Писательница лун ун: Лун Ун — Википедия – Лун Ун — Википедия

Содержание

Лун Ун — Википедия

Лун Ун (англ. Loung Ung, кхмер. អ៊ឹង លឿង; род. 1970, Пномпень, Камбоджа) — американская писательница, преподаватель и общественный деятель камбоджийского происхождения, участница правозащитного движения США и за рубежом, национальный пресс-секретарь международной кампании по разминированию «Мир без мин» (англ. Landmine-Free World). В 1997—2003 гг. занимала ту же должность будучи членом международного движения за запрет противопехотных мин (деятельность которого в 1996 году была отмечена Нобелевской премией мира), связанного с фондом ветеранов вьетнамской войны США (англ.)русск.. Помимо этого является активисткой движения против домашнего насилия в штате Мэн (США).

Известна как автор мемуаров, в которых она описывает трагические события первых лет своей жизни, а также преступления против её народа, совершенные коммунистическим режимом «красных кхмеров» во время геноцида в Камбодже 1975—1979 гг. (в результате которого количество жертв по разным оценкам составило от 1 до 3 миллионов человек). В настоящее время Лун Ун замужем и проживает в Шейкер Хайтс (англ.)русск. — пригороде Кливленда, штат Огайо (США).

Первые годы жизни (1970—1975)[править | править код]

Ун родилась в 1970 году в Пномпене (Камбоджа), точная дата её рождения неизвестна, так как после прихода к власти «красные кхмеры» уничтожили многие записи о рождении людей в разных городах Камбоджи. Ун была шестым ребенком (и третьей из четырех девочек) в семье из семерых детей. Её братьями и сестрами были (по старшинству):

  1. Менг
  2. Хой
  3. Киеу † — умерла от отравления в 1977 году
  4. Ким
  5. Чоу
  6. Лун
  7. Геак † — пропала без вести в 1978 году

Отец Лун — Сем Ин Ун, — родился в 1931 году в небольшой деревне Тро Нуон в провинции Кампонгтям[1]. Мать — Ай Чхон Ун, — была китаянкой и переехала с семьей в Камбоджу еще маленькой девочкой. Они поженились против воли её родителей, и в дальнейшем жили со своими детьми в квартире на третьем этаже в центре оживленного Пномпеня. Из-за большого стажа работы в правительстве Сианука, отец Ун был насильно призван на работу в правительство Лон Нола, став высокопоставленным офицером военной полиции. Мать Ун не работала и занималась домашним хозяйством.

Семья Ун жила весьма зажиточно — у них было два автомобиля и грузовик, в доме был водопровод, канализация, и железная ванна. В квартире был телефон, а также семья ежедневно пользовалась услугами горничной. Всей семьей они смотрели фильмы в близлежащем кинотеатре и ходили плавание в бассейне в местном спортклубе. По её собственному признанию, Лун вела счастливую и беззаботную жизнь в дружной и любящей семье, пока 17 апреля 1975 года «красные кхмеры» не захватили власть в Камбодже и не эвакуировали Пномпень.

Эвакуация (1975)[править | править код]

Лун играла во дворе, когда в город вошли солдаты полпотовской армии. Населению более чем двухмиллионного Пномпеня было объявлено о принудительной эвакуации «в виду возможных бомбардировок авиацией США». Родители Ун погрузили нажитое в студебекер и отправились в путь. Когда у грузовика закончилось топливо, они оставили часть вещей, и продолжили путь в огромной пешей колонне из других эвакуированных. По пути они остановились на ночлег в чистом поле. Отец Лун представился главой крестьянской семьи, что позволило ему получить пропуск на КПП в Ком Баул и при этом избежать задержания — новые власти видели в горожанах потенциальных врагов, так многие эвакуированные были убиты полпотовцами при попытке бежать в сельскую местность

[2]. На седьмой день пути семью Ун отыскал их родной дядя, который согласился довести их по железной дороге в деревню Кранг Труоп.

Семья Ун пробыла там лишь пару месяцев — глава семейства опасался, что другие эвакуированные из Пномпеня узнают его и выдадут «красным кхмерам». Он хотел увезти семью в Баттамбанг, в деревню к бабушке Лун, однако полпотовцы не позволили ему осуществить задуманное. Вместо этого семью Ун, вместе с тремястами семьями эвакуированных, насильно пригнали в деревню Англунтмор, где они находились в течение пяти месяцев. За это время более половины из вновь прибывших умерли от голода и болезней[3]. Осознавая, что раскрытие его связей с режимом Лон Нола станет неизбежно, отец Лун стал умолять надзирателей вывезти его семью оттуда. «Красные кхмеры» приказали ему направляться в Ро Леап, куда в тот же день прибыло около шестидесяти семей.

Трудовой лагерь (1976—1978)[править | править код]

Черепа жертв террора красных кхмеров

Ро Леап стал новым домом для семьи Ун в течение последующих 18 месяцев. Отрезанные от внешнего мира и живущие в постоянном страхе, они были вынуждены работать от рассвета до заката за чашку риса или жидкой баланды. Постоянный голод и изнеможение стали частью их новой жизни в деревне, которую и день и ночь патрулировали полпотовские солдаты —

соансроки. Спустя пару месяцев после их прибытия в деревню семью разделили: старший из братьев Ун — 18-летний Мен, 16-летний Хоу, а также её старшая сестра, 14-летняя Киеу были направлены на работу в другие лагеря. Спустя полгода Киеу умерла от отравления в трудовом лагере для подростков Конг Ча Лат, а в декабре двое солдат пришли к хижине Ун и потребовали от её отца помочь освободить застрявший фургон; с тех пор его больше никто не видел.

Лун, её брат — 11-летний Ким, а также две её сестры — 9-летняя Чжоу и 4-летняя Геак оставались со своей матерью в Ро Леап до мая 1977 года. От голодной смерти их спасли Менг и Хоу приносившие им немного пищи из их трудового лагеря. Ким, рискуя жизнью, по ночам воровал кукурузу со склада с урожаем, который охраняли солдаты. Майской ночью 1977 года Ай услышала крики, доносившиеся из соседского дома, после чего семья, жившая в нем бесследно исчезла. Напуганная случившимся Ай уговорила Лун и Чжоу притвориться сиротами и больше не возвращаться в лагерь. Лун и Чжоу нашли приют в детском лагере неподалеку от Ро Леап, где им поверили и даже выдали дополнительный паек, а августе 1977 года семилетнюю Лун мобилизовали в солдаты.

Последующие семнадцать месяцев Ун провела в военном лагере, где её учили сражаться с вьетнамцами. Осенней ночью 1978 года она без разрешения командования покинула расположения лагеря и вернулась в Ро Леап, в надежде встретить там сестру и мать. Однако по прибытии она нашла хижину заброшенной, хотя все вещи её родственников оставались на своих на местах. Соседка рассказала ей, что Ай и Геак увези полпотовцы, и с тех пор их больше никто не видел.

В январе 1979 года вьетнамская армия освободила Пномпень и продолжила наступление на запад Камбоджи. Артиллерийские удары по лагерю, где жила Ун, вынудили находившихся там спасаться бегством. В начвашейся суматохе, её брат Ким и сестра Чоу смогли отыскать Ун на дороге и вместе они пешком отправились в город Поусат, останавливаясь только на еду и ночлег. Через несколько дней им удалось найти приют в лагере беженцев, который находился под контролем дружественных вьетнамских войск. Лагерь регулярно подвергался нападениям полпотовцев, а девятилетняя Лун стала маленьким свидетелем ужасов новой войны.

Бегство из страны (1979—1980)[править | править код]

Образование[править | править код]

Карьера[править | править код]

Лун Ун на встрече с пациентами детского реабилитационного Киен Клеанг в Пномпене. 1990-е годы

В 1995 году впервые за 15 лет посетила Камбоджу. Ей удалось выяснить, что большинство её родственников были убиты или погибли в годы правления «красных кхмеров». Через некоторое время по возвращению в США, Ун переехала жить в округ Колумбия, где в конце 1996 года устроилась на работу в Фонд ветеранов вьетнамской войны (Ассоциация ветеранов Вьетнама) — международную благотворительную организацию, оказывающую помощь больницам и реабилитационным центрам во многих странах мира, в том числе и в Камбодже.

В 2005 году Лун совершила свою двадцать пятую поездку в Камбоджу на этот раз в качестве представителя в Ассоциации ветеранов Вьетнама в рамках международной кампании по запрету противопехотных мин. С 1991 года ассоциация помогла более 15 000 пострадавшим вернуться к нормальной жизни. Председатель Фонда ветеранов, Бобби Мюллер, неоднократно отмечал значительный вклад Лун в деятельность их организации, а в 1997 году деятельность ассоциации была отмечена Нобелевской премией мира

[4].

Лун, Мен и Ким вернулись в Бат Дэн в 1998 году, чтобы встретиться с Хоу, Чжоу и другими оставшимися в живых родственниками, в том числе и с их 88-летней бабушкой. Ун провела похоронную церемонию в память о своих родителях, павших от рук полпотовцев, в церемонии приняли участие сотни родственников и друзей Ун. Два года спустя была опубликована её первая книга. В 2002 году Ун вышла замуж за своего однокурсника — Марка Праймера. Её вторая книга вышла в 2005 году.

В настоящее время[править | править код]

Ниже приведен фрагмент статьи «Cambodian refugee had new difficulties after move to U.S.» опубликованной в Nashua Telegraph 17 апреля 2005 года:

Оригинальный текст (англ.)

Ung recently moved to suburban Cleveland where her husband grew up. He knows, though, that someday he'll probably be living in Cambodia where Ung owns 2½ acres and plans to build a home. For now, she keeps plenty of reminders of the country in her fourth-floor home office — a statue of Buddha, a photograph of a palm tree and rice field that she feels captures the country's beauty. Her office overlooks a wood deck that has been painted rusty red to remind her of the soil of her native home. She's working on her first novel, set in 1148 in Cambodia. She's shy about revealing the plot. Again, she's sure it will only sell 10 copies.

From 1975 to 1979—through execution, starvation, disease, and forced labor—the Khmer Rouge systematically killed an estimated two million Cambodians, almost a fourth of the country's population. This is a story of survival: my own and my family's. Though these events constitute my own experience, my story mirrors that of millions of Cambodians. If you had been living in Cambodia during this period, this would be your story too.

Сначала они убили моего отца (2000)[править | править код]

Первая книга Ун была подвергнута резкой критике со стороны представителей камбоджийской диаспоры США, многие из которых сочли книгу скорее художественным произведением, нежели достоверной автобиографией. Ун обвиняли в искажении образа камбоджийского народа навязывании этнических стереотипов в пользу самовозвеличивания и излишней драматизации для поднятия продаж

[5]. Одним из доводов её оппонентов является то, что в силу своего возраста (на момент прихода к власти «красных кхмеров» в 1975 году Ун было всего пять лет), она не смогла бы запомнить происходящее так подробно, как это описано в её книге[5].

Критики отмечают нестыковки при описании некоторых событий. Так в первой книге Ун опубликовано семейное фото 1973—1974 гг. с подписью: «на экскурсии в Ангкор-Ват». Однако в это самое время в стране полным ходом шла гражданская война, провинция Сиемреап (где расположен Ангкор-Ват), находилась под контролем «красных кхмеров» еще с 1973 года, а сам комплекс был недоступен для туристов. По мнению критиков, в действительности такого быть не могло, а на фото вероятно запечатлен монастырь Ват Пном в Пномпене. Это приводится в качестве доказательства недостоверности воспоминаний Ун[5].

Библиография[править | править код]

  • Loung Ung. First They Killed My Father: A Daughter of Cambodia Remembers. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2000. — ISBN 0-06-019332-8.
  • Loung Ung. Lucky Child: A Daughter of Cambodia Reunites with the Sister She Left Behind. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2005. — ISBN 0-06-073394-2.
  • Loung Ung. Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2012. — 368 p. — ISBN 0-06-209192-1.

Рецензии[править | править код]

Интервью[править | править код]

Лун Ун — Википедия

Лун Ун (англ. Loung Ung, кхмер. អ៊ឹង លឿង; род. 1970, Пномпень, Камбоджа) — американская писательница, преподаватель и общественный деятель камбоджийского происхождения, участница правозащитного движения США и за рубежом, национальный пресс-секретарь международной кампании по разминированию «Мир без мин» (англ. Landmine-Free World). В 1997—2003 гг. занимала ту же должность будучи членом международного движения за запрет противопехотных мин (деятельность которого в 1996 году была отмечена Нобелевской премией мира), связанного с фондом ветеранов вьетнамской войны США (англ.)русск.. Помимо этого является активисткой движения против домашнего насилия в штате Мэн (США).

Известна как автор мемуаров, в которых она описывает трагические события первых лет своей жизни, а также преступления против её народа, совершенные коммунистическим режимом «красных кхмеров» во время геноцида в Камбодже 1975—1979 гг. (в результате которого количество жертв по разным оценкам составило от 1 до 3 миллионов человек). В настоящее время Лун Ун замужем и проживает в Шейкер Хайтс (англ.)русск. — пригороде Кливленда, штат Огайо (США).

Биография

Первые годы жизни (1970—1975)

Ун родилась в 1970 году в Пномпене (Камбоджа), точная дата её рождения неизвестна, так как после прихода к власти «красные кхмеры» уничтожили многие записи о рождении людей в разных городах Камбоджи. Ун была шестым ребенком (и третьей из четырех девочек) в семье из семерых детей. Её братьями и сестрами были (по старшинству):

  1. Менг
  2. Хой
  3. Киеу † — умерла от отравления в 1977 году
  4. Ким
  5. Чоу
  6. Лун
  7. Геак † — пропала без вести в 1978 году

Отец Лун — Сем Ин Ун, — родился в 1931 году в небольшой деревне Тро Нуон в провинции Кампонгтям[1]. Мать — Ай Чхон Ун, — была китаянкой и переехала с семьей в Камбоджу еще маленькой девочкой. Они поженились против воли её родителей, и в дальнейшем жили со своими детьми в квартире на третьем этаже в центре оживленного Пномпеня. Из-за большого стажа работы в правительстве Сианука, отец Ун был насильно призван на работу в правительство Лон Нола, став высокопоставленным офицером военной полиции. Мать Ун не работала и занималась домашним хозяйством.

Семья Ун жила весьма зажиточно — у них было два автомобиля и грузовик, в доме был водопровод, канализация, и железная ванна. В квартире был телефон, а также семья ежедневно пользовалась услугами горничной. Всей семьей они смотрели фильмы в близлежащем кинотеатре и ходили плавание в бассейне в местном спортклубе. По её собственному признанию, Лун вела счастливую и беззаботную жизнь в дружной и любящей семье, пока 17 апреля 1975 года «красные кхмеры» не захватили власть в Камбодже и не эвакуировали Пномпень.

Эвакуация (1975)

Лун играла во дворе, когда в город вошли солдаты полпотовской армии. Населению более чем двухмиллионного Пномпеня было объявлено о принудительной эвакуации «в виду возможных бомбардировок авиацией США». Родители Ун погрузили нажитое в студебекер и отправились в путь. Когда у грузовика закончилось топливо, они оставили часть вещей, и продолжили путь в огромной пешей колонне из других эвакуированных. По пути они остановились на ночлег в чистом поле. Отец Лун представился главой крестьянской семьи, что позволило ему получить пропуск на КПП в Ком Баул и при этом избежать задержания — новые власти видели в горожанах потенциальных врагов, так многие эвакуированные были убиты полпотовцами при попытке бежать в сельскую местность[2]. На седьмой день пути семью Ун отыскал их родной дядя, который согласился довести их по железной дороге в деревню Кранг Труоп.

Семья Ун пробыла там лишь пару месяцев — глава семейства опасался, что другие эвакуированные из Пномпеня узнают его и выдадут «красным кхмерам». Он хотел увезти семью в Баттамбанг, в деревню к бабушке Лун, однако полпотовцы не позволили ему осуществить задуманное. Вместо этого семью Ун, вместе с тремястами семьями эвакуированных, насильно пригнали в деревню Англунтмор, где они находились в течение пяти месяцев. За это время более половины из вновь прибывших умерли от голода и болезней[3]. Осознавая, что раскрытие его связей с режимом Лон Нола станет неизбежно, отец Лун стал умолять надзирателей вывезти его семью оттуда. «Красные кхмеры» приказали ему направляться в Ро Леап, куда в тот же день прибыло около шестидесяти семей.

Трудовой лагерь (1976—1978)

Черепа жертв террора красных кхмеров

Ро Леап стал новым домом для семьи Ун в течение последующих 18 месяцев. Отрезанные от внешнего мира и живущие в постоянном страхе, они были вынуждены работать от рассвета до заката за чашку риса или жидкой баланды. Постоянный голод и изнеможение стали частью их новой жизни в деревне, которую и день и ночь патрулировали полпотовские солдаты — соансроки. Спустя пару месяцев после их прибытия в деревню семью разделили: старший из братьев Ун — 18-летний Мен, 16-летний Хоу, а также её старшая сестра, 14-летняя Киеу были направлены на работу в другие лагеря. Спустя полгода Киеу умерла от отравления в трудовом лагере для подростков Конг Ча Лат, а в декабре двое солдат пришли к хижине Ун и потребовали от её отца помочь освободить застрявший фургон; с тех пор его больше никто не видел.

Лун, её брат — 11-летний Ким, а также две её сестры — 9-летняя Чжоу и 4-летняя Геак оставались со своей матерью в Ро Леап до мая 1977 года. От голодной смерти их спасли Менг и Хоу приносившие им немного пищи из их трудового лагеря. Ким, рискуя жизнью, по ночам воровал кукурузу со склада с урожаем, который охраняли солдаты. Майской ночью 1977 года Ай услышала крики, доносившиеся из соседского дома, после чего семья, жившая в нем бесследно исчезла. Напуганная случившимся Ай уговорила Лун и Чжоу притвориться сиротами и больше не возвращаться в лагерь. Лун и Чжоу нашли приют в детском лагере неподалеку от Ро Леап, где им поверили и даже выдали дополнительный паек, а августе 1977 года семилетнюю Лун мобилизовали в солдаты.

Последующие семнадцать месяцев Ун провела в военном лагере, где её учили сражаться с вьетнамцами. Осенней ночью 1978 года она без разрешения командования покинула расположения лагеря и вернулась в Ро Леап, в надежде встретить там сестру и мать. Однако по прибытии она нашла хижину заброшенной, хотя все вещи её родственников оставались на своих на местах. Соседка рассказала ей, что Ай и Геак увези полпотовцы, и с тех пор их больше никто не видел.

В январе 1979 года вьетнамская армия освободила Пномпень и продолжила наступление на запад Камбоджи. Артиллерийские удары по лагерю, где жила Ун, вынудили находившихся там спасаться бегством. В начвашейся суматохе, её брат Ким и сестра Чоу смогли отыскать Ун на дороге и вместе они пешком отправились в город Поусат, останавливаясь только на еду и ночлег. Через несколько дней им удалось найти приют в лагере беженцев, который находился под контролем дружественных вьетнамских войск. Лагерь регулярно подвергался нападениям полпотовцев, а девятилетняя Лун стала маленьким свидетелем ужасов новой войны.

Бегство из страны (1979—1980)

Жизнь в США (1980—2011)

Образование

Карьера

Лун Ун на встрече с пациентами детского реабилитационного Киен Клеанг в Пномпене. 1990-е годы

В 1995 году впервые за 15 лет посетила Камбоджу. Ей удалось выяснить, что большинство её родственников были убиты или погибли в годы правления «красных кхмеров». Через некоторое время по возвращению в США, Ун переехала жить в округ Колумбия, где в конце 1996 года устроилась на работу в Фонд ветеранов вьетнамской войны (Ассоциация ветеранов Вьетнама) — международную благотворительную организацию, оказывающую помощь больницам и реабилитационным центрам во многих странах мира, в том числе и в Камбодже.

В 2005 году Лун совершила свою двадцать пятую поездку в Камбоджу на этот раз в качестве представителя в Ассоциации ветеранов Вьетнама в рамках международной кампании по запрету противопехотных мин. С 1991 года ассоциация помогла более 15 000 пострадавшим вернуться к нормальной жизни. Председатель Фонда ветеранов, Бобби Мюллер, неоднократно отмечал значительный вклад Лун в деятельность их организации, а в 1997 году деятельность ассоциации была отмечена Нобелевской премией мира[4].

Лун, Мен и Ким вернулись в Бат Дэн в 1998 году, чтобы встретиться с Хоу, Чжоу и другими оставшимися в живых родственниками, в том числе и с их 88-летней бабушкой. Ун провела похоронную церемонию в память о своих родителях, павших от рук полпотовцев, в церемонии приняли участие сотни родственников и друзей Ун. Два года спустя была опубликована её первая книга. В 2002 году Ун вышла замуж за своего однокурсника — Марка Праймера. Её вторая книга вышла в 2005 году.

В настоящее время

Ниже приведен фрагмент статьи «Cambodian refugee had new difficulties after move to U.S.» опубликованной в Nashua Telegraph 17 апреля 2005 года:

Оригинальный текст (англ.)

Ung recently moved to suburban Cleveland where her husband grew up. He knows, though, that someday he'll probably be living in Cambodia where Ung owns 2½ acres and plans to build a home. For now, she keeps plenty of reminders of the country in her fourth-floor home office — a statue of Buddha, a photograph of a palm tree and rice field that she feels captures the country's beauty. Her office overlooks a wood deck that has been painted rusty red to remind her of the soil of her native home. She's working on her first novel, set in 1148 in Cambodia. She's shy about revealing the plot. Again, she's sure it will only sell 10 copies.

Мемуары

From 1975 to 1979—through execution, starvation, disease, and forced labor—the Khmer Rouge systematically killed an estimated two million Cambodians, almost a fourth of the country's population. This is a story of survival: my own and my family's. Though these events constitute my own experience, my story mirrors that of millions of Cambodians. If you had been living in Cambodia during this period, this would be your story too.

Сначала они убили моего отца (2000)

Критика

Первая книга Ун была подвергнута резкой критике со стороны представителей камбоджийской диаспоры США, многие из которых сочли книгу скорее художественным произведением, нежели достоверной автобиографией. Ун обвиняли в искажении образа камбоджийского народа навязывании этнических стереотипов в пользу самовозвеличивания и излишней драматизации для поднятия продаж[5]. Одним из доводов её оппонентов является то, что в силу своего возраста (на момент прихода к власти «красных кхмеров» в 1975 году Ун было всего пять лет), она не смогла бы запомнить происходящее так подробно, как это описано в её книге[5].

Критики отмечают нестыковки при описании некоторых событий. Так в первой книге Ун опубликовано семейное фото 1973—1974 гг. с подписью: «на экскурсии в Ангкор-Ват». Однако в это самое время в стране полным ходом шла гражданская война, провинция Сиемреап (где расположен Ангкор-Ват), находилась под контролем «красных кхмеров» еще с 1973 года, а сам комплекс был недоступен для туристов. По мнению критиков, в действительности такого быть не могло, а на фото вероятно запечатлен монастырь Ват Пном в Пномпене. Это приводится в качестве доказательства недостоверности воспоминаний Ун[5].

См. также

Примечания

Литература

Библиография

  • Loung Ung. First They Killed My Father: A Daughter of Cambodia Remembers. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2000. — ISBN 0-06-019332-8.
  • Loung Ung. Lucky Child: A Daughter of Cambodia Reunites with the Sister She Left Behind. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2005. — ISBN 0-06-073394-2.
  • Loung Ung. Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2012. — 368 p. — ISBN 0-06-209192-1.

Ссылки

Рецензии

Интервью

Лун Ун — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Лун Ун (англ. Loung Ung; род. 1970, Пномпень, Камбоджа) — американская писательница, преподаватель и общественный деятель камбоджийского происхождения, участница правозащитного движения США и за рубежом, национальный пресс-секретарь международной кампании по разминированию «Мир без мин» (англ. Landmine-Free World). В 1997—2003 гг. занимала ту же должность будучи членом международного движения за запрет противопехотных мин (деятельность которого в 1996 году была отмечена Нобелевской премией мира), связанного с фондом ветеранов вьетнамской войны США (англ.)русск.. Помимо этого является активисткой движения против домашнего насилия в штате Мэн (США).

Известна как автор мемуаров, в которых она описывает трагические события первых лет своей жизни, а также преступления против её народа, совершенные коммунистическим режимом «красных кхмеров» во время геноцида в Камбодже 1975—1979 гг. (в результате которого по разным оценкам составило от 1 до 3 миллионов человек). В настоящее время Лун Ун замужем и проживает в Шейкер Хайтс (англ.)русск. — пригороде Кливленда, штат Огайо (США).

Биография

Первые годы жизни (1970—1975)

Ун родилась в 1970 году в Пномпене (Камбоджа), точная дата её рождения неизвестна, так как после прихода к власти «красные кхмеры» уничтожили многие записи о рождении людей в разных городах Камбоджи. Ун была шестым ребенком (и третьей из четырех девочек) в семье из семерых детей. Её братьями и сестрами были (по старшинству):

  1. Менг
  2. Хой
  3. Киеу † — умерла от отравления в 1977 году
  4. Ким
  5. Чоу
  6. Лун
  7. Геак † — пропала без вести в 1978 году

Отец Лун — Сем Ин Ун, — родился в 1931 году в небольшой деревне Тро Нуон в провинции Кампонгтям[1]. Мать — Ай Чхон Ун, — была китаянкой и переехала с семьей в Камбоджу еще маленькой девочкой. Они поженились против воли её родителей, и в дальнейшем жили со своими детьми в квартире на третьем этаже в центре оживленного Пномпеня. Из-за большого стажа работы в правительстве Сианука, отец Ун был насильно призван на работу в правительство Лон Нола, став высокопоставленным офицером военной полиции. Мать Ун не работала и занималась домашним хозяйством.

Семья Ун жила весьма зажиточно — у них было два автомобиля и грузовик, в доме был водопровод, канализация, и железная ванна. В квартире был телефон, а также семья ежедневно пользовалась услугами горничной. Всей семьей они смотрели фильмы в близлежащем кинотеатре и ходили плавание в бассейне в местном спортклубе. По её собственному признанию, Лун вела счастливую и беззаботную жизнь в дружной и любящей семье, пока 17 апреля 1975 года «красные кхмеры» не захватили власть в Камбодже и не эвакуировали Пномпень.

Эвакуация (1975)

Лун играла во дворе, когда в город вошли солдаты полпотовской армии. Населению более чем двухмиллионного Пномпеня было объявлено о принудительной эвакуации «в виду возможных бомбардировок авиацией США». Родители Ун погрузили нажитое в студебекер и отправились в путь. Когда у грузовика закончилось топливо, они оставили часть вещей, и продолжили путь в огромной пешей колонне из других эвакуированных. По пути они остановились на ночлег в чистом поле. Отец Лун представился главой крестьянской семьи, что позволило ему получить пропуск на КПП в Ком Баул и при этом избежать задержания — новые власти видели в горожанах потенциальных врагов, так многие эвакуированные были убиты полпотовцами при попытке бежать в сельскую местность[2]. На седьмой день пути семью Ун отыскал их родной дядя, который согласился довести их по железной дороге в деревню Кранг Труоп.

Семья Ун пробыла там лишь пару месяцев — глава семейства опасался, что другие эвакуированные из Пномпеня узнают его и выдадут «красным кхмерам». Он хотел увезти семью в Баттамбанг, в деревню к бабушке Лун, однако полпотовцы не позволили ему осуществить задуманное. Вместо этого семью Ун, вместе с тремястами семьями эвакуированных, насильно пригнали в деревню Англунтмор, где они находились в течение пяти месяцев. За это время более половины из вновь прибывших умерли от голода и болезней[3]. Осознавая, что раскрытие его связей с режимом Лон Нола станет неизбежно, отец Лун стал умолять надзирателей вывезти его семью оттуда. «Красные кхмеры» приказали ему направляться в Ро Леап, куда в тот же день прибыло около шестидесяти семей.

Трудовой лагерь (1976—1978)

Ро Леап стал новым домом для семьи Ун в течение последующих 18 месяцев. Отрезанные от внешнего мира и живущие в постоянном страхе, они были вынуждены работать от рассвета до заката за чашку риса или жидкой баланды. Постоянный голод и изнеможение стали частью их новой жизни в деревне, которую и день и ночь патрулировали полпотовские солдаты — соансроки. Спустя пару месяцев после их прибытия в деревню семью разделили: старший из братьев Ун — 18-летний Мен, 16-летний Хоу, а также её старшая сестра, 14-летняя Киеу были направлены на работу в другие лагеря. Спустя полгода Киеу умерла от отравления в трудовом лагере для подростков Конг Ча Лат, а в декабре двое солдат пришли к хижине Ун и потребовали от её отца помочь освободить застрявший фургон; с тех пор его больше никто не видел.

Лун, её брат — 11-летний Ким, а также две её сестры — 9-летняя Чжоу и 4-летняя Геак оставались со своей матерью в Ро Леап до мая 1977 года. От голодной смерти их спасли Менг и Хоу приносившие им немного пищи из их трудового лагеря. Ким, рискуя жизнью, по ночам воровал кукурузу со склада с урожаем, который охраняли солдаты. Майской ночью 1977 года Ай услышала крики, доносившиеся из соседского дома, после чего семья, жившая в нем бесследно исчезла. Напуганная случившимся Ай уговорила Лун и Чжоу притвориться сиротами и больше не возвращаться в лагерь. Лун и Чжоу нашли приют в детском лагере неподалеку от Ро Леап, где им поверили и даже выдали дополнительный паек, а августе 1977 года семилетнюю Лун мобилизовали в солдаты.

Последующие семнадцать месяцев Ун провела в военном лагере, где её учили сражаться в вьетнамцами. Осенней ночью 1978 года она без разрешения командования покинула расположения лагеря и вернулась в Ро Леап, в надежде встретить там сестру и мать. Однако по прибытии она нашла хижину заброшенной, хотя все вещи её родственников оставались на своих на местах. Соседка рассказала ей, что Ай и Геак увези полпотовцы, и с тех пор их больше никто не видел.

В январе 1979 года вьетнамская армия освободила Пномпень и продолжила наступление на запад Камбоджи. Артиллерийские удары по лагерю, где жила Ун, вынудили находившихся там спасаться бегством. В начвашейся суматохе, её брат Ким и сестра Чоу смогли отыскать Ун на дороге и вместе они пешком отправились в город Поусат, останавливаясь только на еду и ночлег. Через несколько дней им удалось найти приют в лагере беженцев, который находился под контролем дружественных вьетнамских войск. Лагерь регулярно подвергался нападениям полпотовцев, а девятилетняя Лун стала маленьким свидетелем ужасов новой войны.

Бегство из страны (1979—1980)

Жизнь в США (1980—2011)

Образование

Карьера

В 1995 году впервые за 15 лет посетила Камбоджу. Ей удалось выяснить, что большинство её родственников были убиты или погибли в годы правления «красных кхмеров». Через некоторое время по возвращению в США, Ун переехала жить в округ Колумбия, где в конце 1996 года устроилась на работу в Фонд ветеранов вьетнамской войны (Ассоциация ветеранов Вьетнама) — международную благотворительную организацию, оказывающую помощь больницам и реабилитационным центрам во многих странах мира, в том числе и в Камбодже.

В 2005 году Лун совершила свою двадцать пятую поездку в Камбоджу на этот раз в качестве представителя в Ассоциации ветеранов Вьетнама в рамках международной кампании по запрету противопехотных мин. С 1991 года ассоциация помогла более 15 000 пострадавшим вернуться к нормальной жизни. Председатель Фонда ветеранов, Бобби Мюллер, неоднократно отмечал значительный вклад Лун в деятельность их организации, а в 1997 году деятельность ассоциации была отмечена Нобелевской премией мира[4].

Лун, Мен и Ким вернулись в Бат Дэн в 1998 году, чтобы встретиться с Хоу, Чжоу и другими оставшимися в живых родственниками, в том числе и с их 88-летней бабушкой. Ун провела похоронную церемоную в память о своих родителях, павших от рук полпотовцев, в церемонии приняли участие сотни родственников и друзей Ун. Два года спустя была опубликована её первая книга. В 2002 году Ун вышла замуж за своего однокурсника — Марка Праймера. Её вторая книга вышла в 2005 году.

В настоящее время

Ниже приведен фрагмент статьи «Cambodian refugee had new difficulties after move to U.S.» опубликованной в Nashua Telegraph 17 апреля 2005 года:

Оригинальный текст (англ.)  

Ung recently moved to suburban Cleveland where her husband grew up. He knows, though, that someday he'll probably be living in Cambodia where Ung owns 2½ acres and plans to build a home. For now, she keeps plenty of reminders of the country in her fourth-floor home office — a statue of Buddha, a photograph of a palm tree and rice field that she feels captures the country's beauty. Her office overlooks a wood deck that has been painted rusty red to remind her of the soil of her native home. She's working on her first novel, set in 1148 in Cambodia. She's shy about revealing the plot. Again, she's sure it will only sell 10 copies.

Мемуары

From 1975 to 1979—through execution, starvation, disease, and forced labor—the Khmer Rouge systematically killed an estimated two million Cambodians, almost a fourth of the country's population. This is a story of survival: my own and my family's. Though these events constitute my own experience, my story mirrors that of millions of Cambodians. If you had been living in Cambodia during this period, this would be your story too.

Сначала они убили моего отца (2000)

Критика

Первая книга Ун была подвергнута резкой критике со стороны представителей камбоджийской диаспоры США, многие из которых сочли книгу скорее художественным произведением, нежели достоверной автобиографией. Ун Ун обвиняли в искажении образа камбоджийского народа навязывании этнических стереотипов в пользу самовозвеличивания и излишней драматизации для поднятия продаж[5]. Одним из доводов её оппонентов является то, что в силу своего возраста (на момент прихода к власти «красных кхмеров» в 1975 году Ун было всего пять лет), она не смогла бы запомнить происходящее так подробно, как это описано в её книге[5].

Критики отмечают нестыковки при описании некоторых событий. Так в первой книге Ун опубликовано семейное фото 1973—1974 гг. с подписью: «на экскурсии в Ангкор-Ват». Однако в это самое время в стране полным ходом шла гражданская война, провинция Сиемреап (где расположен Ангкор-Ват), находилась под контролем «красных кхмеров» еще с 1973 года, а сам комплекс был недоступен для туристов. По мнению критиков, в действительности такого быть не могло, а на фото вероятно запечатлен монастырь Ват Пном в Пномпене. Это приводится в качестве доказательства недостоверности воспоминаний Ун[5].

См. также

Напишите отзыв о статье "Лун Ун"

Примечания

  1. Loung Ung, 2000, p. 11.
  2. Loung Ung, 2000, p. 33.
  3. Loung Ung, 2000, p. 54-55.
  4. [nobelprize.org/peace/laureates/index.html All Nobel Peace Prizes]. Nobelprize.org. Проверено 23 сентября 2010.
  5. 1 2 3 [www.khmerinstitute.org/articles/art04.html Khmer Institute]. Khmer Institute (2000). Проверено 23 сентября 2010. [web.archive.org/web/20051214224249/www.khmerinstitute.org/reviews/rev2.html Архивировано из первоисточника 14 декабря 2005].

Литература

  • Adam Jones. [books.google.ru/books?id=TkPqxCBbF7UC&pg=PA196&dq=Loung+Ung&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwinwd3dpuHJAhWM3SwKHdu1C6s4FBDoAQgzMAM#v=onepage&q=Loung%20Ung&f=false One Girl's Story: Loung Ung] // Genocide: A Comprehensive Introduction. — New York City: Psychology Press, 2006. — P. 196-197. — 430 p. — ISBN 978-0-415-35385-4.
  • Paul Robert Bartrop. [books.google.ru/books?id=BleF7tl_rbUC&pg=PA191&dq=Loung+Ung&hl=ru&sa=X&redir_esc=y#v=onepage&q=Loung%20Ung&f=false A Biographical Encyclopedia of Contemporary Genocide: Portraits of Evil and Good]. — Santa Barbara: ABC-CLIO, 2012. — P. 191-193. — 403 p. — ISBN 978-0-313-38678-7.

Библиография

  • Loung Ung. First They Killed My Father: A Daughter of Cambodia Remembers. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2000. — ISBN 0-06-019332-8.
  • Loung Ung. Lucky Child: A Daughter of Cambodia Reunites with the Sister She Left Behind. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2005. — ISBN 0-06-073394-2.
  • Loung Ung. Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2012. — 368 p. — ISBN 0-06-209192-1.

Ссылки

  • [loungung.com/wp-content/uploads/2012/01/Loung-Ung-BIO-2014.pdf Автобиография] Лун Ун на её [loungung.com/ официальном сайте]  (англ.)
  • [c-span.org/person/?loungung Новости по теме] на сайте [www.c-span.org/ C-SPAN]  (англ.)

Рецензии

  • Juliet Wittman. [www.washingtonpost.com/entertainment/books/lulu-in-the-skya-daughter-of-cambodia-finds-love-healing-and-double-happiness-by-loung-ung-silver-like-dust-one-familys-story-of-americas-japanese-internm-ent-by-kimi-cunningham-grant-on-the-outside-looking-indian-how-my-second-childhood-changed-my-life-by-rupinder-gill/2012/05/25/gJQA0sLcqU_story.html “Lulu in the Sky:A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness” by Loung Ung] (англ.). The Washington Post (25 May 2012).
  • [www.kirkusreviews.com/book-reviews/loung-ung/lulu-sky/ “Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness” by Loung Ung] (англ.). [kirkusreviews.com/ Kirkus Reviews] (15 March 2012).
  • Angela Carstensen. [blogs.slj.com/adult4teen/2012/04/17/lulu-in-the-sky/ “Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness” by Loung Ung] (англ.). [www.slj.com/ School Library Journal] (27 April 2012).
  • Rick Roche. [ricklibrarian.blogspot.ru/2012/04/lulu-in-sky-daughter-of-cambodia-finds.html “Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness” by Loung Ung] (англ.). [ricklibrarian.blogspot.ru/ RickLibrarian] (27 April 2012).
  • [ricklibrarian.blogspot.ru/2012/04/lulu-in-sky-daughter-of-cambodia-finds.html Book Excerpt: 'Lulu in the Sky' by Loung Ung] (англ.). [asiasociety.org/ Asia Society] (6 April 2012).

Интервью

  • Sharon May, Loung Ung. [www.jstor.org/stable/4230278 Surviving the Peace: An Interview with Loung Ung] // In the Shadow of Angkor: Contemporary Writing from Cambodia. — University of Hawaii Press, 2004. — Т. 16. — P. 49-53. — 236 p. — ISBN 0-82-482849-6.
  • Jim Russell. [www.asiaxpress.com/Articles/JimRussell/interview_loung_ung/loung_ung.htm Interview With Loung Ung] (англ.). [asiaxpress.com/ asiaXpress.com]. [web.archive.org/web/20110928182257/www.asiaxpress.com/Articles/JimRussell/interview_loung_ung/loung_ung.htm Архивировано из первоисточника 28 сентября 2011].
  • Liane Hansen. [www.npr.org/templates/story/story.php?storyId=4633954 'Lucky Child' Details Flight from Khmer Rouge] (англ.). [npr.org/ National Public Radio] (8 May 2005). [web.archive.org/web/20150929055438/www.npr.org/templates/story/story.php?storyId=4633954 Архивировано из первоисточника 29 сентября 2015].
  • Melissa Block. [www.npr.org/2014/08/07/338639706/khmer-rouge-convictions-offer-small-solace-for-cambodian-victims?ft=3&f=2%2C3%2C5%2C7%2C10%2C13%2C35%2C46 Khmer Rouge Convictions Offer Small Solace For Cambodian Victims] (англ.). [npr.org/ National Public Radio] (7 August 2014).
  • Cecily Kamps. [asiasociety.org/blog/asia/interview-genocide-survivor-loung-ung-reclaims-life-and-light-new-memoir Interview: Genocide Survivor Loung Ung Reclaims Life, and Light, in New Memoir] (англ.). [asiasociety.org/ Asia Society] (18 April 2012). [web.archive.org/web/20150523070348/asiasociety.org/blog/asia/interview-genocide-survivor-loung-ung-reclaims-life-and-light-new-memoir Архивировано из первоисточника 23 мая 2015].
  • Loung Ung. [www.scmp.com/magazines/post-magazine/article/1886384/how-i-survived-khmer-rouge-cambodian-activist-loung-ung How I survived the Khmer Rouge: Cambodian activist Loung Ung] (англ.). [scmp.com/ South China Morning Post] (6 December 2015). [web.archive.org/web/20151205215549/www.scmp.com/magazines/post-magazine/article/1886384/how-i-survived-khmer-rouge-cambodian-activist-loung-ung Архивировано из первоисточника 5 декабря 2015].

Отрывок, характеризующий Лун Ун

Наташа посмотрела по тому направлению, по которому смотрел отец, и увидала, Жюли, которая с жемчугами на толстой красной шее (Наташа знала, обсыпанной пудрой) сидела с счастливым видом, рядом с матерью.
Позади их с улыбкой, наклоненная ухом ко рту Жюли, виднелась гладко причесанная, красивая голова Бориса. Он исподлобья смотрел на Ростовых и улыбаясь говорил что то своей невесте.
«Они говорят про нас, про меня с ним!» подумала Наташа. «И он верно успокоивает ревность ко мне своей невесты: напрасно беспокоятся! Ежели бы они знали, как мне ни до кого из них нет дела».
Сзади сидела в зеленой токе, с преданным воле Божией и счастливым, праздничным лицом, Анна Михайловна. В ложе их стояла та атмосфера – жениха с невестой, которую так знала и любила Наташа. Она отвернулась и вдруг всё, что было унизительного в ее утреннем посещении, вспомнилось ей.
«Какое право он имеет не хотеть принять меня в свое родство? Ах лучше не думать об этом, не думать до его приезда!» сказала она себе и стала оглядывать знакомые и незнакомые лица в партере. Впереди партера, в самой середине, облокотившись спиной к рампе, стоял Долохов с огромной, кверху зачесанной копной курчавых волос, в персидском костюме. Он стоял на самом виду театра, зная, что он обращает на себя внимание всей залы, так же свободно, как будто он стоял в своей комнате. Около него столпившись стояла самая блестящая молодежь Москвы, и он видимо первенствовал между ними.
Граф Илья Андреич, смеясь, подтолкнул краснеющую Соню, указывая ей на прежнего обожателя.
– Узнала? – спросил он. – И откуда он взялся, – обратился граф к Шиншину, – ведь он пропадал куда то?
– Пропадал, – отвечал Шиншин. – На Кавказе был, а там бежал, и, говорят, у какого то владетельного князя был министром в Персии, убил там брата шахова: ну с ума все и сходят московские барыни! Dolochoff le Persan, [Персианин Долохов,] да и кончено. У нас теперь нет слова без Долохова: им клянутся, на него зовут как на стерлядь, – говорил Шиншин. – Долохов, да Курагин Анатоль – всех у нас барынь с ума свели.
В соседний бенуар вошла высокая, красивая дама с огромной косой и очень оголенными, белыми, полными плечами и шеей, на которой была двойная нитка больших жемчугов, и долго усаживалась, шумя своим толстым шелковым платьем.
Наташа невольно вглядывалась в эту шею, плечи, жемчуги, прическу и любовалась красотой плеч и жемчугов. В то время как Наташа уже второй раз вглядывалась в нее, дама оглянулась и, встретившись глазами с графом Ильей Андреичем, кивнула ему головой и улыбнулась. Это была графиня Безухова, жена Пьера. Илья Андреич, знавший всех на свете, перегнувшись, заговорил с ней.
– Давно пожаловали, графиня? – заговорил он. – Приду, приду, ручку поцелую. А я вот приехал по делам и девочек своих с собой привез. Бесподобно, говорят, Семенова играет, – говорил Илья Андреич. – Граф Петр Кириллович нас никогда не забывал. Он здесь?
– Да, он хотел зайти, – сказала Элен и внимательно посмотрела на Наташу.
Граф Илья Андреич опять сел на свое место.
– Ведь хороша? – шопотом сказал он Наташе.
– Чудо! – сказала Наташа, – вот влюбиться можно! В это время зазвучали последние аккорды увертюры и застучала палочка капельмейстера. В партере прошли на места запоздавшие мужчины и поднялась занавесь.
Как только поднялась занавесь, в ложах и партере всё замолкло, и все мужчины, старые и молодые, в мундирах и фраках, все женщины в драгоценных каменьях на голом теле, с жадным любопытством устремили всё внимание на сцену. Наташа тоже стала смотреть.

На сцене были ровные доски по средине, с боков стояли крашеные картины, изображавшие деревья, позади было протянуто полотно на досках. В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках. Одна, очень толстая, в шелковом белом платье, сидела особо на низкой скамеечке, к которой был приклеен сзади зеленый картон. Все они пели что то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых, в обтяжку, панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом и стал петь и разводить руками.
Мужчина в обтянутых панталонах пропел один, потом пропела она. Потом оба замолкли, заиграла музыка, и мужчина стал перебирать пальцами руку девицы в белом платье, очевидно выжидая опять такта, чтобы начать свою партию вместе с нею. Они пропели вдвоем, и все в театре стали хлопать и кричать, а мужчина и женщина на сцене, которые изображали влюбленных, стали, улыбаясь и разводя руками, кланяться.
После деревни и в том серьезном настроении, в котором находилась Наташа, всё это было дико и удивительно ей. Она не могла следить за ходом оперы, не могла даже слышать музыку: она видела только крашеные картоны и странно наряженных мужчин и женщин, при ярком свете странно двигавшихся, говоривших и певших; она знала, что всё это должно было представлять, но всё это было так вычурно фальшиво и ненатурально, что ей становилось то совестно за актеров, то смешно на них. Она оглядывалась вокруг себя, на лица зрителей, отыскивая в них то же чувство насмешки и недоумения, которое было в ней; но все лица были внимательны к тому, что происходило на сцене и выражали притворное, как казалось Наташе, восхищение. «Должно быть это так надобно!» думала Наташа. Она попеременно оглядывалась то на эти ряды припомаженных голов в партере, то на оголенных женщин в ложах, в особенности на свою соседку Элен, которая, совершенно раздетая, с тихой и спокойной улыбкой, не спуская глаз, смотрела на сцену, ощущая яркий свет, разлитый по всей зале и теплый, толпою согретый воздух. Наташа мало по малу начинала приходить в давно не испытанное ею состояние опьянения. Она не помнила, что она и где она и что перед ней делается. Она смотрела и думала, и самые странные мысли неожиданно, без связи, мелькали в ее голове. То ей приходила мысль вскочить на рампу и пропеть ту арию, которую пела актриса, то ей хотелось зацепить веером недалеко от нее сидевшего старичка, то перегнуться к Элен и защекотать ее.
В одну из минут, когда на сцене всё затихло, ожидая начала арии, скрипнула входная дверь партера, на той стороне где была ложа Ростовых, и зазвучали шаги запоздавшего мужчины. «Вот он Курагин!» прошептал Шиншин. Графиня Безухова улыбаясь обернулась к входящему. Наташа посмотрела по направлению глаз графини Безуховой и увидала необыкновенно красивого адъютанта, с самоуверенным и вместе учтивым видом подходящего к их ложе. Это был Анатоль Курагин, которого она давно видела и заметила на петербургском бале. Он был теперь в адъютантском мундире с одной эполетой и эксельбантом. Он шел сдержанной, молодецкой походкой, которая была бы смешна, ежели бы он не был так хорош собой и ежели бы на прекрасном лице не было бы такого выражения добродушного довольства и веселия. Несмотря на то, что действие шло, он, не торопясь, слегка побрякивая шпорами и саблей, плавно и высоко неся свою надушенную красивую голову, шел по ковру коридора. Взглянув на Наташу, он подошел к сестре, положил руку в облитой перчатке на край ее ложи, тряхнул ей головой и наклонясь спросил что то, указывая на Наташу.
– Mais charmante! [Очень мила!] – сказал он, очевидно про Наташу, как не столько слышала она, сколько поняла по движению его губ. Потом он прошел в первый ряд и сел подле Долохова, дружески и небрежно толкнув локтем того Долохова, с которым так заискивающе обращались другие. Он, весело подмигнув, улыбнулся ему и уперся ногой в рампу.
– Как похожи брат с сестрой! – сказал граф. – И как хороши оба!
Шиншин вполголоса начал рассказывать графу какую то историю интриги Курагина в Москве, к которой Наташа прислушалась именно потому, что он сказал про нее charmante.
Первый акт кончился, в партере все встали, перепутались и стали ходить и выходить.
Борис пришел в ложу Ростовых, очень просто принял поздравления и, приподняв брови, с рассеянной улыбкой, передал Наташе и Соне просьбу его невесты, чтобы они были на ее свадьбе, и вышел. Наташа с веселой и кокетливой улыбкой разговаривала с ним и поздравляла с женитьбой того самого Бориса, в которого она была влюблена прежде. В том состоянии опьянения, в котором она находилась, всё казалось просто и естественно.
Голая Элен сидела подле нее и одинаково всем улыбалась; и точно так же улыбнулась Наташа Борису.
Ложа Элен наполнилась и окружилась со стороны партера самыми знатными и умными мужчинами, которые, казалось, наперерыв желали показать всем, что они знакомы с ней.
Курагин весь этот антракт стоял с Долоховым впереди у рампы, глядя на ложу Ростовых. Наташа знала, что он говорил про нее, и это доставляло ей удовольствие. Она даже повернулась так, чтобы ему виден был ее профиль, по ее понятиям, в самом выгодном положении. Перед началом второго акта в партере показалась фигура Пьера, которого еще с приезда не видали Ростовы. Лицо его было грустно, и он еще потолстел, с тех пор как его последний раз видела Наташа. Он, никого не замечая, прошел в первые ряды. Анатоль подошел к нему и стал что то говорить ему, глядя и указывая на ложу Ростовых. Пьер, увидав Наташу, оживился и поспешно, по рядам, пошел к их ложе. Подойдя к ним, он облокотился и улыбаясь долго говорил с Наташей. Во время своего разговора с Пьером, Наташа услыхала в ложе графини Безуховой мужской голос и почему то узнала, что это был Курагин. Она оглянулась и встретилась с ним глазами. Он почти улыбаясь смотрел ей прямо в глаза таким восхищенным, ласковым взглядом, что казалось странно быть от него так близко, так смотреть на него, быть так уверенной, что нравишься ему, и не быть с ним знакомой.
Во втором акте были картины, изображающие монументы и была дыра в полотне, изображающая луну, и абажуры на рампе подняли, и стали играть в басу трубы и контрабасы, и справа и слева вышло много людей в черных мантиях. Люди стали махать руками, и в руках у них было что то вроде кинжалов; потом прибежали еще какие то люди и стали тащить прочь ту девицу, которая была прежде в белом, а теперь в голубом платье. Они не утащили ее сразу, а долго с ней пели, а потом уже ее утащили, и за кулисами ударили три раза во что то металлическое, и все стали на колена и запели молитву. Несколько раз все эти действия прерывались восторженными криками зрителей.
Во время этого акта Наташа всякий раз, как взглядывала в партер, видела Анатоля Курагина, перекинувшего руку через спинку кресла и смотревшего на нее. Ей приятно было видеть, что он так пленен ею, и не приходило в голову, чтобы в этом было что нибудь дурное.
Когда второй акт кончился, графиня Безухова встала, повернулась к ложе Ростовых (грудь ее совершенно была обнажена), пальчиком в перчатке поманила к себе старого графа, и не обращая внимания на вошедших к ней в ложу, начала любезно улыбаясь говорить с ним.
– Да познакомьте же меня с вашими прелестными дочерьми, – сказала она, – весь город про них кричит, а я их не знаю.
Наташа встала и присела великолепной графине. Наташе так приятна была похвала этой блестящей красавицы, что она покраснела от удовольствия.
– Я теперь тоже хочу сделаться москвичкой, – говорила Элен. – И как вам не совестно зарыть такие перлы в деревне!
Графиня Безухая, по справедливости, имела репутацию обворожительной женщины. Она могла говорить то, чего не думала, и в особенности льстить, совершенно просто и натурально.
– Нет, милый граф, вы мне позвольте заняться вашими дочерьми. Я хоть теперь здесь не надолго. И вы тоже. Я постараюсь повеселить ваших. Я еще в Петербурге много слышала о вас, и хотела вас узнать, – сказала она Наташе с своей однообразно красивой улыбкой. – Я слышала о вас и от моего пажа – Друбецкого. Вы слышали, он женится? И от друга моего мужа – Болконского, князя Андрея Болконского, – сказала она с особенным ударением, намекая этим на то, что она знала отношения его к Наташе. – Она попросила, чтобы лучше познакомиться, позволить одной из барышень посидеть остальную часть спектакля в ее ложе, и Наташа перешла к ней.
В третьем акте был на сцене представлен дворец, в котором горело много свечей и повешены были картины, изображавшие рыцарей с бородками. В середине стояли, вероятно, царь и царица. Царь замахал правою рукою, и, видимо робея, дурно пропел что то, и сел на малиновый трон. Девица, бывшая сначала в белом, потом в голубом, теперь была одета в одной рубашке с распущенными волосами и стояла около трона. Она о чем то горестно пела, обращаясь к царице; но царь строго махнул рукой, и с боков вышли мужчины с голыми ногами и женщины с голыми ногами, и стали танцовать все вместе. Потом скрипки заиграли очень тонко и весело, одна из девиц с голыми толстыми ногами и худыми руками, отделившись от других, отошла за кулисы, поправила корсаж, вышла на середину и стала прыгать и скоро бить одной ногой о другую. Все в партере захлопали руками и закричали браво. Потом один мужчина стал в угол. В оркестре заиграли громче в цимбалы и трубы, и один этот мужчина с голыми ногами стал прыгать очень высоко и семенить ногами. (Мужчина этот был Duport, получавший 60 тысяч в год за это искусство.) Все в партере, в ложах и райке стали хлопать и кричать изо всех сил, и мужчина остановился и стал улыбаться и кланяться на все стороны. Потом танцовали еще другие, с голыми ногами, мужчины и женщины, потом опять один из царей закричал что то под музыку, и все стали петь. Но вдруг сделалась буря, в оркестре послышались хроматические гаммы и аккорды уменьшенной септимы, и все побежали и потащили опять одного из присутствующих за кулисы, и занавесь опустилась. Опять между зрителями поднялся страшный шум и треск, и все с восторженными лицами стали кричать: Дюпора! Дюпора! Дюпора! Наташа уже не находила этого странным. Она с удовольствием, радостно улыбаясь, смотрела вокруг себя.
– N'est ce pas qu'il est admirable – Duport? [Неправда ли, Дюпор восхитителен?] – сказала Элен, обращаясь к ней.
– Oh, oui, [О, да,] – отвечала Наташа.

В антракте в ложе Элен пахнуло холодом, отворилась дверь и, нагибаясь и стараясь не зацепить кого нибудь, вошел Анатоль.
– Позвольте мне вам представить брата, – беспокойно перебегая глазами с Наташи на Анатоля, сказала Элен. Наташа через голое плечо оборотила к красавцу свою хорошенькую головку и улыбнулась. Анатоль, который вблизи был так же хорош, как и издали, подсел к ней и сказал, что давно желал иметь это удовольствие, еще с Нарышкинского бала, на котором он имел удовольствие, которое не забыл, видеть ее. Курагин с женщинами был гораздо умнее и проще, чем в мужском обществе. Он говорил смело и просто, и Наташу странно и приятно поразило то, что не только не было ничего такого страшного в этом человеке, про которого так много рассказывали, но что напротив у него была самая наивная, веселая и добродушная улыбка.

Лун Ун — Википедия

Лун Ун (англ. Loung Ung, кхмер. អ៊ឹង លឿង; род. 1970, Пномпень, Камбоджа) — американская писательница, преподаватель и общественный деятель камбоджийского происхождения, участница правозащитного движения США и за рубежом, национальный пресс-секретарь международной кампании по разминированию «Мир без мин» (англ. Landmine-Free World). В 1997—2003 гг. занимала ту же должность будучи членом международного движения за запрет противопехотных мин (деятельность которого в 1996 году была отмечена Нобелевской премией мира), связанного с фондом ветеранов вьетнамской войны США (англ.)русск.. Помимо этого является активисткой движения против домашнего насилия в штате Мэн (США).

Известна как автор мемуаров, в которых она описывает трагические события первых лет своей жизни, а также преступления против её народа, совершенные коммунистическим режимом «красных кхмеров» во время геноцида в Камбодже 1975—1979 гг. (в результате которого по разным оценкам составило от 1 до 3 миллионов человек). В настоящее время Лун Ун замужем и проживает в Шейкер Хайтс (англ.)русск. — пригороде Кливленда, штат Огайо (США).

Биография

Первые годы жизни (1970—1975)

Ун родилась в 1970 году в Пномпене (Камбоджа), точная дата её рождения неизвестна, так как после прихода к власти «красные кхмеры» уничтожили многие записи о рождении людей в разных городах Камбоджи. Ун была шестым ребенком (и третьей из четырех девочек) в семье из семерых детей. Её братьями и сестрами были (по старшинству):

  1. Менг
  2. Хой
  3. Киеу † — умерла от отравления в 1977 году
  4. Ким
  5. Чоу
  6. Лун
  7. Геак † — пропала без вести в 1978 году

Отец Лун — Сем Ин Ун, — родился в 1931 году в небольшой деревне Тро Нуон в провинции Кампонгтям[1]. Мать — Ай Чхон Ун, — была китаянкой и переехала с семьей в Камбоджу еще маленькой девочкой. Они поженились против воли её родителей, и в дальнейшем жили со своими детьми в квартире на третьем этаже в центре оживленного Пномпеня. Из-за большого стажа работы в правительстве Сианука, отец Ун был насильно призван на работу в правительство Лон Нола, став высокопоставленным офицером военной полиции. Мать Ун не работала и занималась домашним хозяйством.

Семья Ун жила весьма зажиточно — у них было два автомобиля и грузовик, в доме был водопровод, канализация, и железная ванна. В квартире был телефон, а также семья ежедневно пользовалась услугами горничной. Всей семьей они смотрели фильмы в близлежащем кинотеатре и ходили плавание в бассейне в местном спортклубе. По её собственному признанию, Лун вела счастливую и беззаботную жизнь в дружной и любящей семье, пока 17 апреля 1975 года «красные кхмеры» не захватили власть в Камбодже и не эвакуировали Пномпень.

Эвакуация (1975)

Лун играла во дворе, когда в город вошли солдаты полпотовской армии. Населению более чем двухмиллионного Пномпеня было объявлено о принудительной эвакуации «в виду возможных бомбардировок авиацией США». Родители Ун погрузили нажитое в студебекер и отправились в путь. Когда у грузовика закончилось топливо, они оставили часть вещей, и продолжили путь в огромной пешей колонне из других эвакуированных. По пути они остановились на ночлег в чистом поле. Отец Лун представился главой крестьянской семьи, что позволило ему получить пропуск на КПП в Ком Баул и при этом избежать задержания — новые власти видели в горожанах потенциальных врагов, так многие эвакуированные были убиты полпотовцами при попытке бежать в сельскую местность[2]. На седьмой день пути семью Ун отыскал их родной дядя, который согласился довести их по железной дороге в деревню Кранг Труоп.

Семья Ун пробыла там лишь пару месяцев — глава семейства опасался, что другие эвакуированные из Пномпеня узнают его и выдадут «красным кхмерам». Он хотел увезти семью в Баттамбанг, в деревню к бабушке Лун, однако полпотовцы не позволили ему осуществить задуманное. Вместо этого семью Ун, вместе с тремястами семьями эвакуированных, насильно пригнали в деревню Англунтмор, где они находились в течение пяти месяцев. За это время более половины из вновь прибывших умерли от голода и болезней[3]. Осознавая, что раскрытие его связей с режимом Лон Нола станет неизбежно, отец Лун стал умолять надзирателей вывезти его семью оттуда. «Красные кхмеры» приказали ему направляться в Ро Леап, куда в тот же день прибыло около шестидесяти семей.

Трудовой лагерь (1976—1978)

Черепа жертв террора красных кхмеров

Ро Леап стал новым домом для семьи Ун в течение последующих 18 месяцев. Отрезанные от внешнего мира и живущие в постоянном страхе, они были вынуждены работать от рассвета до заката за чашку риса или жидкой баланды. Постоянный голод и изнеможение стали частью их новой жизни в деревне, которую и день и ночь патрулировали полпотовские солдаты — соансроки. Спустя пару месяцев после их прибытия в деревню семью разделили: старший из братьев Ун — 18-летний Мен, 16-летний Хоу, а также её старшая сестра, 14-летняя Киеу были направлены на работу в другие лагеря. Спустя полгода Киеу умерла от отравления в трудовом лагере для подростков Конг Ча Лат, а в декабре двое солдат пришли к хижине Ун и потребовали от её отца помочь освободить застрявший фургон; с тех пор его больше никто не видел.

Лун, её брат — 11-летний Ким, а также две её сестры — 9-летняя Чжоу и 4-летняя Геак оставались со своей матерью в Ро Леап до мая 1977 года. От голодной смерти их спасли Менг и Хоу приносившие им немного пищи из их трудового лагеря. Ким, рискуя жизнью, по ночам воровал кукурузу со склада с урожаем, который охраняли солдаты. Майской ночью 1977 года Ай услышала крики, доносившиеся из соседского дома, после чего семья, жившая в нем бесследно исчезла. Напуганная случившимся Ай уговорила Лун и Чжоу притвориться сиротами и больше не возвращаться в лагерь. Лун и Чжоу нашли приют в детском лагере неподалеку от Ро Леап, где им поверили и даже выдали дополнительный паек, а августе 1977 года семилетнюю Лун мобилизовали в солдаты.

Последующие семнадцать месяцев Ун провела в военном лагере, где её учили сражаться с вьетнамцами. Осенней ночью 1978 года она без разрешения командования покинула расположения лагеря и вернулась в Ро Леап, в надежде встретить там сестру и мать. Однако по прибытии она нашла хижину заброшенной, хотя все вещи её родственников оставались на своих на местах. Соседка рассказала ей, что Ай и Геак увези полпотовцы, и с тех пор их больше никто не видел.

В январе 1979 года вьетнамская армия освободила Пномпень и продолжила наступление на запад Камбоджи. Артиллерийские удары по лагерю, где жила Ун, вынудили находившихся там спасаться бегством. В начвашейся суматохе, её брат Ким и сестра Чоу смогли отыскать Ун на дороге и вместе они пешком отправились в город Поусат, останавливаясь только на еду и ночлег. Через несколько дней им удалось найти приют в лагере беженцев, который находился под контролем дружественных вьетнамских войск. Лагерь регулярно подвергался нападениям полпотовцев, а девятилетняя Лун стала маленьким свидетелем ужасов новой войны.

Бегство из страны (1979—1980)

Жизнь в США (1980—2011)

Образование

Карьера

Лун Ун на встрече с пациентами детского реабилитационного Киен Клеанг в Пномпене. 1990-е годы

В 1995 году впервые за 15 лет посетила Камбоджу. Ей удалось выяснить, что большинство её родственников были убиты или погибли в годы правления «красных кхмеров». Через некоторое время по возвращению в США, Ун переехала жить в округ Колумбия, где в конце 1996 года устроилась на работу в Фонд ветеранов вьетнамской войны (Ассоциация ветеранов Вьетнама) — международную благотворительную организацию, оказывающую помощь больницам и реабилитационным центрам во многих странах мира, в том числе и в Камбодже.

В 2005 году Лун совершила свою двадцать пятую поездку в Камбоджу на этот раз в качестве представителя в Ассоциации ветеранов Вьетнама в рамках международной кампании по запрету противопехотных мин. С 1991 года ассоциация помогла более 15 000 пострадавшим вернуться к нормальной жизни. Председатель Фонда ветеранов, Бобби Мюллер, неоднократно отмечал значительный вклад Лун в деятельность их организации, а в 1997 году деятельность ассоциации была отмечена Нобелевской премией мира[4].

Лун, Мен и Ким вернулись в Бат Дэн в 1998 году, чтобы встретиться с Хоу, Чжоу и другими оставшимися в живых родственниками, в том числе и с их 88-летней бабушкой. Ун провела похоронную церемонию в память о своих родителях, павших от рук полпотовцев, в церемонии приняли участие сотни родственников и друзей Ун. Два года спустя была опубликована её первая книга. В 2002 году Ун вышла замуж за своего однокурсника — Марка Праймера. Её вторая книга вышла в 2005 году.

В настоящее время

Ниже приведен фрагмент статьи «Cambodian refugee had new difficulties after move to U.S.» опубликованной в Nashua Telegraph 17 апреля 2005 года:

Оригинальный текст (англ.)

Ung recently moved to suburban Cleveland where her husband grew up. He knows, though, that someday he'll probably be living in Cambodia where Ung owns 2½ acres and plans to build a home. For now, she keeps plenty of reminders of the country in her fourth-floor home office — a statue of Buddha, a photograph of a palm tree and rice field that she feels captures the country's beauty. Her office overlooks a wood deck that has been painted rusty red to remind her of the soil of her native home. She's working on her first novel, set in 1148 in Cambodia. She's shy about revealing the plot. Again, she's sure it will only sell 10 copies.

Мемуары

From 1975 to 1979—through execution, starvation, disease, and forced labor—the Khmer Rouge systematically killed an estimated two million Cambodians, almost a fourth of the country's population. This is a story of survival: my own and my family's. Though these events constitute my own experience, my story mirrors that of millions of Cambodians. If you had been living in Cambodia during this period, this would be your story too.

Сначала они убили моего отца (2000)

Критика

Первая книга Ун была подвергнута резкой критике со стороны представителей камбоджийской диаспоры США, многие из которых сочли книгу скорее художественным произведением, нежели достоверной автобиографией. Ун обвиняли в искажении образа камбоджийского народа навязывании этнических стереотипов в пользу самовозвеличивания и излишней драматизации для поднятия продаж[5]. Одним из доводов её оппонентов является то, что в силу своего возраста (на момент прихода к власти «красных кхмеров» в 1975 году Ун было всего пять лет), она не смогла бы запомнить происходящее так подробно, как это описано в её книге[5].

Критики отмечают нестыковки при описании некоторых событий. Так в первой книге Ун опубликовано семейное фото 1973—1974 гг. с подписью: «на экскурсии в Ангкор-Ват». Однако в это самое время в стране полным ходом шла гражданская война, провинция Сиемреап (где расположен Ангкор-Ват), находилась под контролем «красных кхмеров» еще с 1973 года, а сам комплекс был недоступен для туристов. По мнению критиков, в действительности такого быть не могло, а на фото вероятно запечатлен монастырь Ват Пном в Пномпене. Это приводится в качестве доказательства недостоверности воспоминаний Ун[5].

См. также

Примечания

Литература

Библиография

  • Loung Ung. First They Killed My Father: A Daughter of Cambodia Remembers. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2000. — ISBN 0-06-019332-8.
  • Loung Ung. Lucky Child: A Daughter of Cambodia Reunites with the Sister She Left Behind. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2005. — ISBN 0-06-073394-2.
  • Loung Ung. Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2012. — 368 p. — ISBN 0-06-209192-1.

Ссылки

Рецензии

Интервью

Лун Ун — Википедия

Лун Ун (англ. Loung Ung, кхмер. អ៊ឹង លឿង; род. 1970, Пномпень, Камбоджа) — американская писательница, преподаватель и общественный деятель камбоджийского происхождения, участница правозащитного движения США и за рубежом, национальный пресс-секретарь международной кампании по разминированию «Мир без мин» (англ. Landmine-Free World). В 1997—2003 гг. занимала ту же должность будучи членом международного движения за запрет противопехотных мин (деятельность которого в 1996 году была отмечена Нобелевской премией мира), связанного с фондом ветеранов вьетнамской войны США (англ.)русск.. Помимо этого является активисткой движения против домашнего насилия в штате Мэн (США).

Известна как автор мемуаров, в которых она описывает трагические события первых лет своей жизни, а также преступления против её народа, совершенные коммунистическим режимом «красных кхмеров» во время геноцида в Камбодже 1975—1979 гг. (в результате которого количество жертв по разным оценкам составило от 1 до 3 миллионов человек). В настоящее время Лун Ун замужем и проживает в Шейкер Хайтс (англ.)русск. — пригороде Кливленда, штат Огайо (США).

Биография

Первые годы жизни (1970—1975)

Ун родилась в 1970 году в Пномпене (Камбоджа), точная дата её рождения неизвестна, так как после прихода к власти «красные кхмеры» уничтожили многие записи о рождении людей в разных городах Камбоджи. Ун была шестым ребенком (и третьей из четырех девочек) в семье из семерых детей. Её братьями и сестрами были (по старшинству):

  1. Менг
  2. Хой
  3. Киеу † — умерла от отравления в 1977 году
  4. Ким
  5. Чоу
  6. Лун
  7. Геак † — пропала без вести в 1978 году

Отец Лун — Сем Ин Ун, — родился в 1931 году в небольшой деревне Тро Нуон в провинции Кампонгтям[1]. Мать — Ай Чхон Ун, — была китаянкой и переехала с семьей в Камбоджу еще маленькой девочкой. Они поженились против воли её родителей, и в дальнейшем жили со своими детьми в квартире на третьем этаже в центре оживленного Пномпеня. Из-за большого стажа работы в правительстве Сианука, отец Ун был насильно призван на работу в правительство Лон Нола, став высокопоставленным офицером военной полиции. Мать Ун не работала и занималась домашним хозяйством.

Семья Ун жила весьма зажиточно — у них было два автомобиля и грузовик, в доме был водопровод, канализация, и железная ванна. В квартире был телефон, а также семья ежедневно пользовалась услугами горничной. Всей семьей они смотрели фильмы в близлежащем кинотеатре и ходили плавание в бассейне в местном спортклубе. По её собственному признанию, Лун вела счастливую и беззаботную жизнь в дружной и любящей семье, пока 17 апреля 1975 года «красные кхмеры» не захватили власть в Камбодже и не эвакуировали Пномпень.

Эвакуация (1975)

Лун играла во дворе, когда в город вошли солдаты полпотовской армии. Населению более чем двухмиллионного Пномпеня было объявлено о принудительной эвакуации «в виду возможных бомбардировок авиацией США». Родители Ун погрузили нажитое в студебекер и отправились в путь. Когда у грузовика закончилось топливо, они оставили часть вещей, и продолжили путь в огромной пешей колонне из других эвакуированных. По пути они остановились на ночлег в чистом поле. Отец Лун представился главой крестьянской семьи, что позволило ему получить пропуск на КПП в Ком Баул и при этом избежать задержания — новые власти видели в горожанах потенциальных врагов, так многие эвакуированные были убиты полпотовцами при попытке бежать в сельскую местность[2]. На седьмой день пути семью Ун отыскал их родной дядя, который согласился довести их по железной дороге в деревню Кранг Труоп.

Семья Ун пробыла там лишь пару месяцев — глава семейства опасался, что другие эвакуированные из Пномпеня узнают его и выдадут «красным кхмерам». Он хотел увезти семью в Баттамбанг, в деревню к бабушке Лун, однако полпотовцы не позволили ему осуществить задуманное. Вместо этого семью Ун, вместе с тремястами семьями эвакуированных, насильно пригнали в деревню Англунтмор, где они находились в течение пяти месяцев. За это время более половины из вновь прибывших умерли от голода и болезней[3]. Осознавая, что раскрытие его связей с режимом Лон Нола станет неизбежно, отец Лун стал умолять надзирателей вывезти его семью оттуда. «Красные кхмеры» приказали ему направляться в Ро Леап, куда в тот же день прибыло около шестидесяти семей.

Трудовой лагерь (1976—1978)

Черепа жертв террора красных кхмеров

Ро Леап стал новым домом для семьи Ун в течение последующих 18 месяцев. Отрезанные от внешнего мира и живущие в постоянном страхе, они были вынуждены работать от рассвета до заката за чашку риса или жидкой баланды. Постоянный голод и изнеможение стали частью их новой жизни в деревне, которую и день и ночь патрулировали полпотовские солдаты — соансроки. Спустя пару месяцев после их прибытия в деревню семью разделили: старший из братьев Ун — 18-летний Мен, 16-летний Хоу, а также её старшая сестра, 14-летняя Киеу были направлены на работу в другие лагеря. Спустя полгода Киеу умерла от отравления в трудовом лагере для подростков Конг Ча Лат, а в декабре двое солдат пришли к хижине Ун и потребовали от её отца помочь освободить застрявший фургон; с тех пор его больше никто не видел.

Лун, её брат — 11-летний Ким, а также две её сестры — 9-летняя Чжоу и 4-летняя Геак оставались со своей матерью в Ро Леап до мая 1977 года. От голодной смерти их спасли Менг и Хоу приносившие им немного пищи из их трудового лагеря. Ким, рискуя жизнью, по ночам воровал кукурузу со склада с урожаем, который охраняли солдаты. Майской ночью 1977 года Ай услышала крики, доносившиеся из соседского дома, после чего семья, жившая в нем бесследно исчезла. Напуганная случившимся Ай уговорила Лун и Чжоу притвориться сиротами и больше не возвращаться в лагерь. Лун и Чжоу нашли приют в детском лагере неподалеку от Ро Леап, где им поверили и даже выдали дополнительный паек, а августе 1977 года семилетнюю Лун мобилизовали в солдаты.

Последующие семнадцать месяцев Ун провела в военном лагере, где её учили сражаться с вьетнамцами. Осенней ночью 1978 года она без разрешения командования покинула расположения лагеря и вернулась в Ро Леап, в надежде встретить там сестру и мать. Однако по прибытии она нашла хижину заброшенной, хотя все вещи её родственников оставались на своих на местах. Соседка рассказала ей, что Ай и Геак увези полпотовцы, и с тех пор их больше никто не видел.

В январе 1979 года вьетнамская армия освободила Пномпень и продолжила наступление на запад Камбоджи. Артиллерийские удары по лагерю, где жила Ун, вынудили находившихся там спасаться бегством. В начвашейся суматохе, её брат Ким и сестра Чоу смогли отыскать Ун на дороге и вместе они пешком отправились в город Поусат, останавливаясь только на еду и ночлег. Через несколько дней им удалось найти приют в лагере беженцев, который находился под контролем дружественных вьетнамских войск. Лагерь регулярно подвергался нападениям полпотовцев, а девятилетняя Лун стала маленьким свидетелем ужасов новой войны.

Бегство из страны (1979—1980)

Жизнь в США (1980—2011)

Образование

Карьера

Лун Ун на встрече с пациентами детского реабилитационного Киен Клеанг в Пномпене. 1990-е годы

В 1995 году впервые за 15 лет посетила Камбоджу. Ей удалось выяснить, что большинство её родственников были убиты или погибли в годы правления «красных кхмеров». Через некоторое время по возвращению в США, Ун переехала жить в округ Колумбия, где в конце 1996 года устроилась на работу в Фонд ветеранов вьетнамской войны (Ассоциация ветеранов Вьетнама) — международную благотворительную организацию, оказывающую помощь больницам и реабилитационным центрам во многих странах мира, в том числе и в Камбодже.

В 2005 году Лун совершила свою двадцать пятую поездку в Камбоджу на этот раз в качестве представителя в Ассоциации ветеранов Вьетнама в рамках международной кампании по запрету противопехотных мин. С 1991 года ассоциация помогла более 15 000 пострадавшим вернуться к нормальной жизни. Председатель Фонда ветеранов, Бобби Мюллер, неоднократно отмечал значительный вклад Лун в деятельность их организации, а в 1997 году деятельность ассоциации была отмечена Нобелевской премией мира[4].

Лун, Мен и Ким вернулись в Бат Дэн в 1998 году, чтобы встретиться с Хоу, Чжоу и другими оставшимися в живых родственниками, в том числе и с их 88-летней бабушкой. Ун провела похоронную церемонию в память о своих родителях, павших от рук полпотовцев, в церемонии приняли участие сотни родственников и друзей Ун. Два года спустя была опубликована её первая книга. В 2002 году Ун вышла замуж за своего однокурсника — Марка Праймера. Её вторая книга вышла в 2005 году.

В настоящее время

Ниже приведен фрагмент статьи «Cambodian refugee had new difficulties after move to U.S.» опубликованной в Nashua Telegraph 17 апреля 2005 года:

Оригинальный текст (англ.)

Ung recently moved to suburban Cleveland where her husband grew up. He knows, though, that someday he'll probably be living in Cambodia where Ung owns 2½ acres and plans to build a home. For now, she keeps plenty of reminders of the country in her fourth-floor home office — a statue of Buddha, a photograph of a palm tree and rice field that she feels captures the country's beauty. Her office overlooks a wood deck that has been painted rusty red to remind her of the soil of her native home. She's working on her first novel, set in 1148 in Cambodia. She's shy about revealing the plot. Again, she's sure it will only sell 10 copies.

Мемуары

From 1975 to 1979—through execution, starvation, disease, and forced labor—the Khmer Rouge systematically killed an estimated two million Cambodians, almost a fourth of the country's population. This is a story of survival: my own and my family's. Though these events constitute my own experience, my story mirrors that of millions of Cambodians. If you had been living in Cambodia during this period, this would be your story too.

Сначала они убили моего отца (2000)

Критика

Первая книга Ун была подвергнута резкой критике со стороны представителей камбоджийской диаспоры США, многие из которых сочли книгу скорее художественным произведением, нежели достоверной автобиографией. Ун обвиняли в искажении образа камбоджийского народа навязывании этнических стереотипов в пользу самовозвеличивания и излишней драматизации для поднятия продаж[5]. Одним из доводов её оппонентов является то, что в силу своего возраста (на момент прихода к власти «красных кхмеров» в 1975 году Ун было всего пять лет), она не смогла бы запомнить происходящее так подробно, как это описано в её книге[5].

Критики отмечают нестыковки при описании некоторых событий. Так в первой книге Ун опубликовано семейное фото 1973—1974 гг. с подписью: «на экскурсии в Ангкор-Ват». Однако в это самое время в стране полным ходом шла гражданская война, провинция Сиемреап (где расположен Ангкор-Ват), находилась под контролем «красных кхмеров» еще с 1973 года, а сам комплекс был недоступен для туристов. По мнению критиков, в действительности такого быть не могло, а на фото вероятно запечатлен монастырь Ват Пном в Пномпене. Это приводится в качестве доказательства недостоверности воспоминаний Ун[5].

См. также

Примечания

Литература

Библиография

  • Loung Ung. First They Killed My Father: A Daughter of Cambodia Remembers. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2000. — ISBN 0-06-019332-8.
  • Loung Ung. Lucky Child: A Daughter of Cambodia Reunites with the Sister She Left Behind. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2005. — ISBN 0-06-073394-2.
  • Loung Ung. Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2012. — 368 p. — ISBN 0-06-209192-1.

Ссылки

Рецензии

Интервью

Лун Ун - Вики

Лун Ун (англ. Loung Ung, кхмер. អ៊ឹង លឿង; род. 1970, Пномпень, Камбоджа) — американская писательница, преподаватель и общественный деятель камбоджийского происхождения, участница правозащитного движения США и за рубежом, национальный пресс-секретарь международной кампании по разминированию «Мир без мин» (англ. Landmine-Free World). В 1997—2003 гг. занимала ту же должность будучи членом международного движения за запрет противопехотных мин (деятельность которого в 1996 году была отмечена Нобелевской премией мира), связанного с фондом ветеранов вьетнамской войны США (англ.)русск.. Помимо этого является активисткой движения против домашнего насилия в штате Мэн (США).

Известна как автор мемуаров, в которых она описывает трагические события первых лет своей жизни, а также преступления против её народа, совершенные коммунистическим режимом «красных кхмеров» во время геноцида в Камбодже 1975—1979 гг. (в результате которого количество жертв по разным оценкам составило от 1 до 3 миллионов человек). В настоящее время Лун Ун замужем и проживает в Шейкер Хайтс (англ.)русск. — пригороде Кливленда, штат Огайо (США).

Первые годы жизни (1970—1975)

Ун родилась в 1970 году в Пномпене (Камбоджа), точная дата её рождения неизвестна, так как после прихода к власти «красные кхмеры» уничтожили многие записи о рождении людей в разных городах Камбоджи. Ун была шестым ребенком (и третьей из четырех девочек) в семье из семерых детей. Её братьями и сестрами были (по старшинству):

  1. Менг
  2. Хой
  3. Киеу † — умерла от отравления в 1977 году
  4. Ким
  5. Чоу
  6. Лун
  7. Геак † — пропала без вести в 1978 году

Отец Лун — Сем Ин Ун, — родился в 1931 году в небольшой деревне Тро Нуон в провинции Кампонгтям[1]. Мать — Ай Чхон Ун, — была китаянкой и переехала с семьей в Камбоджу еще маленькой девочкой. Они поженились против воли её родителей, и в дальнейшем жили со своими детьми в квартире на третьем этаже в центре оживленного Пномпеня. Из-за большого стажа работы в правительстве Сианука, отец Ун был насильно призван на работу в правительство Лон Нола, став высокопоставленным офицером военной полиции. Мать Ун не работала и занималась домашним хозяйством.

Семья Ун жила весьма зажиточно — у них было два автомобиля и грузовик, в доме был водопровод, канализация, и железная ванна. В квартире был телефон, а также семья ежедневно пользовалась услугами горничной. Всей семьей они смотрели фильмы в близлежащем кинотеатре и ходили плавание в бассейне в местном спортклубе. По её собственному признанию, Лун вела счастливую и беззаботную жизнь в дружной и любящей семье, пока 17 апреля 1975 года «красные кхмеры» не захватили власть в Камбодже и не эвакуировали Пномпень.

Лун Ун Википедия

Лун Ун (англ. Loung Ung, кхмер. អ៊ឹង លឿង; род. 1970, Пномпень, Камбоджа) — американская писательница, преподаватель и общественный деятель камбоджийского происхождения, участница правозащитного движения США и за рубежом, национальный пресс-секретарь международной кампании по разминированию «Мир без мин» (англ. Landmine-Free World). В 1997—2003 гг. занимала ту же должность будучи членом международного движения за запрет противопехотных мин (деятельность которого в 1996 году была отмечена Нобелевской премией мира), связанного с фондом ветеранов вьетнамской войны США (англ.)русск.. Помимо этого является активисткой движения против домашнего насилия в штате Мэн (США).

Известна как автор мемуаров, в которых она описывает трагические события первых лет своей жизни, а также преступления против её народа, совершенные коммунистическим режимом «красных кхмеров» во время геноцида в Камбодже 1975—1979 гг. (в результате которого количество жертв по разным оценкам составило от 1 до 3 миллионов человек). В настоящее время Лун Ун замужем и проживает в Шейкер Хайтс (англ.)русск. — пригороде Кливленда, штат Огайо (США).

Биография

Первые годы жизни (1970—1975)

Ун родилась в 1970 году в Пномпене (Камбоджа), точная дата её рождения неизвестна, так как после прихода к власти «красные кхмеры» уничтожили многие записи о рождении людей в разных городах Камбоджи. Ун была шестым ребенком (и третьей из четырех девочек) в семье из семерых детей. Её братьями и сестрами были (по старшинству):

  1. Менг
  2. Хой
  3. Киеу † — умерла от отравления в 1977 году
  4. Ким
  5. Чоу
  6. Лун
  7. Геак † — пропала без вести в 1978 году

Отец Лун — Сем Ин Ун, — родился в 1931 году в небольшой деревне Тро Нуон в провинции Кампонгтям[1]. Мать — Ай Чхон Ун, — была китаянкой и переехала с семьей в Камбоджу еще маленькой девочкой. Они поженились против воли её родителей, и в дальнейшем жили со своими детьми в квартире на третьем этаже в центре оживленного Пномпеня. Из-за большого стажа работы в правительстве Сианука, отец Ун был насильно призван на работу в правительство Лон Нола, став высокопоставленным офицером военной полиции. Мать Ун не работала и занималась домашним хозяйством.

Семья Ун жила весьма зажиточно — у них было два автомобиля и грузовик, в доме был водопровод, канализация, и железная ванна. В квартире был телефон, а также семья ежедневно пользовалась услугами горничной. Всей семьей они смотрели фильмы в близлежащем кинотеатре и ходили плавание в бассейне в местном спортклубе. По её собственному признанию, Лун вела счастливую и беззаботную жизнь в дружной и любящей семье, пока 17 апреля 1975 года «красные кхмеры» не захватили власть в Камбодже и не эвакуировали Пномпень.

Эвакуация (1975)

Лун играла во дворе, когда в город вошли солдаты полпотовской армии. Населению более чем двухмиллионного Пномпеня было объявлено о принудительной эвакуации «в виду возможных бомбардировок авиацией США». Родители Ун погрузили нажитое в студебекер и отправились в путь. Когда у грузовика закончилось топливо, они оставили часть вещей, и продолжили путь в огромной пешей колонне из других эвакуированных. По пути они остановились на ночлег в чистом поле. Отец Лун представился главой крестьянской семьи, что позволило ему получить пропуск на КПП в Ком Баул и при этом избежать задержания — новые власти видели в горожанах потенциальных врагов, так многие эвакуированные были убиты полпотовцами при попытке бежать в сельскую местность[2]. На седьмой день пути семью Ун отыскал их родной дядя, который согласился довести их по железной дороге в деревню Кранг Труоп.

Семья Ун пробыла там лишь пару месяцев — глава семейства опасался, что другие эвакуированные из Пномпеня узнают его и выдадут «красным кхмерам». Он хотел увезти семью в Баттамбанг, в деревню к бабушке Лун, однако полпотовцы не позволили ему осуществить задуманное. Вместо этого семью Ун, вместе с тремястами семьями эвакуированных, насильно пригнали в деревню Англунтмор, где они находились в течение пяти месяцев. За это время более половины из вновь прибывших умерли от голода и болезней[3]. Осознавая, что раскрытие его связей с режимом Лон Нола станет неизбежно, отец Лун стал умолять надзирателей вывезти его семью оттуда. «Красные кхмеры» приказали ему направляться в Ро Леап, куда в тот же день прибыло около шестидесяти семей.

Трудовой лагерь (1976—1978)

Черепа жертв террора красных кхмеров

Ро Леап стал новым домом для семьи Ун в течение последующих 18 месяцев. Отрезанные от внешнего мира и живущие в постоянном страхе, они были вынуждены работать от рассвета до заката за чашку риса или жидкой баланды. Постоянный голод и изнеможение стали частью их новой жизни в деревне, которую и день и ночь патрулировали полпотовские солдаты — соансроки. Спустя пару месяцев после их прибытия в деревню семью разделили: старший из братьев Ун — 18-летний Мен, 16-летний Хоу, а также её старшая сестра, 14-летняя Киеу были направлены на работу в другие лагеря. Спустя полгода Киеу умерла от отравления в трудовом лагере для подростков Конг Ча Лат, а в декабре двое солдат пришли к хижине Ун и потребовали от её отца помочь освободить застрявший фургон; с тех пор его больше никто не видел.

Лун, её брат — 11-летний Ким, а также две её сестры — 9-летняя Чжоу и 4-летняя Геак оставались со своей матерью в Ро Леап до мая 1977 года. От голодной смерти их спасли Менг и Хоу приносившие им немного пищи из их трудового лагеря. Ким, рискуя жизнью, по ночам воровал кукурузу со склада с урожаем, который охраняли солдаты. Майской ночью 1977 года Ай услышала крики, доносившиеся из соседского дома, после чего семья, жившая в нем бесследно исчезла. Напуганная случившимся Ай уговорила Лун и Чжоу притвориться сиротами и больше не возвращаться в лагерь. Лун и Чжоу нашли приют в детском лагере неподалеку от Ро Леап, где им поверили и даже выдали дополнительный паек, а августе 1977 года семилетнюю Лун мобилизовали в солдаты.

Последующие семнадцать месяцев Ун провела в военном лагере, где её учили сражаться с вьетнамцами. Осенней ночью 1978 года она без разрешения командования покинула расположения лагеря и вернулась в Ро Леап, в надежде встретить там сестру и мать. Однако по прибытии она нашла хижину заброшенной, хотя все вещи её родственников оставались на своих на местах. Соседка рассказала ей, что Ай и Геак увези полпотовцы, и с тех пор их больше никто не видел.

В январе 1979 года вьетнамская армия освободила Пномпень и продолжила наступление на запад Камбоджи. Артиллерийские удары по лагерю, где жила Ун, вынудили находившихся там спасаться бегством. В начвашейся суматохе, её брат Ким и сестра Чоу смогли отыскать Ун на дороге и вместе они пешком отправились в город Поусат, останавливаясь только на еду и ночлег. Через несколько дней им удалось найти приют в лагере беженцев, который находился под контролем дружественных вьетнамских войск. Лагерь регулярно подвергался нападениям полпотовцев, а девятилетняя Лун стала маленьким свидетелем ужасов новой войны.

Бегство из страны (1979—1980)

Жизнь в США (1980—2011)

Образование

Карьера

Лун Ун на встрече с пациентами детского реабилитационного Киен Клеанг в Пномпене. 1990-е годы

В 1995 году впервые за 15 лет посетила Камбоджу. Ей удалось выяснить, что большинство её родственников были убиты или погибли в годы правления «красных кхмеров». Через некоторое время по возвращению в США, Ун переехала жить в округ Колумбия, где в конце 1996 года устроилась на работу в Фонд ветеранов вьетнамской войны (Ассоциация ветеранов Вьетнама) — международную благотворительную организацию, оказывающую помощь больницам и реабилитационным центрам во многих странах мира, в том числе и в Камбодже.

В 2005 году Лун совершила свою двадцать пятую поездку в Камбоджу на этот раз в качестве представителя в Ассоциации ветеранов Вьетнама в рамках международной кампании по запрету противопехотных мин. С 1991 года ассоциация помогла более 15 000 пострадавшим вернуться к нормальной жизни. Председатель Фонда ветеранов, Бобби Мюллер, неоднократно отмечал значительный вклад Лун в деятельность их организации, а в 1997 году деятельность ассоциации была отмечена Нобелевской премией мира[4].

Лун, Мен и Ким вернулись в Бат Дэн в 1998 году, чтобы встретиться с Хоу, Чжоу и другими оставшимися в живых родственниками, в том числе и с их 88-летней бабушкой. Ун провела похоронную церемонию в память о своих родителях, павших от рук полпотовцев, в церемонии приняли участие сотни родственников и друзей Ун. Два года спустя была опубликована её первая книга. В 2002 году Ун вышла замуж за своего однокурсника — Марка Праймера. Её вторая книга вышла в 2005 году.

В настоящее время

Ниже приведен фрагмент статьи «Cambodian refugee had new difficulties after move to U.S.» опубликованной в Nashua Telegraph 17 апреля 2005 года:

Оригинальный текст (англ.)

Ung recently moved to suburban Cleveland where her husband grew up. He knows, though, that someday he'll probably be living in Cambodia where Ung owns 2½ acres and plans to build a home. For now, she keeps plenty of reminders of the country in her fourth-floor home office — a statue of Buddha, a photograph of a palm tree and rice field that she feels captures the country's beauty. Her office overlooks a wood deck that has been painted rusty red to remind her of the soil of her native home. She's working on her first novel, set in 1148 in Cambodia. She's shy about revealing the plot. Again, she's sure it will only sell 10 copies.

Мемуары

From 1975 to 1979—through execution, starvation, disease, and forced labor—the Khmer Rouge systematically killed an estimated two million Cambodians, almost a fourth of the country's population. This is a story of survival: my own and my family's. Though these events constitute my own experience, my story mirrors that of millions of Cambodians. If you had been living in Cambodia during this period, this would be your story too.

Сначала они убили моего отца (2000)

Критика

Первая книга Ун была подвергнута резкой критике со стороны представителей камбоджийской диаспоры США, многие из которых сочли книгу скорее художественным произведением, нежели достоверной автобиографией. Ун обвиняли в искажении образа камбоджийского народа навязывании этнических стереотипов в пользу самовозвеличивания и излишней драматизации для поднятия продаж[5]. Одним из доводов её оппонентов является то, что в силу своего возраста (на момент прихода к власти «красных кхмеров» в 1975 году Ун было всего пять лет), она не смогла бы запомнить происходящее так подробно, как это описано в её книге[5].

Критики отмечают нестыковки при описании некоторых событий. Так в первой книге Ун опубликовано семейное фото 1973—1974 гг. с подписью: «на экскурсии в Ангкор-Ват». Однако в это самое время в стране полным ходом шла гражданская война, провинция Сиемреап (где расположен Ангкор-Ват), находилась под контролем «красных кхмеров» еще с 1973 года, а сам комплекс был недоступен для туристов. По мнению критиков, в действительности такого быть не могло, а на фото вероятно запечатлен монастырь Ват Пном в Пномпене. Это приводится в качестве доказательства недостоверности воспоминаний Ун[5].

См. также

Примечания

Литература

Библиография

  • Loung Ung. First They Killed My Father: A Daughter of Cambodia Remembers. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2000. — ISBN 0-06-019332-8.
  • Loung Ung. Lucky Child: A Daughter of Cambodia Reunites with the Sister She Left Behind. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2005. — ISBN 0-06-073394-2.
  • Loung Ung. Lulu in the Sky: A Daughter of Cambodia Finds Love, Healing, and Double Happiness. — New York City: HarperCollins Publishers, Inc., 2012. — 368 p. — ISBN 0-06-209192-1.

Ссылки

Рецензии

Интервью