Коко шанель и ее мужчины: Коко Шанель: главные романы создательницы маленького черного платья – Шанель, Коко — Википедия

Содержание

Читать книгу Коко Шанель. Я и мои мужчины Софьи Бенуа : онлайн чтение

Уинстон Черчилль. Операция «Модная шляпа»

В какой-то момент, блюдя свои коммерческие интересы, Коко Шанель предлагает обратиться к ее давнему знакомому – премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю, дабы обрести некий компромиссный мир. Она даже придумала и озвучила целый план действий, в который посвятила Теодора Момма.

Коко намеревалась стать посредником между новыми властями и Британией; «Шанель было ведомо, что в ноябре 1943 года путь Уинстона Черчилля лежал через Мадрид, и, если бы немецкие власти разрешили ей поехать туда, она могла бы встретиться с ним, например, в посольстве Великобритании. Кстати, она прекрасно знала самого посла, сэра Сэмюела Хоуара, друга герцога Вестминстерского». Удивительные связи у этой великосветской кокотки, не прав ли? Да и намерения у нее явно выходящие за рамки простого обывателя, не облеченного полномочиями дипломата или разведчика.

В Берлине Теодор Момм решает поделиться своими соображениями с ведомством, которое возглавлял Вальтер Шелленберг, «который был протеже Гиммлера и при этом пользовался доверием Гитлера».

На тот момент ему было всего 33 года, а он уже руководил Шестым управлением, контролировавшим службу внешней разведки. Он выслушал планы о включении Черчилля и Коко в дальнейший политический расклад. «Против ожидания Момма, Шелленберг счел его предложение интересным, и была достигнута договоренность об операции «Модельхут» – «Модная шляпа», с намеком на первую профессию Коко»; «Но дело несколько осложнилось тем, что Коко непременно захотелось, чтобы ее сопровождала Вера Бейт (по мужу – Ломбарди), но строптивая красотка, живущая в Риме, отказалась приехать в Париж, и ту пришлось доставить силой. Сотрудники немецких спецслужб поместили ее в каталажку, доставив через пару недель в отель «Риц», где ее ждала Коко.

«Не выходите замуж за мужчин с кошельком для мелочи»

Коко Шанель с Уинстоном Черчиллем на охоте

Дело в том, что и Вера, и Коко были давними приятельницами Черчилля. Но в какой-то момент между женщинами пробежала черная кошка. Уж не из-за этого ли мужчины они поссорились? И уж не собиралась ли Коко – исполняя операцию «Модная шляпка» – подложить приятельницу под

британского борова? Или, наоборот, воочию показать свой триумф былой сопернице? Как знать…

Известно, что Уинстон Черчилль наведывался к Габриэль Шанель еще и после 1 сентября 1939 года, когда уже началась война. Шанель пока еще занимала номер в «Рице» с видом на площадь Вандом, и в архивах отеля сохранились записи о том, что Черчилль приезжал каждый месяц, пока немцы не заняли Париж, и непременно звонил Шанель. А вот еще свидетельства об этой связи близкого приятеля француженки – Жана Кокто. Художник и режиссер записал в дневнике, что в конце 1936 года он обедал с Шанель и Черчиллем в ее люксе отеля «Риц». Черчилль тогда напился и горько сетовал по поводу намерения короля Эдуард VIII жениться на Уоллис Симпсон, что повлекло отречение короля от престола.

Ну а Коко, не посвятив Веру в тайну предстоящей операции, лишь сказала, что собирается привезти ее в Мадрид под предлогом открытия там Дома моделей (впрочем, существуют и другие версии развития событий). «Но когда спутницы достигли испанской столицы, поведение Коко показалось Вере очень странным, и той пришлось рассказать подруге всю правду. Но увы, Габриэль не довелось свидеться с Черчиллем – пришлось довольствоваться встречей с послом Великобритании сэром Сэмюэлем Хоуаром, которому она в отчаянии вручила послание для передачи премьер-министру. Но отныне она знала, что коль не смогла напрямую встретиться с Черчиллем, то ее миссия провалилась».

«Есть время работать и есть время любить. Никакого другого времени не остается»

Уинстон Черчилль действительно тогда находился в Мадриде, но был, как свидетельствуют биографы этого государственного мужа, настолько серьезно болен, что по распоряжению личного врача отменил все встречи и прекратил любые контакты. Историки подмечают: в кембриджских архивах Черчилля найдутся свидетельства того, что у них с Шанель были общие дела – на фоне глобальных потрясений эти письма не кажутся важными, однако содержат тонкие намеки на былую дружбу и взаимную преданность.

Как бы там ни было, в испанской столице Габриэль Коко Шанель попала под колпак британских тайных агентств. Полагают, что Коко попала в составленный Интеллидженс сервис секретный список французов, которым выказывалось полное доверие и к которым можно было обратиться в случае необходимости.

Итак, считается, что миссия Коко в Испании не была выполнена. Впрочем, Шелленберг на следствии относительно заговора неожиданно для всех сказал, что его план был все-таки реализован в апреле 1944 года.

* * *

Доподлинно установлено, что визу для поездки из Парижа в Испанию Шанель получала дважды: первый раз 17 декабря 1943 года, второй – 16 марта 1944-го.

В начале 1944-го Шанель пыталась встретиться с Черчиллем. На стол к личному секретарю Черчилля на Даунинг-стрит попало письмо с примечанием сотрудника посольства в Мадриде, датированное 10 января 1944-го. «Мадемуазель Шанель утверждала, что она знакома с господином премьер-министром, и просила нас переслать ее письмо. Будьте любезны передать ему запечатанный конверт». Она обращалась к нему «Мой дорогой Уинстон!» и писала в основном по-английски, иногда переходя на французский. В письме речь шла о Вере Ломбарди, оказавшейся в сложной ситуации в том числе из-за прожектов и связей Коко с нацистами; однако это ли главное? Вот она пишет Черчиллю: «Вы, дорогой мой, безусловно, догадываетесь, за 4 года оккупации судьба свела меня во Франции с огромным множеством разных людей! Как бы я хотела обсудить все это с Вами!..»

«У вас никогда не будет второго шанса произвести первое впечатление»

А вот отрывок из письма другой знакомой Черчилля – той самой англичанки Веры Ломбарди, чье настоящее имя было Сара Гертруда Аркрайт, и в чьих венах, как поговаривали, текла кровь кого-то из членов британской королевской семьи. Если помните, некогда эта светская красавица познакомила Шанель с герцогом Вестминстерским. Позже она была соратницей и подругой Коко, ее моделью, – пока в 1937 они не расстались.

Итак, Вера писала премьер-министру: «Мы с Вами давние знакомые… В моем послужном списке с 1914 года 7 медалей и т. д. За 16 лет усердной работы на Коко я многому научилась и приобрела ценный опыт… В 1937-м она меня уволила. Это было подло и грустно, я не встречалась с ней до декабря 1944 года, когда по ее наущению ее немецкие дружки и мои тюремщики свойственными им методами силой вынудили меня ехать к ней в Париж. Я представила письменный и устный отчет обо всех известных мне деталях моего заключения и похищения, больше я ничего не знаю. По-моему, Коко очень изменилась за семь лет». Это письмо, как и письма Шанель – если верить интересным рассекреченным сведениям – только подтверждает, что и красавица Вера Ломбарди, да и Коко Шанель, вероятно, входили в круг личной разведки Уинстона Черчилля. Советую, к примеру, прочесть интригующую книгу Ольги Грейгъ «Черчилль-Мальборо. Гнездо шпионов», в которой рассказано, кто из светской и театрально-художественной элиты Европы входил в круг личной разведки У. Черчилля.

В Мадрид, сказала Вера, она попала благодаря тому, что перехитрила Шанель: «Я сумела обманом заставить Коко помочь мне сбежать сюда. Это, несомненно, большая удача, потому что она и сейчас хитра необыкновенно. Но мне это удалось, и, естественно, я думала, что все неприятности позади». К сожалению, она ошиблась – оказалось, что это она, а не Шанель, попала под подозрение.

«У судьбы нет причин без причины сводить посторонних»

Коко и Черчилль. Фото на память

Работала ли Шанель на разведку? Наверняка. Но ее ведь могли и просто использовать «вслепую». В немецкой разведке Шанель фигурировала под псевдонимом Вестминстер (по всей вероятности, из-за ее любовной связи с герцогом Вестминстерским). «Однако, – пишет Анри Гидель, – во многих аспектах эта сторона деятельности Габриэль остается тайной за семью печатями. Ни документальный фильм Би-би-си «Шанель: частная жизнь» (1995), ни свидетельство агента Стюарта Хэмпшира, допрашивавшего Шелленберга в 1945 году, ни даже доклад Интеллидженс сервис о вышеупомянутом Шелленберге, в котором о самой этой афере рассказывается исключительно кратко, не утоляют нашего любопытства». Впрочем, на то и

секретная служба, чтобы хранить свои тайны от любопытных глаз…

«Роскошь должна быть удобной, иначе это не роскошь»


Вальтер Шелленберг. Полюбить врага

Бригаденфюрер СС, член НСДАП с 1934 года, начальник политической разведки, Вальтер Шелленберг стал неожиданной любовью экстравагантной француженки Габриэль Шанель.

Об этой связи осталось мало свидетельств, уж слишком щекотливая тема. А ведь Коко была очарована и великолепной черной формой, и с каким изяществом носил ее новый возлюбленный, и, конечно же, умом молодого немца, его связями и влиянием на людей. Да что говорить – на саму историю… Коко обожала «исторические личности».

Их связи можно найти романтичное объяснение: мол, во всем виноват знаменитый аромат. Во время разговора Шелленберг слишком близко склонился к маленькой француженке и почуял теплый и манящий аромат, а потом повнимательнее посмотрел в ее полные ума и нежности глаза…

Если верить общим скупым сведениям, большинство и не знают, что когда-то Шанель ездила в Берлин, чтобы строить козни вместе с главой гитлеровской внешней разведки Вальтером Шелленбергом. Публично в наше время об этом рассказала журналистка Кейт Мур, чья статья о связях Шелленберга с дизайнером одежды Коко Шанель была напечатана в британской газете «Tе Timеs». По данным газеты, Шанель также пыталась, используя проарийские законы, отобрать контрольный пакет фирмы, которая производила для нее духи, у еврейской семьи Вертхаймер.

Как утверждает Мур, бригаденфюрер СС Шелленберг хотел передать Черчиллю письмо от Шанель с предложением вступить в тайные переговоры о прекращении войны. После войны на допросах Шелленберг сказал о Шанель: «Мне порекомендовали ее как человека, достаточно близко знакомого с Черчиллем для проведения переговоров с ним, как врага России, как желающую помочь Франции и Германии». Но операция провалилась, а общий друг Черчилля и Шанель – Вера Ломбарди – донесла на нее как на немецкую шпионку.

Вальтер Фридрих Шелленберг – начальник политической разведки службы безопасности (VI управление РСХА), бригаденфюрер СС (с 1944), позднее – преемник адмирала Канариса на посту руководителя военной разведки Третьего рейха

Другой историк, пожелавший раскрыть эту нелицеприятную связь – Хэл Воган, автор книги «В постели с врагом: тайная война Коко Шанель», рассказал, что знаменитая модельер сотрудничала с германским правительством во время Второй мировой войны. И не просто «сливала» нацистам информацию из Франции, но и официально числилась в немецкой разведке. Мол, на счету Шанель более десятка успешно выполненных шпионских миссий. Хэл Воган также подтверждает, что одна из самых знаковых фигур в мире моды ХХ века была любовницей немца Ганса Гюнтера фон Диклаге. Это достаточно известный факт, и до недавнего времени историки не придавали ему особого значения. Однако, как пишет историк, согласно рассекреченным недавно документам из швейцарских военных архивов, Гюнтер фон Диклаге был на хорошем счету у германской разведки и лично переписывался с Гитлером и Геббельсом. Интересно, что историки, которые часто любят противоречить друг другу, в случае с Коко Шанель пришли к редкому согласию.

В книге историка моды Жюстин Пикарди «Сосо Сhаnеl: легенда и жизнь» мы читаем: «В августе 1944 года после освобождения Парижа следователи французского министерства внутренних дел подвергли допросу и Шанель. Ее быстро отпустили, что вызвало немало пересудов, при том что другие женщины, вступившие в связь с немцами, были сурово наказаны – им брили головы, срывали с них одежду и проводили обнаженными по улицам перед гогочущей толпой, некоторых мучили и избивали. По общепринятому мнению, в защиту Шанель каким-то образом выступил Черчилль, хотя существует более интригующая версия о тайном сговоре и участии членов британской королевской фамилии, вероятно, желавших скрыть некрасивые контакты с нацистами герцога и герцогини Виндзорских».

Француженки радуются победе! Париж освобожден. Вторая мировая близка к завершению

Итак, вероятно, Шанель была не немецкой, а британской шпионкой (или работала на тех и на этих). Вот смотрите: когда после освобождения Парижа от нацистов за ней пришли, чтобы отвести на допрос, она вышла в ванную переодеться и сказала служанке: «Жермен, если я сейчас же не вернусь, попроси мадам на улице Камбон позвонить месье Черчиллю». Это происходило 10 сентября 1944 года. К тому же, как известно: после всех событий, вызванных течением и окончанием Второй мировой, как только у Габриэль появилась возможность, та, съездив сперва в Швейцарию, где у нее размещались основные средства, и взяв определенную сумму денег, отправилась в Лондон. Чтобы навестить своих друзей, с которыми ее разлучила война, и не в последнюю очередь герцога Вестминстерского. Но прежде успела присмотреть и купить в Швейцарии виллу на холме, возвышавшемся над городом Совбален.

* * *

После победы союзных войск и освобождения Франции для Коко Шанель наступили тревожные времена.

…Эта хитрая бестия не только привлекла внимание освободителей-американцев, но и приобрела симпатии, для чего кинула из окна своего магазина клич, что артиллеристы могут бесплатно получить духи, и вот солдаты выстроились в очередь за «Сhаnеl № 5». Понятное дело, они растерзали бы всякого, кто захотел бы причинить неприятности знаменитой мадемуазель.

После капитуляции Германии Шелленберг некоторое время жил на вилле Бернадота в Швеции. Но уже в июне 1945-го союзное командование добилось его выдачи как военного преступника. В качестве обвиняемого он был привлечен к суду Международного военного трибунала в Нюрнберге. В ходе судебного разбирательства с него были сняты все обвинения, кроме членства в преступных организациях, а также причастности к расстрелам военнопленных. 11 апреля 1949 приговорен к 6 годам тюремного заключения. В декабре 1950 по состоянию здоровья досрочно освобожден. Жил в Швейцарии, а затем был вынужден переехать в Италию. К концу жизни тяжело болел, умер в клинике Форнака (г. Турин), где готовился к операции на печени.

Американские солдаты в очереди за парфюмом «Шанель № 5»

Известно также, что после крушения Третьего рейха Коко Шанель самолично ратовала за освобождение нацистского любовника Вальтера Шелленберга, а когда тот уехал в Швейцарию готовиться к операции, приехала к нему поддержать, помочь. Свое последнее подношение Шелленбергу она сделала уже после его смерти: бригаденфюрер похоронен на ее средства.

Французские солдаты читают прессу. На первых полосах – главная новость, логически завершающая Вторую мировую войну в Европе


Мишель Деон. Как из легенды делать женщину

И все же некоторые изменения происходили не только вокруг нее, но и с самой Шанель. «Шанель не исчезла, но явно удалилась на покой – и можно было подумать, что она уже не вернется» (по Ж. Пикарди). Впрочем, этот ее покой никак нельзя назвать одиноким. Странное дело, но уехавшая «на покой» стареющая звезда моды поселилась в Швейцарии, куда к ней – после капитуляции Германии 8 мая 1945 года – приезжает не кто иной, как… бывший немецкий любовник дипломат Ганс Гюнтер фон Динклаге, а попросту Шпатц – Воробышек.

Мужчина поселяется в Лозанне, и, хоть и не живет с Коко под одной крышей, их часто можно встретить вместе. И вот уже в который раз за спиной Шанель распространяются слухи о ее скором замужестве. Но и на сей раз семейное счастье Габриэль не состоялось.

«Стареющий улыбающийся плейбой, элегантно одетый в плащ превосходного покроя, по-прежнему блещет бравой выправкой», и, как и многие другие любовники, барон фон Динклаге был не прочь оказаться в роли альфонса. Ведь все знали, что Коко – и благодаря модельному бизнесу, но особенно благодаря выручке от самых продаваемых в мире духов Сhаnеl (с 1947 г. Коко получала два процента выручки) она стала одной из самых состоятельных женщин на Планете.

Помимо Швейцарии, Габриэль в те годы подолгу живет в «Ла-Паузе», куда Шпатц также часто наведывается. Она также проводит время и в Париже, где «страдает от того, что более не находит там общества, в котором блистала в период между мировыми войнам».

«Говорят, что женщины одеваются ради женщин, что их вдохновляет дух соперничества. Это правда. Но если бы на свете больше не осталось мужчин, они перестали бы одеваться»

Коко и Сальвадор Дали, 1938 год

Несмотря на то, что Габриэль его содержит, немецкий возлюбленный не очень-то ласков с пассией. Поговаривают, что Шпатц поколачивает Коко, и между ними даже происходят драки.

К 1952 году барон фон Динклаге покидает Швейцарию, чтобы осесть в прекрасной солнечной Ибице, где «предается наслаждениям эротической живописи».

* * *

Среди тех, кто скрашивал «отшельничество» Коко, была ее приятельница писательница Луиза де Вильморен, с которой та познакомилась в 1947 году в Венеции. Коко – близкая подруга У. Черчилля, знала, что он немалые средства заработал благодаря литературному творчеству; политик писал статьи в газеты, а после издавал исторические книги, целые тома воспоминаний были написаны им после Второй мировой. Естественно, что мысль о мемуарах пришла в голову и великой Коко. Во-первых, она давно не юная девочка, во-вторых, она хотела, как и все великие, оставить потомкам рассказанную ей самой, а, значит, приукрашенную биографию. Ведь нет сомнений, что и после смерти о ней будут говорить еще долгие годы.

Ее приятельница тоже была той странной штучкой, которая так полно блистает в высшем обществе любого государства. Эта дама слыла любовницей британского посла Даффа Купера, который смешно прозывал ее «Кокилье» (Ракушка), и, более того, эту греховную связь поддерживала супруга посла, испытывавшая нежную привязанность к Луизе. «Удивительным было согласие во взаимоотношениях этих трех персонажей, которые, согласно хорошо известной формуле, считали брак столь тяжелой цепью, что требуются трое, чтоб ее нести».

Писательница стала на какое-то время личным секретарем престарелой кокотки, ведя за ней аккуратные записи. И как только книга была завершена, Шанель помчалась на другой конец земли – в США, где надеялась за хорошую цену пристроить свои мемуары, а еще – получить заказ на экранизацию. Она прекрасно понимала, какие сливки можно снять, запустив кино. Ведь не зря она так много времени крутилась среди кинематографистов: актеров, режиссеров, сценаристов, постановщиков. Последним в ряду новых знакомых из этой когорты стал Франко Дзеффирелли, с которым ее в 1949 году свел Лукино Висконти. Дзефирелли тогда было 26 лет, и она стала патронировать его, выводить в свет, осыпала подарками.

«Мода проходит, стиль остается»

Но надежды Коко на издание и кино не оправдались, ведь в надиктованной книге не было самого главного – не было правды. В рассказе не содержались интрижки, любовные сцены, разведывательные операции и прочие тонкости, за которые бы охотно ухватились издатели и кинематографисты.

Навязчивая мысль написать свою биографию так и не покинет Габриэль, и спустя полтора года она обратится к молодому журналисту и писателю Мишелю Деону. Получив от него спустя какое-то время вариант ее же воспоминаний, Коко поняла: история повторяется. «В этих трехстах страницах, нет ни одной фразы, которая была бы не моей, но я думаю, что американцы ждали бы не этого». Итак, лгать себе и читателям стало бесполезно, пора было из Легенды делать Женщину…

Воспоминания Коко Шанель были фальшивые, и это понимала и сама Коко. Потому-то все лучшие книги о ней будут написаны совсем другими авторами. Которые никоим образом не умалят ни ее творческую натуру, ни ее женскую сущность, ни то значение, которое оказала Коко на весь ХХ век.

Отель «Риц» – последнее пристанище великой Коко


Триумфальное возвращение Коко

В октябре 1950 года ушла из жизни самая верная (а одновременно – самая нервная и язвительная) Мися Серт. В 1953 году покинул этот мир герцог Вестминстерский… смерти друзей, возлюбленных и просто знакомых, которые прошли через жизнь Коко, множились… Она, как никогда, начала осознавать, что тоже не вечна. И тогда Коко – на то она и великая женщина! – предпринимает фантастическую попытку вернуться в мир Высокой моды. И это – несмотря на возраст и долгое отсутствие в этом бизнесе.

В 1954 году 71-летняя Габриэль Коко Шанель, представив свою новую коллекцию, вернулась в мир моды. Оказывается, она вновь открывала на рю Камбон, 31, два ателье, и готова расширять штат, если ее задумка увенчается успехом.

Но былого восхищения Габриэль добилась лишь спустя три сезона. Ей удалось усовершенствовать свои классические модели, – а в результате самые богатые и знаменитые женщины стали постоянными посетительницами ее показов. Костюм «от Шанель» стал символом статуса нового поколения: изготовленный из твида, с узкой юбкой, жакетом без воротника, обшитым тесьмой, золотистыми пуговицами и накладными карманами. Также Коко вновь представила дамские сумочки из стеганой кожи, ювелирные изделия и обувь, которые впоследствии имели ошеломительный успех.

Этот знаменитый дамский костюм с тесьмой, придуманный (вернее, обновленный) Коко в 50-е годы, дополнит ее знаменитое маленькое черное платье 1926 года.

В 1950 – 1960-е годы Коко активно сотрудничает с голливудскими студиями, одевает таких звезд, как Одри Хепберн и Лиз Тэйлор. В 1969 году легендарная актриса Кэтрин Хепберн исполнила роль Шанель в бродвейском мюзикле «Коко». Так сбылась мечта самой Великой Мадемуазель.

«У меня осталось только одно неудовлетворенное любопытство – смерть»

Купаясь в лучах славы, Шанель все еще полна решимости работать. Она создает сотни различных вариаций своего костюма. Она предлагает взыскательной публике роскошные вечерние платья, наряды для коктейлей и вечеринок, воздушные платья-туники, платья-болеро. В ее гардеробе обнаруживаются даже изящные брючки. Любимыми материалами Шанель на склоне ее лет становятся шелк, муслин, мягкие ткани; самыми востребованными орнаментами – сложные, замысловатые тибетские и китайские мотивы.

Многие отмечали, что в 1954 году Коко… физически и морально помолодела на десять лет. При том, что знаменитая кутюрье работала по 10 – 12 часов в день, часто без перерыва на обед. Впрочем, не стоит забывать, что молодящаяся мадемуазель была в надежных руках визажистов, массажистов, косметологов, медиков и т.д. и т.п. Даже в последние годы ее распорядок дня начинался с посещения молодого визажиста Жака Клеманта. И вновь – благодаря ее влиянию этот человек поднимется до самых высот в искусстве визажа; он станет обслуживать Элизабет Тэйлор, Софи Лорен, Катрин Денев и других мега-звезд ХХ века. Жак станет едва ли не последним доверенным лицом, коему Шанель поведает о многих своих тайнах.

Со своей стороны, оставаться (чувствовать себя) молодой Коко помогал и другой профессионал – психоаналитик и писатель Клод Дале, с которым та подружилась.

10 января 1971 года в возрасте 87 лет великая Габриэль скончалась от сердечного приступа в отеле «Риц». В этом роскошном отеле Ritz в разное время останавливались такие знаменитости, как Эдуард VII, Реза-шах Пехлеви, Марсель Пруст, Чарли Чаплин, Грета Гарбо, Марлен Дитрих, а Коко Шанель провела в отеле 30 лет и здесь же умерла… И вот спустя годы, как дань их памяти, в честь знаменитых постояльцев отеля названы наиболее роскошные номера.

«Так вот что такое слава: одиночество…»

Самая знаковая фигура моды ХХ столетия – Коко Шанель – похоронена в Лозанне в Швейцарии в могиле, на верхней части надгробия которой изображены пять львов.

С 1983 года руководство Домом моды Шанель принял Карл Лагерфельд, он же стал его главным дизайнером. В честь 125-летия со дня рождения Коко Шанель глава Дома Сhаnеl представил уникальный дизайн юбилейной монеты номиналом в 5 евро с изображением легенды мировой моды.

Коко больше нет, но оглянитесь вокруг – ее бессмертный стиль процветает, он повсюду, он с нами…

* * *

В последние годы, чувствуя себе безмерно одинокой – без семьи, детей, без мужа или хотя бы любовника – она будет скорбно брюзжать: «Вот так мы все оставлены умирать». И когда однажды ее спросили, отчего бы ей вместо того, чтобы скучать в одиночестве дома, не отправиться к друзьям, она ответила:

– Да что друзья! У женщин нет друзей. Их либо любят, либо нет.

…и только Настоящая женщина знала, как тяжелы сумерки одиночества, спускающиеся каждый вечер…

Этьен Бальзан. Кавалерист в роли любовника. Коко Шанель. Я и мои мужчины

Этьен Бальзан. Кавалерист в роли любовника

Коко Шанель переехала в Руалье. Мечтала ли она сделаться хозяйкой богатого поместья? Не исключено. Однако веселый богатый холостяк, коллекционировавший любовниц, воспринимал каждую связь как приключение. И он вовсе не собирался предлагать Коко роль хозяйки его сердца и дома. Габриэль была просто молодой, обаятельной женщиной, любящей лошадей, интересующейся конным спортом. Этого было достаточно, чтобы просыпаться под одной крышей.

Любила ли Коко повесу, если забыла о добродетели? Позже женщина признается, что – нет. Однако в угоду милому молодая содержанка решила во что бы то ни стало сделаться превосходной кавалеристкой.

«Годы спустя Этьен вспомнит, в какое замешательство приводил его стиль жизни Габриэль в начале ее пребывания в Руалье: залеживалась в постели за полдень, у подушки – большие чашки кофе с молоком, под подушкой – бульварные романы по четыре су… Такой лени он ни в ком не видывал сроду! Но в ее-то представлении это была как раз та жизнь, какую полагается вести обитательницам замка. Она с лихвой вкусила беготни за грошовым заработком, материальных затруднений, неуверенности… Хватит с нее! До сих пор она жила, постоянно напрягшись… Теперь появилась возможность расслабиться всем существом…» Воистину иногда приятно почувствовать в себе вкус к лени!

Светским барышням, ловко катающимся на лошадях, полагалась изящная амазонка – длинное суконное платье для верховой езды, укороченное с одного боку и застегиваемое на пуговицы до самой шеи. А к этому костюму нужны еще кожаные сапоги. На все эти дорогостоящие вещи средств у нашей героини не было. И тогда она решается надеть мужские брюки (даже не специальные кавалерийские штаны), что избавит ее от необходимости искать финансы на шикарные сапоги из мягкой кожи.

«Глупые женщины стараются поразить мужчин, одеваясь эксцентрично. А мужчин это пугает, они терпеть не могут эксцентричности. Им нравится, когда оглядываются на их женщин, потому что они красивы»

Вот как описывают начало эпохи женских брюк биографы нашей героини.

«Она отправилась к портному из Лакруа-Сен-Уана, который держал мастерскую у края тренировочной площадки и обслуживал в основном скромную публику из конного мира: конюхов, гарсонов, прислуживающих в конюшнях… Явившись в мастерскую, она извлекла из сумки пару брюк, которые показались ей особенно элегантными и которые она одолжила у состоявшего на службе Этьена конюха-англичанина.

– Можете сшить такие же и в таком стиле? – спросила она.

– Мадам, надо, чтобы ваш муж явился лично. Мне же нужно снять мерки.

– Так это для меня, месье!

– Для вас? – ошеломленно воскликнул портной.

– Точно так, для меня.

– Но дамам это не к лицу! – сказал он, ошарашенный и возмущенный.

Давая понять, что ответ не произвел на нее ни малейшего впечатления, Коко повторила свою просьбу с таким авторитетом в голосе и взгляде, что портной вынужден был капитулировать. Конечно, она сумасшедшая, эта клиентка, но ведь платит не торгуясь!

Отныне Габриэль, оставив привычку залеживаться в постели за полдень, с невероятной энергией и прилежанием стала брать уроки у Этьена, делая все, чтобы доставить ему удовольствие».

Так мы сумели почувствовать стиль и нравы той далекой от нас эпохи…

Коко почти сразу научилась садиться на лошадь по-мужски. А через несколько месяцев она была уже отменной кавалеристкой.

Все бы ничего, но в этой светлой и почти беспечной жизни проявлялись свои темные, неприличные нюансы. К примеру, любовницы не принимали участие в торжественных обедах, даваемых в честь гостей. В такие моменты Коко и другие молодые мадемуазели усаживались за один стол с конюхами и жокеями. Никакой компрометации, никаких скандалов! Также им – стоящим ниже по социальной лестнице – запрещался вход на трибуны для владельцев лошадей и других почетных гостей на ипподромах. Так было всегда, когда Коко в кругу товарок появлялась на скачках в Шантильи, в Лоншане, в Венсенне, в Трембле, Отейле или Сен-Клу. И это остро ощущаемое унижение наложит свой отпечаток на поведение француженки, когда она станет карабкаться вверх, цепляясь за богатых промышленников и успешных чиновников.

Кадр из фильма «Коко до Шанель» (фр. Coco avant Chanel) – фильма-биографии основательницы Дома моды Коко Шанель, вышедшего на экраны в 2009 году. В роли Коко актриса Одри Тоту

Распорядок дня в поместье Этьена протекал обыденно, места хватало всем и всему; разношерстная компания прожигала жизнь: от скачек на ипподроме в Компьене до шумных вечеринок в Париже, от посиделок за картами до расслабленного лежания под утренним солнцем. «Когда засиживались в Руалье, жизнь текла по строго заведенному ритуалу. После завтрака на залитую солнцем террасу выносились кресла и шезлонги, предназначенные для Этьена и его друзей. Здесь читали и комментировали «Эксельсиор», «Голуа», или «Журналь». Женская половина более интересовалась светской хроникой и модой». Итак, тема моды вновь и вновь мелькает в жизни Коко, вернее – она никуда не уходит из ее наполненной событиями жизни.

Научившись легко держаться в седле, мадемуазель Коко также легко научилась представать перед публикой в «простой экипировке цвета морской волны, похожей на униформу пансионерок монастырских учебных заведений». Как жокейский убор она носила «глубоко сидящие на голове маленькие круглые канотье, перехваченные узкими лентами из плотной шелковой ткани». Не обращая внимания на перешептывания, девушка стала носить «мужские рубашки с лощеным воротником, галстуки и длинные спортивные манто с большими кожаными пуговицами», благо Этьен и его друзья не отказывали ей в удовольствии заполучить их рубашки. Такая манера одеваться, без сомнения, была эпатажной, и сразу же выделила Коко из толпы. «Чудачка», – шептались за ее спиной, но девушка больше не обращала внимания на насмешливые реплики.

Артур Кэпел, Этьен Бальзан и Коко

Еще одним увлечением сельской барышни стало шитье всевозможных шляпок. И тогда подружки Коко из числа приезжавших в поместье с восторгом примеряли их перед всеми зеркалами, какие только были в Руалье. Коко без колебаний откликнулась на просьбы товарок изготавливать и им такие великолепные эксклюзивные шляпки. Этот опыт явно пригодится ей, когда Коко Шанель откроет свой шляпный салон.

Поняв, что ее возлюбленный явно не собирается связать с ней дальнейшую жизнь, и ее положение вряд ли изменится, девушка впала в отчаяние. «Я проплакала целый год», – как-то признается она.

Разочарование поселилось в сердце, Коко была готова уехать из Руалье… но… как быть дальше? Все решилось внезапно. Однажды во время поездки («охотничьей вылазки») и пребывания в Нижних Пиренеях она встретила англичанина, перевернувшего ее жизнь.

«Есть две вещи, которые мужчине постичь не дано: это тайна Творения и шляпка его жены»

Габриэль Коко Бонер в своей шляпке, 1910 год

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Коко Шанель: «я одна с моими миллионами»

Коко Шанель: «я одна с моими миллионами»

Одно из самых известных имен XX века, диктующих модное направление роскоши и элегантного стиля – это дом «Шанель». Основательницей французской компании по пошиву знаменитой на весь мир одежды и предметов роскоши стала обычная женщина из небогатой семьи. История впоследствии знаменитого модельера Коко Шанель начиналась далеко не радужно, она испытывала нищету и тяжелый труд.

Коко Шанель основательница дома Шанель

фото: odnaonline.ru

Благодаря неуемной целеустремленности и удачным любовным романам она смогла стать успешной, яркой личностью, оказавшая значительное влияние на европейскую моду.

«Оденьтесь безвкусно – запомнится наряд, оденьтесь безупречно – запомнится женщина»

Тем не менее, за тщательно отшлифованным образом кроется история сотрудничества с нацистами во время войны и тяжких личных драм. Она бывала любовницей, но никогда женой. Жажда любви едва не обошлась Коко слишком дорого, но целеустремленность обеспечила ей триумф в мире мужчин на ее собственных условиях. В итоге единственное, что у нее осталось, был дом Шанель, но наследие ее живо и по сей день.

Выдающиеся женщины 20 столетия Коко Шанель

Коко Шанель женщина, кардинально изменившая моду ХХ века, родилась отнюдь не в роскоши. Ее полное имя Габриэль Бонёр Шанель она родилась 19 августа 1883 года в Сомюре во французской долине Луары. Габриэль появилась на свет в работном доме, ее родители не состояли в браке. Отец был базарным торговцем она и ее четверо братьев и сестер большую часть детских лет провели на рынках Западной Франции, где отец выручал гроши за свой товар.

Для женщин из низов времена были тяжелые, они считались существами второго сорта, не имели избирательного права, обязаны были обслуживать мужчин и часто не имели иного выбора, кроме низкооплачиваемой работы в качестве домашней прислуги или поденщицы. На такое будущее могла рассчитывать Габриэль, но когда ей было 12 лет, все изменилось.

Коко Шанель в детстве

Зимой 1895 года неожиданно умирает мать, отец перебирается в соседний городок Абазин и разделяет семью. Сыновей он направляет жить на фермы в семьи работников, а дочерей в приют. С тех пор Габриэль больше не видела отца. В самом большом приюте в Абазине за сотнями детей зачастую брошенных родителями присматривали строгие монахини.

Габриэль, покинутая отцом и оплакивавшая смерть матери провела отроческие годы в стенах этого строгого заведения. Отдушиной становились редкие каникулы, которые ей разрешалось проводить у тетушек Одреинны и Луизы. Габриэль и ее тетушка Луиза проводили дни за шитьем одежды.

В приюте ее тоже обучали шить, но Луиза показывала, как применять фантазию и при помощи оборок и складок, украсить самую простую шляпку. В конце лета Габриэль приходилось возвращаться к суровым порядкам монахинь. Когда исполнилось 18 лет ей дали выбор, стать монахиней или покинуть приют. Габриэль не собиралась провести всю жизнь в монастыре.

Она отправилась навестить своих тетушек в город Мулен. Там же поступила в пансион для благородных девиц Нотр-Дам. Поскольку у Габриэль не было средств на оплату учебы ее приняли на благотворительных началах, но относились совершенно не так, как к ученицам из обеспеченных семейств. Через 2 года двадцатилетняя девушка считалась готовой к самостоятельной жизни. В 1903 году Габриэль предложили место швеи в ателье, она понравилась хозяину, поскольку умело обращалась с ниткой и иголкой.

Это была хорошая работа для девушки такого скромного происхождения, как Габриэль, но она не видела будущего в этом занятии. Мулен был гарнизонным городом, и расквартированные солдаты искали развлечений, где возможно. Габриэль стала привлекать внимание некоторых молодых офицеров, приходивших в ателье с заказами. Они приглашали девушку и ее тетушку Одриенну в местное варьете.

Коко в молодости фото

Здесь будущее, казалось Габриэль куда притягательней. Варьете не отличалось особой изысканностью, между номерами зрители могли поучаствовать в представлении, и вскоре Габриэль оказалась уже не в зале, а на сцене.

Репертуар ее был ограничен всего двумя песнями «Кукареку» и «Кикавю Коко», скоро зрители прозвали ее малышкой Коко. В лучах сцены швея Габриэль могла быть кем-то другим, она постепенно превращалась в Коко Шанель и этот сценический образ, привлекал к себе внимание.

Первый роман

Этьен Бальсан был молодым офицером пехоты, энергичным спортсменом, имевшим вкус к светской жизни и миллионером. Он был завсегдатаем в варьете и Коко ему приглянулась. Ей было всего 21 год, у Бальсана же была постоянная любовница и ни малейшего намерения остепениться, но Коко это не волновало, она не рассматривала его как кандидата в мужья. Габриэль знала, что ей незаконнорожденной сироте рассчитывать не на что, но понимала, что это ее шанс выбраться из нищеты.

Далеко не последний раз она использует свою сексуальную притягательность, чтобы получить желаемое. Всего через год после знакомства Коко с Бальсаном его прежняя любовница уже собирала вещи. Коко переехала в роскошное поместье Бальсана, теперь она стала его постоянной содержанкой. Роль любовницы во Франции представляла практически устоявшийся институт, и в работе швеей больше не было нужды.

Коко в молодости

Поместье было окном в новый мир, гости прибывали без супруг, чтобы повеселиться. Коко проводила время, обучаясь верховой езде и занимаясь объездкой лошадей из конюшни Бальсана. Очень скоро она стала великолепной наездницей, всего через год после окончания пансиона Коко Шанель маленькая сирота общалась с богатейшими людьми Франции. Она также обрела уверенность в себе, поступая по-своему и обращая на себя внимание.

Тенденция моды в ХХ веке

В начале 20 века в моде главенствовали вопросы пола, модельерами были исключительно мужчины, а женские платья оставались изящными, но непрактичными. Творения дизайнеров превращали женщин в беспомощных существ. Пышные юбки до пола и невероятно узкие корсеты делали элементарные задачи испытаниями. Коко считала это смехотворным ее уверенность в себе и практичность не позволяли ей быть рабой своего времени.

«Мода превратилась в насмешку, модельеры забыли, что внутри этих платьев женщины»

Летом 1909 года в возрасте 26 лет она посетила скачки в компании Бальсана и наделала много шума. На ней не было женской одежды в привычном понимание, в тот день Коко надела галстук Бальсана и сюртук одного из его приятелей. Наряд получился практичный и спортивный, мужской. Она дополнила его канотье, который сделала сама.

Женщины из общества не могли поверить ее дерзости, но и не могли не восхититься. Коко решила, что попала в самую точку. Бальсан поощрял интерес Коко к моде, он выделил ей для шитья и изготовления шляп в апартаментах уголок, какой когда-то был у ее тетушки Луизы.

Первые начинания Коко

Коко искала не хобби, ей нужна была профессия, свое дело. Будучи женщиной без средств, она никогда не смогла бы открыть собственное дело. В ее жизни появился человек, понимавший ее желание и стремление достичь чего-то, готовый ей в этом помочь. Артур Кэйпел в кругу друзей его звали Бой, он был аристократ игрок в поло и ловелас как Бальсан, но на этом сходство заканчивалось. Бой был англичанином и единственным во всей компании, кто сам зарабатывал на жизнь. В 1909 году Коко стала любовницей не только Бальсана, но и Боя.

первые начинания Коко Шанель

Подлинные обстоятельства первой встречи Коко с Боем Кэйпелем остаются тайной. В разное время Коко рассказывала самые затейливые версии вплоть до самых романтичных. Какой бы волшебной не была их первая встреча, Кэйпел быстро распознал в Коко человека, целеустремленного и честолюбивого. А она поняла, что нашла идеального помощника для того, чтобы сделать карьеру. Но дело было не только в этом. Летом 1909 года Коко решила, что больше не нуждается в Бальсане. Она ушла от него, оставив записку.

«Мой дорогой Этьен я никогда не смогу отплатить за всю доброту и комфорт, которые ты дарил мне, пока мы были вместе. Я уезжаю с Боем Кэйпелем, прости, но я люблю его»

Прибытие Коко Шанель в Париж

В тот же день она уехала в Париж. Париж начала века представлял собой контраст рынкам и площадям городов, где провела детство Коко. В столице царила золотая пора творческой свободы и наслаждений. Париж стал ее сердце, здесь жили богатые, знаменитые и прекрасные.

Коко вращалась среди самых изысканных и влиятельных людей города, а с деньгами Артура Кэйпеля она могла осуществить свои мечты. Коко не окончательно порвала со своим прежним любовником Бальсаном. Через год после ее переезда в Париж, Кэйпел и Бальсан договорились совместно финансировать первое предприятие Коко, шляпный магазин на улице Камбон 21.

«Они решили дать мне место для шитья шляпок, как подарили бы мне игрушку»

Шляпный магазин произвел фурор, поскольку изделия Коко отличались от привычных и совершенно не походили на модные тогда вычурные и громоздкие шляпы в стиле фруктовых корзин. Коко отдавала предпочтение простоте и современности, позволяя женщинам выглядеть одновременно стильно и практично.

«Ничто так не старит женщину, как явная дороговизна, пышность и сложность наряда»

Магазин пользовался огромным успехом, но для Коко шляпки были лишь началом. Приморский городок Довиль на юге Нормандии лежал 6 часах езды от Парижа. С его лучшими пляжами в округе, Довиль был модным курортом. Особы королевской крови и императоры, разнообразная публика, богатые и знаменитые отдыхающие. Именно тот сорт людей, который надеялась привлечь Коко, поэтому здесь она решила сделать следующий шаг.

Первая коллекция платьев

В 1913 году при финансовой поддержке Боя Кэйпеля, открыл двери новый магазин Шанель. Теперь это была не шляпная лавка, а магазин готового платья. Коллекция Коко стала первой, созданной исключительно женщиной – модельером. В ней не было ни оборок, ни рюшей, ни корсетов ее отличали простота и стильность, но главное практичность.

«Я хочу дать женщинам возможность, смеяться и есть, не падая в обморок»

До сего момента никто ничего подобного не видел, коллекция получила аплодисменты, а Коко репутацию у публики. Все изменилось в один момент. Летом 1914 года Европа оказалась втянута в разрушительный конфликт. На фронтах Первой мировой войны сражались 65 млн. человек более 8 млн. были убиты 21 млн. ранены. Просторы сельской Франции превратились в километры грязных, залитых кровью окопов.

Повсюду царили голод и бедствие, для высокой моды время было неподходящее. Но посреди нищеты и отчаяния, война дала Коко шанс. Французское общество менялось, когда большинство мужчин были на фронте, женщинам пришлось взять на себя их работу развозить почту, водить автобусы и трамваи, изготавливать боеприпасы.

Великая Коко

Франция держалась на женских плечах, но их традиционные платья с корсетами стали не просто непрактичными их было опасно носить на фабриках у станков. Женщинам военного времени нужна была удобная рабочая одежда, таким и был любимый стиль Коко. Она ухватилась за эту возможность и стала создавать новые фасоны, а потом случился прорыв.

Качественные ткани для женской одежды было не достать, зато шерстяного трикотажа джерси было в избытке, из него шили мужское белье. Коко решила превратить нужду в стиль, создав небольшую коллекцию женской повседневной одежды из джерси. Коллекция имела успех, Коко нашла свою нишу, употребив свои природные наклонности и результат оказался, блестящий.

«Старый мир умирал и ему на смену шел новый, мне представилась возможность, я воспользовалась ею»

В годы войны роман между Коко и Кэйпелем набирал ход, ровно, как и дело Шанель. Летом 1915 года Бой устроил выходной для двоих, он увез ее на курорт в городок Биарриц на границе с Испанией, которая сохраняла нейтралитет в войне. Биарриц был раем для богачей и тех, кто мог позволить себе путешествовать, люди съезжались туда, чтобы забыть о войне. Коко не только отдыхала, она быстро поняла, что Биарриц представляет туже возможность, что и Довиль.

Коко

Пока все вокруг рушилось под натиском войны, Коко готовилась увеличить свою империю. В 1915 году Коко открыла новый бутик Шанель в Биарриц. С этим открытием к ней пришло чувство независимости.

«Я была сама себе хозяйкой и зависела только от себя, Бой Кэйпел прекрасно понимал, что я ему не подвластна. — «Я думал, что подарил тебе игрушку, а в результате дал свободу» — однажды, сказала он мне с тоской»

Дом Шанель наконец-то полноценно встал на ноги. 11 ноября 1918 года был подписан мирный договор, война окончилась. Для Коко должно было наступить время торжества, она превратила нужды военного времени в слагаемое своего успеха, и они с Боем Кэйпелем нисколько не пострадали.

Предательство

Через несколько недель после окончания войны Бой предал ее. В 1918 году он объявил о своем намерении жениться на красавице, англичанке знатного рода дочери лорда. Коко была убита горем, она признавалась, что любила лишь раз в жизни.

«Мы были созданы друг для друга, он был рядом, любил меня и знал, что я люблю его. Вот единственное, что имело значение»

После свадьбы роман Коко и Кэйпеля продолжался, но самым горьким для Коко было то, что теперь она была не единственной подругой Кэйпеля, а лишь любовницей. В 1919 году произошла трагедия поздно вечером 21 декабря Бой Кэйпель погиб в автокатастрофе. Если новость о его женитьбе больно ударила ее, то весть о его смерти убила.

«Я лишилась всего, потеряв Кэйпеля»

Бой поддерживал и любил ее, несмотря на вечное клеймо ее скромного происхождения. Теперь она осталась одна. Коко винила высшее общество в смерти Кэйпеля и жаждала возмездия.

«Эти люди голубых кровей воротили от меня нос, но я заставлю их ползать у моих ног»

Коко намеревалась продемонстрировать, какой беспощадной она может быть, она войдет в высшее общество, и оно будет ей поклоняться. В первую очередь она совершенно сознательно переписывает собственную биографию. Сочинив романтическую историю своего детства. Коко рассказывала столько версий своего происхождения и судьбы, что многим казалось узнать ее настоящую уже невозможно.

Дом Шанель в Париже

Следующий шаг переезд ее парижского бутика в более просторное и престижное помещение в доме 31 по улице Камбон. Эти действия принесли плоды. Ее империя моды снова процветала перед ней стали открываться двери, богатые и знаменитые даже коронованные особы желали ассоциироваться с ее шикарным стильным образом. В 1919 году в знак своих намерений она поселилась в знаменитом отеле «Ритц», одном из самых роскошных и престижных в мире.

Мужчины в жизни Коко Шанель

Она беззастенчиво добивалась признания через постель, мужчины превратились для нее в трофеи. В начале 20 века у нее был собственный славянский период, роман с русским композитором Игорем Стравинским. Её также связывали отношения с богатейшим человеком в Англии герцогом Вестминстерским. Английский аристократ познакомился с Коко в Монте-Карло в Рождество 1923 года.

«Я выработала привычку в то время беспрецедентно окружать себя влиятельными людьми, дабы установить связь между мной самой и обществом»

Говорили, что он был ею очарован, посылал любовные послания, букеты и корзины с фруктами, проявил неслыханную расточительность, совершив с ней перелет из Лондона во Францию. Лето она проводила с герцогом в его лондонских домах или в загородном имении. Коко общалась с его кругом, использовала его твид в новых коллекциях и даже познакомилась с его другом Уинстоном Черчиллем, тогда еще канцлером казначейства Великобритании. Время шло, но слухи о скорой свадьбе, так и не воплотились в реальность.

«Он был не свободен, я тоже. Мне не хотелось отказываться от дома Шанель, который я создала и постоянно обновляла»

Конечно, это была неправда, герцог никогда не женился бы на ней. Тем временем ее империя все росла. Франция полностью оправилась от последствий Первой мировой войны и к 20 годам эпоха корсетов навсегда ушла в прошлое. Современные девушки были свободными и хотели веселиться. Мир моды как будто дозрел до идей Коко, ее фасоны, как обычно шли от ее собственных предпочтений в одежде.

Маленькое черное платье от Шанель

Пока Коко безраздельно правила домом Шанель, новинка следовала за новинкой. В 1923 году Коко сделала смелый шаг и выпустила духи, названные по ее счастливому числу «Шанель № 5» духи были самыми дорогими в мире. В 1926 г. она представила публике свое знаменитое маленькое черное платье, американское издание журнала «Vogue» предсказывала, что она станет униформой для элегантных женщин. Она первой одела на женщин шикарные стильные брюки!

Снова и снова с каждой коллекцией 20-х и начала 30-х годов она отрицала традиционность и меняла представление о моде. Коко Шанель стала главой индустрии, до нее, считавшейся исключительно мужской. Успешная карьера и свободные отношения в любви превратили Коко в символ послевоенных стремлений нового поколения эмансипированных женщин.

«Я была первой кто жил жизнью 20 века»

Ее престиж достиг своего пика, но вскоре череда неких событий поставила под угрозу все, чем она дорожила.

Начало Второй мировой войны

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, два дня спустя Британия и Франция объявили Германии войну. Гитлер задался целью распространить нацистскую империю на всю Европу, начав самую кровопролитную и разрушительную войну в истории. Франция не сразу пала под натиском немцев и в Париже клиенты уговаривали Коко не закрывать магазины для поддержания духа населения.

В мае 1940 года нацисты вошли во Францию и тысячи беженцев наводнили дороги по всей стране. Коко распустила штат и закрыла дом Шанель, оставив только парфюмерный магазинчик. Когда парижские улицы обезлюдели, Коко тоже решила бежать из города с той лишь разницей, что ее вез шофер.

В июне 1940 года немцы уже бомбили Париж, а через несколько дней Франция капитулировала. Было заключено соглашение, нацисты оккупируют Северо-Запад Франции, а местная коллаборационистское правительство из городка Виши будет управлять Югом страны.

Адольф Гитлер в Париже

Следующую неделю Коко провела в размышлениях, что делать дальше. Она успешно провела дом Шанель через Первую мировую войну и стала думать, что справится снова. Сдаваться было не в ее духе, а дом Шанель остался единственным, чем она дорожила в жизни. Поэтому в августе 40 года Коко решила, что делать и вернулась в Париж в отель «Ритц».

Париж превратился в оккупированный город, наводненный немецкими солдатами. Германская армия сделала «Ритц» своей штаб квартирой. Коко удалось занять комнатку в крыле для гражданских лиц, где началась новая глава ее биографии. Как обычно она была нацелена на выживание и действия по обстановке, день за днем ее парфюмерный магазин обеспечивал духами жен нацистских офицеров, а вечера она проводила в окружении их командования. Однако к 41 году относительно доброжелательные отношения Коко с немецкими оккупантами стали меняться. Она стала ощущать свой возраст и переживала, что стареет. Шанель говорила, что смотрит в зеркало и видит в нем: «Борьбу между ним и мной».

Жизнь в оккупации

В это же время она познакомилась с Гансом Гюнтером фон Динклаге немецким офицером нацистским шпионом, немного плейбоем, который был моложе ее на 13 лет. Коко согласилась поужинать с ним, чтобы попросить помощи в освобождение племянника, задержанного немцами. После той встречи они стали любовниками, на тот момент ей было 56 лет. Ганс Гюнтер был немцем, но это ее, по всей видимости, не беспокоило, позже она скажет; «женщины моего возраста не станут изучать паспорт мужчины, если у нее есть шанс приобрести любовника».

Герцог Вестминстерский и Коко Шанель

Герцог Вестминстерский и Коко Шанель

Из-за связи в высоких кругах нацистов, Коко оказалась втянута в опасную игру. Однажды Коко и Ганс ужинали с одним высокопоставленным офицером, обсуждали грядущие ужасы войны и размышляли над тем, не может ли Коко помочь им. В конце концов, она упоминала в разговорах герцога Вестминстерского и общалась с Черчиллем. Она 8 лет была любовницей англичанина, знала английский менталитет и имела влиятельных друзей.

«Вы немцы не знаете, как обращаться с англичанами, а я знаю»

Коко не могла представить себе, во что ввязывается, она отправилась в Берлин и была представлена Вальтеру Шелленбергу главе внешней разведки Гитлера и личному помощнику Генриха Гиммлера. В то время Шелленберг был убежден, что нацисты проиграют войну и страстно желал договориться с союзниками и заключить достойный мир.

Операция «Модная шляпка»

Тогда и созрел план странной операции под названием «Модная шляпа», даже сейчас полная информация об этом плане остается засекреченной, но считается, что Коко должна была послужить приманкой и завлечь Черчилля навстречу, где его постараются убедить заключить мир на выгодных для нацистов условиях.

Коко поехала в нейтральную Испанию, где планировала встретиться с британским послом Сэмюэлем Хором, она надеялась, что человек известный своим умением вести международные переговоры по щекотливым вопросам, устроит ей тайную встречу с Черчиллем. Видимо, она переоценила свое влияние на британцев. Посол Хор не клюнул на удочку и сказал, что Черчилль болен и встреча не состоится, операция «Модная шляпка» закончилась ничем. Теперь Коко попала на заметку, как пособник нацистам. Она вернулась в отель «Ритц» к своему немецкому любовнику. В это время удача стала отворачиваться от Гитлера.

shestvie_generala_sharl_de_gollya_po_osvobozhdennomu_parizhu.jpg

6 июня 1944 года союзники развернули операции «Оверлорд». Берега Нормандии наводнили войска союзников в рамках самой масштабной десантной операции в истории. Союзники одержали победу над немцами и оттеснили их от берегов. 25 августа Париж был освобожден. На следующий день генерал де Голль и руководители движения сопротивления прошли маршем от Триумфальной арки до Собора Нотр-Дам.

Тысячи людей собрались отпраздновать освобождение, это было грандиозное зрелище. Франция снова стала свободной. Коко наблюдала за событиями с балкона на улице Риволи, видимо, она почувствовала грядущие перемены. Среди тех, кто сотрудничал с нацистами, постепенно нарастал страх.

Париж после оккупации

Немецких офицеров допрашивали, вычисляя коллаборационистов. Тысячи женщин контактировавших с нацистами собрали вместе, раздели, обрили наголо и прогнали по улицам. Как любовница нацистского офицера, Коко оказалась в опасном положении, что еще хуже, о ее участие в операции «Модная шляпка» было известно.

француженок контактировавших с немцами брили наголо и выгоняли на улиы Парижа

В августе 1944 г. через две недели после парада де Голля к отелю «Ритц» подъехали двое. Они вручили Коко ордер на арест выписанный комитетом общественной морали, где ее называли нацистской шпионкой.

На допросах Шелленберг сообщил все детали операции «Модная шляпка» и утверждал, что Коко была ее ключевой фигурой. Она взяла сумочку, перчатки и спокойно пошла за своими конвоирами. Женщину, проделавшую путь от работного дома на вершину богатства и власти в одиночку перевернувшую представление о моде, намеревались заклеймить как агента нацистов и подвергнуть публичному унижению.

Воплощение современных вкусов и женской свободы Коко Шанель, теперь будет разоблачена как коллаборационистка, но через несколько часов ее выпустили, не предъявив обвинений. Она так и не открыла, что именно произошло, одни говорят, что она слишком много знала о британской верхушке, другие предполагают, что Черчилль лично просил за нее.

Как бы то ни было, Коко избежала публичного унижения, но ее репутация была безвозвратно загублена, Франция отвернулась от нее. Оставаться в Париже стало небезопасно, Коко собрала вещи и купила билет в один конец до Швейцарии, где ее ждал немецкий любовник Ганс. Сказка закончилась навсегда.

koko_shanel_istoriya_zhizni_samoj_uspeshnoj_zhenshchiny.jpg

В Швейцарии ее не покидала горечь, Коко лишилась двух вещей, имевших значение в ее жизни репутацию и империю моды. Она полностью прекратила создавать модели и жила в комфорте на состояние, полученное от продажи духов нацистам.

Швейцария

Из своего прибежища Коко наблюдала за переменами во французской послевоенной моде и презирала то, что она видела. В 1947 году Кристиан Диор представил свой новый образ; череду утянутых талий, удлиненных, пышных юбок и бесконечные метры материи, оборки по подолу, отделки ворота на талии, сборчатой юбки и мягкие женственные силуэты.

Коко считала модели Диора, противоречащие всему, чего она добилась для женщин. Она была убеждена, что вскоре женщины станут мечтать сорвать с себя тугие пояса, жесткие лифы и пышные юбки и вернуться к более практичному подходу. Ей показалось, что мода снова нуждается в них, но дело было не только в этом.

Личная жизнь Коко рушилась. Она порвала с Гансом, хотя и продолжала оплачивать его содержание. Бывшие любовники Этьен Бальсан и герцог Вестминстерский уже покинули этот мир. Шеф нацистской разведки Шелленберг чьи немалые счета за лечение она оплачивала, был мертв. Коко Шанель осталась одна, она хотела отвлечься от мрачных мыслей.

Возвращение в мир моды

Пришло время вернуться. В 1954 году она начала готовиться к самой важной коллекции в ее жизни. 5 февраля в возрасте 73 лет Коко Шанель вернулась в Париж в мир моды. Здесь она выпустит свою первую послевоенную коллекцию. Она работала без устали, каждое платье проверялось, и перепроверялось, работа шла день и ночь.

koko_rabotaet_so_svoimi_modelyami.jpg

Для Коко этот показ значил все, ставки не могли быть выше, либо триумфальное возвращение, либо прилюдное унижение. Французская пресса была язвительна, она не простила Шанель коллаборационизма. Британские газеты назвали коллекцию фиаско, старый стиль ничего нового, но признание все-таки пришло на этот раз из-за океана.

Американцы пришли в восторг, простота и классическая элегантность образов Шанель покорила их. Практичные и одновременно роскошные наряды стали безумно популярны у работающих американок и Коко была готова стильно одевать их.

«Мне не нравится, когда говорят о моде Шанель. Шанель — это прежде всего стиль. Мода, знаете ли, выходит из моды, стиль никогда!»

В 1962 году продюсеры даже думали поставить мюзикл о судьбе Коко Шанель, но она посчитала, что исполнительница Кэтрин Хепберн, которая моложе ее самой почти на 20 лет, стара для этой роли. Со временем Франция забыла грехи военных лет Коко, затем и Европа пала к ее ногам.

Коко в мастерской

Дом Шанель стал больше и успешнее, чем когда-либо, Коко просто боготворили. В конце 1960-х дом Шанель превратился в международную империю моды с баснословными капиталами, а правила ею сама мадемуазель.
Второй раз за столетие Коко Шанель сделала состояние, теперь она была богаче и могущественнее, чем когда-либо.

Несмотря на все успехи под тщательно отшлифованным образом, Коко делалась все более хрупкой и одинокой. Мужчины, которых она любила давно умерли, она никогда не была замужем, не имела семьи и полностью зависела от содержащего морфий снотворного, только оно помогало уснуть.

«Человек не должен жить один это ошибка. Раньше я думала, что должна строить жизнь одна, но я заблуждалась, я одна с моими миллионами».

Пусть ее бесконечные поиски любви не имели успеха, Коко Шанель поднялась на вершину в мире мужчин, создав стиль в одежде, который изменил представление о женской моде.

koko_shanel_v_starosti.jpg

В 1971 году Коко, сироте, любовнице, миллионерше, жизнь была уже в тягость. 10 января в возрасте 88 лет и по-прежнему занимая пост главы компании, Коко Шанель идол модной индустрии, скончалась в своих апартаментах в отеле «Ритц».

В последние минуты с ней была служанка. Делая себе последний укол морфия в ногу, Коко сказала: «Знаешь, вот так и умирают».

25.09.2019 10:43

Комментарии


Комментариев пока нет

Возлюбленный Бой как символ черного цвета. Коко Шанель. Я и мои мужчины

Возлюбленный Бой как символ черного цвета

В какой-то момент связь Коко и ее Боя трещит по швам; Артур Кэпел знакомится с герцогиней Сазерлендской. Он встретил красавицу среди сестер милосердия; как и многие ее соотечественницы, молодая дама занималась организацией службы помощи раненым. Как оказалось, еще прежде он приметил ее в Лондоне. Звали девушку Диана Листер, урожденная Рибблсдейл; дочь и невестка лордов, она овдовела, едва выйдя замуж. Ее судьба и бросающаяся в глаза кроткая нежность взволновали душу Боя. Он официально предложил ей руку и сердце, и тут же получил согласие. Сделавшись женихом Дианы, он вошел в высшие круги британского истеблишмента. К тому же он получил назначение политического секретаря британской секции Большого межсоюзнического совета в Версале.

Весной 1918 года Бой встретился с Коко. Позже она признается друзьям: «Прежде чем он сказал слово, я все уже знала сама». Едва за ним затворилась дверь, как она бросилась на подушки выплакивать свое горе.

Свадьба Артура с Дианой состоялась в октябре 1918 года у одного из ее знатных родственников – шотландского аристократа лорда Ловата в домовой капелле замка Бофорт, графство Инвернесс. То был типичный английский замок, каким его воспринимает каждый любитель старинных романов о рыцаре Львиное Сердце…

Она более не жила в Париже; по настойчивой просьбе Боя Коко сняла виллу «Миланез» в непосредственной близости от Мальмезона и пруда Сен-Кукуфа, но откуда открывался чудесный вид на столицу. Отправляя многолетнюю любовницу из Парижа, хотел ли он тем самым избавиться от стеснявшей его теперь женщины или желал посещать ее в полной тайне? «Последнее предположение ближе к истине: с одной стороны, у него теперь будет законная супруга, с помощью которой он полноправно утвердится в высшем обществе, с другой – обожаемая метресса, отношения с которой останутся в точности теми же, что и в прошлом. Трудно представить себе более практичное решение проблемы…»

«Не знаю, почему женщины требуют всего того, что есть у мужчин. Ведь у женщин, среди прочего, есть мужчины»

В парке нового жилища Коко вовсю цвели розы и лилии, – не этот ли аромат ляжет в основу знаменитых духов «Шанель № 5»?

В апреле 1919-го законная жена Кэпела подарит своему мужу дочь, крестным отцом малышки станет сам Клемансо. А вот Шанель не могла подарить Бою малыша: причиной того был аборт, который она сделала еще в Мулене в ужасных условиях, что привело к непоправимым последствиям.

В том же 1919-м, летом, младшая сестра Габриэль Шанель, 33-летняя Антуанетта выходит замуж за бравого аса британских воздушных сил Оскара Эдварда Флемминга, который был младше своей избранницы на восемь лет. Свадьба состоялась в Париже, свидетелями у Антуанетты были Артур Кэпел и жених подруги-тетушки Адриенн Морис де Нексон. Вскоре после свадебной церемонии молодожены уехали в Канаду. Чтобы занять сестру делом и дать ей средства к существованию, Шанель поставляет свои наряды в Канаду. Но дела – любовные и коммерческие – шли под откос. Мечтающая вернуться во Францию, доведенная до отчаяния несчастная Антуанетта по уши влюбляется в девятнадцатилетнего аргентинского студента, появившегося в стенах их дома. Оставив Оскара, Антуанетта, покоренная экзотическим шармом молодого аргентинца и его превосходным умением танцевать танго, она решается ехать с ним в Аргентину. В канадском Виндзоре супруга Флемминга пробыла всего десять месяцев; идиллия с аргентинцем оказалась еще короче. В итоге Антуанетта оказалась одна в чужой стране без гроша в кармане. Но сестра и на этот раз пришла ей на выручку, выслав деньги и снова поручив ей возглавить представительство Дома Шанель, – на сей раз в Южной Америке. Но спустя несколько месяцев Антуанетта уйдет из жизни при не разгаданных до сих пор обстоятельствах.

Париж, ювелирный магазин. Фото 1919 года

Антуанетта покинула мир в 1920-м, еще ранее – в 1913 году не стало Джулии; из трех сестер Шанель на свете осталась одна Габриэль.

Но на этом ее испытания не закончились.

22 декабря 1919 года; вилла «Миланез», четыре часа утра. С неожиданным визитом прибывает друг Шанель Леон де Лаборд. Он приехал сообщить о несчастье, случившемся с капитаном Кэпелом. «Вот показалась Габриэль, одетая в белую пижаму. «Силуэт подростка, юноши, закутанный в атлас». Она, обычно скрытная в своих эмоциях, на сей раз была не в силах скрыть страдания. У нее из уст не вырвалось ни слова, ни крика, из глаз не скатилось ни единой слезинки. Она буквально окаменела…»

Оказывается, Бой ехал со своим шофером в Канны, где его ждала жена, чтобы вместе отметить Рождество. По дороге лопнула шина, и автомобиль на всем ходу полетел в кювет. Шофер отделался легкими ранениями, но Артур, у которого был проломлен череп, скончался на месте.

Коко тут же требует, чтобы Лаборд отвез ее туда, немедленно. Они прибыли в Канны. Несмотря на долгую дорогу и усталость, перекинувшись несколькими репликами с сестрой Боя Бертой, она просит отвезти ее одну на место катастрофы. Свидетелем был лишь шофер. Габриэль обошла вокруг искореженного металла, прикоснулась рукой к обожженному железу. Затем села на обочину, и, повернув лицо к встающему над горизонтом солнцу, зарыдала…

* * *

Теперь, когда Коко перенесла очередной удар судьбы, но не утратила силы духа, она решает расширить свои мастерские и с новым рвением и силой приступить к работе. Осенью она переезжает в дом номер 31 по рю Камбон. С тех пор дом 31 станет храмом фирмы Шанель, являясь таковым и по сей день.

Парижские улицы. Фото 1920 – 1930-х годов

Габриэль становится также владелицей роскошного темно-синего «Роллса» с обитой черной кожей салоном. «Черный цвет, тень и строгость и здесь останутся ее маркой… И это в области, где царствовали веселые цвета – красный, синий, зеленый, канареечно-желтый… Это с ее легкой руки пошла мода на черные кузова автомобилей! Она и в этой области станет законодательницей представлений о высшем шике, как за несколько лет до того стала законодательницей мод от кутюр…»

«Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать»

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как Коко Шанель навсегда изменила мир: от моды до привычек

Казалось бы, как в одной женщине могут совмещаться и сильный духом, но сложный человек, и знаменитый модельер, и законодатель моды, и икона стиля. Но Коко Шанель решила, что совершенству нет предела, и доказала нам это. В моде она произвела настоящую революцию, навсегда изменив эту индустрию и даже привычки и уклады людей.

Коко Шанель

С чего все начиналось?

Не удивляйтесь, но, как и у многих великих людей, детство Коко Шанель не было простым. Как ни странно, но предпосылками ее успеха стали тяжелые события из детства. Мать девочки умерла. Отец бросил Коко (настоящее имя Габриэль) с братьями и сестрами на произвол судьбы. Однако, по сути, именно с момента, когда монахини в приюте научили Габриэль шить, и начинается история знаменитой Коко Шанель.

Коко Шанель

Читайте также: Жанна Кальман, самая старая женщина в мире, дожившая до 122 лет

Что «изобрела» Коко Шанель?

Непредсказуемую и непростую натуру этой женщины не могло остановить ничего. Она почувствовала, что значит заниматься любимым делом. Тогда Коко Шанель, вероятно, не думала о том, что ее творения навсегда изменят моду высшего общества и даже современности. Открыв свой бизнес, Коко Шанель начала воплощать в жизнь все свои дизайнерские идеи и наработки. Она открыла женщинам глаза на брюки и показала всему обществу знаменитое маленькое черное платье, которое можно комбинировать с разными аксессуарами, в зависимости от выхода в свет. «Почерк» иконы стиля можно было определить по простоте и элегантности образов. Так модельер доказала всем, что траурный черный цвет может быть актуальным и днем, и вечером.

Коко Шанель

Если бы ни безумные идеи Коко Шанель того времени, мир бы, возможно, до сих пор не знал, что такое сумочка на цепочке и сложные женские духи (состоящие из смешения большого количества ароматов). Кстати, Коко Шанель ввела в моду не только одежду, аксессуары и парфюм, но и загар.

Судьба всемирно известной Коко Шанель сложна, необычна, но в то же время красива. Эту женщину продолжают цитировать в наши дни. В ее мыслях находят гениальность и роскошную простоту. Для многих они являются неким сводом правил о красоте и стиле жизни. Афоризмы Коко Шанель стали ее визитной карточкой. И, конечно, такая уверенная в себе и бескомпромиссная женщина не могла говорить о том, в чем не разбиралась на все сто. Дамам того времени всегда казалось, будто Коко Шанель знает абсолютно все о женщинах и мужчинах, о моде и красоте.

Коко Шанель

Читайте также: Нэнни Досс, самая знаменитая «черная вдова»

«Красота нужна нам, чтобы нас любили мужчины, а глупость – чтобы мы любили мужчин»

Новые идеи Коко Шанель были настолько неожиданными в тогдашнем обществе, что казались революционными. Так, можно считать, что несравненная Коко совершила не просто переворот в истории моды, но и создала заново женщину. На первое место кутюрье ставила красоту и манеры женщины, ее умение следить за собой. Благодаря своему жизненному опыту она стала отлично разбираться в психологии отношений и понимать предназначение женщин и мужчин.

Коко Шанель

«Духи следует наносить туда, куда вы хотите, чтобы мужчина вас поцеловал»

Аромат женщины для Коко Шанель имел такую же ценность, как одежда или обувь, – он являлся частью стиля. Бесспорно, парфюм мог оставить первое впечатление о женщине и выразить ее женственность и скрытую сексуальность.

Коко Шанель

«Так как все находится в голове, не надо ее терять»

Неудивительно, что Коко Шанель рассуждала именно так, ведь она сама была умна и талантлива. Однако, несмотря на это, нельзя сказать, что сама модельер не сходила с ума от своей работы. Она считала ее своей страстью, своей жизнью и любовью. А как можно жить иначе?

Коко Шанель

Читайте также: Пять старых фотографий, за каждой из которых стоит необычная история

«Если женщина хорошо обута, значит, она хорошо одета»

Чувство стиля или есть, или его нет. Так что с правильно подобранной обувью и аксессуаром любой простой элегантный костюм или платье будет смотреться на женщине шикарно. А понятия плохой фигуры не существует.

Коко Шанель

«Выбирая аксессуары, снимите то, что надели последним»

Кстати об аксессуарах. Сама Коко Шанель предпочитала носить ниточку жемчуга, шляпки и солнечные очки. Изобилие бижутерии или золото, по ее мнению, являлось признаком отсутствия вкуса. Все должно быть в меру. А аксессуары как раз и создают эту меру.

Коко Шанель

Тонкое чувство стиля, острый ум, совершенная фигура, непонятная притягательность, тяга к одиночеству, грубость и прямолинейность сделали из девушки Габриэль Шанель настоящую икону стиля Коко Шанель. Ту, кого могли ненавидеть и обожать одновременно.

Текст: Flytothesky.ru

Смотрите также:
Редкие фото настоящей Мэрилин Монро. Такой ее знали лишь единицы!

Поделитесь постом с друзьями!

Коко Шанель. Любовные истории

Коко Шанель, известная во всем мире как Великая Мадемуазель, диктующая высокую парижскую моду, никого и никогда не допускала в святая святых – свою личную жизнь. Практически никому ничего о ней не было известно: ни вездесущим репортерам и журналистам, ни ближайшим друзьям и подругам. Порой начинало казаться, что эта женщина является загадкой даже для самой себя. А причина тайны была проста: боль, причиненная огромной и такой жестокой любовью. Из года в год королева моды старалась забыть все, что напоминало ей о причиненной когда-то невыносимой боли. Коко жила надеждой, что, забыв прошлое, она сможет продолжать жить как прежде, то есть свободно и независимо, а значит, счастливо. Время показало, как она жестоко ошибалась.

Коко Шанель приложила множество усилий к тому, чтобы запутать любопытных журналистов и многочисленных биографов. Пусть ее жизнь будет мифом, решила она, пусть никто не узнает, где и когда она родилась или кем были ее родители. А уж дату рождения Великой Мадемуазель не знает до сих пор никто на свете. Иногда она так увлекалась придумыванием ложных обстоятельств собственной жизни, что сама едва не начинала верить в это.

Сейчас можно утверждать достоверно только то, что величайшего модельера всех времен и народов звали Габриэль Бонэр Шанель. Коко – это ее прозвище, что в переводе с французского означает «цыпленок». По свидетельствам Шанель, она рано потеряла родителей. Мать умерла от туберкулеза, отец бросил дочку, отправившись в Америку на поиски счастья. Коко не осуждала его.

Она говорила: «Я никогда с тех пор не видела его. Впрочем, время от времени он давал о себе знать, показывая, что жив и не забыл меня. Он присылал мне деньги, правда, немного. Потом я перестала получать его посылки и больше ничего о нем не слышала. Думаю, что в Америке он начал новую жизнь. А что еще нужно человеку, когда он молод? Ведь отцу не было даже тридцати. Он завел новую семью и был счастлив. Я никогда не осуждала его. Он все сделал правильно. Наверное, на его месте я поступила бы точно так же. О какой верности может идти речь, когда ты так молод? Меня же он очень любил. У нас когда-то была замечательная жизнь – веселая, счастливая, безоблачная».

После бегства отца в Америку Коко воспитывалась в приюте. Из родственников у нее оставались две тетки, весьма благочестивые и желавшие привить своей племяннице понятия о целомудрии и правильном поведении. С этой целью маленькую Коко иногда забирали из приюта. Однако, судя по дальнейшей жизни Шанель, тетки в своем благочестивом рвении явно не преуспели: целомудрие никогда не было отличительной чертой Коко.

Коко Шанель

О пребывании у родственниц модельер спустя долгие годы вспоминала: «Я воспринимала дом теток как весьма жалкий. Всюду у них стояла лакированная мебель белого цвета, обитая однообразным шелком. Мне было выделено место для сна в нише. Это так унижало меня. Иногда я чувствовала себя в полном отчаянии! Чтобы хоть как-то излить свою ненависть к окружающему меня миру, я тайком отрывала куски дерева от мебели. Какое же это было старье. Оно будило во мне желание все разрушать. Я все ненавидела. Мне даже хотелось покончить с собой». Зато Коко признается, что с детства образцом безупречного вкуса для нее были кокотки. Они выглядели роскошно, вели себя свободно и еще – они были такими чистыми! У Коко с рождения сформировалось собственное понятие продажности. О светских дамах она, к примеру, говорила: «Все они – грязные. В их присутствии меня тошнит. Аристократки – грязные и вонючие. Они тупы и беспредельно ленивы. Вот кого можно по полному праву считать содержанками. Они таковы по своему статусу. Это законные содержанки, и их я никак не могу назвать настоящими женщинами. Истинные женщины – это кокотки».

Девочка очень рано поняла, что в этой жизни единственной и главной ценностью являются деньги, ибо только они способны дать свободу и независимость. Но как может получить большие деньги девочка из провинции без гроша за душой? Ответ напрашивается сам собой: нужно продавать себя, и притом продавать дорого.

О любви юная Коко не думала вообще. Это не значит, что она не встречалась с мужчинами и не брала у них денег. Просто любовь – нечто другое, гораздо более высокое, нежели краткая встреча, во время которой думается только о новом платье или модной шляпке. О любви Коко рассуждала приблизительно так: «У меня есть зубы, и я могу всегда постоять за себя. Не могу находиться рядом с теми людьми, которым я неприятна. Это отношение чувствуется сразу, и я ухожу первая. А уж о том, чтобы жить с тем, кому, как я чувствую, я не нравлюсь, и речи быть не может. Я не требую от людей любви: это было бы чересчур много, тем более что и сама не могу сказать, что люблю многих. Когда любишь по-настоящему, то принадлежишь любимому и телом, и душой, а это слишком много для человека».

Первым мужчиной, чье имя хоть что-нибудь значило для Коко, стал военный Этьен Бальсан. Он был не только привлекателен, но и обладал репутацией большого оригинала. Например, Этьен, едва познакомившись с Коко, предложил ей совместное проживание в его собственном замке Руаллье, не скрывая, что там же будет проживать еще одна его любовница. Подобное обстоятельство нисколько не смутило 20-летнюю Шанель. Она быстро поняла, что таким образом ей будут обеспечены выезды в свет. Кроме того, Этьен был великолепным, искусным любовником. Однако, познакомившись поближе с другой любовницей Бальсана, Эмильенной д’Алансон, Коко поняла, что в Руаллье стоит находиться хотя бы ради нее.

Эта женщина сразу же покорила Шанель. У Бальсана был явно хороший вкус. Он очень любил Эмильенну, и она олицетворяла собой тот неподражаемый стиль кокоток, что так нравился Коко и что так шокировал аристократических родственников Этьена. Шанель буквально ходила по пятам за Эмильенной, пытаясь разгадать секрет ее неповторимого стиля и особого очарования, которое составляет упоительное искусство обольщения. Коко старалась запомнить ее жесты, походку, манеру разговаривать. Она совершенно забыла об Этьене, поскольку видела перед собой нечто гораздо более ценное.

Глядя на Эмильенну, Коко в первый раз начала придумывать новые фасоны платьев и шляпок. Поскольку по натуре девушка отличалась застенчивостью и ранимостью, то ей требовалось выбрать какую-либо маску, при помощи которой она смогла бы свободно общаться с людьми. Эмильенна помогла найти такую маску, идеально подходившую для Коко, немного обиженной на весь мир, но умной и расчетливой стервы. Никто не мог так, как юная Коко, высмеять очередную аристократку, так язвительно и холодно уничтожить. Сначала высшее общество, в котором она теперь вращалась, было шокировано подобной манерой поведения, но затем все не только привыкли к выходкам Коко, но и стали находить ее мнение очень ценным. Девушка поняла, что добилась своих первых успехов: теперь она знает, как управлять людьми и всегда оставаться на высоте. Ее слушали и ее побаивались. Жан Кокто оценивал Великую Мадемуазель как судью: настолько сильно начинало тревожить чувство неловкости в ее присутствии. Казалось, она внимательно разглядывает и беспристрастно-холодно оценивает очередную жертву, после чего выносит приговор, как правило смертный. Она могла уничтожить одной фразой, не переставая при этом очаровательно улыбаться.

С Бальсаном Коко рассталась довольно скоро. Он просто больше не был ей нужен и, кроме того, Этьен обладал излишней самоуверенностью. Наверное, общаясь с ним, Коко придумала свое знаменитое наставление: «Если вы хотите заставить очень уверенного в себе любовника воспринимать вас всерьез, срочно заведите себе второго». Именно так и поступила сама Коко.

Она очаровала Кейпела, молодого англичанина с красивыми глазами. Его глаза были невероятно синими, как летнее небо или южное море. Коко признавалась, что если бы не увидела это чудо воочию, то не поверила бы, будто подобный цвет вообще возможен в природе. Молодая женщина действительно какое-то время была увлечена им, но потом заметила, что все меньше думает о его красивых глазах и все больше – о его банковском счете. В результате ее мысли все больше концентрировались не на дивном синем цвете глаз возлюбленного, а на более заманчивом – зеленом цвете купюр.

У нее одновременно были два мужчины, красивых, умных и богатых. Они сражались за нее. Ради нее они были готовы на все. Она же, здраво рассудив, подумала, что в такой ситуации можно поймать золотую удачу, а именно – создать свой дом.

Любопытно, что, вступая в связь с Кейпелом, Коко не собиралась рвать отношения с Бальсаном. Ведь она была женщиной, абсолютно свободной от всяческих предрассудков и к тому же уверенной в своем непобедимом очаровании. Ей удалось то, что не удается практически никому, – сохранить сразу обоих любовников, притом так, что все остались довольны. Мужчины, правда, время от времени одолевали любовницу расспросами, кого же она все-таки любит больше? Коко отшучивалась, хотя в каждой шутке всегда есть доля правды. «Вот когда я стану самостоятельной и совершенно независимой от вас, тогда я смогу ответить на этот вопрос».

Это любовное трио прекрасно ладило между собой. Они замечательно проводили время. При этом их принципом была полная свобода каждого, и в первую очередь – Коко. Бальсан и Кейпел решили однажды сделать Коко сюрприз. Ей нравится шить и кроить? Пожалуйста, пусть и дальше развлекается в таком духе. Мужчины приобрели специально для нее модную лавку и открыли счет в банке.

Но для Коко мода была не развлечением. Это была сама жизнь, образ и стиль жизни. И она добилась того, что о ее стиле – стиле Шанель – заговорил весь мир. Коко произвела настоящую революцию в мире моды. Аристократки были покорены придуманными ею модными короткими стрижками, классическим маленьким черным платьем. Ее духи и костюмы стали классикой и остались таковыми по сей день.

Шанель работала, не зная отдыха. Она без устали придумывала новые, ни на что ранее не похожие, необычные и такие притягательные фасоны. В это время пришлось забыть о личной жизни. Конечно, короткие связи были всегда, но они нисколько не запоминались; просто иногда хотелось отдохнуть и немного расслабиться. Коко даже намеренно старалась не запоминать имен и лиц своих любовников. Ей казалось, что это мешает, это свяжет ее, станет препятствием для нее на пути к свободе. Она уговаривала себя, что все еще будет у нее впереди. Любовь обязательно придет, но только не сейчас, когда нужно так много сделать. Она еще не чувствовала себя совершенно свободной, а любить, по ее мнению, можно было только в том случае, когда ты абсолютно свободен…

Так шли годы. Мадемуазель даже не заметила, как пролетела молодость, дарившая ей такое очарование и беззаботность. Она пришла в себя только тогда, когда ей исполнилось 45 лет. Коко поняла: она едва не опоздала. Еще немного, и жизнь прошла бы, а она так и не успела бы толком узнать, что же это такое и как можно ею наслаждаться. Она знала только работу. Если бы ее спросили, что значит быть счастливой, она не смогла бы ответить.

И все же Коко узнала, что такое настоящая большая любовь и какой смысл заключается в простом слове «счастье». Все это объяснил ей герцог Вестминстерский, с которым Шанель случайно познакомилась в Монте-Карло. Она сразу поняла – это мужчина ее жизни, не похожий ни на кого из тех, что были у нее раньше. На него она могла опереться, чувствовать себя абсолютно спокойной и защищенной, а ведь именно о таком чувстве спокойствия и уверенности мечтает каждая женщина. Вестминстеру ничего не нужно было от Шанель. Он ничего не хотел, кроме любви Коко. Шанель называла его Бонни. Вместе с любимым она много путешествовала на его яхте, подолгу находилась наедине с ним в его замке Итон Плейс. В жизни Коко был уже один замок – Руаллье. Однако Итон Плейс отличался от него, как небо от земли. Здесь не было ни пошлости, ни вызывающей экстравагантности. От этой роскоши веяло аристократизмом в лучшем значении этого слова. Здесь Коко любили по-настоящему, ее уважали, ее берегли. Как трогательно Бонни собирал для нее фиалки, хотя рядом в оранжереях цвели дивные орхидеи! Но герцог считал, что именно фиалки – цветы Шанель.

Коко впервые ощутила, как чудесно стать самой собой, не надевать защитную броню, снова стать маленькой, немного наивной и счастливой девочкой. Каждое слово Бонни она воспринимала с упоением и восторгом. В нем одном сосредоточилось все ее счастье. Куда только делись ее былые истеричность, нервозность, повышенная чувственность. Раньше Коко иногда казалось, что она сойдет с ума: она так много переживала из-за ничтожных и скоро проходящих романов. На самом деле тогда ей было совсем плохо. Она жила в каком-то нереальном мире, где все хотели с ней познакомиться, быть к ней ближе, а она разрывалась на части между модельным делом и случайными изматывающими связями.

Коко чувствовала: в ее жизни наступила новая полоса. Ее любили по-настоящему глубоко. Каждый ее каприз немедленно исполнялся. Влюбленные жить не могли друг без друга. Когда же Шанель приходилось уезжать в Париж, герцог каждый день писал ей нежные и трогательные, исполненные самого глубокого чувства письма. Бонни тревожился, что письмо может затеряться в дороге или прийти слишком поздно, поэтому посылал к любимой курьеров.

Счастье было уже совсем рядом. Шанель богата, свободна, ее любят. Герцог Вестминстер стал чаще заводить разговор о женитьбе. Правда, он был пока несвободен. В Англии уже в течение трех лет продолжался вымотавший его вконец бракоразводный процесс. К тому же герцог был аристократом и не мог не считаться с мнением родственников, а их сильно смущал возраст новой невесты Бонни и ее неспособность к рождению наследника.

Шанель безумно страдала от своего бесплодия. Она больше всего на свете хотела бы родить ребенка от любимого, но врачи заявили ей категорично: это невозможно. Однажды Шанель прочитала о новой методике, по которой комплекс физических упражнений якобы помогал забеременеть. И Коко решила поверить в чудо. Она выполняла эти упражнения каждый день, спрятавшись от всех. Но как она ни старалась, как она ни верила, чуда не произошло.

У Коко сдали нервы. Она пила и скандалила, чтобы таким образом не чувствовать раздирающей ее душевной боли. В результате английские власти решили, что больше не могут оставаться в стороне. Сам премьер-министр страны Черчилль обратился к герцогу Вестминстерскому и посоветовал учесть, что он принадлежит к высокому аристократическому роду, а потому не может позволить себе забыть о фамильной чести и достоинстве. Журналисты смаковали подробности прошлого Шанель, раскапывая одно ее любовное похождение за другим. Аристократки торжествовали: французская портниха была унижена. Естественно, после всей этой травли любовникам пришлось расстаться. Бонни не смог оказаться выше обстоятельств и перенести это тяжелое для его любви испытание. Он сдался, он же первым предложил своей невесте забыть все, что было между ними. Теперь Шанель знала: все мечты о великой и единственной любви похоронены раз и навсегда. У нее остался только ее модный дом. Больше она никогда не любила и даже не увлекалась. Она работала с утра до ночи, а для всего остального места просто не осталось. Все, что находилось за порогом ее кабинета, вызывало в ней только чувство ненависти, как когда-то в детстве. А весь мир одевался так, как придумала она. Ее платья и духи были доступны только самым обеспеченным дамам. Сама же Мадемуазель, утратив вкус к жизни, все реже поражала кого-либо новой идеей. Она больше не могла создать что-то новое. Все для нее осталось в прошлом.

У нее было только одно желание: пусть ее навсегда оставят в покое – и аристократки, которые наперебой рвутся к ней, и эти журналисты, которые хотят узнать подробности ее жизни, но ничего не узнают; все, что они напишут, будет ложью или легендой. А что еще ей оставалось, глубоко одинокой и никого не любящей. Она все чаще задумывалась: стоило ли жить? Она всегда была уверена, что поступает правильно, а вышло так, что любовь и жизнь она разменяла на сотни метров ткани и громкое название торговой марки – «Шанель».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >