Анна винтур интервью – Интервью Анны Винтур: главные цитаты

Содержание

Интервью с Анной Винтур: о смерти Карла Лагерфельда, о смене собственного стиля и планах на будущее

Вчера в рамках саммита Women in the World два легендарных редактора — экс-главный редактор Tatler и Vanity Fair Тина Браун и главный редактор американского Vogue Анна Винтур — обсудили лидерские качества и настоящее и будущее медиа. Кроме того, Тина Браун, выступавшая в роли интервьюера, расспросила Анну Винтур о ее планах на будущее — личных, профессиональных и политических.

«Мне кажется, важнее всего иметь ясность в голове. Люди, которые с вами работают, хотят понимать, за что они выступают, почему было принято то или иное решение и что они с этим могут сделать. Думаю, подчиненных очень фрустрирует, когда их начальство мечется и откладывает решения», — сказала Винтур в первой, более официальной части интервью.

Совсем другая интонация в разговоре появилась после того, как речь зашла о Карле Лагерфельде. Винтур призналась, что отреагировала на новость о его смерти очень эмоционально — потому что Лагерфельд был не только невероятной величиной и исключительно талантливым дизайнером, но еще и ее другом. Винтур прочитала о том, что его не стало, рабочим утром, перед полетом из Лондона в Милан. «Я читала журналы, некрологи и вдруг разразилась рыданиями. Мужчина в клетчатой рубашке, очень далекий от мира моды, молча протянул мне несколько бумажных платков», — сказала Винтур. Также она заметила, что даже этот бизнесмен осознавал глобальность утраты: «Он сказал мне: “Мадам, мир потерял великого человека"».

Карл Лагерфельд был не единственным звездным представителем модной индустрии, о котором зашел разговор. Винтур призналась, что ситуация с обвинениями со стороны моделей фотографов Марио Тестино, Брюса Вебера и Патрика Демаршелье в харассменте была для нее непростой, — потому что ее связывали с ними не только годы плодотворного сотрудничества, но и дружеские отношения. По поводу отказа Condé Nast продолжать с ними работать Винтур сказала, что это было «сложное, но безусловно правильное решение».

В блоке про #MeToo Винтур высказалась в поддержку жены опального режиссера Харви Вайнштейна Джорджины Чапман: «Винить ее за неподобающее поведение мужа крайне несправедливо».

Не обошлось и без обсуждения еще одной, крайне любимой медиа темы — стиля Меган Маркл. Главный редактор Vogue US, превратившая свой образ в своеобразный бренд, призналась, что думает о переменах: «Я все чаще думаю о костюмах — спасибо герцогине Сассекской». По ее мнению, она привнесла дух современности в королевскую семью.

После этого Тина Браун задала вопрос, который уже давно многих волнует: над чем Анна Винтур и Елизавета II смеялись в первом ряду показа Richard Quinn? «Мы обсуждали, как давно мы уже работаем на своих должностях».

Дискуссия завершилась вопросами о предстоящем бале Met Gala. В этот раз темой выбрали кэмп. Винтур отказалась озвучивать идеи по поводу своего образа, но сказала, что надеется, что кто-нибудь придет с рюкзаком и в ботинках для хайкинга.

www.tatler.ru

Анна Винтур — о любимых рождественских традициях, подарках и лучших вечеринках в своей жизни

В преддверии каникул Анна Винтур решила высказаться о Рождестве и сопутствующих ему традициях, ритуалах и увеселениях. Так, она рассказала, что лучшими приемами, которые она устраивала и о которых знает только очень узкий круг посвященных, был ужин у нее дома накануне Met Gala в 2009 году, среди гостей которого были Марк Джейкобс и Джастин Тимберлейк с супругой Джессикой, а также грандиозная вечеринка на Лонг-Айленде в честь 50-летия куратора и консультирующего редактора международных версий Vogue Хэмиша Боулза. Чтобы праздник удался и никому не испортил настроение, Анна рекомендует ни в коем случае не отменять его в последнюю минуту, если на то нет очень веской причины, и рассаживать гостей так, чтобы рядом с каждым сидел кто-то знакомый и ему симпатичный и кто-то, с кем он давно мечтал познакомиться.

Говоря о подарках, Анна дала несколько ценных рекомендаций. Универсальным презентом она считает билеты в театр, если человек его любит, и персональный тур по выставке (желательно с куратором), которая может быть ему интересна. Как вариант того, что можно подарить свекрови, Анна называет красивую рамку с ее фотографией в обнимку с сыном, мужу — нечто фасона оверсайз («что бы он сейчас ни носил, это слишком тесно»). Если перед вами стоит задача сделать подарок незнакомцу, оформите донейшн благотворительной организации от его имени. Анна уверенно раздает советы, но при этом признается, что сама делала ошибки. Например, подарила мужу щенка, считая его лучшим подарком на свете. Но на следующий день ее сюрприз вернулся к ней в руки — вместе с ответственностью за его воспитание. А вот в передаривании подарков главный редактор Vogue не видит ничего предосудительного. «Главное, нужно быть честным со своим адресатом и не делать вид, что вы прочесали весь Saks Fifth Avenue в поисках именно этой вещи специально для него».

При суперзагруженном расписании у Анны остается время на милые рождественские традиции. Например, каждый год она летает зимой в Доминиканскую Республику, чтобы лично вручить главный приз победителю локального теннисного турнира, а также проконтролировать, чтобы всем мальчикам, собирающим мячи в местном клубе, вручили кроссовки или ракетки. Но даже приятные эмоции от этих почетных визитов не могут сравниться с тем, какой положительный заряд приносят Анне путешествия с семьей.

www.tatler.ru

Собеседование у Анны Винтур: как это было

Анна Винтур

Единственное, что может быть трепетнее нежданной встречи с Анной Винтур, это встреча назначенная, а точнее, собеседование!

Уже ознакомив всех жаждущих карьеры в мире моды с требованиями главного редактора "Библии моды" – американского Vogue - к своим потенциальным сотрудникам, мы продолжаем тему, публикуя истории собеседований с Анной Винтур десяти "испытуемых". Эти счастливчики побывали на личной встрече с главредом издания в разные годы, начиная с далекого 1989-го.

Номер один: девушка, потратившая на подготовку к встрече с Анной Винур пять тысяч долларов

От звонка, сообщившего мне о назначенном собеседовании, до встречи с Анной Винтур у меня был всего один вечер. Прежде опыта работы в модной индустрии у меня не было, так что единственным дизайнерским лейблом в моем гардеробе был J.Crew. Итак, после рабочего дня накануне собеседования я оправилась в Barneys – это был единственный магазин поблизости, который был открыт до восьми вечера, а рядом с ним - маникюрный салон, на табличке которого значилось время закрытия - девять ноль-ноль. Это и был мой выбор.

Я купила шелковое платье Proenza Shouler, туфли Prada и ремень Celine, потратив в общей сложности две тысячи долларов. Последней моей покупкой стала сумка Marc Jacobs за три с лишним тысячи долларов. Однако это того стоило.

Вердикт: Получила работу.

Номер два: девушка, которую попросили не плакать на работе

Я решила не тратить состояние на модный комплект для собеседования и воспользовалась содержимым винтажной лавки. На встречу отправилась в абрикосовом платье с золотыми пуговицами и в туфлях с открытым носком, взяла сумку Prada у подруги и украшения David Yurman у друга-дизайнера.

Перед интервью меня спросили, есть ли у меня привычка лить слезы на работе, так как Анна Винутр ненавидит слушать всхлипы, раздающиеся из офисной ванной комнаты. Во время самой встречи Анна Винутр обратила вниманиее на мой адрес, указанный в резюме: так вы живете в Бруклине? Видимо, это ее не вдохновило. Кроме того, она спросила, чем занимаются мои родители. Мой ответ о том, что они учителя, ей также по вкусу не пришелся.Вердикт: кандидатура отклонена.


Что скажет Анна Винтур - "Да" или "Нет"?

Номер три: девушка, которая приходила на собеседование трижды

Мое первое собеседование у Анны Винтур состоялось в 1989 году – тогда я выбрала для встречи с ней жакет с юбкой Betsey Johnson, черные плотные колготки Donna Karan и жуткие туфли-копыта. Анна Винтур, наверное, внутренне вздрогнула.

Когда я оказалась у нее на собеседовании во второй раз, я уже вела себя умнее: надела простое черное платье Calvin Klein. А перед третьим собеседованием у нее (похоже, я мазохист!) я вместе с другом отправилась в Bergdorf, чтобы собрать полноценный модный комплект.Вердикт: получила предложение на три различные должности.

Номер четыре: девушка в Dr. Martens

В тот  день я понятия не имела, что буду проходить на собеседование у Анны Винтур, но даже если бы знала, вряд ли изменила бы свой выбор. Все эти пиететы перед Vogue мне чужды. Тем более, это было всего лишь собеседование по поводу должности помощника, а не модного редактора, поэтому на мне был просто один из моих любимых комплектов: темно-серая плиссированная юбка Anna Sui, черный джемпер, черные колготки и ботинки Dr. Martens. На дворе был 1993 год – так почему бы и нет?Вердикт: получила работу.

Номер пять: мужчина

Сообщение о назаченной на понедельник встрече с Анной Винтур я получил по электронной почте в четверг. Как только я повесил трубку, тут же начал готовиться: стал перелистывать свежие газеты и журналы и записался на стрижку. На встречу я надел простой светло-серый костюм Tom Brown, белую рубашку, верхнюю пуговицу на корой оставил незастегнутой, и темно-коричневые ботинки из лаковой блестящей кожи.

Прежде чем завести разговор об открытой вакансии, мы с Анной Винтур обсудили новости, теннис (я им всерьез увлекался). Признаюсь, было страшно. Она вела себя как суперпрофессинал!
Вердикт: получил работу.

Номер шесть: девушка, купившая туфли за тысячу долларов

Звонок о встрече состоялся вечером в понедельник. На часах было примерно пять. Мне задали вопрос: "Можете ли вы встретиться с Анной завтра в два?". Я согласилась, повесила трубку и понеслась к шкафу.

Затем я позвонила другу-стилисту, который успокоил меня, сказав: "Не переживай, она профессионал, она ежедневно проводит собеседования. Не думай, что ты такая одна. В любом случае, что бы ты ни надела, это все в ее глазах уже прошлый сезон".

У меня было время съездить в Soho за обувью. Я купила там туфли Proenza Shouler с открытым носком за тысячу долларов и побежала домой. На собеседовние я надела шелковые брюки 3.1 Philip Lim с высокой талией, блузку, взяла у друга-стилиста черную сумку Celine и завершила это великолепие пальто Apart. С остальным было проще: практически ноль макияжа, прямые волосы, обручальное кольцо и никакого парфюма!

Вердикт: получила работу.

Номер семь: девушка с ирокезом

Мое собеседование с Анной Винтур было почти десять лет назад. Это была вакансия в арт-отдел, я решила выделиться и пришла с ирокезом. Получила от Анны Винтур легкую ухмылку.
Вердикт: получила работу.

Номер восемь: девушка, которую посадили на самолет

Это было мое девятое и последнее собеседования в Vogue. Для встречи я позаимствовала у подруги зеленое платье Helmut Lang, которое надела с черными плотными колготками. Наше интервью длилось на более пяти минут, после чего меня сразу отправили работать в Польшу.Вердикт: получила работу.



Номер девять: девушка, у которой не было денег

Специалист по персоналу позвонил мне и назначил встречу. На подготовку у меня был ровно один день. В результате я прошла собеседование со специалистами Вирджинией, Джессикой и Мередит. На следующий день HR перезвонил и пригласил на встречу с самой Анной Винтур. В запасе был еще один день. Но я никогда не была особенно сведущей в моде, кроме того, только-только выпустилась из колледжа. В общем, денег на покупку достойного Vogue комплекта у меня просто не было. Поэтому я решил взять вещи напрокат.

Надела золотистую юбку J.Crew, белую сорочку, застегнутую под горло, блейзер Pobert Rodriguez поверх, и черные туфли Zara. Около трех часов я потратила на укладку, в результате сделав высокий конский хвост.

Вердикт: получила работу.

Номер десять: девушка, которая попросила Анну Винтур подождать

Прилашение на собеседование к Анне Винтур я получила во время моей последней недели учебы в колледже. Я была уверена, что это просто розыгрыш, поэтому я спросила, могут ли работодатели подождать, пока я не закончу учебу.

Сразу после окончания выпускного я стала готовитсья к собеседовнию. На встречу пришла в креповом платье Balenciaga из последней коллекции (потратила все, что накопила за годы учебы), белой классической сорочке, под воротничок которой поместила колье, и обула туфли Prada.

Вердикт: получила работу.

А как бы поступили вы?

www.spletnik.ru

"Мне не нужно продвижение в инстаграме". Анна Винтур дала интервью The Economist

Экологичность, соцсети и модные шоу

Журналистка издания The Economist Анна Макэлвой взяла интервью у главного редактора американского журнала Vogue Анны Винтур.

В интервью Анна рассказала об экомоде, отношении к социальным сетям и о том, как изменились модные показы. Анна отказалась говорить о том, почему первая леди США Мелания Трамп по традиции не украсила обложку Vogue. Вместо этого она поделилась своими мыслями о Мишель Обаме, которая, к слову, трижды была на обложке американского Vogue: в марте 2009-го, апреле 2013-го и декабре 2016 года. Первой же супругой американского президента, которая украсила обложку Vogue USA, стала Хиллари Клинтон в декабре1998 года.

Об экологичности в моде: Мода очень изменчива, и мы должны смириться с этим. Сегодня многие говорят о нашей планете и о том, как мы можем помочь ей. В наши дни экологичность – главная тема в моде, и то, что делают бренды в этом направлении, очень важно.

О социальных сетях: Я не думаю, что мне обязательно вести, например, инстаграм-аккаунт и как-то продвигать себя в нем, несмотря на особенности моей работы. Vogue замечательно общается со своей аудиторией со всего мира с помощью различных платформ. У нас очень развитые социальные сети, особенно инстаграм – там около 27 миллионов подписчиков на данный момент. Это не просто социальные сети, это продолжение печатной версии журнала, нашего сайта и наших мероприятий. Конечно, я помогаю сформулировать посыл Vogue в интернете. Я с радостью снимаюсь в видеороликах Go Ask Anna для YouTube. Мне нравится давать интервью. Соцсети – это прекрасная возможность для коммуникации, и мы должны пользоваться этим. Это помогает поддерживать связь с аудиторией. Прекрасно, что мы имеем все эти каналы. Каждый из них работает по-разному, и мы можем использовать их по-разному. Многие молодые дизайнеры, например из Австралии или Украины, могут глобально заявить о себе с помощью соцсетей. Сегодня нужно рассказывать о том, что ты делаешь, всему миру.

О модных шоу: Когда я только начинала заниматься модой, все было иначе. Изначально показы были закрытыми. Их посещал определённый круг людей – fashion-журналисты и фотографы. Тогда еще не было инфлюэнсеров, не делали такого большого количества фото- и видеоматериалов с показов и не было инстаграма, чтобы моментально распространить фото и видео. Дизайнеры создавали в основном кутюрные коллекции. Было очень мало покупателей.

Сейчас мы наблюдаем огромное количество изменений. Модные показы стали подобны театральным шоу с определенной историей, которую рассказывают дизайнеры своей аудитории и распространяют с помощью диджитал-каналов.

О Мишель Обаме: Я думаю, у Мишель Обамы прекрасный вкус и превосходный стиль. Мишель много сделала для модной индустрии. Она поддерживала как молодых американских дизайнеров, так и дизайнеров со всего мира. Для меня она – пример для подражания.

 

Читайте также:

Рик Оуэнс выпустит две книги: о своей работе и о жизни дизайнера Ларри Легаспи.

Вечная классика: Как одеваются гости Helsinki Fashion Week.

www.buro247.ua

Анна Винтур о политике и фэшн-бизнесе в Америке Трампа ― Часть 1

Анна Винтур о политике и фэшн-бизнесе в Америке Трампа ― Часть 1

27 апреля в продажу поступил майский номер самого влиятельного модного издания в мире «Business of Fashion» с главредом американского Vogue Анной Винтур на обложке. «Железная леди» моды и, на минуточку, британка Анна Винтур стала героиней выпуска, посвященного культуре и моде США. Представляем перевод первой части интервью основателя BoF Имрана Амеда с Анной Винтур, опубликованного на сайте издания. Винтур говорит о будущем индустрии, подготовке к Met Gala-2017, следующем выпуске журнала и размышляет, что 2017-й может привнести с бизнес Америки и за ее пределами.

В мире моды нет никого настолько влиятельного ― или поляризующего, как Анна Винтур, главный редактор американского Vogue. В этом году перед ней стоит задача провести журнал через его 125-ый юбилей во время политического, экономического и технологического распада, сотрясающего самые основы всемирной модной индустрии, которой она правит, как глава державы, почти 30 лет.

Анна Винтур о политике и фэшн-бизнесе в Америке Трампа ― Часть 1

ФОТО: BoF

НЬЮ-ЙОРК, США ― «Я называю ее неким председателем или президентом индустрии моды», ― говорит Боб Соэрберг, исполнительный директор Conde Nast. «Она играет роль и дает всем советы, включая нас. Да, она ― наш креативный директор, но она так же потрясающа в бизнесе».

В самом деле, влияние Винтур распространяется намного дальше, чем роль креативного директора Conde Nast. Она ― неофициальный консультант исполнительных директоров, дизайнеров, политиков и кинозвёзд Америки и за ее пределами. Винтур консультирует главные европейские люкс-конгломераты, такие как Kering и LVMH, в вопросах новых назначений и дизайна, председательствует на официальных завтраках, обсуждая с главными боссами самые важные тренды сезона в американском универмаге Neiman Marcus, монстре люкс-индустрии. Дизайнеры обращаются к ней за советами о потенциальных инвесторах, а инвесторы прислушиваются к её мнению о лучших новых талантах в дизайне.

Даже небольшая выборка её маршрута по последним  неделям моды демонстрирует, насколько глубоко Анна Винтур задействована в каждом уголке фэшн-индустрии и связи моды с политикой, знаменитостями, поп-культурой и искусством. В Нью-Йорке, на торжественном открытии новой почтовой марки в честь их общего друга, покойного дизайнера Оскара де ла Рента, Анна была рядом с Хилари Клинтон ― кандидатом, которого она громогласно поддерживала на выборах президента США в 2016-м. Затем мы видим ее у Миланского собора на мемориальной церемонии ее подруги и бессменного редактора итальянского Vogue Франки Соццани, где Анна идет рука об руку с сыном Соццани, Франческо Карроззини, который за несколько дней до этого интервью объявил о помолвке с дочерью Винтур, Би Шаффер.  

Анна Винтур о политике и фэшн-бизнесе в Америке Трампа ― Часть 1

АННА ВИНТУР, ЕЕ ДОЧЬ БИ ШАФФЕР И ЕЕ ЖЕНИХ ФРАНЧЕСКО КАРРОЗИНИ НА ПОХОРОНАХ ФРАНКИ СОЦЦАНИ

В Париже Анна позировала с моделью Джиджи Хадид и её бойфрендом ― известным поп-певцом Зейном Маликом на коктейльной вечеринке финалистов выпуска CFDA/Vogue Fashion Fund 2017. Несколькими днями позже она появилась на пресс-конференции с дизайнером Comme des Garçons, затворницей Рей Кавакубо, чье творчество в этом году стало темой выставки Costume Institute в музее современного искусства и темой Met Gala-2017 ― ежегодного бала Института костюма, который Винтур превратила во всемирную медиа-платформу.

Соэрберг прав. Винтур, в самом деле, скорее глава государства, чем просто главный редактор. Эта должность дает ей уникальный взгляд с высоты птичьего полета на индустрию моды, который простирается далеко за пределы Vogue и Conde Nast и позволяет охватить огромную экосистему, поддерживающую $2.4-триллионную индустрию. С кем же еще обсудить распад, поражающий самое сердце fashion-бизнеса Америки, как не с самым ценным советником ― фактически, президентом индустрии?

ФОТО: BoF

Прохладное утро марта, 8:34, Винтур одета в Prada. Она тепло меня приветствует в своем офисе, и мы усаживаемся за известный стол Alan Buchsbaum, появлявшийся в бесчисленном количестве фотографий и фильмов. Для поддержания репутации, в центре стола стоит стаканчик Starbucks с отпечатком помады. Рядом множество гаджетов Apple: iPhone, iPad  и MacBook Air.

За спиной Винтур на серебряном подносе, стоящем в серванте, множество недавних выпусков американского Vogue, в том числе и сентябрьский выпуск 2016 года на 800 страниц с Кендалл Дженнер на обложке ― он остается самым главным номером самого главного модного журнала в мире. Но сегодняшний сентябрьский выпуск Vogue содержит меньше страниц с рекламой, чем раньше, что отражает значительное снижение спроса клиентов на печатную рекламу.

Чтобы этот спрос повысить, Винтур и Соэрберг внедрили множество операционных и организационных изменений, укрепляющих позиции компании в эпоху кмпактных и быстрых цифровых технологий: несколько циклов увольнений; закрытие журналов Details, Self и Lucky; перевод печатного TeenVogueв онлайн с четырьмя печатными выпусками; сведение Style.comв новый раздел «Runway» на сайте Vogueи, конечно же, сплочение всех творческих команд компании (всего их 21), журналов, вебсайтов и креативного агентства Conde Nast 23 Stories под началом нового корпоративного креативного директора Рауля Мартинеса.

Я здесь, чтобы понять, что делает самая могущественная фигура в мире моды, когда вокруг нее разворачивается хаос: традиционные медиахолдинги пытаются приспособиться к цифровому настоящему, а индустрия моды работает во все более быстром темпе. При этом страна оказалась под властью противоречивого президента, чей вектор развития в экономической, внешней и социальной политике непредсказуемо меняет направление от одного полюса к другому. Главный офис теперь уже 125-летнего американского Vogueрасположен по политически заряженному адресу Всемирного торгового центра, поэтому с высоты своего положения Винтур также борется с влиянием, которое Дональд Трамп будет оказывать на Америку и весь мир.

Анна Винтур о политике и фэшн-бизнесе в Америке Трампа ― Часть 1

Имрад Амед: Что, на Ваш взгляд, означал Vogue в 1892-м, когда он был основан, и как изменилась его роль теперь?

Анна Винтур: Ну, верите вы или нет, меня еще не было в 1892-ом! Но Vogue был общественным журналом. Он и сейчас отражает время в той мере, в какой мода отражает время. Все, что вы видите на подиумах или на улицах, в кино, в вашем Instagram, ― мода может рассказать вам обо всем, что происходит в мире.

В феврале 2017-го матери, дочери, бабушки, парни, мужья ― все шли вместе. Так что было интересно увидеть, насколько изменился мир. 

Правда, иногда вам нужно немного дистанцироваться, чтобы понять, что это может быть. Например, я была так тронута Женскими маршами, что попросила наш функциональный отдел  найти кого-то, кто участвовал в маршах в 60-х. Они нашли замечательного писателя по имени Мэри Гордон. Тогда ей пришлось выскользнуть из дома, не говоря маме, не говоря никому, а потом пробраться обратно, и ее семья так и не узнала об этом. Конечно, в феврале 2017-го матери, дочери, бабушки, парни, мужья ― все шли вместе. Так что было интересно увидеть, насколько изменился мир. 

А также смотреть на то, что носили тогда и что носят сейчас. Для меня мода непрестанно увлекательна, так как с помощью моды и одежды ты выражаешь себя. И в каком бы году вы не держали в руках Vogue ― мы стараемся отражать время, отражать момент. Независимо от того, идет ли речь о фэшн-фотографии или о политическом, культурном освещении, журнал ― живой, дышащий предмет. Вы должны быть в моменте: не слишком впереди, не слишком позади. Вы должны отражать происходящее.

ИА: Можете ли Вы вспомнить время, когда Вам приходилось отражать бурный период с точки зрения политической среды,  технологий и всего, что меняет мир?

АВ: Разрушение (как перемены, изменения ― прим. ред.) ― именно то слово, к которому мы возвращаемся. Одна из инициатив, которую я здесь выполняю в качестве художественного руководителя, заключается в том, что я провожу регулярные редакционные совещания Целевой группы (Editorial Task Force meetings – ETFs). Мы приглашаем лидеров из других сфер, чтобы они пришли и поговорили с нашей командой о том, что происходит в их отраслях, будь то СМИ или Силиконовая долина.

Когда изменения постоянно бросают тебе вызов ― это очень волнующее время, потому что оно дает свободу пробовать разные вещи. 

Одно из главных посланий, добытых нами таким способом (в частности ― из Силиконовой долины), заключается в том, что вы не должны бояться перемен. Традиционная компания ― самая трудная для «поворотов», и вы должны быть открыты для новых идей и не бояться неудач. Когда изменения постоянно бросают тебе вызов ― это очень волнующее время, потому что оно дает свободу пробовать разные вещи. Именно поэтому я считаю обсуждения последних 2-3 лет такими полезными и интересными, ведь в противном случае, делая что-то слишком однообразно, ты становишься немного изолированным, поглощенным своим собственным миром. А когда ты открыт к разговору с людьми, которые видят вещи абсолютно иначе, ― это очень вдохновляет.

ИА: Да, этим утром я смотрел Ваше выступление в Oxford Union (Оксфордский союз). Вы сказали: «Это проблема давно созданных компаний, они, как правило, устраивают всё по-своему. Я буду первой, кто признает, что в Conde Nast мы виновны в надменности, ― мы, Conde Nast, всегда так делали. Мы так заняты работой над тем, чтобы быть лучшими, чтобы быть совершенными, что не всегда готовы к изменениям. Надеюсь, это изменится». Это действительно изменится? 

АВ: Думаю, да. Мы ― крупная медиакомпания, охватывающая внимание публики такими способами, к которым мы никогда раньше не прибегали. Изменился круг тех, с кем мы беседуем, появился другой формат разговора на совершенно разные интересные темы, полностью изменился новостной цикл. Следовательно, у нас есть в разы более пугающие, но и более захватывающие возможности.

Мода была виновна в навязывании слишком узкого мышления, и, слава Богу, все меняется. 

Так что да, я не могу вспомнить время, которое было столь же полным перемен, но я также не могу вспомнить время, которое было таким увлекательным. У нас вышла статья о многообразии ― и это, безусловно, то, что мы много обсуждали в Conde Nast и, конечно, здесь, в Vogue: инклюзивность ― мы должны отражать мир, в котором мы живем. Я считаю, что мода, ― и я нас приписываю к ней тоже, ― была виновна в навязывании слишком узкого мышления, и, слава Богу, все меняется. Думаю, это замечательно.

ИА: К Вашему мартовскому выпуску, на обложке которого были все те потрясающие женщины, были приложены особые усилия для отражения всеобъемлющего взгляда…

АВ: Это было не впервые. Весь прошлый январский номер был посвящен различиям.

ИА: Но все же есть обратная связь, которую Вы получаете мгновенно. Люди говорят: «О, ну это фотошоп, и это недостаточно разнообразно», и так далее.

АВ: И это не был фотошоп! О нас всегда говорят ― и это здорово. Но иногда вы были бы поражены тем, на чем фокусируются люди. Если беспокоится о каждом критическом замечании, ты не встанешь утром с постели.

ИА: Итак, в среде всех этих перемен, какие элементы традиционного журнала Вы хотите сохранить, а с какими ― покончить?

АВ: Мы знаем, что наша аудитория приходит к нам за лучшим. Они остаются вовлеченными и задействованными и рассказывают нам о том, что чувствуют и думают, ― и для меня это лучшая награда. Мы не можем гнаться только за кликами и быстрой прибылью. Нужно отстаивать то, во что каждый верит здесь, в Conde Nast.

ИА: Вы говорите о том, что не гонитесь за кликами. Но, если я посмотрю сайт Vogue.com и взгляну на журнал, для меня становится очевидным, что в цифровом Vogue чувствуется другой тон и другой подход. Мне просто интересно, как Ваши команды работают вместе. Вы все в одном месте?

АВ: Мы все собраны здесь, на одном этаже. Это полная интеграция: мы встречаемся, обсуждаем идеи, все время говорим друг с другом.

ИА: Вы каждый день заходите и смотрите на все на сайте?

АВ: Да. Я чувствую, что это ― возможность сегодня поговорить со своей публикой разными способами. Мы говорим с ней через работу, которую мы делаем в Фонде моды (Fashion Fund), мы говорим с ней через книги, которые мы публикуем, мы говорим с ней через видео. Мы говорим с ней через работу, которую мы делаем в музее Метрополитен, через наш канал Instagram ― это может быть любой способ. Поэтому его не следует гомогенизировать. Да, это все о качестве и авторитете, а также о том, что мы все делаем в Vogue, но все из перечисленного требует немного другого метода обсуждения или обращения к публике, с которой ты ведешь диалог.

Во всем, что мы делаем, мы стараемся поощрять сотрудников так, чтобы все редакторы, писатели и фотографы взяли на себя ответственность и чувствовали себя хорошо от того, что они делают. 

Конечно, вы не можете контролировать все, но к этому не стоит и стремиться. Когда я думаю о том, что у меня есть все эти различные возможности говорить с разнообразной публикой, то чувствую радость. Она заключается в том, что каждый, кто работает с нами, постоянно удивляет, восхищает и информирует о том, что делает. Мне нравится знать, что происходит, но я не микро-менеджер. Я не думаю, что люди работают наилучшим образом в ситуации полного контроля. Поэтому во всем, что мы делаем, мы стараемся поощрять сотрудников так, чтобы все редакторы, писатели и фотографы взяли на себя ответственность и чувствовали себя хорошо от того, что они делают.

ИА: Цифровой рост переключил внимание людей на показы. Например, редакторы стали частью fashion-ландшафта, чего не было до сих пор. Что Вы думаете по этому поводу?

АВ: Я думаю, что почти всё, что привлекает публику и людей, которых волнует мода, и которые следят за вовлеченными в эту сферу личностями, ― это прекрасно. Я смотрю на street style, который есть на нашем сайте и на многих других сайтах, и нахожу эти фотографии очень, очень вдохновляющими и забавными, ― слава Богу, не все люди на них одеты в черное, как было раньше.

Я вдохновляюсь, когда вижу уличный стиль, когда вижу кого-то, кто не выглядит так, будто только что сошел с подиума, кто на самом деле соединил вещи со своим личным стилем, изобретательностью, чувством юмора и остроумием. Думаю, это потрясающе, почему нет? Street style дает возможность посмотреть на что-то иное, пока вы ждете начала шоу.

ИА: Возвращаюсь к тому, что вы сказали ранее: если мода отражает время, то сейчас трудно думать о настоящем времени, не думая о политике.

АВ: Вы только что приехали из Лондона?

ИА: Да.

АВ: Вы видели наш материал с Терезой Мэй (действующий премьер-министр Великобритании ― прим. ред)?

Анна Винтур о политике и фэшн-бизнесе в Америке Трампа ― Часть 1

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ВЕЛИКОБРИТАНИИ ТЕРЕЗА МЭЙ. ФОТО: VOGUE.COM

ИА: Да, вообще я даже сделал несколько снимков. Это было на первой странице каждой газеты. Это было невероятно.

АВ: Да, почему-то у них возникла идея, что мы можем поставить премьер-министра на обложку. Но эта идея никогда не была частью обсуждения, и я не знаю, откуда она взялось. Я была обеспокоена тем, что они могут остаться разочарованными.

ИА: Ну, в результате никто не остался разочарованным. Политическая история в Vogue ― это было повсюду. Я читал некоторые материалы и узнал, что Ли Миллер, военный корреспондент Vogue в конце Второй мировой войны, опубликовал довольно провокационные фотографии на тему Холокоста, ― поэтому в каком-то смысле Vogue всегда обращался к таким серьезным темам, как политика.

АВ: Да, у нас есть история. Я не могу понять, почему никто не снял фильм о Терезе Мэй, потому что она ― восхитительный персонаж.

ИА: Когда Вы думаете об истории Терезы Мэй, почему Вы считаете, что читателю американского Vogue она интересна?

АВ: Я думаю, что наши читатели заинтересованы в женщинах. И, возвращаясь к нашему 125-летнему юбилею, ― это действительно то, на чем мы решили сосредоточиться в течение всего года. Вместо того, чтобы поднять только один вопрос, мы подумали, что посмотрим на женщин во всех сферах жизни. И мы это сделали, чтобы показать время, когда женщина стала премьер-министром Великобритании (нашего великого союзника) впервые со времен Маргарет Тэтчер. Мы знаем, что наши читатели интересуются политикой, мы знаем, что они интересуются женщинами, мы знаем, они интересуются миром, поэтому, очевидно, выбор Терезы Мэй был естественным для нас.

ИА: В настоящий момент атмосфера в США политически заряжена. Вы поддерживали совершенно другого кандидата в президенты. Еще не прошло и 100 дней после выборов, но что Вы лично думаете о происходящем?

АВ: Думаю, мы еще не можем оценить последствия сегодняшнего политического влияния и понять, что произойдет в будущем. Слишком много новостей. Я не знаю, что вы видите. Я вижу, что все были и до сих пор настолько поглощены президентством Трампа. Он дал много поводов для обсуждений. Я чувствую, что люди стали принимать данное положение вещей. Оно становится не то, чтобы «нормальным», ― скорее, это новые правила игры. 

Сейчас самое время немного успокоиться и попытаться осознать, что мы можем сделать и чем можем быть полезны в борьбе за идеалы, в которые верим. 

В мартовском номере есть замечательная цитата Дианы фон Фюрстенберг: «Нет смысла ныть, жаловаться или кричать. Страна проголосовала». Что же мы можем сделать сейчас, чтобы быть наиболее полезными, а также поддерживать то, во что мы верим? У людей могут быть разногласия. Они так же верят в правильность своих взглядов, как и мы верим в свои. Поэтому давайте попытаемся понять, что мы можем сделать, чтобы работать вместе. Я действительно в это верю, потому что просто думать иначе ― этого недостаточно.

ИА: Именно поэтому Вы провели те встречи с президентом Трампом? Думаю, люди были весьма удивлены.

АВ: Ну, я знаю Дональда Трампа с начала 80-х. Любой, кто бывал в Нью-Йорке, ― и он бывал в Нью-Йорке, ― знал его. Я уважаю Иванку и все, чего она достигла. И, как я уже упоминала ранее, мы приглашаем специалистов из разных областей поговорить с нами об их взглядах на происходящие в мире процессы, ― и поэтому, очевидно, имело смысл поговорить с избранным президентом. Мы ― огромная медиа-компания. По-моему, он также побывал в New Youk Times. Думаю, сделать это было естественным для нас.

ИА: Некоторые из инициатив, которые выдвигаются администрацией Трампа, ― особенно налог на импорт ― вызывают беспокойство представителей fashion-бизнеса.

АВ: Не думаю, что у нас есть ясность в этом вопросе. Он много чего сказал, но чего он может достичь? На пути есть множество сложностей. Было много шума, а теперь настало время для оценивания результата.

ИА: И тут возникает сложный вопрос о том, как Vogue должен транслировать Меланию Трамп. Хелен Тафт была одной из первых, кто фигурировал в журнале, а Хиллари Клинтон стала первой первой леди на обложке. Вы продолжите эту традицию?

АВ: Мы всегда фотографируем и тем или иным образом пишем о первых леди, поэтому, как я уже говорила, я не могу себе представить, что в какой-то момент мы не будем этого делать. Но на данный момент у нас ничего не запланировано.

ИА: Считаете ли Вы, что часть ответственности за Vogue лежит на том, кто представляет нынешнюю администрацию?

АВ: Да, и я считаю, что мы должны уважать Офис президента Соединенных Штатов Америки, и я считаю, что нам также нужно уважать разные точки зрения. Это не значит, что мы обязательно соглашаемся со всем, что они говорят, но большая часть страны так и делает.

ИА: С того момента, когда Вы начали работать в Vogue, изменился ли fashion-бизнес в США?

АВ: Ну, я думаю, раньше американская мода состояла из крупных доминирующих брендов. Calvin, Ralph, Donna, Michael & Mark были общеизвестны. Потребовалось бы не меньше 10 лет, чтобы дорасти и приблизиться к их уровню. Сейчас, на мой взгляд, молодым талантам намного легче добиться признания и найти своего потребителя. 

Если ты талантлив, пользуешься современными способами общения и делаешь все, что нужно делать, ― сегодня ты можешь быть признан намного быстрее. 

Невероятно, насколько более утонченным стал клиент. Он много знает и не хочет, чтобы его использовали в чьих-то интересах. Это касается даже тех, у кого есть время, привилегии и много денег, которые они могут потратить на одежду. 

Современные покупатели будут прицениваться к чему-то онлайн и не захотят, чтобы ими воспользовались, ― это огромное изменение. 

ИА: Как Вы реагируете, когда люди говорят, что Вы ― самая влиятельная фигура в мире моды, и что вся индустрия работает на основе Ваших слов?

АВ: Это просто неправда. Я люблю свою работу, я все люблю в ней. Я люблю огромную ответственность, которая лежит на мне как на арт-директоре, и я люблю журналистику. Мой отец был редактором, мой брат ― политический редактор. Просто это мир, в который я погружена. И честно, без претенциозности, я не думаю о власти или о том, что это приносит мне. Что самом деле дает мне мое положение? Хороший столик в ресторане? Я просто пытаюсь использовать свою должность, чтобы помочь Conde Nast и другим.

ИА: Тогда почему, на Ваш взгляд, вокруг Вас возник этот миф?

АВ: Я не могу ответить на этот вопрос.

И на этом моё первое интервью с Анной Винтур заканчивается. Через пару недель у меня запланировано второе интервью с Винтур ― частично потому, что, как мне сказали, ей не нравятся длинные встречи, а также потому, что у меня есть множество тем для обсуждения. В то утро появились новости о том, что Эдвард Эннинфул назначен редактором британского Vogue, и эту должность Винтур сама занимала время с 1986 по 1987 год. Винтур также занята подготовкой к баллу “Met Gala-2017” и к открытию выставки Costume Institute на гала-вечере, который состоялся 1-го мая.

fashion-редактор: Наталья Луста

hochu.ua

Анна Винтур о Vogue, новом типе женщины, перфекционизме и соцсетях

Тенденции

1 декабря, 2019

текст: Дарья Смирнова Анна Винтур о Vogue, новом типе женщины, перфекционизме и соцсетях

В этом ноябре бессменный главный редактор американского Vogue, Дама-командор Британской империи и самая влиятельная женщина в мире моды, Анна Винтур отпраздновала своё 70-летие. Впрочем, на замечания о своём высоком положении и непререкаемом авторитете в мире глянца, она неизменно отвечает: “Это неправда. Просто это мир, в который я погружена. Что на самом деле даёт мне мое положение? Хороший столик в ресторане? Я просто пытаюсь использовать свою должность, чтобы помочь Conde Nast и другим”. Возможно, в этом и состоит секрет её успеха — в строгости к самой себе и искренней любви к тому, что она делает: “Я считаю, что важно любить своё дело. Не просто думать, что это здорово, а верить в это. Меня научили тому, что надо верить в важность журналистики и любить печатное слово”.

Строгий, если не суровый характер Анны Винтур, который подчеркивают все, кому доводилось с ней работать, — следствие её беспощадного перфекционизма и непреклонной воли. Конечно, у неё высокие требования к людям, но, в первую очередь, у неё высокие требования к самой себе. Мало кто сможет состязаться с ней в организованности. Недавно в рамках мастер-класса она поделилась своим распорядком дня: утро Винтур начинается в 4:30, затем она читает английскую и американскую прессу, а в 7 утра отправляется на теннис. На всякий случай напомним, что в этом ноябре Анна разменяла восьмой десяток!

Anna Wintour

Будучи ещё десятилетней девочкой, на вопрос о будущей профессии в школьной анкете, Анна безапелляционно ответила, что станет главным редактором журнала Vogue. Она начинала свой путь с должности ассистента отдела моды в британском Harpers & Queen, продолжила — в американском Harper’s Bazaar. Там новаторский подход и пробивной характер мадам Винтур не были оценены по достоинству, после чего ей довелось работать редактором в неприбыльном журнале Viva. Должность мечты была получена в возрасте 39 лет, через 18 лет после начала карьеры.

Вклад Анны Винтур в мир моды на посту главного редактора Vogue невозможно переоценить: именно она задала тот формат глянца, который существует сегодня. И сегодня она продолжает развиваться и вдохновлять миллионы женщин по всему миру, сохраняя свежий взгляд и четкую цель: “Для меня мода непрестанно увлекательна, так как с помощью моды и одежды ты выражаешь себя. И в каком бы году вы не держали в руках Vogue ― мы стараемся отражать время, отражать момент. Независимо от того, идет ли речь о фэшн-фотографии или о политическом, культурном освещении, журнал ― живой, дышащий предмет. Вы должны быть в моменте: не слишком впереди, не слишком позади. Вы должны отражать происходящее”.

Anna Wintour

О профессиональном самоопределении

«Пожалуйста, не становитесь специалистами узкого профиля, будьте интеллектуально свободными, пробуйте множество разных, очень разных вещей. Я понимаю, что каждого из вас сейчас тянет к чему-то одному: юриспруденции, искусству, истории, философии. Уверена, что все вы готовились — и очень тщательно готовились — к тому, чтобы стать лучшим в своей области уже в 20 лет, и это очень похвальное намерение. Но не закрывайте для себя другие возможности».
— Выступление в обществе «Оксфордский союз» (2015)

О феминизме

«Представление о том, что современная женщина должна выглядеть по-мужски, чтобы её воспринимали всерьёз, откровенно ужасает».
— Письмо редактора для февральского выпуска Vogue (2008)

О моде на худобу

«Английские дизайнеры, кажется, до сих пор глубоко влюблены в образ очень, очень худой девушки. Им нравится эта идея — чтобы быть классной, ты должна быть худой. Думаю, дизайнеры должны относиться более ответственно к образу женщины, который они транслируют. Особенно, если речь идет о юных девочках».
— Vogue: Anna Wintour Reflects on London’s Spring 2018 Collections (2017)

Anna Wintour

О железном распорядке

«Я не играю в теннис так много, как раньше, но каждый день я просыпаюсь между четырьмя и пятью часами утра, и каждый день я занимаюсь спортом».
— Интервью для The Guardian (2019)

О целях Vogue

«Я считаю, что для Vogue очень важно поддерживать женщин, которые делают что-то важное, чтобы изменить страну».
— Подкаст «The Economist asks» (2019)

О перфекционизме

«Меня очень вдохновляет то, что я делаю. Я определённо очень конкурентоспособна… Мне нравятся люди, которые являются лучшими в том, чем они занимаются. Если это превращает вас в перфекциониста, тогда, возможно, я — перфекционист».
— Интервью для передачи «60 Minutes» на CBS News (2009)

Anna Wintour

О современной журналистике

«Сегодняшняя аудитория — не только аудитория Vogue — хочет, чтобы журналистика заняла твёрдую позицию. Люди хотят знать, во что ты веришь и за что ты выступаешь. В это время фейковых новостей, когда многие пренебрегают правдой и ценностями, а также в поддержку тех, кому повезло меньше, чем нам, мы несём моральное обязательство отстаивать то, что правильно».
— Интервью для The Guardian (2019)

О базовом гардеробе

«Если вы женщина в движении, у вас есть работа и вы не хотите делать слишком много ошибок, очень важно иметь в гардеробе базовый свитер, базовые брюки или юбку, базовое пальто и обувь, которую вы любите, будь то кроссовки или туфли без каблука. Также крайне важно иметь одну вещь, которая вас радует, выделяет из толпы и помогает вашей самооценке. Если бюджет позволяет, ищите потрясающее украшение. На мой взгляд, это самая поднимающая настроение вещь, какая может быть у женщины».
— Vogue: «Go Ask Anna» (февраль, 2019)

О выборе наряда для собеседования

«Мне очень интересно, как люди одеваются для собеседований. Иногда я вижу, что на них вещи, которые они купили этим же утром или накануне, а не то, что им подходит и что говорит об их личности. Думаю, каждый должен запомнить, что, если вы приходите на собеседование в Vogue, да и вообще куда угодно, нанимают отнюдь не ваш гардероб. Ваш гардероб не будет делать за вас вашу работу, но он — отражение вашей личности».
— Vogue: «Go Ask Anna» (март, 2019)

Anna Wintour

О street style

«Я вдохновляюсь, когда вижу уличный стиль, когда вижу кого-то, кто не выглядит так, будто только что сошел с подиума, кто на самом деле соединил вещи со своим личным стилем, изобретательностью, чувством юмора и остроумием. Думаю, это потрясающе, почему нет?»
— Интервью для The Business of Fashion (2017)

О читательницах Vogue

«Сейчас появился новый тип женщины. Она интересуется бизнесом и деньгами. У нее больше нет времени на шопинг. Она хочет знать, что, почему, где и как».
— Интервью для The Telegraph (1985)

О работе главным редактором

«Конечно, вы не можете контролировать всё, но к этому не стоит и стремиться. Я не думаю, что люди работают наилучшим образом в ситуации полного контроля. Поэтому во всём, что мы делаем, мы стараемся поощрять сотрудников так, чтобы все редакторы, писатели и фотографы взяли на себя ответственность и чувствовали себя хорошо от того, что они делают».
— Интервью для The Business of Fashion (2017)

«Мне кажется, важнее всего иметь ясность в голове. Люди, которые с вами работают, хотят понимать, за что они выступают, почему было принято то или иное решение и что они с этим могут сделать. Думаю, подчинённых очень огорчает, когда их начальство мечется и откладывает решения».
— Выступление на саммите Women in the World (2019)

«Иногда на меня был направлен определенный уровень критики, которому мужчину в похожем положении, возможно, не подвергли бы».
— Интервью для CNN (2019)

Anna Wintour

О соцсетях

«Меня поражает в последнее время, как часто люди ко мне подходят и просят сфотографироваться, вместо того чтобы пожать руку, посмотреть в глаза и по-настоящему поговорить. Даже на модных показах люди заняты тем, что снимают всё на айфон, забывая просто посмотреть на одежду, которая у них перед глазами. Социальные медиа — это очень круто, но они не должны заменять реальную жизнь».
— Выступление в обществе «Оксфордский союз» (2015)

О селфи

«Я никогда не делала селфи и не собираюсь начинать сейчас».
— Vogue: «73 Questions with Anna Wintour» (2014)

О личном бренде

«Я не работаю на Анну Винтур, я работаю на Condé Nast. У меня нет аккаунтов в соцсетях, и я не ищу личного признания».
— Интервью для The Guardian (2019)

Фото: Timur Emek/Getty Images, Mario Testino

myhandbook.com

неизвестные факты об Анне Винтур

Сегодня главному редактору американской Библии Моды Vogue, Анне Винтур, исполняется 65 лет! Beauty.ua предлагает узнать самые интересные факты об этой удивительной женщине.

Анна Винтур руководит изданием Vogue с 1988 года – именно благодаря «Атомной леди», как ее называют в фешн-кругах, журнал стал синонимом безупречного стиля и luxury life. Ее боятся, уважают и боготворят – в свои 65 Анна заслужила статус одной из самых влиятельных женщин мира. Чего мы не знали раньше о живой легенде? 

Хозяйка Vogue: неизвестные факты об Анне Винтур

 Свою единственную любимую прическу Анна Винтур сделала в 14 лет -  с тех пор идеальное боб-каре превратилось в визитную карточку главного редактора Vogue.

Более 20 лет Анна носит одну и ту же модель туфель – лодочки nude от Manolo Blahnik. И пусть они давно не в тренде и могут вызвать недоумение у модной прублики, Анне плевать, ведь эти туфли она считает идеальными.

Хозяйка Vogue: неизвестные факты об Анне Винтур

Когда впервые Анна попала на интервью к тогда еще главному редактору американского Vogue Грейс Мирабеллой, юная и самоуверенная она заявила ей прямо в лицо: «Я пришла, чтобы занять ваше место». Вы будете смеяться, но в 1988 году, через небольшой отрезок времени, она это сделала.

Первый выпуск журнала Vogue под руководством Анны Винтур произвел эффект бобмы! Впервые на обложке глянцевого издания такого уровня позирует 19-летняя неизвестная модель Микаэла Берку да еще и в потертых джинсах за 50 долларов и… роскошном топе, усеянном драгоценными камнями, от Christian Lacroix, стоимостью в 10 тысяч. С этим выпуском Vogue случилась курьезная ситуация: перед тем как сдать его в печать, работники типографии перезвонили в офис журнала и уточнили, точно ли это та обложка, которую они хотели для этого номера? Представьте, какой фурор журнал произвел на массы, когда появился на раскладках?!

Хозяйка Vogue: неизвестные факты об Анне Винтур

В 2014 году Анне Винтур удалось собрать на благотворительность… 125 миллионов долларов! Именно после этого знаменитый Бал Института Костюмов носит имя Анны Винтур. Награду же главреду вручала сама Мишель Обама.

За свою любовь к натуральному меху Анна неоднократно подвергалась нападкам со стороны PETA. Так в 2005 году представители организации запустили в нее пирогами, когда Винтур в роскошном дорогом наряде направлялась на шоу Chloe в рамках Недели моды а Париже.

Анна Винтур

Анна Винтур – фанатка большого тенниса. Ее можно часто увидеть на турнирах US Open, Уимблдон и French Open. И вот что: пару раз в неделю она встает в 5 утра, чтобы поиграть в теннис перед началом рабочего дня.

Любимый город Анны Винтур – Нью-Йорк. В одном из интервью она призналась, что этот город – для тех, кто действительно хочет чего-то добиться, город, где каждый ищет свое место под солнцем.

Prada

Любимые бренды Анны Винтур, которые она носит годами и которым никогда не изменяет: туфли только Manolo Blahnik, пальто и платья от Prada, вечерние наряды только у Oscar de la Renta, Chanel, Giorgio Armani, Carolina Herrera. Также главред издания любит и молодых дизайнеров, среди которых Marc Jacobs.

Гардероб Анны Винтур стоит 200 тысяч долларов. Эту сумму ей ежегодно выделяет американский Vogue.

Младшим сотрудника Vogue запрещается ездить с Анной в одном лифте, а такде без разрешения заводить с ней разговор. Мало кто знает, но главная героиня «Дьявол носит Prada» писалась с Анны.

Хозяйка Vogue: неизвестные факты об Анне Винтур

17 раз обложку Vogue US украшала любимая модель Анны Винтур – Амбер Валетта.

 

ЧИТАЙ ТАКЖЕ: Иконы стиля: женщины, которые вошли в историю моды

 

beauty.ua