Миа васиковска и том хиддлстон – BRITISHBOYS.RU — Somebody’s English Boyfriends: Чьи-то Английские Бойфренды: Промо «Багрового пика»: Том хиддлстон, Миа Васиковска и Джессика Честейн в интервью AOL Build

Багровый пик — Википедия

«Багро́вый пик» (англ. Crimson Peak) — американский фильм ужасов режиссёра Гильермо дель Торо по сценарию дель Торо и Мэттью Роббинса, жанр которого сам режиссёр определяет как «готическая мелодрама»[2].

В России премьера состоялась 15 октября 2015 года[3]. В 2016 году фильм стал обладателем премии «Сатурн» за «Лучший фильм ужасов», «Лучшую киноактрису второго плана» (Джессика Честейн) и «Лучшую работу художника-постановщика» (Томас Э. Сандерс), а также получил номинации ещё в шести категориях.

Действие фильма происходит в Англии начала XX века, в старинном поместье Аллердэйл, буквально разваливающемся на части. Баронет, сэр Томас Шарп привозит в поместье из Америки свою молодую супругу Эдит Кушинг, недавно осиротевшую из-за странной смерти отца. В доме, помимо самих молодожёнов, живёт и старшая сестра Томаса — Люсиль.

Эдит с детства видит и слышит призраков. В начале фильма к ней приходит покойная мать и предупреждает: «Когда придёт время, остерегайся „Багрового пика“», однако маленькая Эдит не понимает, что это может значить. Старое поместье наводит на Эдит тревогу: странные звуки, шумы, постоянный холод, из стен сочится красная глина, похожая на кровь. Девушке видятся окровавленные призраки. Её настораживает отказ Люсиль сделать дубликаты ключей, а также запрет спускаться на нижний этаж. Самочувствие девушки со временем ухудшается, она просыпается по ночам и кашляет кровью. Томаса в кровати никогда рядом нет.

Во время испытания добывающего красную глину устройства Томас говорит Эдит, что зимой поместье Аллердэйл называют «Багровый пик», так как снег на земле приобретает кровавый оттенок. Тем временем в Америке, в родном городе Эдит её близкий друг Алан Макмайкл ведёт собственное расследование гибели отца девушки. Он находит компрометирующие бумаги о Томасе и Люсиль Шарп и тотчас же отправляется в поместье, чтобы рассказать Эдит правду. Эдит и Томас отправляются в почтовое отделение, где, застигнутые метелью, проводят ночь в гостевой комнате, и между ними происходит интимная близость. Эдит же получает письма «для миссис Шарп» из Милана, в котором никогда не была.

Вернувшись в поместье, Эдит находит в подвале сундук с монограммой «Э. Ш.» и крадёт у Люсиль ключ с гравировкой «Энола». В сундуке она находит конверты и старый граммофон с восковыми цилиндрами. На конвертах указаны имена других женщин, живших в городах, где Шарп в прошлом искал спонсоров для своего проекта добычи уникальной красной глины. А записи открывают ей, что Томас Шарп был не единожды женат в прошлом. Эдит узнаёт из записей Энолы, одной из предыдущих жён, что Шарпам нужны только деньги, они хотят отравить её, подсыпая яд в чай. Эдит понимает, что тоже попалась в ловушку, и, как только переведут деньги, её убьют. Томас безуспешно пытается помешать сестре травить Эдит.

Ночью Эдит видит окровавленный призрак девушки с младенцем на руках, и спрашивает, чего та хочет. Призрак указывает на комнату, войдя в которую, Эдит наблюдает сцену инцеста между Томасом и его сестрой Люсиль. Эдит пытается бежать, но Люсиль срывает с пальца невестки кольцо и сталкивает её с лестницы. Девушка падает, ломает ногу и теряет сознание. В этот момент в дом стучит Алан Макмайкл. Очнувшись позже, Эдит видит перед собой Алана. Он рассказывает ей в присутствии Шарпов, всё, что узнал: маленькая Люсиль убила свою мать тесаком в ванне после того, как та увидела, чем они с братом занимаются в детской. Никто тогда не поверил, что к убийству могут быть причастны двое детей. Люсиль отправили в психиатрическую лечебницу, а Томаса — в частный пансион. Через несколько лет они снова вернулись в поместье, ранее разорённое их отцом-тираном и находящееся в плачевном состоянии. Пара срочно нуждалась в деньгах. И Томас был вынужден находить богатых одиноких девушек с личными проблемами, жениться на них, а Люсиль после получения денег их убивала.

Алан и Эдит пытаются покинуть поместье, но Люсиль внезапно атакует Алана ножом и ранит его. Она просит брата закончить дело, но тот при помощи самого Алана инсценирует его смерть и позже объясняет доктору, как добраться до шахты, ведущей прочь из поместья. Люсиль же ведёт Эдит подписывать документы на денежные выплаты и рассказывает, что родила от Томаса больного ребёнка, которого безуспешно пыталась вылечить Энола, но он умер (отсюда и призрак с младенцем).

Томас спасает Эдит, сжигая уже подписанные бумаги на её деньги, и сообщает сестре, что наконец влюбился по-настоящему. Разъярённая, чувствующая себя преданной, Люсиль закалывает брата ножом и преследует Эдит. Девушка пытается на лифте спуститься в шахту, начинается борьба, обе противницы выбираются на поверхность. Внезапно появляется призрак Томаса, и, пока Люсиль отвлечена на призрака, Эдит убивает её лопатой. Девушка говорит призраку своего мужа, что будет всегда его помнить, и Томас исчезает. Эдит и Алан спасены. В опустевшем доме призрак Люсиль играет на фортепиано.

Дель Торо и Роббинс написали предварительную версию сценария после выхода «Лабиринта фавна» в 2006 году. Проект был продан компании «Universal». Дель Торо планировал срежиссировать фильм, но отложил проект, чтобы заняться фильмом «Хеллбой 2: Золотая армия», а потом серией фильмов «Хоббит». Во время съёмок фильма «Тихоокеанский рубеж» дель Торо установил хорошие отношения с Томасом Туллом и Джоном Джашни из «Legendary Pictures», которые поинтересовались у него, чем он собирается заниматься в дальнейшем. Дель Торо отослал им сценарии к адаптации «Хребтов Безумия», адаптации «Графа Монте-Кристо» и «Багровый пик». Продюсеры посчитали, что последний фильм подходит им больше всего, после чего проектом начала заниматься компания «Legendary Pictures»[4].

В октябре 2013 года Фернандо Веласкес согласился на создание саундтрека к фильму[5]. Первоначально на главные роли были выбраны Бенедикт Камбербэтч и Эмма Стоун, но позже они покинули проект. На их места были приглашены Том Хиддлстон и Миа Васиковска

[6][7].

При создании саундтрека использовались звуки «века машин» — лязг трамваев, гудки паровозов и пароходов, чтобы передать атмосферу индустриальной Англии XIX века[8]. По задумке режиссёра, особняк — полноправный участник фильма, который он сравнивает с «живым организмом на грани распада»[9]. Призраки в фильме — алого цвета. Это необычный ход самого режиссёра, который хотел, чтобы духи в его фильме не были похожи на обычных привидений[8].

Съёмки фильма начались в апреле 2014 года[10][11]. Съёмки проходили в Кингстоне (Онтарио, Канада). Фильм был снят за 68 дней.

Фильм получил в целом положительные отзывы кинокритиков: на сайте Rotten Tomatoes его рейтинг составляет 71 % на основе 239 рецензий со средней оценкой 6,5 из 10[12].

Миа Васиковска и Том Хиддлстон

Миа Васиковска и Том Хиддлстон

В 2015 году состоялась премьера американской готической мелодрамы «Багровый пик». Фильм ужасов снял именитый режиссер Гильермо дель Торо по собственному же сценарию. Все действия в кинокартине происходят в Англии начала XX века. В главных ролях снимались Миа Васиковска, Джессика Честейн, Том Хиддлстон и многие другие. Стоит отметить, что в результате кинокартина получила преимущественно положительные отзывы кинокритиков. На основе рецензий из 10 баллов фильм получил 6,5. После выхода кинокартины на большие экраны многие начали интересоваться личной жизнью актеров, которые сыграли в ней главные роли.

Встречаются ли Миа Васиковска и Том Хиддлстон?

Том Хиддлстон является британским актером кино, театра и озвучивания. Звезда фильмов «Чужая», «Мстители», «Тор», «Боевой конь», «Полночь в Париже», «Багровый пик» и многих других не любит выставлять свою личную жизнь напоказ. Наверняка, именно поэтому распространяются разнообразные слухи. К избранницам Тома приписывали Джессику Честейн, Кэт Деннингс, Скарлетт Йохансон и Сюзанну Филдинг. С Сюзанной актер действительно некоторое время встречался, но до свадьбы дело так и не дошло.

Миа Васиковска получила широкую известность после съемок в кинокартине «Алиса в стране чудес». Актриса также весьма удачно скрывает свою личную жизнь, а основное время старается уделять развитию карьеры. После съемок в фильме «Не сдавайся» актрисе приписывали роман с Генри Хоппером. Однако одни из слухов все-таки подтвердились. Миа имела отношения с актером Джесси Айзенбергом. Теперь же, после выхода очередного громкого фильма многие подозревают, что Том Хиддлстон и Миа Васиковска - пара.

Читайте также

Однако никаких официальных подтверждений их романа нет, да и сами актеры отмалчиваются.

 

Промо "Багрового пика": Том хиддлстон, Миа Васиковска и Джессика Честейн в интервью AOL Build - 16 октября 2015г. - 25 Октября 2015 - SEB

Tom, Jessica Chastain and Mia Wasikowska at AOL Build’s presentation of ‘Crimson Peak'

О том, как особняк Шарпов был описан в сценарии: "Дом оставил неизгладимое впечатление у меня в мыслях, когда я увидел его на съемочной площадке. Но я не помню, как именно он был описан в сценарии. Сценарий оказался для меня невероятно атмосферным, он был наполнен сложными эмоциями и цеплял с психологической точки зрения, при этом казался невероятно страшным. И представлял из себя комбинацию того, чего мне не приходилось читать раньше: сложное пересечение трех персонажей, которых мы играем, и частью которого мне хотелось стать. И дом, конечно же. Я очень много говорил об этом в последнее время, но дом стал невероятной демонстрацией воображения Гильермо. Он был построен в съемочном павильоне в Торонто, и когда я в первый раз его увидел, будто бы сделал шаг в иной мир. Что-то в стиле Нарнии, но только в очень мрачное, жуткое место".

О сцене вальса: "В полном соответствии с классическим готическом романом, фильм - это история любви, в которой присутствуют призраки. Сверхъестественные и наводящие ужас элементы родом именно из романа: молодую женщину тянет к темному незнакомцу из другой страны. Любовь завязывается в самом начале фильма, когда устраивают невероятный вечер. Персонаж Мии и я, мы влюбляемся, в сущности, во время вальса. Снят он очень красиво, в свете свечей... То есть снимали при свете, но освещение придавало сцене невероятный золотой оттенок. Камера будто танцевала вместе с нами. И во время своих изысканий про вальс я выяснил потрясающую вещь:  в то время, в 1901-м году, на балах в обществе во время танцев шестнадцатилетние танцоры стояли по правую или левую руку от партнера. И только в Вене эти сумасшедшие горожане восстали против системы и превратили в вальс в танец, когда танцуешь лицом к лицу со своим партнером, грудь к груди. Можно даже понюхать грудь... ой, почувствовать дыхание... простите... Думаю, вальс - очень сексуальный танец. Дыхание. Ды-ха-ние. Ой, мамочки, все мысли устремились на юг. Прости, Миа. В общем, я имел в виду, что это очень красивая форма вальса. И в вальсировании по кругу есть нечто волнительное. Мне нравится близость, которая чувствуется в этот момент. Гильермо очень красиво снял сцену, и мне нравится слышать приятные отзывы об этом эпизоде фильма".


О работе с дель Торо: "В конце фильма есть сцена, когда Том и Эдит говорят друг другу правду. Не высказанную до этого момента правду. Ставки очень-очень высоки, адреналин зашкаливает для обоих персонажей. В сценарии сцена была очень многословной. За три дня до съемок он спрашивал, что я думаю об этой сцене, не слишком ли она формальная. Природа сцены ведь более интуитивная, и все, что ты говоришь, идет прямо от сердца. В ней должно быть больше спонтанности. И к тому моменту мы с Мией и Гильермо полностью переписали эту сцену. Если вам интересно, что это за сцена, то этот тот момент, который происходит на самом верхнем этаже у лестницы, когда Эдит вызывает лифт, и в нем поднимается Томас. Сцена очень стремительная, эмоциональная и откровенная. Она мне очень нравится, потому что стала результатом моментальной переработки сценария".

О работе в кино: "Правдивость камеры - это невероятная сторона кинематографа. Камера фиксирует все. Поэтому наше дело - всегда оставаться честными. Должно создаваться ощущение реальности. Даже если ситуация преувеличенная, на уровне эмоций все должно оставаться реальным. Временами перенося диалог со страниц в окружающую среду, все мы трое на съемках, не чувствовали, что структура написанного слишком формальная и нужно встряхнуть ее, чтобы было похоже на действительность. Для меня это очень будоражащая часть работы на съемочной площадке".

Любимая сцена в фильме: "Пожалуй, я назову вальс. Потому что мы снимали эту сцену в самом конце очень и очень напряженного фильма. Каждый персонаж находится на грани между жизнью и смертью, я имею в виду буквально, в секундах от одной из граней. Будучи актером, приходится погружаться в эту среду и умом, и телом, воссоздавая нужный эффект. Если ты играешь отчаяние, например, то это влияет на дыхание. Ты делаешь это часами, день за днем. И когда мы наконец-то закончили, вышли на улицы Торонто, где в то время таял снег, то буквально начали танцевать. Один день такой работы был гораздо веселее. Но еще мне нравятся сцены, в которых делается акцент на то, что Томас - изобретатель, инженер и гораздо более одаренный как промышленник, чем любой другой в фильме. Он изобретает действительно работающую машину. Ее тоже построили. Машина полностью настоящая.  Я не знаю, как они затащили ее на холм, но она работала. Ощущения были такие, будто управляешь поездом, невероятно".

Если бы можно было выбрать любой женский персонаж и сыграть его... (вопрос из зала): "Любой женский персонаж из любого фильма? Господи. Может, мы с Крисом Хемсвортом могли бы сыграть Тельму и Луизу. Но я думаю, что баланс нужно сместить в другом направлении, хотя вопрос забавный, спасибо".


О работе с Мией во второй раз: "Это было здорово. Очень приятно работать с тем, с кем хорошо общался в первый раз, и сделать что-то другое. Это своего рода доверие. В конечном счете, актерская игра основывается на доверии. В "Остались только любовники" у нас немного другие отношения. Но поработать вместе еще раз было очень приятно".

Совет начинающим актерам: "Я бы сказал, верьте в своего Бога и следуйте зову своего сердца. Многие люди будут говорить вам, как нужно делать, кем нужно быть. Мне кажется, в этом кроется большая опасность запутаться. Очень важно сохранять свое собственное видение мира. В этом есть некая смелость. Это может прозвучать как очень простой совет, но на деле это очень тяжело сделать".

О Локи:
"Мне кажется, Локи не сильно обиделся, что его не пригласили на шаурму (отсылка к сцене после титров в "Мстителях" - прим.пер.) Он - не часть команды, а это было командное мероприятие. Он пытался захватить мир, поэтому его не приглашали в эту команду. Его просто не приглашали. Он же Локи, не нужна ему шаурма".

О работе в конкретном жанре: "Мы все работали над целым рядом самых разных проектов. Мы несем ответственность за то, чтобы синхронизироваться с видением режиссера. Он хочет, чтобы мы, как актеры. высвободили свои внутренние инстинкты. При этом нужно также найти место в инфраструктуре, куда можно себя поместить. Даже если это реплика, или тон, который режиссер хочет задать. Гильермо очень помогал в этом плане. Это касается и его рекомендаций книг, фильмов, картин, которые позволяли понять структуру его собственного воображения, будто говоря: вот такой мир я хочу построить, а это его образы. Давая инструкции вашим инстинктам, чтобы вступив на съемочную площадку, актер мог быть совершенно свободен. Поэтому для меня это прежде всего работа по созданию художественного контекста, в который я могу поместить самого себя".

О возможном дебюте на Бродвее: "Я бы с радостью сыграл в театре в этом городе. На самом деле, один раз уже играл. Это было выступление в 2007-м году с командой "Цимбелина". Но я бы с радостью вернулся. Не знаю, когда, как и с каким материалом. Думаю, нужно просто подождать и проявить интерес. Но спасибо вам большое за то, что хотели бы меня увидеть здесь".

Джессика Честейн и Том Хиддлстон в трейлере фильма "Багровый пик" | Vogue Ukraine

Джессика Честейн и Миа Васиковска в трейлере фильма "Багровый пик"

ФОТО: crimsonpeak.legendary.com

Настоящую готическую драму готовит для зрителей мексиканский режиссер Гильермо дель Торо, автор фильмов "Хеллбой" и "Тихоокеанский рубеж". Продюсеры представили первый трейлер картины "Багровый пик" - зрелищного фильма ужасов о викторианской Англии, главные роли в котором сыграли Джессика Честейн, Том Хиддлстон и Миа Васиковска. В центре сюжета история юной писательницы Эдит (Миа Васиковска), которая выходит замуж за обаятельного аристократа Томаса Шарпа (Том Хиддлстон). Он привозит девушку в родовой готический замок, где вскоре начинают происходить мистические события. Изначально режиссер пригласил на роль загадочного Томаса Шарпа, в чьем родовом замке живут призраки, Бенедикта Камбербэтча, но вскоре тот покинул проект, а спустя 72 часа после этого, по признанию режиссера, к фильму присоединился Том Хиддлстон.

Гильермо дель Торо, Том Хиддлстон и Джессика Честейн на съемках фильма
Гильермо дель Торо, Том Хиддлстон и Джессика Честейн на съемках фильма

Ленту снимали в Торонто: в студии специально для съемок фильма построили эффектный трехэтажный  "замок с привидениями". Его строительство требовало огромных затрат, и дель Торо заплатил половину стоимости из собственных средств, дабы не отказываться от первоначальной идеи. "Не стоит воспринимать нашу картину как готический подростковый фильм про любовь и секс, нет, это будет по-настоящему взрослая и страшная история, эдакий хардкор", - говорит режиссер.

Гильермо дель Торо на съемках в Торонто
Гильермо дель Торо на съемках в Торонто

Гильермо дель Торо на съемках в Торонто

Гильермо дель Торо признается - ему было важно показать в ленте закат аристократии как явления, поэтому большое внимание во время съемок он уделил деталям, которые традиционно окружают людей этого круга. Интерьер и убранство замка, костюмы и аксессуары персонажей - все это в "Багровом пике" максимально аутентично эпохе. Так, герой Тома Хиддлстона появляется в кадре в бархатном фраке и с любопытным аксессуаром - круглых очках-тишейдах, которые в 19 веке в качестве коррегирующей оптики носили представители интеллигенции. К слову, для погружения в атмосферу во время съемок режиссер категорически запрещал актерам пользоваться мобильными телефонами.

Том Хиддлстон
                                                                                         Том Хиддлстон

Миа Васиковска
Миа Васиковска

В мировой прокат фильм выйдет 16 октября, за две недели до Хэллоуина, а вот украинский зритель увидит "Багровый пик" лишь 12 ноября.

Том Хиддлстон и Миа Васиковска в трейлере фильма "Багровый пик"

Кино
Мария Давыдова 19207


Ликуйте, поклонники таланта Тома Хиддлстона! В сети появился трейлер хоррора Гильермо дель Торо "Багровый пик" (Crimson Peak), где британский актер сыграет главную роль.

Хиддлстон снова предстанет перед зрителями в мрачном образе отрицательного персонажа - это амплуа полюбилось многим после того, как он сыграл скандинавского бога лжи и обмана Локи в серии фильмов компании Marvel.

В актерский состав ленты также вошли Джессика Честейн, Миа Васиковска и Чарли Ханнэм.

Сюжет фильма ужасов расскажет о том, какие темные тайны скрывает дом Томаса и Люси Шарп - странноватых брата и сестры, которые завлекают молодых и богатых девушек в свой мрачный особняк. Однажды туда попадает и наивная Эдит, которая не подозревает о том, с чем ей придется столкнуться в этом доме.

В мировой прокат картина выйдет 16 октября этого года.

Отметим, что недавно Васиковска снялась в экранизации романа Гюстава Флобера "Госпожа Бовари", где исполнила главную роль. Первый трейлер ленты также доступен для просмотра.


Кадры из трейлера фильма ужасов "Багровый пик"


Постер к фильму


Смотрите на Youtube

Источник Variety

Фото Кадры из трейлера

BRITISHBOYS.RU - Somebody's English Boyfriends: Чьи-то Английские Бойфренды: Промо "Багрового пика": Том хиддлстон, Миа Васиковска и Джессика Честейн в интервью AOL Build

Tom, Jessica Chastain and Mia Wasikowska at AOL Build’s presentation of ‘Crimson Peak'

О том, как особняк Шарпов был описан в сценарии: "Дом оставил неизгладимое впечатление у меня в мыслях, когда я увидел его на съемочной площадке. Но я не помню, как именно он был описан в сценарии. Сценарий оказался для меня невероятно атмосферным, он был наполнен сложными эмоциями и цеплял с психологической точки зрения, при этом казался невероятно страшным. И представлял из себя комбинацию того, чего мне не приходилось читать раньше: сложное пересечение трех персонажей, которых мы играем, и частью которого мне хотелось стать. И дом, конечно же. Я очень много говорил об этом в последнее время, но дом стал невероятной демонстрацией воображения Гильермо. Он был построен в съемочном павильоне в Торонто, и когда я в первый раз его увидел, будто бы сделал шаг в иной мир. Что-то в стиле Нарнии, но только в очень мрачное, жуткое место".

О сцене вальса: "В полном соответствии с классическим готическом романом, фильм - это история любви, в которой присутствуют призраки. Сверхъестественные и наводящие ужас элементы родом именно из романа: молодую женщину тянет к темному незнакомцу из другой страны. Любовь завязывается в самом начале фильма, когда устраивают невероятный вечер. Персонаж Мии и я, мы влюбляемся, в сущности, во время вальса. Снят он очень красиво, в свете свечей... То есть снимали при свете, но освещение придавало сцене невероятный золотой оттенок. Камера будто танцевала вместе с нами. И во время своих изысканий про вальс я выяснил потрясающую вещь:  в то время, в 1901-м году, на балах в обществе во время танцев шестнадцатилетние танцоры стояли по правую или левую руку от партнера. И только в Вене эти сумасшедшие горожане восстали против системы и превратили в вальс в танец, когда танцуешь лицом к лицу со своим партнером, грудь к груди. Можно даже понюхать грудь... ой, почувствовать дыхание... простите... Думаю, вальс - очень сексуальный танец. Дыхание. Ды-ха-ние. Ой, мамочки, все мысли устремились на юг. Прости, Миа. В общем, я имел в виду, что это очень красивая форма вальса. И в вальсировании по кругу есть нечто волнительное. Мне нравится близость, которая чувствуется в этот момент. Гильермо очень красиво снял сцену, и мне нравится слышать приятные отзывы об этом эпизоде фильма".


О работе с дель Торо: "В конце фильма есть сцена, когда Том и Эдит говорят друг другу правду. Не высказанную до этого момента правду. Ставки очень-очень высоки, адреналин зашкаливает для обоих персонажей. В сценарии сцена была очень многословной. За три дня до съемок он спрашивал, что я думаю об этой сцене, не слишком ли она формальная. Природа сцены ведь более интуитивная, и все, что ты говоришь, идет прямо от сердца. В ней должно быть больше спонтанности. И к тому моменту мы с Мией и Гильермо полностью переписали эту сцену. Если вам интересно, что это за сцена, то этот тот момент, который происходит на самом верхнем этаже у лестницы, когда Эдит вызывает лифт, и в нем поднимается Томас. Сцена очень стремительная, эмоциональная и откровенная. Она мне очень нравится, потому что стала результатом моментальной переработки сценария".

О работе в кино: "Правдивость камеры - это невероятная сторона кинематографа. Камера фиксирует все. Поэтому наше дело - всегда оставаться честными. Должно создаваться ощущение реальности. Даже если ситуация преувеличенная, на уровне эмоций все должно оставаться реальным. Временами перенося диалог со страниц в окружающую среду, все мы трое на съемках, не чувствовали, что структура написанного слишком формальная и нужно встряхнуть ее, чтобы было похоже на действительность. Для меня это очень будоражащая часть работы на съемочной площадке".

Любимая сцена в фильме: "Пожалуй, я назову вальс. Потому что мы снимали эту сцену в самом конце очень и очень напряженного фильма. Каждый персонаж находится на грани между жизнью и смертью, я имею в виду буквально, в секундах от одной из граней. Будучи актером, приходится погружаться в эту среду и умом, и телом, воссоздавая нужный эффект. Если ты играешь отчаяние, например, то это влияет на дыхание. Ты делаешь это часами, день за днем. И когда мы наконец-то закончили, вышли на улицы Торонто, где в то время таял снег, то буквально начали танцевать. Один день такой работы был гораздо веселее. Но еще мне нравятся сцены, в которых делается акцент на то, что Томас - изобретатель, инженер и гораздо более одаренный как промышленник, чем любой другой в фильме. Он изобретает действительно работающую машину. Ее тоже построили. Машина полностью настоящая.  Я не знаю, как они затащили ее на холм, но она работала. Ощущения были такие, будто управляешь поездом, невероятно".

Если бы можно было выбрать любой женский персонаж и сыграть его... (вопрос из зала): "Любой женский персонаж из любого фильма? Господи. Может, мы с Крисом Хемсвортом могли бы сыграть Тельму и Луизу. Но я думаю, что баланс нужно сместить в другом направлении, хотя вопрос забавный, спасибо".


О работе с Мией во второй раз: "Это было здорово. Очень приятно работать с тем, с кем хорошо общался в первый раз, и сделать что-то другое. Это своего рода доверие. В конечном счете, актерская игра основывается на доверии. В "Остались только любовники" у нас немного другие отношения. Но поработать вместе еще раз было очень приятно".

Совет начинающим актерам: "Я бы сказал, верьте в своего Бога и следуйте зову своего сердца. Многие люди будут говорить вам, как нужно делать, кем нужно быть. Мне кажется, в этом кроется большая опасность запутаться. Очень важно сохранять свое собственное видение мира. В этом есть некая смелость. Это может прозвучать как очень простой совет, но на деле это очень тяжело сделать".

О Локи:
"Мне кажется, Локи не сильно обиделся, что его не пригласили на шаурму (отсылка к сцене после титров в "Мстителях" - прим.пер.) Он - не часть команды, а это было командное мероприятие. Он пытался захватить мир, поэтому его не приглашали в эту команду. Его просто не приглашали. Он же Локи, не нужна ему шаурма".

О работе в конкретном жанре: "Мы все работали над целым рядом самых разных проектов. Мы несем ответственность за то, чтобы синхронизироваться с видением режиссера. Он хочет, чтобы мы, как актеры. высвободили свои внутренние инстинкты. При этом нужно также найти место в инфраструктуре, куда можно себя поместить. Даже если это реплика, или тон, который режиссер хочет задать. Гильермо очень помогал в этом плане. Это касается и его рекомендаций книг, фильмов, картин, которые позволяли понять структуру его собственного воображения, будто говоря: вот такой мир я хочу построить, а это его образы. Давая инструкции вашим инстинктам, чтобы вступив на съемочную площадку, актер мог быть совершенно свободен. Поэтому для меня это прежде всего работа по созданию художественного контекста, в который я могу поместить самого себя".

О возможном дебюте на Бродвее: "Я бы с радостью сыграл в театре в этом городе. На самом деле, один раз уже играл. Это было выступление в 2007-м году с командой "Цимбелина". Но я бы с радостью вернулся. Не знаю, когда, как и с каким материалом. Думаю, нужно просто подождать и проявить интерес. Но спасибо вам большое за то, что хотели бы меня увидеть здесь".

Том Хиддлстон: «В безумии моих фанатов должны разбираться психологи»

Том Хиддлстон

GRAZIA: В «Багровом пике» много привидений. Вы сами в них верите?

Том Хиддлстон: С одной стороны, как выпускник университета, я убежден, что никаких фантомов не существует. С другой, я неоднократно ощущал какую-то особенную энергию, исходящую от древних стен зданий. Ее природы я не знаю и потому верю, что она может будить воображение — отчего люди и видят пугающие образы. Во всяком случае, выбирая, где ночевать — в спальне векового замка или номере новой гостиницы — я выберу второй вариант.

GRAZIA: Фильм снят в довольно мрачной манере. Чем эта история привлекла вас?

Т.Х.: «Багровый пик» отсылает к английскому готическому роману. Здесь есть все «приметы» жанра: паутина на стенах, замогильные стоны, запутанная любовная линия, две женщины-соперницы и, конечно, центральный персонаж — аристократ с темным прошлым, роль которого я исполнил. Вообще, подобные сюжеты — настоящий клад сложных и многогранных характеров. А еще эти истории интересны тем, что в их основе лежат важнейшие темы — секса и смерти.

GRAZIA: Вам, как британцу, наверное, было очень комфортно работать на съемочной площадке?

Т.Х.: Мой прапрадед был рыцарем, а прадед — адмиралом, главнокомандующим Резервным флотом Великобритании. Капли его крови до сих пор путешествуют по моим жилам. Однако мир теперь изменился до неузнаваемости. Например, в конце XIX века (когда разворачивается действие нашей картины) члены королевской семьи были кем-то вроде полубогов, а я учился в Итоне вместе с принцем Уильямом. И когда он унаследует престол, мне будет весьма затруднительно смотреть на него снизу вверх. С другой стороны, пару сотен лет назад мои прославленные предки вряд ли бы обрадовались, узнав о том, что их правнук станет актером. Но, тем не менее, я счастлив, потому что нашел работу своей мечты.

GRAZIA: И все-таки как же потомок аристократов стал актером?

Т.Х.: Между нами было достаточно много поколений, чтобы от военных высот плавно перейти к фундаменту других профессий. К тому же мой отец из простонародья. Он пробивал свою дорогу самостоятельно и в итоге стал ученым. Я же в своих устремлениях оказался ближе к матери, которая всю жизнь посвятила театру. Так что по окончании Кембриджского университета я не видел для себя иного пути.

[PAGE] [/PAGE]

Том ХиддлстонGRAZIA: Компанию в «Багровом пике» вам составили две красивейшие актрисы — это отвлекало вас от работы?

Т.Х.: О да! (Смеется.) Жену моего героя играет Миа Васиковска, с которой мы уже однажды снимались вместе. Миа — скромнейшая и застенчивая девушка, что, впрочем, не помешало ей стать по‑настоящему большой актрисой, способной перевоплощаться в героинь, совершенно не похожих на нее по характеру. Другой моей партнершей стала Джессика Честейн, которой тоже подвластен любой образ. Кстати, она намеренно отказалась от главной роли, чтобы сыграть сестру моего персонажа.

GRAZIA: Вы очень искренне восхищаетесь другими актерами. Может быть, у вас уже есть желание снять что-то свое?

Т.Х.: Иногда меня посещают такие мысли! Все-таки я «проходил практику» у легендарных режиссеров, поэтому теперь, наверное, могу и сам справиться. Правда, стоит мне об этом задуматься, как я вскоре успокаиваюсь и возвращаюсь к своим актерским делам. Успеется.

GRAZIA: Да, ваши фанаты вряд ли будут рады, если вы вдруг смените род деятельности.

Т.Х.: Я считаю, что в безумии, охватывающем толпы поклонников, должны разбираться психологи. Когда-то мне было приятно внимание — все-таки именно так оценивают мою работу, — а сейчас скорее угнетает. Но, конечно, я понимаю, что привередничать не следует: ведь у меня публичная профессия.

GRAZIA: Кстати, на фэшн-шоу в Лондоне вы были замечены вместе с Элизабет Олсен, которую тут же стали прочить вам в подруги. В связи с этим два вопроса: следите ли вы за тенденциями и когда ждать свадьбы?

Т.Х.: Я не гонюсь за модой, но люблю красивую одежду. Мы ведь играем не только на площадке — от актера зритель всегда ждет особого поведения. А свадьба состоится этой осенью. Только жениться будем не мы с Элизабет, а наши герои — замечательный дуэт Хэнка Уильямса и Одри Шеппард Уильямс в картине «Я видел свет».

15 октября состоится премьера фильма ужасов Гильермо дель Торо «Багровый пик».

[RICH_HTML type=video] [/RICH_HTML]