Интервью натали портман – Натали Портман: «Пока Леон взрывал себя, я рядом пила кофе» — Интервью звезд — Накануне премьеры нового фильма «Тор» оскароносная актриса рассказала, как отъедалась макаронами после «Черного лебедя», о родне из СССР и как на ее глазах взрывали Жана Рено.

Эксклюзивное интервью ELLE: Натали Портман

26 ноября 2014Набокова НинаЖУРНАЛ ELLE №217 ноябрь 2014

Вечно занятая, удачливая, любознательная — так в трех словах описывает себя Натали Портман, актриса, выпускница Гарварда и лицо DIOR. В интервью ELLE она откровенно рассказала, почему завидует француженкам, как снимает стресс и зачем хочет поехать в Африку

Натали Портман

Тон Diorskin Star, 020, консилер Diorskin Star, 002, тени 5 Couleurs, 096, тушь Diorshow Iconic Overcurl, 090, бальзам для губ Rouge Dior Baume, 468, ­румяна Diorshow, 553, все — Dior. Платье, Dior

ФОТОPaolo Roversi for Christian Dior Parfums

ELLE Вы представляете Дом Dior четыре года. Что за это время запомнилось больше всего?

НАТАЛИ ПОРТМАН Первый визит в штаб-квартиру Dior на авеню Монтень. Меня покорила элегантная простота в оформлении, фирменное сочетание серого и розового. А также съемка одной из рекламных кампаний, когда комнату буквально завалили моими любимыми пионами. Это было роскошно. Всякий раз, когда команда Dior обращается ко мне с идеей нового проекта, жду чего-то необычного.

ELLE Почему вы можете назвать себя женщиной в стиле Dior?

Н.П. Потому что мне комфортно быть собой. Я не пытаюсь притвориться кем-то или изменить себя. А Dior в первую ­очередь воспевает индивидуальность.

ELLE Вы так прониклись духом Dior, что, наверное, стали немного француженкой?

Н.П. К сожалению, не до конца. Парижанки выглядят естественно и хотят, чтобы их ценили за ум и внутренний мир, а не за внешность. Кроме того, они умеют любой недостаток превратить в элемент образа. Например, у одной моей подруги вся спина в родинках. Так она не скрывает это, а наоборот, носит вещи с глубоким вырезом сзади. Другая моя французская знакомая гордится огромным носом. Американка на ее месте уже давно бы сделала операцию.

ELLE Какой образ предпочитаете в повседневной жизни, когда нет съемок и официальных мероприятий?

Н.П. Мне нравится быть естественной, но при этом выглядеть лучше, чем просто Натали Портман без макияжа. Если вы понимаете, о чем я (смеется). Поэтому в моей косметичке новый тон Diorskin Star (практически не ощущается на коже), тушь Diorshow Iconic Overcurl коричневого цвета, чтобы выделить, но не акцентировать ресницы, бальзам Rouge Dior Baume и несколько оттенков помады Rouge Dior для разных случаев. Стоит накрасить губы красным, и сразу чувствуешь себя женщиной.

ELLE Опишите свою beauty-рутину.

Н.П. Я бы не назвала это «рутиной». Это вещи, которые правильно делать для здоровья и красоты. Например, я вегетарианка, не пью кофе, всегда очищаю лицо вечером и тщательно увлажняю кожу.

ELLE Что помогает прийти в себя после долгого перелета или сложных съемок?

Н.П. Много воды, крепкий сон и зеленый чай Kukicha. Его делают не из листочков, а из молодых побегов чая.

ELLE Как снимаете стресс?

Н.П. Хотела бы научиться медитировать. А пока лучший способ — это выплеснуть всю негативную энергию: заняться спортом, поплавать или прогуляться по горам. Иногда я хожу на йогу или выбираюсь с друзьями на танцы. Но вот с балетом после «Черного лебедя» завязала. А еще мне помогают акупунктура или массаж.

ELLE Какую самую странную вещь вы делали во имя красоты?

Н.П. В молодости подсушивала прыщики зубной пастой, но они от этого больше краснели. А когда мне было 20, экстремально осветлила волосы. Выглядело не очень, и я перекрасилась в ярко-розовый. Получилось еще хуже. Пришлось вернуться к каштановому. И конечно, трехкратное окрашивание за одну неделю не пошло волосам на пользу.

БЛИЦ

Опишите Dior в трех словах.

Выразительный, элегантный, парижский.

Первые beauty-продукты?

Фруктовый бальзам для губ и блестки для лица.

Лучший beauty-совет?

Не выщипывать брови самостоятельно.

Любимые блюда?

Веганский кускус и хумус.

Любимые фильмы?

Зависит от настроения. «Дни жатвы», если мне хорошо. «­Выскочка», если хочется посмеяться. «Грязные танцы», ­чтобы поностальгировать.

Любимые книги?

«Лолита» Набокова и «Мидл­марч» Джорджа Эллиотта.

Любимый предмет мебели.

Наша огромная кровать. ­Помещается целая семья.

Ваш девиз?

Have fun and be good.

Идеальный ужин?

С самыми близкими ­подругами. Ни с кем еще не получается так от души посмеяться.

Натали Портман

Тон Diorskin Star, 020, консилер Diorskin Star, 002, тени 5 Couleurs, 056, тушь Diorshow Iconic Overcurl, 090, помада Rouge Dior, 169, бронзи­рующая пудра Diorskin Nude Tan Matte, 002, все — Dior. Костюм, Dior

ФОТОPaolo Roversi for Christian Dior Parfums

ELLE В юности у вас были beauty-иконы?

Н.П. Да, целых две. Моя мама, всегда очень естественная. И бабушка — абсолютно другая: она стильно одевалась, красилась каждый день и обожала украшения. Они воплощают два типа женственности, которые мне близки.

ELLE Расскажите о своих проектах.

Н.П. Сейчас заканчивается работа над моим режиссерским дебютом «Повесть о любви и тьме». Мы снимали в моем родном городе Иерусалиме. Было так волнительно вернуться туда. Я грезила этим фильмом семь лет и вложила в него всю душу. Также я участвую в создании двух документальных фильмов — «Мясо. Eating Animals» по книге Джонатана Сафрана Фоера (после ее прочтения я стала строгим веганом) и «Седьмой огонь». Еще я снялась в двух фильмах Терренса Малика и в картине «Джейн берет ружье» Гэвина О’Коннора. Они выйдут на экраны в 2015 году. Не так давно мне поступило предложение сняться в одном французском фильме, но пока это секрет, и я не могу делиться деталями проекта.

ELLE Кого вы считаете своими учителями в профессиональном плане?

Н.П. Мне повезло работать с невероятным количеством первоклассных режиссеров и актеров. Взять хотя бы Люка Бессона или Майка Николса, Мерил Стрип, Николь Кидман и Скарлетт Йоханссон. Я всегда слежу за тем, как они ведут себя в кадре и за кадром, как общаются, о чем говорят.

ELLE Ваше идеальное путешествие?

Н.П. Забраться куда-нибудь в глушь, в места, не испорченные цивилизацией. Например, в Руанду наблюдать за гориллами в дикой природе. Один раз я была в Кении в эко­отеле Elephant Watch Camp. Там все сделано из деревьев, поваленных слонами, а воду для душа нужно брать в колодце. Было так необычно почувствовать себя частью дикой ­нетронутой природы.

ELLE Вы родились в Иерусалиме, живете между Лос-Анджелесом, Нью-Йорком и Парижем. Какой город назовете любимым?

Н.П. Париж. С ним связано столько приятных воспоминаний! Моя первая роль в фильме «Леон». После съемок мы с мамой ходили по музеям, особенно тогда запомнился дом Родена. По вечерам я лепила из глины копии статуй из его сада. А еще мы постоянно ели крепы (тонкие блины) и ездили в Аквабульвар по выходным. В 14 лет, когда я получила роль в фильме Вуди Аллена «Все говорят, что я люблю тебя», забралась на Эйфелеву башню и пила там глинтвейн. Шел снег. Это было настоящее приключение. А пару лет назад я была на балу пожарных, который по традиции устраивается накануне Дня взятия Бастилии. Мы с друзьями веселились как сумасшедшие.

ELLE Вы изучали психологию в Гарварде. Вам это помогает по жизни?

Н.П. Да, во-первых, во время учебы я ­узнала, что значит по-настоящему вкалывать. Во-вторых, я больше не боюсь высказывать свою точку зрения даже в разговоре с людьми значительно умнее меня.

ELLE О чем вы мечтали в детстве?

Н.П. Я хотела стать актрисой, и эта мечта осуществилась. Я хотела много путешествовать, и это тоже сбылось — я побывала во множестве прекрасных мест и встретила столько восхитительных ­людей. Так что мне повезло воплотить в жизнь большинство своих детских устремлений.

ELLE Как представляете себя через десять-­пятнадцать лет?

Н.П. Надеюсь быть счастливой и здоровой и наслаж­даться жизнью вместе с семьей.

Выбор Натали Портман: тон Diorskin Star, 020, тушь Diorshow Iconic Overcurl,694, помада Rouge Dior, 941, все — Dior

Выбор Натали Портман: тон Diorskin Star, 020, тушь Diorshow Iconic Overcurl,694, помада Rouge Dior, 941, все — Dior

ФОТОАлена Полосухина

www.elle.ru

«Отрицательные героини приближают меня к истине» — Статьи на КиноПоиске



От юной Матильды, прижимающей к груди горшок с фикусом, до балерины, одержимой образом Черного лебедя — мы и не заметили, как хрупкая девочка из бессоновского «Леона» превратилась в одного из самых серьезных игроков мировой киноиндустрии. Натали Портман снимается и в драмах, и в блокбастерах, ее зовут в свои проекты величайшие режиссеры современности. Но ей все мало. В эксклюзивном интервью THR актриса рассказала о своем собственном режиссерском проекте, изучении теории струн и самом добром человеке в ее жизни.

Да, вторая часть получилась куда более зловещей, чем первая. Но нельзя сказать, что для Джейн все складывается плохо. Она ведь попадает в Асгард — новое для нее, чудесное место, где она своими глазами видит, что все ее идеи, даже самые невероятные, могут быть воплощены в жизнь. Там совсем другой мир, другие нравы, так что она все время оказывается в неловких и забавных ситуациях. (Улыбается.)

У меня очень много реплик со всякими терминами и сложными словами, а я все же предпочитаю понимать то, о чем говорю. Так что я просмотрела несколько раз видео про квантовую физику и теорию струн (направление теоретической физики, сочетающее идеи квантовой механики и теории относительности — Прим. THR). Эти ролики делает один умный парень, причем явно с расчетом на непрофессионалов, так что даже я кое-что поняла.

Нет, никогда не сталкивалась с ней раньше. Но я разобралась в истории вопроса. Понять, на чем основана картина, мне помогли книги. Я прочитала «Младшую Эдду» Снорри Стурлусона и «Деяния датчан» Саксона Грамматика. Могу сказать вам с уверенностью: у нас отличный герой — Тор, бог грома и бури, который защищал богов и людей от великанов и чудовищ. И сама по себе история очень захватывающая.

(Смеется.) Играть Черного лебедя мне было куда интереснее, чем Белого. Я повидала на своем веку довольно много людей со знаком минус. Как и вы, наверное. Мне любопытно, почему люди ведут себя так, что другим от этого становится тошно жить. Перевоплощение в отрицательных персонажей приближает меня к истине и, возможно, к совершенству. Но я не уверена, что достигла или постигла его. (Смеется.)

Я выбираю то, что мне интересно, что меня трогает. И масштаб картины тут совсем не имеет значения. Иногда даже соглашаюсь на роль, просто чтобы получить удовольствие от работы, если мне симпатична съемочная группа. Ведь при любом раскладе у меня останется неповторимый опыт. Такому отношению меня научил «Леон». Он провалился в прокате и получил ужасные отзывы критиков, но стал действительно культовым. Время все и всех рассудит.

Один из главных критериев — оригинальность. Хочу делать такие фильмы, которые сама еще не видела. (Смеется.) К примеру, вестерн с сильным женским характером или романтическую комедию, где девушка не только занимается сексом, но и создает свои правила поведения во взаимоотношениях с людьми. Я чувствую, что у меня есть собственный взгляд на то, каким может быть фильм. Я люблю кино, и мне нравится стоять не только перед камерой, но и за ней.

Я осознаю, что мне повезло родиться в правильном месте и в правильное время. И что далеко не все такие счастливчики. Только выезжая за пределы Америки и Европы, начинаешь понимать, как много бедных людей в мире и какие страшные войны и конфликты разгораются то тут, то там. Для меня очень важно делиться тем, что я имею, в надежде хоть как-то сбалансировать эту несправедливость.

www.kinopoisk.ru

"Я склонна к русской меланхолии"

ФОТО Getty Images 

Конечно, ей ни за что не дашь ее тридцать пять. Конечно, она очень красива, и беременность не искажает ее точеные черты. И, разумеется, она зримое воплощение успеха – тут и «Оскар», и реклама Dior, и знаменитый балетмейстер-муж, и прелестный пятилетний сын, и одобрительно встреченный в Канне режиссерский дебют «Повесть о любви и тьме»…

Но от упоминания обо всем этом по лицу Натали Портман пробегает не свойственная ему тень раздражения. Потому что «выглядите моложе своих лет» – это эйджистский комплимент, каждый имеет право выглядеть на свой возраст, и никто не обязан стремиться быть моложе; красота – просто выигрыш в генетическую лотерею, тут нет ее заслуги, и не стоит судить о другом по его внешности; Гарвард – «Да вы знаете, сколько унижения я из-за своей глупости там пережила, сколько мне нужно было преодолеть в себе?», а муж и сын… «Это же любовь. А любовь – не достижение и не награда».

Ну, разве что «Оскаром» она может гордиться. Но ведь только гордиться, а не хвалиться…

Натали Портман дебютировала в 2016 году как режиссер с экранизацией романа Амоса Оза «Повесть о любви и тьме». Премьера фильма прошла в Канне

Мы сидим на балконе ее отеля над венецианской Лагуной – далеко от острова Лидо, где кипит кинофестиваль, в программе которого целых два фильма с ее участием. Она приехала всего на пару дней, она ждет второго ребенка и сейчас хочет как можно больше времени проводить с сыном – перед появлением его брата или сестры. Работа сейчас для Портман отступила на второй план, и она настроена философски – возможно, впервые в ее биографии наступило время, когда она может взглянуть на свою жизнь со стороны, вне суеты и актерских графиков. Тут и становится очевидно, что не зря Портман получила диплом психолога – она легко обобщает личный опыт в социально-психологическом ключе.

Натали Портман:  

Смешно: со мной тут обращаются как с созданием страшно хрупким. А я ведь всего лишь беременна, а не больна. У меня такое ощущение, что беременность в нашем мире утратила естественность, стала каким-то особенным явлением, требующим специального обращения, – все настолько ориентировано на консервацию уже существующего, что обновление выглядит чудесным исключением.

Натали Портман с мужем, хореографом Бенжаменом Мильпье

Вообще, я замечаю множество изменений. Раньше, еще лет десять назад, звезды боялись папарацци, потому что хотели сохранить личную жизнь в тайне, теперь стесняются их внимания, потому что хотят быть в глазах публики «нормальными» людьми, потому что превосходство в нашей прозрачной реальности стало моветоном. Да и правда, звезды ничем по большому счету не заслужили публичного внимания…

Раньше я, веган, была белой вороной, теперь это лишь часть движения за этичное обращение с природой, одна из многих. Раньше был жесткий стандарт внешности, худоба обожествлялась, а теперь, слава богу, есть модели размера XL, и мой стилист говорит: детка, пяток килограммов тебе бы не помешал…

Psychologies:  

И как вам этот новый мир?

Н. П.:  

Еще мой любимый университетский профессор говорил, что за первой волной модернизации, технологической, придет другая, глубинная. Модернизация сознания. Люди потребуют от политиков большей открытости, от звезд – прекращения купеческого разгула, от правительств – экологической сознательности. Я называю это антиэлитизмом – бунтом сознательных масс против того, чтобы ими тиранически распоряжались, даже на уровне вкусов, канонов, того, что якобы принято.

Я как-то спросила Кейт Бланшетт, как ей все удается, у нее же четверо детей. А она философски заметила: «Танцуй и научишься танцевать»

Или, как говорит моя подруга-журналист, когда после посадки в самолете пассажиры аплодируют пилоту: «А мне вот никто не аплодирует, когда я сдаю статью на 10 тысяч слов». В новых обстоятельствах профессионализм становится нормой, гордиться теперь допустимо только исключительными поступками, проявлениями едва ли не героизма. А я вот, между прочим, в этом новом мире прекратила быть чистым веганом, у меня теперь другие приоритеты, мне кажется, более высокие: мне нужно быть здоровой и сильной, я ведь мать. Это главное.

А вам понравилось быть матерью?

Н. П.:  

Если честно, то все неоднозначно. Вряд ли «понравилось» тут правильное слово. Перед рождением Алефа я очень волновалась – не могла представить себе, как я совмещу работу с ребенком, с которым так хотела быть рядом всегда-всегда… И как-то спросила Кейт Бланшетт – она моя старшая подруга, я ее очень люблю, – как ей удается, у нее же четверо детей. А она философски заметила: «Танцуй и научишься танцевать». И я прекратила волноваться.

А когда родился Алеф, да, все выстроилось само собой – он стал приоритетом, я даже отказалась от идеи круглосуточной няни – никто не должен стоять между мной и им… Материнство для меня уникальное совмещение крайностей – детского питания и памперсов с полным самоотречением, тревог, даже ужаса с восторгом. Становишься уязвимее и чувствительнее – ведь тебе теперь есть кого защищать. И сильнее, решительнее – потому что теперь тебе есть кого защищать.

В Париже, если ты бегаешь со своим ребенком по детской площадке, на тебя косятся – не принято

Забавно, но теперь я смотрю на человека и думаю, что ведь кто-то его мама, и ей будет больно, если с ее ребенком будут обращаться резко. И смягчаюсь даже в самых жестких ситуациях. Но и взгляд на вещи несколько искажается. Вот после двух лет во Франции – у мужа там был контракт на руководство балетом Opera de Paris – мы вернулись в Лос-Анджелес. И знаете, в сравнении с Парижем… Моему ребенку кто-то улыбается в кафе, и я в восторге – какой прекрасный человек, доброжелательный, открытый!

А возможно, ничего подобного. Просто в Америке это нормально – улыбнуться малышу, создать для него атмосферу тепла и приятия. В Париже, если ты бегаешь со своим ребенком по детской площадке, на тебя косятся – не принято… А в Лос-Анджелесе все стараются не вторгаться в твое личное пространство, никто не стремится тебя учить своему хорошему тону. Я этот перепад – от Парижа к Лос-Анджелесу – почувствовала именно благодаря тому, что у меня есть сын.

Картину Натали Портман «Повесть о любви и тьме» («A Tale of Love and Darkness») критики приняли благосклонно. Актриса дебютировала с фильмом как режиссер и сценарист

Мне казалось, вы настолько дисциплинированны и так часто оказывались в новой для себя среде, что должны с легкостью принимать любые нормы… В конце концов, в 12 лет вы снимались в «Леоне» в чужой стране, потом, став уже признанной актрисой, оказались в роли студентки, да еще на отделении психологии, таком далеком от киноиндустрии…

Н. П.:  

Но новые нормы и грубость ведь отличаются друг от друга?

Н. П.:  

Ну да, в Париже, если ты не подчиняешься тамошним поведенческим нормам, с тобой могут быть вполне резки. Там есть… своего рода одержимость этикетом. Даже простой поход в магазин может быть связан с напряжением – из-за тамошнего «протокола», которому ты обязан следовать. Один мой парижский друг все учил меня «магазинному этикету»: ты ищешь, например, вещь своего размера. Но сначала ты обязательно должна сказать продавцу: «Bonjour!» Потом ты должна подождать 2 секунды и задать свой вопрос.

Мой бывший прозвал меня «Москвой», говорил: ты иногда так печально смотришь в окно… Это же просто «Три сестры» – «В Москву! В Москву!»

Если ты зашла, взглянула на вешалки и спросила: «А 36-й у вас есть?», ты была груба, и с тобой могут быть грубы в ответ. Там не думают о том, чтобы человеку рядом с тобой было комфортнее. Там думают о протоколе. Возможно, таким образом они пытаются сохранить свою культуру. Но мне это было тяжело. Понимаете, я во Франции почувствовала, как на самом деле устала от правил. Я всегда была слишком дисциплинированной. Теперь руководствуюсь больше чувством. Мне хочется, чтобы окружающим рядом со мной было удобно, чтобы никто не испытывал напряжения, и веду себя соответственно.

Натали Портман познакомилась с будущим мужем на съемках фильма «Черный лебедь»

Психологическое образование как-то влияет на ваше поведение? Как думаете, вы больше других понимаете людей?

Н. П.:  

О, да вы относитесь к психологам как к гуру. А зря. Мне кажется, я-то как раз настоящий психолог – каждый человек для меня не уже написанная и изданная определенным тиражом книга, которую нужно лишь открыть и прочитать, а уникальное создание, загадка, которую нужно понять.

Вы специалист по детской психологии, в отношениях с сыном это помогает?

Н. П.:  

Мы все равны, когда узнаем своих детей. И все беспомощны перед чудом – знакомства с этим человеком, твоим ребенком. Знаете, я почти уверена, что буду хорошей бабушкой. Вот тогда-то – с опытом материнства и знанием психологии – я разгуляюсь. А сейчас между нами недостаточно дистанции – я слишком принадлежу Алефу.

Актриса приехала на фестиваль представить свою картину, будучи беременной вторым ребенком

Но режиссер-то должен быть немного психологом. В работе над «Повестью о любви и тьме» диплом точно не был лишним. Тем более ваша героиня в нем страдает расстройством личности… Кстати, режиссер-дебютант, который решается еще и исполнить в собственном фильме главную роль, – смелый человек.

Н. П.:  

В моем случае вовсе нет, не смелость и даже не особенный труд. И психология тут, честно говоря, не очень к месту. Дело в том, что я снимала фильм в Израиле и об Израиле. На иврите. О любви, нерасторжимой привязанности между сыном и его матерью на фоне становления государства Израиль. Это фильм о взрослении страны и человека. И основан он на пронзительной автобиографической повести великого, без преувеличения великого Амоса Оза.

Там все из воздуха Израиля. А Израиль – моя страна. Я там родилась, оттуда моя семья, дома у родителей мы иногда говорим на иврите, и еврейское наследие в нашей семье очень сильно… «Повесть о любви и тьме» – мой фильм в полной мере, никто не мог бы сыграть эту роль в нем, кроме меня. Это просто бы для меня лишило фильм смысла, того личного смысла, который я вкладывала в него. Потому что он для меня – способ выразить мою любовь к стране и обозначить мою идентичность.

Знаете, все мои американские друзья в юности так или иначе задавались этим вопросом – кто я? какой я? А для меня подобного вопроса никогда не было: я еврейка, иудейка и израильтянка. Когда говоришь: «Я из Израиля», – люди склонны начинать этак примерно 10-часовой разговор о текущей политике. Но для меня тут нет политики, я просто из Израиля, из страны, которая, да, оказалась на передовой цивилизационных процессов, но я просто из Израиля. И принадлежу Израилю не меньше, чем Америке.

Натали Портман и восходящая звезда Лили-Роуз Мелоди Депп вместе снялись в фильме Ребекки Злотовски «Планетарий»

Что конкретно для вас значит – принадлежать Израилю?

Н. П.:  

Это… Когда я впервые столкнулась с буддизмом, я была несколько смущена. Буддизм – о том, чтобы ценить то, что имеешь, и то место, где ты сейчас. А я была будто вся из иудаизма, который… Который как-то неразрывно соединен с тоской по тому, чего у тебя нет. По родине, из которой евреи изгнаны. И само это наше прощание «В будущем году в Иерусалиме» – странно, как будто евреям Иерусалим все еще не принадлежит.

Сам язык говорит за нас: Израиль встроен в нашу религию как то, чего у нас нет. Но он у нас уже есть, родина вновь обретена. А тоска все равно тут как тут… И во мне это есть – меланхолия. Иногда проступает. Хотя… у меня есть и восточноевропейские корни, и многое в нашей семейной культуре, да и в моем характере – оттуда. Возможно, из России, откуда родом моя прабабка.

Натали Портман и израильский писатель Амос Оз на благотворительном вечере в Беверли-Хиллз

Что, например?

Н. П.:  

Да вот та же меланхолия. Один мой бойфренд считал, что она не иудейская, а совершено русская. Он даже прозвал меня «Москвой». И говорил: ты не замечаешь, но то, как ты иногда застываешь и так печально смотришь в окно… Это же просто «Три сестры» – «В Москву! В Москву!» Он иногда даже просил меня перестать «москвить». Славянский романтический сплин – вот как называет это состояние Оз. Но нам свойственно и ожидание чуда.

А вам, кажется, ждать уже и нечего – ваша жизнь и так выглядит чудесной.

Н. П.:  

Это точно, мне очень везет: у меня и так полно чудес. Однако если вы думаете, что они связаны с карьерой или с известностью, вы неправы. Я познакомилась с удивительным человеком – Амосом Озом. Чудо. Мне удается много времени проводить дома. Мы даже установили свои ритуалы – по четвергам к нашему дому приезжает машина за мусором, и я всегда в четверг дома. Чудо. По выходным мы встречаемся с друзьями и их детьми. Почти каждые выходные. Чудо. Перед приездом сюда мы с Алефом гуляли в парке, и он впервые увидел кролика. А я увидела его глаза при этом. Это точно было чудо. В отличие от кролика, который рванул от Алефа со скоростью летающей тарелки, мои чудеса… ручные.

На своей орбите

Во время двухлетнего пребывания во Франции, где работал муж Портман, балетмейстер Бенджамен Мильпье, Натали снялась в главной роли во французском фильме «Планетарий». История запутанных отношений кинопродюсера и двух американских спириток-сестер в Париже конца 30-х освещена ностальгическим светом «довоенности»: герои живут, не зная, что вот сейчас то самое время, о котором потом будут вспоминать как о прекрасном «до войны». Это острое чувство ностальгии Портман и удалось сыграть.

«Планетарий» Ребекки Злотовски в прокате с 1 декабря.

Читайте также

У нее есть все: любовь, красота, слава, дети. Миновав бурную юность, она сумела выстроить жизнь по своим правилам. И продолжает действовать решительно, идет ли речь об усыновлении, мастэктомии или... о расставании с мужем. 19 сентября Анджелина Джоли подала на развод. «Я очень опечален этим, но что сейчас действительно важно – благополучие наших детей», – заявил Брэд Питт. В этой семье дети всегда были на первом месте. Об этом Джоли рассказала на нашей встрече в 2014 году.

Всю жизнь ей сопутствовала известность: когда она была моделью, когда стала звездой популярного сериала «Санта-Барбара», а после — женой скандального актера Шона Пенна… Журналисты забыли о ней, когда она оставила карьеру ради семьи и отказалась от многих громких ролей. Но лучшее приходит к тем, кто умеет ждать. Сыграв в сериале «Карточный домик» роль первой леди США, она вновь оказалась в центре внимания. Встреча с Робин Райт — актрисой и режиссером.

www.psychologies.ru

Натали Портман: «Этот год принес мне ощущение сестринства в профессии, которого не было 25 лет»

Кажется, что 37-летняя Натали Порт­ман — ролевая модель и актриса «вне времени» и обстоятельств. С одинаковым успехом ее талант был бы востребован и полвека назад, и, уверены, ее будут обсуждать еще лет сто. С ней вместе мы путешествовали по далеким галактикам в «Звездных войнах», узнали подноготную балета в «Черном лебеде», влюбились без памяти в «Близости» и рыдали над титрами «Леона». В 2019 году умница Портман стала проводником для зрителей в лакомый мир поп-музыки в картине Vox Lux (в прокате с 7 марта). ELLE встретился с оскароносной актрисой на кинофестивале в Торонто, чтобы с глазу на глаз обсудить ее роль в картине, работу с супругом — хореографом Бенджамином Мильпье, воссоединение с Джудом Лоу и советы Николь Кидман.

ELLE Правда, что вы всегда мечтали сыграть роль поп-звезды?

Натали Портман Скорее это шальная фантазия. Поэтому я была просто счастлива, когда прочитала сценарий Vox Lux. Мне кажется, что самое интересное в актерской карьере — возможность попробовать себя в чем-то, чем раньше ты никогда не занимался в реальной жизни. Так что мне было очень весело и интересно.

В этом фильме зрители смогут увидеть закулисье шоу-бизнеса. Например, вы даже показали, как проходят интервью с актерами. Признаюсь, на этой сцене все журналисты смеялись в голос — настолько точно все подмечено. Как вам кажется, кино и музыкальная индустрия похожи?

В поп-индустрии сложно работать просто в силу того, что ты все время должен быть одним и тем же человеком, не выходить из созданного образа. Тогда как в кино ты просто временно играешь определенного персонажа. К тому же если ты не хочешь делиться подробностями личной жизни, то и окружающие будут уважать это желание. В то время как у поп-звезд даже личная жизнь становится товаром, объектом продажи, ты все время должен быть в этой «роли». А ведь это вытягивает столько сил и энергии!

А вы легко выходите из роли?

Да, мне всегда нравился процесс «возвращения домой». Но некоторые штуки остаются с тобой навсегда. В случае с Vox Lux мне было легко расстаться с ролью Селесты: как только съемки закончились, я вернулась к смене подгузников.

Что эта роль в вас изменила?

Сценарий Брэйди Корбета заставил меня задуматься о связи между поп-культурой и насилием. Такие истории часто выставляют на продажу, они становятся предметом новостных заголовков, все они — товар.

Вы, пожалуй, одна из самых закрытых актрис в киноиндустрии. Как вам удается сохранять личную жизнь в тайне, в отличие от тех, кто выставляет ее напоказ в социальных сетях?

Я присоединилась к социальным медиа только в 2018 году! И пока совсем новичок в инстаграме. Это очень интересно. Я никогда прежде не ощущала на себе никакого давления по поводу отсутствия аккаунта, а сейчас рада возможности напрямую общаться с людьми и выражать себя без посредников, рассказывать о том, что меня волнует.

Вы работали над хореографией вместе с супругом...

Да. Я была так рада снова поработать вместе с мужем! Это большой подарок. Хореография стоит здесь далеко не во главе угла, в отличие от «Черного лебедя» (на съемках которого пара и познакомилась. — Прим. ELLE), но это была прекрасная возможность для нас снова встретиться на съемочной площадке. У Бенджамина все так прекрасно получилось, да и танцовщицы были потрясающими.

А как насчет воссоединения с вашим давним коллегой Джудом Лоу?

Работать с ним — это мечта. Он не только прекрасный актер, но и замечательный человек. Большая удача — прийти на съемочную площадку и встретить там партнера, с которым тебе комфортно и не приходится переживать за его профессиональные навыки. Ты заранее знаешь, что все будет хорошо. И это дает ощущение безопасности, позволяет экспериментировать и пробовать что-то новое, а не волноваться — сойдешься ли ты с напарником характерами? И потом, мы сняли этот фильм очень быстро, у нас даже не было времени на репетиции. По сюжету наши персонажи знают друг друга на протяжении многих лет, и тот факт, что я действительно знакома с Джудом уже лет 20, очень помог.

Что изменилось в вашей работе с появлением движения #MeToo и событий, которые произошли в индустрии почти два года назад? Стало поступать ­больше сценариев с сильными женскими персонажами? Или эти перемены вас не коснулись?

Я всегда выбирала для себя персонажей, которые будут сложными, а не сильными. К примеру, у моей героини в этом фильме довольно много слабостей, и мне всегда нравились такие персонажи — они человечнее, сложнее, красочнее. Но вот что мне принес этот год, так это ощущение сестринства, которого не было 25 лет в профессии. Только теперь я наконец стала близка с женщинами, которые работают со мной в одной и той же индустрии. Мы проводим много времени вместе, разговариваем, делимся проблемами, защищаем друг друга и поддерживаем. Мы стали настоящими подругами, и это нечто новое и потрясающее.

Неужели никто из женщин-коллег не помогал вам в начале карьеры? Ведь вы начали так рано сниматься в кино!

Помню, как работала с Николь Кидман над «Холодной горой» в 2003 году. И хотя у нас не было совместных сцен, мы провели вместе какое-то время. Тогда я спросила ее, как она выбирает свои роли. Она ответила, что никогда не знает наперед, каким получится фильм. Но если ты работаешь с интересными людьми, то всегда будешь удовлетворена результатом. Я думаю, что это был очень дельный совет, ведь в раннем возрасте ты все время переживаешь за то, каким получится фильм. Мне очень помогло понимание, что порой надо просто хорошо проводить время — ведь это единственное, что ты действительно можешь ­контролировать.

www.elle.ru

«Я не стараюсь вести себя правильно»

Я видела ее вот так же близко года три назад. Что-то в ней изменилось. Что-то определенно изменилось. Нет, она все такая же маленькая, все такая же фарфоровая, все такая же улыбчивая. При всем том в ней никогда не было кукольности — она всегда была слишком содержательна для этого, слишком вдумчива, слишком восприимчива. Но теперь в ней появилась какая-то… бесшабашность — вот правильное слово. Девочка из хорошей семьи с историей, гарвардская отличница и «золотая голова» с дипломом детского психолога, кинозвезда и лицо Dior, прелестница и перфекционистка, которой удалось сохранить свою личную жизнь, что называется, paparazzi-free, она всегда была сдержанна, выверенно-вежлива, не допускала крайних оценок и вообще каких-либо резких формулировок. А теперь в ней появилась легкость вместо былой выверенности, решительность вместо перфекционизма, элегантность вместо девичьей милой красоты. В жестикуляции — скорость вместо былой неспешной плавности. В мимике — серьезность вместо вежливой полуулыбки. А в одежде — минималистский черный вместо прежних сентиментальных пастельных тонов. Она вошла в Starbucks на Бродвее около Колумбийского университета в районе 110-х улиц, где у нас назначена встреча, решительно распахнув дверь и блеснув черными очками, черными резиновыми сапогами и черным стеганым пальто на пуху (очень в талию, с женственными оборками по борту). В ее волосах нефтяным переливом отразилось зимнее нью-йоркское солнце, и я подумала: все-таки блестящая девушка эта Натали Портман!

Даты

  • 1981 Родилась в Иерусалиме, в семье врача и художницы.
  • 1994 Роль в «Леоне» Люка Бессона делает ее звездой.
  • 2005 Номинация на «Оскар» за роль в «Близости» Майка Николса.
  • 2008 Ее фильм «Вечер» участвует в кинофестивале в Венеции.
  • 2009 Начинает отношения с хореографом Бенжаменом Мильпье.
  • 2011 Становится лицом аромата Miss Dior. «Оскар» за роль в «Черном лебеде» Даррена Аронофски. Рождение сына Алефа. Ромком «Больше чем секс» Айвэна Райтмана; фэнтезикомедия «Храбрые перцем» Дэвида Гордона Грина.

Три ее неожиданных поступка

«ГОРДОСТЬ И ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ И… ЗОМБИ» — парадоксальный кинопроект, основанный на одноименном пародийном бестселлере британца Сета Грэма-Смита, который не оставляют надежду воплотить в жизнь продюсер Портман и ее компания Handsome Charlie. Успехом произведение обязано смелой (и смешной) комбинации классического романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» и элементов современной «зомби-фикшн», «макулатуры» о живых мертвецах. Съемки проекта неоднократно откладывались из-за отказов нескольких режиссеров приступить к работе...

В ГАРВАРД НА ПСИХФАК Натали Портман поступила не затем, зачем поступают в лучшие университеты юные звезды кино и спорта. Она собиралась не щеголять принадлежностью к «Лиге плюща», а серьезно заниматься детской психологией, на которой специализировалась. И поэтому проводила в составе групп ученых фундаментальные исследования, по результатам которых под своей истинной фамилией Хершлаг опубликовала ряд научных статей. Например, «Reduction of Physiological Interference in Optical Functional Neuroimaging Using Eigenvector-based Spatial Filtering». Даже если это перевести, понятнее все равно не станет.

В МУЗЫКАЛЬНОМ КЛИПЕ, снятом шесть лет назад для еженедельного скетч-шоу телеканала NBC Saturday Night Live, Портман читает отчаянно нецензурный гангста-рэп, специфически пританцовывает и жестикулирует, а в перебивках дает интервью известному (реальному) телеведущему. Которому признается, что, будучи студенткой Гарварда, активно потребляла кокаин и марихуану. Крайне реалистичный клипмистификация обрел самостоятельное распространение. Да и на самом деле, если закрыть глаза на то, что в кадре — Натали Портман, отличить ее от подлинной исполнительницы рэпа практически невозможно.

Psychologies:  

Последние два года в вашей жизни насыщены большими событиями. Вы снялись в одном из самых интересных фильмов последних лет — в «Черном лебеде» — и получили за него «Оскара». Вы нашли спутника жизни. Наконец, стали матерью. Как вы сегодня считаете: жизнь, обстоятельства заставляют нас меняться или мы сами меняем свою жизнь, созрев для решительных перемен?

Натали Портман:  

Мне проще ответить как психологу, пусть и не практикующему. Нет, я уверена, ничто не происходит без нашего ведома. Жизнь заставляет нас меняться, и поэтому мы изменяем ее. Ничего не происходит помимо нас. Вне нас — ураганы, торнадо, войны, экономические кризисы. Остальное — внутри. То, что я считаю главным, — внутри. Внутренние изменения — по какой бы причине они ни происходили — подгоняют и обстоятельства. Не знаю, как это назвать. Возможно, поле. То есть мы, изменившиеся, вокруг себя создаем некое поле — и все приходит в движение.

Какое же поле создали вы?

Н. П.:  

Может быть, я просто чуть подустала от себя. От собственных успехов, от благополучия, от бесконфликтности, от того, что я такая душка, такая милашка на экране. Этакий зайчонок без шерстки! Я решительно занималась благотворительностью, а теперь понимаю — именно потому, что искала зоны драматизма, зоны конфликта. Нет, я не жалею, и продолжаю, и буду продолжать (вообще помогать — мое призвание). Но страсть, с которой я включалась в проблемы бедных африканских женщин, брошенных детей, генерировалась именно бесконфликтностью моего собственного существования. В моей жизни оказалось маловато того, что я сама бы могла уважать. Я, конечно, не хочу сказать, что завидую тем женщинам, которым я помогала, например, с небольшими займами, чтобы они могли начать собственный бизнес. Но для них речь идет о самом существовании — физическом и личности. Знаете, что мне сказала одна из тех, кому наша организация помогла в Конго? «Спасибо вам, я встала на ноги, и теперь мои дети гордятся мной». Понимаете, о чем я? Перед человеком стоял вопрос об уважении ее собственных детей. А какие вопросы стояли передо мной? О размере моей фамилии на постере фильма? Поэтому я решилась на нечто, на что не решалась раньше, на не свойственные мне поступки: полную «обнаженку» в преамбуле к «Поезду на Дарджилинг», откровенную и довольно, так сказать, ржачную комедию «Больше чем секс». Это была наглость как форма конфронтации, как я теперь понимаю. Я решительно себе сказала, что не хочу быть на экране зайчишкой-кукленком… И реальность подтянулась — сами по себе подтянулись роли в «Братьях», в «Черном лебеде» — по-настоящему, по-взрослому драматические… Когда-то в спектакле «Чайка» моего любимого режиссера и фактически учителя Майка Николса я сыграла Нину Заречную. Так вот, теперь я бы отказалась от этой роли даже у Николса. Не хочу больше этих влюбленных и разочаровывающихся дев, этих персонажей «розовой библиотеки», как сказали бы французы. Я устала быть юной, устала от молодости — с отношениями без обязательств, легкостью на подъем… Я хотела взрослой жизни — с «якорями», с обязательствами, от которых не уклониться. Реальной, не кукольной жизни.

Но казалось бы, вы рано начали жить реальной жизнью, рано повзрослели — уже в десять имели агента, в тринадцать стали звездой…

«РЭП — ЭТО РИТМ И ОТКРОВЕННОСТЬ. ДЛЯ МЕНЯ В ОТНОШЕНИЯХ ТЕПЕРЬ ЭТО СТАНОВИТСЯ ВСЕ ВАЖНЕЕ»

Н. П.:  

Да ведь именно поэтому! Я… я рано узнала взрослую жизнь. Но мне сопутствовал успех, по этой-то причине я и не повзрослела окончательно — успех мне позволил долго оставаться крошкой-милашкой. Это я теперь понимаю. Ну и родители, конечно. Они так серьезно мною занимались! Так мудро поощряли! Так мягко ограничивали — все детство я сниматься могла только в летние каникулы… Они так мне преданы, что… В общем, они обложили меня подушками безопасности. Я всегда чувствовала, что всецело, всесторонне защищена. Знаете, может быть, я и в университет поступила, потому что хотела… хотела доказать, что я и сама что-то могу — без посредника-экрана. И училась фанатично по той же причине. Да, я давно начала ощущать экран как экран в другом смысле слова — как то, что отражает любое воздействие реальности на меня, как перегородку между мной и реальностью.

Натали Портман (Natalie Portman)

Может быть, вы просто из породы отличников?

Н. П.:  

Возможно, и так. Это во мне еврейское или эмигрантское. Еврейское — на генетическом уровне. Ну известно же, что в рассеянии евреи не имели права, например, на землю, да и выгнать их могли отовсюду и когда угодно. Значит, нужно было обладать лишь тем, что наверняка сможешь унести с собой. А проще всего унести с собой свою голову. Поэтому и образование у нас имеет такое значение. Не только потому, что мы «народ Книги», а потому что ни в чем не могли быть уверены кроме собственной головы. А эмигрантским я свой культ дисциплины и оценок называю потому, что выросла-то, в конце концов, в полуэмигрантской семье. Хоть мама моя и американка, переехали мы в США из Израиля, когда мне было года три. Папе пришлось утверждать себя в новом профессиональном кругу, на новом уровне. Наверное, даже очень маленькой я это чувствовала.

Существует ли что-то, чего вы сегодня боитесь?

Н. П.:  

Да хватит уже мне бояться и остерегаться! То есть я думала, что я трусиха — всего опасаюсь, побаиваюсь. Всегда старалась вести себя и поступать правильно. А теперь думаю, что… Где это — в «Бэтмене», что ли? В таком духе: тот, кто не испытывает страха, не знает и что такое смелость. Страх — плата за смелость. Смелость можно проявить, только если испытал страх. Нет, еще лучше у Урсулы Ле Гуин. Читали «Левую руку тьмы»? «Свет — рука левая тьмы, Тьма — рука правая света». Страх — правая рука смелости. Я именно сейчас начала жить — подлинной жизнью, когда действительно есть чего и за кого бояться! Знаете, мне даже кажется, что это главный признак полноты жизни — когда есть кто-то, кто действительно зависит от тебя и за кого ты испытываешь страх. И поэтому сможешь быть смелым, если что.

Года три назад в своих интервью вы убежденно говорили, что готовитесь завести ребенка. Хотя с Бенжаменом Мильпье, вашим партнером и отцом вашего ребенка, тогда и знакомы не были... Почему именно он?

Н. П.:  

Мы познакомились, когда работали на «Черном лебеде». Бенжамен ставил для фильма хореографию — и потряс меня. Своей подлинностью, неподдельностью — он весь, без остатка принадлежит балету. Понимаете, балет — это мир фанатиков. Нельзя танцевать и не быть фанатиком — если ты не принадлежишь балету всецело, ты просто не потянешь даже и физически. Тут есть даже что-то сектантское. Вроде как им доступно некое высшее знание, потому что они прошли обряд некоей инициации. В Бенжамене я увидела человека, живущего настолько полной жизнью, насколько это вообще возможно, потому что он предан тому, чем занят. И при этом он не из «монашеского ордена», он открыт жизни. Именно это я называю существованием в реальности. В его подлинность я и влюбилась. И есть еще одно. Люди балета проводят перед зеркалом годы — в репетиционных залах зеркальные стены. Они привыкают постоянно анализировать свои движения, постоянно видеть себя со стороны. Так вот, для кого-то из балетных видеть себя со стороны означает смотреть на себя, постоянно смотреть на себя. Видеть себя центром. А для Бенжамена это значит осознавать себя как часть отражения. То есть понимать свой масштаб в сравнении с другими. Оценивать соотношение фигур. Он самый трезвый насчет человеческих отношений человек на свете. Он точно знает, как нужно соотноситься с миром. Оттого он и настоящий такой. С ним просто невозможно чувствовать себя, ну… просто хорошенькой девушкой, своего рода аксессуаром.

Вы себя так когда-то чувствовали?

Н. П.:  

Да, и не так уж редко. Я очень даже переживала такие отношения — когда человек был со мной, потому что... ну, у меня товарный вид. Это скучно.

Что для вас означает «быть красивой»?

Н. П.:  

Удачная внешность — это огромное преимущество. Хотя все исследования говорят, что на работу проще принимают обладателей нормальной, а не выдающейся внешности. И люди лучше относятся к миловидным, чем к красивым. Но все-таки красота — это привилегия. Не хочу лицемерить. А говоря практично, красивым быть удобнее, чем некрасивым. Правда, мне лично ближе европейская концепция красоты. В смысле, у нас в Америке красив тот, кто соответствует стандартам, кто по канонам, у кого все правильно. В Европе же красота почти синоним уникальности, красота — это своеобразие, люди пестуют как красоту свою единичность. Мне это ближе. Да и внешность моя меня в чем-то и ограничивала. По юности, понравившись людям, я хотела продолжать нравиться. И в результате стала тем, чем хотели видеть меня остальные — родители, бабушка с дедушкой, мои друзья, объекты моих романтических увлечений. Стала продуктом общественных ожиданий, никого не хотела подвести. А теперь думаю: ну не получится у меня что-то, ну провалится фильм — ну ничего, кто-то потеряет сколько-то денег, пусть даже и не только я… Никто не умрет же. И я научилась рисковать, не бояться провалиться, кого-то подвести. Мне даже начало нравиться то, что раньше я ни за что бы не полюбила.

«Я ХОТЕЛА ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ — РЕАЛЬНОЙ, С ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМИ, ОТ КОТОРЫХ НЕ УКЛОНИТЬСЯ»

Н. П.:  

Например, рэп. Наглый, откровенный. Матерный!.. Обожаю! Мне нравится, как адекватно эти парни передают свое состояние и свои взаимоотношения с действительностью, какие они реалисты. Это меня невероятно веселит!

Страсть к рэпу и любовь к семье; собственная кинокомпания и отсутствие страха провалиться с фильмом; социальный активизм и то, что вы стали лицом продукта категории «люкс» — аромата Miss Dior... Как вы все совмещаете?

Н. П.:  

А я не вижу противоречий. Рэп — это ритм и откровенность. В жизни, в отношениях это для меня все важнее. То, что я теперь не так уж боюсь провалов… Провалы делают острее вкус успеха! А Dior… Dior — синоним стремления к совершенству, а не к покупке. Для меня — так. Я стала лицом аромата Miss Dior еще и потому, что марка поддерживает благотворительную организацию FINCA International*. И главное… Знаете, проект «Натали Портман» еще не завершен. Материал есть — все уже снято. Но окончательный монтаж впереди.

* Foundation for International Community Assistance — фонд, в котором активно работает Натали, аккумулирует средства с целью раздачи микрозаймов (иногда в 50 долларов) женщинам из развивающихся стран для начала собственного бизнеса. Организация уже поддержала тысячи начинаний и позволила тысячам женщин, часто пострадавшим от насилия, обрести независимость и стабильность. Компания Dior внесла в FINCA значительный вклад.

www.psychologies.ru

«К сексу относились как к шутке»

Вышедшему на неделе в российский прокат триллеру «Черный лебедь» с Натали Портман уже прочат «Оскара». Критики сходятся во мнении, что статуэтку скорее всего получит 29-летняя исполнительница главной роли, по сценарию дотанцевавшаяся почти до безумия, а в жизни благодаря съемкам нашедшая жениха-француза, да вдобавок еще и забеременевшая. Подогревает интерес к картине и наша Настя Волочкова, кричащая на всех углах, что эта роль будто с нее списана.

Падала до сотрясения мозга

– «Черный лебедь» – история балерины, которая полностью отдается профессии, чтобы стать известной. Имеет ли актриса вашего статуса до сих пор желание бороться, чтобы преуспеть?

– Более юной я искала приключения на свою голову, добивалась конфронтации – возможно, потому, что мне не хватало уверенности в самой себе. Но прошли годы, и я научилась относиться ко всему по-другому. Поняла, что утверждение человека не может быть за счет кого-то другого. Просто потому, что мы все уникальны.

– Когда смотришь этот фильм, ловишь себя на мысли, что вам должно быть физически очень больно.

– Так и есть. Однако существуют замечательные гели, которые позволяют унять боль. Пока готовилась к этой роли, узнала, что настоящие балерины ничего не надевают на ноги. Можете себе представить? Они утверждают, что это чрезвычайно важно – находиться в непосредственном контакте с полом. Физическая боль – это то, что они не стремятся уменьшить. Более того – они ее сами ищут. На определенной стадии моей подготовки я захотела иметь те же самые ощущения, что и они. В моем случае страдания были ради роли. Результат – в конце съемок на мои ноги нельзя было взглянуть без содрогания. Они были поистине ужасны. К тому же я неудачно падала, получив много ссадин, сотрясение мозга и повреждения ребер.

С Бенжаменом уже обручились

– В этом фильме вы перемещаетесь так плавно, что зритель начинает верить, будто вы занимались классическими танцами всю жизнь.

– Поскольку до беременности я была очень худая, люди представляют, что мне достаточно было надеть пачку и балетные туфли, чтобы создать иллюзию, будто я танцовщица. Но они плохо знают режиссера Даррена Аронофски, до «Черного лебедя» снявшего «Рестлера» с Микки Рурком. Даррен не позволил бы, чтобы я притворялась. Он перфекционист: попросил меня часами заниматься танцами и упражняться в гибкости.

– Значит, это режиссер представил вас постановщику танцев Бенжамену Мильпье – отцу вашего будущего ребенка?

– Совершенно верно. Справедливо будет сказать, что без Даррена я, возможно, прошла бы мимо этой красивой истории любви.

– Как вы сами влюбились?

– Так же, как прогрессировала в танце. Я училась доверять самой себе. Своим чувствам. Бенжамен дал мне эту уверенность. Вначале он был только частью команды фильма. Сегодня мы, обручившись, составляем команду вместе с ним.

Выгнали со съемок «Леона»

– Более пятнадцати лет прошло с тех пор, как вы сыграли свою первую роль в «Леоне»…

– Однако я могла и не появиться на экране вместе с Жаном Рено. Во время первой встречи директор по подбору актеров сказала мне: «Ты слишком юная для этой роли. Мы ищем девочку двенадцати лет. Возвращайся домой». Ну не анекдот? Мне тогда и было почти двенадцать. Я страшно переживала, даже плакала, не понимая, как в мире может быть подобная несправедливость. А двумя неделями позже они позвонили моим родителям, чтобы сообщить, что в конце концов режиссер Люк Бессон передумал и захотел кого-то более молодого, – рассказала Натали Портман Tele2Semaines. – Вернувшись на съемки, напоминать о том, сколько мне лет, не стала. Продолжение вы знаете.

– Вскоре выходит фильм «Больше чем секс», где вы сыграли с Эштоном Катчером. Любите комедии?

– О, я обожаю их. Особенно смотреть. Гораздо больше, чем сниматься. Но не так легко оказаться главной героиней в такой истории, где женщина имеет чувство юмора, а шуточки рассчитаны в основном на мужчин. И все же я получила эту роль. На моей памяти это первый раз, когда героиня не помешана на свадьбе или на моде. Конечно, не обошлось и без сексуальных сцен (в России зрители смогут оценить их начиная с 3 марта. – Ред.), но мы с Эштоном относились к ним как к шутке и очень веселились на площадке.

– Если вы должны были бы выбрать единственную роль из всех тех, какие сыграли, какую бы выбрали?

– Есть такая – моя работа в бродвейском спектакле «Дневник Анны Франк». Я всегда была увлечена ее историей. Дневник Анны, погибшей в концлагере, меня будоражил. Возможно, потому, что я еврейка и знаю, насколько сильно мой народ страдал. Когда у меня бывают небольшие проблемы, тревоги, я просто перечитываю некоторые главы этого написанного маленькой девочкой, прятавшейся от нацистов, дневника – и вновь обретаю силы.

sobesednik.ru

Интервью с Натали Портман

Вряд ли Портман причисляет себя к поклонникам поп-дивы 80-х Синди Лаупер – возраст не тот. Но идея про то, что «девочки просто хотят повеселиться», похоже, все больше импонирует актрисе, которая обычно настроена весьма серьезно. Выстроив образцово-показательную карьеру, она снискала успех у критики и даже стала чем-то вроде ролевой модели, но при этом ей пришлось отказаться от участия в массе проектов более спорного толка – что, кажется, позволило Кристине Риччи сделать параллельную карьеру на таких «пограничных» работах… Однако теперь Портман наконец готова дать себе волю.

«Видели бы вы мою героиню в “Вашем Величестве”! – лучезарно улыбается актриса, рассказывая о недавно отснятом в Северной Ирландии фильме о мечах, колдовстве и марихуане, над которым работала команда “Ананасового экспресса”. – Я там надираю кучу задниц!»

Это чистая правда – мы побывали на съемках картины и стали свидетелями того, как хрупкая Натали в меховом бикини и с внушительным арсеналом оружия разделывается с толпами головорезов, прежде чем удариться в разгул вместе с рыцарем-укурком в исполнении Дэнни МакБрайда. «Сценарий очень забавный, – улыбается Портман, – и слегка грубоватый». Куда менее грубый, но такой же насыщенный в плане надирания задниц «Тор» Кеннета Браны – его кинокомиксный дебют, в котором Портман играет смертную возлюбленную асгардского молотобойца в исполнении Криса Хемсворта. Съемки фильма только недавно начались, поэтому Натали немногословна: «Это выглядело весьма необычной затеей. 

 

То, что Кеннет Брана снимает такую картину, – для меня это чрезвычайно странно. Я играю там Джейн Фостер. Боюсь, больше ничего вам сказать не могу, а то у меня будут проблемы». Портман, конечно, не новичок в экранизациях комиксов, но можно с уверенностью сказать, что смесь из скандинавской мифологии и современной супергеройской чепухи от Marvel будет полегче политического триллера «V значит вендетта». Замыкает список нетипично «веселых» работ роль Элизабет Беннет в своеобразной адаптации знаменитого романа – «Гордость и предубеждение и зомби» (где автор сценария Сет Грехэм-Смит смешал тонкую прозу Джейн Остин с антуражем зомби-апокалипсиса).

«Мне нечасто предлагают участвовать в подобных проектах. И хотя это был тяжелый труд и я очень устала, они были все же слишком хороши, чтобы от них отказываться», – признается актриса. Впрочем, несмотря на всю свою новообретенную игривость, Портман не намерена отказываться и от более вдумчивого голливудского материала. Подтверждение тому – ее волнующая роль в бурной семейной драме Джима Шеридана «Братья».

«Я прочла сценарий к “Братьям” и прямиком отправилась к Джиму, но он не хотел брать меня на эту роль, – смеется Портман. – Кажется, он счел меня слишком молодой или, может, у него были на примете другие актрисы, не знаю. Мне пришлось изрядно попотеть, чтобы убедить Джима в том, что я справлюсь. Подозреваю, что другие претендентки просто отказались, и поэтому в итоге работа досталась мне».

И получилось у нее весьма неплохо. Как и в «Холодной горе», «Там, где сердце» и «Мести ситхов», в «Братьях» Портман играет молодую маму. На этот раз она жена морского пехотинца, которая сначала пытается пережить страшную – но, как потом выясняется, ошибочную – весть о гибели своего мужа (Тоби Магуайр) в Афганистане, а затем влюбляется в его брата – «плохого парня» в исполнении Джейка Джилленхола. Ситуация заметно осложняется, когда законный супруг неожиданно возвращается домой.

 

«Мне определенно интересна тема семейной жизни, – рассуждает актриса. – С нее начинается любая история и, по большому счету, любая история – именно о ней».

Сейчас Портман заканчивает съемки в картине «Черный лебедь» – напряженном психологическом триллере, где режиссер Даррен Аронофски окунает актрису в неспокойные воды балетного мира. Это сказка, пропитанная черной завистью и жестоким соперничеством. Для этой роли Натали пришлось вспомнить свою детскую танцевальную учебу: тогда юное дарование изучало чечетку, джаз и, к счастью, балет.

«Я танцевала лет до тринадцати и, по правде говоря, думала, что у меня это лучше получалось, чем оказалось на самом деле, – ухмыляется Портман. – Сперва я такая: “Ух, как я хорошо танцую!”, а потом пришла в класс и такая: “Боже мой, да я же ничего не умею!” Так что пришлось нелегко. Но в то же время, конечно, было очень весело». 

www.film.ru