Капелла нотр дам дю о в роншане: Нотр-Дам-дю-О — Википедия – Капелла Нотр-Дам-дю-О – архитектор Ле Корбюзье | Деловой квартал

Нотр-Дам-дю-О — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 декабря 2015; проверки требуют 26 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 декабря 2015; проверки требуют 26 правок.

Нотр-Дам-дю-О (фр. Notre Dame du Haut «Дева Мария на высотах») или капелла Роншан — бетонная паломническая церковь, построенная в 1950—1955 гг. во французском местечке Роншан на Вогезской возвышенности, над Бельфором. Архитектор — Ле Корбюзье.

Христианская часовня на этом месте существовала с XIII века. Она была основана на месте разрушенного языческого храма. Её здание неоднократно строилось заново. Так, часовня сгорела в 1913 году от удара молнии, а в следующеем здании, предшествующем постройке Корбюзье, были разрушены крыша и шатёр во время артиллерийского обстрела в 1944 году. К 1950 году эти части здания были восстановлены. Но тем не менее церковные власти решили снести старую капеллу, тем самым освободив участок для осуществления проекта Корбюзье.

[1].

Нотр-Дам-дю-О называют самым значительным с художественной точки зрения культовым зданием XX века и относят его к модернистскому течению нового экспрессионизма, созданного и провозглашённого самим Ле Корбюзье. Инициатива постройки капеллы принадлежала священнику Пьеру-Алену Кутюрье, который прежде работал с такими титанами современного искусства, как Матисс и Шагал. Ле Корбюзье, не будучи религиозен, поначалу отнёсся к предложению скептически, однако поездка в Роншан убедила его взяться за проект при условии, что католическая церковь предоставит ему полную свободу творческого самовыражения.

Роншаннская часовня идеально вписана в окружающий сложный ландшафт. Криволинейная крыша была навеяна формой раковины, которую Ле Корбюзье подобрал на пляже в Лонг-Айленде. Разглядев в форме раковины естественное воплощение идеи крова и защищённости, Ле Корбюзье там же вылепил из песка несколько «скульптур», которые стали прообразами часовни. Башни по сторонам храма сходны с теми эскизами, которые Ле Корбюзье выполнил в 1911 г. во время студенческой поездки на виллу Адриана.

Южная стена храма пронизана нерегулярно расположенными отверстиями, через которые внутрь проникает свет (некоторые проёмы имеют цветные стёкла). Открытое пространство храма с каменным алтарём и статуей Девы Марии воспроизводит минимализм, свойственный дороманским храмам Северной Европы. При большом скоплении паломников в большие праздники служба проводится на свежем воздухе, для чего с внешней стороны оборудован особый алтарь.

Первоначально нестандартное здание вызывало бурные протесты местных жителей, которые отказывались подавать в храм воду и электричество, однако к настоящему времени туристы, приезжающие посмотреть на него, стали одним из основных источников дохода роншанцев.

Русский академик архитектуры И. Г. Лежава, посетивший капеллу, сформировал её архитектурный анализ в статье о творчестве Ле Корбюзье.[2] Истоком необычной формы капеллы Лежава считает мегалитический дольмен, «древнейший акт человеческой воли, подходящий образец для «вечного» творения амбициознейшего зодчего двадцатого века». Лежава подробно исследует пространственные особенности капеллы, которые создают необыкновенное впечатление:

«
Интерьер капеллы – гимн перетекающим пространствам. Свет и тень, в сравнительно небольшом помещении порождают сотни пространственных ощущений. Каждый шаг в сторону открывает новую форму. Формы эти создают удивительный мистический эффект. И, хотя это не традиционный собор, тут хочется молиться.»
  • Предшественница постройки Корбюзье.

  • Вид капеллы в окружающем ландшафте.

Советский писатель и архитектор Виктор Некрасов так отзывался об этом строении[3]:

«Но, пожалуй, больше всех озадачил меня кумир моих юных лет - Ле Корбюзье. В маленьком французском местечке Роншан, недалеко от швейцарской границы, неугомонный семидесятилетний архитектор соорудил церковь. О ней много сейчас пишут и спорят на страницах архитектурных журналов. Скажу прямо, ничего подобного ни сам Ле Корбюзье, ни кто-либо из существовавших до сих пор архитекторов не создавал. Мы как-то привыкли к тому, что все созданное Ле Корбюзье, как правило, зиждется на определенных законах архитектурной и конструктивной логики. В этом его сила. Здания его могут нравиться или не нравиться - это другой вопрос, но мысль автора, цель, к которой он стремится, всегда была ясна и понятна. В церкви же Роншан понять что-либо без специальных комментариев просто невозможно. К сожалению, я не видел этой церкви в натуре; но, разглядывая фотографии ни на что не похожего строения, состоящего из столбов, башен, балконов, навесов и изогнутых, извивающихся стен, испещренных какими-то прямоугольными отверстиями, становишься просто в тупик. И невольно, глядя на это здание самого передового из западных архитекторов, на эту церковь (и почему это церковь? Ах да, там крест наверху...), задаешь себе вопрос: а не зашла ли и архитектура в тупик?»
  • Stoller, Ezra. The Chapel at Ronchamp. Princeton Architectural Press, 1999.

Капелла Нотр-Дам-дю-О – архитектор Ле Корбюзье | Деловой квартал

«Часовня в Роншане Нотр-Дам-дю-О — место паломничества. Она ориентирована на все четыре стороны света и создает эффект «акустических» явлений, проявившихся в области форм. Каждой вещи, способной выявить лучезарность… пространства, должна быть присуща известная интимность. Часовня будет белой изнутри и снаружи; ее решение будет поистине свободным и непринужденным», — писал Ле Корбюзье.

Прежняя церковь на этом холме долгие годы считалась святым местом, но во время Второй мировой войны ее разрушило артиллерийским огнем, и в 1950 году Ле Корбюзье попросили создать ей замену новую церковь, настолько дешевую, насколько это вообще возможно. Надо было использовать камень, оставшийся от разрушенной церкви, и не нарушить гармонию окружающего пейзажа. Ле Корбюзье был известен своими рациональными,современными и поразительно личными творениями, он вдохновлялся эстетикой техники. Его предыдущие творения, простые геометрические формы из железобетонных блоков и листового стекла, вторили его же знаменитому лозунгу: «Дом – это механизм, в котором живут».

Экспансию пластических форм в царство прямого угла можно было отметить в деталях марсельского жилого комплекса (на «палубе», например). Но именно в католической капелле Нотр-Дам-дю-О в селении Роншан, близ Бельфора, в регионе Франш-Конте прямой угол оказался в служебном положении, обозначая лишь границы оконных и дверных проемов. Доминирующим началом сделалась асимметрия, а главным акцентом — мощные изгибы бетонных плит кровли. Можно сказать, что иррационализм послевоенного сознания отразился в отказе от пространственного рационализма в этом культовом сооружении.

Собственно, в самом институте церкви происходили тектонические сдвиги, заставившие признать «социальную и культурную трансформацию» послевоенного мира. Спустя 10 лет после начала строительства II Ватиканский (XXI Вселенский) собор, стремясь сохранить социальную функцию церкви, констатировал: «Церковь… разрешает (искусству) такие изменения материала, формы и декора, какие сделал возможным технический прогресс». Однако новые материалы и новая стилистика часто приводили к тревожащей духовных иерархов черте христианских построек — их десакрализации. В капелле Ле Корбюзье тайна присутствовала.

Капелла Нотр-Дам-дю-О зимой


С первого же момента входящий в Нотр-Дам-дю-О чувствовал мистику пространства и чудо Божественного света.

Чтобы новые веяния пошатнули вековые традиции Ватикана в отношении к искусству и архитектуре, понадобились усилия энтузиастов. Одним из таковых немногих был удивительный человек — Пьер Мари Ален Кутюрье. Он писал о религиозном искусстве: «Мы не можем быть уверенными в его возрождении, если мы не решимся призвать мастеров современного искусства — их вкус, их интуиция дадут больше этому ренессансу, чем любая ученость и все доктрины…»

Это он, отец Кутюрье, искусствовед и художник (ученик Мориса Дени), ставший монахом-доминиканцем, искренний адепт нового искусства, сыграл ключевую роль в возрождении интереса к искусству религиозному и в его развитии. Это он позвал украсить церковь в Асси Шагала и Липшица, Люрса и Леже, Руо и Матисса. Это он благословил на работу в капелле Четок Матисса. И это он инициировал приглашение на постройку нового здания капеллы в Роншане атеиста Ле Корбюзье, согласившись на полную свободу самовыражения зодчего. Для самого мастера эта работа стала предметом особой гордости. И он был благодарен всем своим помощникам — от архитекторов до рабочих. «Однажды, проезжая через какой-то город, он разыскал с единственной целью «повидать и поприветствовать двух отличных каменщиков, с которыми он познакомился несколько лет до этого на стройке капеллы в Роншане», — свидетельствует друг Корбюзье Морис Жардо.

Когда в 1955 году архитектор завершил строительство новой церкви в Роншане, и ее освятили, многие подумали, что отошел от своих прежних рациональных и ручных воззрений и окунулся в океан свободы. Немного погодя, люди поняли, что на самом деле Ле Корбюзье на практике применил знаменитый «модулор» (математическую систему пропорций) и воплотил свои старые идеи в этом почти скульптурном шедевре с его плавными линиями.

Нотр-Дам-Дю-О. Северный фасад капеллы

То, что создал Ле Корбюзье, нарушило все привычные представления о современной архитектуре. Полу-цилиндрические башни-часовни капеллы в Роншане ориентированы по траектории солнца и могли напомнить, что в далекой дохристианской древности здесь находился храм Солнца. Вообще, судьба построек на этом месте драматична. Там, где ранее был языческий храм, в XIII веке была возведена христианская часовня, впоследствии не раз реконструированная и даже горевшая от удара молнии в 1913 году.

Пластика капеллы с ее фантастически странным покрытием (как бы сводом наоборот) так естественно вписывается в окружение, что формы здания кажутся скорее скульптурными объемами среди ландшафта. Особенно прочно эта связь фиксируется еще и благодаря расположению видного издалека сооружения на возвышении (название капеллы переводится буквально как «Богоматерь на высотах»).

План капеллы Нотр-Дам-дю-О

Такую гармоническую соразмерность архитектуры и пространства, ее окружающего, Ле Корбюзье именовал «зрительной акустикой». И подчеркнул их неразрывность, спланировав еще один алтарь для богослужения с наружной стороны стены на открытом воздухе. Кроме всего прочего, такое решение оказывается воистину необходимым, когда не очень обширная капелла не вмещает в себя паству. Площадка же вокруг рассчитана 12 000 человек.

Если прогуляться вокруг церкви и посмотреть ее новые и разнообразные формы с разных точек, то может показаться, что Ле Корбюзье отошел от стиля своих ранних работ. Церковь большая, но из-за ее поразительного дизайна пейзажа вокруг возникает впечатление внушительности и монументальности, а высокая изогнутая крыша, похожая на корабль, только усиливает это впечатление. Великий архитектор очень любил железобетон, и создал из него совершенно новое, удивительно светлое строение. Завернутая раковина крыши приподнимается над белыми, сияющими стенами примерно 30 см. Крыша держится на колоннах, которых мы не видим, а полосы стекла между стенами крышей рассеивают естественный свет (его архитектор тоже любил), пропуская его в церковь. Под навесом крыши, на воздухе, рас­положены открытый алтарь и кафедра.

Стены церкви Нотр-Дам-дю-О, по словам самого Ле Корбюзье, выглядят «удивительно толстыми». Они двойные, с широким зазором, и на них ушел почти весь камень, что оставался от старой церкви. Изогнутые стены двух небольших боковых приделов стали «дверной стойкой» для главного входа, а еще один при­дел плавно вырастает вверх – там расположены колокольня и дополнительный источник света. Главную стену на востоке прорезают небольшие окна, скошенные наружу, в них вставлены стеклянные витражи, которые сделал и раскрасил сам Ле Корбю­зье. Свет проходит через окна и окрашивает пол и стены внутри церкви в неземные оттенки красно­го, синего и зеленого.

В основу образно-символической драматургии здания заложена идея приюта для паломников, пилигримов в их долгих путешествиях к святым местам, а потому была избрана форма шатра, палатки. Было замечено, что живописность, нерегулярность формы капеллы стала отражением стремления архитектора воплотить антитезу рассудочности и утилитаризма. Однако такие чудеса были бы невозможны, если бы в арсенале средств архитектора не было бы нового потенциала строительной техники: железобетона, позволившего применить формы из дифференциальной геометрии — гиперболические параболоиды, коноиды и т. д., седловидные покрытия.

Внимание поднимающегося на холм зрителя-паломника прежде всего привлекает округлая башня, затем удивительная, выступающая козырьком тяжелая крыша. Разных размеров и форм оконные проемы с южной стороны здания наполняют интерьер волшебным светом. Сделав их глубокими, расширяющимися внутрь, Ле Корбюзье по сути отформатировал потоки света, сотворил их поистине материальными. Пропорции же окон были основаны лишь на недавно выверенном модулоре.

Крыша капеллы чуть приподнята над стенами (они двухслойные) и покоится на почти невидимых, утопленных стойках. А потому возникает еще один эффект, сходный с тем, что поражает в Софии Константинопольской, — эффект присутствия светового ореола в «горних высотах» (здесь в капелле он — почти непрерывный) и парящего в воздухе покрытия. Сама крыша также двухслойная. В действительности слои-мембраны не широкие, однако их разделяет пространство в 2,26 метра. Устройство ее автор сравнивал с панцирем краба, а форму, по его словам, он подсмотрел у раковины, что ассоциируется с идеей крова, покрова. И их прочности. Глядя на восточную часть создания фантазера-зодчего, вспоминают также и руки, сложенные в молитве, и монашеский капюшон, и нос корабля, и птица. (А вот, о чем мастер не упоминал и что передается уже в российском профессиональном фольклоре, так это его визит в древний Псков и проникновенное постижение архитектором особенностей пластики псковских храмов.)

Капелла в Роншане. Нотр-Дам-дю-О

Основные архитектурные особенности Капеллы Нотр-Дам-дю-О:

  • Обычно на восточном фасаде христианского храма расположены апсиды. Корбюзье же устраивает в капелле алтарь, открытый в пространство;
  • Торец одной из стен капеллы при определенном ракурсе выглядит как шест, подпирающий крышу шатра;
  • Пространство между верхним и нижним слоями крыши иногда достигает 2,26 метра;
  • динамичность композиции придает сложный образный ряд при обходе здания;
  • Крыша Нотр-Дам-дю-О на поминает по форме «шляпу монашки»;
  • Перед этим алтарем во время службы собираются подчас тысячи верующих;
  • Бетонная церковь в Роншане ассоциируется с шатром паломников;
  • Кровля, словно сделанная из дерева, покоится на невидимых на первый взгляд стойках;
  • Абсолютно свободная архитектура, — писал Корбюзье о своем творении. — Единственная программа — организация мессы»
  • Капелла расположена на высоком холме.

«Зрительная акустика» срабатывала и в интерьере: принцип криволинейных стен, их стремление к глубине изгиба или к спрямлению, по утверждению зодчего зависели от интенсивности падающих с разных сторон лучей света. Корбюзье говорил о «звуке», однако создавал пространство, словно поистине зависящем от плотности — наделенным силой света. Концам стен он дал круто изогнуться, таким образом спланировав отдельные пространства внутренних капелл с малыми алтарями. Именно над ними были сооружены башни. Идея шатра воплощается и утолщением книзу южной стены, прорезанной окнами, и отчетливо заметным провисом потолка, словно сотворенного из мягкой ткани. На деле же грубость неотшлифованного, хот и побеленного, бетона оставляет сомнения в его твердости. И все же не брутальность материала выступает на первый план, а световая «мелодия», подхваченная витражами в окнах и эмалью (все — по рисунка Ле Корбюзье) массивной квадратной двери, поворачивающейся по центральной оси. (Она тяжелая, поэтому вероятно, обычно в капеллу входят через «черный вход», устроенный с северной стороны.)

Леонардо Бенволио, автор «Истории современной архитектуры», пишет: «Капелла в Роншане — это не отказ от старой концепции — это изменение отношения к задаче. Ле Корбюзье здесь не создает эталонов, не стремится создать прототип, который можно повторить, как в Марселе, а его интерес обращается к индивидуальному, к частному случаю. Его настроение делается интимным и благодаря этому он добивается психологического проникновения и теплоты». Последнее утверждение — ключевое. Сразу же после возведения здания многим казалось, что оно представляет собой кунштюк, всего лишь формотворческую фантазию. А между тем Ле Корбюзье здесь, прежде всего, интересовало психологически-чувственное воздействие организуемого им пространства и форм на «зрителя». Ограждая себя от упреков в глубокой религиозности, он был прост в объяснениях: «Требования религии мало воздействовали на замысел. Форма была ответом на психофизиологию чувств». Сегодня сюда прибывают паломники не только для молитвы, но и чтобы приобщиться к чуду архитектурной мысли.

Смотрите также:

Капелла Роншан. Когда архитекторы получают свободу — project Bauhaus

Cложно переоценить уникальность Нотр-Дам-дю-О. «Дева Мария на высотах» — именно так с французского звучит название этого великолепного здания. Капелла по праву и официально считается самым значительным и значимым с художественной точки зрения зданием, построенным в двадцатом веке.
Нотр-Дам-дю-О. Когда дизайнеры и архитекторы получают свободу 5
Объект: Капелла Роншан / Нотр-Дам-дю-ОNotre Dame du Haut
Архитектор: Ле Корбюзье
Год постройки: 1955
Адрес: 280 Boulevard Michelet, Марсель, Франция
Офицальный сайт: http://www.chapellederonchamp.fr

Нотр-Дам-дю-О или капелла Роншан — бетонная паломническая церковь

Место, на котором стоит капелла в какой-то степени является намоленным: до нее здесь уже были несколько часовен, однако, так вышло, что обе они сгинули с лица земли. Первая была уничтожена пожаром из-за молнии еще в 1913-ом году. Ее восстановили, но в мир пришла война и в 1944-ом, в результате авианалета нацисткой Германии реинкарнация часовни также была уничтожена и разрушена.

Как только война кончилась и мир с насущных проблем стал переключаться и на проблемы архитектурные, возникла идея восстановить утраченную часовню. Однако путем нехитрых подсчетов выяснилось, что гораздо дешевле будет создать с нуля новое здание, нежели начать восстанавливать старое. Так на горизонте появилась фигура неподражаемого Ле Корбюзье. Мысль позвать именно этого архитектора впервые пришла в голову священнику Пьеру-Алену Кутюрье, который и решил обратиться к изначально скептически настроенному маэстро. Свое мнение он поменял только после поездки непосредственно к месту строительства — в Рошан.  Однако, как и у любая другая значимая историческая фигура, Ле Корбюзье был весьма амбициозен и выдвинул руководству католической церкви ряд условий, ключевым из которых было то, что он получит полную свободу действий и мысли при проектировании и создании здания.

По сути, капелла в Рошане не столько здание, сколько скульптура. Да, такая большая и монументальная скульптура, которая была выстроена из бетона. После своего строительства здание получило невероятную известность и стало в какой-то мере родоначальницей современных церквей.

Говорят, что при создании Нотр-Дам-дю-О Корбюзье черпал свое вдохновение из псковских православных церквей. Да, судьба-судьбинушка заносила архитектора в Россию. В частности, в Москве архитектор принимал непосредственное участие в проектирование и строительстве здания Центросоюза.

Но это лишь одна версия. По другой Великий мастер был просто восхищен византийской церковной архитектурой, с которой он познакомился благодаря своей поездке по Балканскому полуострову в самом начале двадцатого века. Под влиянием этой поездки Корбюзье позднее издал труд под названием «Когда соборы были белыми».

Популярность капеллы превзошла ее размеры. Иногда службы приходится проводить на улице, где оборудованы специальный алтарь с кафедрой для проведений церковных богослужений.

Вот что получается, когда дизайнеры и архитекторы получают полную свободу.
Нотр-Дам-дю-О. Когда дизайнеры и архитекторы получают свободу 1Нотр-Дам-дю-О. Когда дизайнеры и архитекторы получают свободу 3Нотр-Дам-дю-О. Когда дизайнеры и архитекторы получают свободу 2Нотр-Дам-дю-О. Когда дизайнеры и архитекторы получают свободу 4Нотр-Дам-дю-О. Когда дизайнеры и архитекторы получают свободу 7Нотр-Дам-дю-О. Когда дизайнеры и архитекторы получают свободу 10Нотр-Дам-дю-О.  Когда архитекторы получают свободу 13Нотр-Дам-дю-О.  Когда архитекторы получают свободу 12Нотр-Дам-дю-О.  Когда архитекторы получают свободу 11 Нотр-Дам-дю-О. Когда дизайнеры и архитекторы получают свободу 8

Интересные статьи:

Капелла в Роншане. Часть первая.: carmelist — LiveJournal

Chapelle Notre-Dame-du-Haut de Ronchamp


Панорама


Восемь лет назад накануне третьего тысячелетия коллегия Международной Академии Архитектуры (IAA) назвала 10 лучших архитектурных произведений ХХ века. Первое место в десятке оказалось легко предсказуемым...

Очень надеюсь, что этот пост понравится и тем, кто любит и ценит Ле Корбюзье, и тем, кто его пока не понимает. Если вы слышите это имя впервые или мало знаете о нем, почитайте сообщество corbusier</lj> или полюбопытствуйте у Вики потому, что здесь я расскажу только о некоторых моих впечатлениях от встречи с моим любимым сооружением этого великого мастера -капелле Нотр-Дам-дю-О.

Моим личным отношениям с Корбюзье и, в первую очередь, с его капеллой в Роншане уже более 35 лет. Впервые я увидел фотографии и чертежи этого сооружения уже на первом курсовике в институте, и с тех пор оно стало частью моей жизни. Я его многократно рисовал сам, разбирался вместе с моими студентами с его непростыми построениями и даже написал о нем небольшую брошюрку. Конечно же мечтал когда-нибудь увидеть его в натуре, но не предполагал, что это на самом деле произойдет.

Роншан, расположенный в северо-восточной оконечности французской провинции Франш-Конте, что западнее Эльзаса, оказался всего в сотне километров от нашего очередного циммера во время осеннего европейского путешествия. Упустить такой случай, как вы понимаете, невозможно, и уговорив друзей, мы пересекли Рейн и направились на запад в сторону Мюлуза, Бельфорта, Роншана.
Капеллу мы разглядели издалека задолго до появления первых указателей. Её холм - (действительно учебники не врут) самая высокая точка в округе, и не заметить белое пятно собора в плотном зеленом антураже практически невозможно. Однако с момента въезда в Роншан и до окончания подъема на гору сооружение не видно. Нет даже намека. Оно замаскировано основательно высоченными деревьями и, пока не уплачено по три евро на брата, у вас нет шансов. Через некоторое время вы начинаете понимать, что все это часть хитроумного французского плана - капелла открывается зрителю не просто постепенно, а в соответствии с иерархией её знаковых элементов. Первой в разрезе растительности появляется знаменитая отдельно стоящая апсида, потом к ней добавляется не менее узнаваемая "шляпа монашки" и наконец разноцветное пятно традиционной живописи Корбюзье на главном входе.


Я всегда представлял себе камерность этого произведения, но внезапно оказалось, что любые изображения не имеют ни малейшего отношения к его реальному масштабу. Оно настолько велико, что трудно захватить фасады целиком штатным объективом в одном кадре. Поэтому то, что вы сейчас увидите в большинстве случаев - сшитые панорамы. Надо сказать, что смотрители Роншана отнеслись очень предусмотрительно к нуждам фотографирующих посетителей и разместили в двух местах рядом с капеллой специальные возвышения для съемки. С высоты первой горки я безуспешно пытался снять южный фасад капеллы.
Затем отправился ко второй, но по пути вынужден был останавливаться чуть ли не каждый метр и фотографировать очередной ракурс восточного алтарного фасада - эта часть сооружения настолько динамична, что меняет его образ с каждым движением зрителя.


Восточный алтарный фасад почему-то не любят фотографы, и этот участок пробегают быстро в направлении "пирамиды ацтеков". А зря! Тут обязательно стоит остановиться и помолчать. Или хотя бы вернуться сюда после посещения капеллы внутри, когда наступает озарение. Восточный и западный фасады - два мира, повернутые Корбюзье на 180 градусов. Восточный - разрывает традиционные для любого храма апсиды и фактически выставляет свету интерьер христианского алтаря. Западный - это "уложенная" на землю колокольня. Что-то недодумали хитроумные французы в их стремлении срежиссировать осмотр капеллы, и не догадались поставить на этом месте банальную скамейку.


"Пирамида Ацтеков" вероятно была тут построена в незапамятные времена. Во всяком случае именно так она и выглядит.
Фотопанорама капеллы, сделанная с нее - является самой популярной в архитектурной периодике. Зрелище завораживает, особенно в сочетании с колокольными перепевами.

Пока мы тут стоим и смотрим сверху на капеллу я вам расскажу одну не самую популярную версию необычности архитектурного решения капеллы Нотр-Дам-дю-О. Рассказывают, что Корбюзье, возвращаясь из Москвы, где он строил здание Центросоюза на Мясницкой, специально посетил Псков. Там он был настолько поражен необычностью псковской архитектуры и в частности Храмом Богоявления с Запсковья , что впоследствии использовал основные принципы псковской школы для проектирования Роншана.

Сказка это или правда я не знаю. Но вот факты. Традиционный псковский храм - это грубо вручную обработанные толстые слегка наклоненные вовнутрь стены, прорезанные тонкими окнами-бойницами, это три классические апсиды, одна из которых выше двух остальных, это мягкий рисунок покрытия кровли и луковиц, выполненный чаще всего из дерева, это белый цвет и свет снаружи и полумрак цветной иконописи внутри. Роншан - это толстые наклоненные вовнутрь стены, обработанные грубым штукатурным набрызгом и прорезанные тонкими окнами-бойницами с цветным стеклом, это три совершенно нетипичные для католицизма апсиды, две из которых обрамляют северный вход, а третья, самая высокая - южный, это перевернутая вверх ногами "псевдодеревянная" кровля, это белый ослепляющий свет снаружи и пещерный полумрак внутри, оживленный разносветием витражей. А теперь смотрите и выводы делайте сами.


Панорама.


Северный фасад на мой взгляд по-театральному живописен. Тут есть глубина бесконечности и смотрящий на нее алтарь, симметрия входного портала, как дань архитектурной традиции, плотные кулисы леса, закрывающие и оберегающие капеллу с запада, оттуда, где умирает день.
Панорама.


Панорама.

В самой западной точке казалось бы отдельно от капеллы расположилась ее колокольня.
На самом деле эта точка - самая "высокая" в положенном на бок храме.

Продолжение с деталями и интерьером, который фотографировать запрещено,следует.

Кросспост - http://corbusier.livejournal.com/38323.html

Капелла в Роншане. - ПОПУЛЯРНЫЙ КОРБЮЗЬЕ — LiveJournal

Восемь лет назад накануне третьего тысячелетия коллегия Международной Академии Архитектуры (IAA) назвала 10 лучших архитектурных произведений ХХ века. Первое место в десятке оказалось легко предсказуемым...

Роншан, расположенный в северо-восточной оконечности французской провинции Франш-Конте, что западнее Эльзаса, оказался всего в сотне километров от нашего очередного циммера во время осеннего европейского путешествия. Упустить такой случай, как вы понимаете, невозможно, и уговорив друзей, мы пересекли Рейн и направились на запад в сторону Мюлуза, Бельфорта, Роншана.

Капеллу мы разглядели издалека задолго до появления первых указателей. Её холм - (действительно учебники не врут) самая высокая точка в округе, и не заметить белое пятно собора в плотном зеленом антураже практически невозможно. Однако с момента въезда в Роншан и до окончания подъема на гору сооружение не видно. Нет даже намека. Оно замаскировано основательно высоченными деревьями и, пока не уплачено по три евро на брата, у вас нет шансов. Через некоторое время вы начинаете понимать, что все это часть хитроумного французского плана - капелла открывается зрителю не просто постепенно, а в соответствии с иерархией её знаковых элементов. Первой в разрезе растительности появляется знаменитая отдельно стоящая апсида, потом к ней добавляется не менее узнаваемая "шляпа монашки" и наконец разноцветное пятно традиционной живописи Корбюзье на главном входе.

Я всегда представлял себе камерность этого произведения, но внезапно оказалось, что любые изображения не имеют ни малейшего отношения к его реальному масштабу. Оно настолько велико, что трудно захватить фасады целиком штатным объективом в одном кадре. Поэтому то, что вы сейчас увидите в большинстве случаев - сшитые панорамы. Надо сказать, что смотрители Роншана отнеслись очень предусмотрительно к нуждам фотографирующих посетителей и разместили в двух местах рядом с капеллой специальные возвышения для съемки. С высоты первой горки я безуспешно пытался снять южный фасад капеллы.

Затем отправился ко второй, но по пути вынужден был останавливаться чуть ли не каждый метр и фотографировать очередной ракурс восточного алтарного фасада - эта часть сооружения настолько динамична, что меняет его образ с каждым движением зрителя.

Восточный алтарный фасад почему-то не любят фотографы, и этот участок пробегают быстро в направлении "пирамиды ацтеков". А зря! Тут обязательно стоит остановиться и помолчать. Или хотя бы вернуться сюда после посещения капеллы внутри, когда наступает озарение. Восточный и западный фасады - два мира, повернутые Корбюзье на 180 градусов. Восточный - разрывает традиционные для любого храма апсиды и фактически выставляет свету интерьер христианского алтаря. Западный - это "уложенная" на землю колокольня. Что-то недодумали хитроумные французы в их стремлении срежиссировать осмотр капеллы, и не догадались поставить на этом месте банальную скамейку.

"Пирамида Ацтеков" вероятно была тут построена в незапамятные времена. Во всяком случае именно так она и выглядит.

Фотопанорама капеллы, сделанная с нее - является самой популярной в архитектурной периодике. Зрелище завораживает, особенно в сочетании с колокольными перепевами.

Пока мы тут стоим и смотрим сверху на капеллу я вам расскажу одну не самую популярную версию необычности архитектурного решения капеллы Нотр-Дам-дю-О. Рассказывают, что Корбюзье, возвращаясь из Москвы, где он строил здание Центросоюза на Мясницкой, специально посетил Псков. Там он был настолько поражен необычностью псковской архитектуры и в частности Храмом Богоявления с Запсковья , что впоследствии использовал основные принципы псковской школы для проектирования Роншана.

Сказка это или правда я не знаю. Но вот факты. Традиционный псковский храм - это грубо вручную обработанные толстые слегка наклоненные вовнутрь стены, прорезанные тонкими окнами-бойницами, это три классические апсиды, одна из которых выше двух остальных, это мягкий рисунок покрытия кровли и луковиц, выполненный чаще всего из дерева, это белый цвет и свет снаружи и полумрак цветной иконописи внутри. Роншан - это толстые наклоненные вовнутрь стены, обработанные грубым штукатурным набрызгом и прорезанные тонкими окнами-бойницами с цветным стеклом, это три совершенно нетипичные для католицизма апсиды, две из которых обрамляют северный вход, а третья, самая высокая - южный, это перевернутая вверх ногами "псевдодеревянная" кровля, это белый ослепляющий свет снаружи и пещерный полумрак внутри, оживленный разносветием витражей. А теперь смотрите и выводы делайте сами.


Панорама.

Северный фасад на мой взгляд по-театральному живописен. Тут есть глубина бесконечности и смотрящий на нее алтарь, симметрия входного портала, как дань архитектурной традиции, плотные кулисы леса, закрывающие и оберегающие капеллу с запада, оттуда, где умирает день.


Панорама.


Панорама.

В самой западной точке казалось бы отдельно от капеллы расположилась ее колокольня.
На самом деле эта точка - самая "высокая" в положенном на бок храме.

Перед тем, как мы зайдем внутрь капеллы, я хочу показать вам детали её экстерьера.

Chapelle Notre-Dame-du-Haut de Ronchamp - интерьер

Внутрь капеллы можно пройти через "черный" северный вход. Почему не через главный? По очень простой причине. Дверь главного входа, украшенная авторской живописью Корбюзье - массивная плита, поворачивающаяся на центральной оси. Вероятно процесс этот долог и не прост , и я подозреваю, что в последний раз её открывали при освящении капеллы.

Проходя в дверь, я заметил краем глаза картинку перечеркнутого фотоаппарата, а поэтому с грустью убрал звуки камеры, сжал её в опущенной вниз руке и первые 20 минут украдкой нажимал на спуск. В результате первая полусотня кадров получилась в стиле ломографии.




Эта ситуация меня расстроила. Впервые доехать за тысячи километров до Роншана и ограничиться только подпольной съемкой. Невесело. Но, как оказалось, не все потеряно. Внезапно подошла коллега по путешествию (обойдемся без имен) и радостно сообщила, что рядом с перечеркнутым фотоаппаратиком добавлено "Нельзя снимать со вспышкой!", а значит, без вспышки снимайте, сколько душе угодно. Что мы и начали немедленно делать, а глядя на нас и все остальные немногочисленные посетители.

Теперь об ощущениях. Интерьер капеллы в противоположность экстерьеру представляется очень небольшим, что вполне естественно. Толстая южная стена вместе с тремя камерными алтарями, расположенными в апсидах, съедают большую часть внутреннего пространства. Кроме того трапецивидность основного пространства усиливается "диагональной" конфигурацией участка сидений и кровлей, провисание которой значительно меньше в зоне главного алтаря. Все это вместе ...


...создает оптическую иллюзию удлинения пространства при взгляде от алтаря ...

... и соответственно расширяет его в противоположном направлении
(эффект знакомый многим из нас на примере площади Сан-Марко).

Наибольшее впечатление к моему удивлению производит относительно простая по композиции южная стена. То, что представлялось по ч\б фотографиям и чертежам простым набором разновеликих окон, на самом деле похоже на группу людей с разными взглядами и характерами. У некоторых из них есть имена, они лидируют в группе. Остальные просто несут свет жизни в придавленный темным потолком внутренний мир капеллы. А вот как раз тот самый знаменитый разрыв света между стенами и кровлей, который описан во всех учебниках, как главный световой элемент интерьера, мне показался недостаточным для выражения идеи отрыва.


Панорама!

Главный алтарь в интерьере менее динамичен, чем его "близнец" снаружи. Здесь начинают работать совсем другие механизмы восприятия - в первую очередь "читается" Мадонна в окне (снаружи этот элемент вторичен), крест и маленькие окошки-звезды вокруг. Мне показалось, что Корбюзье пытался здесь рассказать вифлеемскую сказку на фоне аскетизма Святой Земли. Поэтому все просто, основательно и немногословно.

Еще более пуританскими представляются малые алтари в апсидах. Тут нет совсем ничего лишнего, только человек внизу и Господь наверху. Ни добавить, ни убавить.

Нотр-Дам-дю-О — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Нотр-Дам-дю-О (фр. Notre Dame du Haut «Дева Мария на высотах») или капелла Роншан — бетонная паломническая церковь, построенная в 1950—1955 гг. во французском местечке Роншан на Вогезской возвышенности, над Бельфором. Архитектор — Ле Корбюзье.

История

Христианская часовня на этом месте существовала с XIII века. Она была основана на месте разрушенного языческого храма. Её здание неоднократно строилось заново. Так, часовня сгорела в 1913 году от удара молнии, а в следующеем здании, предшествующем постройке Корбюзье, были разрушены крыша и шатёр во время артиллерийского обстрела в 1944 году. К 1950 году эти части здания были восстановлены. Но тем не менее церковные власти решили снести старую капеллу, тем самым освободив участок для осуществления проекта Корбюзье.[1].

Архитектура

Нотр-Дам-дю-О называют самым значительным с художественной точки зрения культовым зданием XX века. Инициатива его постройки принадлежала священнику Пьеру-Алену Кутюрье, который прежде работал с такими титанами современного искусства, как Матисс и Шагал. Ле Корбюзье, не будучи религиозен, поначалу отнёсся к предложению скептически, однако поездка в Роншан убедила его взяться за проект при условии, что католическая церковь предоставит ему полную свободу творческого самовыражения.

Роншаннская часовня идеально вписана в окружающий сложный ландшафт. Криволинейная крыша была навеяна формой раковины, которую Ле Корбюзье подобрал на пляже в Лонг-Айленде. Разглядев в форме раковины естественное воплощение идеи крова и защищённости, Ле Корбюзье там же вылепил из песка несколько «скульптур», которые стали прообразами часовни. Башни по сторонам храма сходны с теми эскизами, которые Ле Корбюзье выполнил в 1911 г. во время студенческой поездки на виллу Адриана.

Южная стена храма пронизана нерегулярно расположенными отверстиями с витражами, через которые внутрь проникает свет. Открытое пространство храма с каменным алтарём и статуей Девы Марии воспроизводит минимализм, свойственный дороманским храмам Северной Европы. При большом скоплении паломников в большие праздники служба проводится на свежем воздухе, для чего с внешней стороны оборудован особый алтарь.

Первоначально нестандартное здание вызывало бурные протесты местных жителей, которые отказывались подавать в храм воду и электричество, однако к настоящему времени туристы, приезжающие посмотреть на него, стали одним из основных источников дохода роншанцев.

Русский академик архитектуры И. Г. Лежава, посетивший капеллу, сформировал её архитектурный анализ в статье о творчестве Ле Корбюзье.[2] Истоком необычной формы капеллы Лежава считает мегалитический дольмен, «древнейший акт человеческой воли, подходящий образец для «вечного» творения амбициознейшего зодчего двадцатого века». Лежава подробно исследует пространственные особенности капеллы, которые создают необыкновенное впечатление:

«Интерьер капеллы – гимн перетекающим пространствам. Свет и тень, в сравнительно небольшом помещении порождают сотни пространственных ощущений. Каждый шаг в сторону открывает новую форму. Формы эти создают удивительный мистический эффект. И, хотя это не традиционный собор, тут хочется молиться.»
  • Предшественница постройки Корбюзье.

  • Вид капеллы в окружающем ландшафте.

Критика

Советский писатель и архитектор Виктор Некрасов так отзывался об этом строении[3]:

«Но, пожалуй, больше всех озадачил меня кумир моих юных лет - Ле Корбюзье. В маленьком французском местечке Роншан, недалеко от швейцарской границы, неугомонный семидесятилетний архитектор соорудил церковь. О ней много сейчас пишут и спорят на страницах архитектурных журналов. Скажу прямо, ничего подобного ни сам Ле Корбюзье, ни кто-либо из существовавших до сих пор архитекторов не создавал. Мы как-то привыкли к тому, что все созданное Ле Корбюзье, как правило, зиждется на определенных законах архитектурной и конструктивной логики. В этом его сила. Здания его могут нравиться или не нравиться - это другой вопрос, но мысль автора, цель, к которой он стремится, всегда была ясна и понятна. В церкви же Роншан понять что-либо без специальных комментариев просто невозможно. К сожалению, я не видел этой церкви в натуре; но, разглядывая фотографии ни на что не похожего строения, состоящего из столбов, башен, балконов, навесов и изогнутых, извивающихся стен, испещренных какими-то прямоугольными отверстиями, становишься просто в тупик. И невольно, глядя на это здание самого передового из западных архитекторов, на эту церковь (и почему это церковь? Ах да, там крест наверху...), задаешь себе вопрос: а не зашла ли и архитектура в тупик?»

Примечания

Источники

  • Stoller, Ezra. The Chapel at Ronchamp. Princeton Architectural Press, 1999.

Ссылки

Дам-дю-О - это... Что такое Нотр-Дам-дю-О?

Координаты: 47°42′14″ с. ш. 6°37′16″ в. д. / 47.703889° с. ш. 6.621111° в. д. (G) (O) (Я)47.703889, 6.621111

Нотр-Дам-дю-О (Notre Dame du Haut; букв. «Дева Мария на высотах») — бетонная паломническая церковь, построенная в 1950-55 гг. во французском местечке Роншан (фр. Ronchamp) на Вогезской возвышенности, над Бельфором. Архитектор — Ле Корбюзье.

История

Христианская часовня на этом месте существовала с XIII века. Она была основана на месте разрушенного языческого храма. Ее здание неоднократно строилось заново. Так часовня сгорела в 1913 году от удара молнии, а следующее здание, предшествующее постройке Корбюзье, было разрушено при немецкой бомбардировке в 1944 году [1].

Архитектура

Нотр-Дам-дю-О называют самым значительным с художественной точки зрения культовым зданием XX века. Инициатива его постройки принадлежала священнику Пьеру-Алену Кутюрье, который прежде работал с такими титанами современного искусства, как Матисс и Шагал. Ле Корбюзье, не будучи религиозен, поначалу отнёсся к предложению скептически, однако поездка в Роншан убедила его взяться за проект при условии, что католическая церковь предоставит ему полную свободу творческого самовыражения.

Роншаннская часовня идеально вписана в окружающий сложный ландшафт. Криволинейная крыша была навеяна формой раковины, которую Ле Корбюзье подобрал на пляже в Лонг-Айленде. Разглядев в форме раковины естественное воплощение идеи крова и защищённости, Ле Корбюзье там же вылепил из песка несколько «скульптур», которые стали прообразами часовни. Башни по сторонам храма сходны с теми эскизами, которые Ле Корбюзье выполнил в 1911 г. во время студенческой поездки на виллу Адриана.

Южная стена храма пронизана нерегулярно расположенными отверстиями с витражами, через которые внутрь проникает свет. Открытое пространство храма с каменным алтарём и статуей Девы Марии воспроизводит минимализм, свойственный дороманским храмам Северной Европы. При большом скоплении паломников в большие праздники служба проводится на свежем воздухе, для чего с внешней стороны оборудован особый алтарь.

Первоначально нестандартное здание вызывало бурные протесты местных жителей, которые отказывались подавать в храм воду и электричество, однако к настоящему времени туристы, приезжающие посмотреть на него, стали одним из основных источников дохода роншанцев.

  • Предшественница постройки Корбюзье.

  • Вид капеллы в окружающем ландшафте.

  • Южная стена в интерьере храма.

Примечания

Источники

  • Stoller, Ezra. The Chapel at Ronchamp. Princeton Architectural Press, 1999.

Ссылки