Интервью с моникой белуччи: Моника Беллуччи: «Я люблю жить, а не находиться в постоянном контроле» – Моника Беллуччи — о любви к жизни и… драгоценностям

Моника Беллуччи: «Я люблю жить, а не находиться в постоянном контроле»

Marie Claire: В этом году, через 17 лет после премьеры в Каннах, ваш фильм «Необратимость» вновь попал на фестиваль – на этот раз в Венеции. Тогда, на первом показе, он настолько шокировал зрителей, что многие уходили из зала. Что сегодня изменилось?

Моника Беллуччи: Гаспар Ноэ захотел выстроить эпизоды в прямой хронологической последовательности. А в прежней версии они шли наоборот, с конца сюжета. То есть фильм начинался с очень сильной сцены, на зрителя сразу же обрушивалась жестокость – и в результате многим было сложно это перенести. Теперь мы видим ту же историю, но она рассказана в более классической манере – хотя в техническом плане все сделано очень современно. Думаю, «Необратимость» вновь показали в Венеции 17 лет спустя, потому что фильм по-прежнему создает полемику и ведет ее в верном направлении. Отношения между мужчиной и женщиной, все то прекрасное и чудовищное, что может в них существовать... Фильм очень жесткий и поэтичный одновременно. Он говорит о сложных чувствах, о любви, близости, дружбе – и в то же время о самой страшной жестокости, насилии, сексуальных преступлениях, смерти. Он затрагивает темы, которые актуальны сегодня и будут волновать всегда. Нам необходимо об этом говорить, чтобы понять, что жестокость – это не выход, какой бы ни была ситуация.

Так видите вы – но все ли с этим легко согласятся? Кажется, сегодня мир настолько поляризован, что на любой, даже самый очевидный вопрос могут найтись абсолютно противоположные ответы. Например, ваша героиня становится жертвой маньяка – увы, но и тут кто-то скажет: «А зачем было ходить одной, поздно вечером и в таком платье!»

Да, именно поэтому на такие темы нужно говорить! Нам надо учиться новому, верному отношению к той невероятной свободе, которая сегодня есть у женщин. Знаете, вот я недавно вернулась из Марселя. Однажды после съемок решила пройтись по городу. По улице вместе со мной шли самые разные девушки: одни в закрытых абайях, другие – в коротких топах и шортах. И это нормально! Понимаете, сегодня мы живем в таком переплетении традиций и культур, что нам жизненно необходимо умение сосуществовать друг с другом. Каждый из нас волен нести свою культуру – и любую из них должно уважать. То же можно сказать и об отношениях между женщинами и мужчинами: нам не нужна война. Необходимо понимать разницу между комплиментами и нарушением границ, проявлением внимания и назойливостью. И совершенно неважно, что девушка будет носить – абайю или шорты.

Надо прекратить говорить о том, что «женщина должна» – выглядеть или вести себя каким-то определенным образом. Мужчины не животные, которые не контролируют инстинкты. У всех есть интеллект.

По-вашему, кроме интеллекта, на что еще можно рассчитывать?

Думаю, на саму жизнь. Даже с тех пор, когда мы снимали «Необратимость», она невероятно изменилась. Например, дети получили доступ в Интернет: с одной стороны, он позволяет им видеть все, с другой – заставляет вырабатывать свое мнение. Или, когда мне было 16 лет, в парках не гуляли мужчины с детьми, как сегодня: один младенец в слинге на груди, другой сидит в коляске. А рядом мамы могут заниматься йогой или играть в волейбол! Времена меняются. Когда я сама забираю доче­рей после уроков, то на школьном дворе встречаю не только женщин – там есть и отцы, которые приходят за своими детьми. Раньше такого просто не было. В обществе идут взаимные процессы: женщины движутся в мир мужчин и наоборот. И я считаю, что это прекрасно.

У вас растут две дочери, Дева, 15 лет, и Леони, 9 лет, – вы с ними такие темы обсуждаете?

Да, мы очень много разговариваем. Кстати, иногда взрослые люди считают, что коммуникация с подростками невозможна. Но это не так – просто нужно учитывать, что у них другие способы общения.

Какие, например?

Да хотя бы социальные сети, которых не было в детстве их родителей! Думаю, прежде всего нам нужно давать нашим детям больше доверия. Когда я говорю с дочерями, стараюсь обходиться без нотаций – я ведь тоже в жизни совершаю ошибки, никто из нас не совершенен. Считаю, что начинать откровенный разговор должны именно мы, взрослые.

А бывают ситуации, когда вам приходится проявлять материнский авторитет?

Скажем так: я считаю, что важнее всего учить их делать осознанный выбор – иначе мы рискуем вырастить пресыщенных людей.

Сегодня детям доступно практически все, о чем мы, родители, в свое время могли только мечтать. Такое изобилие не всегда идет на пользу, оно не развивает, а скорее сбивает с толку. Это как если бы ребенка постоянно кормили сладостями. Думаю, в сегодняшнем мире главное понятие – «говорить». Говорить, постоянно говорить с детьми. Если мы попытаемся их закрыть в герметичной коробочке – все равно ничего не добьемся. Эффективнее действует свобода – так создается чувство ответственности.

А как вы, например, им объясняете: для женщины важнее состояться в профессии или иметь семью и детей?

Идеально, чтобы было и то и другое! Но здесь нет универсальных правил. Я не хочу диктовать урок, как школьная учительница, и не считаю себя вправе раздавать советы. Лично мне всегда нравилось быть актрисой, я делаю все для того, чтобы моя жизнь шла в этом направлении. И мне от этого очень круто жить. И потом, мне повезло, что у меня есть дочери. Как женщине мне было важно иметь детей. Кстати, точно так же важно это может быть и для мужчины. А бывают девушки, чья женственность раскрывается совсем в других вещах. Мы все разные.

Это вы и говорите дочкам?

Я говорю дочерям, что хотела бы, чтобы они нашли в жизни собственную страсть. Что жить в профессии – это прекрасно. Это значит уже иметь то, что сделает их счастливыми.

А помимо этого есть еще множество важных вещей: дружба, семья, люди, которых они любят и которые любят их... Нужно, чтобы у них была своя жизнь, чтобы они могли переживать собственный опыт. И находили в нем то, что хорошо именно для них. 

А как насчет красоты и внешности? Кажется, вы никогда не одобряли радикальных мер, эстетической хирургии...

Я никогда не говорила, что возражаю против операций! Если женщина считает, что это лучшее, что она может сделать для себя, – она имеет на это полное право. И я не говорю, что однажды сама не решусь на что-то подобное. Если человек будет чувствовать себя счастливее, если так ему станет лучше с самим собой – я ничего не имею против.

Еще одна горячая тема – здоровье, питание, спорт...

Нет, я совсем не любительница диет! Когда не работаю, веду нормальную жизнь. Не фанат спорта, но когда занимаюсь, например пилатесом, то вижу разницу. Иногда чуть переедаю, потому что люблю есть вкусно. Я не робот. Я люблю жить, а не находиться в постоянном контроле.

У вас был такой момент, когда вы поняли: «Вот, я нашла себя»? И это важнее, чем следовать моде, тенденциям...

Ой, не думаю! Я же во многих вещах изменилась и продолжаю меняться, как каждый человек. Не скажу, что стараюсь «оставаться такой же». Хотя, даже когда начинала работать в моде, я уже не вписывалась в рамки этого ремесла. У каждой женщины своя красота. Красота в том, как человек смотрит, общается...

В гармонии с собой?

Да, но гармония – это процесс поиска. В эту минуту­ она есть, потом ты ее теряешь – равновесия не существует. Мы всегда чего-то ищем и благодаря этому продвигаемся вперед. Кажется, у нас с вами получается не интервью, а курс психологии! Шучу, это интересно.

Хорошо, давайте о другом. Ваша старшая дочь, Дева Кассель, была выбрана лицом новых ароматов Dolce & Gabbana. Вы довольны, что она идет по вашим стопам?

Я рада, потому что вижу ее счастливой. Вижу, что она ищет, выражает себя. Не хочу, чтобы она меня делала довольной – пусть лучше будет довольна сама.

Девочки любят мерять мамины платья, а потом, став подростками, порой критикуют ее стиль и манеру одеваться. У вас с дочерями такое было?

К счастью, у меня с ними хорошие отношения. Да, сейчас им нравится копаться в моем шкафу. Обожают надевать то, что нашли!

Я рада, что могу им показать такой пример женственности, которому можно следовать.

Для меня это означает, что им и в более широком смысле подходит то, что я им даю. Понимаете? Если бы им глобально не нравилось то, что идет от меня, они бы не носили мои рубашки.

По-моему, у вас с этим не должно быть сложностей: титул «самой красивой женщины в мире» вам присуждали множество раз, самые разные медиа...

О, я думаю моим дочерям на это совершенно наплевать! Полностью и абсолютно. То, что я собой представляю как актриса или модель, им вообще безразлично. Думаю, наши отношения идут только по одной линии – «мать – дочь».

Первая версия «Необратимости» начиналась с эпиграфа: «Время разрушает все»...

Нет, теперь он звучит по-другому: «Время раскрывает все». И мне очень нравится этот вариант, он дает надежду! Это гораздо более позитивный посыл.

И все-таки, по-вашему, что оно неспособно разрушить?

Для меня это любовь.

Даже если пары распадаются, люди расстаются?

Если мы любили, то можем оставить себе все то прекрасное, что пережили. Надо думать об этом, чтобы не «застревать» на чувстве потери... Кстати, о воспоминаниях: обязательно передавайте привет Москве и Петербургу! Мне несколько раз довелось там работать, и я обожаю оба города.

Фото: Thiemo Sander @ H&K; Getty Images

Моника Беллуччи — о любви к жизни и... драгоценностям

29 января 2020ЖУРНАЛ ELLE №35 декабрь 2018

Брюнетка с итальянским акцентом и сегодняшняя именинница — об ужинах в кругу друзей, о ролевых моделях и, конечно, о любви

Она служит лучшим доказательством того, что возраст — это всего лишь условность: главный секс-символ итальянского кинематографа со времен расцвета культовой «Чинечитты» Моника Беллуччи легко признается в любви к жизни, мужчинам, детям, родной Италии, сильным женщинам и... драгоценностям.

Моника Белуччи — о любви к жизни и... драгоценностям (фото 1)

Браслет и кольцо Coloratura, белое золото, морганиты, опалы, розовые сапфиры, бриллианты, Cartier High Jewellery

ФОТОMattew Brooke © cartier

Единственный вопрос интервью, заставивший посланницу ювелирного Дома Cartier не на шутку задуматься, — какое из украшений в съемке для бренда приглянулось ей больше всего? Ее замешательство легко понять — на кону коллекция высокого ювелирного искусства Coloratura, оправдывающая все семантическое многообразие своего названия. Десятки сложнейших в исполнении изделий собираются в виртуозную ювелирную партию, выбрать из которой единственный такт — задача и правда непосильная. Ее решение и ответы на более простые, но не менее личные вопросы — в интервью ELLE.

ELLE Вы несколько раз были в Москве. Что вам нравится в России и русских женщинах?

МОНИКА БЕЛЛУЧЧИ Это сложно передать словами, но каждый раз, когда я приезжаю в Москву или Санкт-Петербург, то чувствую определенное родство с вашей страной. Думаю, это потому, что русское и итальянское понимание женственности очень похоже.

Вы помните, каким было ваше самое первое украшение?

В 15 лет мой первый бойфренд подарил мне колечко в знак вечной любви.

Вы верите в силу камней?

Камни заряжены энергией Земли. Уверена, они наделены очень мощной силой.

Лучший комплимент женщине выражается не в словах, а в поступках, которые мужчина совершает, чтобы сделать ее счастливой

В съемке Cartier вы примеряете украшения из коллекции высокого ювелирного искусства. Какое из них произвело на вас самое сильное впечатление?

Пожалуй, браслет с бриллиантами и благородными морганитами. Он роскошно выглядит в ансамбле с похожим кольцом.

Коллекция называется Coloratura, слово берет начало от итальянского глагола «окрашивать» — colorare. Какого цвета ваша жизнь?

Она окрашена в цвета бриллианта: белый, но переливающийся огромным разнообразием оттенков. Для меня эти камни символизируют присущие женщинам стойкость и власть.

Какой комплимент от мужчины запомнился вам на всю жизнь?

Лучший комплимент, который мужчина может сделать женщине, выражается отнюдь не в словах, а в поступках, которые он совершает, чтобы сделать свою любимую счастливой.

Какая женщина, на ваш взгляд, обладает самым большим магнетизмом?

Меня невероятно вдохновляет ­Мэрил Стрип. Не только потому, что она гениальная актриса, но и потому, что ей достает мужества активно выражать свою позицию по важным ­вопросам.

Как вас воспитывали в детстве?

Я всегда буду благодарна маме за то, что она воспитывала меня в большой любви. То же я делаю со своими дочерьми. Я ­постоянно твержу им, что главное — не терять уважения к себе и ­окружающим.

Моника Белуччи — о любви к жизни и... драгоценностям (фото 5)

Браслет Coloratura, белое золото, шпинель, бриллианты, Cartier High Jewellery

ФОТОMattew Brooke © cartier

Наш номер посвящен дому. Где в квартире вам комфортнее всего?

В спальне и в ванной.

Какой у вас номер квартиры?

Четырнадцать.

Вы дружите со своими соседями?

А как же! Я всегда знакомлюсь и общаюсь с соседями, где бы ни жила и кем бы они ни оказались.

Вы часто устраиваете домашние ­вечеринки? Как они проходят?

Мой дом всегда открыт для друзей. Идеальный вечер — это ужин с самыми близкими, с бесконечными разговорами и громким смехом.

В чем разница между итальянским и французским образом жизни? Какой подходит вам больше?

Я родилась и выросла в Италии и до сих пор чувствую сильную связь с родной страной, несмотря на то что постоянно переезжаю с места на место с двадцати лет.

Одна из ваших будущих ролей — это актриса, фотограф и известная итальянская феминистка Тина Модотти в сериале, съемки которого начнутся уже в следующем году. Кто еще является для вас ролевой моделью сильной женщины?

Тина была потрясающей женщиной, сильно опередившей свое время. Она стала музой множества гениальных творцов: фотографа Эдварда Уэстона, поэта Пабло Неруды, художника Диего Риверы... Она была настоящей революционеркой и к каждому делу подходила с особой страстью. Этот сериал прольет свет не только на ее творчество, но и на личные стороны жизни. Я безмерно ее уважаю за смелость идти против системы и выступить в авангарде движения за женские права. Для меня она стоит в одном ряду с Симоной Вейль, Луизой Буржуа и Симоной де Бовуар.

"Я верю в возрождение человечества"

Нет ничего хуже попытки договориться об интервью со звездой – эстрады ли, театра ли, кино ли, все одно. Звезду окружает глубоко эшелонированная оборона в лице агентов, секретарей и прочих лиц, у которых одна задача: не допустить вас до нее.

Для этого есть множество способов. Например, потребовать от вас непомерное количество денег. Так, агент Софи Лорен за интервью с ней (в фильме «Их Италия») назвал нам сумму в двести пятьдесят тысяч (!) евро. Интервью, понятно, не состоялось. Другой способ – назначать, а потом переносить день и время встречи. Мою встречу с Моникой Беллуччи переносили пять (!) раз. Идея проста: либо отпадет желание, либо все будет просрочено. Признаюсь, был момент, когда мне хотелось послать Беллуччи и все ее окружение куда подальше. Но звезда для документального фильма – это как драгоценный камень в короне, это то, что привлекает зрителя. Терпение и упорство победили.

Интервью состоялось в старинном парижском особняке, где Беллуччи участвовала в фотосессии для журнала «Татлер» (особняк не ее, а из тех, которые сдаются хозяевами для свадеб, званых ужинов и тому подобного).

Я знал, что Моника Беллуччи красива, но не был готов к тому, что меня ожидало. Моника Беллуччи не просто красива. Она ослепительно красива. Не той чистой, ангельской красотой Рафаэля, которая меня совершенно не волнует, а плотской, зовущей, возбуждающей. Я сидел напротив нее и пытался разглядеть в ней хоть какой-нибудь изъян – тщетно.

Общалась Моника абсолютно естественно, не «строила» из себя никого. Кроме того, она умна и не лишена чувства юмора. Так что переносы и ожидание оказались оправданными.

***

Познер: Мы с вами однажды встретились в Москве. Что вы там делали? Какова была цель вашего визита?

Беллуччи: Вообще, я была в Москве трижды. Два раза приезжала по приглашению Картье и еще один раз, последний, с Дольче и Габбана – мы друзья и уже давно сотрудничаем.

Познер: Было еще что-то для «Мартини» или нечто в этом роде – нет??

Беллуччи: Да, мы делали совместный проект, также с Дольче и Габбана, для «Мартини».

Познер: Понятно. Есть легенда, что, будучи студенткой, вы якобы зарабатывали на жизнь в пиццерии…

Беллуччи: Нет!

Познер: Это неправда??

Беллуччи: Нет.?

Познер: А легенда гласит, что вы там работали, и патрон в конце концов вас уволил – мол, из-за вашей красоты все мужчины Перуджи ходили туда, а их жены были этим недовольны. Поэтому вам указали на дверь.

Беллуччи: Нет, это просто выдумка. Хотя я считаю, что это прекрасно – иметь возможность зарабатывать на жизнь с самых юных лет, быть независимой и так далее. Но нет, я училась в университете в Перудже, на юридическом факультете, и одновременно работала моделью, поэтому сначала переехала в Милан, затем в Париж, в Нью-Йорк, а потом бросила университет, так как работы стало очень много. Можно сказать, я предпочла просто жить. Я была очень молода, но рано повзрослела, поскольку мне требовалось стать экономически независимой. Это заставило меня жить взрослой жизнью, но я была еще очень и очень юна.

Познер: Вы не жалеете, что бросили юриспруденцию?

Беллуччи: Нет. Сейчас я часто сотрудничаю с адвокатами, и порой их работа кажется мне чересчур скучной по сравнению с тем, чем занимаюсь я.

Познер: Ах, вот как? Понятно… Что для вас значит красота, женская красота?

Беллуччи: Красота – это состояние души. Я всегда говорю, что самое важное – не быть красивой, а чувствовать себя красивой. И это, скорее, идет от внутренней зрелости, чем от внешних данных. Я считаю, что красота без умственных способностей, без чувств ничего не стоит. Да, она производит мощный эффект, но он длится не более пяти минут, если за этим ничего не стоит.

Познер: Как говорят американцы – «beauty is only skin-deep» (По смыслу соответствует русской поговорке «С лица воду не пить»).

Беллуччи: Да, совершенно верно.

Познер: Ясно. Французы говорят: «Чтобы быть красивой, надо страдать», но некоторые на это отвечают: «Чтобы казаться красивой, надо страдать, а чтобы быть красивой, надо просто быть ею». Что вы об этом думаете?

Беллуччи: По-моему, для того чтобы быть красивой, нужно хорошо себя чувствовать. Надо принять себя, а чтобы познать себя, требуется с этим работать. Особенно работать над собственной личностью. Я думаю, чем больше ты работаешь над собой, тем больше… Это внутренняя работа, которую необходимо проделать для того, чтобы принять свою внешность. Потому что есть очень симпатичные женщины, не считающие себя таковыми. Следовательно, мы больше зависим от того, что происходит у нас внутри, чем от того, как выглядим.

Познер: Вы актриса. Вас считают французской актрисой, итальянской, европейской. А кем вы сами себя считаете?

Беллуччи: Ох, мне всегда казалось, что это очень скучно – говорить о себе… Просто мне посчастливилось сниматься в итальянских и французских фильмах, время от времени в американских, мне нравится сотрудничать с разными режиссерами. И в какой-то момент моя работа перестает быть просто актерской игрой – это уже человеческий опыт, очень интересный, поскольку ты общаешься с людьми, которые говорят на разных языках, являются носителями разного культурного наследия. Для меня это человеческие открытия, а не только актерская работа.

Познер: Есть ли для вас принципиальная разница между европейским кинематографом и американским?

Беллуччи: Мне кажется, когда ты стоишь перед камерой, большой разницы нет. Потому что актерская игра – это актерская игра. Будь то во французском, итальянском или английском кино – меняется только язык. Конечно, разница в том, что в Европе меньше средств, чем в Штатах. То есть трейлер поменьше, съемочная команда состоит из меньшего количества людей, снимать нужно быстрее, на площадке меньше народу… Но перед камерой ты просто актер, наедине со своим одиночеством в процессе создания роли, независимо от языка.

Познер: Почему, как вам кажется, американский кинематограф господствует и является популярным во всем мире? Например, возьмем французские фильмы – во Франции они хорошо известны, но в мире – не особенно. То же самое можно сказать об итальянском кино.

Беллуччи: Да, оно было популярно… В прошлом. Оно было великолепно…?

Познер: Да-да, так было, но давно.?

Беллуччи: Сейчас действительно все непросто…?

Познер: Однако американское – везде в Европе, даже в Японии, где совсем другая культура… В чем, на ваш взгляд, секрет американских фильмов??

Беллуччи: Мне кажется, что, скажем прямо, они хороши. Давайте называть вещи своими именами! Они действительно хороши. Есть очень интересное авторское кино, которое снимают талантливые люди, и есть фильмы, рассчитанные на широкую публику – они очень качественно сделаны, с поразительными спецэффектами. Ну и примите также во внимание невероятные экономические возможности, позволяющие иметь такие прокатные права, которые нам недоступны. Вот так. И фильмы хорошие, и американцы отлично защищают свой рынок. В то же время… Я жительница Европы, и я люблю европейское кино, но я также люблю и индийское кино, и китайское, и японское, и иранское… И по-моему, нас, европейцев, чрезвычайно интересует то, что происходит во всем остальном мире…

Познер: Гораздо больше, чем американцев!

Беллуччи: Да, они, вероятно, более ориентированы на свой рынок. Таким образом, лично для меня быть европейской актрисой – это суперразвитие. Потому что я могу сниматься в американском фильме, но также работаю во французском, в итальянском кино… Вот недавно я снялась в иранском фильме, снятом режиссером Бахманом Гобади…

Познер: Он уже закончен?

?Беллуччи: Да, закончен. Съемки только что завершились. Я провела месяц в Стамбуле…

Познер: Это фильм о политике?

Беллуччи: Это фильм о любви, но в нем также говорится об Иране до и после иранской революции. Я вдруг обнаружила, что, будучи европейской актрисой, имею возможность расширять свой кругозор и выстраивать отношения с кинематографами, которые сильно отличаются от кинематографа моей страны… Американцы же действительно создают потрясающие картины, которые идут в прокат во всем мире, но сами несколько замкнуты в собственном пространстве по сравнению с нами.

Познер: Есть ли актрисы, которые стали для вас источником вдохновения?

Беллуччи: Да весь кинематограф меня вдохновляет! Естественно, мне очень нравится итальянское кино. Конечно, сейчас не так много итальянских фильмов с международной славой, но тем не менее это был кинематограф, послуживший школой для всего мира. Феллини, Росселини, Висконти, Де Сика и все великие итальянские актрисы, которые…

Познер: Антониони…

Беллуччи: …Антониони. И все великие актрисы, которые стали частью этого кинематографа, – Маньяни, Лорен, Лоллобриджида, Мангано, Моника Витти… Эти женщины стали эмблемами благодаря таланту, красоте и женственности, и эти их качества настолько бесспорны, что они, можно сказать, установили диктатуру всемирной женственности.

Познер: Мы сейчас снимаем документальный фильм об Италии, поскольку этот год – год Италии в России. И я уже общался со многими итальянцами, мы много попутешествовали и еще продолжаем ездить по Италии. Но везде и всем я задаю один и тот же вопрос: что лично для вас означает «быть итальянцем»?

Беллуччи: Для меня это… Это я. В том смысле, что Италия – часть моей личности, моего способа мышления, действия, это просто мой стиль жизни! Страна происхождения определяет даже то, как ты ешь! Иначе говоря, это то, как ты смотришь на само существование! Я думаю, Италия – страна, у которой есть немало недостатков, как и у многих других стран, но в то же время нас часто воспринимают как «прекрасную страну», страну, где есть искусство, красота, хорошая еда, хорошая жизнь… Это все же страна, которую отличает любовь к жизни. И действительно, несмотря на то, что порой политическая или экономическая ситуация бывает очень сложной, во время своих многочисленных путешествий я всегда встречаю… как бы это сказать… очень благожелательное, очень нежное отношение: «А, вы итальянка? Обожаю Италию, обожаю итальянцев!». Мне кажется, в других странах нас всегда принимают с большой любовью.

Познер: Да, это так. Но вы живете во Франции, а едите по-итальянски?

Беллуччи: Ну, на самом деле я живу между Римом, Лондоном и Парижем. Это три моих города…

Познер: А как Лондон появился в этом списке?

Беллуччи: Лондон… Просто я очень люблю Лондон. Для меня он служит неким мостиком между Европой и Америкой. И это город, где я чувствую себя очень свободно по сравнению с Францией и Италией – обожаемыми мною! Но там я ощущаю себя… как бы это сказать… То есть я знаю там многих, многие знают меня…

Познер:…тогда как в Англии вы как бы инкогнито?

?Беллуччи: Да-да, в Англии я чувствую себя… Англичане более…?

Познер: Да-да-да, я понимаю…?

Беллуччи: У них есть понятие частной жизни… что совсем неплохо. Так что я достаточно много времени провожу в этих трех городах. За исключением тех моментов, когда работаю и порой внезапно уезжаю куда-то… неизвестно куда.

Познер: Италия не так давно отпраздновала стопятидесятилетие объединения. Как вы считаете, стала ли она наконец настоящим государством? Объединилась ли она или пока еще в каком-то смысле находится в процессе самоидентификации?

Беллуччи: Думаю, что мы еще в процессе развития, поскольку наше воссоединение, объединение Италии произошло совсем недавно. И Италия состоит из провинций, где говорят с абсолютно разными акцентами. Иногда даже бывает так, что на расстоянии десяти километров друг от друга сосуществуют два разных произношения. Это страна, которая находится в поиске самой себя, и хотя союз уже осуществлен на практике, он еще не укоренился в умах людей. И еще… мне кажется, итальянцам предстоит объединиться духовно.

Познер: Я хотел бы сменить тему и, возможно, задать достаточно деликатный вопрос… И если вы не захотите отвечать, просто скажите об этом. Я где-то читал: вы сказали, что вы не католичка. И что вы не против религии, но она вас интересует с философской точки зрения. И вы нерелигиозны. Это так?

Беллуччи: Вообще я получила религиозное образование…?

Познер: Да??

Беллуччи: Да, у меня религиозное образование, католическое, со всеми причастиями и всем необходимым. Но действительно, скажем так, я верю в важность религии, верю… как в философию, понимаете? Мне всё интересно. А так я, скорее, агностик. То есть я не хочу говорить о том, чего не знаю.

Познер: Понимаю.

Беллуччи: Но я ничего не имею против религии. Я признаю значение молитвы, молитва может ко многому привести человека… Да, это так. Но что касается меня – то я больше верю в энергетику.

Познер: Что вас сейчас волнует? Есть ли в мире что-то, что тревожит вас, выбивает из колеи?

Беллуччи: Таких моментов немало, как и у всех. Война, насилие… Я вряд ли что-то добавлю к тому, о чем и так все время говорят… И у меня есть дети… Я думаю о будущем, о том, что станет с человечеством… Но мне хотелось бы мыслить позитивно. Мне хочется верить, что человечество создаст что-то лучшее, несмотря на все то, что мы сейчас видим. В Средние века людей пытали и казнили на площадях, и все приходили на это смотреть как на спектакль…

Познер: Точно.

Беллуччи: Да. И сегодня насилие тоже существует, но оно как-то более скрыто, возможно, людям стыдно за насилие. Мне хочется думать, что в общечеловеческом масштабе люди поймут: если они разрушают, то и где-то еще кто-то другой тоже что-то разрушает. Я верю в возрождение человечества, которое приведет к пониманию: идти навстречу другому и защищать другого означает также защищать самого себя, ведь это логично. У меня есть дети, и я надеюсь на лучшее. Раньше люди жили по сорок лет, сейчас – по восемьдесят. Я хочу думать, что, несмотря на имеющееся в мире плохое, налицо и пробуждение сознания, и устремление его к чему-то лучшему.

Познер: У вас две маленькие дочки?

?Беллуччи: Да. У меня две девочки, одной почти семь, а другой один год.?

Познер: Они будут жить во Франции?

?Беллуччи: Ох, пока это маленькие цыгане. Они говорят на многих языках. Ну, младшей всего год, она пока еще мало говорит, но… старшая бегло разговаривает на четырех языках – на французском, итальянском, английском и португальском.

Познер: На португальском?!?

Беллуччи: Да, потому что мы часто бываем в Бразилии.?

Познер: Вы, скорее, оптимистично смотрите на будущее своих детей? Или…

Беллуччи: Послушайте, я надеюсь на лучшее, а иначе зачем было заводить детей? Повторю: я хочу думать, что человечество станет лучше…?

Познер: Будем надеяться. Что ж, завершаю. Вы хорошо знаете Италию??

Беллуччи: Достаточно хорошо.

?Познер: Тогда подскажите. Если бы я мог поехать в Италию один-единственный раз и увидеть только одно-единственное место – что-то не туристическое, – что вы посоветовали бы мне посмотреть?

Беллуччи: Есть столько всего, я не могу выбрать что-то одно…

Познер: И все-таки, одно-единственное место, которое важно именно для вас, то, на что вы смотрите со слезами на глазах?

Беллуччи: Да всё! Потому что ты едешь в Тоскану, в деревню Сенезе, и она великолепна… Едешь в Умбрию, а Умбрия – это сады Италии… Едешь в Милан – это очень живой город, там происходит масса событий… Едешь в Рим – и видишь там самый красивый в мире свет. Едешь на юг – море, солнце, люди… Это Италия, сложно выбрать что-то одно…

Познер: Сложно, что и говорить! Но я бедный человек – могу поехать лишь однажды и увидеть что-то одно. Помогите же мне!

Беллуччи: Ну, тогда я назвала бы… Рим. Рим – магическое место.

?Познер: Магическое??

Беллуччи: Да, для меня Рим – это магия. Для меня Рим – что-то невероятное. Я не римлянка, я из Умбрии. Я приезжаю в Умбрию, чтобы повидаться с семьей… Но Рим – это моя гавань. Я обожаю его… Его свет… Это нечто действительно волшебное… Эта его энергетика…

Познер: Мне он помог найти свои корни. Будучи первый раз в Риме, я посетил Форум, там было совсем мало людей, тихо, поскольку он находится ниже остального города… Я гулял там, среди руин… И тогда осознал, что да, я – европеец и мои корни здесь. Это мне действительно многое дало. И теперь каждый раз в Риме я иду туда… Не по туристическим маршрутам, которых существует великое множество. Там всегда немноголюдно, и это меня привлекает. Вы часто бываете в Риме?

Беллуччи: Да, когда есть возможность, я еду туда. Моя дочь родилась в Риме.

Познер: Что вы думаете о Москве? Я не знаю, видели ли вы город, но я не считаю его красивым. Санкт-Петербург очень красив, особенно старая часть, улицы… А Москва… да, там много энергии…

Беллуччи: Мне нравится Москва… По-моему, это красивый город. Красивый, интересный…

Познер: Интересный?

Беллуччи: Да, там много чего происходит. И русские – особенный народ. Они севернее, но мне кажется, что они очень близки итальянцам.

Познер: Хорошо, но все-таки надеюсь встретиться с вами в Риме. Спасибо вам большое, было очень приятно с вами общаться!

Беллуччи: Спасибо вам!

эксклюзивное интервью с Моникой Белуччи / Posta-Magazine — интернет журнал о качестве жизни

В преддверии премьеры фильма

актриса рассказала журналисту Лили Лоусон о своей жизни работающей матери и необходимых для этого жертвах, о красоте возраста и мудрости, самом счастливом моменте в жизни и о том, почему ей понадобилось столько лет, чтобы поверить, наконец, в свою красоту.

В то время как молодежь продолжает оттеснять актрис старшего поколения, Моника Белуччи возглавляет «протестное движение» благодаря своей поворотной роли старшей «девушки Бонда» в знаменитой шпионской франшизе. В 51 год она горяча и ослепительна в качестве Люсии Скиарры, вдовы мафиози, от которой может зависеть жизнь и смерть агента 007 в его новой авантюре под названием «Спектр». Некоторые считают, что своей энергичной игрой Белуччи затмила всех остальных участников — но как же ей удалось добиться такого успеха? «В Джеймсе Бонде у меня свой способ достичь динамичности, — рассказывает она своим восхитительным франко-итальянским мурлычущим голосом. — Есть много способов быть динамичной. У итальянских женщин свой особенный метод создавать действие, быть активной, ничего не делая».

Киноиндустрию по обе стороны Атлантики бывшая модель, прекрасная во всех отношениях, покорила своими дерзкими, рискованными ролям, начиная с прорыва в номинированной на премию «Оскар» эпопее «Малена». Сочетая блокбастеры с бюджетными инди-фильмами — от «Страстей Христовых» и «Матрицы» до «Необратимости» Гаспара Ноэ и недавнего фаворита фестивалей под названием «Чудеса», — Моника Белуччи раз за разом проявляет себя на большом экране безукоризненно и незабываемо. Именно поэтому Сэм Мендес и Барбара Брокколи настояли, чтобы она участвовала в съемках «Спектра» — эпической картины с бюджетом в 150 миллионов долларов, от которой ожидают большого кассового успеха после миллиардных сборов предыдущего эпизода франшизы, вышедшего в 2012 году фильма «Координаты: „Скайфолл“».

В 2013 году Моника развелась с актером Венсаном Касселем, отцом двух ее дочерей (Дева, 11 лет и Леония, 6 лет). А в этом сезоне актриса стала «женщиной Бонда». На интервью звезда новой «бондианы» выглядит шикарно в розовой атласной блузке и серых брюках-клеш с высокой талией и открыто, начистоту рассуждает о своей героине в шпионской франшизе и значении этой роли для всей киноиндустрии.

Лили Лоусон: «Спектр» наконец-то выходит на экраны, вы волнуетесь?

Моника Белуччи: Я рада буду посмотреть его на премьере. А вы видели?

— Да, и вы, бесспорно, самое лучшее, что есть в этом фильме.

— Ой, да что вы, не смешите меня (смеется).

— В предыдущих своих интервью вы не могли ничего рассказать о вашей героине Люсии, а сейчас можете. Как бы вы ее описали?

— Не так уж много я могу сказать, не пытайтесь меня обхитрить (смеется). Она итальянская вдова, со своими секретами. Ее муж-мафиози был убит и, помогая Бонду, она тоже рискует жизнью. Думаю, это все, что я могу сказать (смеется).

— Что эта роль значит для вас?

— Для меня это одна из любимых ролей, потому что Джеймс Бонд — это огромная часть истории популярной культуры, и я чувствую огромное уважение ко всем девушкам Бонда, по-моему, они все — невероятные актрисы: Розамунд Пайк, Кароль Буке, Софи Марсо, Халли Берри... Этот список можно продолжать бесконечно. А теперь и я могу сказать, что стала членом этой тусовки — и для меня это имеет особое значение.

Но есть в моем случае и отличие, потому что я женщина Бонда, леди Бонда. Мне 51 год, я прожила полжизни — как меня можно записать в «девушки»? (смеется) Правда, я так и сказала Сэму Мендесу, когда мы впервые встретились: «Меня никогда нельзя называть „девушкой“», и он принял эту трактовку. Я на четыре года старше Дэниела, я уже зрелая женщина. Так что «девушка» — это ну никак не логично. Но я очень горжусь быть леди Бонда.

Моника Белуччи, Дэниел Крейг, Лея Сейду

— Ваша роль наверняка вызовет эффект домино после выхода фильма. Это радует?

— Да, это радостно для будущего. Возможно, это откроет свежую перспективу, что-то новое и всеобъемлющее. Возраст женщины должен пользоваться уважением, считаться сокровищем, а не недостатком. Не чем-то таким, что можно использовать против нее. Я рада значению этой роли для кино, она может привести к новым ролям для женщин — более интересным, динамичным. Это позволит им использовать ту особую силу, которую приобретают женщины, когда становятся старше. Быть желанной и опытной — какое сочетание! Я видела слишком много актрис, которые после 40, 50, 60 лет работали все меньше и меньше — так не должно быть. В Европе это не совсем так, там по-прежнему есть прекрасные роли для Катрин Денев, Шарлотты Рэмплинг, Кристин Скотт Томас. Но посмотрите на Лос-Анджелес: Мишель Пфайффер, Сисси Спейсек — потрясающие актрисы, которых мы больше не видим. Так что, да, возможно, развитие событий переменится.

— Барбара Брокколи хотела задействовать вас в фильме «Завтра не умрет никогда» почти двадцать лет назад. Вы были разочарованы, когда с этой ролью не сложилось?

— Я не помню какой-то великой грусти. Я знала, что претендовали и другие актрисы, так что, нет, слез не было. (смеется) Но я очень счастлива попасть в «бондиану» именно сейчас, поскольку тогда в этом не было бы ничего особенного, ничего необычного. Я была бы молодой актрисой в фильме, самой обычной.

Пирс Броснан, Мишель Йео, Тери Хэтчер в «Завтра не умрет никогда»

— Каково было целоваться с Дэниелом Крейгом?

— О господи, ну что тут скажешь? Дэниел Крейг — он такой джентльмен. В моей профессии иногда приходится сближаться с кем-то, кого ты не знаешь, и с Дэниелом это было очень легко. Он такой сексуальный и заботливый, настоящий Джемс Бонд.

— Вы репетировали поцелуй?

— Ну хватит, прошу вас. (смеется) «Давай поговорим о сексе, детка»... Нам это не надо. Мы играем. (смеется)

— Вы снимались в фильме про Бонда, а теперь работаете над значительно менее масштабной картиной — «Чудеса». В чем для вас самое главное различие? Или это всего лишь работа?

— Когда ты стоишь перед камерой, это не так уж много меняет. Когда я соглашаюсь на роль, неважно, большой бюджет у фильма или маленький. Неважно, появляюсь ли я на протяжении всей картины или лишь в маленькой роли. Например, я снималась в небольшом фильме с Ребеккой Миллер, «Частная жизнь Пиппы Ли», и была на экране лишь пять минут, но это очень красивая роль. Так что когда я перед камерой, я играю роль, и если согласилась на нее — значит мне действительно интересен персонаж. Работа актера очень личная. Пианист использует рояль, а у актера единственный инструмент — его тело, как у танцора. И оно очень хрупкое, надо очень осторожно обращаться с ним, со своей личностью. Это ты сам.

— Леа Сейду говорила, что считала себя недостаточно красивой для роли девушки Бонда.

—  Какие глупости! Дайте ей зеркало, пусть посмотрится (смеется). Я слишком стара — у нас у всех есть проблемы. (смеется)

— А у Моники Белуччи, одной из самых красивых женщин в мире, не бывает таких моментов?

— В молодости?

— Вообще.

— Я тоже так думаю иногда — это очень интересно. Потому что в молодости мы все свежи и прекрасны. Во Франции говорят: «Ты прекрасен несмотря ни на что», поскольку это красота молодости. Затем что-то происходит, слава богу, когда ты становишься старше. Внутри тебя вырастает что-то еще, и это делает тебя еще прекраснее. Ты учишься быть счастливой, жить в мире с собой — это должно прийти изнутри. В молодости ты понимаешь, что свеж, у тебя есть энергия, но ты чувствуешь какую-то незавершенность.

Я не знаю, как у вас, но я в молодости была симпатичной, то да сё, но я была робкой, неуверенной. Это исходит из чего-то в самой природе молодости. А затем, когда взрослеешь, ты контролируешь ситуацию. Сейчас мне тоже еще есть куда взрослеть, еще многому надо научиться, но я не хочу быть двадцатилетней. Сегодня, когда я вижу двадцатилетних девушек, я думаю о своей дочери, о том, какой она станет. Но я не хочу вернуться. Я хочу увидеть, как все сложится в мое время, какой я приду в будущее. Как я стану еще сильнее, чтобы быть пожилой леди, стать очень-очень старой. Я хочу дожить до ста. (смеется)

И быть здоровой, если возможно.

— Как вы справляетесь со всеми блокбастерами, красными дорожками и интервью и успеваете воспитывать своих двух девочек?

— Я уже не так много работаю. У меня есть семья, я нужна им. Нелегко все сочетать, но все же я должна работать.

— Как вы переносите разлуку с детьми?

— Я просто умираю. Я звоню им каждый день. Для меня это такое большое страдание, больше, чем для них, поскольку я стараюсь как можно лучше организовать их жизнь, чтобы они не замечали разлуки. Я очень скучаю по ним, но в то же время я почти всегда рядом. Поэтому я и завела детей так поздно — я знала, что материнство станет для меня миссией. Я как еврейская мама, даже хуже. (смеется) Для меня быть матерью — это действительно обязательство, так что я провожу много времени с дочерями. Иногда, если я долго отсутствую по работе, то после беру отпуск на пять месяцев, чтобы побыть с детьми. Я считаю (хотя все говорят, мол, Моника, самое важное — это качество), что количество важнее. Намного важнее. Детям нужно много внимания. Когда я дома, даже если они меня не видят и играют где-то во дворе, они знают, что я жду их. Всегда рядом. «Хотите отдохнуть или шоколадку?» Детям нужно, чтобы ты был рядом, им надо знать, что ты будешь рядом.

Моника Белуччи с детьми и Венсаном Касселем

— Ваша старшая дочь практически тинейджер.

— Она уже ростом почти с меня.

— Вы готовы к ее переходному возрасту?

— Она уже в этом возрасте. (смеется) Она сама все лучше всех знает, но в глубине души все-таки понимает, что мама знает, как лучше.

— Если бы вы могли дать совет самой себе в молодости, что бы вы сказали?

— Однажды тебе будет пятьдесят один. (смеется) Это хорошо, потому что в 17 лет, если я слышала фразу «вот когда тебе будет 40», я думала, что умру. Умру. (смеется) «Боже, я буду такой старухой!» А в 40 у меня родился первый ребенок, и это был самый прекрасный момент в моей жизни. Когда я была в больнице, мне 40, у меня на руках мой малыш. Я подумала: «Мне никто не говорил, что в 40 я буду так счастлива». В 20 лет я этого не знала. Поэтому, я думаю, так тяжело быть уверенным в себе — жизнь такая сложная штука, но ты должен.

— Живя во Франции, вы не думаете вернуться в Италию?

— Да, у меня есть дом в Италии, в Риме, я люблю Италию. Я приезжаю, когда могу. Думаю, когда буду постарше, поселюсь там. Я совсем не скучаю, поскольку постоянно приезжаю, там моя семья. Так уж сложилось для итальянских актрис — они хотят иметь больше возможностей. В прошлом у всех были головокружительные карьеры в Италии: Софи Лорен, Джина Лоллобриджида, Клаудия Кардинале, но сегодня все иначе. Так что, если я хочу заниматься чем-то интересным, я снимаюсь в английском фильме, французском, американском — это мой способ выжить. В то же время именно это я и люблю, но оставаться в бизнесе в одной лишь Италии было бы очень сложно. Я люблю многие американские фильмы. Люблю большие блокбастеры — они прекрасны, но самой туда переезжать... Я считаю, тот, кому ты понадобишься, знает, где тебя найти. Где бы ты ни был.

Интервью предоставлено агентством FOTODOM.ru

 

 

 

Мы отказались от услуг порнодублеров!

Вот и закончился Каннский фестиваль, прекрасный и беспощадный. Роман Полански праздновал победу, а Александр Сокуров вернулся в Россию ни с чем, и уже появились в прессе высказывания: мол, русских обидели только потому, что они (мы) - русские. Но среди «пролетевших» мимо каннских призов оказались и такие корифеи, как Дэвид Кроненберг и Джек Николсон... Остался без приза и самый провокационный фильм фестиваля - французская «Необратимость». Ни «местное» происхождение, ни красота Моники Белуччи, ни скандальность не помогли. Хотя из всего показанного в Канне именно это кино станет «притчей во языцех»... Шок на Круазетт Фильм Гаспара Ноэ «Необратимость» (Irreversible) был показан на каннском конкурсе в один из последних дней, когда всех уже притомила ровная кинопрограмма. Нужен был скандал. И организаторы заблаговременно подложили мину под фестиваль. Фильм, от которого кружится голова и подкашиваются ноги, «Необратимость» стал такой же громоподобной сенсацией, как некогда «Автокатастрофа» Дэвида Кроненберга, а в прошлом году - «Пианистка». События «Необратимости» раскручиваются в обратном порядке. Фильм начинается с финальных титров и страшного убийства (на протяжении нескольких минут человеку с невиданным доселе в кино натурализмом дробят голову огнетушителем). Так герой Венсана Касселя мстит за свою подругу, зверски изнасилованную и избитую до смерти в подземном переходе. Играющая ее жена Касселя - Моника Белуччи - предстает в начальных сценах «Необратимости» с лицом, превращенным в кровавое месиво. Далее следует длящаяся невыносимых девять минут сцена ее анального изнасилования, сыгранная за гранью актерских возможностей. Новая София Лорен ...Я наблюдаю за Моникой Белуччи, дефилирующей по лужайке шикарной виллы на Круазетт в обществе низкорослого итальянского телеведущего. Обширную ее грудь (с которой, как и всем прочим, можно поближе познакомиться в «Необратимости») почти не скрывает лиф платья. Сомнений нет: передо мной София Лорен XXI века, знойная итальянская красавица, обреченная на вселенскую славу уже по причине своей недосягаемой красоты. Моника прилетела на фестиваль с Гавайев, где снималась вместе с Брюсом Уиллисом. На нее с чувством законной гордости поглядывает супруг Венсан Кассель. Лучший молодой актер Франции внешне совсем не пара такой диве: он лохмат, хулиганист, зарос рыжеватой бородой. Однако во время нашей беседы звездные супруги перебрасываются красноречивыми нежными взглядами, снимающими вопросы об их семейной жизни. При изнасиловании жены я не присутствовал - Венсан, присутствовали ли вы на съемках сцены изнасилования жены? - Нет, я хотел быть рядом с ней, чтобы помочь ей психологически, но она запретила мне появляться на площадке. Думаю, что и актеру, ее насиловавшему, было бы неприятно мое присутствие. Поэтому я на неделю укатил с друзьями в отпуск. Конечно, мне было бы неприятно наблюдать это. Но я точно знал: моя жена - женщина с яйцами (sic! - C. Т.). У нее хватит мужества сыграть это. - Я и сама не представляла, как буду играть эту сцену, - честно говорит Моника. - Она не из тех, что можно подолгу репетировать. Я просто сделала это, потом еще, еще и еще. Четыре раза подряд мой партнер сдирал с меня одежду, лежа на грязном заблеванном полу подземного перехода. Под конец мне даже понравилось. - Насколько я помню, в «Малене» вас тоже насиловали. Кажется, это становится вашей торговой маркой. - Что такое «Малена» по сравнению с «Необратимостью»! «Необратимость» - это просто удар ногой под дых зрителю. Сцены, которые мы сняли, очень трудно смотреть, потому что они предельно приближены к правде жизни. Изнасилование - это страшно. Деньги как лучшее успокоительное - Вы защищали как-то свою психику во время съемок? Венсан: - Мы хорошо представляли себе, на что идем. Речь не о каннском скандале, который пойдет только на пользу картине. Нам просто хотелось сняться в чем-то особенном. Моника: - Зрителю полезно посмотреть фильм, который вышибет его из седла. Что-нибудь вроде фильмов Пазолини или «Заводного апельсина» Кубрика. Мы знали, что в Канне будет такая реакция. Она всегда сопровождает жесткие, серьезные фильмы. Они никогда никому не нравятся. Но люди говорят о них потом неделями. Так что лучше: «плохой» фильм, который не выходит у тебя из головы, или «хороший», который выветривается из сознания через пять минут? Но сама я долго не могла заставить себя посмотреть нашу картину. Венсан: - Впрочем, нас утешал гонорар. Лучшая защита - это когда за тяжелую работу тебе много платят. «Порнографии в нашей картине нет» - Почему вы вообще согласились сниматься в этой картине? Моника: - Я люблю сниматься со своим мужем. Для нас это еще одна возможность побыть вместе. Мы оба хотели поработать с Гаспаром Ноэ. Однажды он сказал мне, что хочет снять порноисторию. Я рассказала об этом Венсану. Он сказал мне: «Мы не можем позволить себе сниматься в такой картине!» А я ему: «А почему бы и нет?» Венсан: - Гаспар хотел пригласить порноактеров, чтобы они дублировали нас на крупных планах сами понимаете чего. Но мы убедили его отказаться от этой идеи. Все равно все решили бы, что это мы. В картине есть сцена, которую мы играем абсолютно голыми, но порнографии в ней нет. А еще я снялась в «Матрице»... - Я очень горжусь участием в этой картине, - продолжает Венсан Кассель. - Хочу помочь возрождению французского и европейского кино. И это как раз то, что сейчас происходит! Мне сказали, что американские прокатчики пачками уходили с просмотров картины на каннском кинорынке. Услышав это, я испытал настоящий оргазм! Мы вырвемся из тисков засилья американского кино, когда научимся делать оригинальные, смелые фильмы, которые ни за что в жизни не снимут в Голливуде! - Тем не менее вы, Моника, активно снимаетесь в Голливуде. Не расскажете ли о последних проектах? - Я только что прилетела с Гавайев, где два месяца снималась вместе с Брюсом Уиллисом в картине «Насильственное спасение». После Канна я вернусь туда еще на два месяца. Я играю врача, которая занимается гуманитарной помощью. Это абсолютно голливудский фильм, но мне интересно поработать с Брюсом. Он настоящий актер, всегда пытающийся сыграть что-то новое. Венсан: - Ну да, сделай с ним «Необратимость-2»! Моника (не обращая внимания): - А еще я снялась в продолжении «Матрицы» у братьев Вачовски. Но хотя я и снимаюсь в Америке, я прекрасно осознаю, что фильмов, подобных «Необратимости», там нет и быть не может. Раньше в Голливуде делали пронзительные картины о природе любви и насилия - «Почтальон всегда звонит дважды», «Жар тела»... Сейчас таких фильмов больше нет. Совместные работы Касселя и Белуччи: «Квартира» (1995) «Доберман» (1996) «Братство волка» (2000) «Необратимость» (2002) АВТОРА! Гаспар Ноэ раздвинул границы насилия на экране - Сцена убийства сделана в вашей картине с невиданной доселе жестокостью... - Перед съемками я увидел пленку с реальной казнью человека. И подумал, что ничего подобного в кино я не видел. Нам показывают только быструю смерть. Человеку стреляют в голову, раз - и он уже откинулся. В жизни все не так. Как я понял из этой пленки, чтобы отнять жизнь у человека, нужно намного больше времени. И я просто решил показать правду. - Как это было сделано технически? - Конечно, взаправду мы не могли никого убить. Мы использовали манекен, а затем это изображение сложным компьютерным способом соединили с изображением актера. В течение шести месяцев мы работали над этой сценой, чтобы достичь эффекта полного правдоподобия.

«Я могу быть совершенно собой только с женщиной»

88 328

Ей удается быть итальянкой, француженкой и даже чуть-чуть британкой, а играть в Голливуде. В свои 50 она стала новой девушкой Бонда. А в 51 — оперной дивой в популярном американском сериале «Моцарт в джунглях». Она шокирует, удивляет, вдохновляет. Хотя не стремится к этому. На нашей встрече в 2008 году Моника Беллуччи рассказала, почему ей проще общаться с женщинами, избегать зеркал и в чем магическое свойство возраста.

Она появляется как-то незаметно, извиняется за пятнадцатиминутное опоздание. После нашего долгого разговора и нескольких чашек чая одна, без всякого сопровождения, садится в такси на стоянке рядом... Такова Моника Беллуччи: в ней все поперек «звездности». Ни черных очков, ни особых манер, ни кодов поведения. Она – звезда и не изображает из себя звезду: ни в 20, ни в 30, ни в 50.

В беседе она обращалась ко мне по-свойски: «Ты знаешь?», и оттого мне тоже невольно хотелось перейти на ты. Спасибо тебе, Моника, за твою искренность и щедрость.

На момент интервью Беллуччи и Кассель еще были в браке. Пара распалась в 2013 году. Psychologies: 

В этом году должно выйти три фильма с вашим участием, и вашей дочери Дэве исполнится три года. Это значит, что она ездит с вами на съемки?

Моника Беллуччи:  

Да, когда я еду на съемки, всегда беру ее с собой. У меня есть няня, и мама часто путешествует со мной, так что мне помогают. Это редчайший шанс – иметь профессию, которая не разлучает тебя с ребенком. Когда мы снимали «Сколько ты стоишь?», после любовной сцены я извинилась и сказала, что мне надо покормить Дэву. Грудью. Здесь же, в павильоне. Ассистентка режиссера была поражена, она до того такого не видела!

Вы советуетесь с мамой по поводу воспитания дочки?

М. Б.: 

Не особенно, но ведь я ее дитя. И всегда была ребенком, окруженным заботой, любимым. Что мне очень помогло в жизни. И я стараюсь сделать такой же жизнь Дэвы. Только я росла в одном месте, ничего не менялось, а она все путешествует.

Говорят, вы называете ее «роскошной цыганкой»...

М. Б.: 

Совершенно верно. Она меняет дома, отели, окружение и не испытывает никаких проблем с адаптацией. Когда мы приезжаем куда-то, она открывает глаза, смотрит, где она, и снова спокойно засыпает, как будто еще вчера знала, что наутро будет именно здесь. Она всегда сохраняет свой центр, свой ориентир.

Вы любите неожиданности, путешествия... Откуда это?

М. Б.: 

Я родилась в маленькой деревне, где жила довольно заурядной жизнью. Эта спокойная жизнь помогла мне сложиться. Но в какой-то момент я начала задыхаться. И сказала себе: баста! И, когда стала совершеннолетней и смогла решать за себя сама, отправилась исследовать мир. С тех пор не расстаюсь с чемоданом.

Моника Беллуччи и Дэниэл Крэйг на премьере фильма «007: Спектр» в 2015 году.

А у вас не бывает такого чувства, будто в жизни не хватает какого-то центра?

М. Б.: 

Для меня центр – Европа. Я живу в Лондоне. У меня есть дом в Италии. Мой муж – француз. Лондон – это мост между Европой и Соединенными Штатами. У англичан более холодный темперамент, и это мне нравится, я не чувствую такого давления, как во Франции или в Италии.

И вам удается защитить вашу личную жизнь...

М. Б.: 

Иногда мне просто необходимы моменты покоя. Конечно, это было важным для меня и до того, как родилась Дэва, ну а теперь – тем более.

Кажется, не было опубликовано ни одной ее фотографии...

М. Б.: 

Кажется, никто из журналистов на этом особенно и не настаивал. Но кроме того, я не хожу с ней в такие места, где нас могут увидеть.

Дэва красивая?

М. Б.: 

Скорее божественная. Соответствует своему имени.

А если бы она не была красива?

М. Б.: 

Для меня все равно была бы. А может, она и не красавица вовсе! У нас в Италии, в Неаполе, есть поговорка: «И таракан для своей матери прекрасен».

«Я всегда была любимым ребенком». Пятилетняя Моника (справа)

Когда Дэва заболевает, вы, говорят, используете только гомеопатические средства. Вы сторонник натуральной медицины?

М. Б.: 

Я стараюсь, насколько могу, не давать ей лекарств, которые на детский организм воздействуют агрессивно. Началось с того, что у нее был ужасный отит, и антибиотики не помогали. А после гомеопатии он тут же прошел.

На каком языке она говорит?

М. Б.: 

Со мной – по-итальянски, иногда смешивая с французским и с английским. С отцом – по-французски. Но вообще у нее собственный словарь. Сначала я думала: «Бедняжка, что же она будет делать с тремя языками?» Но пока ничего, справляется.

Вы знаете, от чего зависит, счастливы мы или нет?

М. Б.: 

Недавно как-то вечером, на каникулах, я говорила с друзьями о том, почему я по-настоящему счастлива сейчас: потому что моя дочь не страдает от моей профессии. Потому что она со мной и я не работаю целыми днями и, если я захочу взять отпуск на полгода, смогу себе это позволить. Я не допускаю даже мысли, что придется пожертвовать ради карьеры ее комфортом – душевным, конечно... но и бытовым тоже. Никогда. А сейчас я чувствую себя спокойно. Потому что окружаю ее заботой, потому что всегда рядом...

Ходили слухи, что у Беллуччи и Крэйга роман, но они не подтвердились.

Роскошь – повседневность для вас. А что кажется настоящей роскошью?

М. Б.: 

Иметь время жить своей жизнью. Все вокруг участвуют в гонке непонятно за чем. Я особенно это чувствую, когда приезжаю в Америку. Там энергетика совершенно другая, и это мне нравится. Но в какой-то момент я достигаю предела: никакого отпуска, все время работа – этот образ жизни меня угнетает. Надо уметь наслаждаться тем, что дает жизнь, иначе бежишь, бежишь... А потом умираешь. И не успеваешь ничего пережить.

Для вас способность быть счастливым – врожденная черта?

М. Б.: 

Если путь к счастью труден для многих людей, то это не по их вине. Я вообще убеждена, что чаще всего это связано с переживаниями, которые они испытали в утробе матери, при рождении и сразу после него. Если в самом начале возникли сложности, то у человека внутри образуются пустоты и ничто не сможет их заполнить. Образуется слабое место, зияние, от него самого не зависящее. Надо попытаться понять, откуда, от кого или чего это идет.

Вас тянет скорее к счастливым или не очень счастливым людям?

М. Б.: 

Ко всяким. Меня притягивает радостная, позитивная энергия, исходящая от одних... Но и негативная других тоже, потому что она интересна. Интересно ведь драматическое. Страдающие, внутренне неблагополучные люди чаще становятся творцами. Понимаю, это звучит почти кощунственно, но страдание – будто горючее, на котором производится творчество.

Жизнь – это постоянные перемены, но видеть страдания тех, кого любишь, видеть смерть – это, конечно, труднее всего

Вы часто выбираете роли в авторских фильмах, фильмах провокационных, мир в которых как бы искажен... Вас притягивает нечто сумасшедшее, странное, неправильное?

М. Б.: 

Меня притягивает то, что отходит от нормы, соскальзывает с нее. И все мы только тем и заняты, что стараемся собрать себя, направить в правильное русло, чтобы не соскользнуть в безумие. Посмотрите на войны, когда все инстинкты – особенно низменные – выпущены на волю, закона не существует и все вокруг будто сходят с ума. Мне кажется, человеческая душа и состоит из таких отклонений, которые мы сдерживаем барьерами – политикой, религией...

А вы сами могли бы переступить барьер, сорваться?

М. Б.: 

Могла бы. Это уже случалось со мной, и я выкарабкалась. Я делала вещи, на которые и не подозревала, что способна, и подвергала себя опасности, но, когда возвращаешься оттуда к своей жизни, это захватывающее ощущение.

Обычно вы говорите, что вы агностик. Мир для вас действительно непознаваем? Вы склонны к сомнению во всем?

М. Б.: 

Я не могу говорить о вещах, которых не могу объяснить, вот и все. Я получила католическое воспитание, но я не католичка. Моя духовность иного рода. Я верю в возникновение энергетического поля между живыми существами. Думаю, что все мы связаны и мое недолгое пребывание на земле поможет другим продолжать цепь человеческих рождений. Я не верю, что для нас есть нечто после смерти.

Несколько месяцев назад вы столкнулись со смертью, с потерей, которую особо переживал ваш муж, когда умер его отец Жан-Пьер Кассель, замечательный актер и певец...

М. Б.: 

Это было испытание. Я знала, что он болен, но в день похорон была просто уничтожена, очень переживала. Это был человек очень сдержанный, очень элегантный. Он был одновременно и забавным, все время шутил, и очень замкнутым. Я знаю, что жизнь – это постоянные перемены, но видеть страдания тех, кого любишь, видеть смерть – это, конечно, труднее всего.

ФОТО Getty Images 

У вас широкий круг общения?

М. Б.: 

Конечно. У меня много подруг. Это настоящие, очень хорошие отношения. У меня есть и школьные друзья, которые стали сейчас врачами, адвокатами... Но есть и приятельницы, с которыми я познакомилась позже, когда работала моделью, а потом актрисой: это архитекторы, журналистки, актрисы – круг очень широкий и разнообразный. На самом деле у меня почти нет друзей-мужчин, есть несколько, но совсем немного.

Потому что есть опасность возникновения чувства, отличного от дружбы, а страсть разрушает отношения?

М. Б.: 

Да нет. Если честно, мне гораздо проще с женщинами. С мужчинами у меня другой стиль общения, менее спонтанный, больше фильтров. Я могу быть совершенно собой только с женщиной.

Вы с мужем живете раздельно: вы по преимуществу в Лондоне, он – в Париже. Почему?

М. Б.: 

Мы очень доверяем друг другу. Но, как выясняется, не каждый из нас самому себе – боимся друг другу надоесть, устать друг от друга. Живем по отдельности, чтобы избежать рутины семейных отношений, всего этого «совместного проживания».

Вас назвали среди друзей-актеров президента Франции Николя Саркози. Правда, вы друзья?

М. Б.: 

Я имела случай встретиться с ним на одном ужине и еще – когда он вручал мне медаль Кавалера искусств и литературы. Обаятельнейший человек.

Я никогда не буду худой. Я по натуре довольно ленива. Люблю поесть. Я настоящая – такая. И не намерена становиться ненастоящей

Вы не кажетесь любительницей светских развлечений...

М. Б.: 

Точно. На вечеринках, где люди пьют один бокал шампанского за другим и курят одну сигарету за другой, слушая разговоры ни о чем, о манере одеваться или о последней модели сумки, на таких вечеринках я смертельно скучаю. Я лучше встречусь с друзьями. Некоторые из них тоже принадлежат к актерскому кругу или миру моды, но наше общение обогащает. Оно не для того, чтобы продемонстрировать, что принадлежишь к определенному кругу. Не для того, чтобы «светиться» в свете. Да, у меня есть потребность в настоящих, искренних отношениях.

Вы умеете распознавать ложных друзей?

М. Б.: 

О да, в две секунды. Я это чувствую сразу же: этот – да, эта – нет. С годами это приходит, слава богу! Хоть что-то положительное!

ФОТО Getty Images 

40 лет – это рубеж?

М. Б.: 

Сегодня женщины имеют все шансы не становиться с возрастом изношенными, некрасивыми. Это фантастика! С годами мы обретаем силу, уверенность, манеру держаться, которых у нас не было в 20. Женщины, что называется, в возрасте несут в себе какое-то особое могущество. И на это так приятно смотреть, на меня это действует успокаивающе. Кстати, именно поэтому я и отвергла голливудскую карьеру, а предложения переехать были, после «Страстей Христовых». Просто во мне сильнейший протест вызывает то, как Голливуд использует женщин-актрис. «Использует» – это точное слово. Если ты перешагнул рубеж 40, все – ты сползаешь во второй сорт. Поэтому я и не могла бы жить там. Там одержимы молодостью и красотой молодости, только молодости. После 40 коллеги мои впадают в форменное безумие, будто им грозит расстрел... И потом... я просто другой тип, чем актрисы, традиционно востребованные американской киноиндустрией. Мою систему ценностей изменило рождение ребенка – карьера для меня вовсе не главное. Я никогда не буду худой. Я по натуре довольно ленива. Люблю поесть. Я настоящая – такая. И не намерена становиться ненастоящей.

Однажды вы признались, что после рождения Дэвы стали меньше смотреться в зеркало...

М. Б.: 

Это правда. Сначала я вообще в него не смотрелась. И не стоило! Спала катастрофически мало, каждые два часа кормила грудью, просыпалась вот с таким на голове (разводит руки над головой) и с мешками под глазами. Я меняла Дэве подгузники, купала ее и, когда поднимала голову, видела себя в зеркале... ах! Но это меня смешило, как будто я забыла женщину в себе. В моих глазах была только дочка, а меня там не было.

Но потом вы снова обрели ту себя, какой были раньше?

М. Б.: 

Да, но недавно. Три года я была в расслабленном материнском состоянии. И совсем не жалею об этом времени – уж оно-то не упущено, это точно. Это такое же следствие моих убеждений, как то, что я позировала голой для обложки Vanity Fair на седьмом месяце – чтобы показать, что беременность не уродует, что рождение – не акт приношения себя в жертву, а дело совершенно естественное.

Но разве это не потрясение для тела, для внешности?

М. Б.: 

Иметь ребенка – самая естественная вещь в мире, но и самая сложная. У каждой женщины это происходит по-своему. Я просто «купалась» в своем материнстве. Я очень хотела пережить это. И была готова к любым переменам. На самом деле... ни грудь, ни живот – у меня почти ничего не изменилось! Я просто была немного полнее, но сейчас вернулась в свою обычную форму. На теле отражается психология человека, разве нет? Я думаю, человек не тот, кто он есть, а тот, кем он себя ощущает.

На гламурных журнальных фото вы себя узнаете?

М. Б.: 

Это тоже я, часть меня, демонстративно женственная. Материнство – другая часть моей женственности. Люблю играть со своим образом, это забавно – играть в игру страсти. А быть музой и источником вдохновения фотографов и режиссеров и вовсе прекрасно.

Вы и в детстве уже были «очень девочкой»?

М. Б.: 

Мама у меня очень женственная, так что это, наверное, от нее... Да нет, на самом деле все оттого, что я итальянка, конечно! (Смеется.) У нас отношение к телу совершенно особое. Я сразу узнаю итальянку по манере двигаться. У итальянок есть природная чувственность и особая манера владеть телом. Это в нашей культуре. Тут уж ничего не поделаешь.

Читайте также интервью с Моникой Беллуччи у наших коллег:

«Я верю в возрождение человечества», интервью с Владимиром Познером, май 2016

«Беллуччи и Кассель: фото из семейного альбома», Marie Claire, август 2013

«Впервые в жизни я одна, без мужчины рядом», Tatler, декабрь 2013

Читайте также

биография, фото, личная жизнь, карьера в кино, интересные факты

Моника Беллуччи (Monica Anna Maria Bellucci) является современной актрисой и моделью итальянского происхождения. Она приобрела свою славу благодаря культовым картинам, таким как «Дракула » или «Братья Гримм». Три года назад Моника удостоилась звания кавалера Почётного легиона.

Биография

Моника Беллуччи появилась на свет 30 сентября 1964 года в небольшом городке региона Умбрия (Umbria) Читта-ди-Кастелло (Citta di Castello), несмотря на то, что врачи ранее говорили о бесплодии её матери. Вопреки суровому диагнозу, Маотя Густинелли (Maotia Gustinelli) забеременела, и когда малышка родилась, она считала это событие чудесным явлением.

Актриса Моника Беллуччи

Актриса Моника Беллуччи

Ранние годы

Девочка оказалась единственным ребёнком в небогатой семье, которая состояла из матери-художницы, и отца, связавшего свою профессию с сельским хозяйством. Папа Луиджи Беллуччи (Luigi Bellucci) занимался изготовлением вина и выращиванием овощей, ягод и фруктов.

Возле дома родителей Моники располагался загон для скота, который глава семьи ежедневно выводил на пастбище. Как только девочке исполнилось пять лет, родители стали приобщать её к сельскохозяйственным работам, чтобы дочь с раннего возраста понимала, насколько важно помогать взрослым. Моника Анна Мария (именно так звучит полное имя девушки) работала наравне с отцом и матерью, и достигала определённых успехов, так как приносила в дом собственноручно выращенные ею продукты питания.

🇮🇹 НАШ ОФИЦИАЛЬНЫЙ ИНСТАГРАМ🇮🇹 Инстаграм гида в ИталииИнстаграм гида в Италии

Моника Беллуччи фотосессия в молодости

Моника Беллуччи фотосессия в молодости

Однако девочку такая жизнь не привлекала. Когда она уезжала с родителями в город за покупкой саженцев, то любовалась красочными и привлекающими вывесками, а с плакатов на неё смотрели девушки-модели, которые поражали своей идеальной внешностью. Девочка мечтала стать такой же, как они, но, к сожалению, подобное удовольствие на тот момент стоило больших денег, и её родители не могли себе его позволить.

С юных лет Моника понимала, что для улучшения материального положения её семьи потребуется получить хорошее образование. Поэтому, как только она поступает в школу, то в ней сразу же просыпается страсть к учёбе. Девочка твёрдо решает выбиться в люди.

В школьные годы девушка была окружена всеобщей любовью и взаимопониманием. Многие дети обращали на неё внимание благодаря весёлому нраву и потрясающей харизме Моники. Будущая актриса старалась снискать расположение своих сверстников, так как в те времена она чувствовала себя одинокой. Девочка училась безупречно, потому что была уверена, что другим способом успеха достигнуть не получится. Но никто не понимал её лучше, чем она сама, поэтому в более зрелом возрасте актриса рассказывала о тех далёких годах с неохотой.

В школьное время у неё появилась новая страсть – юриспруденция, и Моника загорается желанием получить юридическое образование и стать адвокатом. Она видела в этой профессии не только хороший финансовый доход, но и престиж. В те годы её кумиром становится одна из учительниц школы, которая несколько лет подряд проработала в адвокатской конторе и имела дело со множеством клиентов.

Моника вспоминала, как эта учительница не раз рассказывала о своей предыдущей работе с вдохновением и упоением. Актриса полагает, что, скорее всего, именно её рассказами она прониклась, и это оказало на девушку в школьные годы столь сильное влияние.

Карьера в модельном бизнесе

В восемнадцатилетнем возрасте Моника поступает на юридический факультет в университет Перуджи (Perugia). Однако высшее образование – удовольствие не из дешёвых, и чтобы заработать денег на обучение, Моника сначала устроилась на должность официантки в одну из местных пиццерий, а затем ей подвернулся случай попробовать себя в качестве модели.

Карьера в модельном бизнесе Моники Беллуччи обнаженная

Карьера в модельном бизнесе Моники Беллуччи обнаженная

Некоторое время девушка работает моделью на своей малой родине, однако Читта-ди-Кастелло является слишком провинциальным городком. Как следствие, перед Моникой здесь нет широких перспектив, она едва ли смогла зарабатывать больше двух-трех десятков долларов в месяц. По этой причине девушка говорит родителям о намерении переехать в мегаполис. Её выбор падает на Милан (Milano), куда отбывает будущая актриса в надежде создать для себя карьеру юриста.

Перспективную и находчивую девушку Милан встречает весьма неоднозначным образом. Вместо уютного жилища и приличного заработка Моника получила небольшую комнатку, которую пришлось делить с одной эмигранткой. Спустя некоторое время ей пришлось устроиться официанткой в одно из местных кафе. Тогда девушка понимает, что сделать карьеру юриста в городе с очень высокой конкуренцией – замысел практически не осуществимый. Поэтому она начинает расспрашивать своих коллег и знакомых о работе моделью, ведь, её фигура и великолепная внешность это позволяют.

Моника попадает в ведущее модельное агентство Elite Model Management, с которым почти сразу подписывает долгосрочный контракт. Модельный мир не просто открыл перед ней свои двери, он сделал её в кратчайшие сроки узнаваемой в определённых кругах.

Когда Моника начинает путешествовать (преимущественно она ездит в Париж и Нью-Йорк), её начинают продвигать в качестве фотомодели. Фотосессии с девушкой публикуют сразу в нескольких модных журналах. Первый крупный прорыв в финансовом положении Моники случается после того, как она немного попозировала бренду Dolce&Gabbana. Девушка получает гонорар невероятных размеров.

К началу нулевых о Монике Беллуччи узнаёт не только Италия, но и множество других европейских государств. Она постоянно участвует в фотосессиях на разные тематики, выступает в солидных домах мод. Её приглашают участвовать в показах последних коллекций знаменитые на весь свет бренды одежды. Журналисты чуть ли не гуськом ходили за Моникой, только бы урвать немного эксклюзивного материала для своих газет, журналов или телевизионных каналов.

В 2004 году карьера модели у Моники Беллуччи достигает своего пика: по мнению журнала Ask Men’s, она входит в сотню самых красивых девушек мира. Этим она оттеснила несколько десятков красоток из Голливуда.

Карьера в кино

Начиная с 1990 года, Моника увлекается киноиндустрией. Её дебютная роль в фильме «Жизнь с сыновьями» не произвела фурора, так как девушка сыграла всего лишь эпизодическую и почти незаметную роль. Но в тот момент Моника решила, что это только начало, и поняла, что играть в кино ей нравится не меньше, чем позировать перед камерой.

Сразу же за первым фильмом последовало ещё несколько: «Злоупотребление» и «Бандиты». Однако ни один из них ничего не принёс девушке. Гонорары были очень небольшими, а многие режиссёры даже не обращали на неё внимания.

По-настоящему серьёзной работой, с которой у Моники началась звёздная карьера актрисы, стала картина «Дракула», в которую девушку пригласил на съёмки Фрэнсис Форд Коппола (Francis Ford Coppola). В фильме Моника сыграла одну из невест Дракулы, и, стоит сказать, справилась с ней успешно. Критики по достоинству оценили её актёрские навыки – это стало первым настоящим признанием таланта Моники.

После премьеры «Дракулы» актриса начинает один за другим получать все новые приглашения на съёмки. В течение небольшого промежутка времени она снимается в таких картинах, как «Упрямая судьба», «Снежок», «Герои» и «Иосиф».

Через шесть лет, в 1996 году, Моника Беллуччи становится одной из самых высокооплачиваемых актрис в Голливуде. Это происходит после того, как она исполнила роль Лизы в фильме «Квартира», которую сильно любил главный герой в течение нескольких лет. Далее последовали картины «Дурной тон», «Астерикс и Обеликс: Миссия Клеопатра», «Она меня ненавидит», «Каким ты меня хочешь» и, как говорится, этот список можно продолжать бесконечно. К слову сказать, многие из этих фильмов благодаря Монике удостаивались престижных наград, а сама девушка становилась победительницей в номинациях на лучшую актрису или лучшую женскую роль в кино.

Личная жизнь

Моника за всю жизнь была замужем только два раза. Первым её избранником стал фотограф Клаудио Карлос Бассо (Claudio Carlos Basso). Они поженились в 1990 году, но уже спустя четыре года брак распался.

После того, как Моника снялась в фильме «Жизнь с детьми», между ней и Николой Фарроном (Nicola Farron), завязались отношения. Эту пару считали самой красивой в Голливуде, однако позднее актриса увлеклась Версаном Касселем (Vincent Kassel).

Версан Кассель и Моника Беллуччи на премьере фильма

Версан Кассель и Моника Беллуччи на премьере фильма

Сначала они друг другу не понравились. Она для него была глупенькой моделью, а он для неё – занудой и выскочкой. Однако вскоре взаимная неприязнь дала начало сильным чувствам. Трижды Версан звал Монику замуж, и трижды она давала отказ. До тех пор, пока мужчина не попал в аварию.

Моника страшно перепугалась и дала своё согласие. Когда появилась на свет их первая дочка, Дева Кассель (Deva Kassel), актрисе уже исполнилось 40 лет. Спустя ещё шесть лет Моника родила вторую девочку, которой дали имя Леони (Leoni).

В течение долгого времени Моника и Версан были не просто отличной парой, но и образцом для подражания, однако в 2013 году весь Голливуд облетела новость о том, что назревает развод. Актриса разошлась с супругом без скандалов, тихо и мирно. Некоторые журналисты писали, что случилось это из-за романа Моники с бизнесменом Тельманом Исмаиловым на стороне.

Сейчас актриса состоит в отношениях с французским актёром Жилем Леллушем, который младше её на 8 лет.

Как Моника Беллуччи ухаживает за собой

Внешность Моники Беллуччи заставляет желать заполучить такую же красоту многих девушек. Секрет актрисы не только в том, что она от природы так прекрасна, но и в том, что она знает, как за собой нужно правильно ухаживать.

Макияж

Моника постоянно использует увлажняющую губную помаду или бальзам. Актриса уверяет своих поклонниц, что нет ничего более соблазнительного, чем пухлые губы, которые слегка лоснятся. Кроме того, это самая сексуальная часть тела любой женщины, по мнению Моники.

Макияж Моники Беллуччи

Макияж Моники Беллуччи

Около часа актриса проводит в ванне, причём любит использовать ароматические добавки, ухаживающие масла, пену и лепестки роз. Актриса говорит, что это бесценное время, которое женщина может провести с собой.

Моника использует лёгкие увлажняющие кремы для лица и тела. Такие средства составляют ежедневый уход у актрисы, и именно они помогают ей выглядеть безупречно.

Актриса пользуется только естественными оттенками в косметике, которые не закупоривают поры и позволяют коже дышать.

Стиль в одежде

У Моники Беллуччи любимый цвет в одежде – чёрный, который ей нравится сочетать с белыми или красными оттенками. Благодаря возможности «играть» с такими расцветками, актриса то делает свой образ максимально сексуальным, то немного «снижает градус».

Стиль в одежде Моники Беллуччи любимый цвет чёрный

Стиль в одежде Моники Беллуччи любимый цвет чёрный

Монике нравится классический горошек в одежде, преимущественно белый на чёрном фоне, а также кружево, в котором она выглядит обворожительно. Иногда, когда актриса вспоминает всю мечту о карьере юриста, она надевает классические костюмы. Но всё же визитная карточка Моники – это облегающие платья, которые подчёркивают все прелести её неотразимой фигуры.

Моника Беллуччи и Дэниэл Крэйг в Риме на фоне Колизея

Моника Беллуччи и Дэниэл Крэйг в Риме на фоне Колизея

Фильмография

За плечами у Моники Беллуччи множество интересных и запоминающихся картин, но большинству зрителей запомнились такие, как:

  • Доберман, 1977. Моника сыграла глухонемую цыганку, которая очень любит огнестрельное оружие и является любовницей преступника с прозвищем Доберман.
  • Малена, 2000. Актриса исполнила роль изящной и соблазнительной женщины, которая после получения известия о смерти собственного мужа вынуждена самостоятельно заниматься поиском средств к существованию.
  • Матрица: Перезагрузка , 2003. Сыграла Персефону, которая разочаровалась в муже и оказывает содействие Нео в его делах в обмен на один страстный поцелуй.
  • Братья Гримм, 2005. Моника играет зеркальную королеву из зачарованного леса.
  • Пристрели их, 2007. Актриса исполняет ролль Донны Кинтано, проститутки, которая очень любит сексуальные извращения разного характера.
  • Бешеная кровь, 2008. Сыграла Луизу Фериду, актрису итальянского происхождения, которая была расстреляна с мужем антифашистами в последние годы Второй мировой войны.
  • Не оглядывайся, 2009. Моника исполнила роль писательницы Жанны, которая является матерью двоих детей. Она не помнит, что с ней произошло в её детстве, но периодически начинает замечать изменения внутри себя и в своём облике.
  • Ученик чародея, 2010. Актриса сыграла колдунью Веронику, которая пожертвовала собой для того, чтобы спасти мир.
  • То лето страсти, 2011. Исполнила роль жены художника по имени Анжель, которая не упускает возможности изменить своему супругу.
  • Любовь в квадрате, 2013. Сыграла умопомрачительную итальянку, которая является женой французского еврея, и при этом вынуждена постоянно принимать участие во всех семейных мероприятиях, как в свадьбах, так и на похоронах.
  • Чудеса, 2014. Моника успешно сыграла ведущую развлекательного шоу по имени Милли Катена, внешность и харизма которой оказывает неповторимое впечатление на простодушных дочек фермеров.
  • По млечному пути, 2016. Актриса сыграла невесту, которая является любовью всей жизни для Косты, местного сельского чудака.
  • Некромант, 2018. Моника исполнила роль злобной королевы и по совместительству пожирательницы душ, которую необходимо одолеть главному герою, недавно ставшему некромантом.

Награды и номинации

За всё время своей актёрской деятельности Моника Беллуччи была удостоена следующих наград:

  • в 1997 году актрисе присудили премию Сезар в номинации «Самая многообещающая актриса» в фильме «Квартира»;
  • в 2001 году Моника получила премию Европейской киноакадемии в номинации «Приз зрительских симпатий за лучшую женскую роль» в фильме «Малена»;
  • в 2002 году её наградили премией Сатурна в номинации «Лучшая актриса второго плана» в фильме «Братство волка»;
  • в 2003 году актрисе присудили премию Сатурна в номинации «Премия журнала Cinescape (Genre Face of the Future) за лучшую женскую роль» в фильме «Матрица: Перезагрузка»;
  • в 2004 году Моника Беллуччи удостоилась премии канала «MTV» в номинации «Лучший поцелуй» в фильме «Матрица: Перезагрузка»;
  • в 2017 году актриса стала победителем, получив премию Donostia за выдающиеся персональные достижения и золотую раковину (Сан-Себастьян).

Интересные факты

Моника Беллуччи за модельную и актёрскую деятельность не только стала знаменитой на весь мир, но и успела собрать целую коллекцию интересных фактов. Наиболее любопытными являются следующие:

  1. Практически каждый фанат буквально кричит о том, что Моника – одна из самых красивых актрис современности. Однако мало кто знает, что так было не всегда. В далёком детстве девочку очень коротко подстригали, из-за чего она больше походила на мальчика. Делалось это для того, чтобы волосы Моники к подростковому возрасту стали густыми.
  2. Настоящую красоту актриса приобрела ближе к четырнадцати годам, когда полюбила себя, наконец, такой, как она есть. За всю жизнь Моника не делала себе никаких пластических операций – её красота полностью натуральная. В этом можно убедиться, посмотрев на фотографии из детства: на них уже тогда были заметны припухлые губы Моники.
  3. В шестнадцатилетнем возрасте Моника настолько увлеклась модельным бизнесом, что вскоре приняла решение отказаться от мечты стать юристом. Этому способствовало быстрое продвижение и постоянные успехи в данной сфере.
  4. Первым крупным контрактом в модельном бизнесе у Моники стал с Elite Model Management. Это произошло, когда будущей актрисе исполнилось 24 года. Она переезжает в Милан (Milano), а затем путешествует до Парижа и Нью-Йорка.
  5. В 2003 году Моника Беллуччи украшает собой обложку знаменитого журнала «Maxim», где демонстрирует всему миру свою сексуальность и притягательность.
  6. Однажды, по версии Femme Fatale, актриса входила в пятёрку самых сексуальных женщин мира.
  7. В какой-то степени Моника является полиглотом. На заре своей популярности она старалась всем доказать, что является не только красивой, но ещё и умной женщиной. В настоящее время актриса владеет английским и французским языком на уровне носителя, а также свободно говорит на испанском.
  8. Моника была и остаётся свободолюбивой женщиной, но перед пылким французом Версаном и его ухаживаниями ей устоять не удалось.

Фотосессия Моники Беллуччи

Фотосессия Моники Беллуччи

Цитаты

В течение своей жизнь Моника Беллуччи дала прессе не одно интервью, поэтому в её копилке имеется множество интересных афоризмов и высказываний. Среди них наиболее известными являются следующие :

  • «Каждая женщина способна любить так, словно она всегда будет рядом. Но однажды может настать тот день, когда она, хлопнув дверью, уйдёт, словно никогда и не любила».
  • «Любовь может существовать между людьми только до тех пор, пока у них есть взаимная свобода и уважение друг к другу. Абсурдно надеяться на настоящую любовь, если ты желаешь обладать другим человеком, словно это какая-то вещь».
  • «Красота может стать для любой женщины проблемой только в двух случаях: когда она полностью отсутствует, либо же у дамы нет ничего больше, кроме как красота».
  • «Забавно, что люди могут простить другому человеку все, что угодно – интеллект, талант или даже предательство, но вот красоту они простить не в силах».
  • «Мне совершенно безразлично, какая женщина по нему сохнет. Меня нисколько не интересует, чем они по жизни занимаются, что собой представляют и как часто думают о нём. Я ещё в детстве поняла, насколько гнилой и порочной может быть женская сущность, и благодаря этому осознанию, я их не воспринимаю всерьёз и порой даже не замечаю. Если говорить честно, то я считаю ревность глупым чувством, ведь, если мужчина мой, то он и останется моим, что бы они там ни делали».
  • «Актёрская игра заключается далеко не в словах. Холи Хантер в фильме «Пианино» не проронила ни слова, но при этом получила за него Оскар».
  • «На мой взгляд, довольно глупо, когда ты молода и красива, превращаться в содержанку какого-нибудь толстосума или тратить это время на дискотеки и бары. Красота необходима, чтобы найти себя, привнести в свою жизнь гармонию и любовь. Она – ресурс, который не стоит тратить напрасно».  
↘️🇮🇹 ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ И САЙТЫ 🇮🇹↙️ ПОДЕЛИСЬ С ДРУЗЬЯМИ