Гала сальвадора – Гала-концепт: правда о русской жене Сальвадора Дали | Статьи

Салвадор Дали и его Гала. История любви

«Я люблю Галу больше матери, больше отца, больше Пикассо и даже больше денег».

Так Сальвадор Дали писал о своей жене, Елене Дьяконовой, невероятной русской женщине, родившейся в Казани. Гала — имя, которое придумал для Елены ее первый муж, поэт Поль Элюар, и оно означает «праздник». Имя подходило ей, как удачное платье, Дали называл жену «блистательной, как морская гладь».

Многие биографы Дали считают, что Гала сильно навредила его таланту, превратила гения в машину для зарабатывания денег. Но, возможно, она и была той самой великой женщиной, которая, по известной поговорке, стоит за каждым великим мужчиной.

Застенчивая и упорная

Елена Дьяконова родилась в 1894 году в Казани. Ее отец был простым служащим, незаметным на фоне жены — мама Елены, Антонина, была отлично образованной, издавала детские книги, вокруг нее крутилась вся артистическая и литературная жизнь Казани. Для нее очень важно было дать детям хорошее образование, Лена с семи лет учила французский. Когда девочке было 10 лет, ее отец умер, а мама вышла замуж за московского адвоката.

В Москве Лена ходила в гимназию вместе с Мариной и Анастасией Цветаевыми, и Марина описывала будущую Галу, как тоненькую, длинноногую, упрямую и застенчивую, с темными ресницами «такой длины, что на них можно положить две спички». Узкие карие глаза, по‑китайски скошенные к вискам, делали ее лицо необычным и притягательным, на него хотелось смотреть снова и снова.

Сальвадор Дали и Гала Сальвадор Дали и Гала

Гала очень быстро нашла свое призвание — быть той, для которой мужчины пишут прекрасные стихи, безумные письма и великие картины. Своего первого гения она нашла в Швейцарии, в санатории, где лечилась от туберкулеза. Гала росла очень слабой и болезненной, и в семнадцать лет семья отправила ее в Швейцарию. Там же лечился начинающий поэт, который писал под псевдонимом Поль Элюар. Через пять лет они поженились, и Гала родила дочь Сесиль. Девочка по большей части жила у бабушки, и редкие прогулки с матерью вспоминала потом, как праздник.

В Гале было какое-то странное обаяние, то, что раньше называли магнетизмом.

Она не была классической красавицей, но, казалось, что ее лицо как-то светится. Мужчинам просто хотелось быть с ней рядом. И она очень интересно, изысканно одевалась — в богемных кругах ее считали иконой стиля.

Поль и Макс

Поль увлекся фотографией и постоянно снимал свою жену обнаженной. Он видел в ней совершенную, абсолютную красоту. Они были счастливы, молоды, красивы, а их любовь не ограничивала их свободу: был договор, по которому каждый мог позволить себе небольшой роман на стороне.

В 1921 году Гала стала позировать художнику Максу Эрнсту. У них быстро начался роман. Элюар при этом тоже замечательно относился к Маску, считал его единомышленником. Их взгляды на жизни и искусство полностью совпадали, а отсюда выросла теплая, настоящая братская дружба. Макс, Гала и Поль стали жить вместе, и им даже в голову не приходило скрывать свои отношения. Возможно, этот треугольник просуществовал бы до конца жизни одной из сторон, но тут Элюар в каком-то ночном клубе познакомился с молодым художником Сальвадором Дали. К этому времени Элюар вступил в компартию, издал блистательный сборник стихов «Град скорби». Его талант признал весь мир. В Сальвадоре он увидел человека, который, возможно, даже и превосходит его по степени одаренности.

Сальвадор Дали и Гала Сальвадор Дали и Гала

Дали сразу же пригласил Поля с женой погостить у себя в испанской деревушке. Элюар согласился — он был в полном восторге от нового друга, и все время рассказывал про него Гале.

Гала потом удивлялась:

«Он словно нарочно толкал меня в его объятия, хотя я его даже не видела».

Похищение Музы

Сальвадору Дали было тогда всего 25 лет. Он жил в очень красивом белом доме, красиво выделявшемся на фоне черного гравия. Все вокруг утопало в цветах, романтично шумело море. Чтобы произвести на Галу неизгладимое впечатление, Дали раскрасил подмышки в синий цвет, натерся своим безумным одеколоном (лаванда, козлиный помет и рыбный клей), а за ухо засунул герань. Так он приготовился, а потом увидел Галу в окно: доброжелательно спокойную, бесконечно уверенную в себе. Она показалась ему королевой. Дали стало стыдно за свое мальчишество, он быстро помылся и даже надел пиджак.

Сальвадор уже знал, что любит эту женщину. А она сразу поняла, что он гений.

Сальвадор Дали и Гала

Из этой испанской деревушки Элюар уехал один. Гала осталась с Сальвадором. В качестве компенсации Дали написал портрет поэта:

«Я чувствовал, что на меня возложена обязанность запечатлеть лик поэта, с Олимпа которого я похитил одну из муз».

Читайте также: Нашел блондинку посвежее: история Ива Монтана, Симоны Синьоре и Мэрилин Монро.

Половинки

Гала и Дали больше не расставались. Они поженились и даже обвенчались, когда Гала наконец-то развелась с Элюаром. Дали патологически боялся интимной близости, и Гала была единственным человеком, которому он позволял к себе прикасаться. Сначала им было непросто. Гала заставляла Дали работать в сто раз больше, чем работают самые посредственные художники, которые надеются не на талант, а на усидчивость и упорство; в трудные дни она сама шила себе платья, но они не сдавались. Гала успокоилась только тогда, когда сделала из Сальвадора миллионера.

Она была ему так близка, что он чувствовал ее своей частью, и даже работы свои подписывал: «Гала — Сальвадор Дали». А она могла из каждой новой картины Дали сделать сенсацию, и умело руководила его карьерой: картины стали продаваться хуже? Займись моделированием одежды, оформляй витрины, делай декорации для фильмов Хичкока и даже для мультиков Диснея.

Гала всегда угадывала, что нужно делать, и Дали на шаг опережал других, задавал тон, диктовал моду. Многие считают, что даже композиции его картин придумывала Гала. И это она решила, что Сальвадору нужно переехать в Америку, что настоящего признания он добьется именно там: надо только не лениться и постоянно эпатировать публику, превращая в перформанс каждый выход.

При всей нацеленности на коммерческий успех Гала вовсе не была, как писали газеты, «алчной валькирией» и «стервой». Ее отношение к Дали было в огромной степени материнским, хотя она была старше всего на 11 лет. Гала нянчилась с Сальвадором гораздо больше, чем с родной дочерью. А Дали, который рано потерял мать, был этому только рад.

Сальвадор Дали и Гала

Сестра Галы, Лидия, рассказывала, как это было:

«Гала возится с Дали как с ребенком: читает ему на ночь, заставляет пить какие-то необходимые таблетки, разбирает с ним его ночные кошмары и с бесконечным терпением рассеивает его мнительность.

Дали швырнул часами в очередного посетителя — Гала бросается к нему с успокоительными каплями: не дай бог, с ним сделается припадок».

В 1948 году Дали с Галой вернулись в Испанию: Дали страшно скучал вдали от родины. Они добились всего, чего хотели: славы, богатства. Но Гала не могла примириться с тем, что она стареет, что мужчины уже не сходят по ней с ума. Она сопротивлялась возрасту: каждый ее новый любовник был моложе предыдущего. Этим мальчишкам она дарила машины, дома и даже картины мужа, но взамен получала только иллюзии. Только муж по‑прежнему восхищался ей, только для него она была «золотцем». Он никогда не возражал против ее любовников, не возражал и сейчас — лишь бы Гала была счастлива.

Мы не покинем друг друга

Сальвадр подарил Гале замок Пуболь, там она и провела свои последние годы. Дали мог приезжать только с ее разрешения. В 88 лет она сломала шейку бедра и после нескольких дней в больнице умерла. Смерть Галу не страшила:

— День, когда я умру, будет самым счастливым в моей жизни, — говорила она, так и не сумев принять себя старой, с болезнями и немощами.

Дали прожил без нее еще семь лет. Он часто вспоминал их первый день, когда Гала приехала к нему с первым мужем и через несколько часов после знакомства пообещала:

«Мой маленький мальчик, мы никогда не покинем друг друга».

Но вот Гала его покинула. И был первый раз, когда она его подвела.

Читайте также: Марлен Дитрих и Рудольф Зибер: как звезда ходила замуж. «Истаскали бабы»: любовные неудачи Исаака Левитана.

Моя тётя Гала, муза Сальвадора Дали — Российская газета

Уважаемая редакция!

Я родился в 1951 году в Москве. Окончил геологический факультет МГУ, там же работал и защитил кандидатскую диссертацию. Работал в районах Крайнего Севера, побывал в Сирийской Арабской Республике. Являюсь автором ряда научных трудов. Женат, имею двух взрослых детей и одного взрослого внука.

Весь мир знает Галу - музу выдающегося художника Сальвадора Дали1, но не все знают, кто был её настоящим отцом. Оказалось, что мы с ней в каком-то смысле родственники, правда, не кровные, а наши судьбы пересеклись в жизни одного человека - Дмитрия Ильича Гомберга.

Дмитрий Ильич, родившийся 14 сентября 1868 года в Елисаветграде, стал в 56 лет приемным отцом Вячеславу, или Владику - так звали в детстве моего отца. Они прожили бок о бок более 30 лет, с 1924 по 1956 год.

Прекрасный, добрый, отзывчивый, очень скромный, никогда не выходивший из себя, спокойный, мудрый человек - так характеризовал его мой отец. В его честь я был назван Дмитрием, привезенный из роддома в квартиру N14 на седьмом этаже московского дома N26 в Трубниковском переулке. Именно в этом доме проживал Дмитрий Ильич Гомберг - адвокат, правозащитник, профессор, преподаватель и автор законов о земле и лесах.

Историю про его родную дочь Галу, урожденную Елену Дьяконову, я много раз слышал в нашем семейном кругу, но из-за отсутствия деталей истина оставалась большой тайной.

После смерти отца в 2008 году остался архив с воспоминаниями, документами и фотографиями. Это дало новый толчок к изучению истории моей семьи. Работа с семейным архивом и публикации последних лет рассеяли последние сомнения: мой дед Дмитрий Ильич Гомберг - действительно, отец Галы.

С уважением -
Дмитрий Вячеславович Малиновский


1927 год. Последний визит Галы к своему отцу Дмитрию Ильичу. Справа от него - вторая жена Сельма Бильхен, а в центре мой отец Владик Малиновский. / из личного архива автора

Старая фотография

В нашем домашнем архиве сохранилась уникальная фотография 1927 года, на которой изображен 59-летний Дмитрий Ильич со своей второй женой Сельмой Бильхен, Гала (33 года) и восьмилетний Владик, мой будущий отец. Сходство Галы с Дмитрием Ильичом очевидно. Позы всех сидящих не оставляют сомнения в их семейных чувствах и взаимной близости.

По каким-то веским причинам Д.И. Гомберг ничего не рассказывал моему отцу о братьях и сестре Галы. Никогда не говорил о браке своей дочери с художником Дали, хотя не мог этого не знать. Никогда не упоминал и свою первую возлюбленную Антонину, мать его детей, сохраняя тайну прошлых лет.

Теперь я знаю не так уж мало об этой женщине, ставшей матерью моей тёти Галы.


Свидетельство Дмитрия Гомберга на проживание в Казани. / из личного архива автора

Семья Дмитрия Гомберга

Дмитрий Гомберг и Антонина Дьяконова (Деулина) познакомились в Москве, где по данным полиции в 1891 году "революционерка" Антонина Дьяконова вышла замуж гражданским браком за студента Гомберга2. Им обоим по 23 года. В то время он являлся одним из руководителей Московского революционного студенческого кружка. Из автобиографии Дмитрия Ильича, хранящейся в моем архиве, явствует, что студенческий период его жизни оказался весьма длительным, почти 15 лет. В эти годы в его семье родились все четыре ребенка: Вадим, Николай, Гала и Лидия.

Из краткой справки, найденной в бумагах Дмитрия Гомберга, выяснилась его кратковременная принадлежность к студентам юридического факультета в Императорском Казанском университете с 25 февраля по 15 августа 1893 года. Можно предположить, что Антонина бывала в Казани наездами из Москвы, а будущая муза Сальвадора Дали появилась на свет в августе 1894 года уже в Москве - после Казани Гомберг продолжал оставаться студентом Московского университета. Во всяком случае исследователи не смогли обнаружить в Казани ни следов пребывания семьи, ни следов рождения Галы.

Дмитрий Ильич много путешествовал по миру. / из личного архива автора

С 25 октября 1907 года Гомберг стажировался по специальности "философия" в Лейпцигском университете. Позже, вернувшись в Москву, стал преуспевающим профессором и адвокатом, много путешествовал по миру - есть его фотографии в Египте на верблюде и Испании на корриде. Доходы позволяли снимать семикомнатную квартиру и обеспечивать поездку Галы на лечение в Швейцарию в 1913 году.

После октября 1917 года семью "уплотнили", оставив кабинет Дмитрия Ильича и маленькую комнатку, куда в 1924 году привезли моего будущего отца.

А познакомился он со своим приемным отцом случайно.


Счастливая встреча

Мой отец родился в 1919 году в Самаре, где в поисках лучшей доли - в Москве был голод и свирепствовал сыпной тиф - оказались его родители. Отец Владика, Юрий Павлович Малиновский, был не большим любителем семейной жизни и покинул жену, урожденную Марину Сергеевну Щурову, еще до рождения ребенка.

Поэтому я никогда не видел своего деда.

Оставшись одна, Марина вызвала свою маму и малолетнюю сестру Катю из Юрьевца, откуда была родом. Спасаясь от надвигавшегося на Поволжье голода, женщины добрались до Сочи. Но там свирепствовала малярия, и они решили уехать в горы - в Красную Поляну. Марина вышла замуж за эстонца Андрея Серма, они заняли пустующий дом с большим сливовым садом. В 1923 году на свет появился брат Владика - Игорь Серм3.

А летом 1924 года произошла та самая судьбоносная встреча.

Эту фотографию Гала подарила отцу в 1927 году. / из личного архива автора

На курорт в Красную поляну приехал после перенесенного тифа Дмитрий Ильич с молодой женой Сельмой Бильхен - и снял комнату в доме, где жила новая семья Владика. Супруги Гомберг тут же увидели, как несладко жилось четырехлетнему мальчику с отчимом. Владик тянулся к этим добрым людям, часто ходил гулять с ними, а они, в свою очередь, очень привязались к нему, жалели и ласкали. Перед отъездом Дмитрий Ильич оставил свой московский адрес и предложил приехать в случае чего.

Осенью бабушка Екатерина и тетя Катя привезли Владика в Москву. Не имея пристанища, они пришли к Дмитрию Ильичу. Так Владик остался с ним навсегда.

"Мне запомнился ковер, тянувшийся вдоль всей комнаты, расположившись на котором я играл с маленькой колясочкой. Другой достопримечательностью был огромный диван, стоявший в конце комнаты в торце. На нем могли разместиться человек десять, а я любил кувыркаться на нем через голову. Еще в первые дни моего появления, я это и сейчас помню, я залез на письменный стол и молча, сосредоточенно до мельчайших винтиков разобрал настольные часы. Дмитрий Ильич и Татьяна Ивановна (я звал её Татька) были добрейшие люди и не обращали внимания на мои мелкие шалости" - писал отец в своих воспоминаниях, называя Сельму на русский манер.

С. Дали. Гала с двумя ребрышками ягненка, балансирующими на плече. 1933 год.


Дмитрий, внук Дмитрия

Еще строчки из отцовского дневника середины 1930-х годов:

"Жизнь продолжалась всё в той же комнате на 7 этаже в старой бывшей квартире Дмитрия Ильича, в которой к тому времени проживало около семи семей. Но вся эта разношерстная публика как-то мирно уживалась друг с другом, имели каждый свой столик на кухне и телефон в коридоре. В общем, здесь была типичная коммунальная московская квартира с интеллигентными образованными людьми - врачи, бухгалтер, научные работники, один ребенок, мой приятель".

Дмитрий Ильич с приемным сыном Владиком. 1937 год. / из личного архива автора

Надо заметить, что здание в Трубниковском переулке приобрело славу "дома научных деятелей". Здесь в разные годы жили гидрогеолог Ф.П. Саваренский, патологоанатом А.И. Абрикосов, литературовед Н.К. Гудзий, геолог А.Н. Мазарович...

"Во время Великой Отечественной войны часть населения коммуналки была в эвакуации, другие - оставались, но к концу 1944 года все собрались опять в той же квартире. Жизнь московской коммуналки вошла в прежнее русло - одни старились, другие развивали свою научную карьеру, патриарх квартиры Дмитрий Ильич продолжал свою адвокатскую деятельность. Ему было уже 76 лет. Мы продолжали жить в той же квартире с Дмитрием Ильичом, в другой маленькой комнатке. Наконец, в 1951 году у нас родился сын, и пришлось снять часть дачи под Москвой в Востряково, ставшей нам убежищем до 1956 года. Сына назвали Дмитрием в честь Дмитрия Ильича".

Дмитрий Ильич Гомберг возле дома 26 в Трубниковском переулке. / из личного архива автора

А это вид из его окна. 1938 год. / из личного архива автора

Это отец - про меня.

Так закончилась совместная жизнь моих родителей в одной квартире с Дмитрием Ильичом, где он продолжал оставаться с последней супругой Еленой вплоть до ее смерти от инфаркта в 1960 году. Её сын Андрей обменял комнату Дмитрия Ильича и свою комнату, где он жил с супругой артисткой-кукольницей С. Мей, на двухкомнатную квартиру. А вскоре, в 1961 году, в возрасте 93 лет ушел из жизни Дмитрий Ильич.

Он похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

Дед (Д.И. Гомберг), отец (В.Ю. Малиновски

какой была русская муза испанского гения

Гала и Сальвадор, инь и янь, 2 части целого. Самая эксцентричная, преданная и оригинальная пара мировой богемы. Сальвадор Дали — известный художник, Гала Дали — его муза, женщина, которой он посвятил большую часть своего творчества, и единственная любовь всей его жизни. В ее руках сосредоточилась жизнь гения. Он сам говорил о ней в автобиографии так:

Друг семьи Андре Бретон писал, что «Дали и Гала не муж и жена, не муза и художник, а 2 половинки мозга». Фраза точно описывает состояние и слияние душ влюбленных. Но почему-то после этого высказывания Бретон стал неугоден этой семье.

Гала была единственной любовью Сальвадора. Но до художника пикантная, смелая и экстравагантная женщина успела вдохновить и другого гения с псевдонимом Поль Элюар.

Гала

Леночка Дьяконова из Казани категорически не принимала свое имя. Ей казалось, что каждая Елена достойна лишь пучка на затылке, фетровых ботинок, унылой юбки в складку и должности репетитора для непослушных детей из богатых семей. Нет, такую жизнь она отрицала, да и не нравилось ей жить в кругу своей ортодоксальной семьи, с родителями и младшими братьями.

Елена Дьяконова

Леночка хотела в Москву. Хотя нет, ее мечтой, истинной и горячей, был Париж! Все, о чем бы она ни мечтала, обязательно сбывалось. Ей улыбалась фортуна, и трудности достижения цели были совершенно не важны.  

Переезд в Москву стал возможен только после смерти главы семейства, когда матери сделал предложение старый друг семьи Дмитрий Ильич Гомберг. Знакомство Елены с первым мужем произошло во время лечения от чахотки. В клинике, запрятанной в Швейцарских Альпах, девушка приглянулась симпатичному французу Эжену Эмилю Полю Гренделю или, как звала его Гала, Жежену. Елене знакомство было на руку, так как жених оказался из богатой семьи.

Русская красавицаВ роли светской львицы 

После возвращения в Россию будущая мадам Элюар писала трепетные и настойчивые письма в клинику, а после в Париж. Мечта девушки вскоре осуществилась: добившись благословения, она отправилась в Европу. Родители Жежена были в замешательстве, но после того, как убедились в кротости и прилежном характере Галы, смирились. Эжен ушел на фронт, девушка осталась жить в его комнате. В первый же отпуск они поженились.

Интуиция не подвела юную Галу. После армии Жежен стал знаменитым поэтом, взял псевдоним Поль Элюар и больше никогда не возвращался к прежнему имени. Он вошел в поэтический круг французской столицы. Стоит отметить, что жена никогда не считала его стихи чем-то выдающимся, но, как мудрая женщина, она во всем оказывала мужу поддержку, продвигала его имя в кругу поэтической элиты, знакомила Поля с нужными людьми.

Гала и Поль Элюар

Гала понимала, что это только первый взращенный ею гений. И кто-то еще обязательно встретится в ее жизни, на ком она сможет отточить свое мастерство охотницы за перспективными мужьями, и уже не допустит череду совершенных в первом случае промахов. Мадам Элюар стала светской львицей. 

Сальвадор

Где-то в Испании, в деревушке Кадакес, жил мальчишка, названный по отцу Сальвадором. У его родителей в Каталонии была летняя резиденция, в одном из потайных местечек которой мальчик хранил свою очень странную коллекцию. В нее входили труп чайки, мертвая летучая мышь и рыбьи кости. Никто не знал, для чего ему нужны были эти предметы. На вопрос: «Зачем?», он молчал. Впрочем, для человека, которому нравился вид крови, подобное увлечение неудивительно.

Учился в школе Сальвадор хорошо, хотя в 15 лет его отстранили от учебы за непристойное поведение. Но родители все же поспособствовали, чтобы мальчик отучился в старших классах институции.

Сальвадор любил рисовать. Первую стоящую картину, по мнению матери, он нарисовал в 10 лет. Позже наставником и учителем мальчика стал друг семьи, художник Рамон Пишо. Как ни странно, на уроках рисования он всегда демонстрировал беспрекословное прилежание и исключительные таланты.

ХудожникСальвадор Дали

После школы юный художник поступил в Мадридскую академию художеств. Во время учебы Сальвадор познакомился с Федерико Лоркой, ставшим его другом и спасителем души. Вскоре после этого знакомства умерла Фелипа, его драгоценная мама. Ее ранняя смерть от рака груди потрясла его. Молодой человек вступил во взрослую жизнь. Пора было найти себе женщину. Но они все не подчинялись его желаниям, они думали совсем не так, как он. Первая женщина будущего гения пробыла с ним ровно одну ночь, и его не совсем здоровый мозг решил, что в жизни Дали нет места женщинам. Юноша начал искать себя в живописи.

В Париже, после посещения одной из выставок, он открыл для себя сюрреализм. Здесь же в городе высокого искусства и доступной любви, Дали познакомился с Полем Элюаром, который был автором невероятно поэтичных стихов. Сальвадор пригласил Элюара в резиденцию в Кадексе. Поэт совершил фатальную ошибку — он приехал к Дали с женой.

Гала и Дали

Они не понравились друг другу при первой встрече. Но случайный взгляд, кинутый на Галу на пляже, изменил первое впечатление Дали. Охотница за мужьями нашла свою добычу и соблазнила его. Ей нравилось забавляться с ним, как с ребенком, ведь тогда ему было 25, а ей далеко за 30. Мадам Элюар понимала, что воспитание детей и быт не для нее, а этого больного и влюбленного мальчишку так просто не удержишь.

Муза и художник

Гала решила идти до конца и построить с полусумасшедшим художником новую жизнь. Ее не смущало, что муж был богат, а у нового избранника не было совсем ничего. Умелая учительница и наставник чувствовала, что Дали — великолепный материал, из которого можно вылепить все, что она захочет. Но Гала еще не поняла, что влюбилась. Пара уехала в отель под Марселем, где месяц их практически никто не видел. Муж тем временем писал стихи, и, как позднее признала Гала, это были его лучшие вещи. Наконец-то она раскрыла в нем гения. Но в семейное гнездо Елена больше не вернулась.

Гала и Дали поселились в Париже. Первое время художник и муза жили в нищете. Но Гала, умудренная опытом, ходила по галереям и выставкам, убеждая владельцев в том, что они ищут именно рисунки Дали. Она рекламировала, настаивала, продавала, подкупала. В результате в 30-е г. г. XX в. на художника обрушился невиданный успех. Дали, благодаря Гале, был диким, страшным, грубым, смелым, ошеломляющим, но никогда не был скучным.

В 1934 г. они поженились, долгое время этому событию мешал брак с Полем Элюаром. С тех пор день бракосочетания стал праздником, который они ежегодно отмечали. Во время Второй мировой войны супруги жили в Нью-Йорке, где творчество гения, вдохновленного бессменной музой, пользовалось невероятно высоким спросом. Он творил и созидал, но при условии, что Гала была рядом.

В 1953 г. влюбленные венчались. Тогда же предусмотрительная супруга самостоятельно выбрала для суженого новую музу, ссылаясь на опасный возраст мужчины. Сальвадору на тот момент было 50. Он долго привыкал к тому, что в его жизни появилась еще одна женщина, и даже написал ее портрет. Хотя портретов с Галой в коллекции художника было больше 20. Гала тоже была ему неверна.

Вместе навсегда!

В 75 лет Гала переехала жить в замок, подаренный ей Дали. Сюда приезжали ее молодые избранники. Сальвадор не мог работать без Галы. В конце концов, ей пришлось вернуться, так как знаменитый художник угрожал свести счеты с жизнью. Тогда супруги договорились умереть в один день, но русская муза и тут не сдержала слова — скончалась на 8 лет раньше Дали, в 1982 г. Дали умер от депрессии в 1989 г. Обидевшись на то, что Гала ушла без него, завещал похоронить себя не в семейном склепе, а под куполом собственного музея в Фигерасе.

Гала - русская муза Сальвадора Дали

Санаторий в горах

Елена Дьяконова, женщина, оставившая след в мировой культуре, родилась в России. Произошло это в 1894 году, в провинциальной и глухой в то время Казани, в многодетной семействе простого чиновника низшего класса.

Когда отец умер, Дьяконовы остались практически без средств существования. Но мать девочки сумела удачно выйти замуж за преуспевающего московского адвоката, и семейство отправилось в столицу.

Новая жизнь совсем не походила на скучное и нищее казанское существование, и Елена, ставшая к тому времени подростком, с удовольствием знакомилась с новыми людьми и предавалась развлечениям большого города. Но ее радость была недолгой — в 17 лет у девушки обнаружили чахотку, болезнь, уносившую в ту пору тысячи жизней.

К счастью, у отчима Елены имелись средства, и девушка отправилась в швейцарский туберкулезный санаторий. Подобные санатории, где люди возвращались к жизни или же прощались с ней навсегда, давно вошли в мировую культуру благодаря знаменитым писателям. Томас Манн, Ремарк, Гамсун, Моэм описывали в своих книгах подобные храмы жизни и смерти посреди роскошной природы. Своих героинь писатели заставляли умирать, а их любимых мужчин — страдать от потери. Но в жизни все оказалось совсем по-другому.

Елена выздоровела и, кроме того, нашла в санатории свою первую настоящую любовь и своего первого гения. Французский гений Эжен Поль Грендель, юноша из Парижа, писал стихи. После знакомства с Еленой, он начал писать уже гениальные произведения и превратился во всемирно известного поэта Поля Элюара.

Они провели в санатории год, а затем юная возлюбленная гения вернулась домой, в далекую и загадочную Россию. Он забрасывал ее письмами, нежными признаниями и стихами…

Эти стихи до сих пор перечитывают любители поэзии и влюбленные, находя в них неизъяснимую прелесть: «Твои глаза пришли из своенравной страны, где не знал никто, что значит взгляд».

Муза писала в Париж ласковые письма, в которых не было гениальных стихов, но зато имелись почти материнская любовь и ласка. В 1914 году Поль отправился на войну, где впервые столкнулся со смертью, но именно там его любовь достигла своей вершины. Он воевал, страдал, писал стихи и ждал встречи со своей прекрасной возлюбленной. Роман девушки из России и французского поэта завершился свадьбой и переездом Елены в Париж. Она покинула родину в 1917 году, накануне страшных событий, перевернувших жизнь страны…

Поль был без ума от счастья, забрасывал Елену цветами, подарками и стихами: «Малышка-девчушка впервые в Париже. Малышка-девчушка бульваром идет Мимо надутых лощеных господ. И стук ее сердца не слышен Парижу».

Вскоре у молодой четы родилась дочь Сесиль, но Поль и Елена не особо утруждали себя ее воспитанием, отдав бабушке. Быт, дети, повседневные заботы казались им чем-то низменным — Муза не должна стоять на кухне, а Поэт покупать овощи на рынке. Страсти, безумства, прогулки по ночному Парижу, кафешантаны, такие же богемные друзья — вот так должны жить гений и его возлюбленная… Елена умела придать обыденной жизни очарование праздника, всегда придумывала какие-то безумные развлечения, и считалась самой веселой и интересной женщиной Парижа.

Эти качества и ее резкая красота вызывали восхищение у всех мужчин — казалось, она просто рождена именно для роли вдохновительницы прекрасных чувств. Ее муж писал в стихотворении «Единственная»: «В тишине ее тела таился снежный цветок пушистый… Бессонная, она воспевала минуты».

Женщина-праздник

Такой ее и увидел Сальвадор Дали, молодой испанский художник. Он многим казался странным, но Елена полюбила его и ушла от мужа, с которым прожила уже 12 лет. Какой-либо материальной заинтересованности у Елены не было — Элюар считался очень состоятельным и успешным поэтом, а Дали жил практически в нищете.

Поль Элюар был потрясен уходом любимой женщины. Он исчез из Парижа, и только потом выяснилось, что отвергнутый муж отправился в путешествие по Азии — чтобы прийти в себя после страшного удара. Когда обычный мужчина переживает подобную трагедию, то его чувства скрыты от окружающих. Но горе поэта оказывается видимым для всех остальных: «Смутная тень... Все несчастья на свете, а над ними любовь моя псом бесприютным».

Но бывшая жена осталась равнодушной к горю Элюара — она погрузилась в любовь и обожание другого гения. Дали называл ее Гала — на многих языках это слово означает праздник, торжество. Он и считал ее самой удивительной женщиной, умевшей раскрасить серую жизнь всеми красками радуги и способной сделать веселым карнавалом скучную действительность. И ей удавалось быть женщиной-праздником, несмотря на то, что Дали был практически нищим, а Гала привыкла к роскоши и богатству.

Но, вдохновленный своей любовью, художник начал создавать один шедевр за другим (он говорил: «Я по-настоящему научился владеть кистью только благодаря страху прикоснуться к лицу Гала»). Не без помощи своей музы, которая помимо женского обаяния отличалась еще и предприимчивостью, он сумел прославиться и стать востребованным. В особняках миллионеров появились его картины и его Гала — в образе фантастических и мифологических женщин — богинь, Прекрасной Елены и даже Богоматери.

Галатея безмятежная

Дали и Гала обретают деньги и могут теперь предаваться любви и творчеству без помех. Свою жизнь они превратили в постоянный праздник, полный роскоши, забавных, а порой и жестоких розыгрышей для своих гостей или покупателей живописи. Но самым главным всегда оставалась их любовь — стержень и фон их жизни. Дали говорил: «Самое главное на свете — это Гала и Дали. Потом один Дали. А на третьем месте — все остальные».

Художник рисовал Галу на картинах, писал книги про свою жизнь — и главным героем в них всегда оставалась любимая женщина. Он говорил: ««Я люблю Галу больше, чем отца, больше, чем мать, больше, чем Пикассо. И даже больше, чем деньги». А в начале «Дневника одного гения» написал: «Я посвящаю эту книгу МОЕМУ ГЕНИЮ, моей победоносной богине ГАЛЕ ГРАДИВЕ, моей ЕЛЕНЕ ТРОЯНСКОЙ, моей СВЯТОЙ ЕЛЕНЕ, моей блистательной, как морская гладь, ГАЛЕ ГАЛАТЕЕ БЕЗМЯТЕЖНОЙ».

Гала и Дали поселились в своем доме в Порт-Лигате, где жизнь текла по своим законам. Удивительная возлюбленная заменяла гению чуть ли не весь мир — страстная любовница, чуткий друг, умный собеседник. Далеко не каждая женщина может быть женой гения и соответствовать ему в каждую из минут его непростого бытия, наполненного постоянной творческой работой и напряженной мыслью.

Дали описывал один из эпизодов их повседневной жизни так: «Гала сидит у моих босых ног, словно какая-то космическая обезьяна, или как внезапный майский ливень, или как плетеная корзинка, наполненная лесной черникой. Не желая даром терять время, спрашиваю, не может ли она составить мне список "исторических яблок". Она начинает декламировать, словно читает молитву: Яблоко первородного греха Евы, анатомическое Адамово яблоко, эстетическое яблоко суда Париса, аффективное яблоко Вильгельма Телля, гравитационное яблоко Ньютона, структурное яблоко Сезанна»…

Многие ли женщины могут сходу ответить в подобном стиле, развить мысль гениального человека и дать толчок к творчеству? И Дали ценил сокровище, доставшееся ему: «Я видел, как с неба падает звезда, зеленая, как на полотнах Веронезе, самая крупная из всех, какие мне когда-либо приходилось наблюдать, и я сравниваю ее с Галой — ведь она моя падающая звезда, самая видимая, самая конечная и самая ограниченная в пространстве»! И это написал человек, который к тому времени прожил уже не один десяток лет со своей несравненной Галой.

Но есть сила, что сильней любви — смерть. 10 июня 1982 года Гала умерла. По просьбе Дали тело было забальзамировано и похоронено в склепе, в прозрачном гробу. Дали после смерти своей музы сразу же постарел, перестал интересоваться происходящим и потерял радость жизни. Он каждый день приходил в склеп и смотрел на свою несравненную Галу. Умер он спустя 7 лет. Согласно одним источникам, тело художника замуровано в полу в музее Дали в городе Фигерас. Но легенды утверждают, что Дaли завещал заморозить себя в криокaмере, с тем, чтобы потомки могли оживить его тело в прекрасном будущем.....

Замок Пуболь — Википедия

Замок Пу́боль или Замок Га́ла́-Дали́ (исп. Castillo de Púbol или Castillo Gala-Dalí, кат. Castell de Púbol или Castell Gala-Dalí) — замок XI века, расположенный в деревне Пуболь, в комарке Баш-Эмпорда провинции Жирона (Каталония, Испания). В средние века — центр баронии Пуболь, в 70-е годы XX века — резиденция испанского живописца Сальвадора Дали, в 1982 году получившего титул маркиза де Пуболь, и его жены Галы.

Внутренний двор замка Пуболь Церковь Св. Петра Пубольского

Замок Пуболь расположен в самой возвышенной части центральной области муниципалитета Ла-Пера.

Архитектурный ансамбль замка Пуболь составляют: укреплённая усадьба-дворец, окруженная обнесенным стеной садом, действующая приходская церковь Св. Петра Пубольского (кат. L'església de Sant Pere de Púbol) и пристройки, известные как «Десятина». Вокруг тесно расположены деревенские дома, защищенные остатками крепостной стены[2][3].

Основные характерные черты своего нынешнего облика — три этажа и расположение основных сооружений тремя крыльями вокруг узкого и высокого внутреннего двора (патио) — замок приобрел в период расцвета баронии Пуболь, во второй половине XIV и начале XV веков[4].

Внутренний двор сохранил бо́льшую часть оригинальных элементов эпохи готики и Возрождения. Самым значительным из них является главный фасад, примечательный полукруглой аркой въездных ворот, выполненной из крупных клинчатых камней, и оригинальными готическими окнами первого этажа. В различных помещениях замка расположены другие архитектурные элементы, представляющие большой интерес, такие как готические окна и окна эпохи Возрождения, рельефы и порталы, украшенные эмблемами[5].

Церковь Св. Петра Пубольского, с одним нефом и колокольней, выполненная в готическом стиле, построена между 1327 и 1341 годами, но неоднократно достраивалась. Так, одна из двух капелл, посвящённая Деве Марии, украшена скульптурами в XV веке, а другая — в 1631 году. В XVII веке был добавлен хор, а в XVIII веке ризница. В центре церковного фасада расположены портал и позднеготическая роза. До 1936 года в церкви находилась алтарная картина Св. Петра Пубольского работы каталонского живописца Берната Мартореля, созданная приблизительно в 1437 году, однако в настоящее время она находится в Музее Искусств в Жироне[5]. Помимо Св. Петра и прочих персонажей на алтарной картине изображены одни из владельцев замка Пуболь — Бернат де Корбера (кат. Bernat de Corbera), его жена Маргарида де Кампльонг (кат. Margarida de Campllong) и их сын Франсеск де Корбера и де Кампльонг (кат. Francesc de Corbera i de Campllong), ставший впоследствии отцом первой баронессы де Пуболь[6].

Средние века[править | править код]

Первое упоминание о замке Пуболь встречается в документе 1065 года, согласно которому владелец замка Гауфред Бастонс (кат. Gaufred Bastons) передает свои замки Пуболь и Сервия (кат. Castell de Cervià) во владение графам Барселоны.

В середине XIV века замок приобретает Арно де Льерс (кат. Arnau de Llers). Позднее замок принадлежит семье Сервия, а в 1370 году уже является собственностью Жиспера де Кампльонг (кат. Gisper de Campllong). Во второй половине XV века после смерти очередного владельца замка Франсеска де Корбера и де Кампльонг Пуболь переходит во владение его дочери Изабеллы де Корбера и Альберт (кат. Isabel de Corbera y Albert). Будучи замужем за Франсиско де Мунтаньянс-Орта (исп. Fransisco de Muntanyans-Horta) Изабелла получает титул баронессы Пуболь. Овдовев, Изабелла выходит замуж вторично за Беренге-Жуана де Рекесенс (исп. Berenguer-Juan de Requesens). Сын Изабеллы от второго брака, Франсеск де Рекесенс-Кампльонг (кат. Francesc de Requesens-Campllong), наследует её титул и становится первым бароном Пуболь[7]. Замок является собственностью семьи Рекесенс в течение длительного периода, до начала XVII столетия.

Позже замок попеременно принадлежит семьям Омс (кат. Oms), Тормо (кат. Tormo), Батлье и де Микел (кат. Batlle y de Miquel), а впоследствии маркизам де Блондель де л'Эстань (кат. de Blondel de l'Estany).

Резиденция Сальвадора Дали[править | править код]

В 1969 году Сальвадор Дали обещает подарить своей жене Гале замок. После неудачных попыток приобрести замки Эмпорда́ и Фоша́ Дали, наконец, покупает замок Пуболь, находящийся на тот момент в весьма плачевном состоянии — с гигантскими трещинами, обрушившимимся перекрытиями и запущенным садом. Всё это придаёт замку романтический и таинственный вид, что Дали невероятно ценит и прилагает все усилия, чтобы сохранить этот эффект при проведении реставрации. Реставрационными работами руководит Эмиль Пиньо, специалист и друг Сальвадора Дали. Несущие конструкции замка укрепляют, но оставляют глубокую трещину на фасаде. По мнению Дали, это след времени достоин того, чтобы быть сохраненным. На месте обрушившихся частей здания устраивают высокие залы, которые эффектно контрастируют с другими, миниатюрными и камерными помещениями. Замок удается спасти, не исправляя и не маскируя бо́льшую долю разрушений.

Интерьер замка, основными элементами которого являются роспись на стенах, в том числе разнообразные обманки, создающие удивительные визуальные эффекты, барочные ткани, антиквариат, романтические символы и так далее, полностью создан самим Дали. В саду создают фигуры тонконогих слонов с восседающими на крупах воронами, и фонтан, который украшают бюсты композитора Вагнера из цветной керамики[8].

«Гала взяла меня за руку и вдруг сказала: «Еще раз спасибо тебе за всё. Я принимаю замок Пуболь, но при одном условии: без моего письменного приглашения ты здесь появляться не будешь». Это условие польстило моим мазохистским наклонностям и привело меня в полный восторг. Гала превратилась в неприступную крепость, какой и была всегда. Тесная близость и, особенно, фамильярность способны угасить любую страсть. Сдержанность чувств и расстояние, как показывает невротический ритуал рыцарской любви, страсть усиливают».

Оригинальный текст (каталан.)

«Gala em va agafar la mà i de sobte em digué: «Gràcies un cop més. Accepto el castell de Púbol, però amb una sola condició: que només vindràs a visitar-me al castell per invitació escrita». Aquesta condició afalagà sobretot els meus sentiments masoquistes i m'entusiasmà, Gala esdevenia el castell inexpugnable que no havia deixat mai de ser. La intimitat i, sobretot, les familiaritats fan minvar totes les passions. El rigor sentimental i les distàncies, com ho demostra el cerimonial neuròtic de l'amor cortès, augmenten la passió.»

Сальвадор Дали[3][9]

Гала, проводившая в замке Пуболь летние месяцы в последние годы жизни, похоронена в крипте, построенной по поручению Дали в помещении «Десятины» незадолго до смерти Галы, последовавшей 10 июня 1982 года.

24 июня того же года король Испании Хуан Карлос I жалует Сальвадору Дали титул маркиза де Пуболь.

После смерти жены Дали уединенно живёт в замке Пуболь на протяжении двух лет, однако в 1984 году в замке происходит пожар, в результате которого Дали получает сильные ожоги и едва не погибает[10]. После лечения в больнице Дали перебирается в Башню Галатея в своём Театре-музее в Фигерасе, где и живёт до конца своих дней.

Дом-музей «Замок Гала-Дали», открытый для посетителей с 1996 года, курируется Фондом «Гала-Сальвадор Дали». Посещение музея возможно с 15 марта до 31 декабря.

В замке проведена тщательная реставрация и реконструкция мебели, экспонатов и разнообразных мелочей, поскольку за те годы, что помещения были закрыты, былое великолепие Пуболя потускнело. Реставрацией музея на правах владельца здания занималось Главное управление по вопросам охраны государственного наследия.

Значительные изменения в ходе реставрации претерпел чердак здания, на котором в настоящее время располагается постоянная выставка гардероба Галы. Нижний этаж замка отведён под магазин дома-музея, остальные помещения оставлены такими, какими они были при Сальвадоре и Гале[8].