Где снимали сериал большая маленькая ложь – FOR EVERY TWO | ГДЕ СНИМАЛИ СЕРИАЛ «БОЛЬШАЯ МАЛЕНЬКАЯ ЛОЖЬ»

Содержание

Чем же так хороша «Большая маленькая ложь»

Первоисточник сериала HBO — австралийский бестселлер пятилетней давности авторства Лианы Мориарти. Услышав радиопередачу о женщине, вспоминающей историю скандалов своих родителей, писательница придумала роман о благопристойных семьях, в домах которых творится настоящий кошмар, скрытый от глаз друзей и знакомых. Есть распространенные предрассудки о том, что агрессия и насилие — свойство исключительно неблагополучных семей, где все заняты выживанием и не обладают образованием и культурой для того, чтобы относиться друг к другу с уважением.

«Большая маленькая ложь» — сюжет о том, что красивый фасад и умение держать себя на людях только маскируют семейные проблемы, а никак не являются доказательством того, что их нет. Четыре жительницы Калифорнии (американская телекомпания перенесла место действия из Австралию на Тихоокеанское побережье) водят детей в один и тот же первый класс: это женщины разных характеров и подходов к жизни. Мы знакомимся с местной светской львицей (Лора Дерн), домохозяйкой при богатом муже (Николь Кидман), бизнес-леди (Риз Уизерспун) и молодой мамой-одиночкой из среднего класса (Шайлин Вудли): их жизненный опыт и темпераменты не совпадают, но все хотят лучшего для детей, а также привыкли отстаивать себя и свои принципы перед окружением. Когда одного из детей, девочку, обижает кто-то из одноклассников, учителя и родители включаются в расследование: они пытаются разоблачить ребёнка-агрессора по косвенным свидетельствам и провести воспитательную работу с семьями. Именно в реакции на эту ситуацию мы узнаем о закулисной жизни пяти семей, чьи высокие доходы, абонементы в престижные спортзалы и дизайнерские ремонты в домах с идеальным видом на море никак не влияют на способность говорить правду и заботиться друг о друге.

«Большая маленькая ложь» — сериал не о том, что богатые тоже плачут, а о том, что деньгами невозможно купить ни любовь, ни привязанность, ни эмпатию. В этих же декорациях и с теми же героями развернется действие нового сезона. Никакое состояние, страховки и приобретения, ощущение собственного могущества не застрахует героев от необходимости договариваться между собой, поступаться личными интересами и искать точки опоры вне престижной жизни, к которой они так привыкли.

Первый сезон сериала отличился тем, чем не может похвастаться типичный сценарий голливудского фильма или американского сериала — ставкой только на женских героинь. Предвосхитив ветер перемен в мировой индустрии (движения Time’s Up и MeToo зародились и развились одновременно с ажиотажем вокруг сериала), HBO дали ход проекту, где все главные роли сыграли женщины.

Именно преображения женских персонажей находятся в центре повествования, а мужские герои никогда не выходят на первый план. Вопреки известному сценарному клише (стравить женщин в соперничестве за мужское внимание) создатели «Большой маленькой лжи» экранизировали другую историю — историю солидарности, дружбы, которая возникает, несмотря на различия между женщинами, на основе схожего опыта и силы характеров. Партнерши и матери, они в заботе о близких и себе, находят точки соприкосновения, даже если окружающим их сходство неочевидно. Все главные героини, независимо от возраста и натуры, по-настоящему переживают за своих детей и хотят им только лучшего. Они ищут возможности для самовыражения и стремятся к самостоятельности. В отношениях они переживают за партнеров и прикладывают много усилий, чтобы их семьи не просто функционировали, а были счастливыми. В ежедневных делах они пытаются сочетать работу и заботу о доме и себе.

Попав в общую кризисную ситуацию, пять героинь конфликтуют, но находят общую почву и язык взаимопонимания, разрушая стереотип о том, что любое женское сообщество — змеюшник, построенный на интригах, подковерной борьбе и сплетнях. Рано или поздно героини сериала понимают, что травля, взаимные нападки и конкуренция мешают им прийти в равновесие с самими собой. Главный вызов нового сезона — появление в сюжете нового женского персонажа в исполнении Мэрил Стрип.

Конфликт поколений одновременно с конфликтом жизненных философий — основа интриги нового сезона, где Стрип, трижды лауреатка «Оскара», выступит в многогранной и глубокой роли. Самая титулованная актриса Голливуда сыграет мать главного героя, задающая много неприятных и неудобных вопросов о несчастном случае в финале прошлого сезона.

Героиня Стрип — представительница другого поколения, уверенная в непогрешимости своего ребенка и питающая недоверие к калифорнийскому образу жизни. В течение сезона, знакомясь с местными обитателями, она будет выяснять, что стоит за трагедией ее сына и как сама она повлияла на его судьбу. Сериалу прочат номинации и победы в мировых конкурсах — и это, скорее всего, снова будут женские роли. Первый сезон был удостоен трех призов «Золотой глобус»: Николь Кидман, Александр Скарсгард и Лора Дерн ушли с церемонии со статуэтками, а Риз Уизерспун и Шайлин Вудли получили номинации.

Главная причина, по которой сериал НВО, вероятно, настолько выстрелил и породил такую широкую дискуссию, была в том, что он психологически достоверно и подробно передает суть и форму семейных конфликтов и противоречий родителей и детей. Каждый ребенок в сюжете несет в себе недостатки, страхи и слабые места родителей, отражает их внутренние сложности и лицемерие окружения, неосознанно копирует поведенческие паттерны старших.

Конкуренция, прививаемая уже с детского сада, делает детей зависимыми от мнения других, порождает агрессию и необязательное соперничество и вписывает детей во взрослый мир, где важнее казаться, чем быть. «Большая маленькая ложь» очень внимательно всматривается в природу долгосрочных отношений и брачных компромиссов. Каждая героиня проходит через череду кризисных моментов в паре, даже если ее семейную жизнь можно назвать условно безоблачной.

Кто-то пытается выбраться из многолетнего абьюза, преодолевая стыд и борясь за собственную независимость. Кому-то приходится договариваться с партнером, многие годы играя первую скрипку и демонстрируя деспотизм. Кому-то надо привыкнуть к тому, что бывший муж нашел новую женщину и счастлив с ней, воспитывая общего ребёнка. Кому-то необходимо строить жизнь матери-одиночки, понимая, что опоры во втором человека пока нет. А кто-то проходит через череду конфликтов даже с понимающим партнером, постепенно разочаровываясь в себе.

Сериал не идеализирует привязанность, бытовую часть романтики и проблемы, свойственные долгосрочным отношениям. Перед нами и реалистичные ссоры не слышащих друг друга партнеров, и проглоченные претензии, и императивы по отношению к детям, и типичный вокабуляр домашнего насилия. При этом сериал вообще не дидактичный: все герои имеют несколько измерений, и сценаристы прикладывают большие усилия, чтобы не идеализировать персонажей и не вешать на них один единственный ярлык.

Первый сезон не только правдоподобно рассказывал о том, как дети перенимают поведенческие привычки родителей, но и точно описал влияние на человека эффективной психотерапии, глубокой дружеской поддержки и честного диалога о наболевшем. Главное достижение «Большой маленькой лжи» — прямой разговор о собственных слабостях и пороках, жизни с удушающим чувством вины и тревоге за неопределенное будущее.

Чем больше в жизни каждой героини и героя маленькой лжи, тем сильнее вспыхнет кульминация: честность с собой и прозрачность с другими становится обязательным атрибутом покоя и счастья. А гармоничная жизнь невозможна в ситуации насилия, жестокой конкуренции и взаимных манипуляций. Второй сезон обостряет вопросы, уже заданные в первом: насколько родители в ответе за судьбу своих детей, можем ли мы повлиять на решения и поступки других и почему кто-то из нас выбирает деструктивное поведение, чтобы выжить.

blog.amediateka.ru

Жан-Марк Валле: интервью с режиссером сериала «Большая маленькая ложь»

Режиссер Жан-Марк Валле после тонизирующих драм «Далласский клуб покупателей», «Дикая» и «Разрушение» снял звездный мини-детектив «Большая маленькая ложь». Одновременно с каналом HBO сериал выходит в «Амедиатеке».

— Как вы попали в проект? Это ведь не совсем привычный для вас формат.

— Риз (Уизерспун) попросила меня стать режиссером, а я знаю, что она не предложила бы того, что мне не по вкусу. Мы с ней хорошо сработались на съемках «Дикой», и я знал: она работает над чем-то замечательным. Она прислала мне черновики первых двух эпизодов. Я стал режиссером, поскольку задумывалось, что я сниму не один или два, а все семь эпизодов, ведь с различными режиссерами сложно сохранить целостность от начала до конца. Это была одна из причин. Кроме того, я люблю этих людей и историю я тоже полюбил.

— Есть ли, по вашему мнению, разница между работой над сериалом и обычным фильмом?

— Все дело в материале. В особенности это касается сложного материала; поэтому я и хотел заняться этим. Поэтому я хочу снимать кино. Что до кино и сериалов — грань между ними очень тонка. Мы работали над этим сериалом как над очень длинным фильмом, вот и все.

— Вы участвовали в написании сценария? С какими проблемами вы столкнулись?

— Всю тяжелую работу взял на себя Дэвид Э.Келли. Он рассматривал проект как семичасовой фильм, а не как монстра из нескольких эпизодов. Персонажи в книге были хорошо описаны, у нас был захватывающий рассказ, не приходится говорить об особенных проблемах. Мы лишь старались быть верными истории, хотя и добавили немного подробностей. Думаю, тем, кто читал книгу, все равно стоит посмотреть сериал, потому что в паре мест, где книга говорит «а», мы говорим «б». Но в то же время я полагаю, что мы остались верны первоисточнику, чего и добивались, потому что очень любим книгу.

Подробности по теме

«Большая маленькая ложь»: новый ТВ-детектив с Николь Кидман и Риз Уизерспун

«Большая маленькая ложь»: новый ТВ-детектив с Николь Кидман и Риз Уизерспун

— Что в сериале привлекло лично вас? Вы читали книгу до начала работы?

— Я не читал книгу и не собирался, пока не ознакомился со сценарием. Тогда уже взялся и за книгу. Все, что мне понравилось в сценарии, было на страницах этой прекрасной, удивительной истории. Она увлекательна, а еще и элемент загадки… Я никогда не работал с историями такого рода, где есть место и трагедии, и тайне, и детективным элементам. Хотя думаю, что это лишь еще один повод поговорить о нас и наших недостатках. О том, как мы лжем друг к другу. Само название сериала говорит об этом. И то, как героиня лжет другим и самой себе, лжет психотерапевту, чтобы защитить своего мужчину, разбивает мне сердце. В общем, это был восхитительный, вдохновляющий материал. И решиться работать над ним с Риз было легко и приятно.

— Когда вы увидели сценарий, вы сразу поняли, что это история для HBO?

— Нет, это не было очевидно. Мы знали, что пойдем на кабельный канал. Это не будет транслироваться. И было понятно, что снимать сериал мы будем как фильм, в смысле одного режиссера, но сценарий не был написан с расчетом на HBO. Только к началу съемок стало ясно, что это HBO.

— Я хотела спросить, как на вас влияет работа с кабельным каналом, который позволяет свободнее говорить на какие-то табуированные темы; сказалось ли это на вашем подходе к проекту?

— Для сценария, думаю, это означает просто меньшее количество ограничений, это касается в первую очередь Дэвида (Келли). Ему не приходится думать о рекламных паузах. (Улыбается.) И содержание сериала никак не ограничено федеральными правилами, насколько я разбираюсь в американских законах. Так что это очень освобождает и снимает ограничения. Не думаю, что работа над сценарием для HBO сильно отличается от работы на Showtime или Netflix. Разница в глубине проникновения в мир истории и в том, как разрабатывать персонажей и историю, зная, какую свободу тебе предоставляет HBO.

— Чьим решением было перенести действие из Сиднея (Австралия) в Монтерей, и почему именно в Монтерей (Калифорния)?

— Дэвид (Келли) хотел сохранить те компоненты книги, которые казались ему ключевыми. Город должен был быть прибрежным. Океан и вода — часть эстетики этого места. Мы хотели показать эстетически приятный мир, который привлечет зрителя. Но чем больше времени вы проводите в этом месте, тем больше видите отвратительных вещей, скрытых под поверхностью. Кроме того, были и практические причины. В нашем звездном ансамбле работали актеры с напряженным графиком. Поэтому мы сразу решили, что будем снимать в Калифорнии, неподалеку от Лос-Анджелеса. Дэвид сказал, что знает эти места. Это мощный мир. Его демография очень разнообразна социально и экономически, что важно для истории. Там живут богатые семьи, чьи дети учатся с детьми из бедных семей. Это подходило для истории, рассказанной в книге. Так что Монтерей просто подошел нам сразу по многим причинам. Все наши героини живут там, имеют свои отношения с океаном, и это символ, метафора, которая соотносит мощь океана с материнской природой.

— Как проходили съемки? Вам не было волнительно? Столько потрясающих, сильных женщин.

— Да, поначалу это меня пугало. Особенно когда они собирались впятером, такие уверенные в себе, умные, талантливые, чувственные. Они умеют работать и очень профессиональны по всем статьям. И вот когда они собирались впятером, то иногда очень активно о чем-то спорили. Руководить ими, конечно, не всегда было просто. Скомандовав «Снято», я начинал думать, как бы вылавировать между ними, раздав указания и никого не обидев. К счастью, они нечасто собирались на площадке впятером. Мне повезло, если вдуматься. У меня была команда лучших, и они все должны были слушаться меня. (Смеется.) На площадке я был их первым зрителем. Знаете, хороший кастинг — это девяносто процентов гарантии того, что работа будет сделана правильно, так, как ты хочешь.

— Может быть, сейчас легче получить хороший проект, если у вас есть сильная женская роль или большая звезда? Порой кажется, что Голливуд все еще боится сильных женских ролей в больших фильмах?

— Я бы сказал, что проще. Но есть разные истории, да и телевидение в целом сильно отличается от Голливуда. Я никогда не изучал эволюцию телевидения, но заметил, что на современном телевидении нет проблем с сильными женщинами. На протяжении десятилетий в телефильмах было много сильных женщин: возьмите хоть Патти Дьюк, чьи героини всегда были активными личностями, бойцами, или Мередит Бакстер. Можно продолжить и вспомнить много имен из недавних сериалов. Сейчас другие времена; мы получаем хорошие проекты, потому что они хороши. Большим кинозвездам хочется играть таких персонажей, так что, пожалуй, будет несправедливо сказать — ну да, нам было легче, потому что Николь и Риз участвовали в проекте.

— У меня есть вопрос о музыке. Как вы работаете с музыкой? То есть ведь она важна для эмоционального развития шоу.

— Музыка — одна из моих любимых частей работы на фильмом, но Дэвид (Келли) меня немного расстроил, потому что он сразу разместил тут и там определенные песни. У него было очень четкое видение того, какая музыка должна звучать в сериале. Для него это было частью создания персонажей — то, какую музыку они будут слушать. Затем мы встретились, и оказалось, что я люблю все контролировать даже сильнее. Дэвид (Келли) сдался уже через минуту, признав, что мой выбор был лучше и моя музыка подходила лучше. Вообще у нас многое было основано на доверии и, как Дэвид сказал мне, ключом к доверию стало то, что я очень-очень быстро погружаюсь в персонажей и в материал, что было приятно. Он назвал меня ангелом-хранителем его работы. Он пишет с любовью, а я управляю его персонажами с такой же любовью. Вот из этой любви и рождается музыка.

— У вас в ансамбле были не только взрослые актеры, но и дети; сложно ли вам с ними работать? Не помню, чтобы у вас уже был такой опыт.

— Нет, не было. Ребята оказались на удивление профессиональными. Для близнецов Кроветти это был дебют, но остальные были вполне опытными актерами с несколькими ролями в фильмах и сериалах за плечами. На площадке каждый заботился об их комфорте. И атмосфера была очень профессиональной, даже в простых сценах, где родители играют с детьми или обнимают, встречая из школы. Меня поразило, какие это умные и внимательные ребята. Они умеют слушать и следовать указаниям. Думаю, что над этим потрудились и мои знаменитые актрисы. Николь — прирожденная мать; каждый на съемках был влюблен в нее, особенно дети. Так что нет — никаких проблем и трудностей, лишь удовольствие и радость.

Отрезаем лишнее, оставляя суть: в этом сообщении меньше 280 символов — так же, как и в нашем твиттере

daily.afisha.ru

Создатели сериала «Большая маленькая ложь» снимут второй сезон

Один из самых рейтинговых телефильмов года получит продолжение

Готовьте костюмы Одри Хепберн и выбирайте бокалы из небьющегося стекла — похоже, мы возвращаемся в Монтерей. Создатели нашумевшего сериала «Большая маленькая ложь», который в этом году номинирован на «Эмми», собираются снимать второй сезон. По крайней мере, об этом недавно объявила президент канала HBO Кейси Блойс. Сейчас она ведет переговоры с Лианой Мориарти, автором одноименной книги, которая относится к идее положительно. «Создатели телеверсии книги спросили меня, смогу ли я придумать несколько новых сюжетных линий. Почему бы и нет? Новую книгу я не напишу, но с удовольствием занялась бы сценарием».

Большая маленькая ложьБольшая маленькая ложьБольшая маленькая ложь

Что касается исполнительниц главных ролей и продюсеров сериала Николь Кидман и Риз Уизерспун, они также готовы продолжать телепутешествие по городку на побережье океана. Единственной проблемой может стать отказ режиссера Жана Марка Валле, который изначально планировал снять первые три эпизода для первого сезона, но в итоге остался на съемочной площадке до конца. Однако и здесь создатели уверены — если Кидман и Уизерспун удалось заинтересовать его в первый раз, получится и теперь. «Думаю, во второй части важно затронуть историю Бонни (Зои Кравиц), а также Селесты (Кидман), которая переживает новый этап в своей жизни — она скорбит, но двигается дальше», — добавляет Лиана Мориарти.

Большая маленькая ложьБольшая маленькая ложь

Кстати, в одном из недавних интервью Николь Кидман призналась, что работа над сериалом далась ей непросто: она чувствовала себя истощенной и униженной, но знала, что подобные ощущения того стоят, ведь тысячи женщин каждый день переживают то же самое, что и ее героиня. Она и ее партнер по съемкам Александр Скарсгард «очень много работали над созданием динамики этого брака», чтобы в полной мере передать сложность ситуации.

Что ж, надеемся, что скоро информация о съемках второго сезона сериала подтвердится.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

www.elle.ru

Рецензия на пилот сериала «Большая маленькая ложь»

Большая маленькая ложь

Молодая мать-одиночка Джейн (Шейлин Вудли) переезжает в маленький прибрежный городок, где ее сын-первоклассник может ходить в очень хорошую школу. В первый же школьный день Джейн знакомится с Мэдлин (Риз Уизерспун) и Селест (Николь Кидман), привлекательными и обходительными женами состоятельных мужей. Их семьи в сравнении с семьей Джейн кажутся идеальными, но на деле у Мэдлин и Селест хватает своих проблем. Первую снедает зависть к молодой жене ее бывшего мужа, а муж второй (Александр Скарсгард) порой распускает руки.

Кадр из сериала "Большая маленькая ложь"

Кадр из сериала "Большая маленькая ложь"

Жан-Марк Валле был нанят только для постановки двух первых серий, но актрисы сериала во главе с Уизерспун уговорили его снять весь сериал

Уизерспун, Кидман, Вудли, Скарсгард, Лора Дерн, Адам Скотт, Зои Кравиц… Собрать столь звездную труппу в обычном телесериале было бы невозможно. Даже если это шоу «престижного» кабельного канала HBO, славящегося высоким уровнем своих проектов. Поэтому «Большая маленькая ложь» – не традиционный, потенциально многолетний сериал, а принципиально ограниченный проект – всего семь часовых серий по мотивам одноименного бестселлера австралийской писательницы Лианы Мориарти. Помимо суперзвездного актерского состава над этой трагикомедией работали создатель «Практики» и «Элли МакБил» Дэвид Келли и номинант «Оскара» Жан-Марк Валле, постановщик «Далласского клуба покупателей» и «Дикой».

Кадр из сериала "Большая маленькая ложь"

Кадр из сериала "Большая маленькая ложь"

Николь Кидман отказалась от участия в блокбастере «Чудо-женщина», чтобы сыграть более интересную ей роль в «Большой маленькой лжи»

К сожалению, вся эта мощная артиллерия собрана HBO для стрельбы по воробьям. Книга Мориарти – исключительно банальная и медлительная «мыльная опера» с нотками юмора, в которой куда меньше неожиданных поворотов, чем обычно бывает в произведениях этого жанра. Популярностью «Большая маленькая ложь» пользуется, поскольку это роман о состоятельных домохозяйках для домохозяек победнее («Богатые тоже плачут!») и поскольку он вполне определенно констатирует, что женщинам нужно не собачиться, а объединяться против мужчин, которые их угнетают. «Все мужики – к…» – против такого посыла бывает трудно устоять. Особенно когда он сочетается с узнаваемыми волнениями по поводу того, что любимого сыночка обвиняют в избиении одноклассницы. А ведь мальчик явно ни в чем не виноват!

Кадр из сериала "Большая маленькая ложь"

Кадр из сериала "Большая маленькая ложь"

Смотрите с 20 февраля в Амедиатеке и на канале AMEDIA Premium

Нет, мы совершенно не против того, что «Большая маленькая ложь» затрагивает тему семейного насилия и аналогичные проблемы жен и матерей всего мира, от Австралии до России. Но когда смотришь первые серии шоу, становится очевидно, что если бы на экране были безвестные актеры, а не знаменитые звезды, то сериал бы не заинтриговал никого, кроме больших поклонниц Мориарти. В отрыве от голливудских физиономий персонажи «Большой маленькой лжи» не особенно обаятельны и занятны, а то, что с ними происходит, не захватывает так, как захватывает сюжет какой-нибудь «Девственницы Джейн». Когда же звезд приглашают, чтобы затыкать сценарные дыры, то результат выдающимся получиться не может. Тем более когда речь идет не о полутора часах, разбавленных спецэффектами, а о семи часах сплошных разговоров.

Впрочем, звезды есть звезды, и, например, Уизерспун отлично смотрится в привычной для нее роли гиперактивной «активистки», а Скарсгард убедительно излучает сексапильную угрозу еще до того, как зрители узнают, что не так с его персонажем. Также отметим, что интрига сериала не исчерпывается семейными волнениями. Шоу с первых же секунд обещает, что в кульминации произойдет убийство (основное действие разворачивается как флешбэк), и зрителям, не читавшим книгу, будет непросто догадаться, кто, кого и почему убьет. Правда, такой ход больше подходит для оригинального проекта с заранее неизвестным сюжетом. Если достаточно пары кликов мышкой, чтобы узнать из Википедии, чем заканчивается «Большая маленькая ложь», то значительная часть мотивации смотреть шоу испаряется, как роса на утреннем солнце.

www.film.ru

Второй сезон «Большой маленькой лжи» перемонтировали незадолго до релиза

Согласно информации IndieWire, продюсеры сериала «Большая маленькая ложь» значительно переработали материал, отснятый для второго сезона режиссером Андреа Арнольд. При этом сама Арнольд, соглашаясь на проект, не знала, что в будущем ее работа может быть подвергнута изменениям.

Арнольд, трехкратный лауреат Каннского кинофестиваля, зимой 2017-го заняла режиссерское кресло продолжения сериала «Большая маленькая ложь», заменив на этом посту Жан-Марка Валле. Тот остался с проектом в качестве исполнительного продюсера и переключился на «Острые предметы».

9 июня успешно стартовал второй сезон «Большой маленькой лжи», но уже через месяц, 12 июля, на сайте IndieWire появился материал о закулисных проблемах сериала. Согласно источнику, после того как Арнольд закончила работу, отснятый материал передали шоураннеру Дэвиду Э. Келли, который вместе с Валле принялся подгонять его под стандарты первого сезона.

Арнольд дали полную творческую свободу, но не предупредили, что в будущем материал могут изменить. По данным источника, она работала над сериалом без так называемой библии стиля — сборника всего, что связано с проектом, помогающего разным съемочным группам придерживаться целостности между сезонами. Во время съемок Арнольд использовала собственную команду, а звезды и исполнительные продюсеры сериала Риз Уизерспун и Николь Кидман были довольны.

В итоге готовый материал не устроил Келли. Начался перемонтаж, а на февраль 2019-го было назначено 17 дней досъемок. Из-за правил Гильдии режиссеров Арнольд должна была лично присутствовать на площадке и смотреть, как Валле переснимает сериал, чтобы в итоге тот практически ничем не отличался от первого сезона.

«Без Андреа Арнольд не появился бы второй сезон сериала „Большая маленькая ложь“, — говорится в официальном заявлении канала HBO о проблемах на производстве. — Мы в HBO и продюсеры чрезвычайно довольны ее работой. Как и с любым телевизионным проектом, исполнительные продюсеры совместно работают над сериалом, и нам кажется, что финальный продукт говорит сам за себя».

Источники Deadline, в свою очередь, уточняют, что Арнольд не обещали полного контроля над производством, а в ее контракте не был прописал пункт на право финального монтажа.

Источник: IndieWire

www.kinopoisk.ru

О чем говорит сериал «Большая маленькая ложь»? — Статьи на КиноПоиске

По мнению литературного критика Анны Наринской, авторы сериала сделали радикальное заявление: счастливых браков практически не бывает.

Черный вигвам

Сериал «Большая маленькая ложь» снят по роману австралийской писательницы Лианы Мориарти, романы которой проходят по разряду женских, и уже его титры обещают любовь и кровь. Под грустную песню (у нее, кстати, исключительно подходящее к случаю название «Маленькое холодное сердце») мы наблюдаем сногсшибательные, но мрачноватые калифорнийские пейзажи и четырех героинь фильма (Риз Уизерспун, Николь Кидман, Шейлин Вудли и Лора Дерн), ведущих машины по приокеанскому шоссе.

«Большая маленькая ложь»

На заднем сиденье каждой машины сидит задумчивый неулыбающийся ребенок (у Николь Кидман — даже два). Дальше нам показывают простовато эротичные кадры с тенями и выстрелами на фоне волн, а потом крупные планы детей и их разряженных для маскарада матерей. В принципе этим все сказано. Вот вам прекрасная, но не солнечная, как вы привыкли, а туманная, даже слегка устрашающая Калифорния — место воплощения американской мечты (со времен золотой лихорадки до времен Силиконовой долины), оказывающееся местом, где произрастают обман, интриги и отчуждение. Вот любовная страсть, которая — сюрприз, сюрприз — ничем хорошим не кончается. И даже самый тесный на свете человеческий союз — матери и ребенка — отнюдь не безоблачен.

«Большая маленькая ложь»

Это отчасти похоже на идею сериала, соотнести с которым «Большую маленькую ложь» вроде бы не приходит в голову. Вышедший в 1990-м «Твин Пикс» Дэвида Линча сконцентрировал и вывел на новый уровень концепцию «мрачной тайны, скрытой за милым беленьким фасадом». Вот красивая, уютная, одноэтажная, пахнущая яблочным пирогом настоящая Америка. За ее покрытыми сайдингом стенами скрываются предательство, убийство и Черный вигвам. «Большая маленькая ложь» ассимилирует этот подход к новому времени: настоящая Америка здесь скорее успешная, а не уютная; яблочный пирог изготавливается на исключительно безглютеновом тесте, но предательство и убийство так же присутствуют в этом по-новому благополучном антураже. Точно так же, как и Черный вигвам, которым, собственно, стал каждый дом. Вернее, каждая семья.

«Твин Пикс»

Этот перелом окончательно произошел в Америке во времена Клинтона, когда семейные секс-скандалы стали привычными хедлайнерами новостей. Звучащие со всех телеканалов откровения дам, с которыми женатый президент имел «компрометирующие сношения», перемежались картинкой Билла и Хиллари, стоящих рука об руку на разнообразных выступлениях и пресс-конференциях. Она — с отработанным выражением всемерной поддержки мужу на лице. Глядя на них, невозможно было не задавать себе вопрос: а что происходит, после того как выключаются камеры и гаснут фотовспышки? Они идут домой — и что? И как в свете этого относиться к бесконечно воспеваемым (и бесконечно обмусоленным в предвыборных дебатах Клинтона и Буша-старшего) «семейным ценностям»? Стоят ли эти ценности того, что эти люди переживают за закрытыми дверями? И вообще существует ли ценность семьи отдельно от индивидуального счастья тех, кто эту семью составляет?

«Большая маленькая ложь»

Сценарист и продюсер Роберт Кинг построил на этом завязку одного из самых успешных и значительных телевизионных проектов последнего времени — сериала «Хорошая жена». Собственно, на эту идею Кинга и его жену Мишель (они всегда пишут сценарии вместе) вдохновили все те же Клинтоны, а также более поздние похожие скандалы с сенатором от Северной Каролины Джоном Эдвардсом и губернатором штата Нью-Йорк Элиотом Спитцером. Но Кингам удалось обозначить (и отработать) проблему более глубокую и широкую, чем просто сложность судьбы жены политика. К заключительному сезону материал «Хорошей жены» сложился в отчетливую концепцию: сегодня брак и полная, «нормальная», как принято говорить, семья — совсем не обязательные составляющие полноценной жизни. Наоборот, часто именно они мешают такую жизнь вести. Отсутствие любви, взаимопонимания, преданности, совместных целей не надо консервировать и поддерживать «ради детей», «ради приличий», «ради того, чтобы не остаться одной/одному», вообще ни ради чего.

«Хорошая жена»

Каждая семья несчастлива по-своему

«Большая маленькая ложь» не так четко идеологична (да это, наверное, и неправильно сравнивать семисерийный мини-сериал с семисезонным гигантом, авторы которого успели высказаться по множеству актуальных вопросов современности), но в принципе говорит практически о том же самом. О необходимости для каждого разделять любовь и зависимость и научиться выдирать себя из этой зависимости. Не пропустить момент, когда между понятиями «брак» и «зависимость» устанавливается знак равенства.

«Большая маленькая ложь»«Большая маленькая ложь»

Великую толстовскую аксиому можно сократить, и она все равно останется верной: «Каждая семья несчастлива по-своему». В «Большой маленькой лжи» этому правилу не соответствуют разве что герои Джеймса Таппера и Зои Кравиц, и это можно объяснить йогическим спокойствием молодой супруги. Все же остальные, даже если в их союзах нет насилия и измен (а они часто есть), живут под гнетом взаимного раздражения и непонимания, в ситуации «встроенного» семейного неравноправия: один всегда целует, а другой только подставляет щеку. Нужно невероятное событие вроде убийства и навалившейся на всех, кто в нем замешан, угрозы расплаты, чтобы бросить супругов в объятия друг друга (с очевидностью — ненадолго).

«Большая маленькая ложь»

Заключительную сцену сериала, в которой пережившие катарсис героини, забыв все былые обиды друг на друга, прогуливаются с детьми по пляжу, можно при желании рассмотреть в околофеминистском ключе. Мол, мы, сестры, должны быть вместе: загорелое плечо к загорелому плечу, ухоженная щека к ухоженной щеке. Мы друг для друга главное, а не какие-то там мужчины и тем более мужья. Но в этом есть очевидная схематичность, натяжка и психологическая неоправданность. Непонятно, почему пережитое помешает всем этим дамам сцепиться вновь, как они уже раньше сцеплялись по поводу взаимоотношений своих отпрысков, или взглядов на политику, или (все-таки) расположения мужчин.

«Большая маленькая ложь»

Негативное, обличающее послание здесь сформулировано куда более отчетливо и жестко. Почти как в нашумевшем когда-то тексте Сета Грэма-Смита «Гордость и предубеждение и зомби» (по нему потом сняли не очень удачный фильм). «Зомби в моей книге, — признается там автор, — символизируют отношение автора к институту брака — бесконечному проклятию, которое высасывает из нас жизнь, но никак не может наконец умереть». Создатели «Большой маленькой лжи» демонстрируют практически такое же отношение. Только без всяких зомби. И поэтому у них выходит гораздо убедительнее.

www.kinopoisk.ru

Обзор второго сезона сериала "Большая маленькая ложь"

Второй сезон сериала «Большая маленькая ложь» зрители принимают не хуже первого. Похоже, «скелеты», спрятанные создателями проекта «в шкафу» в первом сезоне, начинают проявляться во втором. Одна ложь вскрывается за другой со скоростью одна ложь за пару - тройку минут серии. Зрители даже не успевают перевести дух. Автор книги «Большая маленькая ложь» австралийка Лиана Мориарти, написавшая продолжение истории и для второго сезона, накрутила событий в этой новелле похлеще, чем в бразильских сериалах.

Вообще-то она не хотела придумывать продолжения, но ее уговорила родная сестра.

Большая маленькая ложь (2 сезон) Русский трейлер (2019). Русский трейлер второго сезона сериала Большая маленькая ложь 2019 года.

- Когда я буквально билась в агонии - должна я писать продолжение или нет, - рассказывает Лиана, - моя сестра предложила мне: «Просто сделай это. Получится здорово! И почему бы тебе сразу не прописать роль для твоей любимой актрисы?»

Вот так и появилась во втором сезоне легендарная Мэрил Стрип. Ее героиня Мэри Луиза, мама убитого Пэрри, приехала в Монтеррей, чтобы помочь Селесте (Николь Кидман) с воспитанием внуков Джоша и Макса, а заодно и расследовать загадочные обстоятельства гибели своего сына. Создатели проекта сначала сопротивлялись, чтобы только Мэрил Стрип и никто иной мог сыграть эту роль, упрекая Мориарти, что «та «зажралась», стала топать ножкой и вести себя по-голливудски», но в итоге согласились. И теперь все только и говорят о Мэрил Стрип, которая выдает один «бриллиант» за другим, одну фразу за другой, прекрасно вписавшись в актерский ансамбль. Совсем скоро ее слова разберут на крылатые выражения. А поступки-то, поступки! Когда невестка Селеста рассказывает о домашнем насилии со стороны мужа, та первым делом интересуется: «А ты обратилась в полицию? Нет? Почему?» И тут же заявляет, что тогда в полицию идет она сама. Чтобы получить ответы на некоторые вопросы. Кстати, помните, с чего началась душещипательная беседа Мэри Луизы и Селесты? С того, что свекровь невзначай так обронила, что внуки сообщили будто у них есть родной братик, который учится с ними в одном классе.

То есть у нее есть еще один внук.

Внук – это сын Джейн (Шэйлин Вудли) Зигги. Только в последней серии первого сезона Джейн узнает в Пэрри того самого насильника и отца ее ребенка. Кстати, одна из самых мощных сцен второй серии второго сезона происходит как раз между Джейн и Зигги. Это момент, когда она рассказывает мальчику, что убитый папа его одноклассников Джоша и Макса, и его отец тоже. Она объясняет, как все произошло и что такое насилие. Рассказывает так, что зрителю физически становится больно.

- Я не подозревала, что сыграю эту сцену настолько эмоционально, - делится Вудли. – Не знала до тех пор, пока не вошла в комнату и не увидела лицо моего киношного сына Зигги.

Чтобы сыграть эту сцену, Шэйлин Вудли не стала прибегать к консультации экспертов.

- Моя героиня чувствовала себя настолько одиноко, - рассказывает актриса, - что я поняла: я способна сыграть этот эпизод и «без подсказки». Я должна изобразить шок, я сама должна почувствовать себя беспомощным ребенком».

Во втором сезоне герой шведского актера Александра Скарсгарда Пэрри чисто технически мертв. «Монтерейская пятерка» в лице Селесты (Николь Кидман), Мэделин (Риз Уизерспун), Джейн (Шэйлин Вудли), Ренаты (Лауры Дерн) и Бонни (Зои Кравец) настаивает на том, что это был несчастный случай – он просто поскользнулся. Но на самом деле Пэрри присутствует в каждой серии: в снах, в кошмарах и просто в воспоминаниях каждой из этих героинь. Не случайно Александр Скарсгард появился на презентации второго сезона. И когда журналисты спрашивали его: «Что вы здесь делаете? Ваш герой ведь мертв? Или он воскрес?» Актер не успевал отшучиваться, что его герой еще как мертв, но сам он лично чувствует себя прекрасно.

- Во втором сезоне зрители больше узнают моего героя – заглянут в его прошлое, поймут взаимоотношения с матерью, увидят, через что ему пришлось пройти в детстве, - рассказал Александр журналу «Голливудский репортер». – И вы поймете, почему мой герой стал насильником и так плачевно окончил жизнь».

Кстати, во второй серии второго сезона создатели проекта как будто случайно обмолвились, что у Перри был родной брат. Но когда ему было 5 лет, мальчик умер. И теперь главный вопрос, который будет мучить нас еще неделю, звучит так: «Почему и каким образом умер брат Пэрри?» Ждем ответа в третьей серии.

www.kp.ru