Книга гранд отель будапешт – Марианна Шатерникова: Стефан Цвейг: Экранизация Уэса Андерсона (Номер 10 (261) от 15 мая 2014 г.)

Отель «Гранд Будапешт» — Википедия

Награды и номинации
Награда Категория Номинант Результат
Берлинский кинофестиваль «Золотой медведь» (главный приз) Уэс Андерсон Номинация
Гран-при жюри Победа
Голливудский кинофестиваль «Лучший дизайн костюмов» Милена Канонеро Победа
«Готэм» «Лучший фильм» Номинация
«Золотой глобус» «Лучший фильм — комедия или мюзикл» Победа
«Лучшая режиссёрская работа» Уэс Андерсон Номинация
«Лучший сценарий» Номинация
«Лучшая мужская роль — комедия или мюзикл» Рэйф Файнс Номинация
«Давид ди Донателло» «Лучший иностранный фильм» Уэс Андерсон Победа
Премия Гильдии киноактёров США «Лучший актёрский состав»
Номинация
Круг кинокритиков Сент-Луиса «Лучшая работа художника-постановщика» Анна Пиннок, Адам Стокхаузен Победа
Круг кинокритиков Сан-Диего «Лучшая работа художника-постановщика» Победа
Круг кинокритиков Сан-Франциско «Лучшая работа художника-постановщика» Победа
«Выбор критиков» «Лучший фильм» Номинация
«Лучшая режиссёрская работа» Уэс Андерсон Номинация
«Лучший оригинальный сценарий» Номинация
«Лучшая мужская роль» Рэйф Файнс Номинация
«Лучший молодой актёр» Тони Револори Номинация
«Лучший актёрский состав» Номинация
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Номинация
«Лучший дизайн костюмов» Милена Канонеро Победа
«Лучшая работа художника-постановщика» Анна Пиннок, Адам Стокхаузен Победа
«Лучшая комедия» Победа
«Лучший актёр в комедии» Рэйф Файнс Номинация
Круг кинокритиков Финикса «Лучшая комедия» Победа
Ассоциация кинокритиков Чикаго «Лучший оригинальный сценарий» Уэс Андерсон Победа
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Победа
«Лучшая работа художника-постановщика» Анна Пиннок, Адам Стокхаузен Победа
Ассоциация кинокритиков Огайо «Лучший актёрский состав» Победа
«Лучшая музыка» Александр Деспла Победа
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Победа
Национальное общество кинокритиков США «Лучший сценарий» Уэс Андерсон Победа
Гильдия монтажёров США «Лучший монтаж (комедия или мюзикл)» Барни Пиллинг Победа
Гильдия художников-постановщиков США «Лучшая работа художника-постановщика в историческом фильме» Адам Стокхаузен Победа
Гильдия продюсеров США «Лучший фильм» Номинация
Гильдия операторов США «Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Номинация
Гильдия сценаристов США «Лучший оригинальный сценарий» Уэс Андерсон, Хьюго Гиннесс Победа
Гильдия костюмеров США «Лучший дизайн костюмов в историческом фильме» Милена Канонеро Победа
Гильдия гримёров и стилистов США «Лучший грим в историческом фильме» Фрэнсис Хэннон, Джули Дартнелл Победа
«Лучшая укладка волос в историческом фильме» Победа
BAFTA «Лучший фильм» Номинация
«Лучшая режиссёрская работа» Уэс Андерсон Номинация
«Лучший оригинальный сценарий» Победа
«Лучшая мужская роль» Рэйф Файнс Номинация
«Лучшая музыка» Александр Деспла Победа
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Номинация
«Лучшая работа художника-постановщика» Адам Стокхаузен, Анна Пиннок Победа
«Лучший дизайн костюмов» Милена Канонеро Победа
«Лучший монтаж» Барни Пиллинг Номинация
«Лучший грим и укладка волос» Фрэнсис Хэннон Победа
«Лучший звук» Номинация
«Оскар» «Лучший фильм» Номинация
«Лучшая режиссёрская работа» Уэс Андерсон Номинация
«Лучший оригинальный сценарий» Уэс Андерсон, Хьюго Гиннесс Номинация
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Номинация
«Лучшая работа художника-постановщика» Анна Пиннок, Адам Стокхаузен Победа
«Лучший дизайн костюмов» Милена Канонеро Победа
«Лучший монтаж» Барни Пиллинг Номинация
«Лучший грим и причёски» Фрэнсис Хэннон, Марк Кольер Победа
«Лучшая музыка к фильму» Александр Деспла Победа

«Отель Гранд Будапешт»: Забытые мечты

w800x600_15109

Австрийский писатель Стефан Цвейг, еврей по рождению, но гражданин мира по убеждениям, родился в Вене и прожил там до 1934-го года. Когда цвета крови и тьмы стали набирать силу, Цвейг покинул Австрию и уехал в Лондон, затем в Нью-Йорк и, наконец, в бразильский Петрополис. Пережив Первую Мировую, писатель не смог вынести последовавших за ней ужасов Второй и 22-го февраля 1942-года покинул поле битвы, «некогда называвшееся цивилизацией». Именно Цвейг становится источником вдохновения и основой повествования фильма «Отель Гранд Будапешт».

Стефан Цвейг одновременно предстанет перед зрителем в пору цветения своей молодости (Джуд Лоу), как умудренный сединами автор(Том Уилкинсон) и в качестве монумента, к которому придет юная поклонница писателя. Открыв книгу под названием «Отель Гранд Будапешт», она вместе со зрителями перенесется в забытый мир, построенный из ностальгии и марципана.

p_632170

Обращаясь напрямую к читателю, как это делает всякий хороший писатель, Цвейг Уэса Андерсона (который назван просто «Автор») расскажет историю о консьерже мистере Густаве (Рэйф Файнс) и его невероятных приключениях, имевших место в государстве Зубровка, расположенном где-то в Центральной Европе.

Три линии повествования (девушка читающая книгу, события описанные в ней и рассказ об этих событиях) имеют три различных экранных разрешения: 1.85, 1.33 и 2.35:1 — для того, чтобы подчеркнуть уникальность каждого отдельного события. Каждая их трех Вселенных насыщена мельчайшими деталями (от небрежной прически Джейсона Шварцмана до эмблемы на головном уборе Эдварда Нортона), яркими красками и неповторимым колоритом, который присущ только работам Андерсона. Уэс выстраивает и создает буквально все: от грандиозных пейзажей никогда не существовавшей Зубровки до одеколона мистера Густава под названием «L’Air de Panache».

p_632179

Следуя непреложным законам метафизики, спутник главного героя носит имя Зеро (Тони Револори), он соответствует этому имени, так как у него на самом деле нет ничего – ни родственников, ни родины (вымышленная страна, которую пришлось покинуть из-за гражданской войны). Зато у коридорного Зеро есть нарисованные чернильным карандашом усы и доброе сердце, что делает его богаче всех вместе взятых постояльцев элитного отеля, где он служит. Наставник Зеро консьерж Густав немного тщеславен, немного сладострастен, но зато с уважением и тактом относится ко всем окружающим, всегда сохраняет присущее не каждому внутреннее благородство и очень любит читать стихи. По сути, Густав как настоящий властелин жизни, является слугой принципов благородства и честолюбия.

p_618553

Не обращая внимания на газетные заголовки, свидетельствующие о начале войны, приятели Зеро и Густав более обеспокоены собственными приключениями, включающими череду загадочных смертей, вопросы наследования и опасные погони. Мировая Война настигнет их в образе наследника огромного состояния Дмитрия (Эдриан Броуди), предпочитающего черный цвет в одежде и физическое устранение своих врагов.

p_618559

В период окончания того сладостного времени между двумя мировыми войнами, которое вспоминается с неизбывной печалью, Густав и Зеро будут вовлечены в калейдоскоп событий, которые окончатся не только падением нравов, захватом мифической Зубровки, но и ознаменуют окончательное исчезновение эпохи Густава Н. и Стефана Цвейга. Идеализм покинет мир, и роскошные интерьеры отеля «Будапешт» будут вынуждены уступить требованиям утилитарного прогресса.

p_632172

Одним из мест действия картины будет являться тюрьма. Робы заключенных в ней поразительно напоминают форму, к которой помимо нашивки с номером добавляли желтую звезду, розовый треугольник и некоторые другие «знаки отличия», а одним из заключенных будет тот же, кто в свое время исполнил роль Соломона Соровича в фильме «Фальшивомонетчики». Совпадение ли это? Скорее всего нет – в мире Стефана Цвейга и Уэса Андерсона не бывает совпадений. Свидетельством тому служат буквы «SS», который режиссер легким росчерком превращает в «ZZ», точно зная, что смех — самое сильное оружие, против которого не устоит ни один враг (стоит только вспомнить «Великого Диктатора» Чарли Чаплина или «Большую прогулку» с Луи де Фюнесом и Бурвилем).

p_632177
История «начала окончания конца начала» будет разворачиваться под характерную музыку, написанную Александром Депла, в интерьерах, над которыми трудились 6-ть художников-постановщиков и один рыжеволосый режиссер. А в ролях снова будут те, без кого Андерсон не мыслит своих фильмов: Оуэн Уилсон, Эдвард Нортон и Джейсон Шварцман. Конечно же, это далеко не весь актерский состав, но перечислять всех бессмысленно, так как даже эпизодические роли здесь исполняют Карл Маркович и Матье Амальрик.

p_618561

Играя метафорами и гротеском, режиссёр выстраивает из них конструкцию эфемерную и монументальную одновременно. Не смотря на весь внешний бурлеск, умопомрачительные приключения и обоюдоострые шутки, история Андерсона невероятно грустная, и воспринимать её как комедию просто преступно и бесстыдно.

«Отель Гранд Будапешт» обветшал и утратил свое былое великолепие, а республика Зубровка прекратила свое существование. Место мистера Густава занял мсье Жан (Джейсон Шварцман), отличающийся небрежностью и почти забывший о нашем существовании. Но пусть тот мир высоких принципов, строгого распорядка и неловких стихов, сочиненных Густавом Н., ушел безвозвратно – главное, что он был и обрел вечную жизнь благодаря бумаге, чернилам и некоторым мечтательным умам.

p_632168

Андерсон снимая фильмы с великолепным сюжетом, тонким смешением чувственного и интеллектуального, в своём богатом метафорами неповторимом стиле, на этот раз, кажется, достиг если не абсолюта, то творческого апофеоза. В истории мистера Густава и его верного друга Зеро нет ни одного лишнего стежка или затяжки, как нет их в золотистой эмблеме «Общества скрещенных ключей», украшающих воротнички ливрей фиолетового цвета.

«Отель Гранд Будапешт» — это ода благородству и человеколюбию, оставшихся где-то во временах загадочного мистера Густава, но все еще доступных некоторым книжным ворам, у которых всегда найдется книга со странным, будто призрачным зданием розового цвета на обложке. Томик, который таит одновременного радость и печаль, смех и слезы, а также помнит таинственного консьержа, который «так и не сумел состариться».

Текст: Евгения Савкина

p_618547

Марианна Шатерникова: Стефан Цвейг: Экранизация Уэса Андерсона (Номер 10 (261) от 15 мая 2014 г.)

Гранд-отель «Будапешт»

The Grand Budapest Hotel

Режиссер Уэс Андерсон

Во многих кинотеатрах

45-летний Уэс Андерсон — режиссер, многократно награжденный и обожаемый многими критиками и зрителями. Вот и этот его фильм получил Большой приз жюри на Берлинском фестивале. А на сайте «Гнилые помидоры» 92 процента критиков и 89 процентов зрителей выразили фильму свое одобрение.

Нельзя отрицать, что Андерсон (правнук Эдгара Райса Берроуза, написавшего «Тарзана») — человек мастеровитый. У него свой, яркий изобразительный стиль и своеобразная манера вести повествование — довольно беспорядочная, потому что сюжет ему не слишком важен. Поклонник режиссера, критик Рене Родригес, в своей рецензии на «Гранд-отель» называет Андерсона одним из самых творчески интересных людей в кино, и сообщает, что при просмотре фильма у него от удовольствия поджимались пальцы на ногах. Правда, другой критик, Джо Уильямс, в своей — тоже хвалебной — рецензии обращается к противоположной части тела и замечает, что «стилистические излишества фильма местами грозят вызвать головную боль, как при чрезмерном потреблении сахара».

Из восьми фильмов Андерсона я видела четыре. Отдавая должное их изобразительной стороне, я не отношусь к поклонникам режиссера.

Это, конечно, вопрос вкуса. Бессмысленность споров о вкусах запечатлел в своей басне неподражаемый Козьма Прутков. Там дед говорит внуку: «Тебе, дружок, и горький хрен — малина, а мне и бланманже — полынь!» Бланманже Уэса Андерсона, на мой вкус — пустое, холодное и бессодержательное. А его предпоследний фильм «Царство восходящей луны» (The Moonrise Kingdom) — про двенадцатилетних мальчика и девочку, которые убегают на лоно природы и предаются там радостям секса, пока их, сбиваясь с ног, разыскивают родители, полиция и бойскауты, показался мне просто неприятным. Понравился мне только один фильм Андерсона — мультипликация «Великолепный мистер Лис» (Fantastic Mr. Fox, 2009). Может быть, он удался потому, что сделан по забавной детской повести Роальда Даля, и визуальное мастерство режиссера не подминает под себя сюжет, а поставлено ему на службу. Лиса очень хорошо озвучил Джордж Клуни, и фильм был номинирован на «Оскара» (но уступил фильму «Вверх!» — «Up!»).

Что касается «Гранд-отеля Будапешт», то ничто не могло бы ошеломить меня больше, чем финальная надпись, что фильм «был вдохновлен творчеством Стефана Цвейга».

Все мы помним, как, начиная с 30-х годов, Цвейгом — и его новеллами о любви, и историческими очерками — зачитывались в Советском Союзе. Пусть Томас Манн написал в дневнике, что считает Цвейга посредственностью, но тот был очень популярен и в Европе, и в Америке. И «Амок», и «24 часа из жизни женщины», и «Письмо незнакомки», и «Мария-Антуанетта» были экранизированы на Западе. В России, где его поддерживал Горький, интерес к Цвейгу был очень велик и держался долго — в начале 30-х годов выпустили многотомное собрание его сочинений, а в 1963 году издали семитомник. Конечно, советской власти были безразличны литературные достоинства знаменитого «буржуазного» писателя. Его издавали по причинам чисто политическим. Цвейг, идеалист либерального толка, считал большевистскую революцию благодетельной для России, и делал об этом широковещательные заявления.

Только когда Сталин заключил в 1939 году пакт с Гитлером, просоветская позиция Цвейга сильно поколебалась.

В нацистской Германии книги еврея Цвейга жгли в университетах. Когда в 1934 году он написал либретто для оперы Рихарда Штрауса «Молчаливая женщина», то счел за лучшее даже не присутствовать на премьере, и все равно спектакль сняли после двух представлений. Штраус, к которому нацисты благоволили, не был антисемитом. Его сын был женат на еврейке. Композитор хотел сотрудничать с Цвейгом и дальше, но гестапо перехватило его письмо об этом к Цвейгу, и Штрауса сместили с поста председателя Государственного музыкального управления.

Цвейг в 1935 году уехал в Англию, где познакомился и подружился с Фрейдом. В 1940 году он переехал в Нью-Йорк, а оттуда в Бразилию. Там в 1942 году Цвейг и Лотте Альтман, его бывшая секретарша, ставшая за три года до этого его второй женой, приняв яд, вместе совершили самоубийство.

Сейчас на Западе и книги Цвейга, и его трагическая судьба уже забыты. Был он интеллигентом высокой пробы и пацифистом. В посмертной записке написал, что знал жизнь, где интеллектуальный труд был чистейшей радостью, а личная свобода — высшим благом на земле. Увы — на его глазах такая жизнь становилась все менее возможной.

Цвейг родился в 1881 году в Австрии. Ему посчастливилось прожить тридцать три счастливых года в блестящей Вене, столице австро-венгерской империи Габсбургов. В его мемуарах «Мир вчерашнего дня» (он начал писать их в 1934 году перед отъездом из Австрии и отправил издателю за день до смерти, в феврале 1942 года), говорится: «Пытаясь найти простое определение времени, в которое я рос, я надеюсь передать его суть, назвав его Золотым Веком Безопасности». Крушение Золотого Века началось с первой мировой вой­ной, а коммунизм и нацизм окончательно растоптали его обломки.

В 1941 году в Нью-Йорке Пен-клуб устроил грандиозный банкет для писателей в изгнании, на нем было около тысячи человек. Цвейг в своей речи сказал, что ему стыдно. Он просил извинения за свой родной немецкий язык, который служит машине, убивающей человечность.

Режиссер Уэс Андерсон про Цвейга никогда не слыхал, но шесть лет назад случайно купил его роман «Берегись жалости», и увлекся им. Потом прочел «Девушку с почты», которая ему тоже очень понравилась. Мемуары «Мир вчерашнего дня» раскрыли перед Андерсоном, по его словам, совершенно незнакомую ему жизнь Европы до Первой мировой войны. Например, он никогда не задумывался о том, когда именно исчезла свобода передвижения через границы и были введены паспорта... Андерсону захотелось сделать что-нибудь «в духе Цвейга».

Но, хотя его восхищение писателем и его намерения кажутся вполне искренними, фильм «Гранд-отель «Будапешт», на мой взгляд, не имеет с Цвейгом абсолютно ничего общего.

В своих интервью режиссер рассказывает, что именно он, по его выражению, «украл» у Цвейга для своего фильма.

Это, во-первых, прием «рассказа в рассказе» — когда один персонаж рассказывает другому о прошлом. Во-вторых, описание роскошного отеля в Швейцарии, куда бедная «девушка с почты» попадает по приглашению богатой тетки. И, наконец, фигуры Писателя, да и главного героя Гюстава якобы «смоделированы» с самого Цвейга.

Действие фильма происходит в вымышленной восточно-европейской стране с ужасным по безвкусию названием Зубровка. (Снимали все в Германии). Сперва какая-то девушка стоит у памятника знаменитому Писателю — видимо, в 80-е годы. Она читает его мемуары, сообщая нам, что, очевидно, в конце 60-х годов (за хронологией в фильме следить очень трудно) он посетил некогда знаменитый отель «Будапешт». Сначала мы видим Писателя старым (зачем, я так и не поняла), а потом — молодым. Отель пришел в полный упадок. По-видимому, до этого его довел коммунистический режим, но впрямую совершенно ничего не говорится. Однако, почему-то «Будапешт» не национализировали, и Писатель знакомится с его престарелым владельцем. Тот начинает рассказывать ему основной сюжет картины.

Все это запутанное и ничего не проясняющее вступление заставило и меня поджать пальцы ног, только не от удовольствия.

Андерсон писал, что в фильме не только место действия выдуманное, но в нем «перемешаны войны, культуры и национальности». Зачем понадобилась такая мешанина, абсолютно непонятно. Разве что большей определенностью режиссер опасался кого-нибудь обидеть?

Знаменитому режиссеру нетрудно обеспечить участие известных актеров в своем фильме, даже на небольших ролях. У Андерсона заняты и Джуд Лоу (Писатель в молодости), и Эдвард Нортон, и Харви Кайтель, и Адриен Броуди, и Меррэй Эбрахам, и Уиллем Дефо, и другие «крупные имена». Они изображают каких-то адвокатов, чиновников, полицейских, депутатов, но никто из них не запоминается, потому что делать им фактически нечего, и они не играют, а мелькают.

А держится фильм на единственном — замечательном! — актере, англичанине Рафе Файнзе, который купается в своей роли, потому что мало кто использует его комедийный талант, а тут он пригодился.

Файнз играет консьержа гранд-отеля — то-есть, заведующего обслуживанием гостей. Это стремительный, самоуверенный человек. Главная «краска» его образа — то, что он изъясняется высоким, почти поэтическим слогом, но все время перемежает его матерщиной. Видимо, это должно свидетельствовать о том, что мсье Гюстав — выходец из народной толщи. Собственно, он мельком и признается в этом юному портье, которого берет под свое крыло и делает своим другом. Фамилия консьержа неизвестна, но начинается с латинской буквы Н. Возможно, это первая буква слова human — «человек».

Мы узнаем, что мсье Гюстав — гей (слава всевышнему, его похождений на этой стезе нам не показывают, но для авторов его принадлежность к этой группе населения явно важна как положительная черта). Предположения о причине его дружбы с портье снимаются, так как у юноши есть подруга Агата. Она кондитерша, и ее торты сыграют роль в сюжете. Несмотря на свое гейство, мсье Н. толкует свои служебные обязанности расширительно, и сексуально обслуживает богатых старух, приезжающих в гостиницу. Спасибо за то, что и этого нам тоже не показывают. Но на этом построен весь сюжет.

Одна из таких старух, мадам Д., ублаженная консьержем, уезжает восвояси, но дома отдает богу душу. Мсье Гюстав считает необходимым попрощаться с покойницей, и едет к ней вместе с любимым портье. Там оглашают ее завещание, согласно которому старушка оставила консьержу немыслимо дорогую картину «Мальчик с яблоком». Гнусный Дмитрий, сын покойницы, этим недоволен. Но консьерж ничтоже сумняшеся тайком сдирает картину со стены, подменив ее каким-то мало приличным плакатом, и увозит к себе в отель. Где и прячет.

Тут возникают подозрения, что мадам Д. умерла не своей смертью, а была убита. Дмитрий обвиняет в этом мсье Гюстава. Консьержа и портье арестует полиция и сажает в тюрьму. Там мсье Гюстав обслуживает арестантов, развозя им обед и элегантно осведомляясь: «Не угодно ли баланды, господа?» Затем Агата присылает узникам напильники в торте, они сложно и долго бегут из неволи. Дмитрий не унимается и посылает по их следам наемного убийцу. Тот приканчивает единственного человека, который мог бы подтвердить невиновность консьержа. Но мсье Гюстава спасают консьержи других отелей, связанные членством в загадочном «Обществе скрещенных ключей», возможно, имеющем гомосексуальную подоплеку. Потом в картине обнаруживается второе, спрятанное завещание мадам Д., которое каким-то образом обеляет консьержа. Убили ли старуху, и кто именно, так и остается неясным.

В общем, комическая история о том, как героев сажают, а они бегут, и занимает весь фильм.

Найти в этом хоть какое-то сходство с Цвейгом совершенно невозможно. Критик Том Лонг назвал все это «старомодным, пышно разукрашенным фарсом — нелепым, эксцентричным и часто просто глупым». Другой рецензент, Луис Пройект, заметил, что фильм никак не связан со стилем, настроением или темами Цвейга, а скорее напоминает «безумные» кинофарсы братьев Маркс 30-х и 40-х годов, или даже старую американскую кино-клоунаду Three Stooges, основанную на грубоватых трюках.

В фильме есть только два коротких эпизода, перекликающихся с Цвейгом. В обоих консьерж и портье едут в поезде. Первая сцена происходит, очевидно, еще в Австро-Венгрии. Офицер с солдатами входят в купе и проверяют документы. У портье есть только какая-то мало убедительная бумага, потому что он беженец (почему и откуда, неизвестно). Но мсье Гюставу, как респектабельному гражданину, удается убедить офицера, что юноша находится под его покровительством, и все кончается благополучно. Второй такой же эпизод, однако, происходит уже, по-видимому, после прихода к власти нацистов. Грубый офицер не желает ничего слушать и раздирает в клочья предъявленный ему документ. В купе завязывается потасовка.

Об этом Писателю рассказывает старый Владелец Отеля — он же бывший портье. На вопрос Писателя, что же было дальше, Владелец сообщает, что мсье Гюстава убили. Недаром он заявлял, что «начало конца начала уже началось».

Так передана тема гибели цивилизованного мира.

Не лишне отметить соответствие фильма требованиям политкорректности. В творчестве Цвейга тема гомосексуализма почти отсутствует, она затронута только в одной новелле «Смятение», где университетский профессор мучится от своих гейских наклонностей. Но нынче герой-гей в большой моде, и нетрадиционная ориентация мсье Гюстава упомянута (хотя и никак впрямую не обыграна) явно для того, чтобы вызвать к нему симпатию.

Любопытен с точки зрения политкорректности и образ портье. Когда Гюстав при первом знакомстве расспрашивает юнца о его прошлом, то быстро приходит к выводу: и опыта работы, и образования у него нуль. Так он и будет называть своего протеже: Нуль. Зеро. Режиссер говорил в интервью, что Зеро — человек без гражданства, то ли араб, то ли еврей, то ли смесь обеих национальностей. Однако, назвал-то он его почему-то не Соломоном, а Мустафой! В отличие от геев, еврейские герои как раз нынче совсем не в моде. А мусульманам в «прогрессивных» кругах принято сочувствовать. (Сейчас поднялась свистопляска вокруг «несчастного» Джохара Царнаева. которого якобы «неправильно и жестоко» допрашивало ФБР.)

«Общественная атмосфера» — понятие отнюдь не отвлеченное и вполне ощутимое. В атмосфере нашей жизни все больше сгущается «благоухание» антисемитизма. Руководство Палестины помирилось с террористами из «Хамаса» и собирается сформировать с ними совместное правительство. Израиль ответил на это отменой переговоров о мире. А госсекретарь США Керри 25 апреля отреагировал на это публичным заявлением, что Израиль движется по пути к апартеиду. Никогда еще высокопоставленный американский чиновник не употреблял таких выражений в адрес Израиля. В Палестине это встречено с радостью и повторяется на все лады. В Америке те, кто сохранил рассудок, называют выступление Керри дипломатической катастрофой и кошмаром. Но 30 апреля, когда Карни, пресс-секретаря Белого Дома, спросили на пресс-конференции, пользуется ли Керри полной поддержкой президента Обамы, он ответил: «Абсолютно».

Так что не стоит удивляться и тому, что происходит буквально у нас под носом. В калифорнийском округе Сан-Бернардино есть школьное управление, по-нашему, РОНО, объединяющее 26 тысяч учащихся (Rialto Unified School District). Недавно там поймали с поличным бухгалтершу, которая украла из денег, предназначенных для питания школьников, 1,8 миллиона долларов. Поскольку это не могло произойти без попустительства заведующего РОНО, его выгнали с работы. Временным заведующим прошлой осенью назначили человека по имени Мохаммед З. Ислам. После этого, в декабре прошлого года двум тысячам восьмиклассников было предложено за три месяца выполнить письменное задание с целью развить их критическое мышление. Прошу обратить внимание на то, что это происходит не в Пакистане, а в Калифорнии.

Тема задания была несложная, но увлекательная. Ее разработала группа учителей под руководством «отдела образовательной службы» РОНО. 13-летним детям предложили на 18 страницах написать «обоснованное сочинение» о том, был ли в действительности Холокост, или это была «просто политическая махинация, созданная, чтобы повлиять на чувства общества и получить материальную выгоду». В одном из «источников», рекомендованных учащимся, Холокост и «Дневник Анны Франк» были названы «мошенничеством» (hoax).

Когда Центр Симона Визенталя и Анти-диффамационная Лига заявили протест, госпожа Саида Джафри, представительница РОНО, отказалась отвечать на вопрос, были ли наложены взыскания на учителей, так умело развивающих критические способности молодежи. Обо всем этом вяло сообщила «Лос Анджелес таймс» в статье под названием «Извинения по поводу школьного задания» (а не «Разнузданный антисемитизм в школах Сан-Бернардино»). РОНО действительно извинилось на собрании, посвященном этому событию, а мистер Ислам сказал, что принимает на себя ответственность. Собрание усиленно охранялось полицией, потому что в адрес учителей и деятелей РОНО поступили угрозы от населения.

Когда детишки, обученные критическому мышлению, подрастут, таких угроз больше поступать не булет. Газета называет только одну-единственную 14-летнюю девочку, написавшую в своем сочинении, что Холокост был, и что задание было «плохой идеей».

Какое отношение, спросит читатель, это имеет к фильму «Гранд-отель «Будапешт»? Да никакого бы не имело, если бы режиссер все-таки назвал своего героя Соломоном.

А так — авторы фильма элегантно подстраховались: мы не гомофобы! И не исламофобы! Они тоже хорошо чувствуют, куда дует ветер общественного мнения.

Это вызывает во мне еще большее неприятие этого бессмысленного и неряшливого фильма, спекулирующего на имени некогда знаменитого писателя.

**


 

***** — замечательный фильм

**** — хороший фильм

*** — так себе

** — плохой фильм

* — кошмарный

Отель "Гранд-Будапешт" - HOT BRITISH TEA


Есть еще проблески здравого смысла в безумии, которое раньше именовалось цивилизацией

В мой фирменный восторг на этой неделе меня привел восхитительный фильм Уэса Андерсона “Отель Гранд-Будапешт”, снятый по мотивам романа горячо любимого мною Стефана Цвейга. Этот фильм смотрится на одном дыхании и затягивает так, что послевкусие буржуазной Европы еще долго не даёт вернуться в наш скучный современный мир.

Режиссер фильма “Отель “Гранд Будапешт” Уэс Андерсон:

Я прочитал все его (австрийского писателя Стефана Цвейга) романы, его мемуары, “Вчерашний мир”. И хотя наша история, собственно, напрямую не связана с ним, не основывается на его новеллах или романах, она, скорее, проникнута их атмосферой, в ней есть приемы, которые он использовал. И мой замысел состоял в том, чтобы создать наше собственное видение произведений Цвейга“.

ACHTUNG! могут быть найдены спойлеры :/

Весь фильм представляет собой глубокую ретроспективу: история начинается с того, как молодая девушка приходит к памятнику Стефану Цвейгу на кладбище в Лутце и держит в руках его книгу “Гранд Отель Будапешт”. Она немного смущенно открывает книгу, и мы окунаемся в прошлое: перед нами пожилой Цвейг (Том Уилкинсон, чей голос, как рассказчика, сопровождает нас немалую часть фильма), сидящий за столом и периодически одёргивающий шалящего рядом сына. Он зачитывает введение: “я передаю эти события так, как когда-то они были рассказаны мне, совершенно неожиданным для меня образом…

И снова назад в прошлое: молодой Цвейг (Джуд Лоу) заходит в обветшалый и запустелый отель…”угадайте какой” :). Рассказчик ненавязчиво повествует о том, как здесь пусто, как неловок, но добр портье, как замкнуты постояльцы и какое это, в общем-то, увядающее местечко. Моменты с молодым Цвейгом выполнены в виде такой экранизированной аудио-книги: все реплики автора сохранены и проговариваются рассказчиком на фоне. Это потрясающе, как фразы “…- сказал он” и “я задумался, а он продолжал” совершенно не мешают восприятию диалогов, а наоборот, придают им такой невероятный колорит, что создается ощущение, будто действительно читаешь книгу.

Вернемся к сюжету. Цвейг встречает пожилого владельца отеля, который, восхищенный его талантом, заводит с ним разговор. На вопрос, как же ему удалось получить такой знаменитый и дорогой отель, господин Зеро Мустафа начинает свой увлекательный рассказ, а мы, в лучших традициях флешбека, переносимся в самое далекое прошлое этой истории – времена молодости господина Мустафы и расцвета отеля “Гранд-Будапешт”.

Оказывается, Зеро был обычным иммигрантом с востока, устроившимся работать в отель “коридорным”. Он живёт в комнате меньше грузового лифта, рисует себе усы карандашом и изо всех сил старается угодить постояльцам, а тем самым и своему непосредственному начальнику – портье.

Тут-то и появляется господин М. Гюстав (Ральф Файнс) – интеллигент и сердцеед. Он портье в шикарном европейском отеле, здесь всё и все подчиняются его решающему голосу: тут цветы поменять, этому господину новый номер найти, той даме помочь с её личными проблемами… ах нет, этим он займётся сам. Удивительно, но месье Гюстав оказывается редким любителем пожилых женщин и большинство посетителей отеля останавливаются здесь почти что только ради него.

Первой и самой важной дамой в этой картине оказывается “Мадам Ди” – богатейшая, но и безмерно старая герцогиня, по уши влюбленная в главного героя (именно героя, а не персонажа) – портье. В роли мадам Ди выступает Тильда Суинтон, оказавшись в кадре едва ли на пять минут, она покорила меня целиком и полностью – стара как мир, но все еще прекрасна.

В общем-то, сюжет фильма завязывается на том, что пожилая мадам умирает, как позже оказывается, от яда, а наследство оставляет весьма неоднозначное: самый ценный экземпляр своего имущества – картину “Мальчик с яблоком” – она завещает господину Гюставу М. Дети её, в особенности Димитрий (Эдриан Броуди), просто в бешенстве. Недолго думая, Гюстав и Зеро, дабы не потерять возможности отломить лакомый кусочек наследства, крадут картину из поместья, где проводилось прощание с покойной и оглашение завещания. Ну, а дальше события сплелись в клубок…

На протяжении всего фильма по пятам за героями следует нанятый Димитрием киллер Джопплин (Уиллем Дефо). Похожий на макаку брутал в кожаном пальто не меняя выражения лица вышвыривает из окон котов и отрубает людям пальцы и головы. Удивительно, как эти кадры, показанные без лишних прикрас, но всё же достаточно подробно – одним словом, как в жизни – совершенно не вызывают отвращения, а наоборот – придают персонажу характер и особенный колорит фильму.

Кстати о колорите. Тут просто невозможно промолчать: каждый кадр хочется рассматривать, и смаковать. Музыка, детали (Уэс Андерсон славится своим педантизмом в этом деле), пейзажи и даже спецэффекты (где-то немного гротескные, а где-то совершенно незаметные) – всё это резко, без предупреждения, с головой окунает в мир буржуазной Европы. В особенности этому способствует сам Гюстав – такой учтивый и интеллигентный, искренне восхищенный высоким искусством, постоянно цитирующий какие-нибудь стихи… Он живой, настоящий. Где совсем плохо этот нежный красавец и крепкого словца не побоится, где страшно – убежит, а где нужно заступиться за друзей – не побоится и фашистского самосуда. Также хочу обратить внимание потенциального зрителя на построение кадра: когда мы смотрим события реального времени (девушка на кладбище) перед нами обычный широкоэкранный кадр, как в кинотеатре. С постепенным возвращением в прошлое кадр сужается – словно меняется формат кинопленки, и вот, в разгар приключений Гюстава и Зеро мы смотрим в маленькую квадратную форточку. А во время начала Второй мировой кадры становятся черно-белыми (помните старые фильмы о войне? “Офицеры”, “Щит и Меч”). Благодаря такому приему в атмосферу фильма погружаешься с головой, вскоре напрочь забывая, что сидишь в кинотеатре. Ну разве не чудо?

Особенно хочется отметить великолепную Сиршу Роннан, играющую невесту Зеро – Агату. Вся в муке, с огромным родимым пятном на щеке, скромная и серая, она безумно красива и является тем самым символом чистоты и непорочности, которому поклоняется пожилой Зеро, не в состоянии контролировать свои эмоции при воспоминаниях о ней. Она отважна настолько, насколько это возможно для девушки вроде неё, живущей на чердаке кондитерской под гнётом знаменитого и весьма строгого кондитера – “огромной гориллы”, как выразился Гюстав, – она подкладывает инструменты в пирожные, чтобы передать их решившим сбежать из тюрьмы преступникам. Она крадёт безумно дорогую картину, за которой охотятся весьма могущественные люди, прямо из-под носа всего фашистского командования. Она прекрасна, и она – символ эпохи.

В двух словах – фильм великолепен. Похоже на “Великий Гетсби”, только без налёта отчаянного романтизма. Естественный, жизненный рассказ о том, как в жизни Зеро Мустафы появился необыкновенный человек, кардинально изменивший его судьбу.
Концовка фильма, как и в жизни, неожиданная и нелепая. Приключения завершились также внезапно, как и начались. Режиссер медленно возвращает нас обратно к молодому Цвейгу, дослушивающему рассказ Мустафы, затем к пожилому, заканчивающему книгу, а затем и в реальный мир – к девушке, дочитывающей книгу на кладбище в Лутце.

Like this:

Like Loading...


«Отель „Гранд Будапешт“» – Журнал «Сеанс»

Отель «Гранд Будапешт». Реж. Уэс Андерсон, 2014

Наши дни. На укрытые снегом развалины старого кладбища Лутца (условная столица условной центральноевропейской республики Зубровка, когда-то побывавшей частью не одной империи) поклониться давно уже почившему Автору — на бюсте так и написано это самое слово с определенным артиклем the — является девочка-припевочка: ботинки «доктор мартенс», значки на лацкане, некоторая бледность.

1985 год. Бюст Автора (Том Уилкинсон) оживает. Вот он в тренче, за письменным столом, с трубкой и внуком (паршивец стреляет в камеру) предупреждает читателя о том, что есть пределы и для авторского воображения: каждый писатель ворует у жизни ровно столько, сколько может унести. Более того, жизнь нагружает его с каждым годом все сильнее и сильнее, так что и от письменного стола уже особо не отойдешь.

Отель «Гранд Будапешт». Реж. Уэс Андерсон, 2014

1968 год. Сильно помолодевший Автор (Джуд Лоу) поправляется после очередной книги в альпийской здравнице «Гранд Будапешт» с богатым прошлым и сомнительным будущим — когда-то это было, что называется, учреждение, но нынче не то: управляющий-ловкач (Джейсон Шварцман) оперся на стойку с видом скучающей нимфы, лифты ленивы, серебро в патине. В лобби, впрочем, есть место для человека, который еще может рассказать о других временах.

Итак, внимание,1932 год. Главные действующие лица еще живы: познакомьтесь с прелестным любителем старушек и парфюмов, управляющим мсье Густавом (Рэйф Файнз), а также его верным помощником, мальчишкой-беженцем Зеро.

Уэс Андерсон упаковывает историю заботливо, с какой-то даже прилежной ненавистью, так Раскольников заворачивал когда-то свой эфемерный заклад: годы и рассказчики отделяют нас от произошедших событий. География тоже укутывает: имперская провинция, в ней уютный кондитерский Лутц, а в нем фуникулер до горной вершины, на которой, словно на торте — вишня, угнездился отель «Гранд Будапешт». Это фильм-матрешка. Тесное, густо населенное (как официальный плакат фильма, где звезд, что на небосклоне) кино. И теснота эта подчеркнута типичными андерсоновскими художественными приемами: упорядоченностью кадра, указующими перстами трансфокаций, тоталитарными верхними планами. Автор (в данном случае говорим не о писателе в кадре, а о режиссере-постановщике) ни за что не отпустит вожжи, история будет вам доложена, будьте уверены: раз уж сказал «А», то и весь алфавит — до конца.

Отель «Гранд Будапешт». Реж. Уэс Андерсон, 2014

Никогда еще Уэсу Андерсону не удавалось построить кукольный домик столь невероятных размеров. Здесь, как минимум, пять-шесть главных героев, еще столько же второстепенных персонажей, дюжина эпизодников с хорошо прописанными партиями, каждый, кому суждено мелькнуть в кадре, удостаивается небольшого бенефиса. Тильда Суинтон стара как смерть, демонический Уиллем Дефо сжимает кулаки, украшенные золотыми кастетами, Эдриен Броуди играет усиками (хотя кто только ими здесь не играет!), Эдвард Нортон — в серой каракулевой (снова восклицательный знак!) шинели, Сирша Ронан снабжена фантастической красоты родимым пятном. Божественный взор автора прикован к каждому из его созданий, но учитывая методы изложения — камера невзначай может скользнуть сквозь стены, или пролезть в окно, — эта забота отдает тюрьмой, паноптикумом, в котором каждый на виду. Неслучайно именно тюрьма, в которую по сюжету попадает мсье Густав, подозреваемый в убийстве престарелой аристократки, оказывается весьма андерсоновским по духу местом (кто бы мог подумать). Симметрия лестниц и коридоров, не скрывающие своих обитателей решетки камер — все это греет душу играющего режиссера. Даже феерическую сцену побега он снимает так, что любо-дорого посмотреть, ведь по-настоящему сбежать из его клетки нельзя: все равно останешься, в Лутце, а Лутц в Зубровке, а Зубровка — в придуманном 32-м. Одним из сквозных мотивов фильма становится ключ: на лацкане консьержа, на стене в лобби отеля, — но никаких ключей для того, чтобы выйти из кукольного рая, не предусмотрено. Чтобы выбраться из этой камеры, нужны взломщики-рецидивисты.

Отель «Гранд Будапешт». Реж. Уэс Андерсон, 2014

«Отель „Гранд Будапешт“» во многом кризисная картина. Раздутая, не знающая ни в чем меры, страдающая одышкой. Фильм, очевидно, сделан на пределе той творческой машины, которую Андерсон строил последние двадцать лет; механика действий столь сложна, что вытащи одну деталь, и крах неизбежен. Автор умер? Не смешите. Он жив, он — über alles. Даже ошеломительный спуск на санях здесь не дарит свежести: каждый поворот определен авторской волей, ибо свобода в мире Андерсона — это ужас. Свобода — это надвигающийся шторм в «Королевстве полной луны», это черный волк в «Бесподобном мистере Фоксе», если проще, свобода — это смерть. Любое отклонение от маршрута в новом фильме грозит гиньолем (детский режиссер запросто режет пальцы и головы). Стоит в этом «Отеле» приоткрыть форточку, и воздухе запахнет войной. Батальоны смерти Зиг-Заг будут объедаться розовыми пирожными из кондитерской Мендля.

Большая История имеет свойство забираться в каждую предоставленную ей щель, и, может быть, именно благодаря этому ее свойству и помимо авторской воли, «Отель „Гранд Будапешт“» — самый смелый и взрослый фильм Уэса Андерсона. Ближе к финалу, когда герметичность мирка нарушают выстрелы, и придуманный американцем европейский ковчег приличий идет ко дну со всеми потрохами и капитаном в лице мсье Густава, начинаешь ощущать что-то помимо наигранной сентиментальности. И я не уверен, что это дыхание, заявленного в финальных титрах Стефана Цвейга.

Отель «Гранд Будапешт». Реж. Уэс Андерсон, 2014

Экран темнеет. И уже по черному, под исполненную умелыми русскими балалаечниками Камаринскую, пускается в пляс рисованный мужичок в папахе. Видимо, это единственный полноправный представитель России на 64-м Берлинском кинофестивале.

Читайте также

Отель "Гранд Будапешт"

Отель "Гранд Будапешт"Please click here if you are not redirected within a few seconds.

Только что с просмотра одноименного фильма. Сказать, что понравился - значит не сказать ничего. Я не знакома с другими картинами Уэса Андерсона, но, по всей видимости, пора бы. Впрочем, эту последнюю работу критики считают самой серьезной. На протяжении часа сорока я смеялась и плакала от умиления. Я к чему: одним из сценаристов значится Стефан Цвейг, которого, я увы, не читала. Те, кто посмотрел, скажите пожалуйста по каким произведениям снят фильм и насколько вам понравилось, насколько "близко к тексту" был написан сценарий?

Идет загрузка...

Отель «Гранд Будапешт» — Википедия

Награды и номинации
Награда Категория Номинант Результат
Берлинский кинофестиваль «Золотой медведь» (главный приз) Уэс Андерсон Номинация
Гран-при жюри Победа
Голливудский кинофестиваль «Лучший дизайн костюмов» Милена Канонеро Победа
«Готэм» «Лучший фильм» Номинация
«Золотой глобус» «Лучший фильм — комедия или мюзикл» Победа
«Лучшая режиссёрская работа» Уэс Андерсон Номинация
«Лучший сценарий» Номинация
«Лучшая мужская роль — комедия или мюзикл» Рэйф Файнс Номинация
«Давид ди Донателло» «Лучший иностранный фильм» Уэс Андерсон Победа
Премия Гильдии киноактёров США «Лучший актёрский состав» Номинация
Круг кинокритиков Сент-Луиса «Лучшая работа художника-постановщика» Анна Пиннок, Адам Стокхаузен Победа
Круг кинокритиков Сан-Диего «Лучшая работа художника-постановщика» Победа
Круг кинокритиков Сан-Франциско «Лучшая работа художника-постановщика» Победа
«Выбор критиков» «Лучший фильм» Номинация
«Лучшая режиссёрская работа» Уэс Андерсон Номинация
«Лучший оригинальный сценарий» Номинация
«Лучшая мужская роль» Рэйф Файнс Номинация
«Лучший молодой актёр» Тони Револори Номинация
«Лучший актёрский состав» Номинация
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Номинация
«Лучший дизайн костюмов» Милена Канонеро Победа
«Лучшая работа художника-постановщика» Анна Пиннок, Адам Стокхаузен Победа
«Лучшая комедия» Победа
«Лучший актёр в комедии» Рэйф Файнс Номинация
Круг кинокритиков Финикса «Лучшая комедия» Победа
Ассоциация кинокритиков Чикаго «Лучший оригинальный сценарий» Уэс Андерсон Победа
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Победа
«Лучшая работа художника-постановщика» Анна Пиннок, Адам Стокхаузен Победа
Ассоциация кинокритиков Огайо «Лучший актёрский состав» Победа
«Лучшая музыка» Александр Деспла Победа
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Победа
Национальное общество кинокритиков США «Лучший сценарий» Уэс Андерсон Победа
Гильдия монтажёров США «Лучший монтаж (комедия или мюзикл)» Барни Пиллинг Победа
Гильдия художников-постановщиков США «Лучшая работа художника-постановщика в историческом фильме» Адам Стокхаузен Победа
Гильдия продюсеров США «Лучший фильм» Номинация
Гильдия операторов США «Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Номинация
Гильдия сценаристов США «Лучший оригинальный сценарий» Уэс Андерсон, Хьюго Гиннесс Победа
Гильдия костюмеров США «Лучший дизайн костюмов в историческом фильме» Милена Канонеро Победа
Гильдия гримёров и стилистов США «Лучший грим в историческом фильме» Фрэнсис Хэннон, Джули Дартнелл Победа
«Лучшая укладка волос в историческом фильме» Победа
BAFTA «Лучший фильм» Номинация
«Лучшая режиссёрская работа» Уэс Андерсон Номинация
«Лучший оригинальный сценарий» Победа
«Лучшая мужская роль» Рэйф Файнс Номинация
«Лучшая музыка» Александр Деспла Победа
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Номинация
«Лучшая работа художника-постановщика» Адам Стокхаузен, Анна Пиннок Победа
«Лучший дизайн костюмов» Милена Канонеро Победа
«Лучший монтаж» Барни Пиллинг Номинация
«Лучший грим и укладка волос» Фрэнсис Хэннон Победа
«Лучший звук» Номинация
«Оскар» «Лучший фильм» Номинация
«Лучшая режиссёрская работа» Уэс Андерсон Номинация
«Лучший оригинальный сценарий» Уэс Андерсон, Хьюго Гиннесс Номинация
«Лучшая операторская работа» Роберт Йеомэн Номинация
«Лучшая работа художника-постановщика» Анна Пиннок, Адам Стокхаузен Победа
«Лучший дизайн костюмов» Милена Канонеро Победа
«Лучший монтаж» Барни Пиллинг Номинация
«Лучший грим и причёски» Фрэнсис Хэннон, Марк Кольер Победа
«Лучшая музыка к фильму» Александр Деспла Победа