень приятно, и ты на некоторое время превращаешься в робота. А самое страшное, когда человек занимается музыкой, и у него нет никаких чувств. Чтобы не потерять мотивацию, ты можешь совершенствовать технику в сложных произведениях. Но важно быть увлеченным эмоционально, испытывать катарсис.

Как вам удается совмещать творчество с менеджментом?

Мне пришлось. В 2014 году, когда случился Майдан и большой кризис в обществе, мне стало понятно, что моя мечта о создании в Одессе большого серьезного фестиваля стала еще менее осуществимой. До этого я как музыкант регулярно обращался к властям со словами “давайте сделаем”. В итоге психанул, и мы с женой решили организовать фестиваль сами — вдруг что-то получится. У меня не было амбиции становиться менеджером, более того, я был уверен, что это не моё. Но когда я увидел, что перспективы туманны, я решил попробовать. И потом, на удивление, оно стало получаться, и лучше, чем ожидалось.

Теперь уже я втянулся, мне понравилось и я понял, что это моё. Я очень люблю Одессу, и считаю, что раз уж тут нахожусь, то должен что-то сделать. Кроме своих разнообразных проектов, важно было сделать фестиваль для города.

Локальность держится на персонах, на личностях. Но кроме ярких представителей в каждом большом городе возникают мифы об уникальности и обособленности, которые иногда могут заводить в опасную риторику.

Да, но в 2014 году, когда нужно было выбирать: эта часть Украины пойдет в Россию или останется в Украине, несмотря на раскол в обществе, большинство было за Украину. Мы тогда с другими известными одесситами организовали Форум одесской интеллигенции, который на самом деле был форумом проукраинской части одесской интеллигенции. Мы говорили о том, что Одесса  хоть и русскоязычная, но Украина, и старались переломить в медиапространстве тренд, будто Одесса только и ждет, пока сюда придёт Путин. Это был момент истины. Ситуация была опасной: когда я проезжал мимо Куликова поля, я понимал, что эта точка будет отправительной для попытки захвата. Потом случилось то, что случилось.

Мы с коллегами своими голосами пытались донести, что здесь есть лидеры мнений, которые проукраински настроены. Подобная ситуация была в Харькове, и во многом благодаря Жадану и другим представителям харьковской интеллигенции и активистам, город удалось сохранить. К сожалению, этого не случилось в Донецке и Луганске.

Картины каких художников находятся у вас дома?

У меня есть несколько картин. Одна из них Ройтбурда, замечательная музыкальная картина о Вагнере из его серии, которую он, кстати сказать, писал в 2014-м году. Степан Рябченко, современный одесский художник. Это работа графическая, которая в виде инсталляции выиграла конкурс на скульптуру перед Одесским аэропортом. Одесситы. Я бы не отказался от представителя Барокко или Возрождения, но это нереально.

Какие у вас отношения с деньгами?

Их все время не хватает, потому что классический музыкант в нашей стране  это не высокооплачиваемая профессия, скорее, миссия или удовольствие для души. Миссия для общества, но не для заработка. На фестивале заработать невозможно. На концертах средний достаток есть, но это все равно не то, что имеют наши поп-музыканты.

При этом вы, используя свои ресурсы, снижаете цены на билеты, чтобы люди могли прийти послушать классическую музыку.

И, кроме украинцев, много людей приезжает из-за границы. Потому что тот же культурный продукт, который они увидят в Цюрихе или Зальцбурге, можно получить в Украине за цену вдесятеро меньше.

Имея такую разветвленную творческую деятельность: и театральная режиссура, и сольные концерты как пианиста, и коллаборации с другими музыкантами, и организация фестиваля,  что стоит в приоритете развития сейчас?

Я надеюсь, что никогда не перестану играть на рояле, но вместе с тем, хочется продолжать все синтез-проекты. Хочется продолжать концерты с балетом, хочется воплотить театральную постановку, продолжать проекты с видеопостановками и голограммами, как у Скрябина в “Мистерии”  создать в зале что-то магическое. И, может, когда-то доберусь до кино. Это затратная вещь, но мне есть что сказать как режиссеру.

Это будет картина с мощными эмоциями, зритель должен быть потрясен: где-то плакать, где-то смеяться, это должно быть искусство, которое бы вызывало у зрителя мощный отклик и, конечно, очень красивое. Я всегда за эстетику в кадре. Эстетику в сочетании с музыкой. У любого шедевра кинематографа всегда есть прекрасный композитор.

Вы делали проект по “Письмовнику” Шишкина, где одной из тем является отношение человека и времени: время рассыпается, и человек становится человеком. Время в вашем творческом пути уже рассыпалось, вы его остановили, или оно еще может как-то мешать?

Я думаю, что я еще всего не сказал. Какие-то вещи я сам еще не знаю, и они должны прийти.

 

пианист Алексей Ботвинов о Донбассе и войне

(Друкуємо мовою оригіналу)

«Это все из-за культуры», – говорит о Донбассе и войне украинский пианист, признанный в мире одним из лучших исполнителей Рахманинова, Алексей Ботвинов. Настоящая звезда украинской музыкальной классической сцены, он остается жить в Одессе, чтобы менять Украину к лучшему. Как культура и война связаны? Что могут сделать люди искусства с «советскими людьми»? И что заставляет украинских звезд верить в будущее Украины? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассуждал украинский пианист, народный артист Украины, президент фестиваля Odesa Classics Алексей Ботвинов.

– В Одессе этим летом уже пятый год пройдет Odessa Classics. Что ожидается? Насколько я знаю, там впервые выступит один из лучших музыкальных коллективов мира?

– На пятый фестиваль приезжает Цюрихский камерный оркестр, впервые в Украину. Он входит в пятерку лучших камерных оркестров мира. Это – эталон звучания и эталон новаций. Сейчас им руководит легендарный скрипач Дэниел Хоуп, который известен тем, что он работает на стыке жанров, работает в популяризации классики для молодежи. Это – центральное событие фестиваля, который будет длиться девять дней, с 1 по 9 июня.

На фестивале лучшие артисты-классики мира, не нужно ехать в Лондон или Берлин, можно приехать в Одессу и получить тот же культурный продукт, но значительно дешевле.

– Как это стало возможным? Это действительно удивляет. Это какой-то маркер, что-то происходит в культурном украинском пространстве?

– Наверное, в первую очередь, это успех фестиваля и нашей команды, что мы сделали за эти четыре года. О нас уже пошла молва, что «всего за четыре года из ничего возник фестиваль топ-уровня». Нас уже признали, что очень важно. Артисты и туристы из Европы впервые приезжают в Украину и получают восторженное впечатление и от фестиваля, и от страны, и от одесситов, и от нашей кухни.

– Зачем вы основали этот фестиваль: что для вас это значило? И почему это случилось четыре года назад?

Вы помните, что было в августе 2014-го – Иловайск – трагедия и тяжелое положение страны. Я думал, что я могу сделать как гражданин

– В 2015 году был первый фестиваль. Идея и решение его попробовать сделать было в сентябре 2014 года. Вы помните, что было в августе – Иловайск – трагедия и тяжелое положение страны. Я думал, что я могу сделать как гражданин. Лучше всего, наверное, я все-таки занимаюсь культурой. И у меня есть серьезные европейские связи. И я решил попробовать сам, без помощи государства, спасать страну таким образом.

Мобилизовал своих друзей-бизнесменов, и вот так постепенно мы начали, а потом оно взлетело, как ракета, очень быстро. Я считаю, что это очень нужно для страны, нам нужно укреплять свой имидж европейского государства. Против нас идет пропагандистская война, и важно показывать, что мы – европейская держава с потенциалом. Такие мероприятия, как фестиваль классической музыки, который происходит на топ-уровне, для многих людей раскрывает глаза. Я слышал, как люди после фестиваля в Швейцарии, во Франции, в Германии с восторгом об этом рассказывают.

Против нас идет пропагандистская война, важно показывать, что мы – европейская держава с потенциалом

– Вы говорите о том, что Odessa Classics – это фестиваль топ-уровня. Какую роль в этом играет Украина, есть ли там украинские музыканты?

– У нас есть украинские музыканты: и одесский оркестр всегда принимает участие, и наши звезды вокала, скрипки, много киевских музыкантов. Два года подряд была программа современной экспериментальной украинской музыки, где мы давали возможность показать себя новым музыкантам. Есть украинский детский конкурс пианистов.

Но очень важно показать топовых звезд из мира и привозить их сюда, большинство из них приезжают впервые. И чтобы они пообщались с нашими музыкантами. Потом возникают творческие интересные связи, проекты. Получается кровообращение между нашей музыкальной элитой и мэтрами из Европы.

Фестиваль Odessa Classics, Украина, июнь 2018 року

– Чувствуется ли в культурном плане отрыв от России? Долгое время существовал стереотип, что в Украине артист не мог добиться признания, если он не добивался его в Москве. Сейчас этот алгоритм немного нарушен. Как это отражается в культурном плане на Украину?

– Сейчас эта ситуация становится более здоровой, потому что у наших музыкантов больше шансов проявить себя. Также больше кровообращения с Европой и миром. Потому что было доминирование, во многом искусственное, российских исполнителей, это касалось и классики.

– Алексей, вы побывали в более сорока странах мира. Вас знают, любят, вы можете работать в любой точке планеты. Зачем вы остались в Одессе?

Я могу работать в любой стране мира. Но суть в том, что внутри, кроме любви к твоему городу, к стране, есть чувство ответственности

– Я уезжал из страны в 1993-м на полтора года. И это для меня был важный опыт. Я уехал в Германию. У меня было все хорошо в материальном и профессиональном плане. Но тогда у меня началась ностальгия и по Одессе, и по стране. Когда я почувствовал, что начинаю терять источники вдохновения для своей игры, я понял, что имеет смысл не терять связи с родным местом. Когда я вернулся, я был самым счастливым человеком, а все вокруг на меня смотрели как на полного идиота.

Я могу работать в любой стране мира. Но суть в том, что внутри, кроме любви к твоему городу, к стране, есть чувство ответственности. Можно здесь еще сделать важное для страны, для людей, молодежи. И успех фестиваля Odessa Classics – для меня маркер, что я должен больше делать дома.

Я продолжаю активно гастролировать, но все мои мысли, фокус направлены сюда. И здесь идет значительно сложнее, чем за границей. У нас несформированные институции культурного менеджмента, как в цивилизованном мире. Но результат оправдывает себя. Иногда мне кажется, что классическая музыка сейчас в нашей стране важнее, чем людям из благополучных Франции, Испании или Швейцарии. Это мощнейший инструмент душевной терапии.

– Какое главное отличие Украины от стран Запада? Что вам сразу бросается в глаза, что тут не так?

– В первую очередь, менталитет нашей бизнес-элиты. В цивилизованных странах, когда попадаешь на тусовку, где общаются люди из высшего общества, бизнесмены, они в разговоре информируют друг друга, кто какой проект поддерживает, какого-то музыканта, балетную школу. И это на постоянной основе, это внутренний вклад в стабильность общества через культуру. Человека никто не заставляет, но если видят, что он этого не делает, его постепенно выдавливают из приличного общества.

– Какие можно сделать из этого выводы? И есть ли какие-то позитивные перемены? Есть Виктор Пинчук, который вкладывает в современное искусство, но он скорее исключение из правил.

Я вижу, какие-то подвижки есть, ситуация улучшается, просто очень медленно. Культура нужна для здоровья социума

– Да, в этом и дело, что скорее есть исключение. Они не понимают, что это нужно всему обществу и им: для бизнес-климата, и для их детей. Эти простые вещи пока для большинства не доходят.

Я вижу, какие-то подвижки есть, ситуация улучшается, просто очень медленно. Культура нужна для здоровья социума.

– Четыре года назад Одесса звучала в одном новостном ряду с Донецком, Луганском. Почему в Одессе все случилось так, а в Донецке и Луганске иначе?

– Люди более культурные. За год или полтора до начала этих событий я давал интервью на гастролях в Донецке. Я общался с местными элитами, и меня очень обеспокоила эта ситуация, их менталитет. Я дал очень резкое интервью о том, что нам нужно от футбола обратить внимание на культуру, иначе будем все жить за заборами под электрическим напряжением. Я не подозревал, что может что-то такое случиться, но я чувствовал, что происходит что-то нездоровое.

Нам нужно обратить внимание на культуру, иначе будем жить за заборами под электрическим напряжением. Я не подозревал, что может что-то такое случиться

Может, это стечение обстоятельств, но мне кажется, не случайно, что это остановилось на Одессе. Все-таки уровень культуры очень важен, чтобы понимать, что происходило и куда это придет на Донбассе. Видимо, для тех людей это не было ясно.

– Некоторые люди в Украине, в частности, в политической элите, предлагают оторваться от российской культуры, называют ее «имперской». Как вы к этому относитесь?

– Я уверен, что нужно разделять русскую культуру и режим Путина. Когда пытаются это уровнять – это как раз тезис из той стороны. Тот же Рахманинов был глубоко в оппозиции коммунистическому режиму, он уехал и не мог с ним примириться. Как мы можем сказать, что это вражеское? Это наоборот наше, потому что стоит на правильных европейских цивилизационных основах. То, что несет свет и добро в души людей.

Я за то, чтобы разделять большую русскую культуру и современный режим Путина, который в конце концов уйдет.

– Вопрос может казаться очевидным, но почему, с вашей точки зрения, Одесса – это Украина? Почему вы это почувствовали в 2014 году?

– Да, действительно в 2014 году, потому что раньше этот вопрос был на периферии. А когда стал момент выбора – определиться, где мы в этой цивилизации: мы в молодом государстве Украина или мы опять сползаем к Советскому Союзу и всем этим «прелестям». Это был страшный и жесткий урок истории, но это был момент выбора.

– Одесса сейчас меняется?

Это самое дорогое – ощущение, что ты свободен. Цивилизационный выбор сделан. И мы идем в правильном направлении

– Да, в лучшую сторону. Вся страна медленно, но все равно движется в сторону европейских цивилизационных ценностей. Мы не хотим быть рабами, не хотим, чтобы за нас все решал один человек. И это самое дорогое – ощущение, что ты свободен. Цивилизационный выбор сделан. И мы идем в правильном направлении. Это дает оптимизм и веру в будущее. Я хочу, чтобы мой ребенок жил здесь и никуда не уезжал.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ :

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо у вас є тема для публікації чи відгук, пишіть нам: [email protected])

Обзор компакт-диска

Classical: Даниэль Хоуп и Алексей Ботвинов Играют Альфреда Шнитке

Джонатан Блюмхофер

Новый полностью шнитковский диск скрипачей Дэниела Хоупа с пианистом Алексеем Ботвиновым приносит с собой уровень авторитета, требующий уважения.

Когда дело доходит до музыки Альфреда Шнитке, скрипач Даниэль Хоуп - старая рука: музыка русско-немецкого композитора 20-го века занимала видное место в репертуаре Хоуп на протяжении десятилетий.Таким образом, новый диск скрипачей, полностью спроектированный Шнитке с пианистом Алексеем Ботвиновым для Yellow Label, приносит с собой уровень авторитета, требующий уважения.

В музыкальном плане это захватывающая коллекция. Выборы обширны и охватывают широкий диапазон, как в хронологическом порядке (от Сонаты № 1 1963 года до Мадригал в памяти Олега Кагана ), так и стилистически. Действительно, диск запрограммирован вокруг Сонаты и Madrigal , которые, несмотря на свою твердость, служат якорем, вокруг которого вращаются более доступные тарифы.

Соната Шнитке № Я умело передаю мрачность стиля поздней середины Шостаковича с его смесью резких крайностей, контрастов юмора и отчаяния, а также моментов резкого лиризма. Надежда и Ботвинов превращаются в яркое, красочное исполнение произведения, которое отражает большую часть твердости стиля Шнитке, но не превращается в уродство.

В самом деле, в этом чтении можно найти много индивидуальности: Надежда обладает мощным контролем над средними движениями, особенно с преследующими, senza vibrato , открывающимися до третьего.Игра Ботвинова наслаждается расширенной техникой музыки, а также ее озорными поворотами (такими как грохочущие буги-вуги-рифы клавишных в финале).

Напротив, версия Мадригал для скрипки соло оказывается настолько мрачной, насколько это возможно: запасные, фрагментированные идеи превращаются в устойчивые ноты; обрывки мелодических строк приходят и уходят; сила музыки никогда не колеблется. Хоуп играет с такой фокусировкой, которую трудно превзойти, но нигилизм этой пьесы означает, что она остается крепким орешком.

Более доступным является популярная сюита 1972 года в старинном стиле , открывающая слушания. Пятичастная аранжировка музыки из саундтреков к фильму Шнитке, переделанная в последовательность архаичных жанровых произведений, так же легка для ушей, как и Madrigal . Надежда и Ботвинов - идеальные гиды в его изящной «Пасторале», лихом «Балет», мелодичном «Менуэте», сардонической «Фуге» и забавной «Пантомиме».

Текстурная ясность и внимание к деталям - их девизы.Просто прислушайтесь к живому обмену музыкальными идеями в «Балете», ясности двойных против тройных ритмов «Менуэта» и двигательной активности «Фуги».

Хоуп играет сладко и твердо, во всем, а Ботвинов вносит легкий, но энергичный штрих во все (его игра в низком регистре в «Балете» - не что иное, как блестящая). Это добавляет к Suite менее чем ироничный взгляд, но тот, который аккуратно демонстрирует лирический размах и прочную конструкцию музыки.

Пара применяет аналогичный интерпретирующий подход к оставшейся части альбома: энергичная Polka (аранжировка из Шнитке 1980 Gogol Suite ) и Tango (из фильма 1974 года Agony ) следует за Suite ; Завершают диск « Gratulationsrondo » в стиле Моцарта (1974 г.) и зловещая аранжировка Шнитке 1978 г. « Stille Nacht ».

В каждом из них игра Хоупа и Ботвинова остается более прямолинейной, чем нет, с недооценкой саркастической стороны, которая в значительной степени является частью стиля Шнитке.Нельзя сказать, что вещи скучные или скучные - Tango , например, обдумывает, а Stille Nacht одновременно соблазнительно теплый и совершенно тревожный - просто эти характеристики, в целом, сдержанные и элегантные. Таким образом, эти показания могут не прийтись по вкусу.

Тем не менее, как и в Suite , преуменьшение некоторых по существу поверхностных аспектов письма Шнитке служит для того, чтобы подчеркнуть его музыкальные и структурные качества. Это что-то вроде смелого подхода в этом репертуаре, и здесь он приносит свои плоды: это заметно освежающие выступления (особенно Gratulationsrondo и Stille Nacht ), а также эмоциональное удовлетворение.

В общем, желанный выпуск.


Джонатан Блюмхофер - композитор и альтист, который работает в районе Большого Бостона с 2004 года. Его музыка была отмечена многочисленными наградами и исполнялась различными ансамблями, в том числе Оркестром американских композиторов, Киевской филармонией, Camerata Chicago, Xanthos Ensemble. , и Juventas New Music Group. После получения докторской степени в Бостонском университете в 2010 году Джон преподавал в Университете Кларка, Вустерском политехническом институте и в Интернете в Университете Феникса, а также писал музыкальную критику для Worcester Telegram & Gazette .

Алексей Ботвинов | Пьетрасанта, концерт

Самый известный украинский пианист, Ботвинов - один из лучших специалистов по музыке Рахманинова в мире. Ботвинов - единственный пианист, исполнивший «Вариации Гольдберга» Баха более 300 раз на сцене. Алексей Ботвинов выступал более чем в 45 странах мира. «Фигаро» написала о компакт-диске пианиста «Вариации Гольдберга» - «Superbe!» .Эта запись заняла 2-е место в музыкальных чартах Швейцарии. Следующая запись - «Ботвинов играет Рахманинова» (2002) была признана «лучшей классической записью месяца» в Швейцарии. В последнее время Ботвинов исследует новые способы представления классической музыки. Среди его новаторских проектов - «Фортепиано и барабаны» (совместно с мировой звездой-перкуссионистом Бурханом Окалем) и «Фортепианное световое шоу», где музыка и визуальные эффекты превратили традиционный концерт в удивительную мультимедийную мистерию.2015 Ботвинов инициировал новый Международный музыкальный фестиваль «ODESSA CLASSICS», где он является президентом и художественным руководителем. Ежегодный фестиваль имеет сенсационный успех и уже стал самым важным фестивалем классической музыки в Украине и одним из ведущих фестивалей в Восточной Европе. 2018 Ботвинов исполнил балет «Вариации Гольдберга» в «Ла Скала», Милан, с необычайным успехом у публики и музыкальных критиков. Итальянская пресса оценила выступление Ботвинова как «безупречную интерпретацию шедевра Баха», «белую магию на фортепиано» и т. Д.Ботвинов выступал соло и с оркестрами на таких площадках, как Берлинская филармония, Gewandhaus Leipzig, Zurich Tonhalle MAAG, Hamburg Filharmony, Beethovenhaus Bonn. В 2019 году выступления Ботвинова стали сенсационным успехом на German Tournee с San Francisco New Century Orchestra под управлением Даниэля Хоупа. Ботвинов и Надежда сделали запись альбома Альфреда Шнитке для «Deutsche Grammaphon», который будет представлен в 2020 году и станет дебютом Алексея Ботвинова на знаменитом «желтом лейбле».

Артист «Дэниел Хоуп и Алексей Ботвинов»


Дэниел Хоуп
Британский скрипач Дэниел Хоуп гастролировал по миру как солист-виртуоз более двадцати лет и как самый молодой участник Трио изящных искусств за последние шесть лет. времена года. Он известен своим музыкальным разнообразием и творчеством, а также своей приверженностью гуманитарным целям. Хоуп выступает в качестве солиста с крупнейшими оркестрами мира и дирижирует, руководит многими скрипичными ансамблями и играет камерную музыку на самых разных традиционных и новых площадках.Выросший в Лондоне и получивший образование в средней школе, Хоуп получил степень в Королевской музыкальной академии, где он учился у известного российского педагога Захара Брона.
London Observer назвал Хоупа «самым захватывающим британским струнным исполнителем со времен Жаклин дю Пре», а недавние обзоры New York Times суммировали его уникальные качества: «... скрипач, исследующий интеллект и командный стиль ... В бизнесе, который любит аккуратность. В коробках, обведенных вокруг своих товаров, британский скрипач Дэниел Хоуп сопротивляется категоризации.’
Даниэль Хоуп, эксклюзивный исполнитель Deutsche Grammophon с 2007 года, получил множество номинаций на Грэмми, премию Classical BRIT, Deutsche Schallplattenpreis и пять премий ECHO Klassik. Ранее он записывался для Warner Classics и Nimbus, играя Баха, Бриттена, Элгара, Финци, Фулдса, Ирландию, Мендельсона, Моцарта, Пендерецки, Шнитке, Шостаковича, Типпетта, Уолтона и Вайля. Его запись Концерта для скрипки Берга была признана «лучшей доступной за все время» журналом Gramophone Magazine в 2010 году.Его компакт-диск Мендельсона для Deutsche Grammophon с скрипичным концертом и октетом был признан одной из лучших записей Мендельсона New York Times в 2009 году. Его недавний выпуск для Deutsche Grammophon был данью уважения великому и очень влиятельному скрипачу и композитору Джозефу Иоахиму (1831 г. - 1907) и сосредоточен вокруг концерта Бруха, произведения, с которым был тесно связан Иоахим. Брух был записан с Королевским Стокгольмским филармоническим оркестром под управлением Сакари Орамо. "Four Seasons Recomposed" - новейший релиз из серии "Recomposed" DG представляет Даниэля Хоупа с камерным оркестром Berlin Konzerthaus под управлением Андре де Риддера в мировой премьере записи британского композитора Макса Рихтера."Spheres" - собственный проект Хоуп, который должен выйти в начале 2013 года - представляет собой тщательно подобранный сборник репертуара, посвященный идее, впервые выдвинутой Пифагором, о том, что планетарное движение создает свой собственный вид музыки. Эта идея веками очаровывала философов, музыкантов и математиков. Программа компакт-диска включает музыку в различных стилях, от барокко до минимализма, Баха, Фора, современных мастеров, таких как Арво Пярт и Майкл Найман, а также молодых композиторов, которые специально сочинили для Hope новые произведения, основанные на идее сферической музыки.К ним относятся Габриэль Прокофьев, Людовико Эйнауди, Алекс Барановский и Алексей Игудесманн. На этом диске к Hope присоединился хор Berlin Rundfunk под управлением Саймона Халси.
Надежда регулярно руководит камерными оркестрами как солистка-скрипачка с ансамблями, включая Камерный оркестр Европы, Камерата Зальцбург и Струнные Фестиваля Люцерна. Он выступал на самых важных фестивалях мира, таких как BBC Proms, Hollywood Bowl и фестивали в Люцерне, Равинии, Зальцбурге, Шлезвиг-Гольштейне и Тэнглвуде.Дэниел Хоуп выступал на всех самых престижных площадках мира и с величайшими оркестрами мира. Основные моменты включают Бостонский симфонический, Чикагский симфонический, Лос-Анджелесский филармонический и Торонтский симфонические оркестры, а также основные оркестры Берлина, Бирмингема, Далласа, Детройта, Дрездена, Израиля, Лондона, Москвы, Осло, Парижа, Стокгольма и Вены. Он является заместителем музыкального руководителя музыкального фестиваля в Саванне и художественным руководителем летнего фестиваля в Мекленбург-Передняя Померания в Германии.Он также опубликовал три книги-бестселлера.
Даниэль Хоуп играет «бывшего липинского» Гварнери дель Джезу 1742 года, щедро предоставленного в его распоряжение анонимной семьей из Германии. Инструмент носит имя своего владельца, польского скрипача XIX века Кароля Липинского, который делил сцену с Паганини, Шуманом и Листом.

Алексей Ботвинов: música, canciones, letras

05

04:10

01

03:00

Композиторы: Альфред Шнитке

06

01:46

Композиторы: Альфред Шнитке

06

05:32

03

03:06

Композиторы: Альфред Шнитке

01

02:59

Композиторы: Альфред Шнитке

08

02:47

Композиторы: Альфред Шнитке

14

04:46

Композиторы: Альфред Шнитке

04

02:39

Композиторы: Альфред Шнитке

05

04:04

Композиторы: Альфред Шнитке

11

04:53

Композиторы: Альфред Шнитке

10

05:17

Композиторы: Альфред Шнитке

02

02:14

Композиторы: Альфред Шнитке

09

04:55

Композиторы: Альфред Шнитке

13

07:24

Композиторы: Альфред Шнитке

01

06:01

02

02:43

03

02:36

04

03:24

Алексей Ботвинов, необычный пианист, ныне художественный руководитель Одесского государственного театра оперы и балета, рассказывает о своей уникальной карьере (БМ)

ВИДЕЛ И СЛЫШАЛ ИНТЕРВЬЮ

Сохраняя музыку живой: Алексей Ботвинов, необычный пианист, который в настоящее время является художественным руководителем Одесского государственного театра оперы и балета, рассказывает о своей уникальной карьере (BM)

Алексей Ботвинов

В его родном городе, красивом украинском морском порту Одессы, где он родился в 1964 году, родился не один легендарный пианист: Святослав Рихтер получил свою первую работу преподавателем фортепиано в городском оперном театре, а Эмиль Гилельс жил совсем рядом с ним. угол от него.Но вряд ли известно, что Алексей Ботвинов войдет в историю как пианист, установивший мировой рекорд в живых выступлениях И.С. Вариации Гольдберга Баха: более двухсот двадцати на сегодняшний день, и их количество продолжает расти…

Так почему же он больше не знаменитость в музыкальном мире? Ответ прост: потому что не все эти представления были сольными, а скорее с постановкой Цюрихского оперного балета из вариаций Гольдберга в постановке Хайнца Шпёрли. Когда мы садимся в вестибюле его отеля в центре Афин, я упоминаю, что когда я впервые увидел этот балет в Deutsche Oper в Берлине, человек, сидящий рядом со мной, спросил, кто был «джентльмен в костюме», когда он присоединился к танцорам. на сцене, чтобы поклониться.... и я помню, как мне было трудно сосредоточиться на балете, когда я понял, какое потрясающее живое исполнение этой дьявольски сложной пьесы исходило из оркестровой ямы.

Но сначала вернемся к истокам, когда он рос в семье музыкантов в Одессе. Знал ли он с самого начала, что хочет стать пианистом? «Конечно, нет, и я не был вундеркиндом», - пренебрежительно говорит он, хотя на самом деле он дал свой первый публичный концерт всего в 13 лет и исполнил фортепианный концерт Прокофьева No.1 в возрасте 15 лет (так что определение вундеркинда должно быть достаточно ограниченным, чтобы он не подходил). «Мои родители никогда не оказывали на меня давления, я играл в футбол и делал все, что обычно делают дети. Затем, перебравшись из Одессы в Московскую консерваторию, он стал победителем и самым молодым участником конкурса им. Рахманинова, проводимого в то время раз в 2-3 года, и привлек к себе немало внимания. «Боюсь, что соревнования больше связаны со спортом, чем с искусством, но они являются полезным способом завоевать признание, и, кроме того, мне кажется, что 20 с лишним лет назад они были еще более справедливыми, а победные титулы - более значительными, вот почему я продолжал соревноваться и побеждать на восьмом Международном конкурсе Баха в Лейпциге и самом первом конкурсе Клары-Шуман в Дюссельдорфе.

«Это было привилегией в советские времена, когда быть успешным музыкантом означало принадлежать к« элите », которой разрешалось путешествовать, а условия для классических музыкантов в целом были намного лучше - те, кто проявлял талант, получали отличную подготовку и стипендии. . После конкурса 1994 года в Дюссельдорфе, в состав жюри которого входили Аргерих и Вайссенберг, Хайнц Шпёрли обратился ко мне с предложением принять участие в его постановках. Первым, что мы сделали, был балет по опере «Киндерзенен» Шумана, после чего мы продолжили сотрудничество над вариациями Гольдберга.Я никогда раньше не исполнял их и выучил их для балета, но 95% того, что я играю для танцоров, также является моей версией сольного выступления ».

Я рассказываю ему о том, как меня раздражало странное замечание во время антракта на выступлении накануне вечером, когда я сравнивал его исполнение с знаковыми записями Гленна Гулда. «Такие вещи меня совершенно не беспокоят, - усмехается он, - каждый имеет право на собственное мнение, и интерпретация Гулда, которой я очень восхищаюсь, но не пытаюсь подражать, была очень уникальной.Я бы сказал, что мой ответ на его. Мой подход состоит в том, чтобы сыграть эту работу как современный художник, испытавший влияние романтизма, даже постмодернизма, таких композиторов, как Лигети, и отдать должное произведению, столь уникальному по стилям, великой мудрости Баха, кто с помощью этой музыки даже предсказал цветочный винеровский стиль ».

Но в то же время разве не важно иметь в виду, что это также приземленная последовательность вариаций, написанных, в частности, для лечения бессонницы дворянина? «Абсолютно!», И это демонстрирует, как Баху удалось объединить свое интеллектуальное мастерство гармонии и контрапункта с более обыденными влияниями, причем последняя вариация - «как вам это нравится» quod libet - представляет собой смешение двух простых народных песен, одна из которых даже немного грубо.Не будем забывать, что Бах был человеком не только интеллекта, иначе он вряд ли произвел бы на свет всех этих детей ».

Но что происходит, когда музыкант так часто выполняет столь ответственную работу? Я заметил, что теперь он играет со счетом, в отличие от того, что было в 1990-х годах, хотя в этом, безусловно, нет ничего плохого - это вряд ли умаляет величие Рихтера, которое он не всегда играл по памяти в последующие годы. «Я использую партитуру только в качестве подстраховки, но очевидно, что исполнять такую ​​музыку даже несколько вечеров подряд - это физически и интеллектуально утомительно.В целом мне помогает то, что я не играю для экспертов или критиков. Я играю, чтобы сохранить эту музыку. Хотя я выполнял это сотни раз, мне это никогда не было скучно, всегда есть что-то, что я могу сделать по-другому, некоторые аспекты, которые остались неоткрытыми ».

Я вспоминаю, как он прокомментировал важность возможности привлечь более молодую аудиторию как артист: «Да, это очень важно для меня. Монотонная техно-музыка, которую молодые люди слушают в наши дни, представляет собой угрозу для всего нашего общества, она не содержит ничего такого, что заставляет нас расти.Вот почему так важно обращаться к молодой аудитории так, чтобы она говорила с ними, и я считаю, что достигаю этого с помощью своего мультимедийного проекта «Виртуальная реальность музыки», над которым я сотрудничал с двумя молодыми ди-джеями. (рекламный ролик можно посмотреть на Фейсбуке Здесь). Мы используем видеоклипы с веб-камеры, и я играю различные пьесы, в том числе много импровизаций. А еще в Одесской опере идет новый балет «Нуриев навсегда» с классической и современной музыкой с мультимедийным фоном, премьера которого прошла успешно в январе.Я играю на пианино на сцене примерно треть времени, в то время как остальную музыку играет оркестр. Как артист, я считаю своим долгом что-то сделать, чтобы противостоять агрессивной поп-культуре, которой подвержена наша молодежь. Естественно, есть яркие молодые пианисты, такие как Ланг Ланг, которые тоже проявляют интерес к молодежи, что отрадно, но в его случае я сомневаюсь в его честности ».

Звучит очень оригинально, и я спрашиваю его, что он планирует делать дальше в «своем» оперном театре.«Наше новое производство Турандот была первой современной постановкой оперы в Украине, и она была хорошо принята нашей публикой, несмотря на огромное сопротивление всему новому со стороны руководства театра и последовавший за этим скандал (см. рассмотрение). Но я также буду продолжать выступать по радио и телевидению в пользу увеличения финансирования искусства и, в частности, новаторских подходов, направленных на привлечение молодежи. Наши следующие проекты - «Пике Дама» и «Евгений Онегин» с авангардным режиссером из Москвы.

И что все это будет значить для его личных планов как пианиста? «Возможно, мне придется ограничить количество сольных концертов, которые я даю на данный момент, но мы с Хайнцем Шпёрли уже готовим новый балет на основе Ноктюрнов Шопена, и, конечно же, будет больше гастрольных выступлений из постановки« Вариации Гольдберга ». . »

Ему по-прежнему нравится путешествовать, или новизна исчезла теперь, когда он живет в «свободной стране» - или двух?, Поскольку он делит свое время между Цюрихом и Одессой.«Вовсе нет, я бы сказал, что путешествия - лучшая часть работы пианистом, кроме музыки, конечно! Я абсолютно не жалею о том, что выбрала эту профессию, я занимаюсь именно тем, что люблю больше всего ».

А как насчет его образцов для подражания? «Что ж, если вы все еще думаете в терминах Голдберга, это должен быть Андраш Шифф, мой величайший образец для подражания в отношении Баха и музыкальности в целом. Я не знаю другого музыканта, настолько глубокого или искреннего. Он сам сказал, что Гулд - его кумир, но, тем не менее, никогда не пытался подражать ему, даже отмечая, что дважды записывать вариации Голдберга - это слишком.Я считаю, что для нас как художников это лучший выбор - быть искренними в том, что мы делаем. Это наша единственная надежда, если мы хотим донести до наших слушателей, что классическая музыка - это не пыльный музей прошлых веков, что она живая и завораживающая, ожидающая, чтобы ее открывали снова и снова. Вот почему абстрактная хореография Шпёрли вариаций Гольдберга как вариаций человеческих взаимоотношений, так сказать, так гениальна и уместна для этой музыки, написанной давным-давно таким страстным, общительным и даже общительным композитором.

Бах доминировал в нашем разговоре благодаря выступлению здесь, в Афинах, и поэтому важно отметить, что Алексей Ботвинов также является одним из самых известных исполнителей Рахманинова во всем мире, и его широкий репертуар включает более 30 фортепианных концертов, в том числе редко играл такие произведения, как Концерт № Прокофьева. 2. Так что можно только надеяться услышать от него гораздо больше в концертных залах в будущем, а чтобы посмотреть его дискографию, в том числе не только Рахманинова, но также Шопена и Гендель-вариации Шопена и Брамса, посетите его веб-сайт www.botvinov.com. Более того, в интригующем швейцарском фильме «Витус» (как вы уже догадались - история вундеркинда-пианиста) есть часть его записи вариаций Гольдберга, которая, кстати, была сделана за один раз. Вы не можете найти ничего более удивительного, чем это.

Беттина Мара


Ba ck to Top Совокупный индекс, страница

Алексей Ботвинов: «Я не езжу в страну как турист, пока не поиграю там»

Сколько вы играете на пианино каждый день, чтобы поддерживать форму?

Через два часа.Слава богу, я могу оставаться в своем статусе без необходимых шести часов, как и большинство моих коллег. Необходимы ежедневные тренировки, иначе слышно, что что-то не так.

У Горовица был творческий кризис, и он какое-то время не играл. Говорят, что он услышал спектакль, который ему показался лучше его собственного, и впал в депрессию. У вас когда-нибудь угасало вдохновение и вы перестали играть по какой-либо причине?

Это было совсем недавно.В марте, когда стало ясно, что коронавирус нанесет огромный удар по культуре и, в частности, по классической музыке. Пару месяцев я не могла заставить себя сесть за пианино, но потом взяла себя в руки. Впервые в жизни. Стало ясно, что культура будет находиться под огромным напряжением, как мы уже видели.

Насколько ситуация с коронавирусом, который находится вне нашего контроля, изменила ситуацию, и как нам это обойти?

Вопрос на миллион долларов.Границы практически закрыты. В Европе концерты все еще как-то проходят, хотя и с огромными ограничениями. Ситуация ужасная и очень тяжелая. Внутри страны нет нормального функционирования. Все стало локальным и ограниченным. Как выбраться - хороший вопрос.

Мне кажется, нам всем нужно вместе обратиться к политикам, чтобы у высокой культуры еще была возможность хоть как-то существовать, хотя бы с ограничениями. Первое, на что попадает карантин, - это массовые мероприятия: ночные клубы, свадьбы и заодно концерты классической музыки, но их нельзя ставить на одну страницу.Увы, это везде происходит. Пока Европа, включая нас, находится в лучшем состоянии, чем Великобритания или Америка. Просто катастрофа без преувеличения. Не только Метрополитен-опера закрылась, но и большинство оркестров не работают, люди массово уходят из профессии. Мы не должны позволить нашей культуре погибнуть - это был бы призыв к политикам.

Как вы поддерживаете дух музыкантов? Творческие люди, когда их творчество теряет смысл, не могут творить, а когда оно массово: есть ли рецепт, чтобы поддержать творческую личность?

Хороший вопрос.Музыка помогает; обладает лечебным эффектом. Но когда случилась эпидемия COVID-19, многие мои коллеги сказали почти то же самое: профессиональные музыканты привыкли заниматься по программе, по определенному заказу, концерту или собственному плану. Когда все планы рушатся, даже если у вас есть четкий план выучить какую-то работу на будущее, у вас все еще нет мотивации для этого, если вы не понимаете, когда это будущее наступит.

Это очень серьезный психологический вызов.Это беспрецедентно. Даже во время Великой Отечественной войны были концерты. Их было меньше, но что-то можно было запланировать. Что вы пытаетесь сделать прямо сейчас; все, что вы планируете, может уйти в мгновение ока. Это психологическая проблема, с которой я никогда раньше не сталкивался. И особых рецептов у меня нет, кроме как подождать.

Мы даже недооценили влияние этого кризиса. Что мне помогло: мы решили провести фестиваль «Odessa Classics» в первую очередь не столько для того, чтобы я мог там выступить, сколько для того, чтобы могли прийти музыканты и публика, купившая билеты (к тому времени 40% билеты были проданы) могли присутствовать на мероприятии.Это было мотивирующим фактором. Мы искали все возможные и невозможные пути, убедительные на всех уровнях. Нас слушали и силовые структуры, и наши партнеры - это была битва за фестиваль, которая очень помогла.

Сейчас мы планируем на следующий год (Odessa Classics 2021 состоится 2-12 июня ). Хотя на самом деле сейчас можно планировать только на 2 недели вперед: это сложно для всех - и для великих музыкантов, и для новичков. Уровень проблем разный, но все находятся в состоянии войны с этим вирусом.

Так или иначе, культурное царство ждет переформатирования, так что вы не можете вернуться к тому, как была сфера. И все же музыка не может выйти в интернет полностью?

Нет, я категорически против сказок о том, что такое возможно. Понятно, что когда некоторые политические институты говорят: «Давайте на пару лет зайдем в Интернет, займемся чем-нибудь творчеством», но сама суть музыки заключается в живом общении. Так что такая замена может быть только небольшой в этом секторе, но сейчас говорить, что да, мы будем работать полностью онлайн, просто несерьезно.Вы можете потерять всякий интерес к культурному процессу. Никакая пластинка, даже самая замечательная, не похожа на живой концерт. В противном случае их бы давно не было. Потому что величайшие музыканты, певцы и постановки уже записаны. И если бы не было необходимости в живом общении, его бы давно не было. Все дело в обмене энергией, который дает особые вещи - как это было несколько тысячелетий назад, так и остается. Во время строгого карантина я ничего не делал в сети, чтобы не создавать ложных иллюзий .Только живое общение, пусть в комнате с людьми в масках, с ограничением по количеству.

На самом деле, есть вопрос, который возникает с самого начала пандемии, и ни один из моих коллег не получил на него ответа: почему транспорт и авиалинии в принципе позволяют людям собираться без социального дистанцирования, и это недопустимо в концертном зале. Мы понимаем почему, но честно скажем, что это всего лишь лоббирование, а деньги - все. Мировому культурному сообществу необходимо объединиться и более активно отстаивать свое право на существование.

Что касается связей между культурой и политикой, может ли музыка быть независимой от политики? Есть ли в музыке границы, связанные с политикой или войной?

Конечно, политика влияет на общество и культуру и пытается решить ее проблемы. И, конечно, здесь можно переборщить. Мы понимаем, что сейчас найти финансирование патриотическому кино, связанному с проблемами Донбасса и так далее, намного проще, чем просто на любовную историю. Опора должна быть, но когда есть односторонний крен, это неправильно, это убивает искусство.

Многие люди вовлечены в политическую конъюнктуру под отличными патриотическими лозунгами - и в результате страдает искусство, в том числе и патриотическая идея, потому что, когда она высказывается предположительно, в ней нет смысла, во всей этой акции проявляется только контрпродуктивный эффект.

Итак, искусство должно быть искусством - чем-то, что отражает творческую волю создателя и желание аудитории, и чем больше вы пытаетесь втиснуть что-то в идеологические рамки, тем менее полезно это.И теперь мы делаем то же самое.

Однако есть примеры работ, сделанных на заказ, которые стали великими.

Конечно, есть. Но если есть огромный скачок в сторону идеологии, это никогда не поможет культуре, никогда не поможет и не поможет нам. Должен быть баланс.

В то же время форматирование - это общемировая тенденция. Комитет «Оскар», недавно утвердивший новые требования к фильмам, номинированным на премию «Оскар» за лучший фильм.

Это еще один пример. Это глупо и бесперспективно. Со временем он будет обесцениваться.

Если говорить о классическом искусстве и искать его: вы сделали музыкальный мультимедийный концерт классической музыки в виде инсталляций, театральные и музыкальные проекты, Вариации Гольдберга Баха с ударными. Как это можно совместить?

Это было объединено по принципу: в это никто не верил, ни я, ни мой коллега, но проект вышел.До пандемии я много времени проводил в Швейцарии, особенно в Цюрихе, в сотрудничестве с цюрихским балетом, руководством, оркестрами и музыкантами. Я знал, что есть такой интересный музыкант, турецкий перкуссионист Бурхан Очал. Нас обоих называли творческими людьми, которые не пренебрегали экспериментами. Мы встретились, поговорили, и Бурхан предложил сделать проект с Бахом. Я сказал ему - тогда давайте начнем с самого сложного («Вариация Гольдберга»). Посмеялись, попробовали что-то сделать - и получилось на удивление интересно.Так работает проект «Бах. Рестарт », в котором вариации Гольдберга Баха исполнялись в сопровождении восточных ритмов, основанных на древних суфийских традициях.

Потом мы работали с Бетховеном, Прокофьевым, Рахманиновым и Мусоргским. До сих пор этого никто не повторял. Мы выступаем 11 лет (более 30 концертов в разных странах), и пока нас никто не скопировал - видимо, потому что это очень сложно.

Что дает бит классике и, в частности, Баху?

Бах ритмичен во многих произведениях.В этой музыке с самого начала присутствует пульс, что упрощает задачу. Но когда этот бит открывается в джазовых вариациях и есть несколько хороших джазовых прочтений Баха, вариации звучат легче, хотя и довольно хорошо. В нашем проекте восточная перкуссия придает музыке Баха несколько сюрреалистический эффект и говорит о единстве совершенно разных культурных слоев - о том, что в принципе они могут сотрудничать. И я думаю, что это очень интересно, потому что, если бы это звучало неорганично, я бы не стал заниматься этим проектом.И публика во всем мире тепло встретила "Перезагрузку Баха". Нам удалось найти нишу, в которой раньше не бывал ни один музыкант.

В новой программе мы берем произведения более ритмичные, а также могут быть произведения, например, Прокофьева, полиритмия которого - его стихия. Или произведения, в которых перкуссия выступает не как ритм, а как краски и звуковые эффекты, что особенно применимо к Мусоргскому и его «Картинкам с выставки». Очень много мистического, и это сочетается.

Так или иначе, мы возвращаемся к синкретизму искусства.

Да. Уверен, что эта тенденция будет набирать обороты. В Украине я был, наверное, первым музыкантом, который сделал классический концерт с видеоинсталляциями. Это был 2008 год. Первые отзывы были самые разные: кому-то очень понравилось, кто-то разнес в щепки.

Тогда я придерживался позиции, которую вы увидите - через 5-10 лет видеоинсталляции войдут в оперу и на другие площадки - и это произошло.Потому что это естественно: даже Скрябин мечтал о таком, просто у него не было технических возможностей. Которых сейчас все больше и больше.

Один из последних проектов - сотрудничество с замечательным киевским видеохудожником VJ Videomatics (Piano Light Show), мы начали с этакого киноэкрана, потом были разные экранные конструкции, потом видеомэппинг на архитектурные формы: Одесская колоннада Воронцовский дворец. Один из последних проектов - видеомэппинг на белом рояле (которого до нашего проекта в Украине не было и он был создан для нас специалистом).Технологии развиваются очень быстро, и их можно использовать на благо классической музыки: оставляя смысл музыки, подчеркивая его с помощью технологий.

Первое, что можно прочитать о вас в сети: Алексей Ботвинов - самый известный исполнитель музыки Рахманинова и первый человек, сыгравший вариацию Гольдберга Баха более 300 раз. Бах, как глубоко духовный человек и реформатор в музыке, и Рахманинов, один из последних представителей романтизма, составляют ваши лучшие музыканты.

Что касается чистоты музыкального стиля, то эти два композитора - антиподы, но на самом деле у них много общего. Бах - это вера, а Рахманинов - большая искренность чувств. Эти разные, но близкие мне люди одинаково близки.

Выбор репертуара - такое же творчество, каждый исполнитель выбирает свою музыку, исходя из своих предпочтений. Кроме Баха и Рахманинова, кого вы играете больше всего?

Шопен, Моцарт, Брамс, Шуман, Прокофьев, Шнитке, Сильвестров - довольно широкий диапазон.А современная музыка 20-го и 21-го веков - мне все интересно. В последнее время меня очень заинтересовал Филип Гласс, которого не все мои коллеги считают серьезным композитором - я считаю, что он гениален.

Крымскотатарский композитор Алемдар Караманов: когда я учился в Московской консерватории (1988-90), его музыка не исполнялась. Я учился у Веры Горностаевой, она была диссиденткой и сходилась с такими запрещенными фигурами: Гидон Кремер, Шнитке - в классе и квартире Горностаевой был островок свободы.В ее квартире были ноты неизвестного композитора, которого я начал играть, и она сказала, что «ноты нашли тебя». Композитор передал Горностаевой рукопись со словами: «Мне нужен один из исполнителей, чтобы расшифровать эту музыку». Они пролежали достаточно долго, прежде чем дошли до меня, и я влюбился в эту музыку. Сам композитор позже сказал, что мое чтение было для него новым.

Из поколения советских модернистов: Шнитке, Губайдулина, Денисов и Караманов три имени из четырех получили мировое признание, и Караманов не пошел на компромисс с советской властью - он уехал в Симферополь и всю жизнь прожил в старой однокомнатной квартире. квартира.Только в последние годы жизни, когда Украина стала независимой, композитора стали узнавать, поддерживать и исполнять.

Исполняю концерт его «Аве Мария». Я переписал большую часть оригинала в фортепианную транскрипцию и назвал это «Ночная молитва». Я считаю, что эта музыка должна выйти в мир и стать огромным достоянием украинской культуры в мире. Он абсолютный гений. Если мы говорим о Валентине Сильвестрове - еще одном классике такого же масштаба, то, к счастью, его музыка принадлежит мировой цивилизации.Музыке Караманова нужен толчок, и я это сделаю. В его творческом наследии более 20 симфоний, и все они имеют названия по Ветхому и Новому Заветам. Он очень религиозный человек; у него очень особенный стиль; он опередил свое время.

Мне повезло найти вас в Одессе - я знаю, что вы часто живете в Швейцарии. Где бы вы предпочли остановиться в случае закрытия границы?

Я уже сделал свой выбор, остался в Украине. В марте мне нужно было решить, где остановиться - и я выбрал Украину.Это о многом говорит. Второго гражданства у меня в принципе нет. Я не хочу этого делать, хотя возможности были в разных странах Европы. Я считаю, что если я здесь родился, то должен что-то делать для своей Родины.

Что сформировало вас как музыканта и исполнителя, помимо образования? Вы решили стать музыкантом после серьезного футбольного увлечения.

Я серьезно относился к футболу, пока мне не исполнилось 16, а затем я остановился из-за опасности получить травму.Я все еще заинтересован в этом. Я немного болею не за команду, а за футбольного тренера Жозе Моуринью. Я впечатлен этим человеком. Он очень яркий, «против течения» и, соответственно, я болею за команду, которую он тренирует.

На какой позиции вы играли в команде?

Полузащитник. Эта позиция предлагает максимум возможностей.

Если бы я не так хорошо разбирался в музыке, я бы сделал большие ставки на профессию режиссера. Кино очень много значит для меня, как и живопись.Но что касается живописи, я не умею хорошо рисовать с детства, но мне это нравится. Я хожу в музеи любого города и очень хорошо знаю музеи мира. Для меня концепции живописи и концепции кинематографии были очень важны для моего становления как творческой личности.

С определенного возраста для меня стали важны и Бергман, и Тарковский, а также блокбастеры. Весь спектр кинематографии очень важен. В проекте с визуализацией я фактически работал режиссером.Конечно, VJ рисует все, но многие идеи были моими: как я вижу музыку, что я хочу, чтобы зритель увидел. Кино меня вдохновляет.

Конечно, путешествия еще вдохновляют, но сейчас границы закрыты. Моя профессия связана с путешествиями. Я побывал в 45 странах мира, и для меня большая честь и большое счастье видеть, как люди живут по-другому - путешествия обогащают. А то, ради чего не нужно никуда ехать и что не так дорого стоит, - это кино. Он сопровождает меня с раннего детства и вдохновляет.

Вы выступали во всех 45 странах?

Да. Мой принцип: я не езжу в страну как турист, пока не отыграю там.

Разная ли аудитория в разных странах? Где ваша любимая публика или в какой стране самая необычная публика?

Все разные. С одной стороны, есть такая удивительная вещь, что часть человечества, интересующаяся классической музыкой, культурная элита, составляет не более 10% населения страны - эти люди во многом одинаково реагируют на искусство. .Рахманинова, жившего в православной стране и писавшего на славянскую мелодию, одинаково воспринимают и в нашей стране, и в Германии, и где-то на Тайване. Это удивительно, и в нем говорится, что музыка - универсальный язык, универсальный человеческий язык.

С другой стороны, человеческие реакции сильно различаются. Когда вы играете концерт в Испании или Португалии, первое впечатление - шок, потому что публика шумная. Когда я начал играть, я думал, что все провалилось, публике это не понравилось, катастрофа.А потом вы заканчиваете, и поднимается буря аплодисментов, и оказывается, что люди очень темпераментные. Они не могут сидеть на месте, и шум - нормальная реакция.

В Германии, наоборот, во время концерта такая гробовая тишина, что кажется, будто люди спят, как будто нет контакта со зрителями. И это - просто люди ведут себя по-разному.

Вы более известны в Европе, чем в Украине (кроме больших городов)?

Да, я.Моя деятельность в Украине сосредоточена в Одессе, Киеве и немного во Львове. Я бы с удовольствием объехал маленькие города, но я бы хотел делать это в нормальных условиях. Требования музыкантов к хорошему инструменту и достойному концертному залу продиктованы желанием не разочаровывать публику. Плохие условия портят звук. И это очень тормозит концертную жизнь в нашей стране.

В то же время общая тенденция распространения классики в Украине положительная, но пока классика еще не дошла до сельской местности.

Что главное в хорошей работе?

Первый звук. Это и красивый голос певца, и звук скрипки и фортепиано. Когда есть звук, можно говорить о концепции, о технике, о духовной составляющей. Но если нет звука, то и говорить не о чем.

Мне повезло, моим учителем была Серафима Леонидовна Могилевская. Она была помощницей Генриха Нейгауза, известного пианиста и учителя.Она очень внимательно относилась к звуку: пианино должно петь, и в него нельзя стучать. И она знала, как этому научить. Таких учителей в мире немного. Мы потратили много времени, пытаясь превратить рояль из ударного инструмента в инструмент, который может петь.

Есть пианисты-виртуозы, некоторые из них довольно известные, но если они стучат по роялю - для меня таких пианистов не существует.

Держите форму с помощью гамм и этюдов?

Никогда.Только музыкальные произведения. Это мое кредо, не знаю, правильно ли оно. Я придерживаюсь этого, наверное, потому, что играть гаммы и этюды не очень приятно, и ты на время превращаешься в робота. И самое ужасное, когда человек занимается музыкой и у него нет чувств. Чтобы не терять мотивацию, вы можете улучшить свою технику на сложных участках. Но важно быть эмоционально вовлеченным - испытать катарсис.

Как удается совмещать творчество с менеджментом?

Пришлось.В 2014 году, когда случился Майдан и большой кризис в обществе, мне стало ясно, что моя мечта о создании большого серьезного фестиваля в Одессе стала еще менее осуществимой. До этого, как музыкант, я регулярно обращался к властям со словами «давайте сделаем это». В итоге я испугался и мы с женой решили самоорганизоваться - вдруг что-то получится. У меня не было амбиций стать менеджером, более того, я был уверен, что это не мое.

Но когда я увидел, что перспективы туманные, я решил попробовать.А потом, на удивление, все стало получаться, причем лучше, чем ожидалось. Теперь я наткнулся на эту работу, мне она понравилась, и я понял, что она моя. Я очень люблю Одессу и считаю, что раз уж я здесь, я должен что-то делать. Помимо различных проектов, для города было важно сделать фестиваль.

Населенный пункт основан на физических и физических лицах. Но помимо ярких представителей в каждом большом городе возникают мифы об уникальности и замкнутости, которые иногда могут привести к опасной риторике.

Да, но в 2014 году, когда нужно было выбирать: эта часть Украины уйдет в состав России или останется в составе Украины, несмотря на раскол в обществе, большинство было за Украину. Затем мы вместе с другими известными одесситами организовали Форум одесской интеллигенции, который, по сути, был форумом проукраинской части одесской интеллигенции.

Мы говорили о том, что Одесса русскоязычная, но все же Украина, и пытались переломить тенденцию в медиа-пространстве, как будто Одесса просто ждала приезда Путина.Это был момент истины. Ситуация была опасной: проезжая Куликово поле, я понял, что это место будет отправной точкой для попытки захвата.

Потом случилось то, что случилось. Мы с коллегами пытались сказать своим голосом, что здесь есть лидеры мнений, которые являются проукраинскими. Похожая ситуация была в Харькове, и во многом благодаря Жадану и другим представителям харьковской интеллигенции и активистов город был спасен.К сожалению, этого не произошло в Донецке и Луганске.

Картины каких художников есть в вашем доме?

У меня есть несколько фоток. Один из них - «Ройтбурд», прекрасная музыкальная картина о Вагнере из его цикла, которую, кстати, он написал в 2014 году. Другой - Степан Рябченко, современный одесский художник. Это графическое произведение, победившее в конкурсе скульптур, как инсталляция перед аэропортом Одессы.Я бы не отказался от представителя барокко или ренессанса, но это нереально.

Как вы относитесь к деньгам?

Его постоянно не хватает, потому что классический музыкант в нашей стране - не высокооплачиваемая профессия. Это скорее миссия или удовольствие для вашей души. Это миссия общества, а не зарабатывания денег. На фестивалях невозможно заработать. На концертах есть средний доход, но это еще не то, что есть у наших эстрадных музыкантов.

В то же время вы используете свои ресурсы для снижения цен на билеты, чтобы люди могли приходить и слушать классическую музыку.

Да. Помимо украинцев, много людей приезжает из-за границы. Потому что тот же культурный продукт, который видят в Цюрихе или Зальцбурге, можно получить в Украине по цене в 10 раз дешевле.

Имея такую ​​обширную творческую деятельность: как постановка театра, так и сольные концерты в качестве пианиста и сотрудничество с другими музыкантами, а также организация фестиваля, каковы приоритеты развития сейчас?

Я надеюсь, что никогда не перестану играть на пианино, но в то же время я хочу продолжить все фьюжн-проекты.Хочу продолжить концерты балетом, воплотить театрализованное представление, продолжить проекты видео-перформансами и голограммами, как в «Мистерии» Скрябина - создать в зале что-то волшебное. И, может быть, когда-нибудь я попаду в кино. Это дорогостоящая вещь, но мне как режиссеру есть что сказать.

Это будет картина с сильными эмоциями, зритель должен быть шокирован: какая-то часть вызывает плач, какая-то часть вызывает смех. Это должно быть искусство, которое вызвало бы у зрителя мощный отклик и, конечно же, было бы очень красивым.Я всегда увлекаюсь эстетикой. Эстетика в сочетании с музыкой. В любом шедевре кино всегда есть прекрасный композитор.

Вы сделали проект по Шишкинскому «Писцу» , , где одна из тем - отношения человека и времени: время рушится, и человек становится человеком. Время на вашем творческом пути уже рассыпалось, вы его остановили или все еще может как-то мешать?

Думаю, я еще не все сказал.Есть вещи, которых я не знаю, и они должны прийти.

Концерт Алексея Ботвинова. Фортепианное световое шоу - LT

Алексей Ботвинов jau daugiau nei 10 metų yra klasikinio ir vaizdo meno sintezės žanro pradininkas. Per tą laiką buvo surengta dešimtys nepaprastai sėkmingų koncertų geriausiose koncertų salėse, taip pat tokiose ikoniškose erdvėse po atviru dangumi kaip Sofijevsko aikštė Kijeve ir Potiaiomkino. Kiekviename koncerte vis labiau ir labiau išnaudojamos šiuolaikinių daugialypės terpės technologijų galimybės ir vis giliau įsiskverbiamą į vizualiąj muzikos realybę.«Фортепианное световое шоу» pakelia vaizdo ir klasikinės muzikos sintezę į naują kokybės lygį.

«Фортепианное световое шоу». Tonhalle mieste, pagrindinėje Šveicarijos koncertų salėje Ciuriche, po to sekė išparduoti koncertai Hamburge ir Odesoje. Gyvendindama projektą garsioji fortepijonų kompanija KAWAI specialiai pakeitė pavyzdinio didžiojo koncertinio fortepijono «KAWAI SHIGERU» modelį. Projekto sėkmė pranoko lūkesčius - vaizdų projekcijos ant baltojo fortepijono su „VJ Videomatics“ ir Botvinovo kūrybinėmis žiniomis sukūrė tikrai stulbinantį vaizdinį ir įspūdžio efe.

«Фортепианное световое шоу» yra triumfinis pianisto ir video menininko kūrybini ieškojimų dešimtmečio rezultatas, visiškai išskirtinis ir novatoriškas meno sumanymas.

Koncerto metu Lietuvoje Алексей Ботвинов atliks Й. С. Бачо, Ф. Шопено, С. Рахманиново, А. Караманово, Ф. Глассо, Л. Эйнауди Куриниус. Vaizdo projekcijos - «VJ Videomatics».

Po sensacingos sėkmės Šveicarijoje, Vokietijoje ir Ukrainoje - nepraleiskite naujo unikalaus Alexey Botvinov projekto premjeros.Tapkite naujos audiovizualinės tikrovės gimimo liudininku.

Программа:

И. С. Бах - Ф. Бузони: Чакона ре минор

Ф. Шопен: Ноктюрн ре-бемоль мажор соч. 27 N2

С. Рахманинов: Прелюдия соль минор op.23 N5

"Элегия"

Прелюдия соль-диез минор op.32 N12

Прелюдия до минор op.