Актриса шербурские зонтики: (1964) — Umbrellas of Cherbourg, The — Parapluies de Cherbourg, Les — —

Катрин Денев в фильме «Шербурские зонтики»

T

МОДА•КИНО

Текст: Полина Садовникова

В российский прокат выходят «Шербурские зонтики» (1964) — революционный фильм классика «новой волны» Жака Деми, запустивший карьеру Катрин Денев. Современные режиссеры цитируют цветовые решения, а дизайнеры — образы

главных героев.

Дэмьену Шазеллу, Франсуа Озону, Педро Альмодовару, Уэсу Андерсону и другим поклонникам «Шербурских зонтиков» нужно сказать спасибо Пьеру Лазареву. Это он — медиамагнат, главный редактор газеты France Soir, сын русских эмигрантов и муж основательницы журнала Elle — дал денег на съемки фильма. Если бы Жак Деми не убедил Пьера Лазарева вложиться в экспериментальный film chante, картина, вдохновившая не одно поколение, как минимум получилась бы черно-белой. А то и вовсе пролежала бы на полке — тогда, в 1964-м, никто не осмеливался спродюсировать фильм, раскрывающий тему войны в Алжире (по этой причине цензура зарубила, например, «Клео с 5 до 7» Аньес Варда). Да и революционная идея отказаться от разговорных диалогов не вызывала восторгов. «Никто не верил в проект, — вспоминал композитор Мишель Легран в интервью Le Monde. — Мы целый год стучались в двери французских продюсеров, но они не верили, что зрители будут сидеть в темном зале и слушать, как актеры пропевают банальные фразы». Продюсеры ошибались — и кусали локти, когда фильм, в котором герои поют про бензоколонки, налоги и повестку в армию, получил «Золотую пальмовую ветвь».

На протяжении 91 минуты исполнительница главной роли Катрин Денев не произносит ни единого слова. Только открывает рот, пока французская эстрадная певица Даниэль Ликари поет про любовь, разлуку и чекап у врача. Этот изначально не запланированный lipsinging — еще одна причина, по которой американская пресса сравнивает «Шербурские зонтики» с голливудской классикой «Поющие под дождем» (сам Жак Деми, конечно, всякое влияние американского мюзикла решительно отрицал). Не запланированный — потому что Жак Деми писал роль Женевьевы под победительницу «Евровидения» 1962 Изабель Обре, а за две недели до начала съемок случилось страшное: певица попала в аварию, выжила, но получила 18 переломов. Пришлось срочно искать замену. Кандидатуру 20-летней Катрин, тогда известной скорее родством с успешной актрисой Франсуазой Дорлеак, предложил ее бойфренд, режиссер Роже Вадим. По совету приятеля Жак Деми согласился взглянуть на Денев, но любви с первого взгляда не случилось. Для роли Женевьевы актрисе нужно было не только похудеть на 10 килограммов, но и поработать над имиджем. Тут на помощь пришла Аньес Варда — ласточка «новой волны» и жена Деми уломала Катрин поменять прическу. Ответственность за то, как выглядят волосы актрисы в кадре, легла на знаменитый салон Carita сестер Рози и Мари Карита. Аксессуары и прически из «Шербурских зонтиков» — низкий хвост, широкий обруч и лента в волосах (цвет которой по ходу сюжета становится все темнее) — сегодня одинаково любят Jil Sander, Chanel, Simone Rocha и Giambattista Valli. Да и Катрин Денев осталась от прически в восторге и потом часто повязывала волосы лентой (например, на Каннский кинофестиваль в 1966-м).

Режиссер Жак Дени всегда мечтал поработать с цветом. Он до конца надеялся раздобыть бюджет на цветную пленку для своего полнометражного дебюта — но в итоге любимая синефилами «Лола» (1961) с красоткой Анук Эме в главной роли вышла на экраны в ч/б. Так что, когда стало ясно, что на «Шербурские зонтики» выделили достаточно средств, Жак Дени решил оторваться по полной и взял в partners in crime свою любимую парочку — художника-постановщика Бернара Эвейна и художницу по костюмам Жаклин Моро. Эти двое пользовались большим спросом у режиссеров «новой волны» — к началу съемок «Шербурских зонтиков» Эвейн и Маро успели поработать, например, с Аленом Рене и Жан-Люком Годаром. В итоге цвет в «Шербурских зонтиках» стал главным предметом гордости Деми. Он почти не дает зрителю отдохнуть от ярких цветовых сочетаний. И однажды даже сам появляется в кадре, чтобы заглянуть в магазин «Шербурские зонтики» с вопросом: «Где тут у вас магазин красок?».

Chanel, осень-зима 2022

«Откуда берутся идеи? Из сценария и обсуждения с режиссером, как было в «Шербурских зонтиках», — рассказывал Бернар Эвейн. Когда Бернар выбирал цвет обоев в комнате Женевьевы, он положил перед Деми несколько лоскутков ткани. Режиссер выбрал бирюзовый — Эвейн окрасил в этот цвет стены, а его жена Жаклин Моро сшила платье похожего оттенка. Другие костюмы тоже зачастую подбирали под цвет обстановки в комнатах (которых, кстати, получилось парадоксально много, учитывая скромное финансовое положение главных героев). Принт на махровом халате мадам Эмери перекликается с розово-зелеными обоями, молочное пальто Женевьевы — с домиками в портовом городке Шербуре, где снимался фильм. Многие сочетания цветов — например, синего с коричневым и розового с оранжевым — взяты с полотен Матисса.

Костюмы героев рифмуются и между собой. Особенно это заметно на примере Женевьевы и Ги (Нино Кастельнуово) в первой части фильма: ее желтый укороченный кардиган перекликается по цвету с его велосипедом, его синяя рубашка — с синей вуалью, которую она теребит в руках при прощании на вокзале. Парочка даже носит одинаковые плащи Burberry (фирменную клетку можно при желании рассмотреть в сцене на ступеньках оперного театра). Еще одна брендовая вещь в гардеробе героев — зонты O.N.M. Paris, которые и сейчас можно найти на Etsy за $60.

Работяге Ги в фильме противопоставлен ювелир Роллан Кассар: последний носит строгие костюмы-двойки и роскошное шерстяное пальто — полгода назад в похожем по Fondazione Prada шагал Кайл Маклахлен. Впрочем, сегодня Ги выглядит куда моднее элегантного, но довольно унылого Роллана. Его короткая коричневая куртка напоминает модели, которые носили знаменитости на волне популярности бренда Carhartt. Шоколадный костюм-двойка в паре с синей рубашкой — почти как на показе Gucci. А чего стоит темно-синий рабочий комбинезон (тут нужно отметить, что Жак Деми знал толк в униформе — его отец был автомехаником) — от хита из коллаборации Лотты Волковой для adidas его отличает только отсутствие лого и трех фирменных полосок.

Prada, осень-зима 2022

Adidas by Lotta Volkova,
весна-лето 2020

Gucci, осень-зима 2022

Отдельного внимания заслуживает стиль Мадлен, которую сыграла немка Эллен Фарнер («Шербурские зонтики» — единственная известная картина в ее скромной фильмографии). Самая примечательная вещь в ее гардеробе — виниловый плащ точь-в-точь как в коллекциях Pierre Cardin в 1960-х, только не красного цвета, а темно-изумрудного. Она носит косынки и, в отличие от героини Катрин Денев, не изменяет платьям яркого цвета на протяжении всего фильма.

К финалу «Шербурских зонтиков» прическа Женевьевы становится пышнее. Наивные наряды пастельных оттенков сменяют норка и черное-платье футляр, а вот гардероб Ги не претерпевает особых изменений — он носит все тот же синий рабочий комбинезон. Разницу между мирами Женевьевы и Ги подчеркивают костюмы детей. Франсуаза — ее сыграла Розали Варда, дочь Жака Деми и Аньес Варда — в красном пальто с синей подкладкой и кружевным воротничком. Франсуа — Эрве Легран, сын композитора фильма Мишеля Леграна, по воспоминаниям Розали, за участие в съемках выпросил себе макет заправочной станции из спальни Ги — в голубом рабочем комбинезоне с нашивкой в виде логотипа заправки.

Спустя 50 с лишним лет эту финальную сцену процитирует режиссер «Ла-Ла Ленда» Дэмьен Шазелл — возможно, самый преданный фанат «Шербурских зонтиков», пересмотревший фильм Жака Деми больше 200 раз. «Фильм обрушивается на тебя как тонна кирпичей», — говорил он в интервью. Задолго до Дэмьена Шазелла похожими впечатлениями делился писатель Курт Воннегут: «Я посмотрел „Шербурские зонтики“ и принял этот фильм близко к сердцу. Мне, мужчине средних лет, он показался душераздирающим. Но все в порядке. Мне нравится, когда мне разбивают сердце».

{«width»:1200,»column_width»:75,»columns_n»:16,»gutter»:0,»line»:40}false7671300falsetruetrue{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}{«css»:».editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}»}

Как «Шербурские зонтики» стали великими — Bird In Flight

В четверг, 26 августа, в прокат снова выходит классика новой волны — фильм «Шербурские зонтики». Пение вместо диалогов, жизнерадостность и комментарий о пролетариате: Алексей Росовецкий рассказывает, чего ждать от ленты, если вы ее до сих пор не видели, и чем она заслужила очередную реставрацию и высшую награду в Каннах.

История любви в маленьком провинциальном городе конца 50-х. Он автомеханик, живет в доме тетушки; она помогает маме в магазине зонтиков, который идет ко дну; особых перспектив у влюбленных нет и не предвидится. Когда Ги отправляется на войну и перестает писать, Женевьева — совсем юная и беременная — выходит замуж за состоятельного поклонника. Но все заканчивается хорошо: героиня перебирается в Париж, герой счастливо женится и открывает автозаправку.

В пересказе сюжет фильма выглядит как мелодрама средней руки. Режиссер Жак Деми впоследствии так и не смог приблизиться к успеху этой ленты, а исполнителя главной мужской роли Нино Кастельнуово сегодня помнят в лучшем случае специалисты. Даже Катрин Денев, для которой «Шербурские зонтики» оказались первым большим успехом, получила возможность сняться, по сути, случайно.

Но череда случайностей не подвела: фильм стал признанным шедевром новой волны, который удостоился «Золотой пальмовой ветви» на Каннском кинофестивале 1964 года и пяти номинаций на «Оскар».

Украинские кинозрители увидят отреставрированную версию. Предыдущий раз восстановленная копия картины вышла на экраны в 1992-м и произвела не меньший фурор, чем в год премьеры.

Впрочем, я забыл самое главное — все в этом фильме поют. От первых кадров, где мы видим целующуюся парочку на летней пристани, и до финальных титров, где наши герои снова видятся накануне Рождества. Их последняя короткая встреча — хеппи-энд с привкусом горечи: Ги и Женевьева молоды, вполне счастливы и полны сил, но что-то очень важное в их жизни закончилось и больше не повторится.

Поиск нового языка

Жак Деми принадлежал к новой волне — так в прессе называли поколение молодых режиссеров, которое буквально ворвалось в кинопроизводство. До них молодежи в него было не пробиться: в 50-х тридцатилетние постановщики могли дебютировать не чаще раза в год.

В закосневший французский кинематограф новая волна выплеснулась из прокуренного зальчика парижской синематеки, где будущие режиссеры в поисках новых возможностей для киноязыка до одури смотрели американские фильмы. Франсуа Трюффо, например, черпал вдохновение в нуарах, а Жак Деми — в мюзиклах.

В то время собственной традиции киномюзикла во Франции еще не существовало. Так, для работы над мюзиклом «Девушки из Рошфора» Жаку Деми пришлось приглашать американских хореографов. При этом заокеанские профи не скрывали своего недовольства подготовкой французских актеров, хотя это были звезды первой величины.

В свою очередь, если производство мюзиклов было поставлено на поток еще с момента появления звука в кино, идея фильма-оперы даже не витала в воздухе. И тут Жака Деми, что называется, осенило. Если верить биографам, произошло это не в синематеке, а перед телевизором, где как раз показывали запись какого-то оперного спектакля.

Идея фильма-оперы еще даже не витала в воздухе.

В отличие от мюзикла в музыкальном фильме, построенном по принципу оперы, актерам не придется танцевать — это не предусмотрено жанром. Им даже петь не обязательно, за них это сделают профессионалы. Таким образом, новаторская форма была найдена, и она оказалась гениальной.

(Любопытно, что на следующий год после премьеры «Шербурских зонтиков» в прокат выйдет «Безумный Пьеро» Жана-Люка Годара, где герои легко и естественно переходят с диалогов на песни.)

Женщины, которые поют

Влюбленные главные герои, поющие в кадре, были невероятно трогательным зрелищем: не зря кинокритики назвали фильм «стихотворением в музыке и цвете».

Когда Женевьева и Ги в наиболее романтичных сценах переходят с белого стиха, которым написан сценарий, на рифмованные строчки, это звучит очень красиво. Особенно в ключевой сцене, где героиня Денев, провожая возлюбленного на войну, проникновенно поет: «Я буду ждать тебя», чувствительным душам непросто удержаться от слез.

Но песни влюбленных пар, столь привычные в мюзиклах, не производили на первых зрителей «Шербурских зонтиков» такого бодрящего впечатления, как поющие почтальоны, бармены, покупатели (собственно, «Шербурскими зонтиками» называется магазин, где помогает матери Женевьева), автомеханики в мастерской, которые обсуждают нараспев, кто останется работать сверхурочно. На экране царил полный радости и любви праздник жизни.

Источник: Capital Pictures

Возможно, современному зрителю отдельные сцены могут показаться смешными. Несмотря на весь драматизм ситуации, трудно удержаться от улыбки, наблюдая за тетушкой главного героя, поющей со своего смертного одра. С другой стороны, «Шербурские зонтики» показывают окружающий мир настолько прекрасным, что в нем поют даже тяжелобольные.

При этом Деми украсил сценарий россыпью самоироничных шуток, которые создают определенную дистанцию, снижают пафос. Так, один из автомехаников поет о том, что ненавидит оперу: «В опере все поют, а это так достает!» А в другой сцене мать Женевьевы напоминает ей, что от любви умирают только в кино.

Впрочем, композитор фильма Мишель Легран, судя по воспоминаниям, также не был обделен самоиронией. Во время работы над саундтреком он давал режиссеру послушать новые темы по телефону и в особо лирических случаях предупреждал: «Эта мелодия рассчитана как минимум на три носовых платка!»

Конечно же, фильм не сложился бы с другим композитором. Саундтрек Мишеля Леграна мгновенно стал классикой, а песня «Я буду ждать тебя» — международным хитом, перепетым на множестве языков. В том числе на русском: ленту закупили для проката в СССР еще в 1965 году, когда «Шербурские зонтики» гремели по всему миру, и для советских модниц 60-х она стала стилеобразующей — все, кто мог себе это позволить, копировали прически и платья героинь, а заглавная песня была поистине народной.

«Эта мелодия рассчитана как минимум на три носовых платка!»

Поп-арт и война в Алжире

Точно так же фильм не стал бы шедевром без главного женского образа. Победительница Евровидения-1962 Изабель Обре, которую изначально видели в роли Женевьевы, сильно пострадала в ДТП, и постановщик остался без ведущей актрисы. Супруга Деми, Аньес Варда (которая сама была весьма любопытным кинорежиссером-новатором), уговорила мужа взять на роль Катрин Денев — и придумала осветлить актрисе волосы, что в дальнейшем стало частью ее имиджа.

23-летняя Денев, обладающая ангельской внешностью и тонким интеллектом, не только умудрилась влюбить в свою Женевьеву и зрителей, и зрительниц, но еще оказалась очень убедительной в развитии образа — от восторженной провинциальной девочки к холодной «столичной штучке». Вряд ли в финале кто-то посочувствовал простоватому герою Нино Кастельнуово: не по Сеньке шапка.

Кинематография тоже не подвела. Снятая прямо на улицах Шербура (только в сцене прогулки в пассаже со статуями мы видим Нант, родной город Жака Деми), лента сочетает «репортажную» манеру, свойственную новой волне, с яркой цветовой палитрой, навеянной модным поп-артом. Например, ради создания уникального колорита в кадре, который подчеркивает жизнерадостную атмосферу молодости и любви, художники фильма красили стены домов в яркие цвета. Также обратите внимание, как меняются наряды Женевьевы от одной сцены к другой, подчеркивая действие картины и развитие характера героини.

Художники фильма красили стены домов Шербура в яркие цвета.

Наконец, в этой мелодраме «вырвиглазных» расцветок и сладких песен неожиданно открывается социально-политический комментарий авторов. Как отметил отец режиссера Раймон Деми (тоже автомеханик), «Шербурские зонтики» стали «первым мюзиклом о пролетариате».

И если не первым фильмом, в котором упоминалась война за независимость Алжира от Франции — уже был снят «Маленький солдат» Жана-Люка Годара, три года промаринованный «на полке» цензурой, — то наверняка первой французской лентой, в которой герой возвращается из Алжира с осколком гранаты в теле и неприкаянностью в душе. Позднее это назовут посттравматическим стрессовым расстройством.

Источник: Everett Collection / East News


Фото на обложке: Capital Pictures / East News

Nino Castelnuovo — IMDb

  • Biography
  • Awards
  • Trivia

IMDbPro

  • Actor
  • Additional Crew

Play Trailer1

:

42

The English Patient (1996)

6 Videos

13 Фото

Франческо «Нино» Кастельнуово родился в семье скромных людей в Ломбардии и был вторым из четырех братьев. Его трудовая жизнь началась с череды проработок на различных должностях, в том числе покраски домов, в качестве механика и торгового агента, после чего он решил брать уроки драмы в Театре Пикколо в Милане. Первое появление на экране в 19Два года спустя за фильмом «57» последовал дебют в кино. У него была небольшая роль второго плана в фильме Лукино Висконти «Рокко и его братья» (1960), но его карьера набрала обороты только после того, как он сыграл вместе с Катрин Денев в романтической музыкальной драме «Шербурские зонтики» (1964) (хотя его сцены впоследствии были перезаписан). Наибольшая популярность Кастельнуово пришла благодаря маленькому экрану, когда Ренцо Трамальино, главный герой мини-сериала I promessi sposi (1967), исторического произведения, действие которого происходит во время испанской оккупации Ломбардии в 17 веке и основано на популярном романе. Алессандро Манцони. Другие выступления включали вестерны как американского, так и итальянского производства («Награда» (1965), «Армия из пяти человек» (1969)) среди особенно космополитичных актеров. К началу 70-х Кастельнуово выступал в основном на сцене, в сериалах и несколько лет был замечен в рекламе Olio Cuore, компании по производству кукурузного масла. Его последним выходом на международную арену стала небольшая роль археолога в фильме «Английский пациент» (1996), которого главный герой Алмаши вспоминает в сценах воспоминаний. Кастельнуово вышел на пенсию в 2016 году. Был женат на актрисе Даниле Требби.

Дата рождения28 октября 1936 г.

DiedSeptember 6, 2021(84)

BornOctober 28, 1936

DiedSeptember 6, 2021(84)

  • Awards

Photos13

Known for

The Umbrellas of Cherbourg

Giorno per giorno, disperatamente

The English Patient

Camille 2000

Credits

Актер

Дополнительная съемочная группа

: Trailer6 0010 Банде-Энонсе [OV]

Трейлер 1:42

Английский пациент

Трейлер 0:59

Английский пациент: Miramax Collectors Edition

Трейлер 2:16

Camille 2000

Трейлер 1:411111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111

Camille 2000

Шербурские зонтики

Трейлер 1:55

Шербурские зонтики

Личные данные

Знаете ли вы

Связанные новости

Добавьте или отсутствующий контент

90 Предложите редактирование0011

Еще для изучения

Недавно просмотренные

У вас нет недавно просмотренных страниц

Обзор «Шербурских зонтиков» – восхитительная Денев царит | Шербурские зонтики

Фильм Жака Деми «Шербурские зонтики» 1964 года теперь возрождается в кинотеатрах в рамках сезонов мюзиклов в лондонском BFI Southbank, и это должен быть один из самых известных не голливудских мюзиклов всех времен: полностью спетый насквозь, как легкая опера полукачающихся французских 60-х.

Катрин Денев играет Женевьеву, красивую 17-летнюю девушку (как ни странно, тексты Деми описывают ее как некрасивую), скромно работающую на свою мать (Анн Вернон) в причудливом магазине зонтиков в Шербуре. Она встречается с красивым молодым автомехаником Гаем (Нино Кастельнуово), и они очень счастливы, но она опустошена, когда Гая призывают на военную службу в Алжире, и еще больше расстроена, когда он перестает ей писать. Тем временем у ее матери серьезные финансовые проблемы, и она заставляет бедную, сбитую с толку Женевьеву улыбаться богатому молодому человеку Ролану (Марк Мишель), который хочет жениться на ней.

«Шербурские зонтики» переливаются по экрану радугой красивых пастельных тонов и хриплым шелестом высоких нот (такие вещи нежно приукрашены «Полетом конкордов» в их классической пародии на Фу-да-фа-фа), и я должен признать, что был немного агностичен в этом отношении, сохраняя небольшой скептицизм даже сейчас, несмотря на то, что проникся неземным очарованием и почти детской искренностью и остротой, которые вызывает в воображении Деми. И в фильме есть впечатляющая слаженность замысла, хотя есть что-то похожее на скетч-комедию в ранней сцене, где Женевьева и Ги плывут по тротуару, не касаясь ногами земли.

Пронзительный роман… Катрин Денев и Нино Кастельнуово. Фотография: Everett/Alamy Stock Photo

Тем не менее, музыка Мишеля Леграна кажется мне иногда тонкой, пронзительной и повторяющейся, напрягающей в высоком регистре, и она может звучать до странности одинаково, независимо от мнимого настроения фильма. Описание Гая трех солдат, убитых и подвергшихся нападению с ручными гранатами, поется с той же сладкой, беззаботной мелодичной бойкостью.

Но Денев привносит в фильм свое тонкое эротическое недовольство и приглушенную грусть. Есть великий момент, когда Ролан говорит Женевьеве, что она напоминает ему картину: «Богородица с младенцем, которую я видел в Антверпене». Конечно, эта неудачно подобранная и неромантичная реплика должна показать, насколько холоден, бескровен и бесстрастен Роланд по сравнению с Гаем — сексуальным синим воротничком, работающим руками, в отличие от этого богатого, много путешествующего искусства.