Парфюмер жан клод эллена: Attention Required! | Cloudflare – Главный парфюмер Hermes Жан-Клода Эллена о парфюмах коллекции Hermessence

«Нет плохих запахов или плохих ароматов» – Стиль – Коммерсантъ


Кристин Нажель рассказала «Коммерсантъ-Стиль» о полной свободе творчества, о модных и немодных ингредиентах и о том, что такое многослойность в парфюмерии и как к ней нужно относиться.

— Что необычного в парфюмах, которые вы сегодня представляете?

— Я могу сказать, что вся моя работа в Hermes — это уже что-то необычное. Я работала для разных компаний, но именно сейчас могу сказать, что действительно занимаюсь парфюмерным искусством. В Hermes я пользуюсь полной свободой, будь то стоимость моих формул, будь то ингредиенты и их выбор, я могу создавать любые композиции по своему желанию. Это и полная свобода по части цвета, каким бы странным вам это ни показалось. Очень часто парфюмеры получают заказ на определенный цвет парфюмерной жидкости, и часто по ее цвету я понимаю, что первичные ингредиенты подверглись обработке. Я же могу вот такого избегать: технических ограничений в Hermes у меня нет. Потому что когда такая обработка происходит, то ингредиенты теряют какую-то частичку человечности, натуральности и композиция звучит беднее.

Фото: Пресс-служба Hermes

Итак, коллекция Hermessence уже сама по себе опирается на первичные ингредиенты, она ими очень богата, поэтому мне предстояло выбрать что-то новое. Я отправилась в своеобразное путешествие во времени, чтобы вернуться к истокам парфюмерии и обнаружить ингредиенты, которые были подзабыты. Вообще, я искала что-то одно и не знала, что в итоге создам целых пять новых ароматов.

— Каждый аромат в линии Hermessence строится вокруг одного ингредиента?

— Скорее получается так, что каждый аромат строится вокруг двух ингредиентов, они задают фон той или иной композиции. Кроме того, отправившись в путешествие в историю парфюмерии, я оказалась в восточных странах, поскольку именно в них зародилось искусство парфюмерии. Восточные ингредиенты очень интересны, они особенные, и они тоже послужили для меня источником вдохновения. Кроме того, это путешествие меня очень сильно изменило, поскольку в течение многих лет я стремилась создавать очень уравновешенные, очень реальные композиции, которые сами по себе работали уже на коже и никакие дополнения не требовались. И тут я обнаружила, что в восточных странах очень часто смешивают ароматы, наносят несколько духов одновременно. Раньше мне это казалось ужасным, я совершенно этого не принимала. Но сейчас я поменяла свою точку зрения и понимаю такой подход, потому что главное в духах — это чувствовать себя в них хорошо, комфортно.

— А как, по-вашему, лучше наносить аромат и есть ли разница в нанесении между мужчиной и женщиной? Или нет?

Кристин Нажель
Кристин Нажель

Фото: Sofia Еtmauro

— Я не думаю, что есть какая-то разница в рекомендациях по нанесению для мужчин и женщин. Масла лучше наносить на точки пульса, на шею, запястья, а что касается туалетной воды, где концентрация меньше, мне очень нравится наносить ее на шею и на зону декольте. Вплоть до нанесения на саму одежду. Но опять же на Востоке и мужчины, и женщины наносят духи совершенно отличным от нас образом. Они могут принять парфюмированную ванну, затем одеться в уже предварительно надушенную одежду, после этого совершить ароматические воскурения и еще и сверху надушиться. То есть это получается многослойная процедура, и это нужно восприним

«Жан-Клод Эллена: лаконичная гармония» - Статьи — fifi.ru

Жан-Клод Эллена — пример парфюмера, в работах которого незыблемо присутствует авторское начало, самобытный и глубокий взгляд. Высокая планка в отношении к ароматическому ремеслу отчасти была задана его происхождением. Жан-Клод родился в Грасе, в семье парфюмера, в детстве собирал цветы, а подростком осваивал свою будущую профессию на заводе Antoine Chiris. Первый опыт составления духов он получил в 17-летнем возрасте, под руководством отца, а для продолжения образования выбрал не Францию, а Швейцарию — открывшуюся в 1968 году парфюмерную школу Givaudan. Возможно, это обучение, а также влияние идей Эдмона Рудницки, провозгласившего эстетику простоты, сыграли ключевую роль в истории Эллена, благодаря чему мир узнал художника не просто талантливого, но и совершенно оригинального. Но это лишь предположение, и узнать в действительности, какими были бы духи Эллена, останься он в более консервативной среде Прованса, нам не суждено. 

Жан-Клод Эллена
Жан-Клод Эллена

«– Великий парфюмер Эдмон Рудницка был вашим наставником. Не могли бы Вы поделиться личной историей, эпизодом, который бы охарактеризовал его и вашу дружбу?

– Интересный случай — наша ссора с ним. Она была по вопросу идеи Beau, Прекрасного. Для него это было универсальное понятие, для меня — культурное. Универсальность —  платоническое мышление. Моё же основывается на культуре и даже на том, что передается из поколения в поколение. У нас было много сложных диспутов на эту тему, когда мы говорили о философии, социологии ... Это было прекрасно!»  (Из интервью 2010 года)

Дебютная работа Жан-Клода была выпущена Sisley, датирована 1974 годом и называлась Eau de Campagne. Этот аромат был благосклонно принят критиками, и совершенно ясно, почему. В нем есть выразительная сдержанность, молчаливый аристократизм и та четкая лаконичность, которая станет визитной карточкой Эллены. Его запахи вообще можно сравнить с иероглифами — такая же обманчивая простота. Eau de Campagne — это свежий, зеленый, умеренно энергичный аромат. Отсылая к деревенской Франции, покрытой лесами и виноградниками, аромат обращается к терпкой растительной палитре: кислые цитрусы, листья пасленовых, сливовая смола, герань, базилик. Некоторые слышат полынь или ландыш: «деревенская роса» каждому дарит свой травяной букет. Есть в этих духах и шипровая линия, а в качестве воспоминания остается спокойная одеколонная прохлада. 

Sisley Eau de CampagneSisley Eau de Campagne, 1974

Ещё большим успехом был отмечен женский аромат First Van Cleef & Arpels 1975 года. Эта композиция, ставшая для Эллены пропуском в эшелон парфюмерной элиты, затрагивает ключевые ароматические темы XX века: альдегиды, цветы, шипр. Основой First служит медово-мускусная база, уравновешенная мхом и ветивером, а в центре композиции — богатый цветочный букет: гвоздика, роза, гиацинт. И все это пропитано мощным альдегидным излучением. First — многогранные духи, с интенсивным, увлекательным развитием. В них есть узнаваемая хрустальность и элегантность, присущая классическим духам Франции. 

Van Cleef & Arpels First, 1975
Van Cleef & Arpels First, 1975

Заявив в самом начале своей карьеры чрезвычайно высокий уровень мастерства, в дальнейшем Эллена будет лишь прогрессировать. В его творческой биографии более ста ароматов, каждый из которых стал воплощением творческого акта, который сам парфюмер сравнивает с игрой. Это процесс внутренней реакции эмоций и тысяч интеллектуальных впечатлений, лишающий сна, требующий абсолютного вовлечения. 

Жан-Клод ЭлленаЖан-Клод Эллена

«…чтобы создать свой последний аромат, Osmanthe Yunnan, пятый в моей коллекции Hermessence, созданной специально для Hermès, я бежал несколько километров, стараясь не потерять призывное, нежное, шелковистое благоухание кустов османтуса, растущего у павильона Безмятежности в Запретном городе в Пекине. Это было колоссальное напряжение — удержать неуловимую субстанцию и потом создать на ее основе поэтическую композицию. Если это затронуло чье-то сердце, я выполнил свою миссию» (Известия, «Парфюмер Жан-Клод Эллена», 25 октября 2005 г.)

Имя Жан-Клода Эллены часто ассоциируют с понятием парфюмерного минимализма, хотя само существование этого течения можно считать весьма условным. Маловероятно, чтобы таких разных парфюмеров как Гезу Шоена, Пьера Гийома и Эллену объединяла общая идеология.  В случае с Элленой парфюмерный минимализм подразумевает осознанное ограничение используемого арсенала душистых соединений.  Этот выбор обязывает к особенной точности в химическом воплощении замысла, отказу от таких обходных маршрутов, как декорирование композиции «арабесками». Эллена предпочитает этому глубину каждого из ингредиентов, их молекулярную полировку и ювелирно просчитанную встречу всех составляющих. Метод парфюмера напоминает об учении пифагорейцев с их концепцией гармонии сфер и поиском универсальных пропорций, простых и совершенных. Именно феноменальная точность решений (какая требуется иллюзионистам), вкупе с искренней эмоциональностью, принесли его духам всемирную славу.

«Множество ингредиентов в моей лаборатории стоят здесь на всякий случай. Как слово в словарном запасе. Оно просто есть. Мой словарь крошечный. Я использую очень мало «слов». Я хочу в совершенстве освоить то, что я делаю. Овладеть в совершенстве значит, что, в случае каждого «слова», каждого материала в формуле, я знаю, почему он тут присутствует. Идея, что запахи — это слова, мои слова, которыми я пишу (этот глагол важен для меня), объясняет то, как я мыслю аромат. Я считаю, что аромат — культурный язык, не универсальный, каким может быть, например, музыка. Необходимо учить запах, чтобы понять аромат. Он нам может нравиться и без понимания, но это значит, что мы упустим некоторые грани».

Ароматы Эллены, созданные для разных брендовАроматы Эллены, созданные для разных брендов

На протяжении нескольких десятилетий Эллена сотрудничал с рядом элитных брендов, включая Bvlgari, L’Artisan Parfumeur, Cartier, а в начале 2000-х стал парфюмером дома Hermès. В Hermès Эллена получил полное доверие и свободу, благодаря чему стало возможным появление таких исключительно авторских и концептуальных духов, как Terre и серии «Садов».   

***

Замечательные, немного парадоксальные духи Эллена составил для Cartier в 1998 году. Долгие годы стабильно популярный Declaration — ароматическое воплощение мужской респектабельности, и, одновременно, очень чувственный аромат. Пряно-цитрусовый старт развивается в цветочно-пряное сердце, поддерживаемое сладковато-мускусной, ветиверной базой. Не удивительно, что этот имбирно-теплый, отчасти эротический аромат любим и многими женщинами. Помимо прочих достоинств, Declaration можно найти в Палате мер и весов как эталон благородной роскоши. Это действительно очень и очень «весомое заявление».

Cartier Déclaration, 1998Cartier Déclaration, 1998

Terre d'Hermes — мужской аромат 2006 года. Один из тех, в которые можно влюбиться сразу же. Его можно описать как смелое, романтическое путешествие. В нем нет ничего статично-уютного или сладкого. Эллена вложил в Terre переживание первопроходца: движение по девственному, нетронутому миру. Ощущение полета задается нотами апельсина и грейпфрута, герань и перец придают воздуху интригу, а в базе звучит древесно-бензоиновая комбинация с отчетливым кремниевым привкусом. Несколько точных аккордов, почти классические решения — и элегантный аромат в результате. В этом и заключается гений Эллены. Вот как мастер пишет о своём импрессионистском ароматическом идеале в книге «Дневник носа: год из жизни парфюмера»:

«Аромат мечты —  тот, что можно обонять и переживать моментально, в момент вдыхания, но не тот, что можно носить. Это не украшение, не предмет одежды. Это и не защита. Это чистая эмоция. Данная концепция может показаться путанной, потому что подобное представление аромата выводит нас за пределы обычных кодов. В моем воображении аромат представляется мне поэтическим подношением, «внезапным восторгом непредсказуемости», говоря языком поэтов хайку, которые раскрывают неизведанное, лежащее в самой сердцевине привычного…»

Terre dПостер Terre d'Hermes, 2006

Первый в серии «Садов», аромат ­Un Jardin En Mediterranee, 2003 — превосходная прозрачная фантазия на тему средиземноморского бриза. Хотя в аромате отчетливо присутствуют цитрусы, зелень и хвоя, очень трудно поймать его конкретные очертания. Нежные, свежие, неуловимые духи, в которых можно услышать даже благородный кулинарный оттенок.

Un Jardin En Mediterranee, 2003Постер Un Jardin En Mediterranee, 2003

Un Jardin Sur Le Nil, 2005. Фрукты, гиацинты, лотос, тростник — умиротворяющий запах, напоминающий о мягком солнечном свете. Главным импульсом творческого поиска для парфюмера стало сильное впечатление от зеленого манго, его неожиданная морковная нота. Аромату присущ нетривиальный баланс сладости, в нем есть красивое звучание ладана. Замечательным образом Эллене удалось воплотить в нильском аромате мудрость и покой древней реки. 

Постер Un Jardin Sur Le Nil, 2005Постер Un Jardin Sur Le Nil, 2005

Un Jardin Apres la Mousson, 2008. Третий в серии «Садов», Муссон похож на сжатую пружину. Эта лапидарная композиция стала концентрированной эссенцией всей свежести юга Азии. Озон и те зеленые ноты, которые рождаются от ударов океанского ливня в густые тропические заросли — главный смысл Jardin Apres la Mousson. Одна из самых запоминающихся комбинаций цитруса и несладких специй, деликатно бодрящая и вдохновляющая. 

Un Jardin Apres la Mousson, 2008Постер Un Jardin Apres la Mousson, 2008

Un Jardin Sur Le Toit, 2011. Настроение этого аромата — расслабленная безмятежность, нисколько, впрочем, не легкомысленная. Сады на крыше, непременная архитектурная деталь многих дворцов и дворянских особняков Италии и Франции, на протяжении столетий были местом досуга аристократии. В своем аромате Эллена грезит о почти утраченной, утонченно-сладостной атмосфере. Сочетание фужерности с бархатистой цветочностью придают Un Jardin Sur Le Toit  так ценимое многими винтажное очарование.

Постер Un Jardin Sur Le Toit, 2011Постер Un Jardin Sur Le Toit, 2011

В начале 2015 года стало известно о том, что мэтр завершает сотрудничество с Hermès. Прощальным аккордом этого союза стал финальный аромат «Садов», Le Jardin de Monsieur Li. Последнее путешествие серии Эллена предлагает совершить в загадочный доиндустриальный Китай.

Жан-Клод Эллена в КитаеЖан-Клод Эллена в Китае

«Я помню запах прудов, аромат жасмина, запах мокрых камней, сливовых деревьев, кумкватов и гигантского бамбука. Все это там, а в прудах даже обитают карпы, которые настойчиво и размеренно приближаются к своему столетнему дню рождения».

«Сад господина Ли» будет ждать тех, кому близка нежная строгость созерцания, внимательное вглядывание в себя и мир вокруг. Здесь точно не будет взрыва и пронзительных акцентов: терпкий кумкват, мягкие мята и жасмин, влажная галька. Акварельный этюд о незыблемом балансе всех элементов, созданный Жан-Клодом Элленой — мастером, постигшим совершенство простоты. 

 


Текст подготовил Антон Шевченко

Автора! Автора! 20 известных парфюмеров: первая пятерка — Wonderzine

В старых материалах изображения недоступны. Приносим извинения за неудобства.

Beauty Blog — это новый поток, который ведут редакторы красоты нескольких журналов. Здесь они пишут только о том, что их искренне интересует, развенчивают мифы, ведут репортажи из путешествий, разговаривают с профессионалами из индустрии красоты, дают советы — в общем, делают все то, что не всегда умещается в формат их изданий.


Яна Зубцова около 15 лет работала бьюти-директором журналов «Домовой» и Harpers Bazaar, была фичер-редактором Vogue, за свою карьеру посетила примерно 1869 презентаций новых духов и брала интервью практически у всех главных парфюмеров современности. Несмотря на огромный опыт в области парфюмерной индустрии (как положительный, так и отрицательный), обожает ароматы. Сейчас работает заместителем главного редактора журнала Sex & The City.

Пятеркой парфюмеров начинается серия заметок Яны про 20 самых главных «носов» современности.

Парфюмерные дома редко афишируют автора аромата, который приносит им деньги и славу. Не то чтобы они его скрывали — его имя обычно упоминается в пресс-релизах и иногда его даже показывают журналистам на презентациях. Но за редчайшими исключениями, к которым относится, например, любимый мной Frederic Malle, ни на флаконе, ни на коробке имя создателя не указывается, и широкой публике он остается неизвестен. Сотворил — распишитесь в получении гонорара и спасибо, до новых встреч.  

Если вдуматься, традиция продавать безымянные ароматы попахивает абсурдом. Это как если бы на обложке книги было крупно напечатано название издательства, а фамилия писателя — мелким петитом  где-то в конце. Или если бы имя продюсера Кауфмана было бы известнее, чем имя Тарантино. Или если бы журналы выходили со статьями без подписей.

Почему бренд  сегодня обычно не слишком заинтересован  в раскрутке имени парфюмера? (Исключения составляют старые дома с  историческим шлейфом, возглавляемые самим носом — как в случае с гениальным Жаном Полем Герленом, или дома, имеющие своего штатного и фактически бессменного парфюмера, как в тандеме Chanel — Жак Польж.) На то есть несколько причин. Во-первых, бренд боится, что память бедного консъюмера и так перегружена. Главное, чтобы там хоть как-то уместилось его, бренда, громкое имя и название новых духов. Во-вторых, востребованные парфюмеры, как правило, работают над несколькими ароматами для нескольких марок одновременно, и ни одна из этих марок не заинтересована в продвижении автора: это косвенно будет способствовать продвижению аромата конкурента.

Все так, но в итоге получается, что нас, по-моему, держат за дурачков — вот вам красивый флакончик, нюхайте и радуйтесь, и незачем вам слишком много знать. Обидно. И хочется как-то восстановить справедливость. Тем более, что у каждого серьезного парфюмера, точно так же, как у писателя и режиссера, есть свой почерк, и, ориентируясь на него, можно находить свои ароматы гораздо точнее, чем если ориентироваться на рекламные имиджи и новостные заметки в бьюти-рубриках, которые все как одна пишут про «волнующий… сексуальный… и с нотами пачули».  

Жан Клод Эллена


Парфюмер с  абсолютно классическим местом рождения: Эллена появился на свет именно там, где положено — в Грассе, парфюмерной столице, городе, где расположен Институт парфюмерии. С 2004 года является штатным «носом» дома Hermes, но до тех пор успел поработать «носом-фрилансером» и создать поразительное количество шедевров, при том что всегда был известен нежеланием подчиняться требованиям отделов маркетинга. 

Все последние ароматы Hermes, начиная с моего любимейшего Un Jardin sur le Nil (2005) и заканчивая последним — Voyage d'Hermès (2010) — отличаются тотальной «некассовостью» и «немассовостью», и в каждом как печать присутствует мощный заряд свободы. В его ранних творениях встречались ошибки юности — например, в First для Van Cleef & Arpels Эллена включил 160 ингредиентов, и хотя аромат до сих пор является визитной карточкой «ван клифов», сам парфюмер (и я, признаться, тоже) сейчас относится к First скептически. Зато потом он двинулся по пути резкого сокращения компонентов и больше не шел на поводу у заказчика, если тот требовал добавить в аромат, например, папайю, потому что маркетинг выяснил, что папайя сегодня в моде. Зато Эллена добавил в Eau de campagne для Sisley… экстракт томатов: марка хотела получить «аромат Нормандии», а он не мог себе представить сады и огороды Нормандии без томатов. 

Другой шедевр Эллена — Eau parfumee au the vert, Bvlgary, тоже пробивался к нам с трудом: «Когда я в 1992-м создал этот аромат, я всем предлагал его попробовать, и никому он не нравился: в то время такие простые яркие ароматы казались «слишком оригинальными». Bvlgary тогда приняли у меня Eau parfumee au the vert, потому что честно признались, что ничего не понимают в парфюмерии, но верят мне». Впоследствии этот Eau parfumee au the vert стал таким бестселлером, что до сих пор редкий пятизвездочный отель не оснастил свои люксы его производными — мылом, лосьоном и прочим. И, кстати, мне он кажется отличным предшественником «Садов Нила».

Если вам нравятся последние ароматы Hermes, сделанные Жаном Клодом Элленой, попробуйте также: 

  • его ароматы для Frederic Malle — L'eau d'Hiver, Bigarade Concentrée, Cologne Bigarade — их парфюмер, кстати, делал для Малля без всякой финансовой для себя выгоды, так его увлек концепт. 
  • три аромата его же авторства для нишевого бренда L'Artisan Parfumer — La Haie Fleurie du Hameau, Ambre Extreme и Bois Farine. 
  • богатый Declaration, созданный Элленой для Cartier в 1998-м году
  • Colonia Assoluta  потрясающий, на мой нос, аромат, созданный в 2003-м для Acqua di Parma.   

1. Hermès — Un Jardin après la Mousson  2. Hermès — Un Jardin sur le Nil 3. Acqua di Parma — Colonia Assoluta 4. Cartier — Declaration 5. L'Artisan Parfumer — La Haie Fleurie du Hameau 6. Sisley — Eau de campagne 7. Frederic Malle — L'eau d'Hiver 8. Voyage d'Hermès

Жак Кавалье 


Еще один уроженец Грасса и еще один бесспорный гений. И, кстати, парфюмер потомственный — его отец занимался тем же делом, поэтому парнишка приобщился к ремеслу  лет в 15, а в 28 стал парфюмерной сенсацией, создав в 1992-м L'Eau d'Issey, Issey Miyake. По его собственным словам, так вышло потому, что он вдохновлялся самим Иссе Мияке — вел с ним долгие беседы. Дальнейший его послужной список выглядит так: в том же 1992-м — Pasha Cartier, потом подряд — Classique Jean Paul Gaultier, L'Eau d'Issey pour Homme, Poeme Lancome, Opium pour Homme, Rive Gauche pour Homme, Cinema и Nu для Yves Saint Laurent, и мужская Aqua di Gio для Giorgio Armani. Затем — Eternity Moment Calvin Klein, Aqva pour Homme Bvlgari. 

Из последних творений Кавалье к моим любимым относятся совершенно, по-моему, уникальные Noir de Noir и Tuscan Leather для коллекции Тома Форда и разнообразные Stella in Two для Стеллы Маккартни. Если бы не они, Кавалье, конечно, можно было бы упрекнуть в тотальной коммерческой успешности и служению мейнстриму, однако многие, что называется, продали бы душу, чтобы создать хотя бы половину этих хитов.

В общей сложности «носу» Жака Кавалье принадлежат  около 30 шедевров, в 2004-м он получил наконец свой парфюмерный «Оскар» — Prix Francois Coty. Кавалье невероятно плодовит, и при этом ужасный педант: один-единственный жасминовый аккорд он совершенствовал… 25 лет. 

1. Tom Ford — Tuscan Leather 2. Issey Miyake — L'Eau d'Issey 3. Jean Paul Gaultier — Classique 4. Cartier — Pasha 5. Calvin Klein — Eternity Moment 6. Stella In Two Peony

Оливер Кресп


Этот человек создал аромат, который некоторые девушки преданно любят уже целое десятилетие. Если принять во внимание ветреность, обычно свойственную девушкам, и то количество духов, которое выплескивается сейчас на рынок, то станет понятно, насколько это явление, выходящее из ряда вон. Аромат, о котором идет речь, — это Angel Thierry Mugler. Кресп вообще кумир «девичьих» ароматов, он замешивает всю эту цветочную сладость каким-то совершенно непостижимым образом — вроде сладко-сладко-сладко, но не приторно, потому что фрукты он мастерски комбинирует с зеленью и пряностями и не забывает все это слегка «приперчить». По примерно такому сценарию созданы знаменитые Noa Cacharel (1998), L'Eau par Kenzo (обе версии, и мужская, и женская), Kenzo Amour и Light Blue для Dolce&Gabbana, Nina для Nina Ricci. Однажды в разговоре со мной Оливер утверждал, что добавляет в свои ароматы коньяк или шампанское. Шутил он или нет, мне понять не удалось, но многие действительно «подсаживаются» на его духи, как на алкоголь, и даже впадают в настоящую зависимость от них.  

1. Thierry Mugler — Angel 2. Nina Ricci — Nina 3. Dolce&Gabbana — Light Blue 4. Kenzo — Amour 5. L'Eau par Kenzo 6. Cacharel — Noa 

Франсис Куркджан


Этот юноша из армянской семьи, родившийся в Париже, мечтал о карьере танцовщика балета, дважды поступал в балетную школу Opera, и дважды проваливался. Я считаю, — к счастью. Парфюмерная промышленность без него явно бы не досчиталась некоторых отличных ароматов. Не было бы, например, великолепного Le Male и моего преданно любимого аж с 1999-го года Fragile для Jean Paul Gaultier. По-моему, до сих пор не оценен по достоинству Kenzoki Lotus Blanc и отличный аромат с простецким названием For Her Narciso Rodriges. 

В 2007 вышел интересный Lady Vengeance для малоизвестной у нас развеселой марки Juliete has a gun. В соавторстве с великим Франсуа Кароном Куркджан создал прекрасную Acqua di Parma Iris Nobile (2004). Ему вообще виртуозно удаются цветочные композиции: в Fragile звучит щедрая тубероза, в Iris Nobile — небанальные ирисы. С моей точки зрения, Куркджан несколько проштрафился, сделав скучный Miracle Homme Lancome, но строго судить его нельзя – мужские ароматы вообще не самая сильная сторона марки Lancome, возможно, это был тот самый случай диктата маркетинга, которого так старается избегать Жан Клод Эллена. Зато сильный и явно тоже коммерческий F de Ferragamo Куркджану явно удался.

1. F de Ferragamo 2. Juliete has a gun — Lady Vengeance 3. Narciso Rodriges — For Her 4. Acqua di Parma — Iris Nobile 5. Jean Paul Gaultier — Le Male 6. Jean Paul Gaultier — Fragile 7. Kenzoki — Lotus Blanc

Кристин Нагель


Очаровательная, милая и вовсе не светская Кристин при встрече не производит впечатления женщины, которая может создавать сильнейшие ароматы. Она застенчива и время от времени начинает заикаться ни с того ни с сего — но «нос» у нее работает прекрасно. А портфолио впечатляет: Narcisso for Her для Narciso Rodriguez (вместе с Киркджаном, кстати), Eau de Cartier и Delices de Cartier и фантастически сильный аромат Ambre Soie, один из наиболее интересных в коллекции Armani Prive. Она также «переформулировала» по-новому Miss Dior Cherie. А в сентябре выходит на рынок ее первый аромат, сделанный для Jo Malone – English Pear&Freesia. В качестве брифа Кристин получила от марки стихотворение Китса «К осени» — и пожелание включить в состав ингредиентов сладкую грушу, запах, который, в отличие от растиражированного зеленого яблока, неимоверно сложно заключить во флакон. Кажется, Кристин сделала почти невозможное — аромат получился именно про начало сентября, когда еще жарко, но уже немного грустно, потому что лето кончилось. Очень рекомендую попробовать.  

1. Eau de Cartier 2. Narciso Rodriges — For Her 3. Armani  Privé Ambre Soie 4. Delices de Cartier

Аромат времени – Стиль – Коммерсантъ

Талантливейший французский парфюмер Жан-Клод Эллена родился в городе Грас в 1947 году, служил своей профессии в четырех парфюмерных столицах мира — Париже, Женеве, Нью-Йорке и Амстердаме — и всегда мечтал вернуться домой. Так и случилось. В 2004-м Эллена начал создавать ароматы для французского дома Hermes. С тех пор он живет в городке Кабрис на полукилометровой высоте над заливом в Канне. Дом Hermes обязан Эллена двумя десятками духов, Эллена обязан Hermes возможностью спокойно работать в том месте, которое он любит, и любимыми часами, о которых он с удовольствием рассказал.

Я никогда не спешу. Люблю работать спокойно. Всегда ненавидел ритм больших предприятий, когда каждое утро тебя спрашивают, что ты сделал. Я ведь и так чувствую время, оно во мне, и я знаю, как оно может сопротивляться, если на него давить.

Парфюмер иногда работает очень быстро. Но бывает и так, что создание новых духов затягивается. Я занимаюсь этим очень и очень давно, сочиняю в уме и могу с первого раза записать 70% формулы. Оставшиеся 30% надо искать, понемногу приближаясь к тому, что ты себе представлял. На это уходит время. Иногда мне удавалось пройти весь путь за неделю, иногда я тратил несколько месяцев или год, а над одним из своих ароматов я работал десять лет. Понятно, не изо дня в день, но все же десять лет.

Здесь, над морем, мне хорошо и спокойно. Я у себя дома, мне не надо наряжаться, на работу я могу ходить в том, в чем люблю. Терпеть не могу костюмы, в Париже я был обязан их все время носить. Единственный костюм, который надел с удовольствием, я надел в день своей свадьбы, это было двадцать лет назад. Я всегда ношу брюки и белую рубашку. Правда, жена говорит мне то и дело: "Может, сегодня, в воскресенье, ты наденешь что-нибудь цветное?"

Они появились у меня в тот момент, когда я сделал духи Jardin en Mediterranee, один из первых ароматов для Hermes. В день окончания работы человек, который в то время занимался парфюмерией — а я еще не работал в компании, я был посторонним,— подарил мне эти часы. Я был очень растроган, потому что привык, что во всех прочих местах благодарность обычно сводилась к "спасибо" и "подпишите здесь". С тех пор я носил эти часы не снимая.

Вы видите, что за моими окнами сад. Я сам решал, что в нем будет, я хотел, чтобы мой сад был диким. Но над дикостью пришлось поработать. Раз в неделю мне помогает садовник, в остальном я ухаживаю за ним сам. И вот однажды, когда я работал в саду, я снял часы и положил на садовый столик. Мне было жалко пачкать их в земле. Я обожаю возиться с клумбами, подстригать траву и могу провести за этим занятием весь день. Обожаю выпалывать сорняки, в это время я ни о чем не думаю. Как будто бы я чищу не сад, а голову. Часы лежали на столике. Моя внучка взяла их — она давно мечтала с ними поиграть — и пошла гулять по саду. Она выронила их на газон. Как раз в это время я стриг траву газонокосилкой, и часы прошли через ножи. Это было ужасно, я чувствовал себя так, будто бы это я прошел через ножи.

Мало сказать, что я был расстроен. Я поехал в Hermes и спросил, что можно сделать. "Увы, ничего,— ответили мне.— Все, что мы можем сделать, это заменить вам часы". Хорошо, замените, сделайте что-нибудь, только найдите мне такие же, я без них не могу, я их, конечно же, куплю. "Мы их найдем и вам подарим",— сказали, глядя на мои страдания, в Hermes. Выходит, я дважды получил в подарок одни и те же часы.

Jean-Claude Ellenа, биографическая зарисовка

Жан-Клод Эллена – один из величайших парфюмеров современности, на счету которого больше ста ароматов, многие из которых стали иконами стиля. Родился мэтр в 1947 году на юге Франции, в столице ароматов - Грассе, в семье потомственных парфюмеров. Свои первые парфюмерные творения он начал создавать в 17 лет, и тогда творческий процесс проходил под руководством отца. О своем отце Эллена говорит так: «Прежде чем что-то выпить, съесть или даже прочитать, отец всегда подносил к носу напиток, еду, книгу или какой-либо другой объект. Для него любая вещь преломлялась через призму аромата».

Профессиональный взлет Эллена начался в 1975 году, когда он создал аромат First для Дома Van Cleef & Arpel. Это был прорыв, объединивший в себе классические традиции и подлинное новаторство. Многие ставят First в один ряд с Chanel 5. Парфюм построен на нотах жасмина, туберозы и ландыша, прикрытых вуалью альдегидов, но, в отличие от Chanel 5, последние гораздо более прозрачны и не доминируют.

Репутацию Эллена как талантливого парфюмера укрепили сразу ставшие знаменитыми Eau Parfumee для Bvlgary и Declaration для Cartier. Cartier Declaration просто потряс своим гениальным минимализмом. Композиция получилась очень прозрачной, при этом Эллена отказался от водных и озонистых нот, построив аромат на сухих древесных аккордах, мхе и бергамоте. Аромат просто излучал роскошь, но делал это абсолютно без вызова. Аналогичным по структуре получился и In Love Again, задуманный как лимитированный выпуск: искрящийся, яркий, звонкий и очень женственный аромат.

В 2003 году Эллена создает знаменитый Bois Farine для L’Artisan. Параллельно он работает для еще одного знаменитого нишевого бренда - The Different Company - выпуская Divine Bergamote, а также L’Eau d’Hiver для культового Frederick Malle. В 2004 году Жан-Клод переходит на работу в Hermes. С этого времени Эллена – главный парфюмер старинного парижского Дома. Здесь он создает плеяду эксклюзивных ароматов под маркой Hermessence. Одновременно он работает над более демократичными парфюмами для Hermes, но они тоже завоевывают статус бестселлеров. В 2005 выпускается Un Jardin Sur le Nil, в 2006 - Kelly Caleche, а в 2007 - Terre d’Hermes: ароматы, каждый из которых можно смело ставить в аллею парфюмерной славы.

Избранные цитаты

«Я скорее писатель, чем парфюмер: каждый аромат для меня или роман, или стихотворение, или поэма. У каждого жанра свой почерк, то есть ингредиенты. Для меня запахи - это слова, я могу складывать из них истории, у меня есть много дверей, через которые я иду к своим персонажам».

«Одна очаровательная дама, моя коллега, мадам Вероник Готье, всегда распыляет духи на одежде и волосах. Скажу вам по секрету, есть одно место, на затылке, под волосами, где аромат держится особенно долго. Я тоже предпочитаю наносить духи на одежду - разумеется, не стоить экспериментировать с белой блузкой, духи могут оставить пятно. Кстати, духи на одежде передают аромат в наиболее чистом виде - ведь он не смешивается с запахом кожи. Но вообще это очень личный вопрос внутренней свободы».

«Parfum - моя любимая консистенция аромата, потому что духи никогда не выпускаются в упаковке spray, их можно чувствовать кожей пальцев. Это очень чувственная вещь, интимный message с подтекстом соблазна, тогда как spray - это скорее вопрос гигиены, ухода за собой. Кто-то хорошо сказал: "В туалетной воде я лунный, а в экстракте - солнечный". Можно нанести parfum на тело, а одевшись, обрызгать себя туалетной водой, и это будет конечной нотой имиджа как эффектная бижутерия, этакий звонкий щелчок».

«В моей голове тысячи обонятельных историй, которые я должен рассказать как можно яснее, - от одного этого лишаешься сна. Каждый новый аромат Hermes - это букет моих громадных усилий, это я в разных обстоятельствах, странах, временах года. Например, чтобы создать свой последний аромат, Osmanthe Yunnan, пятый в моей коллекции Hermessence, созданной специально для Hermes, я бежал несколько километров, стараясь не потерять призывное, нежное, шелковистое благоухание кустов османтуса, растущего у павильона Безмятежности в Запретном городе в Пекине. Это было колоссальное напряжение - удержать неуловимую субстанцию и потом создать на ее основе поэтическую композицию. Если это затронуло чье-то сердце, я выполнил свою миссию».

«Люди в разных странах пахнут по-разному. И я как профессионал могу чувствовать эти различия. В Сиднее очень любят рыбу, в Риме едят чеснок, а в Париже – цыплят. Это не могло не отразиться на запахе, идущем от людей».

«Когда я вдыхаю запахи, меня окружающие, я начинаю работать, раскладывая ароматы на составляющие. Поэтому я стараюсь избегать посторонних запахов и концентрируюсь на тех, которые создаю сам».

«Жизнь в отеле представляет для меня определенную сложность. Например, на постельном белье используется слишком большое количество моющего средства. Для меня это ужасный запах. Едва положив голову на подушку, я начинаю думать о композиции аромата».

«У меня всегда с собой ноутбук. Если мне встречается интересный запах, я записываю его ноты. Эти «шпаргалки» могут превратиться в аромат менее чем за неделю».

«Никогда не знаешь, что придумаешь дальше. Творчество для меня все равно, что идти по дороге и внезапно обнаружить, что это неверный путь, а правильный проходит рядом. Мне всегда хочется, чтобы попробовав мои произведения, люди сказали: вот это да! Такого я еще не встречал!».

Парфюмы, созданные Жаном-Клодом Эллена:

Для Bvlgari
• Eau Parfumée au Thé Vert
• Eau Parfumée au Thé Vert Extrême

Для Frederic Malle
• Angéliques sous la Pluie
• Bigarade Concentrée
• Cologne Bigarade
• L'Eau d'Hiver

Для Hermès
• Hermèssence collection
• Un Jardin en Méditerranée
• Un Jardin sur le Nil
• Elixir des Merveilles
• Terre d'Hermès
• Kelly Calèche
• Un Jardin après la Mousson
• Voyage d'Hermès

Для L'Artisan Parfumeur
• La Haie Fleurie du Hameau
• Ambre Extrême
• Bois Farine

Для Van Cleef & Arpels
• First
• Miss Arpels

Для The Different Company
• Bois d’Iris
• Bergamote
• Osmanthus
• Rose Poivrée

24 ольфактивные художницы, которых нужно знать — Wonderzine

Текст: Богдан Зырянов, автор Telegram-канала Hear the smell

Сакральный вопрос «Where are all the women artists?», который всё чаще звучит на просторах англоязычного интернета в связи с #MeToo и #Time’sUp, на самом деле некорректно сформулирован: правильнее было бы спросить, почему художницы мало фигурируют в образовательных программах. Вопреки распространённому мнению, женский след в истории изобразительного искусства обнаруживается задолго до Фриды Кало и Марины Абрамович: достаточно вспомнить Артемизию Джентилески, которая в XVII веке стала первой женщиной, принятой во флорентийскую Академию изящных искусств, или соосновательниц британской Королевской академии художеств Ангелику Кауфман и Мэри Мозер.

Схожим образом обстояли дела и в скульптуре, и в архитектуре, и в музыке. Не стала исключением и область ольфактивного (парфюмерного) искусства: долгое время имена парфюмеров не были достоянием общественности, а расстановка сил на производстве была не в пользу женщин. Однако в последние десятилетия многое изменилось. В 2000-м ольфактивный «издатель» Фредерик Малль вынес имена парфюмеров на флаконы, и о создателях и создательницах ароматов заговорили. Крупные бренды, такие как Hermès и Cartier, стали организовывать пресс-встречи со своими штатными «носами», а парфюмерные школы, в которых ещё в 2002–2005 годах наблюдался значительный перевес в пользу мужчин, пересмотрели политику приёма. И хотя о равной репрезентации говорить преждевременно, сегодня женщины-парфюмерки трудятся в крупнейших мировых концернах наравне с мужчинами, а их творения получают престижные награды. Не претендуя на всеохватность, мы составили список талантливых парфюмерных художниц, чьи работы достойны оказаться на вашей полке.

Prada Infusion d’Iris

Уроженка Германии, Даниэла Роше-Андрие окончила философский факультет Сорбонны, прежде чем стать парфюмером. Общегуманитарное образование не прошло даром: глубина мысли и некоторая задумчивость считываются во всех её работах. Кроме того, бренды, для которых Андрие сотворила больше всего ароматов, относят к так называемой интеллектуальной моде: это Prada, Bottega Veneta и Bvlgari. Излюбленные компоненты художницы — ирис и гальбанум, которые она всякий раз сочетает по-новому.

Стоит попробовать: Prada Infusion d’Iris, Maison Margiela (Untitled), Bottega Veneta Parco Palladiano V: Lauro

Calvin Klein Obsessed for Women

Делает небанальные ремиксы известных сюжетов, которые часто оказываются интереснее оригиналов. Чего только стоит созданная в 2010 году «опиумная красавица», которая опередила время и, увы, была довольно быстро снята с производства: тлеющие угли ритуального костра, венки из лилий и жадное совокупление под глухой бой уэуэтля. Девять лет спустя за этой интригующей зарисовкой в духе фильма «Эммануэль и последние каннибалы» продолжают охотиться ценители.

Стоит попробовать: YSL Belle d’Opium (совместно с Альберто Морийясом), Tom Ford Noir Anthracite, Calvin Klein Obsessed for Women

The Lover’s Tale

Сама Франческа описывает свои творения как чувственные и интимные — без этих эпитетов не обошёлся, кажется, ещё ни один парфюмерный пресс-релиз. В действительности же артизанальные ароматы итальянской парфюмерки отличает напор страсти, который можно найти полотнах Ренессанса — Франческа, которая изучала историю искусства во Флоренции и знает каждый уголок галереи Уффици, наверняка согласилась бы с таким сравнением.

Стоит попробовать: Sex and the Sea, Under My Skin, The Lover’s Tale

Starck Peau de Pierre

Парфюмерка с двадцатилетним стажем, Дафна Бюже выросла в Женеве в семье, которая никак не была связана с аромахимической индустрией. Когда она была подростком, родители свозили её на экскурсию в Грасс, и девочка поняла, кем хочет быть, когда вырастет. «Я не любила химию, но знала, что хочу стать парфюмером, так что я принялась изучать её, чтобы поступить в ISIPCA», — вспоминает мадам Бюже. Упорство принесло плоды: она поступила в Международную школу парфюмерного искусства, которую Жан-Жак Герлен основал в Версале в 1970 году и которая по сей день остаётся одним из немногих в мире учебных заведений, которые готовят парфюмеров для работы с крупными брендами. А затем в 1997 женщину приняли на работу в международный концерн Firmenich, чьи сотрудники создают композиции для Jean-Paul Gaultier, Giorgio Armani, Issey Miyake, Le Labo и других.

Стоит попробовать: Le Labo Rose 31, Starck Peau de Pierre, Mugler Aura (совместно с Амандин Клер-Мари, Кристофом Рейно и Мари Саламань)

Lancôme Trésor

Уроженка Беларуси, а ныне вице-президент компании IFF (International Flavors and Fragrances), София Гройсман обеспечила себе место в истории, создав авторский аккорд «hug me» (ISO E Super, галаксолид, гедион и метилионон) и качественно переосмыслив розу — без её вклада сегодняшняя парфюмерия была бы совсем другой.

Стоит попробовать: YSL Yvresse, Estée Lauder White Linen, Lancôme Trésor

Annick Goutal Eau d’Hadrien

Основательница одноимённого парфюмерного дома, Анник Гуталь пришла в индустрию уже после того, как сделала карьеру пианистки. Вспоминая начало своего пути в новой для неё сфере, Гуталь отмечала, что музыкальные аналогии (ноты, аккорды, гармония) оказались полезны: «Я снова вернулась в музыку, к той части моей души, которая, к сожалению, была закрыта ранее». На запоминание ингредиентов и оттачивание мастерства у Анник Гуталь ушло семь лет — столько времени прошло с того момента, когда она встретила парфюмера-наставника Анри Сорсана, и до открытия первого бутика на Рю-де-Бельшасс. Анник Гуталь ушла из жизни в 1999-м; её дело продолжила дочь Камилла, которая провела ребрендинг дома, оставив в его названии только фамилию.

Стоит попробовать: Annick Goutal Eau d’Hadrien, Annick Goutal Eau de Camille, Annick Goutal Petite Chérie

Diptyque Philosykos

Без неё мы никогда бы не узнали, как звучит эталонный инжирный аромат: хрустяще-зелёный, сочащийся белым соком и помнящий дуновение ветра. А её знаменитая сирень, созданная для «парфюмерного издателя» Фредерика Малля, остаётся непревзойдённой восемнадцать лет спустя.

Стоит попробовать: Diptyque Philosykos, L’Artisan Parfumeur Dzing!, Frédéric Malle En Passant

Nuit de Bakélite

Ассистентка знаменитой Анник Гуталь, которая впоследствии стала учителем её дочери Камиллы Гуталь, славится своей любовью к контрастам и умением сочетать несочетаемое. В минувшем году Изабель Дуайен произвела фурор, сочинив для австралийского бренда Naomi Goodsir самую странную туберозную композицию в истории новейшей парфюмерии: стебли обезглавленного цветка пахнут оплёткой телефонного провода и томительным ожиданием не то звонка, не то рассвета, который всё никак не наступит.

Стоит попробовать: Goutal Mandragore, Goutal Nuit Étoilée, Naomi Goodsir Nuit de Bakélite

Jul et Mad Paris Aqua Sextius

Трудолюбивая француженка с армянскими корнями собиралась стать педиатром и потому ещё со школьной скамьи усердно изучала химию. Судьба распорядилась так, что знания ей пригодились: сегодня Сесиль Зарокян может вслепую различить двести парфюмерных нот (её любимая — бобы тонка), а её заказчики вынуждены вставать в очередь. Зарокян одна из немногих, кому удалось стать успешным парфюмером-фрилансером: девушка трудится в собственной лаборатории в 10-м округе Парижа, а все брифы заказчиков приходят на адрес зарегистрированной компании Cecile Zarokian SARL, которой в 2018 году исполнилось семь лет.

Любопытно, что Сесиль Зарокян не считает, что у неё есть свой чётко определяемый почерк, однако почитатели её таланта отмечают необычайную тактильность её композиций, которые укутывают носителя, как кашемировый плед.

Стоит попробовать: Laboratorio Olfattivo Kashnoir, Masque Milano Tango, Jul et Mad Paris Aqua Sextius

Anna Zworykina Perfumes Currant Mood

Список был бы неполным без единственной ольфактивной художницы из России, которая добилась международного признания, работая исключительно с природными ингредиентами: эфирными маслами, СО2-экстрактами, абсолютами, цветочными восками и тинктурами. Биохимик по образованию, Анна вот уже пятнадцать лет создаёт натуральные ароматы, которые с успехом продаются по всему миру.

Стоит попробовать: Anna Zworykina Perfumes «Казак молодой», Anna Zworykina Perfumes Sea Foam, Anna Zworykina Perfumes Currant Mood

Bottega Veneta Pour Homme Essence Aromatique

Композиции Амандин отличает перфекционизм, который произрастает из её личностных качеств. Окончив ISIPCA, девушка стала стажёром компании Robertet, где попала под покровительство Мишеля Альмерака. Наставничество длиной в десять лет позволило Амандин Клер-Мари стать самостоятельной художницей.

Стоит попробовать: YSL Le Vestiaire des Parfums Trench, Bottega Veneta Pour Homme Essence Aromatique, Maison Lancôme Santal Kardamon

Cartier Carat

Окончив ISIPCA и проработав одиннадцать лет в Guerlain, парижанка Матильда Лоран перешла в Cartier — знаменитый ювелирный дом искал парфюмера, который трудился бы над индивидуальными заказами. Сегодня она по-прежнему обслуживает VIP-клиентов дома, которые готовы выложить шестьдесят тысяч евро за эксклюзивный аромат, а на радость всем нам также выпускает серийные парфюмы бренда.

Стеклянные стены её лаборатории на шестом этаже галереи Fondation Cartier украшает цитата Стива Джобса: «Люди не знают, чего хотят, пока им это не покажут». Как и подобает современному классику, Матильда Лоран именно что не рассказывает, а показывает — заключает в гранёные флаконы явления такие же неосязаемые, как сами духи: обжигающее дыхание большой дикой кошки, захватывающее дух ощущение полёта, а в последней работе — ослепительный луч света, совсем как в той самой песне Мадонны, которая ознаменовала приход нового тысячелетия.

Стоит попробовать: Cartier La Panthère, L’Envol de Cartier, Cartier Carat

Chopard Magnolia au Vétiver du Haïti

Родившаяся в Грассе — парфюмерной столице мира, — Натали Лорсон выросла окружённая запахами. Годами оттачивая навыки, она добилась непревзойдённой лаконичности: так, её Lalique Encre Noire (2006), который по сей день делит людей на обожателей и ненавистников, славится преступно короткой формулой.

Стоит попробовать: D&G Sicily, Altaia Tuberose in Blue, Chopard Magnolia au Vétiver du Haïti

Liquides Imaginaires Bloody Wood

Супруга парфюмера Антуана Мезондьё также преуспела на поприще ольфактивного искусства. Многогранный культурный бэкграунд Шьямалы служит дополнительным источником вдохновения: у девушки индийско-малайзийские корни, а прежде чем обосноваться во Франции, она обучалась по другую сторону Ла-Манша.

Стоит попробовать: Liquides Imaginaires Bloody Wood, Etat Libre d’Orange Charogne, Comme des Garçons Stephen Jones

Dior Hypnotic Poison

Автор провокационных работ, которые раз за разом переписывали новейшую историю парфюмерного искусства, родилась в Каннах и изначально хотела стать психиатром. Как и в случае с Сесиль Зарокян, изучение биохимии помогло ей на пути ольфактивного художника. Стиль Анник Менардо формировался в 90-е — время безудержной эклектики, — и ей удалось не только оставить заметный след, но и предвосхитить тренды. Так, созданный в 1998 Bvlgari Black, который пах битумом и расплавленными шинами, предвосхитил урбанистические эксперименты Comme des Garçons, а ядовито-анисовые Lolita Lempicka и Hypnotic Poison проложили дорогу несъедобной гурманике, которая сейчас переживает новую волну популярности.

Стоит попробовать: Bvlgari Black, Lolita Lempicka, Dior Hypnotic Poison

Galop d’Hermès

Получила базовые знания работы с ароматическими веществами в Firmenich, затем работала в Aromatic Creations (ныне Symrise), Quest и Givaudan — если Нажель ставила цель поработать во всех крупных аромахимических концернах, ей это удалось. Впоследствии Кристин четыре года проработала в компании Fragrance Resources, создавая многочисленные композиции для Jo Malone. Оттуда она вынесла увлечение белым мускусом и кислыми фруктово-ягодными нотами.

Теперь уроженка Женевы занимает должность штатного «носа» дома Hermès, где переосмысляет бренд-коды марки после ухода Жан-Клода Эллена. Экстравертная по натуре, Кристин Нажель раскрывает грани своего характера в творчестве: её последние работы, такие как «Галоп» и Myrrhe Eglantine, источают оптимизм и радость жизни в непрерывном движении.

Стоит попробовать: Fendi Theorema, Galop d’Hermès, Hermèssence Musc Pallida

Nicolaï New-York

Племянница Жан-Поля Герлена росла в фамильном особняке знаменитой парфюмерной династии и с детства мечтала продолжить семейное дело. Однако дядя посчитал, что парфюмерия «не женское занятие». Надо отдать должное Патрисии, которая не опустила руки, а поступила в Высшую парфюмерную школу ISIPCA. Окончив её, девушка прошла практику в Firmenich и Quest, а затем создала свой первый аромат-манифест свободной женщины, которая устанавливает собственные правила. За парадоксальное сочетание туберозы, гальбанума и бархатцев её Number One получил престижную международную награду в 1988 году, а на следующий день Патрисия де Николаи буквально проснулась знаменитой.

Сегодня в любви к ароматам Nicolaï Createur de Parfum признаются тысячи поклонников по всему миру, в том числе и гроза парфюмерной критики Лука Турин, который писал: «Если бы у нынешнего руководства компании Guerlain была хоть толика здравого смысла, они бы купили бренд Nicolaï и выпускали ароматы Патрисии под своим брендом».

Стоит попробовать: Nicolaï New-York, Nicolaï Number One Intense, Nicolaï Cuir Cuba Intense

LM Parfums Patchouly Bohème

Гениальная ольфактивная художница, основавшая собственный нишевый дом в 2004 году, транслировала на язык запахов эффект кьяроскуро, или светотени, которым в совершенстве владел Рембрандт ван Рейн. Подобно тому, как на полотнах голландского живописца спектр человеческих переживаний выражен с помощью мерцающего контраста ярко освещённых участков и затенённых областей, в ароматах Maison Mona di Orio искрящие цитрусовые ноты сталкиваются с насыщенными животными и смолистыми нотами базы.

Пример Моны ди Орио доказывает, что гениальность даётся ценой упорного труда. На воссоздание запаха розы сорта «голландская звезда» у неё ушла большая часть профессиональной жизни: Мона работала над композицией Rose Étoile de Hollande пятнадцать лет и закончила её незадолго до своего ухода. Смерть Моны ди Орио в 2011 году стала огромной утратой для всего парфюмерного сообщества, однако память о ней продолжает жить.

Стоит попробовать: Mona di Orio Lux, Mona di Orio Oudh Osmanthus, LM Parfums Patchouly Bohème

Armani Privé Iris Céladon

Восходящая звезда парфюмерии Мари Саламань, как и некоторые другие коллеги по цеху, училась на врача, прежде чем обнаружить страсть к парфюмерии. Мари обожает работать со древесными, смолистыми и пряными нотами (её любимые духи прошлого — Guerlain Shalimar), однако на практике она способна творить в любом жанре. Сделав себе имя благодаря сверхпопулярному YSL Black Opium (она одна из четырёх его авторов), Мари Саламань создала с нуля ольфактивный стиль марки Alaïa, а также пополнила линейку Armani Privé тремя красивыми этюдами на тему ириса.

Стоит попробовать: Alaïa Paris Alaïa, Maison Margiela Replica By The Fireplace, Armani Privé Iris Céladon

Dusita Issara

Дочь великого тайского поэта Монтри Умавиджани, основательница собственной марки Dusita и разорительница парфюмерных критиков, которые не могут удержаться от покупки каждого нового её творения. Вышедший в прошлом году шалфейно-сенный Erawan, посвящённый одноимённому тайскому божеству в облике слона с тридцатью тремя головами, взял приз «Прорыв года» на премии FiFi Awards Russia — 2018. А новый (пока безымянный) ирисовый аромат, который будет официально представлен на миланской выставке Esxence в апреле, уже досрочно можно назвать одним из претендентов на звание аромата 2019 года. Всё потому, что никто из ныне живущих парфюмеров не умеет работать с цветочными аккордами так, как это делает Плой — так Писсару ласково называют друзья и поклонники.

Стоит попробовать: Dusita Issara, Dusita Le Sillage Blanc, Dusita Fleur de Lalita

Comme des Garçons Olfactory Library Series 6: Synthetic Tar

Умеет находить красоту в неочевидном и чутко улавливает дух времени. В 1995 она заключила во флакон, увенчанный Медузой Ронданини, строптивый нрав тогдашних топ-моделей, создав белоцветочную бомбу Versace Blonde. Её аромат — посвящение мегаполису Comme des Garçons Olfactory Library Series 6: Synthetic Tar (2004) стимулировал повальное увлечение «горелой резиной и жжёными тряпками», которое захватило нишевый сектор в начале 2010-х. А в 2017-м по просьбе бруклинского бренда Aedes de Venustas Натали Фейстхауэр реанимировала цветок, который был обречён засыхать на школьных подоконниках, и сделала его модным — с её лёгкой руки герань is the new sexy.

Стоит попробовать: Comme des Garçons Olfactory Library Series 6: Synthetic Tar, Aedes de Venustas Pelargonium, Au Pays de la Fleur d’Oranger L’Eau de Gina

Alexander McQueen My Queen

Почётная мастер-парфюмер компании IFF (International Flavors and Fragrances) работает в самых разных жанрах, однако повсюду её сопровождает успех. Будь то акварельные зарисовки для L’Artisan Parfumeur или тяжёлая артиллерия вроде Paco Rabanne Invictus и Lancôme La Vie Est Belle — кажется, Анн Флипо обладает даром Мидаса. Всё, к чему она прикасается, становится либо признанным шедевром, либо коммерческим бестселлером.

Стоит попробовать: Alexander McQueen My Queen, L’Artisan Parfumeur La Chasse Aux Papillons, L’Artisan Parfumeur Mimosa Pour Moi

Chabaud Lumière de Venise

Основательница одноимённого нишевого бренда создаёт ароматы для дома и парфюмерию в прибрежном городе Монпелье на юге Франции, и атмосфера беззаботного отдыха на Лазурном Берегу пронизывает всё её творчество. Композиции Софи Шабо отличает пресловутое «je ne sais quoi» — они звучат непринуждённо и очень «по-французски».

Стоит попробовать: Chabaud Lait Concentré, Chabaud Chic et Bohème, Chabaud Lumière de Venise

The Different Company De Bachmakov

Дочь современного классика Жан-Клода Эллена, Селин Эллена пошла по стопам отца. В работах Селин много воздуха, что, по меткому замечанию обозревателя Яны Зубцовой, позволяет им «оставлять место внутри себя для соединения с человеком», — высшая степень парфюмерного искусства.

Стоит попробовать: The Different Company De Bachmakov, The Different Company Jasmin de Nuit, L’Artisan Parfumeur Cote d’Amour

Фотографии: loverte, amazon, neos1911, lux.biz, Grojsman, parfumstore, rivegauche, leform, articoli, livemaster, bottegaveneta, tsum, harrods, romantino, douglas, hermes, shopping-premiereavenue, articoli, amazon, jovoyparis, parfumstore, number3store, essenza-nobile, rivegauche

Эллена, Жан-Клод - Вики

Жан-Клод Эллена́ (фр. Jean-Claude Ellena; род. 7 апреля 1947, Грас, Франция) — известный французский парфюмер-минималист. В настоящее время является главным парфюмером французского Дома высокой моды « Hermès ». Является первым учеником школы парфюмеров « Givaudan ». Последователь парфюмера Эдмона Рудницка.

Биография

Жан-Клод Эллена родился 7 апреля 1947 года в Прованском городе Грас, в семье парфюмера. С самых ранних лет он занимался сбором цветов жасмина (для дальнейшей их продажи парфюмерам) вместе со своей бабушкой[1]. В возрасте 16 лет Эллена стал учеником при заводе Антуана Шири (фр. Antoine Chiris) по производству эфирных масел для парфюмеров, работал в ночную смену.[2]
В 17 лет Жан-Клод Эллена начал создавать свои первые композиции под руководством своего отца, который был его первым учителем. В 1968 году он стал первым студентом парфюмерной школы « Givaudan », которая была сформирована на базе одного из старейших предприятий по производству духов в Швейцарской Женеве. Спустя 8 лет, в 1976 году он окончил обучение в « Givaudan » наряду с двумя другими парфюмерами, которых готовили для работы в « Lautier ».
В 1983 году он становится главным парфюмером « Givaudan Paris », а также членом группы « Roure-Givaudan ». Эллена работал в парижском филиале фирмы „Haarmaan & Reimer“, которая, впоследствии, в 2003 году вместе с „Dragoco“ образовала „Symrise“.
В 1990 году Жан-Клод Эллена становится одним из основателей архива ароматов « Osmothèque » в Версале. Жан-Клод создаёт в 2000 году свою собственную парфюмерную фирму — “The Different Company”. Под этой маркой выпущено 4 его творения (см. список ниже), после чего главным парфюмером становится его дочь — Селин Эллена (фр. Céline Ellena).
Спустя год работы уже в „Symrise“, в 2004 году Жан-Клод Эллена был приглашён на работу парфюмером в Дом высокой моды « Hermès », был назначен Жаном-Луи Дюма (фр. Jean-Louis Dumas) и Вероникой Готье (фр. Véronique Gautier) главным его «носом».
Жан-Клод Эллена создавал ароматы для таких известных брендов, как « Van Cleef & Arpels », « Yves Saint Laurent », « Cartier » и «Bvlgari». Практически каждый аромат парфюмера заслуживает высокой оценки парфюмерных критиков и приходится по нраву покупателям продукции, к созданию которой он приложил свою руку.

Стиль работы

Эллена испытал сильное влияние французского парфюмера русского происхождения Эдмона Рудницка (фр. Edmond Roudnitska), в основном благодаря его статье, прочитанной молодым парфюмером Эллена в одном из журналов, которые дал ему отец.
По словам самого парфюмера, все композиции он привык писать цельно, не разбивая их на ноты головы, сердца и базы:

Я предлагаю сразу весь аромат: вы вдыхаете весь букет целиком, потом мало-помалу ароматы растворяются, уходят, оставляя след в вашей душе.

Характерной чертой ароматов, которые были созданы парфюмером, является их натуральное «природное» звучание, однако, по словам самого Жана-Клода Эллена, он не стремится точно скопировать природу, но выражает то, как он воспринимает её, создавая лишь иллюзию её присутствия.
Будучи минималистом, парфюмер играет не с бесчисленным количеством компонентов, а с лишь определёнными материалами, придавая им различное звучание благодаря игре пропорций и приданию им определённых оттенков. Парфюмер зачастую сравнивает аромат с цветом или целой картиной, так как это помогает ему сосредоточиться на результате, который он должен получить.

Интересные факты

  • Парфюмер практически всегда носит только белые рубашки, что лишь подчёркивает его минималистический стиль;
  • Эллена не любит останавливаться в гостиницах, а также не пользуется мылом с отдушками и туалетными водами, мотивируя это тем, что почувствовав аромат, «мозг начинает работать, расщепляя запах на составляющие его компоненты»;
  • В коллекции парфюмера имеется около 200 ароматных материалов, но спустя некоторое время он стал использовать в работе лишь 20–30 основных компонентов;
  • Парфюмер категорически не признаёт создание ординарных ар