Поцелуй мунка – Гравюры и рисунки Эдварда Мунка демонстрируют сразу две галереи в США

Эдвард Мунк «Поцелуй». Описание картины

Для Мунка характерным было возвращение при написании картин к уже проработанным сюжетам. Не стало исключением и полотно «Поцелуй». Время написания первых его вариантов относится к началу 1890-х годов, но наибольшую известность получила работа, законченная в 1897 году. Именно она стала частью цикла картин «Фриз жизни».

Мрачная и отталкивающая с одной стороны, она в то же время захватывает все внимание зрителя, заставляя подолгу рассматривать каждую грань полотна в надежде раскрыть тайны его притягательности.

Между тем сюжет необычайно прост и до Мунка был привлекателен художникам всех эпох. Особенно оценили бы его мастера кокетливой эпохи рококо. Отгородившись от мира тонкой занавеской, влюбленная пара слилась в страстном поцелуе. В свете сумерек эти двое наслаждаются друг другом, позабыв обо всем на свете. Порыв страсти, эмоциональный накал исходят от них электрическими волнами, которые мастеру удалось отразить на холсте с помощью характерного искажения пространства.

Художник сознательно не прописывает лица и тела влюбленных. Разве для любви важны черты лица и силуэты фигуры, положение в обществе и достаток? Только эмоции, только чувства, переживания и накал страстей – любовь, по мнению художника, должна существовать только на духовном уровне.

Цветовая гамма работы не отличается разнообразием, и редкие цветовые акценты в несколько раз усиливают темпераментность полотна. Так, обозначив ярким оранжевым цветом детали женской одежды, Мунк создал атмосферу таинственности и некоторой фантастичности происходящего.

Скупость цветовой палитры картины компенсируется выразительностью линий, пластичностью и грациозностью фигур, размытых очертаний слившихся в единое целое лиц.

В момент этого страстного поцелуя все вокруг кажется глупым и лишенным смысла. Внешний мир – ничто, и Мунк подчеркивает это, оставляя его за занавеской. Только крохотный кусочек открытого окна напоминает о существовании общества – безликого, пустого социума. Общества, в котором живут маленькие, никчемные, но довольные собой человечки, как тот, что горделиво вышагивает на улице за чуть приоткрытой занавеской.

Картина норвежского художника-экспрессиониста Эдварда Мунка «Поцелуй» 1897 г. Холст, масло. 99 x 81 см. Музей Мунка, Осло, Норвегия

Описание картины Эдварда Мунка «Поцелуй»👍

Описание картины Эдварда Мунка «Поцелуй»Описание картины Эдварда Мунка «Поцелуй»

Картина «Поцелуй» была написана Эдвардом Мунком в 1897 году. Как и все работы скандального художника, эта также создает двойственное впечатление. С одной стороны, она выглядит мрачной, отталкивающей и негативной, несмотря на то, что на ней изображен поцелуй. С другой стороны, на картину хочется смотреть и смотреть, постепенно раскрывая все ее грани, все ее тайны и секреты.

Сюжет картины следующем: влюбленная парочка, спрятавшись за тонкой занавеской, наслаждается поцелуем в свете семерок, забыв при этом обо всем на свете. Несмотря на то, что ситуация считается крайне пикантной, Мунк очень деликатно передал все ощущения. С помощью искажения пространства он немного видоизменил страсть и накал, которые должны были электрическими волнами исходить от влюбленных.

Несмотря на сравнительно бедную цветовую гамму, художник придал краски некоторым деталям. К примеру, выделяющиеся детали женской одежды оранжевого цвета не только в разы повышают темпераментность картины, но и создают вокруг пары некий флер, таинственность и даже фантастичность.

Но главная задумка Эдварда Мунка была в лишении фигур контуров и лиц. Несмотря на это, ему удалось придать им пластичности и грации. Отсутствие лиц – это кодирование информации о самих персонажах картины. Самое главное – это их переживания, эмоции, чувства, а не общественный статус или какие-то черты лица или фигур. Ведь любовь должна существовать исключительно на духовном уровне.

Еще одна деталь картины – силуэт человека, который виден через небольшое окошко. Эдвард Мунк как бы отделяет с помощью занавески настоящую человечность и безликий, пустой социум. Здесь важен только накал страстей, в конце концов, сам поцелуй, а все остальное, что за этим маленьким квадратом комнаты – глупо, ничтожно и ничего не стоит.

Поцелуй — Эдвард Мунк📕

Поцелуй   Эдвард МункПоцелуй   Эдвард Мунк

«Поцелуй» воплощает любовную страсть, объединяющую двоих людей. Мунк представляет «фатальное сексуальное влечение»: картина призвана не столько вызвать у зрителя эротические ассоциации, сколько убедить его в опустошающем, уничтожающем воздействии секса. Мы не видим уст мужчины и женщины — их лица сливаются в одно бесформенное цветовое пятно, производящее отталкивающее впечатление.

Станислав Пшибышевский, один из друзей Мунка, тонко уловил основную мысль художника, описывая картину следующим образом: «Это две фигуры, лица которых сливаются. Рассмотреть их черты невозможно: мы видим только место, где они соединились. И место это напоминает гигантское безобразное ухо, оглушенное напором пульсирующей крови. Это лужа крови, в которой тонут души целующихся. Это отвратительно, хотя выглядит настолько естественно, что мастера трудно обвинить в нарочитой эксцентричности, — скорее всего, мы имеем дело с его субъективным восприятием поцелуя, которым он открыто и искренне делится с нами».

Мунк представляет влюбленную пару в центре композиции, которая замыкается справа коричневато-красной стеной, а слева — светло-синей занавеской, пропускающей желтый солнечный свет и, одновременно, отделяющей слившиеся в поцелуе фигуры от внешнего мира. Художнику удается добиться поразительного «эмоционально-слухового» эффекта — контраст между тишиной помещения н уличным шумом придает атмосфере картины оттенок интимности.

Картина написана свободными, широкими движениями кисти. В рассеянном полумраке комнаты целующаяся пара образует плоское, абстрактное пятно. Мунк обводит фигуры персонажей темным контуром — подобный прием сближает живописное полотно с гравюрой по дереву.

Вампир (картина) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Вампир» (норв. Vampyr), известна также как «Любовь и боль» (нем. Liebe und Schmerz) — картина норвежского художника Эдварда Мунка, написанная в 1893 году.

На картине изображена рыжеволосая женщина, обнимающая подавленного на вид мужчину, спрятавшего лицо на её груди. Губами женщина приникла к его шее. Такая композиция допускает двойственную трактовку: утешает ли женщина своего возлюбленного или, наоборот, питается его силами, подобно вампиру? Исследователи видят в этой работе яркое выражение комплекса Мадонны и блудницы, отразившегося на многих произведениях художника (подобной двойственностью отличается, например, его знаменитая «Мадонна»), и его страха перед женским началом. В своих воспоминаниях о Мунке Рольф Стенерсен приводит слова, брошенные художником об одном недавно женившемся знакомом: «Он стал словно каша. Его следовало бы вырвать из её рук. Он прилип к её груди — она ужасна. А у него пустые глаза и серое лицо» — цитата, практически дословно описывающая картину

[2]. Другая цитата (из дневников художника), сопровождающая «Вампира» на сайте Музея Мунка, также соответствует описанию картины, но окрашена уже совершенно иначе: «Он опустил голову на её грудь — он чувствовал, как кровь текла по её жилам — вслушивался в стук её сердца — он почувствовал прикосновение горячих губ на своей шее — по его телу прошла дрожь — трепет желания — и он прижал её поближе к себе»[3]. Моделью для мужчины на картине послужил шведский писатель Адольф Пауль, а для женщины — специально нанятая натурщица. По воспоминаниям Пауля, замысел картины появился у Мунка спонтанно: однажды писатель зашёл в гости к художнику, когда тот «рисовал… модель… с огненно-рыжими волосами, стекавшими по её плечам, словно кровь. „Встань перед ней на колени, — велел он мне, — опусти на её колени голову“. Она склонилась надо мной и прижалась губами к моей шее, окутав меня своими волосами. Мунк начал рисовать, и очень скоро он написал своего „Вампира“»
[4]
. Впервые картина была представлена публике осенью 1893 года под названием «Любовь и боль»; в «Вампира» её переименовал, как предполагается, Станислав Пшибышевский.

Как и многие другие картины Мунка, «Вампир» существует в нескольких вариантах, включая графические. Художник создал также литографию по мотивам этого произведения.

В феврале 1988 года одна из копий «Вампира» была похищена из Музея Мунка. Картина была вновь обретена осенью того же года.

В 2008 четвёртый, наиболее поздний живописный вариант «Вампира» был выставлен на продажу на аукционе Сотбис. Картина ушла с молотка за 38.2 млн долларов, став самым дорогим на тот момент полотном Мунка[5].

Крик Эдварда Мунка, или Поцелуй сфинкса. Глава 1 (Елена Ананьева)

Год 1884. Норвегия. Кристиания

Необычайное буйство красок в ночном небе за Полярным Кругом дает художникам простор для творчества. Из года в год происходит солнечно-ветренная феерия. Северное сияние, иногда называемое полярным, возникает из-за столкновения потока заряженных частиц, «солнечного ветра» с магнитным полем Земли. В результате этого на фоне звезд появляется свечение зеленого и розового цветов. Оно дает уникальную возможность запечатлеть северное сияние, находясь даже на более южных широтах. Вот лишь малая часть чудес, которые украшают, как инсталляции огромных, колышущихся, цветовых пластин, небо над Норвегией.

Молодой художник Эдвард Мунк в постоянном поиске…Славянского склада лицо. Русые волосы. Длинноватый тонкий нос с чувственными ноздрями. Удлиненный овал лица, по-детски припухлые губы и выдающиеся, рвущиеся за пределы овала уши, чутко улавливающие тончайшие полутона и шорохи не только в тишине мастерской.

Утонченный и заметно очень эмоциональный, музыкальный и непредсказуемый. Ему – 21 год! Упоительный этап зрелости. Он – трудоголик. Чутко всматривается в окружающий мир и свою натуру. Всё вдохновляет: фьорды, тяжелая, как амальгама, поверхность воды. Его отражения в разных позах и состояниях. Он – часть огромного, бурного мира. И он, втекая в него, перетекает потом в красках на полотна. Но…ох, нет, как не удачно… нужно иначе… Нужно переписать… Все, что появляется на полотнах не удовлетворяет. Отбрасывает, вышвыривает картоны, режет с остервенением чуткую бумагу. Его душа, столь ранимая, что признали уже знаменитым меланхоликом, увлечена. Живопись, акварели, графика, особые ракурсы в изображении окружающей действительности, в переработке его тонкого внутреннего мира, дают нечто новое, столь же эфимерное. Был ли он меланхоликом на самом деле, как считается? Только ли мрачные, мистические полотна оставил? О чем вещают его символы? Без них и записок в дневниках, сопровождающих по жизни, это не Мунк. Он оставил еще немало свидетельств своей неуемной, ищущей натуры.

Уже появились первые картины маслом. «Девушка у печи», выполненная в тонах, заимствованных у земли-матушки, принесла неудержимую… критику. Не положительную, нет. Разве можно понять сразу оригинальные замыслы молодого автора. Смелый размах руки. Невыписанность деталей. Символизм и экспрессию, вырывающиеся из «тела» первых уже холстов и кричащих будто о своем появлении:

«О, это я, внимайте мне! Мое явление! Поймите и примите!»

Нет. Никак. Не так просто. Хотя первое произведение не так сразу и дается. Будто само норовит «в печь» прыгнуть, факты поджарить, переборщить, насолить, подсластить, да такого заварить…

Но он – художник! Должен терпеть! Она (резкая критика) сопровождала дальше по жизни. (Как впрочем, всех потом великих.) Все попытки создать свое, новое, непревзойденное с самого начала приносят неудачи. Впоследствии он даже начинает общаться виртуально со своим критиком. Мысленно спорит с ним, оппонирующим не столько с желанием принести усовершенствование, сколько преследующим его самые яркие, как он был убежден, и смелые новаторства. Его творческая натура находится в поиске. И как благодарность, возможно, спускается с небес восхительное чувство. Очевидно, невидимый дирижер указывает на его ждущую отдохновения душу.

Эдвард познает любовь. Бурную, взрывную. В этом возрасте она кажется чем то особенным, небывалым, как ни у кого. Она ведет его к поискам нестандартных изображений прекрасных дам, природы в особом ее видении, столь же удивительной и чувственной. По-южному жаркой. Контуры фьордов, волнистые очертания, вязаные кружева природы, переходили впоследствии на его холсты неровными, рваными линиями. Завихрения в природных проявлениях транспорировались в подсознании и оттуда прямиком следовали на плоскости холстов или картонов в столь же немыслимых, сложных конфигурациях и моделях.

Мунк пишет много эскизов.

Но и в картинах усматривают эскизность изображения, игнорируют его манеру не прописывания деталей.

Считают их незаконченными. Он останавливает под своей кистью такие мгновения, далекие от спокойствия, что никак невозможно это передать обычными спокойными мазками, заглаженной поверхностью, стройностью и непоколебимостью линий. Лессировка, как гладкие гусарские лосины, претит ему. Он эксперементирует. Не только главные фигуры полотен, но и окружение передают психологические нюансы и взаимодействие живущих в природе.

Его живописные пазлы, – да, да, в некоторых произведениях очень похоже на них, – потом на одном из позднейших автопортретов особенно заметно так выписано, контрастируют, рефлексируют каждой клеточкой. Его свет и тень не спутаешь ни с чьими другими. Художник наносит краски на холст и в несколько слоев так, что они проникают друг в друга. Сливаются, играют, фантазируют, любят со всей силой красочных вибраций. А рождают потом соответствующие ощущения: Озарение, Страсть, Любовь, Отчаяние.

А потом словно разлетаются в воздухе в спецэффектах части полотен с посланиями дальше. Метафоричность и символизм, противопоставление сильных чувств, игра эмоций. Все это влечет за собой. Тревожит. Не дает успокоения.

Тогда и возникла у него любовь к Милли Илен Таулов. Быстро загоревшись, Милли обдала его жаром страсти.

– Милли, ты моя Милли до конца дней! – шептал на ухо, обжигал удивительной горячей волной свою возлюбленную Эдвард. Он ее такой еще никогда не видел. Она открылась с неожиданно прекрасной стороны. – Скажи мне, мы с тобой до конца наших дней, скажи, – добивался от любимой молодой художник.

Вот они в просторной мастерской в Кристиании, увешенной уже накопившимися полотнами, картонами, рамами. Художник хочет показать все, на что способен. Куда рвется его воспаленная, утяжеленная страданиями юности, душа. Ему хочется получить взамен душевную поддержку и внимание. Милли хороша! В длинном сине-лиловом, цвета дымки над фьордами платье с яркой орнаментной вышивкой. Волнующая, высокая грудь в глубоком разрезе, затянутом у ворота витым кожаным шнуром, исподволь привлекает взгляд. Широкий пояс на тонкой талии, маленькая ножка в кожанном сыромятном башмачке. Выразительный, проницающий вглубь взгляд. В ее одежде умело сочеталось фольклорное начало с модерновым уже для того времени стилем. Он не мог оторвать глаз.

– Я буду писать твои портреты. Твои изображения увидят все!

– Успокойся, Эдвард, не столь эмоционально. – Вскоре стала отстранять его Милли, избранница его любви. Она не смотрела на мир столь возвышенно и не видела такие краски, как художник. Ее душа не пела, это точно.

– Мы повидаем с тобой весь мир. Отправимся в дальние страны и путешествия. А потом будут снова написаны новые картины, новые графические посвящения нашей любви. Я вижу их, вижу! – захлебывался в страстных порывах восторженный молодой человек.

Просторная мастерская Эдварда, стоящая особняком в саду у дома, увидела процесс создания новых романтично-экспрессивных полотен. Будто высеченные из льда звезды, заглядывающие с любопытством в его ателье, светили ночами, когда он застревал возле них, родимых. Они светили ему мягким, теплым светом. Ветер обдавал, завихрялся по углам, проветривал насквозь продуваемое помещение. Художник, задерживаясь до поздна, особенно в зимние периоды кажущейся вечной, темной ночи, усиливал их свечение поднесенным близко-близко канделябром с зажженными свечами. Иногда они проливали воск и закапывали холсты. Застывали причудливыми сталактитами, тщательно очищаемыми потом. Иногда даже ставили на холстах особые пометы – магические разводы, конфигурации. С годами они утончались, открывая путь возникновению «черных» дыр. А с удивительных плоскостей отражались будто замешанные на грубой муке, расцвеченные спектральными красками, взятыми у простой природы: красные, синие, зеленые, оранжевые, фиолетовые, коричневые «макаронины», впрыснутые будто большим шприцом в картины «нетронутые», от земли идущие рельефы. Уже здесь начинается его экспрессия, как художественный метод. Возбуждение автора передается красочными потоками энергии. Его мысль ищет способ отражения тонких, предельных, спектральных нюансов чувствования. Плоскости запестрели, забороздили, вспенили страсти. Для него в неописуемом восторге пролетели шесть лет. Спокойная прелюдия сменилась бурным адюльтером: они стали близки. Страстный любовный роман. Конец 1880-х.

Казалось бы, норвежский холод не мог породить столь восторженное чувство в молодом художнике. Но порождает! Эдвард Мунк с затаенной страстью запечатлевает Милли в самых различных позах. Она предшествует его Мадоннам, откровенно взывающим, манипулирующим вниманием, заставляющим сжиматься все чакры внутри. Запрокинута голова, вокруг образно и кричаще – красный ореол, – распластаны по плечам шевелящимися змеями завлекающие может даже в преисподню черные, горгонные волосы, приоткрыты влажные губы, кажется беспрестанно облизываемые, тянутся к поцелую. Его чувство разговаривает с поверхности холста. Он эксперементирует красками, формами, знаками. Он предшествует экспрессионизму, вобрав в себя импрессию и наивность натурализма. Он не только влюблен в свои картины, а в нее, ее облик. Хотя она для него не модель, а просто любимая, желанная женщина. Только в конце жизни у художника будут две реальные модели. И то очень не долго. Тогда Милли затмила собой остальной мир. Снова прекрасная Муза художника! Ему нравится в ней все. Даже особая дерзость и независимость. Он пишет ее образ. Она не позирует ему. Она следует за ним и ее облик приходит каждый раз вместе с прекрасной Музой, как мудрой Совой, сидящей на плече. Он, однолюб, готов быть с ней до конца своих дней. Не уставая настаивать на этом и отдавать ей столько нерастраченных романтических чувств. Экспрессия уже рвется из своих пределов, пытаясь покорить страстными порывами возлюбленную.

Вначале их роман развивается спокойно, затем взорвался бурными эмоциями, будто дремлющие соки зимой, в одночасье расцветили окружающее буйным весенним цветом с тем, чтобы вскоре…отпасть сморщенными лепестками. А появятся ли крошечные зародыши настоящих плодов, реальных, сочных, вкусных, животворящих?… Милли воспринимает все не так, не так… ах, снова несовпадение!..

Любимые художники. Эдвард Мунк. - Андрей Савин — LiveJournal

Пам-пара-па-пам. Изобразительное искусство по пятницам.

Эдвард Мунк (1863 - 1944)

Норвежский художник. Хотя бы одну его картину, наверняка, знают все. Вот она:

"Крик" (1893, 91 х 73 см, Национальная Галерея, Осло, Норвегия)

Правда, этой одной картиной, для многих знакомство с Мунком и ограничивается. И совершенно зря - я считаю Мунка одним из самых интересных художников, оказавших влияние на всё дальнейшее развите изобразительного искусства.

На мой взгляд, он был первым из больших художников, который научился рисовать не натуру, но эмоцию. На том же "Крике" Мунку удалось нарисовать не кричащего человека, а сам крик - звенящий, искривляющий пространство вокруг и наполняющий его красками отчаяния. Образ получился настолько простым и запоминающимся (я бы даже сказал "иконическим"), что был расхватан на цитаты массовой культурой.

Ну, первое, что на поверхности - маска злодея из фильма "Крик"(!).

Или вот:

Мунк нарисовал несколько "криков" - это вообще было для него характерно, ко многим совим работам он возвращался, рисавал и копии, и вариации.

Но Мунк гораздо разнообразнее и интереснее, чем "Крик". Пожалуй, моя любимая его работа - вот эта:
"Ночь в Сен-Клу" (1890, 64 х 54 см, Национальная Галерея, Осло, Норвегия)

Энциклопедии нам расскажут, что картина написана под впечатлением от смерти отца, и что изображен на ней то ли друг Мунка, то ли сам Мунк, то ли его отец... Но мы не будем уподобляться плохой учительнице литературы и задвавться вопросом "что хотел сказать автор?" Гораздо интереснее, что мы сами тут увидим.
Тёмная комната, освещённая только лунным светом из окна. Мужчина в цилиндре сидит на диване и смотрит в окно. Почему он не снял цилиндр, не включил свет (художник услужливо пририсовал нам лампу под потолком)? Откуда-то пришёл, и не хватило душевных сил чтобы раздеться и зажечь светильник? Или наоборот - собрался уходить, но не может решиться? Черт его знает, может он просто потерян и сам в таком же замешательстве, как я, когда смотрю на эту картину?

Ещё одна.
"Больной ребёнок" (1886, 119 х 118 см, Национальная Галерея, Осло, Норвегия)

Учительница с энциклопедией подсказывает, что она написана под впечатлением от смерти сестры Софи. Интересно, что самое светлое и даже солнечное пятно на этой мрачной картине - сама больная девочка. Картина эта, говорят, оскандалилась при первом показе: Мунка обвиняли, что он выставил неоконченную работу.

Ещё одна депрессивная вещица. Какой здесь красный! Мунк вообще умел найти болезненные цвета.
"У смертного одра" (1893, 60 x 80 см, Музей Мунка)

Ну, давайте что-нибудь менее трагическое. Вот эта мне нравится. Прямо сухость во рту ощущается 🙂
"Следующий день" (1895, 115 х 152 см, Национальная Галерея, Осло, Норвегия)

Ещё один иконический образ от Мунка - влюблённая парочка, слившаяся в одно целое в страстном поцелуе.
"Поцелуй" (1897, 99 х 81 см, Национальная Галерея, Осло, Норвегия)

А давайте и пейзажиков. Их не много у Мунка, но они есть. Северные, холодные...

"Дым поезда" (1900, 85 х 109 см, Музей Мунка)

"Лунный свет" (1895, Национальная Галерея, Осло, Норвегия)

Харктерная черта многих работ Мунка - волинстые, будто бы оплавленные, контуры.

"Мадонна" (1894, 90 х 68 см, Музей Мунка)

Вот такая простенькая.
"Девушка на берегу" (1896, 288 х 219 см, Музей Мунка)

Я Мунка живьём, увы, не видел, но эта ""Девушка на берегу"" мне всегда представлялась эдакой милой безделицей, миниатюркой. А потом я помотрел на размеры оригинала. Сльно удивился 🙂

Чтобы понять, как умеет рисовать художник-модернист - надо посмотреть на его ранние работы. Посмотрим парочку.
"Сестра Ингер" (1884, 97 х 67 см,  Национальная Галерея, Осло, Норвегия)

Ещё один портрет Ингер.
"Летняя ночь" (1889, 126 х 162 см, коллеция Расмуса Мейера, Берген)

Был у него и период импрессионизма. Вот эта парижская картинка - чем не Писсарро?
"Улица Лафайет" (1891, 92 х 74 см,  Национальная Галерея, Осло, Норвегия)

А тут мне чудится что-то вангоговское. И по манере, и по настроению.
"Женщины на мосту" (1902, 184 х 205 см, Галерея в Бергене)

Манера Мунка менялась со временем - чем дальше, тем небрежнее. Вот, видимо, одна из последних.
"Автопортрет между часами и кроватью" (1940-1943, 149 х 120 см, Музей Мунка)

А закончим вот этой.
"Девушка причесывает волосы" (1892, 72 х 92 см, коллеция Расмуса Мейера, Берген)

А через неделю будет про другую причесывающуюся девушку - красивую и всем известную.