Выставка диор: от музея до музея – Weekend – Коммерсантъ – под знаком искусства» в ГМИИ (государственный музей изобразительных искусств) им. А.С.Пушкина — Натали Криньер, Флоранс Мюллер, Зинаида Бонами — Музейные палаты — Эхо Москвы, 23.04.2011

от музея до музея – Weekend – Коммерсантъ

Выставка "Диор: под знаком искусства", открывшаяся 28 апреля в Пушкинском музее, впечатляет поистине российским размахом, французским изяществом подачи материала и космополитичностью самого подхода к такому сложному пока для нашего восприятия сочетанию, как мода и искусство. Три года назад Пушкинский музей уже совершал прорыв на эту неизведанную пока для российских музеев территорию, но тогда это была территория Шанель, дизайнера революционного, тесно связанного с авангардом любого толка, более концептуального и близкого к высокому искусству. Во всяком случае, в понимании классического искусствоведения, на котором все же строится музейная практика. С Диором же совсем другая история — это история про красоту. Безусловную, классическую, не подверженную влияниям времени и обстоятельств. Он не только не был революционером, он был консерватором и даже ретроградом в наиболее возможном положительном значении этого слова. Любил романтические женские портреты XVIII века, несколько приторную живопись Belle Epoque, кажущуюся простоту ампирных нарядов и помпезные интерьеры в стиле Людовика XVI.

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Вот эта любовь Диора ко всему, что было в прошлом, и стала основой выставки в Пушкинском музее. Куратор выставки Флоранс Мюллер утверждает, что Пушкинский музей — идеальное место для выставки Диора. "Его неоклассический стиль — это именно то, что нравилось Диору больше всего. Поэтому у нас даже не было нужды ничего менять и выстраивать. Мы лишь добавили несколько фальшивых колонн, точные копии уже существующих, и вставили в них манекены, одетые в платья Диора, на манер кариатид". В остальном кураторы просто максимально использовали музейное пространство, вписав в него около 100 произведений дома Dior, среди которых не только произведения самого Кристиана Диора, чья карьера была блистательной, но очень короткой — всего лишь десять лет (1947-1957) проработал он с момента открытия дома до своей ранней смерти. На выставку приехали и вещи, созданные юным Сен-Лораном, начинавшим в доме Диора, и пришедшим ему на смену, и многими уже забытым Марком Боаном, и блистательным Джанфранко Ферре, который руководил домом в первой половине 90-х годов, и, разумеется, оскандалившимся Джоном Гальяно, который руководил домом Dior более десяти недавних лет.

Выставка построена не по хронологии, а по принципу, ставшему в последнее время весьма популярным в выставочной практике,— по так называемым "кодам" Диора. Под кодами кураторы понимают набор любимых тем и приемов в творчестве дизайнера или дома в целом. В данном случае такими кодами стали Бал, Сад, Belle Epoque, Трианон, Путешествия — в частности, Египет. Это те силуэты Диора, которые он обозначал буквами X, H, O или геометрическими фигурами — например, Трапецией. В рамках каждой темы представлены костюмы на фоне произведений искусства, которыми они были вдохновлены.

Разумеется, Belle Epoque — это Джованни Болдини с его томными красавицами и фривольные красотки Тулуз-Лотрека, Бал — это утопающие в кружевах великосветские дамы с портретов Винтерхальтера, Сады — на фоне Ван Гога и Ренуара, Испания, понятно,— на фоне Гойи, Египет — на фоне саркофага из Пушкинского музея, а конструктивистские вещи Гальяно рядом с само собой напрашивающимся Малевичем.

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Все эти очевидные сопоставления не выглядят затертыми клише благодаря современной сценографии, которая позволяет рифмовать вещи не примитивно, в лоб, а сквозь призму современных представлений о традиционном и современном в искусстве. И то, например, почему флаконы духов Dior похожи на египетские скульптурки, становится понятно именно здесь, рядом с саркофагом. И то, что силуэты платьев в точности повторяют форму цветка, тоже очевидней в соседстве с Ван Гогом.

Впрочем, куратор Флоранс Мюллер, известная своими масштабными fashion-выставками (например, гигантской ретроспективой Сен-Лорана в парижском Petit Palais в прошлом году), признается — ей хотелось не только в очередной раз продемонстрировать моду как часть культуры и искусства. Это для европейца вещь очевидная, а для нас пока еще в новинку. Но целью было показать искусство собственно создания одежды. "Для меня очень важно, чтобы обычный человек, который никогда в жизни не попадет на шоу, смог увидеть эти прекрасные вещи так близко. На выставке — это ведь даже ближе, чем на подиуме. Поэтому мы готовимся к этому очень тщательно — одевать манекены выезжают заранее специалисты. Эта работа требует нескольких дней и напоминает работу скульпторов. Они накалывают платья на манекены, лепят форму. Но это лишь первая часть. Одев манекены в платья, мы надеваем шляпы, серьги, украшения, выверяем позы и жесты". В этой тщательности и перфекционизме — непривычное для нас уважение к тому, что по сути является всего лишь высококлассным рем

под знаком искусства» в ГМИИ (государственный музей изобразительных искусств) им. А.С.Пушкина — Натали Криньер, Флоранс Мюллер, Зинаида Бонами — Музейные палаты — Эхо Москвы, 23.04.2011

К. ЛАРИНА: Ну что, мы начинаем программу «Музейные палаты». В Москве 10 часов 21 минута, здесь, в большой студии «Эхо Москвы», ведущие передачи Ксения Ларина и Тимур Олевский. Тимур, приветствую тебя.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Доброе утро.

К. ЛАРИНА: Ну, давай мы потихонечку представим всех наших гостей, но для начала скажем, что нас не только слышно, но и видно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да, нас видно на сетевизоре, трансляция на сайте. У нас сегодня… мы в большом составе, все устройства, айфоны, андроиды и прочие мобильные гаджеты также могут подключиться к нашему сетевизору и посмотреть на наш сегодняшний утренний состав.

К. ЛАРИНА: Итак, давайте представим наших гостей. Для начала объявим тему сегодняшней встречи. 28-го, по-моему, — да? — апреля открывается выставка в Музее имени Пушкина, в Государственном музее изобразительных искусств, под названием «Dior: под знаком искусства». И вот сегодня мы практически открываем эту выставку в нашем эфире. И представим наших гостей. Итак, Наталья… а, давайте начну с Музея имени Пушкина. Зинаида Бонами, заместитель директора Музея имени Пушкина по международной и выставочной деятельности. Здравствуйте, уважаемая Зинаида. У нас везде французские фамилии, и Зинаида не исключение. Дальше. Флоранс Мюллер, куратор выставки. Добрый день, уважаемая Флоранс, здравствуйте. Натали Криньер, дизайнер проекта. Добрый день, Натали, здравствуйте. И помогает нам Екатерина Кост, переводчик. Катя, и вас тоже приветствую. Всех слышно, всех видно. Ну, давайте мы начнем с официальной части, с торжественной. Зинаида, вам слово.

З. БОНАМИ: Спасибо. Музей, Музей изобразительных искусств имени Пушкина готовится представить совершенно необычную выставку. Она отражает особый вклад моды и дизайна, который был внесен в культуру и искусство 20-го века. Это новый тренд в выставочной деятельности крупных художественных музеев, и Пушкинский музей в этом отношении также следует этому направлению. Мы уже не первый раз сотрудничаем с крупными модельными домами, тем самым пытаясь рассказать о том, как мода и дизайн взаимодействовали с художественным наследием прошлого и как они вносили свой собственный вклад в культуру и искусство последнего столетия. В данном случае речь идет о нашем сотрудничестве с одним из крупнейших модельных домов Франции, домом Кристиана Диора, история которого начинается в 1947-м году, практически сразу после окончания войны, когда ощущалась острая потребность в возвращении к мирной жизни и обретении нового образа женщины. Я думаю, что куратор выставки госпожа Мюллер расскажет нам о том… об истории этого дома и специально о том вкладе, который внес Кристиан Диор в искусство моды, в новый образ женщины, который он создал, по сути. Мне бы хотелось сказать о принципе этой выставки. Она действительно совершенно необычна. Речь идет о соединении коллекции подлинных моделей дома Диор с разнообразными произведениями искусства, в числе которых работы старых мастеров, таких, как, например, Виже-Лебрен, Энгра, мастеров, творивших в 20-м веке, включая крупнейших: и Матисса, и Пикассо, и также художников русской школы, например, Казимира Малевича. В этой выставке принимает участие целый ряд крупных мировых музеев – конечно, прежде всего, французских.

К. ЛАРИНА: Зинаида, давайте я вас пока остановлю, а то вы сейчас все расскажете, а потом будете молчать всю передачу.

З. БОНАМИ: Ни за что, ни за что.

К. ЛАРИНА: Давайте, мы на кусочки разделим. Значит, это пусть будет небольшое вступление. Мы отдельно потом в течение программы поговорим уже об экспонатах и о темах этой выставки, которые там сформулировались, но сейчас, Тимур, мы, наверное, должны задать вопросы нашим слушателям…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да.

К. ЛАРИНА: … поскольку они еще должны получить призы и подарки в виде билетов, как я понимаю, да?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да, мы, я думаю, пригласим наших слушателей на выставку. Единственное, что чуть позже, чем обычно, мы отдадим эти призы. Но выставка открывается 28-го…

К. ЛАРИНА: Да.

Т. ОЛЕВСКИЙ: … и буквально в первые дни уже к нам все смогут прийти в Музей Пушкина. Давайте я три вопроса прочитаю, расскажу. А вопрос вот какой первый. Поговаривали, что Кристиан Диор, придумывая парфюмерные запахи, извиняется за своего отца. А чем занимался отец? Назовите знаменитого модельера, который начинал свою карьеру ассистентом у Кристиана Диора, а после его смерти возглавил модельный дом в 21 год. И третий вопрос. В 1959-м году сотрудники дома Диор получили инструкцию: возьмите с собой сигареты, помаду, косметику, примите к сведению, что вы не сможете купить виски, не фотографируйте и в особенности не смущайтесь, если прохожие будут удивляться при вашем виде из-за разницы в поведении и одежде. Куда собирались ехать сотрудники дома?

К. ЛАРИНА: Итак, ответы на эти вопросы мы принимаем на наш смс: +7-985-970-45-45. И давайте мы уже передадим слово нашим французским гостям. Флоранс, как вообще придумываются такие выставки, как возникает идея?

Ф. МЮЛЛЕР: Первая идея этой экспозиции – это была идея Бернара Арно, президента компании, и он хотел сделать встречу между произведениями искусства и модой, создать такую концепцию… такая была концепция. И я начала работать на создание, так сказать… на создание и воплощение этой идеи и создание выставки, которая будет отражать и сочетать произведения искусства и модели Кристиан Диора. И хотелось показать историю дома Диора на протяжении 60 лет и показать его модели с точки зрения различных периодов его творчества. Мы очень плотно работали с научной командой музея, как с госпожой Антоновой, также со всей командой этого замечательного музея, и хотели показать, так сказать, эту выставку в связи с произведениями искусства и с советом, так сказать, музейных работников. Это диалог между модой и искусством, а также между эпохами. В моде так же, как и в искусстве… истории искусства, проходит очень интересно точка зрения, когда историческая… историческая концепция отображена. И есть несколько тем, которые мы хотели показать. Например, 18-й век – это была любимая тема самого Кристиан Диора.

К. ЛАРИНА: Давайте… ради бога, простите, у нас сейчас выпуск новостей, мы прервемся буквально на несколько минут, потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Мы возвращаемся в программу «Музейные палаты». Напомню, что сегодня мы представляем выставку «Dior: под знаком искусства», которая откроется 28 апреля в Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина. У нас сегодня в студии замдиректора музея Зинаида Бонами, а также наши французские гости: Флоранс Мюллер, куратор выставки, и Наталья Криньер, дизайнер проекта. Помогает нам с переводом Екатерина Кост. Ну, я… во-первых, пришли уже все правильные ответы на наши вопросы, чуть позже мы объявим победителей и объявим ответы. Хочу сказать нашим гостям, что все равно мы всего сказать не успеем, это невозможно, поэтому наша задача сегодня заинтриговать, возбудить интерес и ощутить масштаб этого проекта. Я думаю, что нам это удастся.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да, но на самом деле вопросы к Натали у меня, например, появились, после того как я побывал вчера на монтаже выставки. Я бывал в Музее Пушкина не один раз, но я его не узнал, просто не узнал. То, что… то, как решено пространство и какие залы, какие колонны, какие архитектурные добавления появились в Музее Пушкина, его переносят в совершенно другое пространство, совершенно в другой мир. Кроме того, что там сами по себе прекрасные… ну, во-первых, потрясающие платья, потрясающие пальто и потрясающая история моды, кроме того, что это все находится так близко и это можно рассмотреть и буквально просто стонать у красного пальто с рюмочкой, там, где нужно, и с талией, где нужно…

К. ЛАРИНА: Как ты разбираешься, однако (смеется).

Т. ОЛЕВСКИЙ: Я вчера начал разбираться (смеется). Вот. Но там еще и прекрасные произведения искусства. И понятно, что эти, эти, эти… все-все эти работы, они взаимосвязаны, но мне интересно, вот, Натали, вот как это все строилось, как это…

К. ЛАРИНА: Вписывалось, да?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Как это все вписывалось и что это за такие разные жанры представлены в залах. То есть, там переносишься просто из мира в мир.

Н. КРИНЬЕР: Очень разные действительно темы, которые представлены на выставке. Но эту выставку мы сделали специально для Пушкинского музея. И в архитектурном решении мы хотели воспроизвести все коды, все нюансы архитектуры Пушкинского музея. И мы воспользовались этой архитектурой и… воспользовались этой архитектурой и представили, так сказать, нашу коллекцию под этим углом.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Там же очень много кодов Диора зашифровано, да?

Н. КРИНЬЕР: В этом… в этом и была… в этом и есть… в этом и есть…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Задача?

Н. КРИНЬЕР: Да. Мы очень много работали с Флоранс. Эти коды… как раз вся трудность была в том, чтобы их представить таким образом, и мы хотели представить разные сюжеты, чтобы постоянный посетитель Музея был удивлен и ему было интересно, и каждый раз чтобы это был сюрприз.

Ф. МЮЛЛЕР: И есть, так сказать… очень интересная, но, с другой стороны, очень естественная связь Кристиан Диора и Музея Пушкина – это неоклассицизм. И мы как раз опирались на это. Кристиан Диор очень любил этот стиль, и его личный дом был в этом стиле, где он жил. И мы воспроизводим и находим это состояние в этом музее, в этих колоннадах, в архитектуре Музея Пушкина.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Кристиан Диор был очень суеверный человек, и там, на выставке, есть всевозможные знаки, которые понимают только те, кто в этом действительно серьезно разбираются. Вот что это за звезда в Зале звезды? По-моему, это очень интересная история.

Ф. МЮЛЛЕР: Есть некоторые элементы на этой выставке, действительно, которые… есть вот эта звезда, которую Кристиан Диор просто подобрал, идя по улице, увидел маленькую звездочку…

К. ЛАРИНА: Это что за звезда?

Ф. МЮЛЛЕР: Увидел… перед тем как он встретил Марселя Буссака, он шел по улице и увидел маленькую звездочку, которую он поднял.

З. БОНАМИ: Надо сказать, кто такой Марсель Буссак.

Ф. МЮЛЛЕР: Марсель Буссак — это индустриальный магнат, который финансировал…

З. БОНАМИ: Текстильный магнат.

Ф. МЮЛЛЕР: Текстильный магнат, который финансировал Кристиан Диора. И вначале он ему предложил заново, так сказать… работать над домом моды. Но эта звездочка, которую он нашел, Кристиан Диор считал, ему помогла начать абсолютно новый дом моды, а не работать со старым домом моделей, который хотелось, так сказать… Потому что Кристиан Диор считал, что послевоенный период давал этот импульс нового, начинать новое.

К. ЛАРИНА: Давайте мы немножечко, простите, пройдемся все-таки по хронологии, потому что мы в первой части программы как раз говорили о том, что представлен 18-й век, который вдохновлял Диора, да? Вот какие еще временные исторические периоды там охвачены, на этой выставке?

Ф. МЮЛЛЕР: Также… вокруг представлен портрет Болдини, который нам одолжил музей Орсэ, и вокруг этой темы, так сказать, представлена эпоха Belle Époque. Также Тулуз-Лотрек представлен на выставке. Тема вокруг садов. Кристиан Диор очень любил создавать сады. Он был не только кутюрье, но очень любил такой садовый дизайн. Эта тема проходит через картины Климта, Ван Гога, которые представлены на выставке. А также современного художника Марка Куина, а также Боннар…

З. БОНАМИ: И также древний…

К. ЛАРИНА: Микрофончик…

З. БОНАМИ: … тема Древнего Египта, да? С которой, наверно, стоит начать. Потому что Пушкинский музей представлен на выставке произведениями из своей коллекции от Древнего мира до 20-го века. Мы тоже активно участвуем в этой выставке и вот, скажем, тема таких моделей, которые восходят к теме Древнего Египта, которые занимают центральную часть, апсиду Белого зала, там представлен один из саркофагов нашей древнеегипетской коллекции.

К. ЛАРИНА: Тогда скажите, Зинаида, какие еще музеи принимали участие в этой выставке.

З. БОНАМИ: Ну, я уже начала говорить о том, что это, конечно, Лувр, это музей Орсэ, это национальный музей Версаля, это Фонд Бейлера, Швейцария. Вообще я должна сказать, что в этой выставке принимают очень большое участие частные галереи и частные владельцы. Поэтому в этом отношении это очень редкая возможность увидеть вещи, которые чрезвычайно редко экспонируются на выставках. Если позволите, раз я уж вступила снова в беседу, я хотела бы еще немножко добавить по поводу того вклада, который внесла Натали Криньер в эту выставку. Потому что работать с временной такой экспозицией в архитектуре Пушкинского музея, в интерьерах Пушкинского музея, дизайнеру чрезвычайно сложно. Это очень сильная архитектура, созданная Романом Ивановичем Клейном. И когда мы впервые встретились с Натали Криньер, то я сказала ей о том, что есть, по сути дела, только два способа: или следовать этой архитектуре, или попробовать ее каким-то образом переломить.

К. ЛАРИНА: А сколько залов вы отдали под выставку?

З. БОНАМИ: Мы отдали нашу центральную ось и еще дополнительно два зала нашей постоянной экспозиции.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Кажется, что весь музей…

З. БОНАМИ: Ну, вот на самом деле это не так, но те люди, которые регулярно ходят в Пушкинский музей, которые если на сей раз придут на эту выставку, конечно, будут по-своему совершенно ошеломлены, потому что Натали удалось сразу и то, и другое. Она, с одной стороны, чрезвычайно пунктуально следует архитектуре Пушкинского музея, с другой стороны, она сумела полностью изменить пространство. Талант Натали – потому что мне приходилось видеть ее выставки в Париже – еще заключается в умении использовать такие чисто утилитарные вещи для музейного дела, как витрины, превращать их тоже в своего рода произведения искусства. Таким же образом поступила она и сейчас, затеяв такую своеобразную игру с колоннами в нашем Белом зале, создав два дополнительных ряда этих колонн и превратив их в витрины для моделей Диора. Поэтому все это вместе, конечно, будет необыкновенным зрелищем для зрителей.

К. ЛАРИНА: Натали, это все про вас рассказывают.

(смех)

Н. КРИНЬЕР: Я очень благодарна, очень тронута. Приятно, когда новые лица приходят на выставку еще в процессе ее монтажа, глаза загораются, люди удивлены и у них желание…

К. ЛАРИНА: То есть, вы добились того, чего хотели?

Н. КРИНЬЕР: Да.

(смех)

Ф. МЮЛЛЕР: А также люди думают, что вот эти искусственные колонны, которые были созданы Натали и ее командой, что это, собственно, колонны музея.

Т. ОЛЕВСКИЙ: И я вчера был в шоке. Я вот подошел, говорю: «Зачем же вы колонны-то разрезали?»

(смех)

Т. ОЛЕВСКИЙ: Но там ведь… там на самом деле есть отдельный угол, уголок, в котором видно, как происходит таинство превращения ткани в одежду.

К. ЛАРИНА: Ты хотел про это спросить, про творческую кухню. Она представлена как-то, да?

З. БОНАМИ: Да-да-да, да, и Флоранс, наверное, об этом расскажет. Ну, еще до того как начинается рассказ о том, как создается форма и линия у Диора, то есть еще рассказ о том – и этому отданы наши колоннады – о том, как, собственно… о методе работы Диора, который, по сути дела, создавая дамское платье, работал, как архитектор. Используя разнообразные качества той или иной ткани, он как бы строил свои модели. И в этом смысле его поиски оказались очень созвучны тем исканиям, которые делали очень крупные мастера-художники и фотографы, работая с обнаженной женской натурой на протяжении нескольких веков. Поэтому мы увидим замечательные работы таких крупных фотографов как, например, Ман Рэй, или Ньютон, мы увидим работы Пикассо. Вот форма и линия приводят нас, собственно, к мастерской Диора. И мне кажется, что… Флоранс расскажет, как сначала появляется форма и все это только белое. А только потом…

К. ЛАРИНА: Не раскрывайте. Да, Флоранс, расскажите немножечко, да, о кухне творческой.

Ф. МЮЛЛЕР: Кристиан Диор говорил, что тело женщины – это база его работы, это основа его работы. Из ткани он строил, выстраивал формы. И эти… и ткань для Диора выстраивала тело женщины, его украшала. И вот в юности своей он мечтал быть архитектором – и он стал архитектором по тканям. У нас в музее представлено ателье Кристиан Диора, где можно посмотреть, как производится, как делаются платья и костюмы. Это начинается с двух моментов. Сначала кутюрье рисует…

К. ЛАРИНА: Это на наших глазах происходит, или как? Там смоделировано?..

З. БОНАМИ: Там представлены и вот эти зарисовки…

К. ЛАРИНА: А, то есть, как бы вот этапы все, да?

З. БОНАМИ: Да-да-да-да.

Ф. МЮЛЛЕР: Можно посмотреть рисунки кутюрье, а потом, как он выбирает ткань. Его эскизы отдаются в пошивочное ателье, и они выбирают ткань. И выставлены макеты Диора, как он работал, так сказать, с макетами. А затем совершенно различные специализации войдут… входят в процесс создания костюма или платья. Вышивальщики. И мы видим как раз в этом ателье два разных направления: работы по платьям, работы по костюмам – это два разных направления для Диора. Можно видеть всю эту работу, весь этот процесс от рисунка до создания самого… самой модели платья или костюма.

К. ЛАРИНА: А живые платья представлены?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да…

Ф. МЮЛЛЕР: Конечно! Но мы сейчас говорим именно о…

К. ЛАРИНА: Процессе.

Ф. МЮЛЛЕР: … уголке ателье, которому посвящена одна из тем на выставке.

Ф. МЮЛЛЕР: И в конце, когда показывается дефиле мод, и, так сказать, великие фотографы выходят на сцену, как, например, Аведон, и они своими фотографиями представляют прекрасную женщину. И мы показываем этой выставкой всю историю создания… всю историю создания модели, платья или костюма, от первых зарисовок кутюрье до прекрасных фотографий великих фотографов, которые участвуют и фотографируют модели, уже одетые.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Между прочим, встречает зрителя работа «Группы Recycle», то есть, совершенно… совершенно современное искусство, там, переработанная интерпретация известной сумки Диора. Но на самом деле надо отметить, что на выставке незримо присутствует еще один персонаж – это, собственно, те, ради кого это все создается – женщины присутствуют от начала и до конца. И заканчивается выставка звездным показом платьев, которые носили самые известные…

К. ЛАРИНА: Это живые платья или это фотографии?

З. БОНАМИ: Это абсолютно живые платья. И я хочу тоже поделиться тем, что я узнала в этот раз от Флоранс. Оказывается, на первых порах модельные дома совершенно не хранили свои модели, и для того чтобы сейчас сделать выставку вот такую историческую моделей Диора, начиная от 47-го года, это подлинную коллекцию периода надо было собирать заново. И ее собирали на разных аукционах и получая дары от женщин, которые имели эти модели. С ними была проведена очень большая работа, их реставрировали. Для того, чтобы так красиво показать платья, нужна тоже очень большая работа тех людей, которые готовят их к показу. Поэтому на наших глазах в этой… подготовке этой выставки принимало участие огромное количество людей, начиная от рабочих самых разнообразных специальностей до тех людей, которые работают с моделями. Конечно…

К. ЛАРИНА: Сколько – простите – сколько всего человек выставку делало вот от начала до конца?

З. БОНАМИ: Вы знаете, мне сейчас даже очень сложно сказать…

К. ЛАРИНА: Ну, приблизительно.

З. БОНАМИ: Я думаю, что это несколько сотен человек в этот раз.

Ф. МЮЛЛЕР: Я хотела бы уточнить (неразборчиво) смерти Кристиан Диора и прихода Ив Сен-Лорана в качестве кутюрье дома. Мы представляем на этой выставке оригинальные настоящие платья, которые участвовали в показах мод или принадлежали звездам…

К. ЛАРИНА: А звезды их просто отдают безвозмездно?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Карла Бруни, например.

Ф. МЮЛЛЕР: Да, да, безвозмездно отдают. Иногда это, так сказать, специфические заказы для определенной звезды, а иногда это платья коллекции, но которые сделаны по размерам той или иной женщины. У нас также есть платье, которое носила Оливия де Хэвилленд в фильме… платье из фильма. А также мы представляем туфли, которые носила Марлен Дитрих.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Звезды Музея имени Пушкина… кстати, начинается все с чудесного Дубосарского, которого я раньше не видел. Сексистская абсолютно работа. Молодая девушка на фоне Эйфелевой башни в Париже, такой взлет, падение и величие женщины. Дубосарский совершенно потрясающий. Интересно, откуда она.

З. БОНАМИ: Из частной коллекции.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Это из частной коллекции. Ну, наверно, поэтому раньше не выставлялась.

К. ЛАРИНА: Ну что, отвечаем на вопросы?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да.

К. ЛАРИНА: Я называю победителей, а ты отвечаешь на вопросы.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Давай.

К. ЛАРИНА: Значит, наши победители, которые получают билеты на выставку: Виктория, телефон 870, Анастасия 326, Сергей 112, Михаил 109, Марина 384 и Ира 274. А теперь вот сейчас мы с Тимуром повторим вопросы…

Т. ОЛЕВСКИЙ: И сразу же ответы, да. Поговаривали, что Кристиан Диор, придумывая парфюмерные запахи, извинялся за своего отца. Чем занимался отец? А отец его торговал химическими удобрениями, и его часто ругали, что он завонял всю округу. Назовите знаменитого модельера, который начал свою карьеру ассистентом у Кристиана Диора и после его смерти возглавил модельный дом в 21 год? Ну, уже прозвучало имя: Ив Сен-Лоран, естественно. И в 1959-м году сотрудники дома Диор получили инструкцию взять с собой сигареты, помаду, косметику, не рассчитывать на виски, не фотографировать и не смущаться, если прохожие будут удивляться их внешнему виду. Они собирались ехать в СССР в тот самый знаменитый 59-й год.

К. ЛАРИНА: Все?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да.

К. ЛАРИНА: У нас остаются последние минуты, давайте вернемся к самой личности Кристиана Диора, поскольку у нас собрались люди, для которых Кристиан Диор не просто человек, да, а какая-то… целая эпоха, да? Целый комплекс культурный. А вот какие ассоциации у вас возникают, когда при вас произносят это имя, Кристиан Диор? Что для вас является главным в этой фигуре? Давайте прямо начнем с Флоранс.

Ф. МЮЛЛЕР: Это синоним высокой моды, известный во всем мире в эпоху после войны, который представляет элегантность и красоту французской моды.

К. ЛАРИНА: Натали.

Н. КРИНЬЕР: Когда мне говорят «Кристиан Диор», я вижу человека. И вы увидите его портрет. И мне кажется, что именно персонаж, человек… Кристиан Диор как человек очень важен также для этой выставки.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Надо отметить, что он важнейший антивоенный, антивоинственный заряд…

К. ЛАРИНА: Флоранс хотела добавить что-то…

Ф. МЮЛЛЕР: А что касается человека… а что касается его-человека и его-персонажа, он, до того как стал кутюрье, был галеристом, у него были галереи. Он был один из первых, который представил работы Сальвадора Дали, Джакометти, Леонор Фини. Он выставлял Пикассо, Матисса, Миро, и спрос был довольно большой.

К. ЛАРИНА: Зинаида, а для вас?

З. БОНАМИ: Я думаю, что все-таки это, прежде всего, образ женственности, которая вернулась в мир после тяжелой войны. И вот эта идея сохранения женственности, несмотря на наше тяжелое время, мне кажется, очень актуальна.

К. ЛАРИНА: Давайте теперь напомним, выставка для посетителей открывается…

З. БОНАМИ: 28-го числа.

К. ЛАРИНА: И продлится?..

З. БОНАМИ: И она продлится до конца июля. То есть, практически, она три месяца. И мы будем очень всех ждать.

К. ЛАРИНА: Ну что ж, огромное спасибо нашим гостям. Я еще раз представлю в финале всех участников сегодняшней передачи: Флоранс Мюллер, куратор по коллекции моделей, Натали Криньер, дизайнер проекта, Зинаида Бонами, замдиректора Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина. Напомню, что выставка называется «Dior: под знаком искусства». Всех приглашаем. Благодарим Екатерину за помощь. Программу провели Ксения Ларина и Тимур Олевский. Спасибо всем.

З. БОНАМИ: Спасибо.

Ф. МЮЛЛЕР: Merci.

часто задаваемые вопросы couture | DIOR

КАКОЙ ПОЛИТИКИ ПРИДЕРЖИВАЕТСЯ ДОМ DIOR В ВОПРОСАХ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ ДАННЫХ?

Мы уделяем особое внимание обработке, конфиденциальности и безопасности Ваших персональных данных.

Мы стремимся предоставлять Вам персонализированные услуги, уважая при этом Вашу частную жизнь и Ваш личный выбор в соответствии с действующим законодательством в сфере личных данных, в частности c Общим регламентом по защите данных (GDPR).

С политикой защиты частной жизни, применяемой компанией "Кристиан Диор Кутюр", Вы можете ознакомиться в разделе "Политика неприкосновенности частной жизни".

С целью обеспечения идентичного персонализированного обслуживания во всех странах мира доступ к Вашим данным может быть предоставлен другим структурам компании "Кристиан Диор Кутюр" во Франции или за ее пределами, в том числе в странах, где законодательство в сфере персональных данных отличается от соответствующего законодательства Вашей страны или Европейского Союза, например, для просмотра истории Ваших покупок из другого бутика. Ваши персональные данные также могут обрабатываться в указанных целях нашими надежными сторонними поставщиками от нашего имени. Мы принимаем все необходимые меры – договорные, технические и организационные – для обеспечения защиты и конфиденциальности Ваших данных и предотвращения их искажения, повреждения, уничтожения или получения к ним несанкционированного доступа третьими лицами.

Мы считаем важным обеспечить Вам возможность контролировать свои персональные данные. В соответствии с GDPR Вы имеете право на получение доступа к таким данным, их исправление и удаление по соответствующей просьбе. Вы также можете, при наличии законных оснований, полностью или частично воспрепятствовать обработке персональных данных или, где применимо, добиться ограничения их мобильности. Кроме того, Вы можете отказаться от получения рассылаемой нами персонализированной информации о наших товарах и услугах.

Свяжитесь с нашим отделом обслуживания клиентов, если у Вас возникнут вопросы о способах обработки и использования Ваших данных или если Вы пожелаете воспользоваться одним из описанных выше прав. Вы также можете обратиться к нашему уполномоченному по вопросам защиты данных по следующему адресу: [email protected]

Открытие выставки «Диор: Под знаком искусства»

26 апреля 2011 года состоялось торжественное открытие долгожданной выставки в Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина «Диор: Под знаком искусства». На торжественном открытии присутствовали такие известные люди, как Ольга Свиблова, Сати Спивакова, Валентин Юдашкин, Александр Терехов, Алена Долецкая, Светлана Бондарчук.

Мода и искусство неразрывно связаны друг с другом, потому наряду с коллекцией уникальных платьев, созданных в различные периоды модельерами Модного дома Dior, костюмами, аксессуарами и ювелирными украшениями, на выставке представлены произведения живописи, графики, фотографии, инсталляции, а также мебель и предметы убранства из коллекции Дома Dior.

Одним из главных источников вдохновения величайшего модельера своего времени являлся вечнозеленый летний сад. Именно поэтому экспозиция начинается с темы сада, а именно с зеленого вечернего платья «Салат», созданного Ив Сен-Лораном.

Продолжением экспозиции является тема, раскрывающая атмосферу конца XIX века — начала Первой мировой войны — Belle Epoque, когда появился простор для дизайнерского творчества. Это прекрасная эпоха, когда появляется возможность проявить свою женственность, впервые за долгое военное и послевоенное время. Модницам того времени как нельзя кстати пришелся по вкусу придуманный Диором силуэт New Look, позволявший подчеркнуть осиную талию и придать изящность и элегантность любому образу.

Наш репортаж с мероприятия:

Кристиан Диор (Christian Dior) — французский модельер и основатель Дома моды Dior. Кристиан Диор родился в 1905 году в небольшом нормандском городке Гранвиль, бывшем рыбацком порту на берегу Ла-Манша на северо-западе Франции. В 1911 году семья маленького Кристиана переехала в Париж. Начальное образование он получил дома и первоначально по настоянию родителей готовился к дипломатической карьере. Вместо занятий по международному праву и географии будущий кутюрье проводил время в музеях, учился музыкальной композиции и живописи.

В 1928 году Кристиан с другом Жаном Бонжаком открыл арт-галерею, где выставлялись работы Дерена, Матисса, Пикассо. В 1931 году Диор начинает продавать свои рисунки: эскизы шляпок и платьев. Несмотря на то что его модели шляп пользовались гораздо большим успехом, чем одежда, Кристиан решает специализироваться именно на моделях одежды. В 1938 году он был замечен известным модельером Робером Пиге (Robert Piguet), но война помешала бурному развитию карьеры. Диор уходит в армию и служит на юге Франции. Но уже в 1941 году он возвращается в Париж и работает для известного Модельного дома Lucien Lelong.

В 1942 году Кристиан создает парфюмерную лабораторию, выросшую затем в фирму Christian Dior Perfume. «Достаточно открыть флакон, чтобы возникли все мои платья, а каждая женщина, которую я одеваю, оставляла за собой целый шлейф желаний. Духи — необходимое дополнение личности женщины, это завершающий аккорд для платья, это роза, которой Ланкре подписывал свои картины», — объяснял позже свой замысел Диор. После войны, в 1946-м, при финансовой поддержке текстильного фабриканта Marcel Boussac он открывает собственный Дом моды Christian Dior.

В первой своей коллекции 1947 Диор воплощает совершенно революционную для XX века концепцию с новым вариантом кринолина, тонкой талией и прилегающим лифом. В этом силуэте, названном New Look, дизайнер воплотил собственное представление о женственности, которой так не хватало в эпоху войны. Поначалу новаторство модельера не было оценено по достоинству. Однако спустя год вся Европа и Америка приняли новый стиль. С тех самых пор и начинается головокружительная история Модного дома.

В 1957 году, после кончины Кристиана Диора, во главе Модного дома встал Ив Сен-Лоран (Yves Saint Laurent), затем, в 1960-м, его сменил Марк Боан (Mark Boan), в 1989-м Джанфранко Ферре (Gian Franco Ferre), а с 1997-го по 2011-й — Джон Гальяно (John Galliano).

Текст и фото: Валерия Королева