Ванесса бикрофт – Vanessa Beecroft: стоковые фотографии, редакционные изображения, стоковые картинки

Бикрофт, Ванесса — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 октября 2013; проверки требуют 12 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 октября 2013; проверки требуют 12 правок.

Ванесса Бикрофт (англ. Vanessa Beecroft; род. 25 апреля 1969, Генуя) — итальянская художница, работает в жанре перформанса, живет и работает в Милане и Нью-Йорке. Известность Ванессе Бикрофт принесли перформансы с использованием практически обнаженных моделей.

Как правило, перформансы Ванессы Бикрофт устраиваются при участии большого количества женщин-моделей, нередко обнаженных. Каждый перформанс фотографируется и снимается на видео, которые являются и сопровождающим акцию документом, и самостоятельными произведениями искусства.

Ванесса Бикрофт устанавливает структуру, в соответствии с которой размещает участников перформансов. Эти произведения – это экзистенциальные столкновения моделей и аудитории, их стыда и их ожиданий. Каждый перформанс задумывается для определенного места, в него закладываются политические, исторические, социальные ассоциации. Работы Бикрофт обманчиво просты в своем исполнении, провоцировании вопросов, связанных с идентификацией и вауйеризмом, которые проявляются в комплексных отношений моделей, аудитории и контекста.

Первичный материал перформансов Ванессы Бикрофт – это женское тело. Женщины, часто обнаженные, унифицируются благодаря таким деталям как цвет волос, обувь, неподвижная поза. Концептуально творчество Ванессы Бикрофт ближе всего к живописи: она создает современные вариации тех сложных фигуративных композиций, от которых отказались наследники Ренессанса. Более поздние работы Ванессы Бикрофт отличает определенная театральность. Иногда в них используется униформа, некоторые перформансы устраиваются с едой, в других появляются мужчины в военной форме.

Журнал: интервью с Ванессой Бикрофт | Vogue Ukraine

В небольшой комнате, уставленной по периметру монохромными полотнами, в лучах ослепительного лос-анджелесского солнца стоит на подиуме художница-перформансистка Ванесса Бикрофт. Своими распущенными рыжими прядями, белоснежной кожей, нежным меланхоличным взглядом и кружевным платьем в пол Valentino она напоминает персонажей Сандро Боттичелли и Лоренцо Коста. «Можно мне сигарету?» – спрашивает Ванесса, скорее не из-за нужды, а ради безупречного артистического образа, в котором каждая деталь символична.

На моделях (слева направо): черное платье из хлопка, архив Valentino; бежевое платье из хлопка, архив Valentino; накидка из тюля, Cristina Bomba.
Фото: Luca Peruzzi
На моделях (слева направо): черное платье из хлопка, архив Valentino; бежевое платье из хлопка, архив Valentino; накидка из тюля, Cristina Bomba. Фото: Luca Peruzzi

Наше интервью можно считать уникальным: Бикрофт редко комментирует свои работы и говорит о своем творчестве, как бы дистанцируясь от художественного мейнстрима Лос-Анджелеса и Нью-Йорка, где все принято выставлять напоказ. Мягкая, женственная, она обычно прячется за своими перформансами – «армией» девушек, уверенных в себе и почти агрессивных. Но в этот раз Ванесса поразительно открыта и впускает нас в самое сокровенное место – свою художественную студию.

Канье Уэст долго пытался дозвониться в студию, а «я не отвечала, так как понятия не имела, кто он такой. Но однажды мой ассистент воскликнул, что если я не подниму трубку, то это сделает он!»

«Это моя первая студия! Я обожаю работать здесь и «играть», не зная, какой получится результат». Трудно поверить, что 46-летняя Бикрофт, за плечами которой более 20 лет карьеры, участие в Венецианской и Сан-Паулуской биеннале, выставки в нью-йоркском Музее Гуггенхайма и венском Кунстхалле, впервые обзавелась студией всего пару лет назад. Это случилось, когда она переехала из Нью-Йорка в Лос-Анджелес, где начала экспериментировать с новыми для нее формами искусства – скульптурой и картинами. Впрочем, Ванесса по-прежнему продолжает делать перформансы, благодаря которым она стала одной из ключевых фигур современного искусства. «Перформансы лучше всего отражают мою суть. Я чувствую себя увереннее, создавая монументальную работу, которая впоследствии исчезает, не оставляя следа».

Работы Бикрофт действительно масштабны. Она зачастую вовлекает в свои перформансы десятки моделей (как правило, девушек, так как они олицетворяют саму художницу), раздевает, в окружении публики с геометрической точностью выстраивает их лицом к лицу и инструктирует, как себя вести. Скованные правилами Бикрофт, они как бы лишаются индивидуальности, но удивительным образом их схожесть и единство становятся оружием. Обнаженные, на агрессивных шпильках, «девочки Бикрофт» противостоят одетым зрителям, вызывая психологическое напряжение и бурю эмоций.

Ванесса Бикрофт. VB48.721.DR, 2001. Digital c-print, 360 x 480 см, тираж: 3 единицы
Ванесса Бикрофт. VB48.721.DR, 2001. Digital c-print, 360 x 480 см, тираж: 3 единицыВанесса Бикрофт.VB52.02.NT, 2003. Digital c-print, 230 x 180 см, тираж: 3 единицы
Ванесса Бикрофт.VB52.02.NT, 2003. Digital c-print, 230 x 180 см, тираж: 3 единицыВанесса Бикрофт. VBSS.002.MP, 2006.
Digital c-print, 230 x 180 см, тираж: 6 единиц

Ванесса Бикрофт. VBSS.002.MP, 2006. Digital c-print, 230 x 180 см, тираж: 6 единицВанесса Бикрофт. Фото перформанса VB65, проведенного
в Padiglione d’Arte Contemporanea, в Милане, 15-16 марта 2009
Ванесса Бикрофт. Фото перформанса VB65, проведенного в Padiglione d’Arte Contemporanea, в Милане, 15-16 марта 2009

На первый взгляд, перформансы Бикрофт, построенные на противоречии женского и мужского начала, слабости и силы, – классическое размышление о проблемах неравенства полов. Но зачастую это выражение более глубоких социальных проблем. Например, один из самых противоречивых перформансов, который Бикрофт представила на Венецианской биеннале в 2007 году, – VB61 Still Death! Darfur Still Deaf? Художница разместила 30 женщин-суданок на белом холсте и в течение трех часов на манер венских художников-акционистов разбрызгивала кровь на якобы мертвые тела. Этой парализующей картиной Бикрофт старалась привлечь внимание к проблеме геноцида в суданском Дарфуре. Мнения критиков разделились – некоторые посчитали работу слишком буквальным и графичным отражением проблемы.

У Бикрофт обсессивно-компульсивное расстройство: ее одолевают навязчивые тревожные мысли, которые она развеивает, устанавливая для себя жесткие правила и повторяя одинаковые движения. Поэтому к важным перформансам, таким как VB61, она готовится крайне скрупулезно. Но когда перформанс начинается и девочки появляются перед аудиторией, Бикрофт перестает управлять ситуацией. «Я не в состоянии контролировать свой перформанс и от этого ужасно нервничаю. Эмоции, которые я испытываю, невозможно запечатлеть на фотографии или видео». Бикрофт переживает перформанс одновременно в двух ипостасях: она идентифицирует себя и с публикой, которая видит десятки обнаженных «девушек-солдат», и с самими девушками, на которых устремлены алчные взгляды и в адрес которых зачастую звучат бесстыдные комментарии.

Героини перформанса часто напоминают саму Бикрофт. Как однажды сказал Джефри Дайтч, галерист и арт-дилер, подстегнувший ее карьеру в США: «Девушка, которую ты ставишь во главе группы, – не самая красивая, высокая или худая, но обычно она напоминает тебя». Героини Бикрофт андрогинны, меланхоличны и асексуальны, они «похожи на греческие скульптуры, только с небольшими недостатками».

У Бикрофт обсессивно-компульсивное расстройство: ее одолевают навязчивые тревожные мысли, которые она развеивает, устанавливая для себя жесткие правила и повторяя одинаковые движения

Физические и психологические недостатки всегда привлекали художницу, и сейчас она исследует их посредством скульптуры. В 2007 году Ванесса делала перформанс на Сицилии и впервые задумалась о том, чтобы физически воплощать свои эфемерные работы. С тех пор она начала ваять «девочек Бикрофт» из глины, камня и бронзы. Художница настаивает: несмотря на стилистическую схожесть, ее скульптуры не имеют ничего общего с античностью, потому что с высокой точностью отражают ее моделей.

Кроме того, с недавнего времени Бикрофт создает искусственные руины, а также элементы цельных фигур – торсы, бюсты, конечности – в разных материалах и оттенках. В Карраре, где добывают ценнейшие сорта мрамора, Бикрофт пару лет назад посещала скульптурную студию и увидела там небрежно разбросанные плиты и куски этого камня – голубого, красного и черного. Тогда она решила создавать скульптурные фрагменты.

Для съемки украинского Vogue Ванесса Бикрофт взяла за основу свою работу, которую представляет на нынешней Венецианской биеннале. Это первая полномасштабная инсталляция скульптурных руин, или «преступлений над мрамором», как художница в шутку называет эту серию работ. «Для биеннале я хотела создать произведение из скульптурных фрагментов и изваянных частей тела – нечто антимонументальное и отличное от моих перформансов». Для съемки Бикрофт расставила среди этих мраморных скульптур своих девочек, одетых в Valentino. «Это своего рода мой личный саркофаг».

Ванесса вернулась из Венеции буквально за день до нашей встречи, и съемка еще свежа в ее памяти. Художница признается, что сперва у нее была другая идея для арт-номера Vogue. «На высоких каблуках, в волчьих мехах я планировала пройти по Долине Смерти в Калифорнии и запечатлеть шествие в фотографиях». Вдохновленная фильмом «Забриски-пойнт» режиссера Микеланджело Антониони, Бикрофт хотела слиться с пейзажем и проверить свою выносливость, идя по пустыне дни напролет. Но когда началась инсталляция в Венеции, Бикрофт поняла, что перформанс среди скульптур больше расскажет о ее искусстве.

Ванесса Бикрофт. VB61.045.VB. Фотоперформанса VB61 Still Death! Darfur Still Deaf? Место проведения: Pescheria Di Rialto, Венеция, 2007
Ванесса Бикрофт. VB61.045.VB. Фото перформанса VB61 Still Death! Darfur Still Deaf? Место проведения: Pescheria Di Rialto, Венеция, 2007

Ванесса Бикрофт. Фото перформанса VB70, проведенного в Lia Rumma Gallery, в Милане, 7 июня 2011
Ванесса Бикрофт. Фото перформанса VB70, проведенного в Lia Rumma Gallery, в Милане, 7 июня 2011

К Vogue у Бикрофт отношение особое. Она росла в Италии, среди религиозной иконографии и традиций, под давлением строгой, зацикленной на дисциплине матери, и привыкла считать, что мода к искусству и культуре отношения не имеет. «Когда мне в руки попал Vogue, я спрятала номер под кроватью. Втайне от всех я перелистывала страницы журнала, рассматривая фотографии Твигги и фотосессии Хельмута Ньютона». Vogue пробудил в Бикрофт интерес к моде.

Превращение девочки, тайно влюбленной в Vogue, в одну из самых узнаваемых художниц, сумевшую совместить искусство и моду, было долгим. Сначала были концептуальные работы, к примеру, VB01, которую Бикрофт создала в Милане в 1993 году. Она представила серию рисунков рядом со своим дневником, в котором обсессивно документировала свой пищевой рацион. С переездом в Нью-Йорк, куда ее позвал Дайтч, открылись новые двери. В Америке работы Бикрофт мгновенно получили одобрение, за одной выставкой тут же следовала другая. Бикрофт признается, что в начале карьеры она работала с большим количеством дилеров (по одному в каждой стране), но со временем решила оставить только галерею Lia Rumma в Италии и Дайтча в Америке. Устав от нью-йоркского ритма, вслед за своим первым мужем – социологом Грегом Дуркиным – в 2007 году Бикрофт переехала в Лос-Анджелес. «Географически и ментально это место очень далеко от моего дома, и здесь трудно черпать вдохновение. Поэтому тут я более интровертна».

Когда в 1990-х годах Бикрофт всерьез занялась искусством, она больше не могла одевать своих девочек в обычную одежду и начала работать с модными домами, одежда и аксессуары которых были созвучны ее перформансам. «Но даже тогда я часто чувствовала себя виноватой. Помню, когда мы готовились к моему перформансу в Гуггенхайме вместе с Томом Фордом (который на тот момент возглавлял Gucci), я настолько в себе сомневалась, что думала выпустить всех девочек совершенно обнаженными».

Обнаженные, на агрессивных шпильках, «девочки Бикрофт» противостоят одетым зрителям, вызывая психологическое напряжение и бурю эмоций

Со временем Бикрофт много работала с модными брендами – например, делала перформанс к открытию бутика Louis Vuitton и организовала сценическую постановку к презентации совместной коллекции Канье Уэста и Adidas. Сама Бикрофт носит одежду бельгийских, японских и французских дизайнеров. «Для меня Saint Laurent – это больше чем мода, у меня своего рода фиксация на этом бренде». Как только Ванесса задумала снимать обложку и story для украинского Vogue в Венеции на биеннале, она решила: «Девочки будут в Valentino. Я сейчас же позвоню Пьеру Паоло Пиччоли», – и договорилась о вещах, потому что они с дизайнером добрые друзья.

Бикрофт предпочитает бренды и проекты, которые подчеркивают женскую силу, независимость и олицетворяют социальную ответственность. По той же причине с 2008 года она сотрудничает со своим теперь уже близким другом Канье Уэстом. С улыбкой Ванесса рассказывает, как он долго пытался дозвониться до нее в студию, а «я не отвечала, так как понятия не имела, кто такой Канье Уэст. Но однажды мой ассистент воскликнул, что если я не подниму трубку, то это сделает он!»

С тех пор Бикрофт и Уэст много работают вместе. Ванесса считает Канье практически членом семьи. Уэст борется с неравенством – социальным, расовым и гендерным, и это очень ценит Бикрофт. Она с радостью помогает ему во всех начинаниях: «Я далеко не профессиональный музыкант, поэтому помогаю как могу и чувствую себя преданной его делу».

Бикрофт тоже посвящает свои перформансы проблемам рас, колониализма и индивидуальности. К примеру, в VB50 – перформансе, который художница ставила на биеннале в Сан-Паулу, – она собрала несколько десятков местных моделей с кожей разного цвета, чтобы напомнить о непростой колониальной истории, из-за которой Бразилия теперь настолько этнически разнообразна. Бикрофт часто создает перформансы с определенными моделями – черными или светлыми с перекрашенной в темный цвет кожей. Иногда они закованы в кандалы, как в VB54. Обозначая каждый перформанс своими инициалами и порядковым номером, она создает своеобразную типологию «девочек Бикрофт». В каждой есть что-то общее с группой и своя изюминка.

Эту съемку по аналогии со своими перформансами она назвала VBVU – Vanessa Beecroft Vogue Ukraine. Это своего рода антология ее творчества. Тут и элементы канонических перформансов художницы, и ее эксперименты со скульптурой, и, конечно, мода.

На Ванессе: платье
из хлопка, Valentino.
Фото: Federico Spadoni
На Ванессе: платье из хлопка, Valentino. Фото: Federico Spadoni

Википедия — свободная энциклопедия

Избранная статья

Американская экспедиция на К2 1953 года (англ. 1953 American Karakoram expedition) — американская экспедиция на вершину Чогори под руководством доктора Чарльза Хьюстона, состоявшаяся летом 1953 года и ставившая своей целью первое восхождение на второй по высоте восьмитысячник планеты. Это была пятая по счёту попытка восхождения на К2 и третья со стороны американских альпинистов.

Экспедиция вылетела из Нью-Йорка в Карачи 25 мая 1953 года и после почти месячного перехода к Базовому лагерю у подножия К2 начала свою работу на горе. За чуть менее чем полтора месяца осады ребра Абруццкого (Абруцци) были организованы восемь промежуточных лагерей. В последнем из них (на высоте 7770 м) 2 августа собрались все участники экспедиции, готовясь к финальному рывку. Однако в ночь на 3 августа на гору обрушился шторм, который не утихал последующие две недели. На пятые сутки пережидания непогоды неожиданно тяжело заболел один из сильнейших участников экспедиции Арт Гилки, которому требовалась немедленная эвакуация вниз, но альпинисты смогли её начать лишь 10 августа. Вечером того же дня Арт Гилки погиб в результате схода снежной лавины, но, даже не имея «на руках» больного, все альпинисты смогли спуститься в Базовый лагерь только 15 августа, претерпев все возможные испытания.

Хотя экспедиция не достигла своей главной цели, в альпинистских кругах на десятилетия вперёд она стала эталоном альпинистской взаимовыручки и, по словам Райнхольда Месснера, «самой потрясающей неудачей, которую только можно себе представить».

Хорошая статья

Солове́цкий ка́мень в Санкт-Петербурге — памятник жертвам политических репрессий в СССР и борцам за свободу. Он находится на Петроградской стороне в историческом центре города, на его старейшей площади — Троицкой. Этот сквер расположен рядом с местами, непосредственно связанными с политическими репрессиями в СССР — Домом политкаторжан, тюрьмой и некрополем Петропавловской крепости, Большим домом.

Памятник представляет собой гранитную глыбу, привезённую с территории бывшего Соловецкого лагеря, считающегося символом ГУЛАГа и советского государственного террора в целом. Он был установлен по инициативе и силами бывших политических заключённых и Санкт-Петербургской организации «Мемориал». Авторами памятника выступили художники Юлий Рыбаков и Евгений Ухналёв, которые в советское время сами пережили политическое заключение. Мемориал призван увековечить память не только о жертвах репрессивной системы и о борцах с ней, но в широком смысле он символизирует ценность свободы, прав человека и человеческого достоинства. Соловецкий камень является центральным местом мероприятий, посвящённых памяти жертв государственного террора в СССР, а также других правозащитных акций.

Изображение дня

«Дрозд-отшельник» — один из геоглифов Наски

Постигая реальность: 5 шокирующих женщин-художниц

Что значит быть собой? Где границы собственного тела и возможностей? Сотни фотографий на страницах социальных сетей — попытка самоидентификации и определения своих границ. Искусство более чутко ощущает мир, тем более женское искусство. В подборке на LADY — имена художниц, которые зафиксировали главные коды современного искусства.

Их работы — это вызов. Они подвергались критике, непониманию, но тем не менее, их работы хранятся в крупнейших музеях современного искусства во всём мире. Многие стали голосами поколения, громко заявив о женском искусстве и праве самовыражаться.

Марина Абрамович

theartnewspaper.ru

Марина Абрамович, художница родом из Югославии, впервые обратила на себя внимание в 1974 году, а сегодня ее называют «матерью перформанса». Инсталляции Абрамович часто вызывали шок у зрителей, некоторые даже падали в обморок. Искусство Марины открыто и провокационно, она часто бросает вызов устоям и вкусам зрителей. Например, может сидеть на стуле 736 часов, полностью раздеться или вырезать ножом звезду у себя на животе.

Самый известный перформанс Марины Абрамович — это «Ритм 0», где проверялось, как далеко могут зайти зрители, если позволить им распоряжаться телом художницы. На столе перед публикой разложили предметы: роза, духи, кусок хлеба, виноград, вино, ножницы, цепи и даже пистолет, заряженный одной пулей. Сначала ничего особенного не происходило: к Марине подходили, целовали и даже подарили розу. Но со временем люди ожесточились: они порезали ей шею и тело, перенесли и положили на стол. Кто-то порезал осколком одежду так, что обнажился торс и грудь. Кто-то вложил в руку художницы пистолет и направил на неё. После шести часов перформанса, когда объявили о его окончании, и художница вновь начала двигаться — толпа скрылась в страхе. По воспоминаниям Марины Абрамович, после перформанса она пришла в отель и посмотрела на себя в зеркало, то увидела прядь седых волос и осознала, что зрители могли ее убить.

Еще один важным перформансом считают «Art must be beautiful, artist must be beautiful» (рус. «искусство должно быть прекрасным, художник должен быть прекрасным»). Эту фразу Абрамович повторяла снова и снова, жестоко расчёсывая свои волосы металлической щёткой. Так она хотела выразить свой протест против понимания искусства как чего-то только прекрасного и идеального. По мнению Абрамович, искусство может быть и тревожным, и некрасивым.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Ванесса Бикрофт

nashbutik.ru

Итальянская художница, которая тоже занимается перформансами. Она работает с обнаженными моделями, изучает столкновение нагого человека, его стыда и ожиданий со стыдом аудитории. Ванесса закладывает в свои перформансы политические, исторические и социальные ассоциации, а также провоцирует ряд вопросов идентификации — все её модели похожи друг на друга по цвету волос, обуви и неподвижной позе. Многие работы Ванессы Бикрофт традиционно помечаются инициалами художницы и их порядковым номером (первая VB01, затем VB02 ит.д.) Её перформансы всегда привязаны к конкретному месту, времени и актуальным событиям. Например, художница отреагировала на геноцид в Судане в 2007 году.

Зритель будто бы присутствует на месте казни, где несколько десятков суданских женщин лежат лицом в пол на подиуме, залитом красной краской, отчётливо напоминающей кровь.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Ребекка Хорн

mamm-mdf.ru

Немецкая художница и режиссёр Ребека Хорн в своих работах исследовала собственное тело. Она использовала дополнительные механизмы и приспособления, чтобы расширить его возможности. Среди её самых знаменитых работ — перформанс «Карандашная маска», во время которого Ребекка пыталась рисовать в приспособлении, надетом на её голову, к которому были прикреплены карандаши https://www.youtube.com/watch?v=v3DfebecTcQ

В перформансе Finger Gloves Хорн в перчатках с очень длинными пальцами царапает стены комнаты.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Предыстория перформанса такова: художница сняла в Берлине крохотную однокомнатную квартиру в доме, который был разрушен во время войны. Она закрылась на неделю. В первый день Ребекка сделала перчатки с очень длинными пальцами и царапала ими стены. Она как бы расширила пространство, доступное телу, до стен комнаты. В сущности, тот перформанс в старой берлинской квартире был еще и экспериментом над собой.

Франческа Вудман

lookatme.ru

Знаменитая американская фотохудожница, жизнь которой оборвалась в 23 года. Франческа Вудман родилась в семье живописца и фотографа Джорджа Вудмана. Увлеклась фотографией в 13 лет, но при жизни издала лишь одну книгу — «Несколько образцов неупорядоченной внутренней геометрии». На многих фотографиях она вступала в роли и фотографа и модели, помещая себя в сюрреалистическое пространство с окнами, зеркалами. В её фотографиях много двусмысленности, недосказанности и тайны. Она исследовала границы возможности изображения и место художника в них, поэтому многие фотографии сделаны в жанре автопортрета. За свою короткую жизнь Франческа успела сделать около 800 автопортретов. Её называют модернистской художницей и продолжательницей традиций Рене Магритта, Ман Рея, Ханса Беллмера и Клод Кахун.

Ханна Уилке

typography-online.ru

Американская художница, фотограф, феминистка, скульптор и видеохудожник Ханна Уилке навсегда вошла в историю современного искусства как учитель, бунтарь и новатор. Она одной из первых организовала студию в лофт-пространстве в Сохо. Её известность началась с серии терракотовых скульптур «vulval».Она была первой, кто использовал образ вульвы в своих работах. Так художница манифестировала свободу и привлекательность женского тела. Один из самых известных перформансов Ханны заключался в следующем: воскресным утром Уилки раздавала детям жвачку и объясняла, как слепить из неё миниатюрные женские органы. Спустя время сотни мальчиков и девочек гуляли по городу с приклеенными к коже и одежде сувенирами от Уилке. В своих практиках Уилке активно использовала телесность как способ художественной выразительности. Для неё собственное тело стало единственной художественной материей, на которой можно запечатлеть следы реальности и трагические воздействия мира. Умерла художница во во время перформанса Intra Venus от осложнений лимфомы. Во время лечения художница работала над серией фотографий о своей смерти, увядания красоты и о напоминании о конце жизни.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Бикрофт, Ванесса — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ванесса Бикрофт (англ. Vanessa Beecroft, р. 25 апреля 1969, Генуя) — итальянская художница, работает в жанре перформанса, живет и работает в Милане и Нью-Йорке. Известность Ванессе Бикрофт принесли перформансы с использованием практически обнаженных моделей.

Творчество

Как правило, перформансы Ванессы Бикрофт устраиваются при участии большого количества женщин-моделей, нередко обнаженных. Каждый перформанс фотографируется и снимается на видео, которые являются и сопровождающим акцию документом, и самостоятельными произведениями искусства.

Ванесса Бикрофт устанавливает структуру, в соответствии с которой размещает участников перформансов. Эти произведения – это экзистенциальные столкновения моделей и аудитории, их стыда и их ожиданий. Каждый перформанс задумывается для определенного места, в него закладываются политические, исторические, социальные ассоциации. Работы Бикрофт обманчиво просты в своем исполнении, провоцировании вопросов, связанных с идентификацией и вауйеризмом, которые проявляются в комплексных отношений моделей, аудитории и контекста.

Первичный материал перформансов Ванессы Бикрофт – это женское тело. Женщины, часто обнаженные, унифицируются благодаря таким деталям как цвет волос, обувь, неподвижная поза. Концептуально творчество Ванессы Бикрофт ближе всего к живописи: она создает современные вариации тех сложных фигуративных композиций, от которых отказались наследники Ренессанса. Более поздние работы Ванессы Бикрофт отличает определенная театральность. Иногда в них используется униформа, некоторые перформансы устраиваются с едой, в других появляются мужчины в военной форме.

Напишите отзыв о статье "Бикрофт, Ванесса"

Ссылки

  • [artaktivist.org/theatre/vanessa-bikroft-krasota-porozhdaet-styd/ Статья о Ванессе Бикрофт]

Отрывок, характеризующий Бикрофт, Ванесса

– Марья Богдановна! Кажется началось, – сказала княжна Марья, испуганно раскрытыми глазами глядя на бабушку.
– Ну и слава Богу, княжна, – не прибавляя шага, сказала Марья Богдановна. – Вам девицам про это знать не следует.
– Но как же из Москвы доктор еще не приехал? – сказала княжна. (По желанию Лизы и князя Андрея к сроку было послано в Москву за акушером, и его ждали каждую минуту.)
– Ничего, княжна, не беспокойтесь, – сказала Марья Богдановна, – и без доктора всё хорошо будет.
Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что то тяжелое. Она выглянула – официанты несли для чего то в спальню кожаный диван, стоявший в кабинете князя Андрея. На лицах несших людей было что то торжественное и тихое.
Княжна Марья сидела одна в своей комнате, прислушиваясь к звукам дома, изредка отворяя дверь, когда проходили мимо, и приглядываясь к тому, что происходило в коридоре. Несколько женщин тихими шагами проходили туда и оттуда, оглядывались на княжну и отворачивались от нее. Она не смела спрашивать, затворяла дверь, возвращалась к себе, и то садилась в свое кресло, то бралась за молитвенник, то становилась на колена пред киотом. К несчастию и удивлению своему, она чувствовала, что молитва не утишала ее волнения. Вдруг дверь ее комнаты тихо отворилась и на пороге ее показалась повязанная платком ее старая няня Прасковья Савишна, почти никогда, вследствие запрещения князя,не входившая к ней в комнату.
– С тобой, Машенька, пришла посидеть, – сказала няня, – да вот княжовы свечи венчальные перед угодником зажечь принесла, мой ангел, – сказала она вздохнув.
– Ах как я рада, няня.
– Бог милостив, голубка. – Няня зажгла перед киотом обвитые золотом свечи и с чулком села у двери. Княжна Марья взяла книгу и стала читать. Только когда слышались шаги или голоса, княжна испуганно, вопросительно, а няня успокоительно смотрели друг на друга. Во всех концах дома было разлито и владело всеми то же чувство, которое испытывала княжна Марья, сидя в своей комнате. По поверью, что чем меньше людей знает о страданиях родильницы, тем меньше она страдает, все старались притвориться незнающими; никто не говорил об этом, но во всех людях, кроме обычной степенности и почтительности хороших манер, царствовавших в доме князя, видна была одна какая то общая забота, смягченность сердца и сознание чего то великого, непостижимого, совершающегося в эту минуту.

Ванесса Бикрофт: «Красота порождает стыд» | Театр

Ванесса Бикрофт знаменита своими перформансами с участием обнаженных моделей. Это прекрасный повод поговорить об итальянском Ренессансе и о том, «куда катится этот мир»…

Ванесса Бикрофт / перформанс VB45 (2001) // фото: timesquotidian.com

«Моя работа очень близка к моей жизни. То, что я глубоко переживаю, и становится моим предметом. Долгие годы этим предметом были исключительно девушки и женщины и их отношения друг с другом, окружением в разных декорациях и композициях. Я чувствовала, словно пишу натюрморт, в котором мертвая натура – это девушки и тот психологический груз, который они несут в себе как дополнительную концепцию» [1].

Ванесса Бикрофт родилась в 1969 году. Тремя годами раньше самый неитальянский из итальянских режиссеров снял фильм о странных отношениях лондонского фотографа и реальности. Именно этот фильм посмотрит ожидающая ребенка чета и настолько впечатлится ролью Ванессы Редгрейв, что примет решение: их ребенка будут звать именно так.

Родившись в Италии, не самый осмысленный период своей жизни Ванесса Бикрофт проведет в Англии. После развода родителей, в возрасте двух лет она вернется с матерью в Италию, но долгое время не будет идентифицировать себя с итальянцами. Спустя годы, в 2000-м она впервые встретит свою сводную сестру. В ее внешности она увидит тот самый идеал, который искала долгие годы. Ведь сестра напомнит одновременно и отца, и «Портрет молодой женщины» Пьеро дель Паллайоло и Ванессу Редгрэйв.

Еще раньше, в 1965 году, Йоко Оно провела один из своих самых известных перформансов. Каждому зрителю было предложено на свое усмотрение отрезать кусок одежды художницы. Пока аудитория занималась своим делом, Йоко Оно сидела на сцене без движения, тем временем создавая событие, которое станет классическим произведением феминизма.

Многим позже, когда Ванесса Бикрофт начнет устраивать свои перформансы, их первичным материалом станут обнаженные женские тела. Оттого работы Бикрофт будут бесконечно соотносить с историей феминистского искусства. К тому времени акции Йоко Оно и Марины Абрамович уже станут классикой, тронутой благородной патиной. Оттого все уместнее в разговоре о феминизме в искусстве будет становиться приставка «пост».

Значительно раньше, в 1958 году, Ив Кляйн начнет свои эксперименты с «живыми кистями» – девушками, чьи тела покрывались синей краской с тем, чтобы оставить отпечаток на холсте. Уже тогда это станет не только рождением картины из духа перформанса, но и многозначительным актом, в котором можно при желании увидеть всю историю культуры – от отпечатков руки пещерного человека до освобожденной от геометрии абстракции. И, конечно же, тогда многие вспомнят о других «отпечатках» – нерукотворных образах Спасителя на Туринской плащанице и платке св. Вероники.

Живопись Ванессы Бикрофт живыми кистями станет пространством множественных аллюзий, явных и не очень отсылок к истории мировой культуры. И, конечно же, ее живопись телом – это уже то, что происходит после Ива Кляйна, Джексона Поллока, венского акционизма, уличных перформансов 1970-х…

Ванесса Бикрофт / перформанс VB45 (2001) // фото: GALLERY.ELECTAWEB.IT

 

Перформанс как живопись телом

С 1993 года, со времени проведения своего первого перформанса, Ванесса Бикрофт выработала единый modus operandi. Ее произведения – это группы людей (как правило, женщин, мужчины появляются значительно реже), которые в один день выставляются для публики в галерее на протяжении нескольких часов, а в другой выставляются для съемки.

Формально творчество Ванессы Бикрофт является частью поиска альтернативных методов репрезентации реальности. Нередко художница проводит прямые связи с полотнами известных художников, оказавших на нее влияние. В описании своих работ Ванесса Бикрофт часто артикулирует визуальные цитаты. Так, в перформансе VB11 использована композиция «Послов» Гольбейна, VB25 – групповые портреты Рембрандта, VB47 – картины и скульптуры Кирико, VB48 – освещение Караваджо.

Композиционно перформансы представляют собой минималистическую структурную решетку, модели аранжируются в концентрические круги или квадраты. Произведения приобретают новые очертания, когда модели устают и нарушают композицию, садясь, передвигаясь, прислоняясь к стенам. Таким естественным и закономерным образом порядок преобразуется в хаос, форма – в антиформу, чистая, асексуальная, стерильная структура обретает феминность.

Формально эти произведения можно было бы назвать non-event’ами, ведь каких-либо событий подчас их проведения действительно не происходит, кроме очень интересного процесса в стиле Джона Кейджа. Оживает структура, сконструированная с элементом запланированной случайности, неопределенность как метод порождает неопределенный результат.

Цвет – еще одно важное средство выражения. Часто перформансы Ванессы Бикрофт конструируются как монохромные. И ассоциация с модернистким пониманием чистоты цвета здесь будет вовсе не лишней. Впрочем, не отрицая своего восхищения художниками, имевшими смелость сосредоточиться исключительно на цвете, Ванесса Бикрофт, комментируя свои произведения, указывает и на иные влияния: «Я планирую свои перформансы в категориях времени и геометрической композиции. Девушки выстраиваются в планиметре, после композиция разрушается, так и начинается перформанс. Я восхищаюсь геометрией Пьеро [делла Франческа], я цитирую Рафаэля в том смысле, что его совершенство и баланс элементов создают дискомфорт. Этот баланс противоположен борьбе Микеланджело, поскольку не позволяет вам определить источник сомнений, которые вы чувствуете в перформансе. Классические искусство в Италии подобно поп-культуре американцев» [2].

Но здесь появляется еще один вопрос. Мы привыкли, что когда художник контролирует движения кисти – это мастерство. Контроль же над людьми нам привычнее называть манипуляцией.

Здесь уместно упоминание еще одного культурного героя, коего нередко называли мастером и жестокости, и контроля, – Р. В. Фассбиндера, одного из любимых режиссеров Ванессы Бикрофт. И речь здесь не только о том, что перформансы изначально подразумевают то, что модели стоят по три часа в обуви на высоких каблуках (бывает и так, что на несколько размеров меньше), ограниченные довольно жестким набором правил: не говорить, не двигаться, не смотреть в глаза зрителям. Для одного из перформансов – VB51, проведенного в Германии, – Ванесса Бикрофт привлекла фассбиндеровских актрис Ирму Херманн и Хану Шигулу.

В своих интервью Ванесса Бикрофт многим чаще упоминает другого нонкомформиста от кино – Пьера Паоло Пазолини: «Я читала Пазолини, когда была подростком, смотрела некоторые его художественные и документальные фильмы. Я была впечатлена его классическим реализмом. Использованием актеров с улицы, которые сохраняют свой обычный вид даже когда переходят в символическое измерение. Это – диалектика, и это заново определяет наши понятия о том, что у нас есть история, религия, миф» [3]. Равно как персонажам Пазолини нет необходимости много говорить, ведь они – портреты, смоделированные в соответствии с канонами классической итальянской живописи, нет необходимости высказываться и моделям Ванессы Бикрофт. Впрочем, она предпочитает называть свои перформансы автопортретами.

Ванесса Бикрофт / перформанс VB45 (2001) // фото: MUSEOMAGAZINE.COM

 

Феминизм с приставкой «пост»

В своих работах классики феминисткого искусства – Йоко Оно и Марина Абрамович – часто выставляли себя в сексуализировнной, объективированной роли. Достаточно вспомнить один из самых известных перформансов Марины Абрамович – Rhythm O (1974). Обнаженная художница провела 6 часов, сидя напротив стола, на котором лежало 72 предмета, включая розу, цепь, топор, ножницы и заряженный пистолет. Аудитории предлагалось выполнить любое действие, в чем аудитория себе не отказывала.

Как и Cut Piece Йоко Оно, данный перформанс – комментарий к позиции женщины как пассивного реципиента действий мужчины. В противоположность им, Ванесса Бикрофт пусть и ставит своих моделей в позицию эксплуатирумых, но конечный продукт выглядит совсем иначе – как гламурная картинка.

Ванесса Бикрофт репрезентирует капиталистический символ красоты (женщину-модель) и отрицает его, помещая в толпу других похожих женщин, создавая иллюзию невидимости. Объект третируется простыми условиями, соблюдение которых и привносит в итоге в произведение новую и действительно индивидуальную красоту. Таким образом, третируется не только стремление к классической гармонии, но и стратегия моделирования красоты в модной индустрии.

Да, с одной стороны, в перформансах Ванессы Бикрофт есть место для критики объективации женщины. С другой – сам тот факт, что художница выставляется в эксклюзивных галереях, работает с модными брендами высокого профиля (а значит, пропагандирует роскошь и комфорт), наводит на совсем иные размышления. Добавьте к этому многолетнее сотрудничество с редактором итальянского Vogue Франкой Соццани, которая очень четко видит в творчестве Бикрофт место для моды и столь же четко заполняет его.

С точки зрения феминистской критики это нивелирует позитивное феминисткое прочтение работ Ванессы Бикрофт, ведь в сравнении с Йоко Оно или Мариной Абрамович она просто художник компромисса или даже следует сценарию большого бизнеса гламурной индустрии. Но почему бы творчество Ванессы Бикрофт не трактовать как утонченную критику института искусства, пропущенного через призму понимания искусства-как-объекта-желания?

На этом месте возникает еще одна интересная трактовка, высказанная Дженнифер Дойл. По ее мнению, восприятие перформансов Ванессы Бикрофт у зрителя связано с ощущением вины и стыда. Оттого эти произведения катарсичны: зритель способен противостоять своей вине, заметить ее существование и понять ее.

Итак, в чем же виноват зритель? Произведение искусства становится объектом желания, художник вовлекается в эротический обмен, а сам зритель становится потребителем скопо-проституции. Дженнифер Дойл первым произведением, предложившим символическую проституцию в качестве произведения высокого искусства, называет «Олимпию» Эдуарда Мане, в которой эстетический импульс поглощен сексуальным. Что касается Ванессы Бикрофт, то она продолжает эту линию, делая видимым желание зрителя и подвергая его агрессивному регулированию посредством института искусства.

Пожалуй, когда Хельмут Ньютон кричал позировавшей ему в кожаном бикини Ванессе Бикрофт: «Я – отец твоих перформансов!», он был в некотором роде прав. Но так ли важно, чтобы искусство было нонкомформистским, антигламурным, небуржуазным? Таким оно было полвека назад, неужели так важно, чтобы и сегодня все следовали этой схеме?

Конечно же, с позиций классического феминизма то, что делает Ванесса Бикрофт, – это никак не феминизм. Но ведь не стоит говорить и о том, что феминизм – это только когда из менструирующей вагины бумажку со стихами извлекают да публике зачитывают. Или же в вагину цыпленка-бройлера засовывают… В конце концов, вспомним далекого от феминизма Хельмута Ньютона, который отвечал на упреки в буржуазности единственным тезисом, на который невозможно возразить: он говорил, что снимает буржуазно по той простой причине, что сам буржуа.

Пожалуй, самая корректная интерпретация творчества Ванессы Бикрофт принадлежит Клиффорду Элгину. Он использует модель, изложенную Джоном Бартом в Literature of Replenishment, на примере премодерниста Диккенса, модерниста Джойса и постмодерниста Делилло. Делилло (Ванесса Бикрофт) не отрицает Джойса (феминизм) и пользуется им для того, чтобы повысить ценность премодернизма.

Ванесса Бикрофт / перформанс VB61 (2007) // фото: MUSEOMAGAZINE.COM

 

[1] — [3] VANESSA BEECROFT Interview by David Shapiro

 

Об авторе: Светлана Смульская – кандидат искусствоведения, доцент кафедры белорусской и мировой художественной культуры БГУКИ. Сфера научных интересов Светланы – техногенные искусства, постмодернизм в культуре. Для ART AKTIVIST она будет писать о цензуре и трансгрессии, телесности и текстуальности, эросе и танатосе в современных сценических практиках.

 

 

Мнения авторов не всегда совпадают с позицией редакции. Если вы заметили ошибки, пожалуйста, пишите нам.

 

 

_______
Читать по теме:
_______

Vanessa Beecroft for Vogue Ukraine | Vogue Ukraine

На моделях (слева направо):белое платье из хлопка, архивValentino; черное платьеиз хлопка, архив Valentino;бежевое платье из хлопка,архив Valentino; накидка изтюля, Cristina Bomba; платьеиз шелка и кружева, архивValentino; платье из фатинаи шелка, Cristina Bomba
На моделях (слева направо): белое платье из хлопка, архив Valentino; черное платье из хлопка, архив Valentino; бежевое платье из хлопка, архив Valentino; накидка из тюля, Cristina Bomba; платье из шелка и кружева, архив Valentino; платье из фатина и шелка, Cristina Bomba. Фото: Luca Peruzzi

Фрагмент инсталляции Ванессы
Бикрофт Le membre fant?me.
Фото: Nic Tenwiggenhorn
Фрагмент инсталляции Ванессы Бикрофт Le membre fantôme. Фото: Nic Tenwiggenhorn

Для съемки украинского Vogue Бикрофт взяла за основу свою работу, которую представляет на нынешней Венецианской биеннале. Это первая полномасштабная инсталляция скульптурных руин, или «преступлений над мрамором»

На моделях (слева направо):
юбка из фатина, Cristina
Bomba; юбка из фатина,
топ из тюли, все – Cristina
Bomba; платье из фатина
и шелка, Cristina Bomba.
Фото: Vanessa Beecroft
На моделях (слева направо): юбка из фатина, Cristina Bomba; юбка из фатина, топ из тюли, все – Cristina Bomba; платье из фатина и шелка, Cristina Bomba. Фото: Vanessa BeecroftФрагмент скульптуры из мрамора
Pregnant azul (VBM.010.11).
Фото: Vanessa Beecroft
Фрагмент скульптуры из мрамора Pregnant azul (VBM.010.11). Фото: Vanessa Beecroft

«Для биеннале я хотела создать произведение из скульптурных фрагментов и изваянных частей тела – нечто антимонументальное»

На моделях (слева
направо): платье из
кружева и тюля, архив
Valentino; платье из
кружева и тюля,
архив Valentino.
Фото: Vanessa Beecroft
На моделях (слева направо): платье из кружева и тюля, архив Valentino; платье из кружева и тюля, архив Valentino. Фото: Vanessa BeecroftФрагмент мраморной скульптуры Vale rosa (VBM.013.10).
Фото: Vanessa Beecroft
Фрагмент мраморной скульптуры Vale rosa (VBM.013.10). Фото: Vanessa Beecroft

Героини Бикрофт андрогинны, меланхоличны и асексуальны, они «похожи на греческие скульптуры, только с небольшими недостатками»

Юбка из фатина, топ из
тюля, все – Cristina Bomba.
Фото: Luca Peruzzi
Юбка из фатина, топ из тюля, все – Cristina Bomba. Фото: Luca PeruzziНа моделях (слева направо):
белое платье из хлопка, архив
Valentino; платье из фатина
и шелка, Cristina Bomba; накидка
из тюля, Cristina Bomba; платье из
шелка и кружева, архив Valentino;
белое платье из хлопка, архив
Valentino; накидка из фатина,
надетая на голову, Cristina Bomba.
Фото: Vanessa Beecroft
На моделях (слева направо): белое платье из хлопка, архив Valentino; платье из фатина и шелка, Cristina Bomba; накидка из тюля, Cristina Bomba; платье из шелка и кружева, архив Valentino; белое платье из хлопка, архив Valentino; накидка из фатина, надетая на голову, Cristina Bomba. Фото: Vanessa BeecroftБелое платье из хлопка,
архив Valentino.
Фото: Luca Peruzzi
Белое платье из хлопка, архив Valentino. Фото: Luca PeruzziФрагмент мраморной скульптуры Serena rosa Norvegia (VBM.008.13).
Фото: Nic Tenwiggenhorn
Фрагмент мраморной скульптуры Serena rosa Norvegia (VBM.008.13). Фото: Nic Tenwiggenhorn

С недавнего времени Бикрофт создает искусственные руины, а также элементы цельных фигур – торсы, бюсты, конечности – в разных материалах и оттенках

Платье из шелка, маска, все – Cristina Bomba.
Фото: Vanessa Beecroft
Платье из шелка, маска, все – Cristina Bomba. Фото: Vanessa BeecroftПлатье из шелка и кружева,
архив Valentino; маска,
Cristina Bomba.
Фото: Vanessa Beecroft
Платье из шелка и кружева, архив Valentino; маска, Cristina Bomba. Фото: Vanessa BeecroftНа моделях (слева
направо): черное платье
из хлопка, архив Valentino;
бежевое платье из хлопка,
архив Valentino; накидка
из тюля, Cristina Bomba.
Фото: Luca Peruzzi
На моделях (слева направо): черное платье из хлопка, архив Valentino; бежевое платье из хлопка, архив Valentino; накидка из тюля, Cristina Bomba. Фото: Luca PeruzziФрагмент мраморной скульптуры Vale rosso francia (VBM.007.11).
Фото: Nic Tenwiggenhorn
Фрагмент мраморной скульптуры Vale rosso francia (VBM.007.11). Фото: Nic Tenwiggenhorn

Как только Ванесса задумала снимать обложку и story для украинского Vogue в Венеции на биеннале, она решила: «Девочки будут в Valentino»

Платье из кружева и хлопка, архив Valentino; капюшон из бархата, Cristina Bomba.
Фото: Vanessa Beecroft
Платье из кружева и хлопка, архив Valentino; капюшон из бархата, Cristina Bomba. Фото: Vanessa BeecroftЮбка из шифона,
накидка из шелка,
все – Cristina Bomba.
Фото: Vanessa
Beecroft
Юбка из шифона, накидка из шелка, все – Cristina Bomba. Фото: Vanessa BeecroftИнсталляция
Le membre fant?me, 2015.
Фото: Nic Tenwiggenhorn
Фото
Инсталляция Le membre fantôme, 2015. Фото: Nic Tenwiggenhorn ФотоФрагмент скульптуры из бронзы VB.B.005.
Фото: Nic Tenwiggenhorn
Фрагмент скульптуры из бронзы VB.B.005. Фото: Nic Tenwiggenhorn

Фото: Diego Viragani, Luca Peruzzi, Nic Tenwiggenhorn, Vanessa Beecroft

Стиль: Veronica Berenice Lenza

Прическа: Pier Giuseppe Moroni

Макияж: Thomas Lorenz

Модели: Tatyana Kolovanova @ Next Milan, Tereza Holanova @ Next Milan, Sandra Nadja @ Next Milan, Lauren Bigelow @ Next Milan, Brigitta Liivak @ Next Milan, Charlotte Goussin @ Next Milan, Sasha Abi @ Next Milan, Marta Campagna, Magdalena Wodowska, Roberta Colla, Linda Zamengo, Agata Zamengo, Giulia Zubiolo

Куратор проекта: Olga Yanul