Карин ройтфельд в молодости – Фото: 64-летняя Карин Ройтфельд раскрыла секрет молодости и привлекательности , фотографии, картинки, изображения,

Ройтфельд, Карин — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 июня 2016; проверки требуют 8 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 июня 2016; проверки требуют 8 правок. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Ройтфельд.

Карин Руатфель[2] или Ройтфельд[3] (фр. Carine Roitfeld, род. 19 сентября 1954 (1954-09-19)) — французский журналист, главный редактор французской версии журнала Vogue с 2001 по 2011 год.

Её отец, Яков Мотелевич Ройтфельд ( во Франции - Жак Ройтфельд ) , родился в Белгороде-Днестровском (Бессарабской губернии)[4], одним из пятерых детей (четыре брата и сестра) в семье хозяина бакалейной и москательной лавки Мотеля Ициковича Ройтфельда. Получил юридическое образование в Санкт-Петербурге, занимался адвокатской практикой там же, затем в Баку и Одессе. В 1923 году эмигрировал из России в возрасте 34 - х лет, переехал в Австрию, в 1925 году затем в Германию, а после прихода к власти нацистов — в Париж.

[5]. Имел двух детей от первого брака, во втором родилась дочь Карина, бывшая младше своего старшего брата на 34 года. Свою мать сама Карин Ройтфельд описывала как «классическую француженку», отца называла «идолом», подчеркивая, что он всегда был далеко.

Карин Ройтфельд прожила в гражданском браке с Кристианом Рестуаном 30 лет. У них двое детей.

В 18 лет Ройтфельд начала карьеру модели, затем её пригласили стилистом в журнал ELLE. Позировала как модель для Gucci, Missoni, Versace, Yves Saint-Laurent и даже Calvin Klein.[6]

Поворотным моментом в её жизни стало знакомство с фотографом Марио Тестино, с которым у них образовался творческий тандем. Они были авторами съемок для американской и французской версий журнала VOGUE, а также в 1998 году стилизовали обложку первого номера русского VOGUE с моделями Кейт Мосс и Амбер Валеттой.

В 2001 году Джонатан Ньюхауз, глава Conde Nast, пригласил её на пост редактора французской версии журнала Vogue. Пробыла на этом посту десять лет. В декабре 2010 года она объявила об уходе с поста главного редактора «Vogue»[7] В феврале 2011 её должность заняла Эммануэль Альт.

⚙️ 

Карин Ройтфельд — о любви к показам и равнодушии к одежде

Зато кажется, что у вас всегда было четкое понимание того, что вы сами хотите. Сначала вы шокировали новостью об уходе из Vogue Paris, потом — известием о том, что оставляете позицию главного редактора в своем собственном журнале CR Fashion Book (сейчас Карин занимает должность редакционного директора.  — Прим. ред.). Как эти решения сказались на вашей жизни?

Она стала совсем другой. Когда я работала в Vogue Paris, у меня были ресурсы делать все, что мне хочется. Потому что всем было лестно работать с таким брендом. И за десять лет я успела очень много, но потом поняла, что пора выйти из-за своего стола. Журнал в то время очень хорошо себя чувствовал, но мне хотелось чего-то другого. Путешествовать, больше напрямую работать с дизайнерами, делать коллаборации по примеру той, которая у меня была с Uniqlo, запустить свой журнал, сделать бренд имени себя. Словом, выйти из зоны комфорта, которой для меня был Vogue. Сейчас у меня еще меньше времени, чем раньше, потому что я работаю сразу с двумя изданиями, своим и Harper’s Bazaar, снимаю кампейны, развиваю свою парфюмерную линию. Но я счастлива, что теперь работаю на себя и что четыре года назад ко мне присоединился Владимир

(сын Карин. — Прим. ред.). Теперь я наконец занимаюсь своими мечтами, а их у меня очень много.

Вы остались в издательском бизнесе, но бумажным журналам о моде сейчас приходится непросто — принтовые версии закрываются одна за другой. Как вы думаете, с кем они сейчас соревнуются за внимание читателей — с инстаграмом, блогами, Netflix?

Проблемы не только у модных журналов, а у всех журналов вообще. Еженедельники гораздо удобнее читать на экране планшета. Но настоящую любовь к моде можно сохранить только на бумаге. Нужно, чтобы журнал хотелось хранить, перелистывать красивые картинки, ставить вырезки в рамки. Красивые журналы живут долгую жизнь.

То есть вы считаете, что принт может спасти только красота?

Верно. Это заложено в самой идее моего издания, и даже в названии. Это «книга», которую хочется поставить на полку, а не просто журнал с подборками трендов сезона. Тренды можно и в интернете посмотреть. Гораздо интереснее думать над построением кадра, обсуждать идеи с фотографом, стилистом, визажистом. Мода — это индустрия фантазий, в ней работает очень много талантливых людей. И часто одной камеры телефона бывает недостаточно, чтобы раскрыть их потенциал во всей красе. Но для них есть страницы моего журнала.

Карин Ройтфельд воссоздала гардероб своей юности


Sweet Sixteen - фотопроект Карин Ройтфельд для V Magazine, вдохновением для которого послужил ее собственный стиль времен модельной молодости.

Броши-вишенки, сумки с Микки Маусом, цыганские блузы, широкополые шляпы, взъерошенные волосы и фирменная черная подводка - такой вспоминает себя Ройтфельд, и именно такой предстает на снимках Себастьяна Фаены юная модель, воплотившая образ 16-летней Карин.

Ройтфельд не только стилизовала съемку, но и рассказала журналу о модных промашках и источниках вдохновения для своего стиля:

В те времена я сильно выщипывала брови. Сейчас, я думаю, это выглядит крайне старомодным. Но мне повезло, потому что у многих девушек они потом так и не отросли.

Я проводила огромное количество времени в индийских магазинах, именно там я открыла для себя экстракт малины, который использовала вместо духов. В тех же магазинах мне впервые попался черный карандаш для глаз Kohl, с которым я с тех пор не расстаюсь.

Нашлось объяснение и отраженной в фотосете теме "Диснея":

Я была очень худой, поэтому все топы покупала в детских отделах по смешным ценам. Во Франции тогда ланч-боксы не пользовались популярностью, потому что никто не брал с собой обед на работу. Мой был от "Диснея", и я носила его с собой повсюду, потому что была одержима Микки и Минни Маус.

Съемка и правда отличается документальной точностью - помимо макияжа и фирменных предметов гардероба Карин (например, колготок в горошек и шляпы из денима со звездами), в кадрах воссоздана и ее пластика:

Сидеть, скрестив ноги [как это показано на снимке] - было моим фирменным знаком.

Для воссоздания своего стиля начала 70-х, Карин использовала множество винтажных вещей, предметы из собственного гардероба, а также наряды из новых коллекций - конечно, не обошлось без творений ее любимца Рикардо Тиши, которые и сама Ройтфельд совсем недавно примеряла для рекламной кампании Givenchy.


Юная модель Карин Ройтфельд


Фотосессия Карин Ройтфельд Sweet Sixteen для V Magazine


Фото: 64-летняя Карин Ройтфельд раскрыла секрет молодости и привлекательности , фотографии, картинки, изображения,

Французская журналистка Карин Ройтфельд - одна из самых уважаемых личностей в сфере французской моды. И хотя ей уже за шестьдесят, она не намерена уходить на пенсию, передает Joinfo.ua.

Секрет красоты и молодости Карин Ройтфельд

Главный редактор французской версии журнала Vogue с 2001 по 2011 года живет в Париже и часто появляется на светских мероприятиях. Недавно женщина решила раскрыть секреты своей внешности, которые оказались до удивительного просты.

Нетрадиционный ритуал питания

"Правда в том, что все мы не хотим стареть не из-за морщин, а из-за потери здоровья", - отметила Карин.

Журналистка призналась, что избегает употребления сахара и глютена, но каждый вечер выпивает рюмку водки и выкуривает три сигареты в день.

Одевается согласно возрасту

По словам знаменитости, ей пришлось учиться выбирать одежду, "подходящую ее возрасту". Она всегда прикрывает зону декольте, отдает предпочтение колготкам и блузкам с длинными рукавами.

Создательница журнала CR Fashion Book никогда не надевает джинсы скинни и не носит кроссовки. А также ненавидит такой вид обуви как ботинки и угги. Она всегда стремится выгодно подчеркнуть свои стройные ноги, выбирая юбки-карандаши и обувь на каблуках.

Не чувствует конкуренции

В то время как молодые модели вроде Кайи Гербер или Джиджи Хадид, воспринимают Ройтфельд как "молодую маму", женщина признается, что не чувствует конкуренции. Дело в том, что 64-летняя красавица уже "зарекомендовала себя" в мире моды, а им до ее авторитета еще очень далеко.

Не ищет любви

Когда дело доходит до свиданий, Ройтфельд признается, что не находится в поиске и любовная жизнь для нее не является приоритетом. Совсем недавно знаменитость рассталась с мужчиной, который был ее партнером в течение 40 лет. Карин отмечает, что не хочет становиться одной из тех "львиц", которые стремятся крутить романы с молодыми парнями.

Больше фото успешной журналистки в нашей галерее!

Недавно свои секреты красоты раскрыла 73-летняя Долли Партон. Внешнему виду известной кантри-певицы можно только позавидовать.

Фото: Инстаграм carineroitfeld

Главное фото: Инстаграм mameyelnuevonegro

Би Шаффер и Джулия Рестуан-Ройтфельд | Блогер Jill_Morris на сайте SPLETNIK.RU 8 марта 2015

Их часто сравнивают...

Би Шаффер — дочь легендарного редактора американского Vogue, Анны Винтур встретилась с Андрю Беваном из Teen Vogue, в интервью которому рассказала о том, каково это быть дочерью «железной леди» fashion-журналистики.

«Главное качество, которое я унаследовала от мамы — пунктуальность. Не понимаю, как можно опаздывать. И еще — ложиться спать рано — не позже 22:00. В 5 утра подъем».

26-летняя Би выросла в модной среде. Светские мероприятия, в числе которых и знаменитый Met Gala стали для нее традицией с 16 лет.  При этом, она никогда не задумывалась о том, чтобы траснформировать эти навыки в профессиональную увлеченность.

В детстве Би грезила карьерой актрисы. «В 8 лет, я обратилась к маме с просьбой определить меня в актерскую студию, которая в результате обернулась вокальной.»

На одном из праздничных выступлений, Би исполнила композицию, которая тронула Винтур. С тех пор Би окончательно решила, что ее мечта должна осуществиться и серьезно занялась актерским мастерством, направив свои силы в шоу-бизнес.

Сейчас Би занимает должность линейного продюсера легендарного вечернего ток-шоу Сета Мейерса на американском телеканале NBS. Что интересно, в гостях у Мейерса однажды побывала и сама Анна Винтур.

С братом

Джулия Рестуан-Ройтфельд

С самого рождения Джулии Рестуан-Ройтфельд гарантировалась успешная карьера в модной индустрии. Ее мать Карин Ройтфельд на протяжении долгого времени занимала должность главного редактора VOGUE в Париже. Однако, не смотря на это, родословная Джулии оказалась не единственным ее достоинством.

Девушка родилась в 1980 году в Париже. Еще со школьных лет она вместе с мамой посещала все модные показы, поэтому не только полюбила это дело, но и научилась в нем разбираться. Окончив школу, Джулия Рестуан-Ройтфельд переехала в Нью-Йорк – именно ради учебы в Parsons The New School For Design. При этом ее интересовало не столько создание модной одежды, сколько тонкости ведения всех дел искусства и моды. Видимо, этим девушка пошла в отца – успешного бизнесмена Кристиана Рестуана.

После окончания Parsons Джулия устроилась работать в студию дизайна Baron&Baron, затем сменила ее на Laird&Partners. После ей стало тесно в чужой студии, и поэтому она решила открыть собственную - Global Design. В данный момент Джулия является арт-директором этой студии. Global Design – компания, которая создает различные проекты в сфере моды, среди которых рекламные кампании Valentin Yudashkin, Jean Paul Gaultier, Rock&Republic, логотип ЦСК «Гараж» и др.

Джулия Рестуан-Ройтфельд постоянно получает предложения от знаменитых брендов. Она уже представляла Gap, Salvatore Ferragamo, Mango, Accessorise и коллекцию Кавалли для H&M. Самой известной рекламой с ее участием считается фотосессия для аромата Black Orchid от Тома Форда, где Джулия появляется абсолютно голая, прикрываясь флаконом духов. Весной 2011 девушка стала лицом одной из коллекций декоративной косметики Lancome.

Сама Джулия в одежде больше всего любит классику и в своем стиле ориентируется на маму. Свои любимые вещи она нашла именно в ее гардеробе.

В 2012 году Джулия родила дочь от шведского манекенщика,Роберта Коника.

Карин Ройтфельд в молодости

Диктаторы стиля: Carine Roitfeld: ana_lee — LiveJournal

Возглавляя французский Vogue, Карин Ройтфельд является иконой стиля прежде всего для жительниц Парижа, чьи улицы продолжают ее вдохновлять. Много черпая из городской культуры, она никогда не опускается до вульгарности - талант, принесший ей славу одного из самых тактичных и интеллигентных представителей профессии.


Карин в 18 лет

 



1954
Карин Ройтфельд родилась в Париже. Ее отец Жак Ройтфельд (Jacques Roitfeld), выходец из семьи русских эмигрантов, был кинопродюсером. Девочка боготворила его, в то время как мать - типичная француженка, по выражению самой Карин, - казалась ей человеком более простым и приземленным. В одном из интервью Карин призналась, что мама познакомила ее с журналами мод еще до того, как она научилась читать.

1970 Шестнадцатилетнюю Карин замечает на улице фотограф и предлагает ей поработать моделью. Девушка охотно соглашается, но звездной карьеры, о которой мечталось, не получается - к сотрудничеству с Карин стремятся, в основном, заурядные издания. Карин решает отодвинуть на второй план работу модели и стать стилистом.



1972
Статьи Ройтфельд появляются во французском ELLE. Вскоре Карин начинает в нем регулярную колонку консультанта по стилю.

1981 У Карин и ее близкого друга Кристиана Рестуана (Christian Restoin) рождается первенец: дочь Юлия (Julia Restoin-Roitfeld). Спустя еще три года - сын Владимир. Несколько лет Карин занимается воспитанием детей.


Carine with Julia


Vladimir Restoin with Lily Donaldson

1986 Ройтфельд знакомится с фотографом Марио Тестино (Mario Testino), снимавшим ее дочь в качестве маленькой модели для итальянского Vogue Bambini. Образуется тандем, дружеский и профессиональный, ставший впоследствии одним из самых успешных в мире моды.


Carine with Mario Testino

1986-1995
Дуэт Ройтфельд и Тестино блестяще проявляет себя в рекламной съемке: их постеры, изготовленные для Gucci, Missoni, Versace, YSL и Calvin Klein, публикуются в американском и французском Vogue. На них обращают пристальное внимание ведущие дизайнеры, а Том Форд, работавший в то время с Gucci, предлагает им контракт. Сначала Ройтфельд отвергает это предложение - марка, представляемая Фордом, явно находится за пределами fashion-авангарда. Но харизматичный Форд добивается встречи и уговаривает Карин поработать вместе.

1995 Провокационная рекламная кампания, которую Форд запускает с Марио Тестино и Карин Ройтфельд, приносит проекту очень громкую известность. Для марки, которая, по мнению кутюрье, нуждается в притоке свежей крови, они вместе с Ройтфельд изобретают подчеркнуто чувственные образы. Созданные ими фотографии вызывают неоднозначные реакции: некоторые сюжеты находят едва ли не порнографическими. Влияние Ройтфельд на Форда в этот период очень велико - Карин не просто консультант Тома, но большой его друг и муза. 

1999 Ройтфельд работает внештатным редактором моды во французском Vogue и курирует линию мужской одежды в Yves Saint Laurent, приобретенном Gucci Group. Начинающий дизайнер Эди Слиман (Hedi Slimane) показывает Карин свою дебютную коллекцию и, благодаря ее поддержке, добивается признания и успеха.  

2001 Глава Condé Nast Джонатан Ньюхаус (Jonathan Newhouse) предлагает Ройтфельд возглавить французский Vogue, несмотря на то, что многим выбор вдохновительницы скандальной фотосессии кажется слишком рискованным предприятием. Карин привносит в журнал свежую энергию, игнорируя критику в свой адрес за излишнюю дерзость и непочтительность к традициям: ей нравятся фотосюжеты с сексуальным подтекстом, и она отдает явное предпочтение новому поколению дизайнеров, таких как Николя Гескьер (Nicolas Ghesquiere), Эди Слиман и Фиб Фило (Phoebe Philo). Кристиан Рестуан, с которым они по-прежнему живут в гражданском браке, сворачивает свой бизнес, чтобы помогать ей.

2005 Прибыль от рекламы в Vogue, возглавляемом Карин Ройтфельд, увеличивается на 60% - наилучший показатель за двадцать лет.

2006 Ройтфельд принимает руководство еще одним изданием -  мужским Vogue Homme International. Ее задача - восстановить высокую репутацию журнала, переживавшего нелучшие времена. По мнению Ройтфельд, этого можно добиться, сделав издание более интеллектуальным, насытив его серьезными статьями и эссе.

2007 Ройтфельд помещает на обложку Vogue модель-трансвестита  Андре J (André J), сфотографированного Брюсом Вебером. Образ получается на грани фола: бородатый выходец из Африки одет в женское платье и пальто, на его руках украшения, на ногах - изящные ботинки на каблуках.

2008 Карин Ройтфельд и Марио Тестино организуют фотосессию с участием топ-модели Ракель Циммерман, символизирующую иронию над активистами организации по защите прав животных PETA: на снимках манекенщица в шубке демонстрирует неприличный жест. В этом же году Карин Ройтфельд включают в список 100 самых влиятельных людей мира по версии авторитетного журнала Time.

P.S. «Я люблю сочетание маскулинного с женственным - это  очень по-французски, очень секси», - говорит Карин Ройтфельд, которую многие считают единственной вероятной соперницей могущественной Анны Винтур. Их отношения не безоблачны. Обе любят меха и не любят сумки, у обеих дочери стали моделями... хотя, возможно, это просто совпадение.

Ольга Борисова (vogue.ru)

Can We Please Get Some Carine Roitfeld Up in 4 Times Square?

We’ll go ahead and say it: We’re absolutely in love with French Vogue editor Carine Roitfeld. And not in the strangely fascinated way in which we proclaim ironic “love” for her American Vogue counterpart, Anna Wintour. No, what we feel for Roitfeld is pure, unjaded, dewdrop-sincere love.

Why the unbridled affection? Maybe it’s our usual Monday vulnerability, but our feelings are no doubt shaped by Roitfeld’s frank words on the fashion industry:

• “They have to sell bags, bags, bags, bags, bags, bags. I hate handbags.”

[Translation: I don’t give a **** about about Marc Jacobs’ quilted Stella bag.]

• “Maybe if you write it, they send me some [pants]. You never know. My size is small.”

[Translation: I’m adorably shameless.]

• “Botox? No. I don’t like Botox. It makes a very strange forehead.”

[Translation: I fear Nicole Kidman.]

• “Every day you have to think you are a soldier. It’s true. Always have to fight. I’m fighting to keep a level to the magazine.”

[Translation: Reese Witherspoon does not belong on my cover.]

• On why she doesn’t wear fur: “Because it has a smell.”

[Translation: It’s not about PETA.]

• On being shy: “I keep my hair down as my protection. With a drink it is better. I am very fun after one glass of vodka. I am more beautiful, too.”

[Translation: I’m just a normal drunk!]

• And, on Anna Wintour: “She taught me a lot. Maybe she think I go up too much, I don’t know… I want good relations with her. But…”

[Translation: I’m just as afraid of her as you are.]

So to sum-up , Carine Roitfeld's favourite perfume is 'Opium' for men by YSL.She doesn't like to wear a lot of jewels ('it's more sensual' she says) .She likes her underwear to be simple (no lace or thongs.Picture 2).She likes to wear a short dress over a long t-shirt ( as seen on the third picture).She likes to wear fur during summer.She prefers to carry small bags and wear tight sheer clothes and short dresses/skirts to show her legs with high heels on (that she hydrates with 'Opium' body cream), and trench coats, she never wears trousers .Egon Schiele is her favourite painter .For the night , she likes her clothes black , long, see-through,and in 'rags' (as in , a bit torn. Last picture).

La Vie Parasienne – She’s impossibly chic and always in vogue: who better to be a stylemaker?

What to wear? Or rather what not to wear? Now that is the real question. “The truly chic woman never wears black before ,” advised Genevieve Antoine-Dariaux in the 1964 fashion etiquette book Elegance. Yet Carine Roitfield – style icon, one-time muse for Gucci’s Tom Ford and current editor in chief of Paris Vogue – takes no notice of such rules. It is early morning and she is dressed in her signature all black: a narrow Balenciaga skirt, a black cashmere sweater, a paria of Helmut Lang thigh high boots and black Chanel bag with gilt chain. “The only thing that is not classic is my leopard print Roberto Cavalli jacket,” she says with a smile, “because I always like to give my classics that ‘wicked’ touch.” While each season may bring about new colours, must have shoe shapes and updated silhouettes, the truly stylish seem to have long worked out their look, rendered it classics and stuck to it. Think of Coco Chanel and her many strings of pearls, Audrey Hepburn in the little black dress, Anna Wintour in those perennial black sunglasses and Roitfield, always in black. (Who really believed another colour could ever be as fashionable?)

But what is it about their looks that is highly noticed, extremely coveted and forever copied? In the case of Roitfield, it is obvious; her poker straight hair that swings across her face; her heavily kohled eyes and her unique sense of style. Her looks have been repeatedly referenced on the runways, including Gucci, Versace and Yves Saint Laurent, yet Roitfield will tell you that her style is nothing to celebrate. “I am actually quite boring,” she quips. “Each season I get a new black skirt, but it is just the same as the black skirt I bought last year! It’s a basic knee length skirt from Balenciaga, and each season I buy the exact same one.” (With such a devoted customer as Roitfield, it is no wonder Nicolas Ghesquiere has re-named it the “Carine skirt”.)

The key to Roitfield's great sense of style is simple: everything fits her body to perfection. “It is my biggest fantasy to have everything fit perfectly,” she muses. “In fact I give everything an alteration. I have made my jeans shorter, all my skirts the right length and anything else that doesn’t fit – I fix.” While she has designer favourites, she isn’t afraid to take the plunge with more obscure names (she famously wore 70’s designer Loris Azzaro to a glamourous Vogue party bringing it back to the fore and is currently championing Riccardo Tisci), creating iconic fashion statements along the way. “I always wear something a bit strong and a bit rock n roll – even if it is just one little piece.”

She does however have some definite fashion don’ts. Pearls are not worn (“ too bourgeois”), a classic trench coat is shunned for a more “wicked” military version by Comme des Garcons and denim jeans are reserved for holidays (“worn with flats, never heels”). “I wear jeans and flats and I feel like I am on holiday. For me wearing skirts and high heels is only a costume for work.” Proof of this was the skinny Tsubi jeans, a grey cashmere top and open toed flats she was spotted during her most recent trip to Sydney. By night, she slipped into a little Yves Saint Laurent black cocktail dress: “I am wearing lots of little black dresses because it is very, very chic. For this season, I found a beautiful one from the cruise collection of YSL. Its black muslin, tight around the waist, with three quarter sleeves. It’s a stupid little dress, but its perfect.”

Her other classic pieces include a pinstripe Armani suit worn in Le Smoking style ( when in Yves Saint Laurent mood she’ll wear a transparent top underneath), and her classic Chanel handbag: “For me, Chanel was a bit decadent in her time. There is something always a bit wicked in the Chanel bag.” So which style icon does this style icon admire? “I love the looks of Jean Shrimpton,” she says. “I love the 70’s. That was my period. Jean Shrimpton is everything I want to be.” Hence her outfit today, re-interpreted from a David Bailey photograph of Jean Shrimpton taken in the 70’s, prominently displayed in a book on her desk. “And I want to tell you one more thing,” she says. “I absolutely love lingerie! I love it when you can see it under your blouse, a beautiful black bra sticking out from a white transparent shirt. It is very chic and of the moment.” As long as Roitfield is reinventing the rules, who would argue with that? 

 

 


Команда Vogue Paris

 


 

 

 
CARINE ET JULIA ROITFEILD

 

Юлия Рестуан-Ройтфельд/ Julia Restoin-Roitfeld

For this pretty Parisian, great style is in the genes—and the jeans. By Meredith Fisher

 When it comes to fashion pedigrees, Julia Restoin-Roitfeld couldn't have it better. As the daughter of French Vogue's Carine Roitfeld and Christian Restoin, the former owner of Equipment, the 26-year-old New Yorker was literally born into the industry. But parents aside, this Parsons grad has been cultivating a daring personal style all her own. While a design stint at Baron & Baron might have honed her visual skills behind the scenes, her recent role as the face of Tom Ford's Black Orchid perfume ads brought her refined rock-chic image to a more public place. The budding designer even masterminded the invitations for Peter Som's Spring 2008 show.

Most recently, Julia served as the inaugural campaign face for the new denim line Restoration of the Monarchy, and accepted a new position at the iconic Manhattan-based branding firm Laird + Partners. And while she may share her mom's passion for all things Alaia, she tells Refinery29 that she won't be following in her footsteps any time soon.

You definitely like to mix up your wardrobe between high-end and everyday denim. What's the one thing in your closet that's a constant?
Latex pants? Ha ha! No, I don't know. I do have a few favorite pieces but my style can't be summed up in one piece. It's more about the right mix between girly and rock.

What designer do you gravitate toward?
Azzedine Alaia because he embraces a woman's curves.

When did it hit you that your family was much more creative than most? Did you feel a sense of destiny for yourself?
I realized it pretty young. I always knew I wanted to do something artistic, not specifically in fashion though. But cats don't raise dogs!

We're jealous just thinking about all the great pointers you must get from your mom…What's the best style advice she's ever given you?
She told me not to try too hard or follow the trends too much—because they change too fast.

Is there anything in your mom's closet you can't steal?
All her shoes! She is a 37.5 and I am a 38.5 almost 39.

What item of clothing will you pass down to your kids?
All of the vintage dresses I wore as a child. I still have them in storage at my parents' house in Paris.

You recently became the face for the new denim line, Restoration of the Monarchy. Given the world domination of denim these days, why did you find this line special?
[I loved that] it was a totally different way to wear jeans. So many jeans cut today feel more tomboyish, but the Restoration of the Monarchy jeans are much more feminine.

How many pairs of jeans do you own?
Not so many, maybe three?

Could you see yourself ever extending your design talents to clothes?
I love designing, so whatever it is, I'd be happy to do it—from shoes, to bags, to make-up packaging…even jewelry!


Tom Ford's perfume "Black Orchid", model Julia Restoin-Roitfeld


  
 

 

О жизни эксцентричной Карин Ройтфельд

Кто знает имя Анна Винтур, тот обязательно должен знать и Карин Ройтфельд. Они – соперницы в работе, жизни и карьере. Так сложилось уже давно и так будет еще долго.

Если прочесть биографию Анны, то в ней можно найти много скандальных моментов. Хотя в жизненной истории Карин их тоже очень и очень много.

Карин – истинная француженка, она родилась в самом Париже 19 сентября 1954 года. Нет особых данных о том, чем она увлекалась в детстве, известно только то, что мама любила одевать дочери брендовые вещи, и привила ей чувство стиля.

В 16 лет ее заметил работник модного агентства и предложил работу манекенщицей. Девочка не стала возражать и прошлась несколько раз по подиуму. После пары не очень удачных контрактов, она поняла, что топ-модели из нее не выйдет, а потому быстро бросила это занятие. Но, познакомившись однажды с миром моды, трудно в одночасье его покинуть или забыть. Поэтому Карин решила стать стилистом.

Ей посчастливилось устроиться на работу в Elle, где она успешно работала по профессии. Далее в ее карьере

наблюдалось некое затишье. Дело в том, что у нее был гражданский муж — Кристиан Рестуан. Он него у нее сначала родилась дочь – Джулия в 1981-м, а через три года сын Владимир (1984). Поэтому лет 5 ей пришлось отдать на благо семьи и воспитания малолетних деток.

Однако мода (или судьба) решила не отпускать эту талантливую женщину из своих сетей. Случилось так, что Марио Тестино – известный фотограф, решил сделать фото с ее доченькой для Vogue Bambini в 1986-м году. Так она познакомилась с человеком, с которым впоследствии провела очень много совместных часов работы.

Эти двое настолько сошлись в понимании того, что они хотят увидеть на фото и как его нужно оформить, что образовали один из самых успешных творческих союзов в фешн-истории. Их рукам принадлежат бесчисленные количества реклам для таких брендов, как Миссони, Гуччи, Версаче, Келвин Кляйн, Ив Сен Лоран. Они сотрудничали с модными журналами, например Vogue и Glamour. Это происходило с 1986-го по 1995-й.

А потом произошло еще одно серьезное событие в ее жизни. Кричащие и провокационные работы фотографа и стилиста попали в поле зрения Тома Форда. Он тут же предложил им подписать с ним контракт. Поначалу Карин Ройтфельд не согласилась, так как она никогда не видела себя в работе с Гуччи, но потом, все-таки поставила свою подпись на договоре.

Читайте также: Вика Газинская – самый перспективный дизайнер России

1995-й год ознаменовался резким изменением характера рекламы от Gucci. Она начала иметь откровенный и сексуальный характер. А порой вообще носила провокационный подтекст.

В 1998-м году Карин и Марио трудились над обложкой первого российского издания Vogue. На ней были изображены Амбер Валетта и Кейт Мосс. Руководство журнала предложило ей попробовать себя в качестве внештатного редактора моды. Женщина была рада попробовать себя в новом русле и сменила род деятельности.

За годы работы в Vogue ей удалось добиться немалых успехов. Она по-прежнему отдавала предпочтение сексуальным фотосессиям и вообще никак не реагировала на звучащую вокруг нее критику. Благодаря ней, мир познакомился с такими дизайнерами как Фиби Фило, Николя Геськьер и Эди Слиман.

В 2001-м она официально стала главным редактором издания Vogue Paris. А после того, как ее деятельность позволила журналу увеличить тираж на 60% процентов, руководство Conde Nast доверило ей управление Vogue Homme International.

В общей сложности она проработала там с 2001-го по 2011-й год. Кто знает, возможно, и сегодня она бы могла еще

сидеть в кресле главреда. Однако она, как говориться, «доигралась» до увольнения. Ей простили африканца с нетрадиционной ориентацией в женском платье на обложке журнала. Ей также простили фото, ярко демонстрирующее пренебрежение и бахвальство над лозунгами защитников прав животных (организации PETA).

Однако в конце 2010-го – начале 2011-го она выпустила вместе с тем же Томом Фордом фотосессию с участием малолетних девочек. Они изображали роковых женщин, были ярко накрашены и приняли вызывающие позы. Вроде бы ничего такого, но решающим голосом стало возмущение Бернара Арно. Он пригрозил Vogue, что перестанет с ним работать и те, без всяких препинаний, приняли единое верное решение – уволить Карин Ройтфельд. Конечно, по официальной версии она сама ушла, решив больше заниматься семьей и детьми.

Но, такое неожиданное изменение в карьере не сломило ее творческий дух и желание развиваться. Она начала заниматься всевозможными проектами, консультировать модные дома в качестве стилиста. А V Magazine не постеснялся сделать ее своим приглашенным редактором.

Ко всему прочему она решали создать свой собственный журнал под названием CR Fashion Book. Хотя тут же озвучила свое решение, сказав, что вовсе не стремиться переплюнуть Vogue, а просто хочет создать что-то новое.

Читайте также

Опубликовано: 04.12.2012

3031 персоны, редактор, события