Города в игре престолов список: Список замков | Энциклопедия Песни Льда и Пламени – Мир «Песни льда и огня» — Википедия

Содержание

Великие дома Вестероса | Миры

Они играют в престолы и ведут армии в бой, присягают королям или объявляют королями себя, клянутся в верности и предают, проявляют невероятную храбрость и благородство или поражают подлостью и вероломством. Они — лорды Вестероса, великолепного мира, созданного Джорджем Мартином.

Великие дома — это высшая знать континента Вестерос, где происходит основная часть событий «Песни Льда и Пламени» Джорджа Мартина. Это не даже семьи, а целые кланы, от которых зависела, зависит и, скорее всего, будет зависеть вся жизнь Семи Королевств. Каждый из домов обладает богатой и необычной историей, а также отличительными особенностями, которые тщательно проработал неподражаемый Мартин. Вкратце расскажем о каждом из них.

Некоторые из Домов ранее были королевскими династиями, но их представители проиграли завоевателям Таргариенам, и, чтобы избежать гибели, присягнули чужакам на верность. С Таргариенов и начнём, ведь именно им Семь Королевств обязаны своим рождением: именно они объединили все государства Вестероса в единое целое.

Спойлер

Осторожно, спойлеры!

Материал содержит спойлеры к сериалу «Игра престолов» и циклу «Песнь Льда и Пламени»
Таргариены

Род Таргариенов происходит из древней Валирии, их предки уцелели при гибели великого государства и сделали своим оплотом небольшой остров у берегов Вестероса — Драконий Камень. Говорят, что в жилах Таргариенов течёт кровь драконов. Правда это или красивая легенда, конечно, неизвестно, но бесспорно то, что именно драконам обязаны Таргариены своей властью над Семью Королевствами.

С маленькой и не особо хорошо вооружённой армией, двумя сёстрами и тремя драконами Эйегон Таргариен Завоеватель пошёл войной против всех правителей Вестероса. Драконы оказались решающей силой, обеспечившей хозяевам победу. На долгие годы власть над континентом перешла к Таргариенам.

Эйегон женился на своих сёстрах, и эта традиция, пришедшая с их прародины Валирии, часто соблюдалась в их роду. Считалось, что тем самым они сохраняют чистоту крови. Отчасти это было верно: большинство Таргариенов отличалось необыкновенной красотой, а кроме того, кровосмешение привело к тому, что среди них встречались как великие люди, так и настоящие безумцы. Вернее, либо одни, либо другие — никакой «золотой середины».

Закат династии начался с гибелью последних драконов. Правда, Таргариенам удалось удержаться у власти ещё почти полторы сотни лет. Король Эйерис II был безумен, что заставило нескольких лордов поднять против него восстание, оказавшееся удачным. Сам король, его старший сын и внук были убиты, и лишь двум Таргариенам удалось спастись.

Один из них — Визерис — оказался тщеславным и слабым человеком и был убит позднее. И в данный момент только его сестра Дейенерис не даёт гордому стягу рода — красному трёхглавому дракону — пасть окончательно. Ей удалось невероятное — вернуть в мир Вестероса драконов, и сейчас она обладает мощной армией, что значительно увеличивает её шансы в войне за возвращение трона.

«11.22.63»: почему книга лучше сериала 11 Баратеоны

Дом Баратеонов — самый молодой из всех великих домов. Как считается, этот род происходит от побочной ветви Таргариенов. Во время своих завоеваний Эйегон Таргариен, повергнув короля Шторма, преподнёс владения поверженного владыки своему родственнику. Так Баратеоны стали лордами Штормового Предела. Черноволосые, сильные и в большинстве своём жизнерадостные Баратеоны долгое время оставались верны Таргариенам, которым были многим обязаны и с которыми были связаны родственными узами. Но при Эйерисе II всё изменилось.

Станнис Баратеон

Станнис, последний из Баратеонов

Старший из Баратеонов, Роберт, ненавидел род Таргариенов. Причина ненависти крылась прежде всего в женщине, сестре его ближайшего друга, которую он не поделил с наследником трона, Рейегаром. Роберт стал одним из вожаков восстания, а после победы он взошёл на трон, воспользовавшись тем самым полулегендарным родством с Эйегоном Завоевателем.

Неплохой, в общем-то, человек, он оказался никудышным правителем и слишком сильно зависел от окружения, в первую очередь от могущественной семьи своей жены — Ланнистеров. Ланнистеры и подстроили гибель Роберта — он был убит кабаном во время охоты, — после чего их влияние на трон и наследников (кстати, детьми короля последние не являлись) стало практически безграничным.

Два младших брата Роберта, Станнис и Ренли, тут же заявили о своих претензиях на трон и постарались подкрепить их силой оружия. Но братья сцепились между собой, что в итоге привело к смерти Ренли и поражению войск Станниса. Последний, на момент окончания «Бури мечей», является единственным живым мужчиной из рода Баратеонов. Он продолжает борьбу за корону Вестероса, но идёт по лезвию ножа и в любое мгновение рискует пасть жертвой не амбиций даже, а безоглядной веры в свою правоту.

Ланнистеры

Ланнистеры, без сомнения, самый богатый род изо всех великих домов. Светловолосые красавцы, правящие западными землями и Бобровым утёсом, согласно преданиям, происходят от Ланна Умного, одного из величайших легендарных героев Вестероса.

Своим расцветом Ланнистеры обязаны в первую очередь хитроумию лорда Тайвина, который осторожно и уверенно вёл свой род по ступенькам власти. Тайвин вовремя примкнул к восстанию против Эйегона и в результате стал тестем нового короля. А старший сын Тайвина, Джейме, служивший в гвардии Эйегона, убил старого короля, за что и получил презрительную кличку «Цареубийца». Кроме того, Джейме был любовником своей сестры Серсеи, вышедшей замуж за Роберта Баратеона (все её дети, якобы являющиеся наследниками трона, по-настоящему от Джейме). У Тайвина есть и третий, нелюбимый ребёнок — хитрый карлик Тирион.

Ланнистеры

После смерти короля Роберта Ланнистеры захватывают власть в Семи королевствах. И, несмотря на то, что с соперниками приходиться сражаться на несколько фронтов, эту власть удерживают. Благодаря золоту, сильной армии и неожиданным уловкам. Правда, не без потерь: Джейме становится калекой и начинает меняться, Тирион объявлен преступником и бежит из государства, перед этим убив отца, ещё до этого умирает старший наследник, очевидно, кем-то отравленный.

Так что, несмотря на победы, будущее Ланнистеров представляется далеко не безоблачным. Ведь Джейме не политик, а Серсея, при всей своей хитрости и коварстве, не слишком умна. А Киван, брат Тайвина, пока остаётся в большой степени «тёмной лошадкой».

Старки

Первый великий дом, с которым знакомится читатель, взяв в руки «Игру престолов» — это Старки. Неизменные лорды Севера, род которых не прерывался на протяжении тысяч лет, с тех пор как их легендарный предок Брандон-строитель воздвиг Стену, защищавшую Семь Королевств от Иных.

Во время завоевания Вестероса Эйегоном тогдашний правитель Севера Торрхен Старк проявил предусмотрительность и, вместо того, чтобы сражаться с Таргариеном, присягнул тому на верность. Если б речь шла о другом доме, этот поступок можно было бы счесть трусостью, но не таковы Старки. Они холодны, как земли, которыми они правят, тверды, как стены их родового замка Винтерфелла, и опасны, как лютоволки, красующиеся на их знамёнах.

Среди остальных великих домов Старки всегда были отчасти чужаками. Возможно, из-за своей холодности, возможно, вследствие древности рода, возможно, по причине того, что они единственные поклоняются Старым богам. А может, всё дело в потрясающей верности Старков, которая, очевидно, была неприятна остальным. Впрочем, и этой верности пришёл конец: когда Роберт из дома Баратеонов поднял восстание, Эддард Старк поддержал старого друга. Много лет спустя он стал первым советником при новом короле; будучи человеком честным и смелым, проявил себя как недальновидный политик и был убит Ланнистерами вслед за своим королём.

Нед (Эддард) Старк

Платить за ошибки отца пришлось его детям. Старший, Робб, взвалил на себя непосильное бремя власти и, будучи провозглашён королём Севера, начал войну с южными лордами. Двоим его младшим братьям пришлось бежать из опустошённого Винтерфелла. Одна из сестёр, Арья, в неполные десять лет оказалась наедине со всеми ужасами объятой войной страны, а старшая, Санса, стала пешкой в политических играх. Стоит отметить, что у каждого из детей Эддарда был свой лютоволк, полулегендарное существо, отличающееся от обычного волка в той же степени, как волк отличается от собаки. Связь Старков с лютоволками явно указывает на выдающийся (вероятно, магический) потенциал детей, которому ещё предстоит проявиться в будущем.

Старки

Старки являются, пожалуй, наиболее задействованным в сюжете домом. Каждого из них можно назвать центральным и, наверное, положительным (насколько это слово вообще можно применять к героям Мартина) персонажем цикла. Верность, честь, прямота, храбрость — в этом их сила, за это их можно любить и уважать. Но именно эти качества их и губят. На конец «Бури мечей» единственным взрослым отпрыском Старков мужского пола остаётся незаконнорождённый сын Эддарда Джон Сноу, а земли Старков или разграблены, или в руках чужаков.

Аррены

Один из самых древних родов, сохранившихся на просторах Семи Королевств — Аррены, извечные Хранители Востока. До прихода Таргариенов Аррены были королями Горы и Долины, впоследствии эти земли так и остались за ними, но уже как ленное владение.

Во время заката династии Таргариенов безумный король Эйерис II потребовал у могущественного лорда Джона Аррена выдать его воспитанников, Эддарда Старка и Роберта Баратеона. Ответом ему стали поднятый стяг с луной и соколом на нём и начало восстания, приведшего к концу династии. После победы Джон стал Десницей, то есть первым советником нового короля. И женился на Лизе Талли, мужем сестры которой, Кейтилин, стал Эддард.

После смерти мужа Лиза бежала из столицы и затворилась со своим маленьким, болезненным и избалованным сыном в родовом замке Арренов. Эта крепость, именуемая Орлиным Гнездом, по праву считается самой неприступной во всех семи Королевствах. Большая часть перипетий войны между другими домами миновали Лизу и её маленького сына. Сами они предпочли сделать вид, что их хата с краю. Да и вряд ли смогли бы повести за собой людей. Впрочем, подобная «политика невмешательства» имела и обратную сторону: маленький Роберт Аррен подпал под влияние незначительного по происхождению, но хитроумного лорда Петира Бейлиша. И надежд на то, что некогда великий дом сможет подняться вновь, всё меньше.

Орлиное Гнездо

Несокрушимая цитадель Арренов — Орлиное Гнездо

Талли

Талли, хоть и отличаются немалым богатством, никогда не были, в отличие от большинства других великих домов, королями. Их плодородные земли находятся на границе южной и северной областей Семи Королевств, а замок Риверран на перекрестии трёх великих рек, именуемом Трезубцем, позволяет Талли контролировать львиную долю торговли.

Талли получили власть над Речными землями благодаря Эйегону, так как первыми из речных лордов присоединились к нему. Их девиз — не просто набор громких слов: именно этим понятиям всегда были верны Талли, а подобная верность — редкость среди высшей знати.

После падения династии Таргариенов Хостер Талли породнился со своими соратниками, отдав за них (Эддарда и Джона) своих дочерей. Родство с Талли оказалось очень большой удачей для Робба Старка, когда он объявил себя королём Севера и вступил в войну с Ланнистерами. Именно на речных землях шла большая часть боевых действий, именно благодаря содействию своих родичей Талли и их вассалов шансы Робба на победу были высоки.

Предательство изменило расклад сил. Теперь сын почившего лорда Хостера, Эдмар, пленён, а войско рассеяно. Но это не означает, что Талли повержены окончательно. Самый опытный и опасный из них — сир Бринден, брат Хостера по прозвищу Чёрная Рыба, всё ещё контролирует Риверран. Пусть он окружён врагами со всех сторон, но, пока жив Бринден, это ещё не означает поражения.

Другие могут быть богаче, хитрее, храбрее, более верны или коварны, но никто не сравнится с Тиреллами в количестве подданных. А что может быть важнее в военное время? Земли Тиреллов — пожалуй, самый благодатный край всех Семи Королевств. Здесь плодородная земля, тут тепло, но, в отличие от более южных земель, есть место и прохладе, и земли эти лежат под дланью могучего семейства.

Лорес Тирелл, Рыцарь Цветов

Лорес Тирелл, Рыцарь Цветов

Когда-то, до пришествия Таргариенов, Тиреллы были обычными дворянами, хоть их род, уходивший корнями в Эпоху героев, и отличался древностью. Но предыдущий владыка Вышесада погиб в огне дракона, а его стюард, предок нынешних Тиреллов, сдал замок завоевателю. За свой поступок он получил высокий титул, а его семья вошла в круг великих домов. На протяжении многих лет Тиреллы поддерживают вражду со своим южным соседом Дорном, также входящим в состав Семи Королевств.

Никогда не бывшие королями, Тиреллы отличаются честолюбием и жаждой власти. Но нынешний глава дома, Мейс Тирелл, так и не отважился на собственную игру. Несмотря на свою неоспоримую мощь, он оказывал поддержку другим претендентам на роль верховного правителя Семи Королевств. Заключение союзов привело к тому, что его дочь, Маргери, уже дважды похоронила своих женихов-королей. Интересно, будет ли третий?

Есть два представителя Тиреллов, которых можно назвать значительными фигурами в противоборстве домов. Лорас, молодой и слишком горячий рыцарь, пока не может считаться заметным политиком, однако все задатки стать таковым у него имеются. А вот его бабка леди Оленна, недаром прозванная Королевой Шипов, несмотря на кажущуюся непритязательность, пожалуй, является одним из самых опасных участников борьбы за власть.

Мартеллы

Мартеллы. Извечные противники Тиреллов. Правители, называющие себя не королями, а принцами — принцами самого южного из Семи Королевств, Дорна. Они существуют достаточно изолированно от всех своих северных соседей, что позволило им сохранить в почти первозданном виде свои традиции, обычаи и особый южный колорит. Главным отличием Дорна от других Королевств, без сомнения, остаётся то, что только его так и не смог покорить Эйегон. Присоединение состоялось только через много лет — и не по праву сильного, а благодаря политическому договору и браку.

Элия, сестра нынешнего лорда из рода Мартеллов Дорана, была женой наследника Таргариенов. Её зверски убили люди Ланнистеров. Брат принца, Оберин Красный Змей, отомстил убийце сестры и сам расстался с жизнью. За исключением этих двух смертей война, разгоревшаяся после смерти Роберта Баратеона, практически не затронула Дорн. Логично предположить, что Мартеллы в конце концов вступят в противостояние с Ланнистерами, но Доран осторожен, и открытой войны, в ближайшее время не предвидится.

Грейджои

Последний из великих домов, не менее обособленный, чем Мартеллы, — дом Грейджоев. Их род уходит корнями в глубину веков столь же далеко, как и Старки, и такое же время длится вражда двух домов.

Грейджои и их подданные давным-давно осели на бесплодных Железных Островах и были вынуждены заняться пиратством. Впрочем, «вынуждены» — вряд ли подходящее слово: разбой пришёлся им по вкусу, и теперь они уже не мыслят своей жизни без него, презирая все остальные занятия.

Агрессивная политика жителей Железных Островов закончилась с приходом Таргариенов. Но стоило повелителям драконов пасть, как Грейджои взялись за старое. Едва одержав победу в восстании, Роберт Баратеон и Эддард Старк столкнулись с мятежом Грейджоев. А когда в Семи Королевствах началась новая смута, Грейджои просто не могли остаться в стороне. Вновь выступая сами за себя, они стремятся урвать всё, что плохо лежит.

Теон Грейджой

Теон Грейджой — вероломный отпрыск вероломного семейства

На Железных Островах ничто, кроме силы, не имеет значения. Их население — скорее несколько пиратских банд, чем организованное государство. И нельзя поручиться, что в скором времени в борьбе за власть они не вцепятся в горло друг другу. Впрочем, от этого Грейджои не становятся менее опасными для остальных, ведь жестокость у них в крови.

* * *

Удивительное правдоподобие дворянских домов, созданных воображением Мартина, порой заставляет задуматься, а не существовали ли Ланнистеры или Таргариены в действительности? Даже если «очистить» мир книг Мартина от магической интриги, само противостояние между великими домами приковало бы читателей к циклу. Великие дома, без сомнения, одна из главных изюминок «Песни Льда и Пламени».

Энциклопедия Песни Льда и Пламени

...Тут пахло влажной землей и гниением. Тут не рос красный лес. Упрямые страж-деревья в серо-зеленых игольчатых шубах сменялись могучими дубами и колоннами железоствола, древними, как сама округа. Тут толстые черные стволы теснились друг к другу, корявые ветви сплетались в плотный навес над головой, а уродливые корни выползали из-под земли. Тут царило глубокое молчание, властвовала задумчивая тень, и боги, обитавшие в лесном краю, имен не имели.Игра престолов, Кейтилин I

Се́вер — крайний северный регион Семи Королевств, крупнейший по площади, хотя и относительно малонаселённый. С юга он граничит с Речными Землями на Перешейке, а северную его границу отмечает Новый Дар, земля Ночного Дозора. Это холодная и бедная страна, где снег может выпасть в любое время года, а долгие зимы так тяжелы, что не все надеются их пережить. Народ Севера — потомки Первых Людей, сохранившие веру в Старых Богов.

Север когда-то был суверенным королевством, и Старки из Винтерфелла носили титул Королей Зимы[1]. На начало повествования Старки являются верховными лордами этого региона, и Эддард Старк носит титул Хранителя Севера. Стену, отделяющую королевства людей от диких Земель за Стеной, охраняет Ночной Дозор — независимое вооружённое братство, к началу саги сильно ослабевшее по сравнению с прошлыми временами и ныне состоящее в основном из ссыльных преступников. В Битве Королей Робб Старк провозглашает независимость Севера от Железного Трона, а позже присоединяет к нему Речные Земли и объявляет себя королём Севера и Трезубца.

География

Часто говорят, что по площади Север не уступает остальным шести королевствам, вместе взятым, но это преувеличение; судя по картам, Север — область под властью Старков из Винтерфелла — занимает лишь около трети государства. Тем не менее, его население относительно невелико; по военной силе Север примерно на равных с Долиной Аррен. Поселения лежат в основном вдоль Королевского Тракта; остальная территория — болота, поля и леса. Крестьянские поселения прижимаются к деревянным острогам, поля расходятся от них кругами. Белая Гавань, лежащая к востоку от Тракта, — крупнейший горд и важнейший порт Севера.

К западу от Тракта лежат кремнистые холмы, к северу переходящие в горы; к востоку — холмистые равнины, поросшие вереском. Через многочисленные мелкие реки здесь перекинуты каменные мосты. Самые северные земли очень гористы и покрыты большими дубовыми и хвойными лесами; таков, например, Волчий Лес к северу от Винтерфелла. На скалистых вершинах даже летом лежат снежные шапки; мощные ветра частично сдувают их, поднимая в воздух огромные снежные шлейфы.

Перешеек — регион болот. Озёрные жители — скрытный малорослый народ, который даже среди северян стоит несколько особняком. На Рву Кейлин — мощных укреплениях к северу от болот — когда-то закончилась андальская экспансия; дальше завоеватели пройти не смогли. Новый Дар у Стены когда-то тоже был частью земель Севера, присягающих Старкам, но во времена Джейхейриса I Таргариена отошел Ночного Дозору.

На Севере текут две крупные реки: Белый Нож, позволяющий вести речную торговлю между Белой Гаванью и Винтерфеллом, и Последняя река, на берегу которой стоит Последний Очаг, замок Амберов. С запада регион омывает Закатное море, а с востока — Студеное море.

Долгая и тяжёлая зима, которая может длиться несколько лет подряд, является суровым испытанием для жителей Севера, и они постоянно помнят о ней. Девиз Старков: «Зима близко». Зимой (а зимы в Вестеросе могут затягиваться на годы) здесь может выпадать снег до сорока футов глубиной (12 метров). Нередко снег идёт и летом; впрочем, летние снегопады коротки и не наносят большого вреда земледелию. Даже летний дождь на Севере холоден и нередко превращается в град, губя посевы, а по ночам даже поздним летом вода в лужах замерзает.

Худ. Стивен Юл

Население

Население Севера — потомки Первых Людей, а не андалов, и здесь всё ещё крепка вера в Старых Богов, так что по крови и вере северяне ближе к одичалым за Стеной, чем к южным соседям из Речных земель и Долины. Курганы Первых Людей и чардрева с вырезанными ещё во времена Детей Леса ликами можно найти по всей территории Севера, однако язык Первых Людей забыт — от него остались только руны на камнях. Как и жители остальных Семи Королевств, северяне говорят на общем языке. У владетельных домов, возводящих свое происхождение к Первым Людям, имена, как правило, простые, короткие и значащие: Старк (суровый), Рид (тростник), Флинт (кремень) и так далее.

На Севере есть только один крупный город, Белая Гавань — этот богатый порт в устье реки Белый Нож служит воротами Севера и центром веры в Семерых, которую исповедует дом Мандерли. Он, впрочем, гораздо меньше других крупных городов Вестероса, таких как Королевская Гавань, Старомест или Ланниспорт. Зимний городок у стен Винтерфелла еще меньше — это поселение летом практически пустует, но долгими зимами переполняется пришедшим отовсюду народом из отдаленных деревень и ферм и даже из земель горных кланов, где зима совершенно невыносима. Процветающий городок Барроутон, стоящий на огромном кургане, является центром Курганов — области на юго-западе региона, подчиненной дому Дастинов.

Горные кланы вроде Вуллов и Лиддлов, а также обитатели острова Скагос мало чем отличаются от одичалых, сохраняя свои примитивные традиции и редко контактируя с жителями более южных земель. Впрочем, их племенные вожди носят гербы и считаются вассалами Старков из Винтерфелла. Горные кланы и подданные Амберов и Карстарков часто терпят набеги одичалых из-за Стены, которых яростно ненавидят. Точно так же жителям западного побережья — Каменного берега, Медвежьего острова, мыса Морского Дракона и мыса Кракена — в прошлым приходилось немало страдать от морских набегов железнорожденных с Железных островов. Мыс Кракена оставался в руках железнорожденных так долго, что местные жители, как полагают мейстеры, по крови ближе к жителям Железных островов, чем к другим северянам. Скагос у восточного побережья пользуется особенно дурной славой: местных жителей, носящих невыделанные шкуры и ездящих в бой на единорогах, в других областях Севера обвиняют в людоедстве, заманивании кораблей на скалы и принесении человеческих жертв Старым богам.

Поскольку рыцарская традиция тесно связана с верой в Семерых, и рыцарские обеты обращаются к Семерым, рыцарей, имеющих право именоваться «сир», на Севере очень мало — хотя Север способен выставить не так уж и мало тяжелой панцирной кавалерии, ничем не уступающей южным рыцарям. Северяне питают предубеждение к турнирам[2]. Рыцарское звание имеют такие личности, как Хелман Толхарт, Джорах Мормонт, Родрик Кассель.

— Чтобы стать рыцарем, нужно выстоять стражу в септе и принять помазание семью елеями, освящающее обет. На севере мало почитателей Семерых. Наши люди чтут старых богов и не вступают в рыцари… но эти лорды, их сыновья и дружинники обладают не меньшей доблестью, отвагой и честью. Человек не становится достойнее, когда к его имени приставляют словечко «сир». Я говорил это тебе уже сотню раз.Игра престолов, Бран VI, мейстер Лювин

На зиму жители мелких деревень и удаленных крепостей покидают свое жильё, съезжаясь в более крупные поселения, в том числе Зимний городок под стенами Винтерфелла — большой общине проще пережить зиму. Северяне привыкли делать запасы на зиму; когда мейстеры объявляют о приходе долгой осени, землевладельцы начинают откладывать часть каждого урожая — от пятой части до четверти — на долговременное хранение. Подразумевается, что до того момента, когда поля вовсе занесёт снегом, удастся снять несколько урожаев, скопив достаточно зерна, чтобы пережить зиму. Мясо на зиму коптят и засаливают; лорды содержат в своих замках оранжереи, обеспечивающие хозяев свежей зеленью даже в зимнюю пору. Жители прибрежных и речных поселений питаются в основном рыбой, не пренебрегая подлёдной рыбалкой[3].

Тем не менее, зимы на Севере жестоки, и не все надеются их пережить, особенно если речь о северных окраинах региона и их жителях — горных кланах и подданных Амберов и Карстарков. Арья Старк и Джон Сноу слышали рассказы о том, как в долгие голодные зимы зажившиеся на свете старики собираются с последними силами и уходят из дома, объявляя, что идут в лес на охоту — на самом деле на верную смерть, чтобы взрослым детям не нужно было кормить лишний рот[4]. Алис Карстарк говорила, что в Кархолде дела обстоят почти так же[5].

Тогда их дочери плакали, а сыновья отворачивались к огню, но никто их не останавливал и не спрашивал, на какого это зверя им вздумалось поохотиться, когда на дворе лежат сугробы и воет холодный ветер.Пир стервятников, Арья II

У северян сильны традиции кровной мести. Лорд, не пытающийся отомстить обидчику, рискует быть убитым собственными людьми, вознегодовавшими из-за слабости правителя[6]. Кое-где на Севере ещё живо право первой ночи — по словам Русе Болтона, им пользуются горные кланы Севера, Болтоны и Амберы[7]. Закон гостеприимства на Севере священен — хотя этот обычай поддерживается и на юге, на Севере его нарушение вызывает ужас и возмущение, а нарушителей судят так же, как предателей и братоубийц.

История Севера

  • Около 12 000 лет до З.Э. — приход первых людей в Вестерос. Через несколько столетий после этого появляются первые поселения на Севере. Их древние курганы всё ещё можно увидеть во многих местах на Севере.
  • Около 700 года до З.Э.[П 3] — Карлон Старк подавляет бунт Болтонов, за что награждается землями на северо-востоке Севера, омываемые Студёным морем. Там он строит замок Карлонхолд и основывает младшую ветвь дома Старков — Старки из Карлонхолда. С течением времени название замка трансформировалось в Кархолд, а Старки из Карлонхолда стали называться Карстарками.
  • 200 год после З.Э. — на острове Скагос вспыхнуло восстание, с трудом подавленное в течение нескольких лет. Во время подавления восстания погиб лорд Бартоган Старк.

Примечания

  1. ^ По мнению некоторых мейстеров
  2. ^ Наиболее вероятная дата Вторжения андалов в Вестерос, в период которого Болтоны и присягнули Старкам.
  3. ^ Если слова Кейтилин Старк о том, что в жилах Карстарков тысячу лет течёт кровь Старков являются не метафорой фразы "очень давно", а буквально означают что дому около тысячи лет

Источники

Цитаты

Север суров, холоден и не знает милосердия.Буря мечей, Кейтилин III

Энциклопедия Песни Льда и Пламени

Мир Джорджа Мартина изобилует персонажами. Особое место занимают персонажи-ПОВы — это «главные» герои, глазами которых читатель смотрит на происходящие события. Однако, кроме них, на страницах книг живут и действуют ещё тысячи поименованных героев, иногда занимающие в сюжете книг важнейшее место, а иногда просто мельком упомянутые — это короли и лорды, рыцари и рядовые солдаты, мейстеры и септоны, благородные дамы и проститутки, рабы и работорговцы и так далее. Некоторые персонажи умерли тысячи лет назад, оставив свой след в истории Вестероса и Эссоса, а другие родились прямо по ходу повествования.

  • Список погибших персонажей
  • Персонажи по домам, регионам, титулам
  • Персонажи по занятиям (короли Вестероса, десницы, мейстеры, бастарды)
  • Дома Севера, Островов, Речных, Долины, Западных, Королевских, Штормовых, Простора, Дорна

ПОВы («главные» персонажи)

*главы прологов и эпилогов

Популярные персонажи

*по количеству просмотров статей за 2013-2016 гг.

Персонажи саги по семьям

Shield.png Старки. Персонажи с Севера

Baratheon heraldry.png Баратеоны. Персонажи из Королевской Гавани и Королевских Земель

Lannsiter.png Ланнистеры. Персонажи из Западных Земель

Targaryen byNarwen.png Таргариены. Соратники и враги Дейнерис Таргариен

NightsWatch.png Ночной Дозор и одичалые. Персонажи из земель за Стеной

ArrynSigil.png Аррены. Персонажи из Долины Аррен

GreyjoyNarwen.png Грейджои. Персонажи с Железных Островов

TullyHBO.png Талли. Персонажи из Речных Земель

Shield-tyrell.png Тиреллы. Персонажи из Простора

Shield-martell.png Мартеллы. Персонажи из Дорна

Энциклопедия Песни Льда и Пламени

Разум и речь:Разумны

Ины́е, или «Белые Ходоки» — полулегендарные чудовищные создания, обитающие в землях за Стеной.

Общие сведения

Это зловещие сверхъестественные существа, связанные с холодом, ночью и долгой зимой; подобно людям, они носят доспехи и искусно сражаются мечами, но после смерти тают и превращаются в пар. Цели Иных не ясны, но они убивают все живое и обращают убитых людей и животных в покорных им упырей; Иные ездят верхом на мертвых животных и водят в бой армии нежити. Согласно сказкам, у Иных есть и ещё один вид слуг — ледяные пауки, но в книгах эти создания пока что не появлялись. Как самих Иных, так и порабощённых ими живых мертвецов отличают ярко-синие глаза, светящиеся в темноте.

За восемь тысяч лет до событий книг, во времена Долгой Ночи, которая продлилась целое поколение, Иные уже вторгались в королевства людей со своим войском мертвецов, опустошая города и селения. Их удалось остановить и отбросить назад, на север, после чего на северной границе Семи королевств была выстроена огромная Стена, и ордену Ночной Дозор, который сражался с Иными в Рассветной Битве, была поручена её оборона.

Ко временам книг Иные остаются не более чем персонажами страшных сказок и, реже, выражений в духе «Иные побрали бы вас обоих», «Пусть Иные поберут твою честь» и тому подобных. Ученые мейстеры относятся к легендам об Иных скептически; архимейстер Фомас написал трактат, в котором предполагалось, что Иные были не более чем одним из племен одичалых, пытавшихся завоевать земли на юге, а их чудовищный образ в легендах — следствие желания Старков и Ночного Дозора выглядеть спасителями человечества[1].

По сути дела, в книгах Иные появлялись во плоти всего дважды (считая столкновение с отрядом Уэймара Ройса в прологе «Игры престолов» и того Иного, которого убил Сэмвелл Тарли), но их грозное наступление на юг — самая серьезная опасность, грозящая Вестеросу.

Внешность и биология

© илл. Михайло Димитровски (TheMico)

Иные не являются нежитью, хотя старая Нэн в своей сказке о Долгой Ночи и описывала их как «холодных мертвых тварей». Джордж Мартин в письме к Томми Паттерсону, художнику комикса A Game of Thrones: The Graphic Novel, сравнивал Иных с сидами из кельтской мифологии:

Иные не мертвы. Они странные, прекрасные… как бы выразиться… сиды, сделанные изо льда, что-то вроде этого… безжалостные, изящные, опасные.A Game of Thrones: The Graphic Novel, Vol. 1

Иные, будучи не́людями, все же похожи на людей. У них молочно-белая кожа и ярко-синие светящиеся глаза; это высокие и стройные создания, передвигающиеся легко и грациозно. Иные не издают звуков при движении и не оставляют следов на снегу — во всяком случае, не проваливаются сквозь свежий наст; о них говорят «холодные тени», однако Иные вполне материальны, и с ними можно сражаться и даже убить.

У Иных есть кровь бледно-голубого цвета и белые кости, однако после смерти Иного плоть и кости быстро тают, превращаясь в пар; в конце концов от мертвого Иного не остается ничего. Обычное оружие не способно причинить вред Иным. Судя по событиям «Бури мечей», они уязвимы только для оружия из обсидиана — так называемого драконьего стекла; при соприкосновении с обсидианом Иной тает на глазах. Обсидиановый нож впивается в тело Иного со звуком, похожим на хруст льда. Согласно преданиям, не менее смертоносной является и «драконова» (валирийская) сталь, но проверять это предположение героям саги пока что не доводилось[2].

– Что же это за боги такие? – Джон вспомнил, что не видел во Дворце Крастера ни мальчиков, ни мужчин, кроме самого хозяина.

– Боги холода. Боги ночи. Белые тени.<…>

– А какого цвета у них глаза? – спросил он.

– Синие и яркие, как звёзды, и такие же холодные.Битва королей, Джон III

В восьмой серии пятого сезона сериала появилось подтверждение, что валирийская сталь способна убить Иных. Во время боя в Суровом Доме Джон Сноу сошелся лицом к лицу с Иным и убил его Длинным когтем.

Культура

Иные вооружены мечами, отливающими голубым свечением, острыми, как самая прекрасная сталь, и прозрачными, как хрусталь. Эти мечи так холодны, что пламя факела при соприкосновении с ними немедленно гаснет. При ударе о стальной меч оружие Иных издает странный болезненный визг, похожий на крик умирающего животного. Доспехи Иных, сделанные, вероятно, из того же материала, меняют цвет при каждом движении хозяина и отливают разными узорами — возможно, подобными узорам на оконных стеклах. Эти мечи и доспехи, как и сам Иной, очень быстро тают в случае смерти владельца. На вопрос о материале мечей Джордж Мартин отвечал:

Это лёд. Но это не обычный лёд, Иные могут творить со льдом такое, что нам и в голову прийти не может, и делать из него вещи.Interview with the dragon,

Robert Shaw, 2003 [1]

У Иных есть свой язык, непонятный людям; их речь напоминает треск льда на зимнем озере. В дополнительных материалах к сериалу «Игра престолов» этот язык назван «скрот» (skroth). Раненый Иной издает вместо крика пронзительный оглушающий скрежет.

Легенда о Короле Ночи говорит, что среди Иных бывают и женщины: будущий Король Ночи увидел со Стены женщину «с кожей белой, как лунный свет, и глазами синими, как звезды». Ее тело было холодным, как лед, но Король Ночи предался с ней любви и вместе со своим семенем отдал ей свою душу[3]. Нэн также утверждала, что в дни Долгой Ночи женщины-одичалые ложились с Иными и рожали ужасных полукровок, в которых было мало человеческого[4]. Джон Сноу вспоминал эти рассказы, говоря уж о настоящем времени[5]. Впрочем, достоверность этих сказок довольно сомнительна.

Крастер много лет в обмен на безопасность приносил в жертву богам своих детей-мальчиков, оставляя их в лесу. В «Буре мечей» есть следующий диалог:

— <...> Если ты его не возьмешь, то заберут они.

— Они? — повторил Сэм, а ворон, кивая черной головой, ответил:

— Они. Они.

— Братья этого мальчика, — сказала старуха слева. — Сыновья Крастера. Идет белый холод, ворона, — я его костями чувствую, а эти старые кости не лгут. Сыновья скоро будут здесь.Буря мечей, Сэмвелл II

Возможно, «сыновья Крастера» и есть Иные, и это может значить, что ряды Иных пополняются за счет новорожденных детей, оставленных в лесу.

В телесериале HBO есть отсутствующая в книгах сцена, в которой младенец — последний из сыновей Крастера — претерпевает превращение: Король Ночи берет ребенка на руки, прикасается ногтем к щеке, и глаза младенца затягивает синевой.

Белый холод

«Белый холод» — это погода, в которую появляются Иные: очень холодная и очень влажная, с густым снегом или ледяным дождем, туманом, часто с сильным северным ветром. В таких условиях мороз переживается очень тяжело, а видимость снижается практически до нуля. Возможно, белый холод имеет магическую природу и напускается Иными, а может, они просто дожидаются наиболее выгодной погоды для появления.

Иные приходят вместе с холодами, на этом сходятся все легенды. Или же с их приходом становится гораздо холоднее. Иногда они появляются посреди снежной бури и тают, едва небеса очистятся. Они сторонятся солнечного света и появляются по ночам… либо же с их приходом наступает тьма.Пир стервятников, Сэмвелл I

Но когда идёт снег… снег, дождь со снегом или холодный дождь, чертовски трудно найти сухую древесину или разжечь огонь. А холод… В некоторые ночи наши костры будто съёживались и умирали. После таких ночлегов по утрам всегда находишь несколько мертвецов. Если только они не находят тебя первыми. <...> Человек может сражаться с мёртвыми, но когда приходят их хозяева, когда поднимается белый туман... Как ты будешь сражаться с туманом, ворона? Тени с зубами... Воздух такой холодный, что больно дышать, словно в груди застрял нож... Ты не знаешь… Не можешь знать... Способен ли твой меч разрезать холод?Танец с драконами, Джон XII

Упыри

Упыри, или восставшие мертвецы — это оживлённые Иными трупы животных и людей; восставшие мертвецы, «зомби». У них, как и у самих Иных, ярко-синие глаза, а также почерневшая кожа на руках, как при обморожении, независимо от причин смерти. Днем упыри мало чем отличаются от обычных трупов, но после заката поднимаются на ноги и нападают на живых; они действуют молчаливо и сосредоточенно, точно исполняя чьи-то приказы. Убить упыря можно, либо изрубив его в куски, либо с помощью огня — упыри легко сгорают. В битве на Кулаке Первых Людей отряду Ночного Дозора противостояла огромная армия упырей, в том числе не только упыри-люди, но и упырь-медведь.

Долгая Ночь

Долгая Ночь — легендарный период в истории Вестероса, многолетняя зимняя ночь, которая накрыла весь Вестерос, если не весь мир, и продолжалась целое поколение. В это время Вестерос подвергся нашествию Иных, но людям, оказавшимся на краю гибели, удалось в итоге победить. Когда Долгая Ночь окончилась, люди построили на севере материка колоссальную Стену и учредили Ночной Дозор, чтобы защититься в случае нового прихода Долгой Ночи и Иных. Жрецы Рглора предсказывают, что «ночь, которой не будет конца», может наступить снова, и возродившийся герой должен вновь сразиться со злом.

Ночной Дозор и Стена

Разведчик Уэймар Ройс против Иных. © илл. Романа Папсуева (Amok).

Стена — древнее защитное сооружение на севере Вестероса, отделяющее Семь Королевств от диких Земель за Стеной. Это колоссальный ледяной вал около двухсот метров высотой, протянувшийся на сотни километров по северной границе Семи Королевств от Теснины на западе до Тюленьего залива на востоке, практически от моря до моря. В книге Ломаса Долгохода «Рукотворные чудеса» Стена названа в числе девяти чудес света, построенных людьми. Согласно легендам, Стена была выстроена основателем дома Старков, Брандоном Строителем, восемь тысяч лет назад после окончания Долгой Ночи, когда Первые Люди и Дети Леса победили и прогнали зловещих Иных на дальний север.

Стену охраняет орден Ночной Дозор, когда-то прославленное рыцарское братство, ныне — обнищавшая каторжная колония. Обширные земли на пятьдесят лиг к югу от Стены называются Даром — Дар принадлежит Дозору, все подати с местных крестьян и охотников идут в казну Дозора, хотя населения в Даре ко временам книг почти не осталось. Вдоль Стены, на южной стороне, находятся замки Ночного Дозора, которые охраняют ворота-туннели, проходящие сквозь Стену. Из-за нехватки людей Дозор забросил все эти замки, кроме трех самых важных, перестал вырубать подступающий к Стене Зачарованный лес. Об Иных дозорные к началу саги уже не вспоминают, считая главной опасностью дикарей-одичалых, обитающих в Землях за Стеной.

Те, кто вступал в Ночной Дозор, давали суровую клятву отказаться от прошлого и будущего ради защиты Вестероса от тьмы. Однако тринадцатый лорд-командующий Ночного Дозора, которого запомнили под прозвищем Король Ночи, встретил за Стеной и привел в свой замок женщину-Иную. Поддавшись ее чарам, лорд-командующий нарушил свои клятвы, провозгласил себя королем, а других дозорных околдовал, и они приносили Иным человеческие жертвы. Через 13 лет владычества тогдашний лорд Старк и Джорамун-одичалый объединились и свергли его. Все записи о тринадцатом лорде-командующем были стерты.

К тем же временам относится легенда о Роге Зимы, которым якобы воспользовался Джорамун, чтобы поднять из земли великанов. Считается, что если протрубить в Рог Зимы, Стена падет, и путь на Вестерос для Иных будет открыт.

Великий Иной

В религии красных жрецов злой дух, противостоящий доброму богу Р'глору, называется Великим Иным (the Great Other). Красные жрецы уверяют, что демоны и дурные люди служат Великому Иному, и Мелисандра называла и самих Иных и упырей слугами Великого Иного. Его имя запретно, он — Владыка Тьмы, Ледяная Душа, Бог Ночи и Ужаса.

Неизвестно, следует ли из этого, что Иными действительно командует какой-то могущественный лидер, или это не более чем вымысел: все известные вестеросские сказки и предания об Иных, изложенные в книгах, говорят об Иных только во множественном числе, не описывая каких-то вождей или какую-то иерархию. Король Ночи, по-видимому, является предводителем Иных в телесериале HBO, но в книгах такой персонаж не упоминался иначе как в легендах о древних временах.

Белый Ходок. Кадр из сериала.

В сериале «Игра престолов» термин «Иные» (Others) принципиально не используется, таинственные существа за Стеной называются только Белыми Ходоками. Существует мнение, что таким образом сценаристы попытались дистанцироваться от сериала «Остаться в живых», где фигурирует термин «Другие» (тоже Others).

Первый сезон

В начале первой серии первого сезона, соответствующей книжному прологу, появляются как минимум трое Белых Ходоков. Это рослые, мускулистые существа; они не носят переливающихся доспехов, как в книге, но их льдистые мечи соответствуют книжному описанию. Никаких членораздельных реплик они не произносят, но в сцене погони слышны голоса Белых Ходоков, похожие одновременно на рычание и на скрежет льда. На считанные мгновения показано лицо одного из Белых Ходоков — безносое, изборожденное складками и похожее на африканскую маску.

Второй сезон

Во второй серии второго сезона The Night Lands есть сцена, в которой Крастер относит своего новорожденного сына в лес и оставляет в чаще. Шедший за ним Джон Сноу слышит скрежещущие голоса белых ходоков и видит, как один из них подбирает младенца, прижимает его к груди и уходит.

Вплоть до конца второго сезона Белые Ходоки показывались лишь в виде черных силуэтов со светящимися синими глазами. Согласно комментариям студии Pixomondo, занимавшейся спецэффектами ко второму и третьему сезонам, продюсеры сериала остались недовольными воплощением Белых Ходоков в сериале и потребовали полностью переделать их дизайн, что и было сделано.

В последней серии второго сезона Valar Morghulis появляется надвигающаяся на Кулак Первых Людей армия упырей, ведомая несколькими белыми ходоками на мертвых лошадях; Сэмвелл Тарли видит одного из них вблизи. При свете дня белые ходоки действительно белые. В отличие от белого ходока из первого сезона, у встреченного Сэмом всадника есть нос, белые волосы и борода. Показанный крупным планом всадник практически обнажен и носит очень легкие доспехи — наручи, наголенники и птерюгес, юбку из полос кожи; на другом всаднике можно увидеть кирасу и шлем. Белые Ходоки вооружены ледяными мечами и копьями, причем древко копья сделано из привычных человеку материалов — судя по всему, дерева и кожи. Для съемок этого эпизода был сделан всего один костюм Белого Ходока, другие всадники были добавлены с помощью компьютерной графики.

В сериале есть отсутствовавшие в книгах утверждения о том, что Иные в течение тысяч лет спали подо льдом и теперь только проснулись:

Оша: Есть существа, которые спят днем и охотятся по ночам...

Мейстер Лювин: ...Совы, сумеречные коты и...

Оша: Я говорю не о совах и не о сумеречных котах.

Мейстер Лювин: «Существа», о которых ты говоришь, исчезли тысячи лет назад.
Оша: Они не исчезли, старик. Они спали. И теперь они проснулись.1x07 You Win or You Die

Сэмвелл: Я читал о них в книге... очень старой книге в библиотеке мейстера Эймона.

Джон Сноу: И что еще было там написано?

Сэмвелл: Белые ходоки спят подо льдом тысячи лет. И когда они проснутся...

Пип: И что будет, когда они проснутся?

Сэмвелл: Надеюсь, что Стена достаточно высока.1x08 The Pointy End

Последний диалог вдвойне любопытен потому, что сценаристом серии The Pointy End является сам Джордж Мартин.

Третий сезон

В третьем сезоне присутствует сцена, в которой Белый Ходок — судя по внешности, тот же самый, которого Сэмвелл видел верхом на лошади у Кулака — нападает на Сэма, Лилли и ребенка в хижине у Белого Древа. Эта сцена заменяет одновременно две книжные: столкновение Сэма с Иным при отступлении с Кулака Первых Людей, чего в сериале не произошло, и встречу Сэма и Лилли с упырями в Белом Древе. В сериале безоружный Белый Ходок выходит из леса и идет прямо к хижине; Лилли убеждена, что он пришел за ребенком. Сэмвелл пытается ударить врага мечом, но Белый Ходок зажимает клинок в кулаке, и металл разбивается. Белый Ходок отбрасывает Сэмвелла на десяток метров в сторону, демонстрируя сверхчеловеческую силу. Удар обсидиановым кинжалом заставляет Белого Ходока оледенеть и рассыпаться мелкой льдистой крошкой.

Кроме того, в телесериале Иные имеют странную привычку складывать знаки из расчлененных тел людей и животных. На такую фигуру из расчлененных людских трупов натыкается Уилл в начале сериала, а затем, на "спираль" из одних лошадиных туш - армия Манса Налётчика на Кулаке Первых людей уже в третьем сезоне. Очевидно, эти фигуры имеют какое-то магическое значение для Иных.

Четвёртый сезон

В четвертой серии четвертого сезона Oathkeeper была показана отсутствующая в книгах сцена, в которой Белый Ходок на мертвом коне привозит младенца, одного из сыновей Крастера, к неким заснеженным скалам и кругу из ледяных глыб, где оставляет ребенка на ледяном алтаре. Появляются тринадцать Белых Ходоков, один из которых — больше похожий на человека, чем другие, с напоминающими корону костными наростами на черепе — берет ребенка на руки и прикасается к его щеке пальцем, отчего и у младенца глаза становятся синими. В кратком содержании серии, опубликованном на сайте HBO после ее выхода, этот загадочный персонаж был назван Королем Ночи; впрочем, в тот же день упоминание Короля Ночи из описания на сайте было стерто. На сайте Glacial Art (компании, занимавшейся созданием ледяных скульптур для сцены) Иной с подобием короны назван Королем Белых Ходоков.

Пятый сезон

В пятом сезоне, в серии Hardhome на эвакуирующихся из Сурового дома одичалых и дозорных нападает армия упырей и Иных, ведомая тем самым Королем Ночи. Когда немногие выжившие при атаке отплывают от берега, Король подходит к самому краю пирса и, воздев руки, превращает убитых в новых упырей для своей армии.

Шестой сезон

В пятой серии The Door в видении, показанном Трехглазым Вороном Брану, видно, что Иные были порождены Детьми Леса в попытке остановить вторжение людей на их земли. В данной серии видно, что Дети Леса закалывают пленника, привязанного к чардреву, обсидиановым клином в грудь, после чего его глаза затягивает синева. В этой же серии Бран сталкивается в одном из видений с Королем Ночи, тот его видит и хватает за руку, оставляя на нем метку, позволяющую Белым ходокам преодолеть магию Детей Леса. После этого Иные и упыри нападают на пещеру и убивают там практически всех: Бриндена Риверса, Листочка и других Детей Леса, Лето и Ходора. Только Брану и Мире удается сбежать. Также во время боя в пещере одного из Иных убивает Мира, метнув ему в шею копье с обсидиановым наконечником.

Галерея

  • Белый Ходок © илл. Михайло Димитровски (TheMico)

  • Иные и сир Уэймар Ройс. © художник Ли Мойер

  • Спирали и знаки из трупов, оставляемые Белыми Ходоками в телесериале HBO.

Источники

  1. ^ Мир Льда и Пламени, Долгая Ночь
  2. ^ Пир стервятников, Сэмвелл
  3. ^ Буря мечей, Бран IV
  4. ^ Игра престолов, Бран I
  5. ^ Битва королей, Джон III