Куликовская мария – Мыльная опера: арт-проект Марии Куликовской для Vogue UA | Vogue Ukraine

Мыльная опера: арт-проект Марии Куликовской для Vogue UA | Vogue Ukraine

Специально для арт-номера Vogue UA художница Маша Куликовская повторила свой перформанс «Омовение/Lustration», во время  которого приняла ледяную ванну с собственным клоном из мыла. Она посвятила его женщине, войне и хрупкости тела.

Маша Куликовская выросла на стыке эпох. Ей 30 лет – возраст детства и зрелости. Она родилась в Крыму, живет в самолетах между европейскими городами и Киевом. У нее нежное тело и много вопросов к себе и миру. Маша – известная не только в Украине, но и за ее пределами художница: за последние полгода ее выставки прошли в Вене, Лондоне, Копенгагене и испанском Сантьяго-де-Компостела.

В нашей стране до сих пор жив стереотип, что феминистка – это неопрятная фанатичка, ненавидящая мужчин и агрессивно настроенная ко всему на свете. Мы любим повторять, что в Украине равноправие полов заложено в культуре, подкрепляя это анекдотами о деспотичных женах и мужьях-подкаблучниках. Тем временем женщинам у нас все еще статистически меньше платят, нас мало в политике, на руководящих постах и в бизнесе. У нас плохое экономическое положение, а мамы и бабушки превращают каждую семейную встречу в допрос на тему «когда ты уже, наконец, родишь / найдешь себе мужа». В результате при слове «Украина» первая ассоциация – не красота и богатство земли, не кровь Майдана и ужасы гибридной войны, и даже не пресловутая коррупция, а украинские жены.

Современное искусство – одна из сфер, где феминистическая тематика является более-менее привычной. Но и тут царит очевидное неравенство. Сколько у нас известных художников? Топ-100 можно назвать, даже не напрягаясь. Сколько из них женщин? Правильно – единицы. Зато, если посмотреть на обслуживающий персонал – менеджеров, кураторов и людей, пишущих о культуре, то увидим противоположную картину. Вопрос не только отечественного масштаба. Недаром самая незащищенная категория арт-трудящихся – низкооплачиваемые смотрители галерей, зачастую выполняющие куда более широкий спектр полномочий, – во всем мире получила название gallery girls. Понятия gallery boys не существует в природе. Проблема не в том, что женщины хуже фотографируют или рисуют, и тем более не в том, что они предпочитают мазохистские должности. Гендерное – это всегда политическое. Сейчас эти вопросы – одни из важнейших на глобальной повестке дня в мире.

Маша Куликовская – счастливое исключение, которое, к сожалению, лишь подтверждает правило. Ей удалось преодолеть сопротивление системы. Ее искусство – о том, что значит быть женщиной и жить в современной Украине. Меняться. Не бояться, что скажут другие. Быть женственной и уязвимой, когда этого хочется, и в то же время говорить о вещах, о которых у нас говорить не принято.

На первый взгляд может показаться, что есть две Маши. Первая делает нежные скульптуры – отливки своего собственного тела. Эти скульптуры за последние пару лет можно было увидеть в очень разных местах – от «Мыстецкого Арсенала» и магазина «Всі. Свої» на киевском Крещатике до садов в испанской Галисии. Удивленное всматривание в себя – культура селфи, восходящая к Фриде Кало, а по большому счету чувство, знакомое каждой девочке.

«Для того чтобы отформовать себя, я использую классический метод снятия гипсовой формы с живого тела, стоящего неподвижно, – рассказывает Маша. – Мой ассистент, он же моя муза, забрызгивает мою кожу холодным жидким гипсом. Когда корка из гипса начинает твердеть, она вступает в реакцию, сопровождающуюся высокой температурой, превращается в камень и фиксирует все отпечатки, неровности, деформации и структуру моего тела. Это довольно травматичный опыт. Приходится стоять неподвижно очень долго, часами, терпеть изменения температуры вплоть до ожогов на коже, а также бороться с собственными страхами в замкнутом пространстве – по сути внутри камня. Во время формовки тело иногда может отекать. В итоге каждая из готовых скульптур – уникальный клон, не похожий на другие».

Работы Маши отсылают к классической традиции. Она училась в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры и теперь говорит на «ты» с историей искусства и владеет профессиональными нюансами создания слепков со своего тела. То, что в начале карьеры художницы казалось очаровательным девичьим нарциссизмом, постепенно переросло в многолетний проект-исследование. Со временем тело Маши естественным образом меняется, и, чем дальше, тем эти трансформации будут заметнее. Маша не боится и не стесняется. Или, может, наоборот, боится и стесняется, но делает эти чувства предметом своего исследования. Тут верх берет вторая ипостась художницы – бунтарка, активистка и перформер.

Несколько лет назад художница шокировала публику, заявив, что вступает в брак со шведской девушкой. Этим жестом она хотела привлечь внимание к проблемам, с которыми сталкиваются граждане Украины в Евросоюзе: вечная тягомотина с документами и ощущение себя людьми второго сорта. Простейший выход из ситуации – вступить в брак с кем-то из местных, и вот Маша уже эпатирует нашу до сих пор нелояльную к ЛГБТ-сообществу публику своим нестандартным заявлением.

В творчестве Куликовской сегодня две главные темы – тело и политика. Она тяжело пережила аннексию Крыма и посвятила этой теме несколько пронзительных акций и перформансов. Наиболее известный проект – «Плот Крым». Это реальный плот, на котором в 2016 году художница сплавлялась по Днепру вблизи Киева в память о тысячах тысяч людей, лишившихся после событий 2014-го родного дома. В разгар военных действий на востоке страны случилось еще одно событие, сильно повлиявшее на творчество Куликовской. В момент, когда донецкий арт-центр «Изоляция» был захвачен сепаратистами, там как раз проходила Машина выставка. Бывший арт-центр стал одним из оплотов боевиков – по слухам, в подвале держали пленных. К остаткам современного искусства новые хозяева «Изоляции» проявили крайнюю враждебность. Скульптуры Куликовской, то есть все те же отливки ее реального тела, они использовали в качестве мишеней на стрельбище. Этот расстрел стал важным триггером для художницы, подтолкнув ее к созданию в 2015 году резонансного проекта в лондонской галерее Саатчи. Тогда в рамках выставки украинских художников полностью обнаженная Маша громила молотком свои скульптуры, выполненные из мыла. Мыло, из которого художница делает свои работы, производится в Швеции. Оно имеет такую же плотность, как и человеческое тело, и используется в качестве мишени, в том числе на оружейных заводах и стрельбищах. Этот перформанс был символическим ответом боевикам, реакцией на расстрел художественной выставки, а также освобождением от боли и травм, нанесенных лично Маше войной и аннексией Крыма.

8 марта этого года кто-то отмечал Международный женский день, кто-то отказывался его праздновать, а Маша Куликовская провела в «Мыстецком Арсенале» акцию «Омовение/Lustration». «Люстрация – это очищение посредством жертвоприношения. В течение двух часов я принимала ванну из ледяной воды на сцене «Мыстецкого Арсенала», но вместе со мной в ванне находилась и смыливалась точная копия моего тела, мой клон. Смывать собственное лицо с самой себя – это очень больно: и физически, и морально».

После перформанса в «Арсенале» Маша решила сделать его еще 88 раз – в разных странах, локациях и контекстах. Второй раз она повторила его для украинского Vogue: съемка длилась больше 8 часов и стала особенным опытом не только для самой Маши, но и для редакции, которая оказалась свидетелем очень личного, болезненного перформанса.

Куликовская много путешествует. В марте она участвовала в выставке художников-резидентов Ливерпульской биеннале, позже отправилась в Вену, где читала лекции и открыла выставку, посвященную странствиям плота «Крым» («На центральной площади Карлсплац плот превратился в аттракцион для детей разных национальностей», – вспоминает Маша). В апреле она объездила всю Норвегию на старом корабле, проведя три недели в небольшой каюте. По окончании путешествия «высадилась» в шведском Мальме, где прямо напротив знаменитого Эресуннского моста (многие знают его по сериалу «Мост») установила свой плот «Крым» и сутки не сходила с воды. А в мае три мыльные скульптуры Маши поселились в саду международного центра искусств Галисии в рамках большой выставки. Художница рассказывает, что ее плот «Крым», установленный в разных городах и странах, часто вызывает раздражение, а вот на ее клоны, наоборот, реагируют восторженно – в основном из-за презентации обнаженного женского тела. Эпатировать Маше не привыкать.

Текст: Алиса Ложкина

Фото: Aline Gontar

Стиль: Venya Brykalin

Ассистент стилиста: Vika Filipova

Макияж: Katya Kharlanova

Прически: Pavel Lotnik

Героиня: Maria Kulikovskaya

Украшения: Helena Prosvirnova

vogue.ua

Плот «Крым»: одиссея Марии Куликовской

Три дня без запасов еды и воды провела художница Мария Куликовская на небольшом спасательном плоту. Своему плавательному средству она дала название «Крым». Ее акция – это попытка искусственно воссоздать условия, в которых оказываются переселенцы и беженцы, покидающие зону военного конфликта. В интервью для Крым.Реалии Мария рассказала, с какими трудностями и опасностями она столкнулась во время своего путешествия, и что общего есть между ее плотом и Крымским полуостровом.

Мария Куликовская – украинская современная художница. Она родилась в Керчи, последние годы живет и работает в Киеве. В «довоенный» период в ее творчестве основными темами были ощущение собственного тела в пространстве и гендерные роли в современном мире. В 2012 году в донецкой галерее «Изоляция» были экспонированы три скульптуры, которые представляли собой автопортреты художницы, сделанные из мыла. Таким образом Куликовская хотела продемонстрировать быстротечность и тленность жизни. Похожую идею Мария попыталась выразить через инсталляцию Soma, которую в 2013 году номинировали на премию PinchukArtCentre. Она представляла собой 27 столбов из соляных кирпичей, которые разрушались по ходу выставки.

Мария Куликовская Мария Куликовская

В январе 2014 года Мария отправилась в Швецию, где женилась на местной девушке Жаклин Шабо. Этот поступок Куликовская также преподнесла как художественный акт. Таким образом она отобразила путь женщины из Украины, которая хочет жениться за границей на другой женщине, но сталкивается с множеством бюрократических процедур.

Сепаратисты, захватившие галерею «Изоляция», использовали в качестве мишеней для стрельбы ее автопортреты из мыла

Керчанка Мария Куликовская в марте 2014 года тяжело переживала вторжение российских войск на свою малую родину, где по-прежнему проживают ее родители. Коснулись ее лично и боевые действия на Донбассе. Сепаратисты, захватившие галерею «Изоляция», использовали в качестве мишеней для стрельбы ее автопортреты из мыла.

Фокус внимания художницы сместился в область политики и украино-российских отношений. Изменилась и художественные формы, которые она использует. В 2014 году Куликовская провела перформанс в «Эрмитаже», который заключался в том, что она 40 минут пролежала на полу, обернувшись украинским флагом. В 2015-м в знак протеста против действий России в Крыму Мария устроила еще один перформанс – она постирала флаг Крыма в Москве-реке.

​Новый перформанс художницы – Плот «Крым» – представляет собой продолжение этой серии радикальных политических акций. 16 августа Мария спустила на Днепр небольшое надувное плавательное средство. В нем на набережной Киева она провела три дня без запасов еды и воды, поставив свою жизнь в зависимость от доброй воли окружающих. Как известно, подобные плоты и другие малогабаритные плавсредства нередко используют люди, которые бегут из зон боевых действий.

​После трехдневного проживания в плоту Куликовская с командой единомышленников отправилась в своем кораблике в путешествие по Днепру и попыталась нелегально пересечь границу с ЕС. Однако ее задержали украинские пограничники.

7 августа в киевском Центре визуальной культуры открылась выставка под названием «Плот «Крым»: карта судьбы», которая повествует о путешествии Марии. Она представляет собой импровизированную музейную экспозицию, в которой представлены предметы, котрые художница собрала во время ее одиссеи. Попадая в зал, зритель может почувствовать атмосферу путешествия: пол засыпан песком, а вокруг хаотично разбросаны предметы, необходимые для морского плавания.

Мария Куликовская
Мария Куликовская Мария Куликовская

Перед открытием выставки Мария Куликовская рассказала об артефактах и произведениях, представленных на выставке, а также о смыслах и значениях, которые она вкладывала в свою акцию «Плот «Крым».

– Мария, почему ваш плот называется «Крым»?

– Дело в том что, этот плот не касается исключительно только Крыма. Это метафора о всех переселенцах по всему миру. Это мигрирующий полуостров, мигрирующее новообразование. На открытии выставки мы провозгласим свою собственную республику – парламент всех переселенцев по всему миру. Независимо от того, из Крыма они или с какой-то другой территории.

– Если не важно, с какой территории, то почему именно Крым?

– Во-первых, это очень близко мне, это моя личная история. Ведь я из Крыма, я там родилась и росла. Во-вторых, сам полуостров получился действительно мигрирующим, передвигающимся без передвижения. Люди лягли спать в одном государстве, а проснулись в совершенно другом, не перемещаясь. Их переместили туда насильно.

Если посмотреть, в каком мире мы сейчас живем, то увидим, что людям приходится бежать со многих территорий – из Крыма тоже.

Мария Куликовская

– Но используя плоты или другие экстремальные виды передвижения, люди, как правило, сбегают из зон боевых действий, оттуда, где их жизни угрожает прямая опасность. Из Крыма, действительно, бегут люди. Но они делают это, как правило, по политическим соображениям и выезжают, используя более цивилизованные транспортные средства. Не кажется ли вам, что в связи с этим плот – не самая подходящая метафора для ситуации в Крыму?

– Для меня, на самом деле, нет никакой разницы между переселенцами или беженцами. Это люди, которые вынуждены бросать жилище по причинам, которые не связаны с их личным выбором. А если нарушается их право на выбор – нарушаются базовые права человека.

Мы не живем в феодальном или первобытном обществе, мы стараемся жить в гуманном обществе. И если для нас важна жизнь каждого человека, то мы не можем говорить, что кому-то чуть лучше, а кому-то – хуже. Если мы будем сравнивать людей, бежавших от военных действий на востоке Украины – то это не настолько массово, как в Сирии. Но это та же самая трагедия. Это точно также страшно. Это не уравнение, где идет какое-то сравнение.

Да, в Крыму не бомбят. Но там люди каждый день живут и слышат, как над ними летают истребители, видят танки и военных

Это дело каждого человека – выбирать, где находиться и по каким причинам покидать место проживания. То ли там бомбят, то ли там человеку некомфортно находиться. Это равнозначно. Если человеку дискомфортно морально, следующий шаг – физический. Когда идут открытые боевые действия, ты знаешь, что ты можешь взорваться на мине. Когда не ведутся открытые боевые действия, ты не знаешь, с какой стороны тебя схватят, будут ли тебя шантажирововать судьбой родителей или детей, каким образом тебя будут пытать в подвалах.

Да, в Крыму не бомбят. Но я точно знаю, что люди каждый день живут и слышат, как над ними летают истребители, видят танки и военных. Моральная составляющая очень серьезная. Ты не можешь там быть политическим телом и высказываться так, как ты хочешь, как ты думаешь. Потому что это будет приравнено к терроризму, сепаратизму и будет грозить лишением свободы до 20 лет. У нас есть масса примеров моих сограждан, например, Сенцова и Кольченко.

Этот плот – спасательный, он неуправляемый. Куда его прибьет, туда и прибьет. У меня есть много друзей, которые бежали с территории военного конфликта, в частности, из Сирии. На лодках и на плотах они добирались в Европу. Это действительно героические люди.

– В ходе акции вы поместили себя в условия, в которых оказались люди, внезапно покинувшие свои дома. С какими трудностями вы столкнулись? Каково быть в шкуре беженца?

– У меня было много даже какой-то злости. У меня физически ломало все тело, потому что двигаться было невозможно. Вопрос телесности – например, сходить в туалет – стоял очень остро. Тебя постоянно шатает на волнах. Хочется есть, но ты не можешь есть. Хочется пить, но ты не можешь пить. Потому что ты понимаешь, что потом тебе надо как-то решить вопрос с туалетом. Постоянно укачивает.

Я была одна на плоту. И в этом, кстати, был большой позитив. Потому что, если бы нас было 10 человек, то мы сидели бы поджав колени, на корточках все эти сутки. Порой огромное количество мигрантов и беженцев перемещаются в таких плотах по 20-30 человек, и они тонут.

Самым страшным для меня были не волны и ночной шторм, а ожидание. Если честно, я думала, что сойду с ума

Самым страшным для меня были не волны и ночной шторм, а ожидание. Если честно, я думала, что сойду с ума. Потому что я не могла совладать с тем, что я просто жду, когда закончится это время, которое я сама себе назначила, по сути. Я могла в любой момент сойти на берег, но это было бы нечестно для меня самой. Несколько раз я была на грани – хотелось отрезать канат, соединяющий плот с берегом. Ожидание – это самое страшное.

У меня постоянно была мысль, что когда ты прибываешь в чужую территорию, то ты постоянно оказываешься в ожидании: ожидаешь права на работу, права на обучение языку, на документы. Ты находишься в ожидании, когда тебя признают достаточно хорошим, чтобы стать членом общества. И многие люди находятся в таких изолированных лагерях для беженцев. Они изолированы и не имеют права интегрироваться, потому что система так построена, что ты должен доказать, что ты – человек. Потому что у тебя нет бумажки, документа.

Я находилась в хрупком состоянии, когда моя судьба зависела от воли другого человека, у которого есть больше прав, потому что он на суше

Ты сталкиваешься с этим, пройдя все эти испытания на воде, выжив на конфликтной территории. А еще надо решиться на побег, ведь можно в любой момент погибнуть. И я могла там погибнуть, на самом деле. Меня никто не охранял. Несколько раз подходили какие-то люди и говорили: «А что, если я отрежу канат?». Я находилась в хрупком состоянии, когда моя судьба зависела от воли другого человека, у которого есть больше прав, потому что он на суше.

– Когда вас на плоту задержали украинские пограничники, их пресс-служба опубликовала по этому поводу пресс-релиз. В нем сказано следующее: «Госпогранслужба всячески поддерживает патриотически настроенных граждан, которые действуют ради Украины, однако все мероприятия должны проводится исключительно в границах действующего законодательства». Согласны ли вы с определением вашей деятельности, которое дали пограничники? Когда вы пересекали границу, вы действительно выступали в роли «патриотически настроенного гражданина, действующего ради Украины»?

– Начну с первого и самого важного. Я не согласна с аннексией Крыма Россией. Я считаю, что Автономная Республика Крым была и остается в границах Украины – независимого государства. Для меня очень важно, чтобы АРК сохраняла свою автономию, но имела, как и раньше, связь с Украиной. Я не признаю, просто на клеточном уровне, что пришло другое государство и сказало – это наше. У меня уже два с половиной года не укладывается в голове, как это может быть, и как можно быть с этим согласной. Да, в рамках Украины я патриот. Потому что как нормальный и гуманный человек, я, естественно, буду на стороне тех, кого обижают. Я не могу быть согласной с тем, что кого-то убивают, потому что какой-то монстр хочет быть еще сильнее и круче. Это недопустимо!

Мария Куликовская Мария Куликовская

Возвращаясь к пограничникам, хочу сказать, что момент встречи с ними был очень накаленным. Они меня ожидали, и их скорее всего предупредили. Потому что как только мы спустили плот в Вилково, откуда ни возьмись появилось несколько пограничных катеров. Они были настроены очень агрессивно, может быть, они не понимали, что происходит. Они меня доставили в отделение, был очень долгий допрос. Все это время было непросто. Я думаю, что настоящий перформанс начался там.

С одной стороны, я понимала, что если меня осудят и посадят, общественность и медиа поднимутся в защиту. А с другой стороны, я понимаю, что каждый день сотни тысяч людей оказываются в таких ситуациях. В ситуациях, когда от них требуют объяснений о том, почему ты куда-то плывешь или перемещаешься. Все это было очень эмоционально. Но за 3 часа долгих дискуссий и объяснений, я не отступила от своей идеи – и это позволило мне освободиться.

– Расскажите про выставку «Плот «Крым»: карта судьбы». Почему вы не остановились на перформансе, а решили устроить еще эту экспозицию?

– Это не просто экспозиция, не просто выставка. Мне кажется, что это как раз создание пространства. Этот какой-то сон. Один из предметов здесь – это скульптура человека, который спит в спальнике. Его, грубо говоря, выбросило на берег и ему снится его кораблекрушение и скитания. И тут все присыпано золотой пылью и золотом. Причем золотая поверхность, которую вы здесь видите – это спасательные одеяла, которые спасают жизнь людям, когда их обмерзших вылавливают из воды.

Мария Куликовская

Эта выставка – это новый мир, новая земля, соединение мечты со всеми этими сложностями. Тут очень много про каждого из нас.

Все здесь – артефакты из путешествия. Элементы плота, спальники, карематы, сам плот, экибаны и травы, собранные во время путешествия. Все эти сокровища на самом деле не имеют никакой ценности, но это все, что есть у людей, которые потеряли все и ищут новую жизнь.

ru.krymr.com

Мухи и котлеты современной украинской художницы Маши Куликовской - 04.11.2019

Незаурядность эта обусловлена отчасти крымским происхождением, отчасти пассионарностью натуры, которая неуспокоенно являет талант или то, что им сейчас принято называть, в самых провокационных формах.

На странице в социальной сети фигурантка этой публикации маркирует себя как Artist-Architect-Actionist and Creator of a new world of Beauty without borders — что означает Создатель нового мира Красоты без границ. Ну, или Создательница — английский язык к феминитивам не больно респектен. Зато сама лекторка весьма привыкла к респекту, потому что является одной из самых заметных современных украинских художниц.

Нет, Маша не удивляет манерой письма маслом или замысловатостью пера в графических циклах. А вот изобразить акварелью циклы, но другого свойства (пардон, физиологического) — это она не только согласна, но и делает с вызовом, не лишенным удовольствия. Потому что утверждает свою женскую ущемленную сущность эпатажно и публично, как говорится, без всяких границ.

Однажды Мария с подругами сфотографировали свои… как бы это сказать здесь и сейчас… у некоторых поэтических натур это зовется вратами рая. Но в данном случае снимки были отпечатаны на футболках — как борьба с, якобы, ложным стыдом и правом не стыдиться. Не известно, правда, сколько невинных девушек лишились стыда, созерцая натурные иллюстрации к слогану Flowers of Democracy (Цветы Демократии). Но футболки продолжают печататься — значит, спрос есть.

Накануне войны в Донбассе ее натуральные копии в мыле стояли на территории бывшего завода изоляционных материалов в Донецке. Именно из такого не вечного материала, как мыло, были изготовлены статуи, которые Мария отлила с себя обнаженной. Не всегда почтенная публика, так называемой, платформы культурных инициатив "Изоляция", расположившейся на территории бывшего гиганта отрасли, могла наблюдать, как дожди смывают интимные подробности, полностью соответствующие прототипам (как бы это ни звучало). До известных событий статуи полностью не смылились. Но Мария продолжила опыты с собственной натурой и в Киеве. Вмещая в мыло цепи, цветы и все, что угодно, превращая статуи в аллегорию страдающей натуры.

Надо отметить, что не только гендерный акционизм выделил Куликовскую из ряда вон, но и политические демарши. В частности, известен визит художницы на европейскую биеннале современного искусства Manifesta 10 в Санкт-Петербург, где она завернулась в украинский флаг и легла на ступенях Эрмитажа. Спустя недолгое время решила поплавать на плоту вокруг Крыма, но была остановлена пограничными службами сопредельных государств. И это неполный список всего, чего наделала основательница "Школы политического перформанса".

Понять настрой художницы можно, можно и посочувствовать — в Керчи, на малой родине ее, кажется, осталась родная бабушка, которую протестная внучка не может увидеть вот уже несколько лет. Не то, чтобы новая власть Крыма не впускала ее — сама не считает возможным ехать. Но бабушка, конечно, не виновата.

В Национальном музее имени Тараса, нашего, Григорьевича Мария Куликовская в формате artist-talk рассказывала о проектах, над которыми сейчас работает, о темах, которые ее волнуют, а также о целях, которые она преследовала, выступив эксперткой МУХи-2019. Эта аббревиатура означает "Молодые украинские художники" — творческий конкурс, который раз в два года проводит Марина Щербенко, основательница Щербенко Арт Центра.

Самое время сказать: "Как вы конкурс назовете — так он и…", ибо в искусстве всегда одним из главных достоинств было чувство меры. И речь не о золотом сечении, а о той мере вкуса, этики и эстетики, которая и отличает профанное от сакрального. Сиюминутное — от вечного. Мух — от котлет. А вот чтобы не было сомнений, где одно, а где другое, можно посоветовать заглянуть на персональный сайт художницы и посмотреть прямо на главной странице видео с Марией.

Надо ли уточнять, что такое творчество тоже пользуется финансовой поддержкой государственного Украинского культурного фонда?

*Среди последних проектов художницы — многочисленные перформансы, акции, хеппенинги, скульптурные и видео-объекты, такие как 254 (перформанс в Эрмитаже, Санкт-Петербург, 2014), White (перформанс под Крымским мостом, Москва, 2015), #onvacation (перформанс, Венецианская биеннале, 2015), Happy Birthday (перформанс, Галерея Саатчи, 2016), War and Pea $ e (перформанс, заминированный пляж, Мариуполь, 2016) и The Migrant Parliament of the Displaced: The Raft CrimeA (перформанс, Киев-Вилково 2016, Барселона 2017, Ливерпуль 2017, Вена весна 2018 и во время Недели беженцев, лето 2018 в Лондоне) и так далее.

 

ukraina.ru

Мария Куликовская: «Да, я открытая лесбиянка»

Украинская художница Мария Куликовская стала широко известна после своей художественной акции в Петербурге, которую устроила во время европейского биеннале современного искусства Manifesta 10: на лестнице Эрмитажа она изобразила погибшего человека, накрытого флагом Украины.

Украинский ЛГБТ-сайт  lgbt.org.ua взял у Марии эксклюзивное интервью, которое мы с любезного разрешения перепечатываем.

 

Мария Куликовская:
«Меня поддерживают в моем браке и даже говорят,
что это прекрасно и однополые отношения – это очень красиво».

Мария Куликовская, фото из ФБ

Мария Куликовская из тех людей, кто не потеряется в толпе. Она родилась в Крыму, имитировала смерть под украинским флагом в петербургском Эрмитаже, вступила в однополый брак в Швеции. Она затрагивает социально-политические категории в искусстве, заставляя стать причастными к нему даже тех, кто считает себя аполитичным или совершенно далеким от искусства. В ближайшие два года Мария Куликовская собирается провести в сине-желтой Швеции, где живет ее супруга и где Мария получила вид на жительство. О том, насколько прочно переплетены ее личная жизнь, творчество, правозащитная активность — далее в эксклюзивном интервью для Национального ЛГБТ-портала Украины.

 

Твое искусство и твоя жизнь — это одно целое или ты разделяешь эти понятия?

 

Лично для меня то, что я делаю, и моя личная жизнь плотно переплетены, я не могу разделить это. У меня никогда не получалось, да как-то я и не пыталась быть просто производителем каких-то произведений. Я не умею ходить в мастерскую, как на работу. Например, проснулась утром, встала, пошла «как на работу» в студию, а потом вернулась домой, и просто стала обычной Машей Куликовской, которая живет как все, и не продолжает мозговую деятельность и не является больше Машей Куликовской-художницей, и может не отвечать как художник за свои слова, действия, жесты. Все у меня как-то переплетено, выходит так, что и вовсе нет личной жизни. Думаю, что это произошло так из-за моего характера и бытовых условий во многом, так как я много лет жила в общежитии, пока училась в Художественной Академии, а до этого в строительном техникуме. Я уже давно живу как на ладони, и вообще с трудом разделяю в нашей социальной жизни, где есть личное, а где общественное, наверное это лишь там, где лично каждый человек самостоятельно очертит эти границы.

 

Если бы была возможность вступить в однополый брак или партнерство в Украине, ты бы сделала это публично?

 

Ну по сути это я и сделала. Да, у нас до сих пор нет права на брак и партнерство гей-людям, но я надеюсь, что мне удалось немного сделать инцидент, и очень этому рада! Очень надеюсь, что в Украине вскоре мы все будем иметь равные права, независимо от расы и ориентации, и так же желаю, чтоб скоро вообще исчез институт брака, как для гетеро так и для гей-людей, потому что в принципе — это один из инструментов контроля и давления власти на наши тела, нас.

Как ты ощущаешь, изменилось ли отношение к ЛГБТ в Украине за последнее время?

 

Как любому нормальному человеку, мне очень хочется и мечтается, чтоб право на выбор того, кого хочешь любить, было у каждого здесь и сейчас. В реальности, я очень сильно чувствую трансформации в сознании и изменения, в нашем украинском обществе, в отношении к гей-людям после Майдана и сегодняшних событий. Даже многие мои знакомые, которым далеко за 40-50, меня поддерживают в моем браке и даже говорят, что это прекрасно и однополые отношения – это очень красиво. Последние дни на перроне метро Печерск в Киеве я уже неоднократно наблюдала за очень красивой картиной: две молодых девушки держались за руки, смотрели друг на друга невероятно влюбленно, и одна гладила другую очень нежно по затылку, при этом перрон был полон людей и никто никаким образом их не обсуждал, не тыкал пальцем на них и даже не плевались в их сторону. Я вижу, что изменения есть и много, правда очень медленно. Поэтому этим изменениям надо помогать и их ускорять.

 

Мне говорили, что твой однополый брак — это больше творческий проект, манифест. Ты можешь себя назвать открытой лесбиянкой и на что ты готова ради свободы самовыражения?

 

Да, этот брак – это манифест мой и моей жены, через который мы поднимем ряд социальных, экономических и политических вопросов. Так же ставим под вопрос институт брака, как один из важнейших рычагов тотального контроля и давления власти денег и систем над человеком. Через этот проект, манифестацию очень хочется так же задать вопрос всем иммиграционным и налоговым службам, а так же посольствам и всем институциям, которые решают за нас, где очерчена граница любви: «Что такое вообще любовь — это лишь только постель и общий дом, хозяйство и купленное барахло в виде шмоток, телевизора и машины, свадебного альбома или все же — это что-то другое, и совсем не завязано на сексе, и предметах быта, а исключительно на том, что для себя решила та или иная пара?». Если мой ответ о моей личной жизни, и то с кем я сплю, каким-то образом поможет хотя бы одному человеку и хотя бы немного подвинет несправедливость, патриархальную систему общества, расизм, сексизм, шовинизм и все возможные нарушения в свободе и правах людей, освободит место в нашей стране феминизму, равенству, сестринству, миру и любви, то тогда да, я – открытая лесбиянка.

Многие не выдерживают давления в Украине и выезжают заграницу навсегда. Ты, судя по информации на странице в фейсбуке, выезжаешь на следующие два года.

 

Исходя из процесса и бюрократической волокиты получения разрешения жить в стране, где зарегистрирован брак и где проживает одна из «половинок» (Швеция), я просто обязана прожить там первых 2 года. Мне выдали временный вид на жительство с правом передвигаться в Шенгенской зоне сроком на 2 года, так же я обязана в этот период жить в Швеции, не покидая страну (не менее 60% времени), плюс обязана выучить язык, и потом после языкового экзамена, возможно, я получу работу, и вообще я обязана получить ее и платить налоги в казну. Если я не выполню все пункты, иммиграционная и налоговая служба может посчитать этот брак фиктивным и просто меня депортировать, и даже посадить в тюрьму. Мне очень интересно, как они рассматривают «настоящесть» любви асексуальных пар или тех, кто решил для себя, что постоянно вместе жить не хотят, или же какова история с налогами, если один или одна из супругов решил/решила стать домохозяйкой? В Киеве я не испытывала невыносимого морального и физического давления последний год. Или, может, я каким-то образом себя просто ограждала и где-то даже пыталась обезопасить.

 

Вообще я слышала часто, как только вступила в этот проект, год назад, еще до Майдана, в художественной среде, насмешки, злорадство и скользкие издевки, уверенность со стороны некоторых кураторов–женщин, что у меня ничего не получится и проект не состоится. Так же наелась, но не от большого количества людей, какой-то желчи и поразило полное непонимание со стороны родителей самых близких людей и даже бывших одногруппников из Худ. Академии.

 

Но все это ничто по сравнению с тем, сколько боли принесли моим близким людям в Крыму, были и угрозы и насмешки, вплоть до требований — отказаться от меня, либо уволится с работы. В Крыму, понятно, что ничего не улучшилось, а только ухудшилось и к чему придёт, не понятно вообще. А в Украине, России многие те, кто осуждал, сейчас либо просто молчат и игнорируют меня, либо делают вид, что поддерживают. Но я не хочу зацикливаться на негативных моментах и людях. Значит, их час понимания, солидарности и милосердия может не настал. Для меня сейчас куда важнее сфокусироваться и объединить тех, кто открыт к изменениям в себе и в обществе в целом, и тех, кто хочет стать рычагом изменений.

 

Какова сейчас ситуация с твоими близкими в Крыму?

 

Я бы не хотела сейчас уже говорить публично о своих родителях. Так как мои слова могут принести много ужаса и боли моим близким, из-за непонимания и агрессии тех, так сказать людей, которые кроме кнута и калашникова ничего знать не хотят, и тех, которым репрессии, жестокость, боль и унижение – единственно родные чувства и мать родная, и тех, которые о принципах гуманности и равноправия ничего знать не хотят. И так как я не богатая художница и не могу обеспечить возможность родным нормально жить где-нибудь в более спокойных странах и городах, то теперь мне надо помалкивать. Вы и так прекрасно знаете, что сейчас происходит в Крыму. Могу сказать лишь – с ними все нормально.

 

Знакома ли ты с украинскими активистами ЛГБТ-движения и как ты относишься к нему?

 

Я знакома с некоторыми прекрасными феминистками,феминистами и активистами ЛГБТ-движения. Но почему-то иногда я чувствую какую-то конкуренцию и обособленность даже среди представителей этого движения. Мне порой грустно становится от того, что даже внутри общества, таких прогрессивных людей, «вкус локтя друга» бывает ох как ощутим. Может это от того, что все равно мы являемся супермаргиналами и где-то первопроходцами по неудобренной и очень засохшей почве. Бедность, неустроенность быта, материальная и социальная позиция интеллигенции и креативного класса на уровне исчезновения и вымирания. Моя подруга, великолепная историк, невероятно умная и талантливая педагог и я бы сказала художница, преподавая в Политехе не 100% времени, но все же, зарабатывает 900 грн в месяц, а квартира стоит 4000 грн. — это потому что у друзей. Так вот, к чему это я, она вынуждена пахать хуже чем папа Карло, днем выкладываясь по полной, желая научить думать своих студентов, а по ночам делая переводы, статьи на заказ и прочую гуманитарную работу. Спит по 3-4 часа в день и умудряется все равно быть активисткой и стремится изменить положение дел. И такие мы все: плюс минус голодные, неустроенные, бедные, на грани вымирания, но гордые и стремящиеся вперед и к лучшему.

Вышла бы ты на Марш равенства ЛГБТ, если бы он все же состоялся?

 

В прошлом году в мае я была готова выйти на Марш равенства и даже готовила яркий красочный костюм, но его отменили в последний момент и ко мне не пришла смс-ка с новым адресом. Так что надеюсь, что не смотря на нынешние проблемы, и экономические, и политические, и гуманитарные в Украине, мы все сделаем и выйдем на Марш Равенства и Свободы.

 

Как остро, на твой взгляд, стоит проблема гомофобии в Украине?

 

Да есть, но не массово, как это было еще даже 6-8 месяцев назад, но все это еще пока от незнания и страха выйти за рамки установленной патриархальной системы. Хоть, мне кажется, что все больше наши люди, которые даже еще год назад каким-то образом негативно и даже грубо выражались в сторону геев, теперь, даже если они и сейчас не согласны, то не говорят об этом вслух и, даже, я заметила некоторую тенденцию, что слово «пидар» стало медленно, но уходить из массового лексикона. Хотя конечно – эти тенденции роста толерантности и принятия больше наблюдаются в крупных культурных центрах, и теперь наша задача поддерживать и еще больше вести «пропаганду» ЛГБТ и феминизма. И если говорить о самых «сложных» районах нашей страны, то безусловно уровень гомофобии и правовых нарушений и притеснений по сексуальной ориентации, как по мне, зашкаливает в АР Крым (по понятным причинам), в восточных районах, где происходят военные действия (даже только война – это уже самое большое нарушение и проявление всех самых возможных и самых ужасных фобий против человека и его тела). Но вообще мне сложно утверждать о каких-либо фактах, потому что, я не знаю социологических исследований и не знаю даже, поднимался ли когда-либо этот вопрос на государственном уровне. Так же тот факт, что гей-парад, хоть и состоялся в прошлом году, но он был в засекреченном месте, и не на главной улице города, так как там сообщество свободных людей ждал «сюрприз» из дубинок, кулаков и угроз. Все это является фактами проявления гомофобии.

У тебя не возникает ощущения, что ситуация в которой ты оказалась: Крым, война, по сути стала аккумулятором к действию, сопротивлению с твоей стороны? Хотела бы ты жить в покое, в стране, в которой нет потрясений и жизнь является размеренной и позитивной?

 

Вообще конечно все то, что произошло за последний год очень подкорректировало мою художественную стратегию и вывело меня на новые мыслительные и эмоциональные уровни.
Ведь предложила я Жаклин стать моей женой-арт объектом в середине августа 2013 года, а идея родилась в июне 2013. После наших долгих с ней дискуссий, как мы будем его развивать, и по ходу пьесы реагируя на все новости и события происходящие в наших странах, вдруг я стала не только иммигранткой в развитой стране «первого мира», но и беженкой в собственной.
После оккупации, а затем, развертывания полномасштабных военных агрессивных действий Российской Федерации на территории Украины, на территории одного из мои самых любимых городов – в Донецке, где осталось очень много частей моего тела в прямом смысле, мне казалось что данный проект настолько раскрылся для меня с других сторон, и наверное мне надо все это пройти, чтоб полностью оказаться в шкуре «униженных и оскорбленных», чтоб никогда-никогда не позволять даже внутри себя мысли с позиции оскорбляющего и унижающего.

 

Могу добавить, что наш с Жаклин проект «Body and Borders» во много мне так же помог. Например, после ряда бюрократических процедур и, получив в конце февраля дату решающего интервью для получения вида на жительство на 19 марта в Киеве, в Посольстве Швеции, я не могла себе даже представить, что место, где я прописана, где живет моя семья, где получала паспорт, родилась и вообще оформлены все мои документы, вдруг за один день 18 марта, будет незаконно объявлено территорией страны-агрессора. На интервью за закрытыми дверями, в комнате 2х3 и с бронированным окном и микрофоном, в самом конце прозвучал решающий и очень озадаченный вопрос: «А что теперь писать: Россия или Украина?», на что я спокойно ответила: «Пишите СССР, ведь родилась-то я в 1988, а это все-таки еще СССР», и потом ответ: «Ладно, я на вашей стороне и хочу помочь, пишу «Украина»». И через месяц я получила пластиковую карточку, которая позволяет мне ездить беспрепятственно в рамках границ зоны Шенгена, и так же выучить шведский язык, и возможно даже найти какую-то работу.

 

Какие темы в творчестве для тебя являются определяющими и интересными?

 

Тело. Телестность. Границы. Позиция женщины и человека в целом. Мне хочется понять сначала хотя бы саму себя, нашу оболочку, всякие мембраны, которые нас окружают, из которых состоит наша жизнь. Мне просто очень-очень многое что любопытно, и на многое хочется найти ответ через осознание и понимание своего собственного тела на разных уровнях. Знаете, вот я полностью уверена и даже могу сказать, что так чувствую, что архитектура – это самое, что ни на есть тело, прекрасная модель для изучения истории цивилизации, политики и социологии, через такие гигантские мембраны и оболочки как архитектурные конструкции, дома, здания, улицы, города, страны…

 

За какую политическую силу или политика ты бы проголосовала, если бы выборы состоялись сегодня и что для тебя приоритетно при выборе кандидата?

 

Я проголосовала бы за феминистскую партию Украины, если бы она была, но так как ее пока нет, то очень активно думаю, как бы ее создать, и тогда было бы гораздо больше ответов на предыдущий вопрос и не только. Да я вообще не хочу голосовать за какого-то одного кандидата, я хочу чтоб вот эти патриархальные пережитки уже прекратились – типа «блок Порошенко», «блок Тимошенко» или «блок Яценюка», или кого-то еще, кого они там придумали. Мы ж не миссию выбираем, а группу менеджеров, где должна быть хорошая отлаженная горизонтальная власть, которая максимально открыта и прозрачна.

 

Мне довелось побывать в Швейцарии в кантоне Цюрих на выборах кандидатов на пост президента маленького городка. Была я и на дебатах двух самых реальных и сильных кандидатов, одну из них я знаю, женщина социал-демократка, архитектор, мама 4 детей, очень открытая женщина, которая прикатила на дебаты на велике, не очень дорогом, и дебаты эти проходили в театре, только за кулисами под сценой, как по мне, это очень символично. А из всей рекламной и печатной продукции все, что я увидела — это в специально отведенном месте в общественном парке на одной клумбе в ряд к самодельным сухим палкам старых деревьев примотанные на скотч фанерки размером А1 с фотографиями кандидатов и их программами. И это все. Во время дебатов обсуждали со всеми жителями, кто захотел прийти, следующие шаги, что уже сделано и какие есть реальные проблемы, что необходимо улучшить, и какой путь развития выбрать. Все проходило в форме диалога и обсуждения, конечно, не обошлось без пикантных моментов, и духа соперничества, но все же с уважением друг к другу и главное к тем, кто пришел. А когда долгая дискуссия закончилась, все поднялись на второй этаж, выползли так сказать из под сцены и устроили веселую пати, с пивом и легким джазом, продолжая обсуждать насущные темы еще в более неформальной обстановке.
И потом мне рассказали, что там было очень много очень уважаемых и публичных людей в Цюрихе и во всей Швейцарии, был один из самых влиятельных политических и оппозиционных журналистов с супругой. И даже не смотря на то «какие люди» там были — пробок не было и скверик, небольшой парк возле этого театра, не превратился в парковку для крупногабаритных бронированных машин, а все скромно стояли, лежали и просто кругом были одни велосипеды и даже просто самокаты. И пришедшие жители и чиновники были в самых обычных джинсах и не при галстуках.

 

Короче говоря, я вообще отрицаю какую-либо власть, потому что по своей сути власть какая-либо – это плохо, но если все мы пока еще не доросли до того, чтоб контролировать самостоятельно самих себя и жить в мире и гармонии с самими собой, природой и другими людьми, то я очень мечтаю, чтоб власть была не просто инструментом для неких людей, жаждущих получить славу ради славы, деньги и контроль над всем, а для тех, кто реально любит свою работу, суть которой — обслуживать и улучшать жизнь других, то есть на самом деле делать очень благородные вещи.

 

Разговаривал Максим Ивануха
Опубликовано на lgbt.org.ua

lesbiru.com

Я не верю в классовые разделения — HUDRUK.

Интервью с художницей Марией Куликовской в рамках персональной выставки «9 мая» в лондонской галерее Аrt Represent.

Мария Куликовская на открытии выставки «9 мая» в галерее Аrt Represent (Лондон)

Недавно я вернулась из Лондона. Там проходила моя персональная выставка, реплика о Дне “победы” 9 мая. Название и концепция были направлены на выявление лжи и пропаганды, которая уже очень много лет оккупирует сознание огромного количества людей. В Лондоне презентовала скульптуры, инсталляции, керамику, некоторые рисунки и видео.

Видео-работы, кстати, были показаны впервые. Это видео-документации моего перформанса «254» – когда я лежала под украинским флагом в Санкт–Петербурге во время открытия Манифесты 10, а также видео о том, как стирала Крымский флаг в Москва-реке 1 мая в прошлом году. Видео акции Happy Birthday, когда я разбила свою зеленую скульптуру в галере Саатчи, во время открытия выставки UK/Rain, а также видео-документация «To Be or not To Be” о разрушении мною соляных столбов в PinchukArtCentre во время начала Майдана.

Тарелки с печатью некоторых из акварелей из серии “My Beautiful. Wife?”, что являет собой 70 рисунков. Их нарисовала за ночь, это было как раз когда происходила аннексия Крыма, меняли паспорта, на территорию некогда свободного полуострова автономной республики Крым въезжали танки. Мне звонили родные, которые все время находились там, и рассказывали об ужасной обстановке на полуострове.

Я также представила работы, сделанные во время военных действий на Востоке Украины, когда только начали происходить страшные события, и мне нужно было бежать от реальности — иначе просто сошла бы с ума. В тот период я столкнулась с тем, что мне негде было жить, нашла небольшой сырой полуподвал в галерее Лавра, где можно было создавать скульптуры и рисунки. Вот там с утра до ночи и писала акварели, холсты, отливала скульптуры. Это очень сильно помогло мне справиться с депрессией. И, возможно, даже избежать суицида.

Мария Куликовская на открытии выставки «9 мая» в галерее Аrt Represent (Лондон)

На лондонской выставке “9 Мая” у меня получилась мини-ретроспектива, некий итог с 2010 по 2015 годы. Знаковыми для меня работами и событиями подытожила 5 лет своей активной работы. А сейчас в моем творчестве начинается новый период. Хочу сказать, что он будет более радикальным, жестким, и возможно я буду использовать даже другой язык, очень хочу чтобы это были музыка, слова, тексты, видео, перформансы, акции, больше скульптуры, которые прозвучат «как глас к народу» на оккупированных территориях и не только. В планах создать клип в Крыму, а также на востоке. Мы покажем разрушенные, разбомбленные здания, где были и сей час происходят военные действия, все это будет сопровождаться честными, откровенными довольно циничными текстами. Мы поедем на оккупированные территории, конечно же, нелегально.

Чувствую, что внутри накипело, нужно более жестко высказываться. Потому что с одной стороны, на первый взгляд, создается видимость, что здесь, в Украине, в тылу, все довольно хорошо. Но в реальности, в нашей стране, да и во всем мире, происходит полная жесть. Например, в украинских новостях, не говорится про Сирию. Помните, был скандал, когда предложили сделать лагерь для беженцев из Сирии, а потом отказали этим людям: сказали, что они здесь не нужны. Много было риторики по поводу того, что они “другие”, мусульмане и т.д.

Сегодняшняя ситуация с Киев Прайдом, когда по поводу него до сих пор ведется очень много дискуссий, и главная загвоздка состоит до сих пор в вопросе: «Имеют ли право гомосексуальные люди на место в обществе?». Как по мне – это настолько убого, ничем не отличается от патриархально колониальной империи России. Очень много двойной морали, стандартов, которые мне не близки, поэтому я думаю, что нужно высказываться наиболее жестко.

Хочу чтобы мои перформансы и будущие акции распространялись максимально среди всех слоёв населения, чтобы это приносило вирусный эффект, влияло — во всяком случае, заставляло содрогнуться и остановиться подумать и задать себе вопрос максимальному количеству людей.

Ведь власть, например, – это группа людей, которая представляет волю народа, менеджеры, которые должны ходить на работу и работать над тем, чтобы максимально улучшать качество жизни, а не создавать для самих себя сказочную жизнь, приумножая капиталы и создавая свой собственный бизнес на налоги людей.

Когда я пребываю в Европе — получаю огромное количество солидарности, помощи, поддержки, со стороны обычных людей, а также со стороны тех, кто работает в бюрократической сфере, все они очень переживают и действительно хотят мира. Да, конечно, очень важным сейчас является то что певица Джамала выиграла Евровидение. Это абсолютно политическое искусство, как и любое искусство. А проявление поддержки со стороны Европы я оцениваю как отказ от войны и желание мира не только в Украине, но и на всей земле. Крым победил! Не наш Крым, а он — как земля, как территория, как дом многих людей: татар, украинцев, русских, болгар и греков — всех.

Это прекрасный дом, который многие хотят забрать, и просто использовать в своих целях. Но это на самом деле модель такого потребительского отношения и агрессии — она везде, во всех горячих точках мира, и я не думаю, что мы чем-то лучше, что Украина чем-то особеннее от других стран, где происходит война, конфликт.

У нас действительно очень много проблем, но многие из нас, украинцев, хотят чтобы эти проблемы были решены людьми со стороны. Я не верю в такую модель, а верю в то, что мы сами можем многое сделать для себя и своей жизни. Конечно, по этому поводу я провожу радикальные акции, потому что у меня есть опыт жизни в Европе, где, когда не стоит вопрос национальности, там все беженцы, эмигранты, все разноцветные и это замечательно (хотя и там общество сильно национализируется).

Мария Куликовская на открытии выставки «9 мая» в галерее Аrt Represent (Лондон)

Мы все говорим на разных языках, и находим общий язык, потому что хотим развиваться, хотим футуристической революции, когда медицина будет на столько высоком уровне, и каждый сможет себе позволить лечение, когда каждый талантливый или менее талантливый ребенок будет иметь возможность получать знания.

Я не верю в классовые разделения, и считаю, что война, которая сейчас идет в Украине, во многом создает еще больше классовое неравенство. Потому что кто-то, кто имеет возможность доступа к деньгам, войне – зарабатывает на этом, а простые люди впадают в большие экономические трудности, огромное количество людей, ради своего порыва, ради сохранения жизни остальных людей идет на Восток, воюет и умирает.

Конечно, напрямую война не имеет отношения к моей профессии, так-же как и к специальности врача, учителя и водителя. Я по специальности архитектор — эта профессия заставляет думать и строить. Артисты и художники, наверное, более чувственные люди, и из-за открытости чувств стоят на страже событий. Я не знаю, как может не затронуть война.

Особенно, если эта война в твоей стране. Это заставляет очень много думать, работать над своими интеллектуальными возможностями, и как художница, архитектор, человек, женщина, я не могу быть согласна с войной.

Фото Марии Куликовской с крымским флагом

Мое сердце открыто: я люблю людей, не могу спокойно проходить мимо, кода вижу бабушек, инвалидов, просящих милостыню. Ей 80 – 90 лет, и она всю жизнь пахала, как каторжная, на этот сумасшедший Советский Союз, на диктаторов, а в итоге просит для себе 3 копейки чтобы купить хлеба: потому что не хватает. Я не знаю, как можно с этим соглашаться и закрывать на это глаза. У меня ураган внутри от всего, что происходит в нашей стране. Хотя сейчас могу твердо сказать, что более спокойна и решительна, чем была 1,5 — 2 года назад.

Поэтому продолжаю работать, искать новые формы высказывания. В голове держу целый ряд перформансов и скульптурных инсталляций, которые стараюсь воплощать в жизнь.

На базе Центра Визуальной Культуры (VCRC) планируем совсем скоро, уже в этом месяце, начать Школу Политического Перформанса – Body and Borders (Тело и Границы). В ней я и мои коллеги будем воспитывать «бойцов» современного искусства. Главное — чтобы мы были очень критичны к тому что делаем и будем делать.

Да, конечно я феминистка и гуманистка. И, да, в Украине женщины меньше реализованы, чем мужчины: у них больше реальных возможностей до сих пор. И я хочу, чтобы женщины заняли достойное, ведущее место во всех сферах деятельности. Поэтому дальнейшие акции буду делать больше с женщинами. Хотя я открыта ко всем людям, не зависимо от пола, национальности, гендера, религиозных убеждений. Я начала группу «Flowers of Democracy» («Цветы Демократии») – это некий открытый организм, группа художественного реагирования и феминистского искусства.

Кстати, в Лондоне к нам присоединились новые активистки, после нашей акции на улицах столицы Британии к нам подключилось много новых людей. Сейчас общаемся с активистками из Мадрида и Копенгагена, о возможных дальнейших наших действиях.

Основной состав группы — это около 10 женщин, с которыми мы поддерживаем связь, к нам постоянно кто-то прибавляется, пропадает на какое-то время — потом опять появляется. Я это делаю и верю в то, что из этого может вырасти что-то прекрасное, но я не делаю из этого какой-то коммерческий проект. Это не само пиар— особенно если это касается подруг и сестер.Данное движение необходимо многим.

Для нас это действительно способ познания и попытка понимания своего тела и его границ. Поэтому я говорю, что мы все открыты для мальчиков, для девочек для квир и трансгендерных людей.

С галереей Art Represent я сотрудничаю больше года — и это они были инициаторами мой персональной выставки в Лондоне. Это галерея, которая работает с художниками из конфликтных территорий, кроме меня из украинцев там пока еще никто не выставлялся. Несмотря на то, что это маленькая галерея (да еще и открытие выпало в понедельник), у меня в гостях были люди из Австралии, Тибета, Нигерии, Великобритании, Швеции, Китая, США, Украины, Польши и России. Многие смотрели онлайн мой перформанс во время открытия.

Мария Куликовская, перформанс "#onvacation" в Российском павильоне на Венецианском Биеннале

Если рассматривать данную выставку с прагматичной позиции, то, да, конечно — это престижно для Украины. Однако, пока проблема Украины в том, что здесь нет фокуса на международный контекст, даже внутри самой нашей страны. Но больше всего мне интересна реакция самих зрителей непосредственно во время моего перформанса, ведь могу сказать точно, что они толком не знают что происходит в Украине. Они знают, что у нас началась война, но не понимают, о чем идет речь, не понимают наших пост-советских травм и трагедий.

У них совершенно другая картинка обо всем этом, ну и тема Украины мало популярна. Плюс Россия, в отличии от Украины, выигрывает с огромным преимуществом так как в первую очередь она ведет информационную войну, вкладывает тонны денег в свою пропаганду за пределами — и поэтому у европейцев такие представления, что как бы Россия левая, демократическая страна, просто президент не очень и еще и гомофоб. Они не имеют ни малейшего представления о том, что в Крыму нет света и люди в 21 веке сидят как в пещерном. Нет ни малейшего представления, что террористы отрезают людям головы и играют ими в футбол на Востоке Украины.

Так же не имеют ни малейшего представления о том, что в Украине довольно сильное патриархальное общество, и женщина, будем честны, не настолько либеральна, свободна и защищена как в Европе. Что у нас здесь огромная коррупция, и что у обычных детей нет шансов учится в Европе, потому что с зарплатой в 3 тысячи гривен, мы не потянем семестр учебы, который стоит 20 тысяч евро, и они даже не знают и часто меня переспрашивают правда ли, что мы до сих пор не в ЕС, и что границы все еще закрыты.

Во время и после открытия было много дискуссий и разговоров с людьми, много дополнительных вопросов.

Поэтому я говорю что сейчас мне нужно организовать школу, мысль о которой зреет вот уже последний год и сделать ее таковой, чтобы она была бесплатна для каждого студента. Сначала это будет общая серия лекций, тренингов, телесных практик, медитаций, изучение истории искусств. Затем начнем делать протестные высказывания, которые будут сфокусированы не только на границах Украины и России, а которые станут двигателем в глобальном мировом контексте.

Да, конечно, мои протесты и акции не похожи на акции Петра Павленского, ведь этот художник сидит, а я — на свободе (слава звездам!). Во многом потому, что в нашей стране намного больше свободы, чем в России и с каждым днем становится все больше и больше этой свободы, так как низовые движения делают это общество намного более горизонтальное, но с другой стороны, эта свобода ограничивается ровно там, где начинается власть и деньги олигархов. А в России там вообще нет свободы, а есть жёсткая диктатура, там нельзя вообще ничего сказать. А здесь можно говорить до тех пор пока ты не перешла дорогу какому-то богатому дяде с кошельками. И то можно договориться, я думаю.

Flowers of Democracy by Maria Kulikovska

Наша художественно-политическая группировка «Цветы Демократии», и я в том числе, мы смогли договориться и убедить шведскую организацию Unicorn – Artists in Solidarity, объединение художников и людей работающих в культурной сфере, которые помогают беженцам и художникам из конфликтных территорий– сделать первую резиденцию для художников и активистов из Украины.

Мне стоило немалых усилий чтобы убедить их, что наши художники реально нуждаются в помощи, поддержке, представлении на западном арт рынке, из-за того, что все мы тут работаем на грани нервного срыва. Но изначально шведские кураторы хотели привезти артистов из Испании и Греции, из территорий, которая сейчас в центре «иммигрантского кризиса». Однако и в Испании и в Греции огромное количество своих художественных резиденций, это внутри Евросоюза, там огромные дотации, гранты и т. д. Да, могу сказать, что мне стоило довольно много усилий для того, чтобы убедить их в том, что картинка о том, что у нас все тут шикарно и замечательно, и что тут люди не бедствуют–это картинка маленькой группы людей, а большая часть населения живет в бедноте, и Киев — это Киев, а все остальное — в разрухе. Это не сравнимо с жизнью в Испании. Для многих поехать в Испанию и посетить музеи — это до сих пор мечта.

В России намного все серьёзней с поддержкой художников: выделяются огромные деньги и диаспора очень помогает. У нас же все экономически сложнее. Хотя я всей своей душой против российской власти, но я, как человек думающий, понимаю, что мы проигрываем эту войну интеллектуально и из-за того, что мы не вкладываем в медийное развитие и поддержку своих художников.

Flowers of Democracy на выставке «9 мая» в галерее Аrt Represent (Лондон)

Нам нужно больше работать с европейцами, привозить украинских художников и кураторов в Европу, налаживать общение с людьми, выстраивать новые связи, платформы, расширять и разбивать все эти дурацкие границы. Возможно, в один момент мы, художники, танки не остановим, но с помощью искусства точно также как через дипломатию, через остроумное, критическое и смелое высказывание о войне, и всяких разных ужасах, можно многое изменить.

С телом я работала с самого начала своего художественного поиска, и даже когда училась на архитектурном факультете. Архитектурой буду и дальше заниматься: у меня был перерыв 2 года, а сейчас я на пути возобновления. Когда я училась и работала в архитектуре, это все равно было понимание пространства через тело, через телесность, через границы нашего тела. Мы владеем только своим телом, и в современном, все еще патриархальном обществе, как и в не современном, патриархальном обществе ранее, даже как- то так не официально, но все равно получается так, что телом мы не владеем, потому что мы постоянно находимся под контролем власти, социума и мы все время объекты, и когда мы в пространстве овладеваем своим телом, и тем что ты есть, только тогда ты становишься субъектом.

Маша Куликовская – Art Fair ArtVilnius

Когда я делала перформанс и целовалась с ВИЧ-позитивными людьми и просто абсолютно со всеми желающими, момент того, что я сама решила сделать данный эксперимент над собой – это момент субъективизации. Но когда любой прохожий мог сесть рядом со мной на мою кровать, поцеловать меня, укусить, все что угодно сделать по сути – вот тут и проявляется объективация тела человека, женщины.

Конечно, мне было очень страшно, тяжело после этой акции: меня как-будто встряхнуло и месяц я не могла прийти в себя. Ничего такого особенного не произошло. Но вот я сижу на кровати, и ко мне могут подойти все кто угодно, могут лечь, и ты никогда не знаешь, что с тобой могут сделать, и важно знать, если мы не будем уважать границы каждого из нас, своего тела, и понимать, что мы субъекты и каждый равен другому человеку, что мы есть владельцами только своего тела, ни чужого. Вот как раз культура и искусство имеет такое равноправие. А доводить свою правоту через что-то другое, через пистолеты? Поэтому, как думающий человек, я против войны.

До наступления нового времени современных извращенных капиталистических отношений здесь был диктат. Но эта земля родила огромное количество культурных революционеров, например Малевича в начале прошлого века, сегодня – Константина Дорошенко, как по мне самого тонкого и честного философа в Украине. Я могу сказать, что современное искусство у нас есть и оно очень сильное, но оно у нас подпольное и практически полностью держится на инициативе, по сути не официальное до сих пор.

Какие могут быть вопросы? У нас есть Министерство культуры — зайдите на его сайт. Во-первых, этот сайт на-половину пуст, а во-вторых, там даже нет раздела «Современное искусство». Оно до сих пор как-бы нелегальное. Если, например, Демиен Херст, какой бы он художник ни был, но он — одна из икон Великобритании. Девид Боуи – это Бог вообще, потому что он Бог, и он никогда не был там нелегальным или еще что-то в этом роде. А нас вот украинских современных художников официально как-бы и не существует, мы все в подполье как-будто до сих пор.

Фото из личного архива Марии Куликовской

У нас есть PinchukArtCentr, частная институция, есть Национальный Художественный Музей Украины, в котором работают просто волшебные, гениальные кураторы международного уровня. Но работают они там на грани нервного срыва, так как им приходится бороться с сумасшедшей бюрократией чтобы создавать новые проекты и развивать музей в ногу со временем. В основном, художники сейчас сами ищут средства на свои проекты. Да, есть какие-то частные гранты, но если сравнить ситуацию с тем, что было 3 года назад, то у нас начался Ренессанс в современном искусстве.

Этой зимой я работала ассистенткой очень крутого на сегодняшний момент шведского художника, Петера Йоханссона. Помогала ему в создании персональной выставки в музее современного искусства в небольшом городке Борос, там живет порядка 30 тысяч человек. Так вот, в этом городе гигантский центр современного искусства, огромная публичная библиотека, потрясающий современный театр, городская галерея, каждый год проходит биеннале современной скульптуры. И они жалуются, что у них все очень плохо с современным искусством. Украинцы в массе своей просто не знают, что такое современное искусство. Там тоже никто не хотел 70 лет назад знать об этом. Там картошку, в лучшем случае, ели— Швеция была бедной страной.

Мы здесь имеем потрясающие ресурсы: у нас прекрасная земля, очень богатая страна, потенциал которой не сравним ни с одной европейской страной, у нас просто земля может прокормить любого человека. И не только земля: у нас очень талантливые люди, у нас просто не хватает знаний и развития. Все еще пока нет государственного музея современного искусства. Как же тогда люди его могут принять? Это то-же самое как сказать, что мы жили в пещере без электричества и тут нам говорят, что мы тебе сделаем лампочку, и что это такое — никто не знает, поэтому, будет полное отрицание. Но с другой стороны, здесь есть настолько самобытные условия, которые, я уверена, могут родить много талантливых художников и создать сильную международную конкуренцию.

Один из наиболее интересных для меня современных украинских художников – это Давид Чичкан. Мне действительно нравятся работы Давида Чичкана, это такое честное, самобытное собственное художественное высказывание. Он абсолютно андеграундный художник, настоящий нигилист. Еще я слежу за развитием талантливых Валентины Петровой, Алины Клейтман, Киндер Альбум, за кураторами Оксаной Брюховецкой и Лесей Кульчинской.

А если честно, я сейчас больше увлечена чтением, и много смотрю документального кино, слушаю и изучаю музыку, граффити, интересует андеграундное скандинавское кино.

У меня такой период, что хочется больше честности. Я устала от идеологий и правых высказываний, что кто-то лучше кого-то. Я не верю, что нужно закрывать границы, и максимально хочу чтобы мы все ассимилировались, но это же коллективный труд. И я не верю в одного единственного лидера. Нам нужно быть более ответственными и воспитывать себя. Делать кого-то привилегированными — это неправильно. Идея о том, что кто-то почему-то круче потому что больше денег, а кто-то хуже потому что моет полы — ложь. Это труд. Любой труд должен уважаться.

Я интроверт, довольно закрытый человек, что касается моего личного пространства. Но я очень люблю людей. Однако, если чем-то сильно увлекаюсь, то у меня внутри такая одержимость происходит, и многое вокруг могу просто не замечать. В отношениях, дома, я довольно закрытый человек, мне можно дать книгу —и забыть обо мне на долгое время.

Фото из личного архива Марии Куликовской

Скандалы и эпатаж – это не обо мне. Все что я делаю – это искренне. Я продумываю каждый свой шаг и отвечаю за свои действия, поэтому и получается резонанс. И я очень люблю людей, жизнь, открыта к новому. Но при этом мне важно иметь личное пространство и свободу.

Когда была маленькая, с детьми мне было сложно: предпочитала микроскоп, математику, литературу, сцену, балет, сложную модернистскую музыку и оперу (это мне помогало сфокусироваться). Общение с бабушкиными друзьями – с шаманами, экстрасенсами, профессорами, бомжами, с врачами и изобретателями. У нее всегда был полный дом «странных» гостей со всего бывшего Советского Союза.

Я не говорю сейчас о своих родных в Крыму. И если мне что-то не понравится, я скажу честно: «Я не хочу об этом говорить».

Сюда входят также интимные вопросы, связанные с моей художественной акцией-браке в Швеции. Да это – акция, преформанс, хеппенинг, настоящая жизнь, я женилась на шведской художнице. Но вопрос об эротических сексуальны отношениях в этом проекте закрыт.

Конечно, я могу ответить – в этом для меня никакой проблемы нет, но считаю, что это как раз та граница, которую я сама выстраиваю и имею полное право отказываться говорить о моей личной интимной жизни, которая связана с сексуальной жизнью. В первую очередь, данный вопрос не должен существовать, не зависимо от того в каких отношениях ты состоишь: в однополых или гетеросексуальных. Каждый человек иметь личное пространство и право любить того, кого любит.

Так же вопрос о браке зачастую приравнивается к вопросу о сексе, типа: «Так ты что, действительно с ней спишь?». То есть, если есть секс – значит, это настоящий брак? Вопрос встречный: как много современных гетеросексуальных пар, у которых нет секса. Огромное количество. Люди живут по-привычке, или врут друг-другу, создают какие-то третьи, четвертые и т.д. отношения на стороне. При этом, не договариваются заранее об открытых отношениях, так как это не прилично или даже аморально, потому что должна быть «нормальная» гетеросексуальная пара.

Когда я отказываюсь говорить о сексе, то объясняю для чего это, и что наш брак — художественное высказывание, для того, чтобы еще раз артикулировать, что независимо от того, какого пола отношения между людьми — это право выбора, сексуальности, природы, желания каждого человека. Другой вопрос — я не верю в браки. Не верю в институт брака в целом. Это ерунда, фикция, договоренность определенной группы людей и власти, которая будет контролировать другую группу людей. И если ты не в браке, то тогда ты, как-будто, в какой-то степени, неполноценный. Особенно это касается женщин в патриархальном обществе. Если ты одинока, не замужем — что-то странное с тобой. А я не верю, что через какую то бумажку можно обрести настоящую любовь. Тем более, если эта бумажка является способом контроля кого-то. Это просто тюрьма.

Когда ты состоишь во всех этих бюрократических схемах, то пребываешь в иллюзии свободы. А на самом деле, как хомяк или подопытная мышь бежишь и боишься остановится в бессмысленном колесе, установленного кем-то в твоем-же аквариуме, и тогда Твое тело уже не принадлежит тебе. Да, этот перформанс, хэппенинг, акция – как угодно – не только о браке, это об иммиграции, об идентичности, национальностях, о границах, несвободах и стенах, которые выстраиваются и укрепляются патриархальным, ретроградным обществом. Этот проект о жизни женщины, которая через брак пытается убежать из закрытого и бедного общества и попасть в другое, закрытое, но привилегированное общество, осуществить свою американскую мечту. Для меня это перформанс ценою в жизнь. И да, он вовсе не уникален. Посмотрите вокруг: миллионы подобных историй фиктивных браков и не фиктивных ради выпрыгивания за пределы рамок и границ, ради того, чтобы истинно овладеть своим собственным телом и жизнью.

Я была в очень долгих отношениях с мужчиной. Это была любовь, наверное, как у Ромео и Джульетты. Во всяком случае, с моей стороны — точно, я готова была выпрыгнуть с 13 этажа, когда он меня предал… В первую очередь, интеллектуально и идеологически. Мы были практически 10 лет месте. Когда мы встретились, мне было 16, ему – 19. Данный опыт мне очень многое показал и открыл. Главное, что любовь — это любовь, и она живет только внутри тебя, ты никому ничем не обязана — и тебе никто не обязан. Есть любовь, настоящая любовь, которая не подразумевает предательства или поиска где выгоднее и удобнее, не подразумевает делать кому-то больно, кого-то унижать, уничтожать, раздавливать, она никак не может быть связана какими-либо бумажками, никакие официальные лица, никакие институты власти не в состоянии ее зародить: отнять могут, но не создать. И когда любовь прекращается — ее больше нет — или когда кто-то кого-то обманывает, ничего не может повлиять. Это всегда выбор или когда кто-то вдруг осознает, что все это время тебя имели, что ты была не сама себе хозяйкой, твоим телом и умом манипулировали, тогда ты начинаешь бороться за свою свободу и переходишь из стадии объекта в субъект.

Да, для меня этот перформанс, этот Хепеннинг, то что мы сделали с Жаклин, очень, помогло утвердиться и обрести настоящую любовь к самой себе.

На сегодняшний момент это мой самый лучший проект, который я сделала.

Я считаю, что-то, что мы сделали с Жаклин — это и есть в какой-то степени акт настоящей любви. По сути, два незнакомых человека друг-другу доверили жизнь, вступив в сложный художественный путь. Плюс, жизнь принесла войну в мою собственную жизнь, и, да, Жаклин по-настоящему, без каких-либо оглядок на искусство, помогала мне с документами, иногда с деньгами, с тем, чтобы выехать, иногда с местом жизни, иногда помогала сохранить мое психическое здоровье, по-настоящему, по-сестрински.

Мы открыли несколько выставок вместе. Например на тарелках, которые я представила на своей персональной выставке, напечатаны мои акварели, что писала с нее. В момент аннексии, постоянных известиях об огромном количестве погибших людей, друзей, я была просто раздавлена и рисовала акварели. Был такой период, когда нужно было просто перейти, а как ты можешь перейти этот ад, только с искренней сестринской любовью в сердце, что никак не связано ни с сексом, ни с более удобным выбором.

Сейчас у меня период подготовки. Скорее всего, я буду плыть на плоту – Автономная Республика Крым (Crime_A) через море, как настоящий беженец. Буду искать новую «родину», идентичность, более комфортного места жительства, точно так же как вынуждены миллионы людей по всему миру.

Вот например в Швеции, в первую неделю приняли 200 тысяч человек, беженцев из Сирии, и через какое-то время 120 тыс. отправили назад. А что значит назад – выставили за закрытую границу и дальше что хочешь — то и делай. Надеюсь, проект стартует в конце лета.

Надо найти толкового инженера – проектировщика.

Сколько это будет длиться по времени, точно сказать не могу, пока не доплыву хоть до какой-то европейской границы. И там начнется новый этап.

Конечно я, как и все люди, боюсь… Последний раз, когда летела, возвращалась из Лондона, была сильная турбулентность и я впервые в жизни испугалась. Рядом со мной сидела женщина — мусульманка с ребенком, ребенок очень сильно плакал. Она была одна, и не знала, как его успокоить, да мы все там испугались, кто-то плакал, кто-то молился, кто-то виски пил, это случилось перед самой посадкой, в Борисполе. Только нам объявили, что мы садимся — и вдруг начало трясти.

Фото из личного архива Марии Куликовской

Мы попали в грозу, со всех сторон молнии, смерчи, грозы, видим землю и не можем спуститься, поднимаемся вверх-вниз, час кружили над Борисполем, видели землю, а добраться до нее никак не могли.

Я испугалась очень сильно. И подумала, что если сейчас разобьемся, то прожила хоть и короткую, но достойную жизнь. И весь этот час почему-то думала о ситуации, в которую попала перед посадкой.

На пути в самолет встретила женщину, иммигрантку, нелегалку, которую задержала полиция так как у нее был пустой паспорт: никаких виз, ничего, фиктивные документы, денег тоже не было. Они ее расспрашивали, требовали информацию, как она попала в Британию и где жила последние 4 года. Очень странно, то что вокруг было огромное количество людей, садящихся на самолет в Киев, которые, конечно-же, говорили и на английском, и на украинском, но отказались абсолютно все ей помочь, ссылаясь на то что не говорят на английском. Никто не хотел связываться с полицией и, тем более, с нелегальной иммигранткой. Я подошла и выступила в качестве переводчицы, она была в сильном стрессе, испугана, рассказала что нелегально работала у какого-то мужика, ухаживала за ним. У нее спрашивали, как выехала из Украины, она не признавалась им. Я их попросила не давить на нее — ведь им и так понятно как.

Потом она призналась, что въехала в багажнике, как и многие другие украинские женщины. Ей надо было искать заработок, так как у нее больная мама и срочно нужны были деньги на операцию, вот и согласилась поехать убирать, понятно, что в рабстве не только убирать пришлось. И только спустя 4 года получилось сбежать.

И вот мы сидим вместе в самолете, который никак не может приземлиться, за моей спиной — эта женщина, освободившаяся на волю. Я со своей персональной выставки возвращаюсь. Парим над Украиной и, может быть, в любой момент разобьемся. И, самое интересное — что мне не так страшно и жалко было, что я многого чего еще не сделала, а почему-то думала о ней. Я была даже как-то рада, что если мы умрем, то умрем над домом, а не где-то в рабстве. И у меня в голове все время была такая мысль, что вот, хорошо, что я помогла этой женщине.

Ссылки по теме

hudruk.com

Шах и мат москалям, Крым придётся вернуть;): matveychev_oleg — LiveJournal

Владимир Михайлов

Переехавшая в Киев из Керчи еще до событий Евромайдана Мария Куликовская, т.н. ЛГБТ художница и автор “гендерных арт-акций с использованием изображений и слепков собственной вагины“, сегодня объявила в Киеве о начале перфоманса в поддержку украинского статуса полуострова и переселенцев оттуда и из Донбасса.

Мария проведет три дня на борту плота, привязанного к набережной Киева, а потом со своими единомышленниками отправится в путешествие по Днепру и по суше до границы с ЕС с целью пересечь ее.

Перформанс должен символизировать нелегкую судьбу переселенцев в Украине и во всем мире и имеет целью “создание платформы мигрирующего парламента всех переселенцев”.

По словам Марии, она будет жить в плоту трое суток «в полной зависимости от доброй воли проходящих мимо людей» При этом на набережной будут «происходить мероприятия правозащитного толка» – организации, работающие с переселенцами и мигрантами, будут предоставлять консультации и юридическую помощь.

«Когда ты становишься переселенцем, ты фактически становишься не человеком, потому что у тебя нет документов все зависит от воли власти, людей вокруг, их сострадания и несострадания», – говорит Мария.

Плот также символизирует Крым: «По суше он связан с Украиной, но является аннексировано-оккупированно-изолированным островом, и люди точно так же зависят от разных ситуаций, которые они не могут решить», – пояснила Мария.


Плот будет плавать под «флагом» из пленки, в которую заворачивают людей при переохлаждении.

Мария Куликовская родилась в Керчи, окончила Национальную академию изобразительного искусства и архитектуры в Киеве.

В 2015 году Мария провела серию акций в рамках проекта “Цветыдемократии”, участницы которой распостраняли в публичном пространстве слепки вагин и надевали футболки с их изображением.

По словам самой Марии, для этого она использовала слепок собственной вагины, сделанный в 2010 году, когда она создала огромную арку из вагин и хотела поставить ее на входе в экспозицию выставки “Коллективные сновидения” в Институте проблем современного искусства.

Мария выступает в защиту прав сексуальных меньшинств и несколько лет назад в Швеции заключила с гражданкой этой страны фиктивный брак, который она также считает арт-проектом.

matveychev-oleg.livejournal.com

Мария Куликовская, страница 2

Вы искали:

Нашлось 104 человек(а)

Страна проживания: Россия
Город: Пенза
Родом из города:
Дата рождения: 11 ноября
Высшее образование:
Вуз: ПИ им. Белинского ПГУ (бывш. ПГПУ)
Телефон:
Текущая деятельность: ПИ им. Белинского ПГУ (бывш. ПГПУ)

Адрес страницы: https://vk.com/id329800869

Страна проживания: Беларусь
Город: Гродно
Родом из города:
Дата рождения: 27 августа 1990
Высшее образование:
Вуз: ГрГУ им. Янки Купалы , 2012
Факультет: Педагогический факультет
Кафедра: Кафедра педагогики и психологии детства
Телефон:
Текущая деятельность: ГрГУ им. Янки Купалы

Адрес страницы: https://vk.com/id236587603

Страна проживания: Россия
Город: Иркутск
Родом из города: Нижнеудинск
Дата рождения: 9 июля
Среднее образование:
Школа: Вечерняя школа , 2015 Нижнеудинск
2013 - 2015
Школа: Муксутская средняя школа , 2013 Подгорный
2004 - 2013
Телефон: 89**894**67
Текущая деятельность: Вечерняя школа

Адрес страницы: https://vk.com/id151033449

Страна проживания: Украина
Город: Ивано-Франковск
Родом из города: Івано-Франківськ
Высшее образование:
Вуз: ТНЭУ (бывш. ТАНХ)
Среднее образование:
Школа: Школа №14 , 1988 Ивано-Франковск
1978 - 1988
Телефон: 50507253705
Текущая деятельность: ТНЭУ (бывш. ТАНХ)

Адрес страницы: https://vk.com/id77971915

Страна проживания: Россия
Город: Красноярск
Родом из города: Красноярск
Дата рождения: 15 июля 1985
Высшее образование:
Вуз: СГА , 2007 , Очное отделение
Факультет: Экономика
Среднее образование:
Школа: Гимназия №5 , 2002 Красноярск
1992 - 2002
Текущая деятельность: СГА

Адрес страницы: https://vk.com/id22613017

Адрес страницы: Реклама

Страна проживания: Россия
Город: Иркутск
Родом из города: Бодайбо
Дата рождения: 16 июля 1988
Высшее образование:
Вуз: ИРНИТУ (бывш. НИ ИрГТУ, ИПИ) , 2010
Среднее образование:
Школа: Школа №4 , 2005 Бодайбо
1996 - 2005 (б)
Текущая деятельность: ВТБ24

Адрес страницы: https://vk.com/id12318017

Страна проживания: Украина
Город: Кривой Рог
Родом из города:
Высшее образование:
Вуз: УКЦ НТУ , 2016
Факультет: Организация перевозок и управление на транспорте
Среднее образование:
Школа: Автотранспортный техникум (КАТТ) , 2014 Кривой Рог (а)
Телефон:

Адрес страницы: https://vk.com/id344657015

Страна проживания: Россия
Город: Новосибирск
Родом из города: Куйбышев
Дата рождения: 22 августа 1956
Высшее образование:
Вуз: НГК им. Глинки , 1999
Факультет: Вокальный факультет
Кафедра: Кафедра оперного пения
Телефон:

Адрес страницы: https://vk.com/id282325246

Страна проживания: Россия
Город: Рыбинск
Родом из города: Рыбинск
Дата рождения: 10 сентября 1988
Среднее образование:
Школа: Школа №30 , 2003 Рыбинск (в)
Телефон:

Адрес страницы: https://vk.com/id179985831

Страна проживания: Россия
Город: Екатеринбург
Дата рождения: 18 марта 1988
Телефон:
Instagram: mary_kulikovskaya
Текущая деятельность: Be My | Клубничные букеты | Екатеринбург

Адрес страницы: https://vk.com/id98710297

rusfinder.pro