Бог мелочей книга – Книга: «Бог Мелочей» — Арундати Рой. Купить книгу, читать рецензии | The God of Small Things | ISBN 978-5-17-092447-9

"Бог Мелочей" Арундати Рой: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-092447-9

Арундати Рой "Бог Мелочей" (1996)

Интересно. При чтении этой книги проходишь все стадии ее принятия. Как в учебнике по психологии. Отрицание-гнев-торг-депрессия-принятие.
Сначала преодолеваешь скепсис - какие-то излишне натуралистические блики чужого индийского быта. Какие-то осколки чьего-то бытия: то ли воспоминания, то ли сны. То ли от лица детей, то ли все же рассуждения и наблюдения взрослых.

"Когда она улыбалась, ямочки у нее на щеках выглядели так, словно им больно."

Затем, только втягиваешься в нарратив, только мозг с удовольствием начинает складывать пазл - жесть растления ребенка, избыточное смакование туалетной физиологии.

"Она сказала, что чувствует себя дорожным знаком, на который гадят птицы."

После все же не можешь отложить этот роман, потому что ты уже живёшь в нём, пустил корни и уже предчувствуешь, что главные события, катарсис ещё впереди.

"Когда он предложил ей руку и сердце, Рахель облегченно вздохнула, как пассажир, увидевший свободное место в зале ожидания аэропорта."

Наконец, современная индийская писательница, Букеровский лауреат (1997, за эту книгу), выдаёт психоделическое откровение. Изящно показывает читателю красивые недостающие кусочки мозаики. Молча протягивает их тебе на ладонях. Получается жизнь человека во всей своей мимолетности, трагичности, обречённости, одиночестве, счастье и тоске. Арундати Рой безмолвно кричит тебе: "эй, слышишь ли ты меня?! Ты и я - одной крови. Эй!"

"Стальная дверца печи поехала вверх, и приглушенный гул вечного огня превратился в красный раскаленный рев. Жар метнулся на них голодным зверем. Ее Амму скормили ему. Ее волосы, кожу, улыбку. Ее голос. То, как она брала в помощники Киплинга, чтобы любить своих близнецов на сон грядущий: "Мы одной крови - вы и я". Ее поцелуи перед сном. То, как она пальцами одной руки ухватывала лицо ребенка (сплюснутые щечки, рыбий ротик), а другой делала ему пробор и причесывала его. То, как она, нагнувшись, держала перед Рахелью панталончики. Левая ножка, правая ножка. Все это скормили зверю, и он остался доволен.
Она была их Амму и их Баба, и она любила их Вдвойне.
Дверца печи с лязгом захлопнулась. Плакать никто не плакал."

И да, ты вдруг видишь картинку целиком. От семечка до пепла. От детского рая до взрослого молчания андроида. От танца девушки с искрящимися глазами до одиночества трупа. От Христа до Христа.

"Проснувшись той ночью в гостинице, Амму села в чужой кровати в чужой комнате в чужом городе. Она не понимала, где находится, и не узнавала ничего вокруг. Знакомым был только страх. Человек в ее груди кричал криком. Стальная пятерня на этот раз так и не ослабила хватку. В обрывистые впадины над ее ключицами слетелись летучие мыши.
Утром ее увидел уборщик. Он выключил вентилятор."

Этот роман написан женщиной. Честно, красиво, как надо. Женские персонажи прорисованы тонкой кисточкой, эмоционально-чувственный мир красочной страны в каждой строке: то лилии на воде, то красные виноградники в Арле, то немой крик на мосту жизни.
Думаю, прекрасной половине человечества роман проникнет в самое сердце. На миг мне даже представилось, что если бы я родился женщиной, то был бы счастлив так изобразить то, как я себе все это представляю. Как Арундати Рой, как Сильвия Платт, как Элена Ферранте.

"Внутренность ее головы была комнатой в солнечный день с плотно задернутыми шторами на окнах."

Сюжетная линия начинается с конца: читатель, хоть и не знаком ещё с героями, уже знает, что с ними случится. И вот от конца к началу, с внезапными наплывами воспоминаний, подключением сознания то детей, то взрослых вырисовывается история индийской семьи, жизнь современной Индии, жизнь человека во всей полноте. Жизнь богатых, бедных, неприкасаемых, прикасаемых, женщин, мужчин, детей.

На что похоже? На цикл Э. Ферранте (там Италия, здесь Индия), на "Убить пересмешника" Х. Ли, на "Вино из одуванчиков" Брэдбери, на "Книжного вора" М. Зусака, даже чем-то на К. Маккарти и Стейнбека.
В общем, вечная весна в одиночной камере.
Все как мы любим.

И язык, образы, описания, да, очень хороши.

"Вдруг Амму захотелось, чтобы человек, которого Рахель заметила в толпе демонстрантов, действительно оказался Велюттой. Чтобы это был его флаг и его гневный кулак. Чтобы в нем под безукоризненной маской приветливости жил и дышал гнев против самодовольного, упорядоченного мира, вызывавшего ее ярость.
Ей захотелось, чтобы это был он."

www.labirint.ru

Арундати Рой - Бог Мелочей » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Индийская писательница Арундати Рой известна как сценарист, режиссер и кинохудожник. «Бог Мелочей» – первый ее роман, принесший А. Рой Букеровскую премию 1997 года и всемирную славу талантливого прозаика.

Арундати Рой

Бог Мелочей

Мэри Рой, которая вырастила меня.

Которая научила меня извиняться перед тем, как перебить ее Публично.

У которой хватило любви ко мне, чтобы отпустить меня.

LKC – от той, что, как ты, выжила.

Никогда больше отдельно взятая повесть не будет рассказана так, словно она – единственная.

Джон Берджер

Глава 1

Райские соленья и сладости

Май в Айеменеме – знойный, тяжелый месяц. Дни долгие и паркие. Река мелеет, и черные вороны набрасываются на яркие плоды манго в пыльно-зеленых застывших кронах. Зреют розовые бананы. Лопаются плоды хлебного дерева. Праздные синие мухи пьяно гудят в приторном воздухе. Потом с лёта ударяются в оконные стекла и дохнут, недоуменно раздуваясь на солнце.

Ночи ясные, но отравленные ленью и угрюмым предчувствием.

В начале июня юго-западный муссон приносит три месяца ветра и воды с короткими проблесками ослепительного солнца, когда взбудораженные дети спешат наиграться. Земля сдается на милость бешеной зелени. Границы размываются: маниоковые изгороди пускают корни и зацветают. Кирпичные стены становятся мшисто-зелеными. Перечные лианы взбираются по столбам линий электропередачи. Ползучие растения прорывают плотный прибрежный латерит и перекидывают стебли через полотно залитых водой дорог. По базарным площадям снуют лодки. В рытвинах, оставленных дорожными рабочими, заводятся мальки.

В такую-то дождливую погоду Рахель вернулась в Айеменем. Косые серебристые канаты хлестали рыхлую землю, вспахивая ее, как пулеметные очереди. Старый дом на пригорке низко, как шапку, надвинул от дождя крутую двускатную крышу. Стены с прожилками мха утратили твердость и слегка вспучились, напитавшись влагой от земли. Заросший, одичавший сад был полон шмыганья и шелеста мелких существ. В траве полоз терся о блестящий камень. Желтые лягушки бороздили пенящийся пруд в надежде найти пару. Вымокший мангуст перебежал засыпанную листьями подъездную дорожку.

Дом казался пустым и заброшенным. Двери и ставни были заперты, передняя веранда оголена. Мебель оттуда вынесли. Но лазурного цветя «плимут» с хромированными крылышками по-прежнему стоял около дома, а в доме по-прежнему жила Крошка-кочамма.

Это была двоюродная бабушка Рахели, младшая сестра ее деда. Настоящее ее имя было Навоми, Навоми Айп, но все с детства звали ее Крошкой. Повзрослев, она стала Крошкой-кочаммой, то есть Крошкой-тетушкой. Рахель, однако, приехала вовсе не к ней. Ни внучатная племянница, ни двоюродная крошка-бабушка не питали на этот счет никаких иллюзий. Рахель приехала повидать брата Эсту. Они были двуяйцевые близнецы. Врачи говорили – «дизиготные». Произошедшие от разных, но одновременно оплодотворенных яйцеклеток. Эста (полное имя – Эстаппен) был старше на восемнадцать минут.

Они – Эста и Рахель – вовсе не были так уж похожи внешне и даже в тонкоруко-плоскогрудом детстве с его глистами и зачесами под Элвиса Пресли не вызывали обычных вопросов типа «Кто – он, кто – она?» ни у слащаво-улыбчивых родственников, ни у епископов Сирийской православной церкви, которые частенько наведывались в их Айеменемский Дом за пожертвованиями.

Путаница крылась глубже, в более потаенных местах.

В те ранние, смутные годы, когда память только зарождалась, когда жизнь состояла из одних Начал без всяких Концов, когда Все было Навсегда, Я означало для Эстаппена и Рахели их обоих в единстве, Мы или Нас – в раздельности. Словно они принадлежали к редкой разновидности сиамских близнецов, у которых слиты воедино не тела, а души.

Рахель и сейчас, хотя прошло много лет, помнит, как однажды проснулась ночью, хихикая из-за приснившегося Эсте смешного сна.

Есть у нее и другие воспоминания, на которые она не имеет права.

Она помнит, к примеру (хоть и не была рядом), как Апельсиново-Лимонный Газировщик обошелся с Эстой в кинотеатре «Абхилаш». Она помнит вкус сандвичей с помидором – сандвичей Эсты, которые он ел в Мадрасском Почтовом по пути в Мадрас.

И это только лишь мелочи.


* * *

Но сейчас она мысленно называет Эсту и Рахель Они, потому что по отдельности и тот и другая уже не такие, какими Они были или когда-либо намеревались стать.

Ничего общего.

Их жизни теперь обрели очертания. Свои – у Эсты, свои – у Рахели.

Края, Границы, Контуры, Рубежи и Пределы ватагами троллей возникли на их раздельных горизонтах. Коротышки, отбрасывающие длинные тени и патрулирующие Размытую Область. Под глазами у близнецов темнеют нежные полумесяцы; им столько же лет, сколько было Амму́, когда она умерла. Тридцать один.

Не старость.

Не молодость.

Жизнесмертный возраст.

Эста и Рахель, можно сказать, едва не родились в автобусе. Машина, в которой Баба́, их отец, вез Амму, их мать, в родильный дом в Шиллонг, сломалась на дороге, круто петлявшей среди чайных плантаций штата Ассам. Они вышли на дорогу и, размахивая руками, остановили переполненный рейсовый автобус. Проявляя своеобразное сочувствие очень бедных к сравнительно богатым, – а может быть, просто потому, что видели, какой необъятный живот у Амму, – сидячие пассажиры уступили супругам место, и всю дорогу отцу Эсты и Рахели приходилось держать руками живот их матери (с ними самими внутри), смягчая тряску. Это, естественно, было до того, как они развелись и Амму вернулась к родным в южный штат Ке́рала.

Послушать Эсту, так если бы они и вправду родились в автобусе, им всю жизнь можно было бы кататься на автобусах бесплатно. Непонятно было, откуда он это знает, где получил такую информацию, но, так или иначе, близнецы не один год слегка сердились на родителей за то, что они лишили их этой привилегии.

А еще они были уверены, что если бы их сбила машина на «зебре» для пешеходов, Государство оплатило бы похороны. Они определенно полагали, что для этого-то «зебры» и существуют. Для бесплатных похорон. Конечно, таких «зебр» в Айеменеме не было, как не было их даже в ближайшем городе Ко́ттаяме, однако близнецы видели их иногда в окно машины, когда ездили в Ко́чин, до которого было два часа пути.

Правительство не оплатило похорон Софи-моль, потому что она погибла не на «зебре». Заупокойная служба прошла в Айеменеме, в старой церкви, которую незадолго до того вновь покрасили. Софи-моль была двоюродной сестрой Эсты и Рахели, дочерью их дяди Чакко. Она приехала к ним в гости из Англии. Когда она умерла, Эсте и Рахели было семь лет. Софи-моль было почти девять. Для нее сделали специальный детский гробик.

Обитый внутри атласом.

nice-books.ru

Отзывы о книге Бог мелочей

Пахучая и влажная Индия, бывшая колония Великой Британии. Там живут люди с аутентичной культурой и непонятным менталитетом. И до сих пор есть каста неприкасаемых и презренных, выбраться из которой нельзя. Будь ты трижды гений и хороший человек, если родился рыбаком, то им и умрешь. Хоррор почище восставших мертвецов, не так ли?

1969 год, штат Керала. Близнецам Исте и Рахели по 7 лет. Их мама вернулась в родительский дом от мужа-пьяницы. Дети ждут приезда своей двоюродной сестры из Англии, которую никогда раньше не видели. Мир близнецов, еще такой яркий и невинный, вот-вот рухнет, погребая под собой всю их вселенную.

Первый раз я читала «Бога мелочей» в 2012 году. Тогда он мне показался пародией на серьезную литературу: размазанный сюжет и много мира глазами семилеток. На тот момент моему единственному ребенку был год. Собственные ощущения возраста близнецов давно утрачены, новые, через растущих детей, пока не приобрелись. «Бог мелочей» мне увиделся страшным, жалким и глупым, бессмысленным. Хотелось его поскорее забыть, смыть с себя налипший ужас и грязь чужого мира. Я так и сделала. Однако подкаст «Книжный базар», где две восхитительные дамы регулярно вспоминали об Арундати Рой, заставил перечитать книгу. И я им безмерно благодарна.

Как она это сделала? Теперь у меня трое детей. Мир глазами семилетки мне близко знаком. Первое, но не единственное, чем я готова восхищаться, то, как Рой передала этот самый мир. Нежные и трогательные существа, преданно любящие свою маму. Мама, сама еще вчера ребенок, готовая дарить мир своим дорогим детям. Но ведь она еще и женщина. Женщина, которая только начинает ей себя ощущать. И ты понимаешь, что партия уже проиграна. Карты сданы нечестно, шанса нет. Осталось только покориться судьбе и наблюдать за разворачивающейся драмой.

Банальнее всего сказать, что есть в романе индийское мыло, душистое и пенящееся, с узнаваемым ароматом беды и обреченности. Да, есть. Но оно не пестрое и дешевое заводское для большого экрана, а естественно серовато-зеленое ручной работы, с едким запахом щелочи и душевной боли. Рой делала его с любовью, выковыривая детские воспоминания из себя и добавляя в состав. Получилось нечто уникальное. Есть сцены, напоминающие современные литературные слезовыжималки. Сразу понятно, что они не для поднятия рейтинга, а потому что просто есть. Набирая силу, небольшой изначально и некрасивый шарик начинает катиться с горки. К финишу он придет огромной безобразной массой, которая станет у читателя комом в горле. И придется с ней жить еще долго.

Большая книга примечательна тем, что каждый увидит в ней свое. Галина Юзефович, я и моя подруга, с которой мы вместе решились на второй раз. Как будто читали три разные книги. Что в «Боге мелочей» увидите вы?

www.livelib.ru

Отзывы о книге Бог мелочей

Пахучая и влажная Индия, бывшая колония Великой Британии. Там живут люди с аутентичной культурой и непонятным менталитетом. И до сих пор есть каста неприкасаемых и презренных, выбраться из которой нельзя. Будь ты трижды гений и хороший человек, если родился рыбаком, то им и умрешь. Хоррор почище восставших мертвецов, не так ли?

1969 год, штат Керала. Близнецам Исте и Рахели по 7 лет. Их мама вернулась в родительский дом от мужа-пьяницы. Дети ждут приезда своей двоюродной сестры из Англии, которую никогда раньше не видели. Мир близнецов, еще такой яркий и невинный, вот-вот рухнет, погребая под собой всю их вселенную.

Первый раз я читала «Бога мелочей» в 2012 году. Тогда он мне показался пародией на серьезную литературу: размазанный сюжет и много мира глазами семилеток. На тот момент моему единственному ребенку был год. Собственные ощущения возраста близнецов давно утрачены, новые, через растущих детей, пока не приобрелись. «Бог мелочей» мне увиделся страшным, жалким и глупым, бессмысленным. Хотелось его поскорее забыть, смыть с себя налипший ужас и грязь чужого мира. Я так и сделала. Однако подкаст «Книжный базар», где две восхитительные дамы регулярно вспоминали об Арундати Рой, заставил перечитать книгу. И я им безмерно благодарна.

Как она это сделала? Теперь у меня трое детей. Мир глазами семилетки мне близко знаком. Первое, но не единственное, чем я готова восхищаться, то, как Рой передала этот самый мир. Нежные и трогательные существа, преданно любящие свою маму. Мама, сама еще вчера ребенок, готовая дарить мир своим дорогим детям. Но ведь она еще и женщина. Женщина, которая только начинает ей себя ощущать. И ты понимаешь, что партия уже проиграна. Карты сданы нечестно, шанса нет. Осталось только покориться судьбе и наблюдать за разворачивающейся драмой.

Банальнее всего сказать, что есть в романе индийское мыло, душистое и пенящееся, с узнаваемым ароматом беды и обреченности. Да, есть. Но оно не пестрое и дешевое заводское для большого экрана, а естественно серовато-зеленое ручной работы, с едким запахом щелочи и душевной боли. Рой делала его с любовью, выковыривая детские воспоминания из себя и добавляя в состав. Получилось нечто уникальное. Есть сцены, напоминающие современные литературные слезовыжималки. Сразу понятно, что они не для поднятия рейтинга, а потому что просто есть. Набирая силу, небольшой изначально и некрасивый шарик начинает катиться с горки. К финишу он придет огромной безобразной массой, которая станет у читателя комом в горле. И придется с ней жить еще долго.

Большая книга примечательна тем, что каждый увидит в ней свое. Галина Юзефович, я и моя подруга, с которой мы вместе решились на второй раз. Как будто читали три разные книги. Что в «Боге мелочей» увидите вы?

www.livelib.ru

Отзывы о книге Бог Мелочей

Пахучая и влажная Индия, бывшая колония Великой Британии. Там живут люди с аутентичной культурой и непонятным менталитетом. И до сих пор есть каста неприкасаемых и презренных, выбраться из которой нельзя. Будь ты трижды гений и хороший человек, если родился рыбаком, то им и умрешь. Хоррор почище восставших мертвецов, не так ли?

1969 год, штат Керала. Близнецам Исте и Рахели по 7 лет. Их мама вернулась в родительский дом от мужа-пьяницы. Дети ждут приезда своей двоюродной сестры из Англии, которую никогда раньше не видели. Мир близнецов, еще такой яркий и невинный, вот-вот рухнет, погребая под собой всю их вселенную.

Первый раз я читала «Бога мелочей» в 2012 году. Тогда он мне показался пародией на серьезную литературу: размазанный сюжет и много мира глазами семилеток. На тот момент моему единственному ребенку был год. Собственные ощущения возраста близнецов давно утрачены, новые, через растущих детей, пока не приобрелись. «Бог мелочей» мне увиделся страшным, жалким и глупым, бессмысленным. Хотелось его поскорее забыть, смыть с себя налипший ужас и грязь чужого мира. Я так и сделала. Однако подкаст «Книжный базар», где две восхитительные дамы регулярно вспоминали об Арундати Рой, заставил перечитать книгу. И я им безмерно благодарна.

Как она это сделала? Теперь у меня трое детей. Мир глазами семилетки мне близко знаком. Первое, но не единственное, чем я готова восхищаться, то, как Рой передала этот самый мир. Нежные и трогательные существа, преданно любящие свою маму. Мама, сама еще вчера ребенок, готовая дарить мир своим дорогим детям. Но ведь она еще и женщина. Женщина, которая только начинает ей себя ощущать. И ты понимаешь, что партия уже проиграна. Карты сданы нечестно, шанса нет. Осталось только покориться судьбе и наблюдать за разворачивающейся драмой.

Банальнее всего сказать, что есть в романе индийское мыло, душистое и пенящееся, с узнаваемым ароматом беды и обреченности. Да, есть. Но оно не пестрое и дешевое заводское для большого экрана, а естественно серовато-зеленое ручной работы, с едким запахом щелочи и душевной боли. Рой делала его с любовью, выковыривая детские воспоминания из себя и добавляя в состав. Получилось нечто уникальное. Есть сцены, напоминающие современные литературные слезовыжималки. Сразу понятно, что они не для поднятия рейтинга, а потому что просто есть. Набирая силу, небольшой изначально и некрасивый шарик начинает катиться с горки. К финишу он придет огромной безобразной массой, которая станет у читателя комом в горле. И придется с ней жить еще долго.

Большая книга примечательна тем, что каждый увидит в ней свое. Галина Юзефович, я и моя подруга, с которой мы вместе решились на второй раз. Как будто читали три разные книги. Что в «Боге мелочей» увидите вы?

www.livelib.ru

Отзывы о книге Бог Мелочей

Пахучая и влажная Индия, бывшая колония Великой Британии. Там живут люди с аутентичной культурой и непонятным менталитетом. И до сих пор есть каста неприкасаемых и презренных, выбраться из которой нельзя. Будь ты трижды гений и хороший человек, если родился рыбаком, то им и умрешь. Хоррор почище восставших мертвецов, не так ли?

1969 год, штат Керала. Близнецам Исте и Рахели по 7 лет. Их мама вернулась в родительский дом от мужа-пьяницы. Дети ждут приезда своей двоюродной сестры из Англии, которую никогда раньше не видели. Мир близнецов, еще такой яркий и невинный, вот-вот рухнет, погребая под собой всю их вселенную.

Первый раз я читала «Бога мелочей» в 2012 году. Тогда он мне показался пародией на серьезную литературу: размазанный сюжет и много мира глазами семилеток. На тот момент моему единственному ребенку был год. Собственные ощущения возраста близнецов давно утрачены, новые, через растущих детей, пока не приобрелись. «Бог мелочей» мне увиделся страшным, жалким и глупым, бессмысленным. Хотелось его поскорее забыть, смыть с себя налипший ужас и грязь чужого мира. Я так и сделала. Однако подкаст «Книжный базар», где две восхитительные дамы регулярно вспоминали об Арундати Рой, заставил перечитать книгу. И я им безмерно благодарна.

Как она это сделала? Теперь у меня трое детей. Мир глазами семилетки мне близко знаком. Первое, но не единственное, чем я готова восхищаться, то, как Рой передала этот самый мир. Нежные и трогательные существа, преданно любящие свою маму. Мама, сама еще вчера ребенок, готовая дарить мир своим дорогим детям. Но ведь она еще и женщина. Женщина, которая только начинает ей себя ощущать. И ты понимаешь, что партия уже проиграна. Карты сданы нечестно, шанса нет. Осталось только покориться судьбе и наблюдать за разворачивающейся драмой.

Банальнее всего сказать, что есть в романе индийское мыло, душистое и пенящееся, с узнаваемым ароматом беды и обреченности. Да, есть. Но оно не пестрое и дешевое заводское для большого экрана, а естественно серовато-зеленое ручной работы, с едким запахом щелочи и душевной боли. Рой делала его с любовью, выковыривая детские воспоминания из себя и добавляя в состав. Получилось нечто уникальное. Есть сцены, напоминающие современные литературные слезовыжималки. Сразу понятно, что они не для поднятия рейтинга, а потому что просто есть. Набирая силу, небольшой изначально и некрасивый шарик начинает катиться с горки. К финишу он придет огромной безобразной массой, которая станет у читателя комом в горле. И придется с ней жить еще долго.

Большая книга примечательна тем, что каждый увидит в ней свое. Галина Юзефович, я и моя подруга, с которой мы вместе решились на второй раз. Как будто читали три разные книги. Что в «Боге мелочей» увидите вы?

www.livelib.ru

Отзывы о книге Бог Мелочей

Пахучая и влажная Индия, бывшая колония Великой Британии. Там живут люди с аутентичной культурой и непонятным менталитетом. И до сих пор есть каста неприкасаемых и презренных, выбраться из которой нельзя. Будь ты трижды гений и хороший человек, если родился рыбаком, то им и умрешь. Хоррор почище восставших мертвецов, не так ли?

1969 год, штат Керала. Близнецам Исте и Рахели по 7 лет. Их мама вернулась в родительский дом от мужа-пьяницы. Дети ждут приезда своей двоюродной сестры из Англии, которую никогда раньше не видели. Мир близнецов, еще такой яркий и невинный, вот-вот рухнет, погребая под собой всю их вселенную.

Первый раз я читала «Бога мелочей» в 2012 году. Тогда он мне показался пародией на серьезную литературу: размазанный сюжет и много мира глазами семилеток. На тот момент моему единственному ребенку был год. Собственные ощущения возраста близнецов давно утрачены, новые, через растущих детей, пока не приобрелись. «Бог мелочей» мне увиделся страшным, жалким и глупым, бессмысленным. Хотелось его поскорее забыть, смыть с себя налипший ужас и грязь чужого мира. Я так и сделала. Однако подкаст «Книжный базар», где две восхитительные дамы регулярно вспоминали об Арундати Рой, заставил перечитать книгу. И я им безмерно благодарна.

Как она это сделала? Теперь у меня трое детей. Мир глазами семилетки мне близко знаком. Первое, но не единственное, чем я готова восхищаться, то, как Рой передала этот самый мир. Нежные и трогательные существа, преданно любящие свою маму. Мама, сама еще вчера ребенок, готовая дарить мир своим дорогим детям. Но ведь она еще и женщина. Женщина, которая только начинает ей себя ощущать. И ты понимаешь, что партия уже проиграна. Карты сданы нечестно, шанса нет. Осталось только покориться судьбе и наблюдать за разворачивающейся драмой.

Банальнее всего сказать, что есть в романе индийское мыло, душистое и пенящееся, с узнаваемым ароматом беды и обреченности. Да, есть. Но оно не пестрое и дешевое заводское для большого экрана, а естественно серовато-зеленое ручной работы, с едким запахом щелочи и душевной боли. Рой делала его с любовью, выковыривая детские воспоминания из себя и добавляя в состав. Получилось нечто уникальное. Есть сцены, напоминающие современные литературные слезовыжималки. Сразу понятно, что они не для поднятия рейтинга, а потому что просто есть. Набирая силу, небольшой изначально и некрасивый шарик начинает катиться с горки. К финишу он придет огромной безобразной массой, которая станет у читателя комом в горле. И придется с ней жить еще долго.

Большая книга примечательна тем, что каждый увидит в ней свое. Галина Юзефович, я и моя подруга, с которой мы вместе решились на второй раз. Как будто читали три разные книги. Что в «Боге мелочей» увидите вы?

www.livelib.ru