Ксавье долана это всего лишь конец света – Ой!

Содержание

Это всего лишь конец света. Рецензия

27-летний канадский кинематографист Ксавье Долан – человек-оркестр, который сам себе режиссёр, сценарист, монтажёр и продюсер – вновь адаптирует театральную пьесу. В 2013 году он брался за экранизацию «Тома на ферме» по пьесе Мишеля Марка Бушара с локациями, подобно тем, что были в слэшерах 70-х, а теперь адаптировал пьесу Жана-Люка Лагарса, который умер от СПИДа в 1995-м году.

Долан сделал то, что не всегда удаётся современным киноделам – построить глубоко личностное и душевное кино. Вспомним его талантливый дебют «Я убил свою маму» (2009) – пожалуй, самую удачную, смелую и уверенную драму, где соблюдается кинематографическое равновесие между стилем и естеством. Далее была высокомерная любовная мелодрама «Воображаемая любовь» (2010) – столь же увлекательная, но страшно кичливая повесть об обречённых отношениях и удушенной страсти. И, наконец, самое экспериментальное, красивое и витиеватое кино-портрет – «Мамочка» (2014) – композиционно сложное и сюжетно убедительное путешествие с перепадами настроения, где вспыхивает бытовая агрессия, перетекающая в сентиментальную и пугающую уязвимость. Кино Долана – произведение его собственной истории и культуры.

В новой камерной мелодраме «Это всего лишь конец света» главным героем выступает Луи (Гаспар Ульель) – успешный драматург, который спустя 12 лет разлуки возвращается в родные края к семье. Цель визита статного джентльмена – заявить о своей скорой смерти. И несмотря на настораживающе убойное название фильма, зрителю чудовищно мало рассказывают о природе болезни (не уточняют даже её вид) и причине ухода из дома. Или мы торопимся с выводами? А дома: наглый, взрывной старший брат Антуан (Венсан Кассель), который напористо сердится и ругается то на вечно жизнерадостную и малость сумасшедшую мать Мартину (Натали Бай), то на робкую, запуганную супругу Катерину (Марион Котийяр), то на развязную младшую сестру-наркоманку Сюзанну (Леа Сейду), то на долгожданного гостя.

Семья рада видеть блудного, но растерянного сына. Катерина, будучи покинутой, буквально пузырится от восторга и волнения. Разъярённый Антуан раздражается настолько порывисто, что его поведение кажется и комичным, и угрожающим. Безмолвствование Луи – важная черта его характера. В самом драматическом моменте, где Луи внимательно выслушивает мать, она вспоминает, что он и в юношестве отвечал сухо. Вдобавок вся семья собирает присланные Луи открытки, где его послания столь же немногословны и загадочны. В рассказе ощутима лёгкая детективная интрига, но любые эмоции скрыты за масками персонажей. Мы чувствуем, что в них живёт тайна и тоска, но все старательно прячут её за злыми криками, хитрыми улыбками и острыми взглядами. Пожав плечами, зритель может дать собственное толкование рассказу, но наиболее точное определение ленте предоставляет цитата из дебюта

Ксавье Долана: «Если и стоит с чем-то бороться в этой жизни, то лишь с тем врагом, что внутри нас. Но обуздать его – вот искусство». Новая картина становится оазисом неутихающей грызни, где кто-то, кажется, уже знает, почему Луи дома, и эта недомолвка – как дуло пистолета у его виска.

Долан умно замыкает своё конфронтационное кино. Вновь золотистая осень. Вновь музыка для изображения или изображение для музыки и монтаж с замедленным действием. Вновь проскальзывают темы заботы и защиты, ненависти и насилия. Здесь женщины курят, а мужики либо пускают ностальгическую слезу, либо недовольно рявкают. «Это всего лишь конец света» вырисовывает гниющую семью полную трагизма и энигмы. Форма повествования сухая, что придает ему дух мистификации. Люди реальны, а Венсан Кассель, как это обычно бывает, каждым появлением на экране в образе разгневанного, ревностного брата благополучно тянет одеяло на себя и радует глаз.

Ядро миниатюрного фильма – городской, утончённый, постоянно сомневающийся молодой человек, который попадает в суровую, давно забытую семейную реальность, которая требует от него не раскрывать природу своей судьбы. И для ничего не подозревающего зрителя всё происходит в один день. Парень сталкивается с грубой действительностью. Скажете, мол, мало сюжетных подробностей, чтобы сопереживать персонажам? Не удивительно. Долан возвращается к манере повествования мелодрамы «Я убил свою маму»: камера, свет, музыка и, главное, диалоги.

Долан снимает всех скандальных персонажей предельно крупно, подходя вплотную. Любой кадр – соло одного образа. Он окружает актёра, а тот не в силах выйти за рамки кадра, поэтому персонажи никак не могут воссоединиться. Герои вынуждены жить в мнимых застенках. Клаустрофобия. Пространство вокруг персонажа размыто, словно мы находимся в чьём-то сне. Режиссёр играет со временем и памятью, потому что, оказавшись в доме, Луи вспоминает юношеские годы, показанные богато под звучную музыку композитора

Габриэля Яреда. У публики есть возможность насладиться музыкальными видениями (в частности чудесной и ключевой композицией «Home Is Where It Hurts»), прежде чем вновь оказаться в очаге ругани безответственной и малопонятной.

В фильме изредка мелькают настенные часы с кукушкой, которые видятся магической метафорой Луи, который похож на тихого мученика кино Карла Теодора Дрейера. Они тикают, но когда пробивает час, кукушка вылетает из гнезда, облетает комнаты и… Луи провожает взглядом резвую птичку, а зритель ждёт, когда герой прекратит молчать и найдёт подходящее мгновение, чтобы выплеснуть наболевшее родным.

Ксавье Долан испытывает язык кино. В тесной драме «Мамочка» форма фильма отражает смысл сюжета, где постановщик использует нетрадиционное вертикальное изображение. На мгновение экран поразительным образом раздвигается вширь. Персонаж освобождается и вырывается на свободу из условной (внешней) и реальной зажатости. Эпизод проиллюстрирован чувственно и революционно. В менее новаторском, почти исповедальном «Всего лишь конце света» Долан внимательно продумывает возможности кино и работает с театральным действием с воодушевлением. Если изобретательная и трогательная «Мамочка» – драма взросления визжащего подростка, то новая работа – драма визжащего мужчины, находящегося между виной и страхом на краю ядовитой пропасти. Как говорится, кино Долана – не моя стопка водки, однако слезливо, простодушно и расчётливо, но деликатно и эстетически симпатично.

Сильный элемент всех фильмов Ксавье Долана – сцены между матерью и сыном. Эту тему он знает прекрасно. Ожесточённое противостояние родителя и ребёнка в драмах «Я убил свою маму» и «Мамочка» в новой приглушается. Неспроста. Всё же мы имеем дело со взрослым Луи, а не с бесноватыми подростками Юбером и Стивом. Если в ранних работах персонажи гавкают и сквернословят, то здесь главный герой будто поставлен на место недоумевающего зрителя, который растерянно следит за громкими, порой глупыми ссорами.

Новую картину самого молодого участника конкурса 69-го Каннского кинофестиваля справедливо можно назвать старомодным, тоскливым и нудным разочарованием, однако приятно видеть отсутствие вульгарности и напыщенности, которыми пропитаны долановские предшественники. Нет хулиганства и гомоэротического нытья. Видны намёки, но картина свободна от порнографических изображений. Наконец-то ворчливый кинотворец двинулся в сторону преодоления юного, вечно огрызающегося нигилизма. Луи отторгают, но он принимает негодование старшего брата и продолжает молчать. Молодой человек сталкивается с вызовами, однако не проявляет насилия, когда слышит всевозможные провокации от Антуана. Долан – автор тонкий, поэтому не превращает главного героя в ходячий манифест, а рассказ – в социальную трагедию. К слову, в этом году жюри отдало «Золотую пальмовую ветвь» социалисту Кену Лоучу за благородную картину «Я, Дэниэл Блэйк», а вот Ксавье Долану – вторую по значимости награду – «Гран-при», несмотря на то, что оба не двигают горизонты кинематографа. Просто нормальный фильм, иногда навевающий зевоту, а иногда удивление.

Режиссёр умудряется показать человеческие образы, неспособные прислушиваться друг к другу и прошептать: «Я люблю тебя». В картине царят умалчивание и инсинуации. Действие многословно, но одновременно пусто. Персонажи говорят со всеми и ни с кем. И здесь перед зрителем встаёт дилемма: аплодировать актёрам за отменно сыгранные образы или режиссёру за вытянутые из актёров эмоции, но скудно поставленную картину о деструкции. Однако следует уважать способность Долана подражать Жану-Люку Годару и Вонг Кар-Ваю. Долан мечтает в насыщенных красках. Он изумительный стилист, но вот рассказчик из него похрамывающий, хотя кино в целом не даёт покоя.

Вердикт: «Это всего лишь конец света» – осторожный фильм-энигма. Не самая внятная с точки зрения повествования, но наиболее зрелая с точки зрения формы и атмосферы. Менее волшебная в ряду с предшественниками, но дело вкуса, разумеется.

www.lumiere-mag.ru

11 фактов о фильме «Это всего лишь конец света»

11 фактов о фильме «Это всего лишь конец света»

19 октября 2016

20 октября на отечественные киноэкраны выходит «Это всего лишь конец света» — новый фильм Ксавье Долана, лауреат Гран-при Каннского кинофестиваля.

Луи (Гаспар Ульель) не был в родном доме 12 лет. Он прилежно писал открытки со всех концов света и поздравлял всех родных с праздниками, но ничего больше — ни звонков, ни приглашений погостить у него, ничего — только открытки.

И вот в один не такой уж прекрасный день успешный драматург Луи летит к своей провинциальной родне — чтобы рассказать им, что умирает. Он хочет это сделать за семейным обедом, где должны собраться его молодящаяся мать (Натали Бай), работяга-брат (Венсан Кассель) с супругой (Марион Котийяр) и младшая сестра (Леа Сейду). Но планы тихони Луи и реальность громкой переругивающейся семейки отчаянно не совпадают.

Синемафия нашла 11 интересных фактов о работе над фильмом и его судьбе после выходна на жкраны — и делится ими с вами.

1.

Сценарий Ксавье Долана — киноадаптация пьесы французского драматурга Жан-Люка Лагарса. Лагарс написал пьесу в 1990 году и умер от СПИДа в 1995 году; потому и хочется назвать пьесу автобиографической, но она, конечно, куда более значительна, чем просто фиксация фактов биографии. Она включена в филологические программы французских университетов; по ней писали итоговое сочинение выпускники французских школ, специализирующиеся по истории искусств и театра, в 2008 и 2010 году.

2.

О пьесе Долан узнал от Анн Дорваль, звезды его фильмов «Я убил свою мать», «И всё же Лоранс» и «Мамочка». Дорваль играла в постановке пьесы Лагарса в начале двухтысячных. И первое знакомство с пьесой никаких результатов для режиссёра и сценариста Долана не принесло — он признается, что прочитал её по диагонали и не понял, чем так была восхищена его подруга. Потребовалось время, чтобы Долан смог пьесу полюбить — и захотел её перенести на киноэкран.

Главным было — сохранить собственно текст Лагарса, не потерять его при написании сценария.

3.

Натали Бай, настоящая легенда французского кино — более 100 фильмов, 9 номинаций на «Сезар» и 4 победы, кавалер Ордена Почётного Легиона, — работает с Доланом не первый раз. Первая их совместная работа — «И всё же Лоранс», фильм 2013 года.

Бай рассказывает, что была впечатлена работой над их первой картиной, когда Ксавье на съемках отмечал свой двадцать третий день рождения: «

Его зрелость уже была удивительна; и да, сейчас он вырос еще больше».

4.

Гаспар Ульель, персонажу которого за весь фильм достался едва ли десяток законченных фраз, описывает свою роль как «зеркало, поставленное перед зрителем; зеркало, в котором он может увидеть себя или свою семью». Ульель рассказал, что после премьеры в Каннах к нему подходили люди и рассказывали, какая сцена их потрясла — «и это каждый раз были разные сцены; то есть каждый видит в фильме что-то своё».

5.

Фантастический актёрский состав означал, что с первого же дня нужно было, по словам Натали Бай, «спрятать свои эго в шкаф. Мы должны были выдать максимум того, что могли, когла работали с молодым талантливым режиссёром. Из-за того, что сложные графики каждого позволяли нам находиться на съемочной площадке всем вместе очень недолго, пришлось очень сконцентрироваться — и это стимулировало».

6.

Леа Сейду в интервью о фильме призналась, что тут всё — настоящий подарок; и роль, и работа с режиссёром, и работа с актёрской командой. «

Это тот проект, от которого не отказываются». Она описала свою работу на площадке как состояние транса — очень напряженное, сконцентрированное на каждом конкретном мгновении.

7.

Венсан Кассель оказался в команде фильма в последний момент — изначально роль Антуана должен был играть Реда Катеб («Гиппократ», «Белые рыцари»), лауреат французской кинопермии «Сезар» 2014 года. Однако Катеб предпочел поработать у Вима Вендерса (фильм «Прекрасные дни в Аранхуэсе» выходит в конце 2016 года), и его пришлось заменить.

8.

Марион Котийяр досталась роль Катрин — жены Антуана. В фильме, построенном на диалогах и монолгах, её голос — самый тихий.

Марион призналась, что столкнулась с небольшими трудностями уже при заучивании текста. «Есть тексты, которые ты запоминаешь сразу; а тут были особенности написания пьесы — даже не языка, язык героини я тогда еще не сделала своим, — которые вызывали сложности. Мне очень нравилость, как всё написано, я бы ни запятой не передвинула, и, несмотря на мои трудности, этот текст дышал — диалоги моей героини были по-настоящему личными, и это помогло».

9.

Музыку написал Габриэль Яред, который уже работал с Доланом над музыкальным сопровождением к фильму «Том на ферме». Несмотря на то, что за их плечами уже был совместный фильм, лично встретились Яред и Долан только во время работы над «Это всего лишь конец света».

10.

В 2015 году Ксавье Долан был членом жюри Каннского фестиваля; на следующий день после вручения призов в пять утра начались съемки «Это всего лишь конец света». И вот, почти ровно год спустя, его фильм был представлен в основном конкурсе фестиваля.

11.

Отзывы на фильм с Каннского фестиваля были полярными — равнодушным он, по крайней мере, никого не оставил. Даже если посмотреть на профильную прессу — вы увидите оценки от резко отрицательных до полного восторга.

Ксавье Долан, выйдя на сцену за Гран-при, расплакался. И закончил свою благодарственную речь цитатой из Анатоля Франса — «Я всегда предпочитал безрассудство страстей мудрости бесстрастия».


Для написания фактов были использованы интервью актёров и режиссера с Каннского кинофестиваля ([1], [2], [3], [4]) и телеканалу TF1.

www.cinemafia.ru

Смотреть «Это Всего Лишь Конец Света». Ксавье Долан. Рецензия ⋆ BRW Журнал

Мы предлагаем к просмотру и разбору драму Ксавье Долана «Это всего лишь конец света», отмеченную Гран-при Каннского кинофестиваля-2016 и представлявшую Канаду на «Оскаре».

«Юность – это возмездие» (Г.Ибсен, «Строитель Сольнес»)

Феномен Ксавье Долана, уроженца Квебека и представителя франкоязычной культуры Канады, — безусловно, выдающаяся страница в истории современного кинематографа. В двадцать семь лет этот режиссер успел четыре раза стать лауреатом Каннского кинофестиваля, был удостоен премии «Сезар» за лучший фильм года, два раза номинировался на «Оскар». Кажется, он полностью опрокидывает все доводы о том, что молодой человек должен лет где-то до сорока ходить в подмастерьях.

Долан с присущей молодости дерзостью показывает, что и сейчас он может, и может много. За это его одни любят, другие пламенно ненавидят.

За четко выраженную индивидуальность, смелость молодости, отстаивание собственного голоса вопреки недоброжелателям. Действительно, когда находится талантливый и знающий цену своему таланту парень, которому всего-то за двадцать и который готов опрокинуть многие из существующих правил и сказать: «Я режиссер», — он полярно разделяет аудиторию, но прорыв в области, которой занимается, совершает. И в этом смысле Долан знаковая фигура своего поколения. Сегодня культурный процесс направлен в первую очередь на молодых. Кто как ни они способы принести качественные изменения в общество и культуру? Поэтому-то молодых нужно не давить, а пообрящть. В Канаде это понимают. Поэтому-то кинематограф этой страны и украшают фильмы Ксавье Долана.

Эволюция творческого пути: от «Я убил свою маму» до «Мамочки»

Режиссерский почерк Долана формировался в постоянном диалоге со школой французской «новой волны». Его дебютная, во много автобиографическая лента «Я убил свою маму» (2009) представляла своего рода парафраз «400 ударов» Франсуа Трюффо, как бы перенеся Антуана Дуанеля из конца 50-х годов ХХ века в конец 2000-х. Парафразом другого фильма Трюффо, «Жюля и Джима», оказалась и вторая лента юного канадца «Воображаемая любовь» (2011). Однако постановщик не просто пересказывал старые сюжеты в новом прочтении: «Воображаемую любовь» он нафаршировал целой цепочкой цитат, которые без ошибок узнают кинолюбители. Трюффо, Годар, Вонг Кар-Вай, «Завтрак у Тиффани», «Загадочная кожа» — аллюзий не счесть. Сравните, например, знаменитый эпизод из этой трагикомедии со сценами фильма-иконы 2000-х «Любовное настроение»:

Самое интересное, пожалуй, в этой картине – наблюдать, как мировая кинокультура отражается и преломляется в сознании поколения 20-летних. Здесь же, в стилистически отточенной «Воображаемой любви», Долан продемонстрировал безупречный вкус в эстетизации кадра, работе с цветными фильтрами, подборе саундтрека. Однако строить ребусы из цитат и демонстрировать эрудицию – хорошо для начала творческого пути. Дальше нужно двигаться в направлении поиска собственного голоса. 

Этапным фильмов в карьере режиссера стала «Мамочка», лучшая его вещь на сегодняшний день. На ней закончился первый, ученический период пути молодого дарования, игра в переклички с киноклассикой.

Режиссер устал цитировать и начал говорить от себя, преодолел темы своих прошлых фильмов, и, отталкиваясь от них, вышел на новый для себя уровень. Снять фильм такого уровня, как «Мамочка», в 25 лет — это достойно исключительно восхищения.

Лента, в оригинальной манере рассказывающая о дружбе матери-одиночки, ее психически нестабильного сына и соседки-учительницы, превращается у Долана в гимн хрупкости человеческих отношений. Возникает очень важный для режиссера мотив обретения счастья за границами всех существующих социальных формаций. Через не поддающийся никакой классификации союз каждый из трех героев фильма обретает полноценность существования, которой он лишен. И лучшее подтверждение этого — трансформация образа соседки: из забитой, одинокой в своей семье женщины она превращается живущую личность, раскрывается, преодолевая свое символическое заикание. И эти хлипкие отношения, которые, казалось бы, логически не имеют никакой основы, становятся единственным прибежищем и счастьем троих совершенно не похожих друг на друга людей.

Главная стилистическая особенность фильма (то, что он снят 1:1), — не формалистская прихоть Долана, а сильный эстетический жест, быть может, один из самых сильных и оригинальных в кинематографе. Это те рамки, в которые мы все зажаты. У каждого есть свои границы, которые мешают ему. В которые он вогнал себя сам. Или в которые его вогнало общество. Освободиться, преодолеть эти зажатости — вот к чему призывает режиссер в том числе и недосказанностью финала. Те два момента, когда формат 1:1 разрушается, а фильм становится «полноценным», как полноценной становится жизнь героев в неком бытийном, экзистенциальном смысле, подобны глотку свежего воздуха. И проносят зрителю почти физическую радость.

Конец света после «Мамочки» 

«Мамочка» оказалась настолько хороша, что от следующего творения Долана все ждали если не нового уровня, то хотя бы повторения триумфа. Не тут-то было. Режиссер решил пойти по иному пути и снял, быть может, один из самых необычных фильмов в своей карьере.

Начнем с того, что «Это всего лишь конец света» — экранизация пьесы, то есть перенесение на язык кино театрального произведения. Принадлежит произведение перу Жана-Люка Лагарса. Русскоязычному читателю это имя, пожалуй, ничего не скажет, хотя Лагарс считается одним из самых важных драматургов современной Франции. Его пьесы сложны, в них много экспериментов с хронотопом и языком, но уже десятилетие они не сходят с театральных подмостков. «Это всего лишь конец света» — завещание Лагарса, своего рода автобиографическая зарисовка последнего визита уже смертельно больного драматурга в лоно семьи.

Примечательно для Долана обращение к чужому материалу. Все-таки собственного жизненного опыта пока не хватает – это огромная проблема всех молодых творцов. Но с возрастом она преодолевается.

Пожалуй, ни один фильмов режиссера не вызывал такой полемики, как «Это всего лишь конец света».

Оценки картины со стороны критики и зрителей разнятся от полного неприятия и статуса «худшего фильма Долана» до титула самой зрелой и серьезной его работы.

Чего стоит только история в Каннах: забитый критиками, «Конец света» получил Гран-при, вторую по значимости премию фестиваля, а также был отмечен призом христианского экуменического жюри.

«Это всего лишь конец света» нарушает большинство законов кинодраматургии. Он практически лишен развития действия. Настолько, насколько его лишены пьесы Антона Чехова. Все персонажи статичны. Более того, информации, которую нам о них дают, настолько мало, что ее иногда недостаточно, многое в их отношениях остается неясным. Одни умолчания, сплошь недоговоренности. Прибавим к этому и то, что фильм состоит преимущественно из монологов, солирующие персонажи сменяют друг друга, плеяда звезд французского кино (Натали Бай, Венсан Касель, Марион Котийяр, Леа Сейду, Гаспар Ульель) показывает мастер-классы актерской игры. Не обошлось и без оригинальных решений в плане формы: снят «Конец света» практически исключительно крупными планами. Любой учебник по операторскому и монтажному мастерству после просмотра можно выбросить в мусорное ведро. 

Эстетика, особенность, проблематика

При первом и очень поверхностном знакомстве с фильмом, «Конец света» производит впечатление обескураживающее. Кажется, можно было бы сказать больше и сильнее. Однако только потом, начиная обдумывать увиденное, уходя все глубже в подтекст, начинаешь иначе открывать историю, понимать всю ее глубину и силу того метода, в котором лента исполнена.

Сюжет «Конца света» отсылает к архетипической ситуации, возвращению домой. Это один из четырех вечных сюжетов мирового искусства, согласно Борхесу. И уже первый саундтрек в исполнении Camille задает основное настроение произведения: «Home Is Where It Hurts». Дом — это там, где больно. Как верно и метко подмечено.

Ксавье Долан всегда отличался безупречным музыкальным вкусом. Его саундтреки передают о внутреннем состоянии героев больше, чем слова.

Их всего хочется переслушивать раз за разом, открывая для себя новые горизонты. «Это всего лишь конец света» не исключение. Музыкальная составляющая фильма чрезвычайно хороша и порадует ценителей. Неожиданно удивит мелькающая в одной из сцен канадского фильма композиция молдавской группы O—Zone «Dragostea din tei».

Однако перейдем к анализу сюжета. Завязка здесь такова. Двенадцать лет назад главный герой драмы Луи (Гаспар Ульель) покинул родной городок, следуя за мечтой стать драматургом. На протяжении этих двенадцати лет он ни с кем из родни не общался, только вежливо высылал открытки по праздникам. Мечта исполнилась, писателем он стал. Но теперь… теперь Луи болен и скоро умрет. Его болезнь до конца так и остается неназванной, превращаясь в абстракцию. Герой, эта новая вариация на протосюжет блудного сына, возвращается в свой тихий зеленый городок, чтобы сообщить семье новость о своем скором уходе. Здесь, под сенью родных пенатов он вынужден столкнуться с прошлым.

Дальше – игра тончайших нюансов, оттенков, умолчаний и скрытого в подтекст психологизма. Мы наблюдаем за одним воскресеньем этой семьи, вслушивается в монологи каждого из персонажей, пытаясь понять. Пространство фильма населяют эксцентричная мать, вечно и назойливо болтающая обо одном и том же (Натали Бай), за причудами которой скрывается глубокое одиночество; сестра Сюзанна (Леа Сейду), вынужденная прозябать в тихом омуте родного городка и приносить собственную юность в жертву матери; брат Антуан (Венсан Касель), грубый, озлобленный, занятый всю жизнь тяжелым физическим трудом; жена брата Катарина (Марион Котийяр), тихая, забитая мужем и несчастная.

Форма вновь становится у Долана лучшим способом выражения содержания. Любая стилистическая особенность фильма раскрывает его идейный смысл. 

Интересна цветовая гамма картины. Реальность отличается мрачными, намеренно затемненными тонами. Воспоминания, в которые подчас проваливается Луи, напротив, контрастируют с общим фоном яркими красками, словно оказываясь единственным убежищем в царящем мраке. Финальная сцена окрашивается заходящим солнем в персиковые, оранжевые тона, словно наколяя пространство и высвечивая героев иначе, показывая их подлинные лица.

Обилие крупных планов сужает пространство кадра, создает общую атмосферу тесноты, удушливости, в которую помещены все персонажи «Конца света». Создается универсальная метафора клетки, отсутствия пространства, невозможности дышать.

Композиционная тяга к сменяющим друг друга монологам подчеркивает, пожалуй, главный мотив произведения – невозможность диалога. Герои Долана постоянно говорят, но о себе и для себя. Никто никого не слышит. Никто никого не понимает. Не пытается услышать и не пытается понять. Кульминацией действия, судя по логике движения сюжета, должен был бы стать диалог Луи и Антуана в машине, которые поговорили бы по душам впервые за двенадцать лет. Мы ждем этого диалога весь фильм, надеясь, что он многое прояснит. Но в итоге все оборачивается чередой бессмысленных фраз и препинаний о случае в аэропорту. Диалог рассыпается. Язык не может объединить людей. Кульминация невозможна. Поэтому и действия как такового нет.

Еще одно доминирующее настроение «Конца света» — невозможность. Луи пытается попасть в старый, разрушенный дом, с которым его связывает нечто очень важное, но так туда и не едет. Два раза герои собираются за кухонным столом в надежде устроить семейный обед, но два раза ему не суждено состояться. Обед как символ единения, семейной гармонии в фильме не случается. Оба раза он обрывается ссорами.

Ссоры и крики – единственный доступный персонажам язык коммуникации. Ссоры и крики становятся единственной псевдокульминацией действия.

Наблюдая за выходными этих людей, копаясь в их судьбах, понимаешь двойственность мотивов и побуждений Луи. С одной стороны, он один выбился в люди, эгоистически забыв о родных, не помогая им и даже не общаясь длительное время. Очевидна зависть со стороны брата: человек труда никогда не сможет простить человеку искусства его «избранность». Жизнь одного прошла в ущерб жизни другого. Как человек Антуан брату неинтересен. Не интересна и Сюзанна, неинтересна мать. Луи и рад бы обрести среди них счастье, но здесь ему неуютно, все тяготит, все наскучивает. С другой стороны, мы осознаем одиночество героя в его семье, окруженного, в сущности, чужими и равнодушными людьми, неслышащими его и непонимающими. Показательной становится последняя сюрреалистичная сцена: Луи бился в своем доме, подобно той самой птице, мучительно пытаясь вылететь и каждый раз разбиваясь о стены. Да, он другой. Не лучше и не хуже, просто другой. И этого родичи ему не простят.

Такой же «другой» выглядит невестка героя Катарина, вторая по значимости героиня фильма, блистательно сыгранная Марион Котийяр. Она единственная выглядит родственной душой Луи, единственная готова его понять, но, увы, помочь ему Катарина не в силах. Необъяснимая тяга этих двух персонажей становится одним из ключевых подводных камней сюжета ленты. Это тяга двух существ, увидевших друг в друге отражение. Постоянно пытаясь понять природу этого притяжения, сопоставляя двух персонажей, приходишь к неожиданному выводу: оставшись дома, Луи оказался бы навсегда в положении Катарины. Не уехав из провинции, он очутился бы в положении такого же забитого и затравленного существа, у которого даже нет права собственного голоса. Значит, Луи верно поступил? Значит, его путь не мог быть иным?

«Это всего лишь конец света» — исследование института современной семьи под микроскопом. Тема вечная, но, как никогда, горчащая. Семья может стать как главным богатством жизни человеком, его убежищем от бурь внешнего мира, так и тюрьмой, которая его поработит, погубит. В идеале она должна быть оазисом взаимопонимания и сплоченности, но как часто оказывается сообществом чужих людей, вынужденных мучить друг друга сожительством под одной крышей. Вот и в фильме отчуждение достигло катастрофических границ. Узы крови больше никого не скрепляют. И говорить, как оказывается, не о чем. И о самом главном сообщать не стоит. Не поймут.

Это не драма. Это современная семья, как она есть, каких тысячи в провинциальных городках по всему миру. Это всего лишь конец света.

brw.md

Рецензия на фильм «Это всего лишь конец света»

Это всего лишь конец света

Много лет назад Луи покинул родной дом и семью, чтобы в столице стать успешным востребованным писателем. Но судьба оказалась к мужчине жестока – у Луи неизлечимая болезнь, дни его жизни сочтены. Писатель отправляется в поездку к родным, чтобы лично сообщить им трагическое известие, но погружение в атмосферу семьи, в которой за прошедшие 12 лет изменилось не так много, оказывается для мужчины слишком тяжелым. Вместо оглашения собственной трагедии Луи впитывает обиды и раздражения, накопленные матерью, братом и сестрой за время его отсутствия.

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Впервые пьеса «Это всего лишь конец света» попала в руки Долана еще в 2001 году, но тогда молодой режиссер лишь пробежал ее «по диагонали». После съемок «Мамочки» Ксавье вернулся к произведению и понял, что это будет его следующий фильм

Уже несколько неловко в отношении Ксавье Долана употреблять эпитеты «вундеркинд», «молодое дарование» и «будущее авторского кино» – «мальчику» уже 27, за его плечами несколько весьма ярких актерских и режиссерских работ, так что от любых послаблений и поблажек, связанных с возрастом, давно стоит отказаться. Перед нами состоявшийся постановщик с узнаваемым взглядом на мир, с твердой рукой и горячим сердцем. Сейчас каждый новый фильм Долана – это уже не наивное восхищение в стиле «смотрите-ка, что мой малыш вылепил из пластилина», это полноценный вклад в мировое кино, и относиться к нему стоит соответственно.

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

И все же в случае с картиной «Это всего лишь конец света» нельзя не поразиться тому, как поразительно Долан чувствует возраст, время и опыт. Нет ничего удивительного в том, что матерые режиссеры снимают кино о детях или молодежи – в конце концов все мы были юны, в каждом остались ощущения легкости и безграничных перспектив, а на этой закваске можно снимать долго, много и успешно. Но чтобы в сравнительно юном возрасте говорить о тяжести прожитых лет, о житейской мудрости и тяготах, неизбежно сопровождающих долгую жизнь большой семьи, здесь нужен особый талант. Им как раз и обладает Долан. Пусть его Луи и не так стар, но остальные персонажи картины – это не просто герои, это прожитые жизни, каждая из которых как минимум длине жизни постановщика не уступает.

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Венсан Кассель в последний момент заменил в кадре актера Реду Катеба, не сумевшего совместить графики съемок. По словам Касселя, он согласился на участие без раздумий, так как давно хотел поработать с Доланом

Можно возразить, что Долан взял за основу сценария известную пьесу, так что транслировать ему пришлось не собственный опыт и переживания. Но только посмотрите, как эта экранизация сделана. Постановщик ведь говорит со зрителями не только репликами героев, которые, кстати, Долан намеренно оставил неизменными, дословно переведя текст с бумаги на экран. Орудия режиссера – это свет, кадр, решение мизансцен, саундтрек, наконец. И в этих компонентах Долан великолепен. Его сверхкрупные планы, его закатные краски в финальной сцене, его кружащаяся в воздухе пыль, сквозь которую проглядывают нечеткие воспоминания героя о детстве и юности, бесподобны. Даже если бы герои при этом ничего не говорили, а фильм был немым, он говорил бы о многом, и достаточно глубоко.

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Героев, кстати, и не назовешь многословными. Луи, несмотря на то что является «словесным эквилибристом», предпочитает молчать и впитывать эмоции других, остальные герои, за исключением ключевого для себя единичного монолога, ведут обычную непринужденную семейную беседу, с ссорами, подколами, даже руганью. Но позы, взгляды и молчание их говорят много больше, особенно в финальной сцене прощания, когда Луи покидает семью навсегда, недоговорив. С птичкой здесь Долан чуть перегибает, но в остальном сцена получилась одной из самых сильных в его карьере.

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Кадр из фильма "Это всего лишь конец света"

Разумеется, подобное кино не подходит для спонтанного просмотра, оно не подразумевает случайного похода в кинозал, не потерпит невнимательности и незаинтересованности. Как и многие постановки, основанные на компактных пьесах, «Конец света» выстроен очень плотно, в нем нет места долгим вздохам или отвлеченным размышлениям. Энергетикой фильм близок «Резне» Романа Полански или «Августу» Джона Уэллса, но в фильме Долана больше внутренних переживаний, чем внешних. Персонажи «Конца света» чаще глядят внутрь себя, а не вовне.

Многое можно было бы сказать и о том, что такое семья в современном мире. Являются ли эти люди самыми близкими для нас, во всем ли можно на них положиться? Защищены ли мы от их предательства, не разрушат ли они наших надежд? Должны ли и можем ли мы любить родных беззаветно, несмотря на их поступки и слова? Долан задает много вопросов, ответы на которые совсем не очевидны. Герой Гаспара Ульеля свои ответы получил. Хорошо, что жить с ними ему осталось совсем недолго.

С 20 октября в кино.

www.film.ru

Фестивальные хиты сезона — Статьи на КиноПоиске

По осени до российского проката добираются громкие и не очень премьеры Канн, «Сандэнса» и даже прошлогодней Венеции. КиноПоиск напоминает, какие не стоит пропускать.

По осени до российского проката добираются громкие и не очень премьеры Канн, «Сандэнса» и даже прошлогодней Венеции. КиноПоиск напоминает, какие не стоит пропускать.

«Детство лидера»

«Детство лидера», режиссер Брэйди Корбет

Релиз: 7 сентября

«Детство лидера» — дебют в режиссуре актера Брэйди Корбета, отмеченный на прошлогоднем Венецианском кинофестивале сразу двумя наградами — премией Луиджи де Лаурентиса за лучший дебют и призом за лучшую режиссуру в программе «Горизонты». Фильм рассказывает о мальчике Прескотте, чье детство приходится на турбулентные годы Первой мировой войны. Пока отец, советник президента Вудро Вильсона, готовит версальские соглашения, а мать увлечена симпатичным вдовцом Чарльзом, Прескотт страдает от дефицита ласки, бросает камни в прихожан церкви и вообще постепенно вырастает в будущего тирана вроде Гитлера или Муссолини. Наиболее яркие эпизоды жизни вымышленного лидера Корбет фиксирует под музыку Скотта Уокера, которая сама по себе рассказывает впечатляющую историю.

«Она»

«Она», режиссер Пол Верховен

Релиз: 22 сентября

На премьере в Каннах зал охал, подпрыгивал от неожиданности и подбирал челюсти с пола, настолько необычно ведет себя героиня Изабель Юппер, настолько остроумным и язвительным, оказывается, может быть психологический триллер про жертву насилия. Французская актриса играет Мишель, директора крупной компании по разработке видеоигр, которую она основала вместе с подругой. Иногда случайные прохожие узнают Мишель и осыпают ее проклятиями. Когда она была еще маленькой, отец совершил массовое убийство, и вся Франция знает Мишель как дочь монстра. Однажды в богатый парижский дом Мишель вламывается человек в черном, насилует ее и убегает. Женщина не звонит в полицию, но начинает вести собственную игру с нападавшим.

«Такса»

«Такса», режиссер Тодд Солондз

Релиз: 22 сентября

Набор историй, связанных одним персонажем — симпатичной таксой, путешествующей от одного хозяина к другому. В первой же новелле Солондз откровенно и весьма прямолинейно посмеивается над консервативно настроенными соотечественниками — потенциальным электоратом Дональда Трампа. Родители пытаются создать стерильное пространство для своего ребенка, ради чего таксу запирают в клетке в подвале, а мальчика пугают страшными историями про бездомного пса Мухаммеда, насилующего беззащитных пуделих. Одним из последних владельцев таксы становится унылый преподаватель сценарного мастерства, застывший в традиционных драматургических схемах. Да кому они нужны? Такса продолжает путешествие и остается в вечности. В буквальном смысле.

«Куда бы еще вторгнуться?»

«Куда бы еще вторгнуться?», режиссер Майкл Мур

Релиз: 29 сентября

В своем новом фильме документалист Майкл Мур отправляется в завоевательный поход по Европе и Северной Африке, предварительно обрисовав зрителям страшную картину того, что происходит в Америке: туалетной бумаги в школах не хватает, невинных людей сажают в тюрьму на десятки лет, уровень подростковых абортов достиг небывалых высот. Мур собирает во время своего путешествия полезные идеи — от бесплатного высшего образования и нескольких недель оплачиваемого отпуска до бесплатных абортов, правильного питания в школах и сексуального просвещения подростков — и искренне удивляется, обнаруживая, что когда-то в США можно было встретить если не их воплощение, то хотя бы намерение оного. И да, это невероятно смешное кино.

«Ученик»

«Ученик», режиссер Кирилл Серебренников

Релиз: 13 октября

Хорошо принятый международной прессой на Каннском кинофестивале фильм Кирилла Серебренникова является адаптацией его же театральной постановки «(М)ученик» по пьесе немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга. Главный герой — школьник Вениамин, который увлекся чтением Библии и вместо интрижек с хорошенькими одноклассницами читает всей школе проповеди о грехе. Директор и завуч в крестовом походе подростка не видят крика о помощи, замученная мама, в одиночку воспитывающая сына, тем более. Тем временем яркие футболки и рваные джинсы школьников сменяются строгой черно-белой формой, спортзал окропляют святой водой, а Вениамин приходит к мысли, что истинная вера дает ему силу исцелять больных и избавляться от препятствий в виде учительницы-атеистки.

«Это всего лишь конец света»

«Это всего лишь конец света», режиссер Ксавье Долан

Релиз: 20 октября

За свой новый фильм режиссер Ксавье Долан получил Гран-при жюри на Каннском кинофестивале, а вот критики картину приняли скорее прохладно. «Слишком вычурно», «слишком театрально», «слишком много крупных планов» — все эти придирки вряд ли смутят поклонников Долана. Адаптируя пьесу о драматурге, который возвращается к семье после 12-летней разлуки, чтобы сообщить о своей скорой кончине, Долан намеренно выбирает первоклассных французских актеров — Гаспара Ульеля, Леа Сейду, Марион Котийяр, Венсана Касселя — и заставляет зрителя всматриваться в их лица на крупных планах. Потому что за каждой фразой, каждой смущенной улыбкой есть множество слоев недосказанностей, обид и надежд.

«Я, Даниэль Блейк»

«Я, Даниэль Блейк», режиссер Кен Лоуч

Релиз: 27 октября

Социальная драма Кена Лоуча — а британский ветеран злободневного кино о работягах не изменяет себе — получила в этом году «Золотую пальмовую ветвь» от жюри под руководством Джорджа Миллера. Тем, кто знаком с творчеством Лоуча, «Даниэль Блейк» вряд ли покажется новым словом, хотя это, безусловно, сильное кино о человеке в сложной ситуации, которое даже из самого циничного зрителя вполне может выбить слезу. Главный герой — плотник Даниэль Блейк, после инфаркта зажатый в бюрократических тисках: врачи запрещают ему работать, а социальный работник считает плотника достаточно здоровым, а потому пособия ему не видать. Блейк вступает в борьбу с системой, параллельно помогая другой жертве обстоятельств, матери-одиночке Кэти.

«Танцовщица»

«Танцовщица», режиссер Стефани Ди Джусто

Релиз: 3 ноября

«Во-первых, это красиво» — одной этой фразой вполне можно описать дебютную ленту Стефани Ди Джусто, получившую теплый прием на Каннском кинофестивале, где картина вошла в программу «Особый взгляд». Соко играет американку Лои Фуллер, устроившую в начале XX века революцию в мире танца, превратив свои танцевальные номера в сложные постановочные шоу и основав стиль модерн. Работа на износ уводит Лои в тень, когда на сцене появляется талантливая и соблазнительная ученица Айседора Дункан в исполнении Лили-Роуз Депп.

www.kinopoisk.ru

Это всего лишь конец света. Проблемы, о которых не говорят.

Не всегда трагическая катастрофа происходит в масштабах страны, планеты или даже целой необъятной вселенной. Бедственная ситуация может возникнуть и в более ограниченной зоне действия, например такой, как родительский дом, где ожидается скорый приезд одного из членов семьи, когда-то покинувшего родные пенаты. И будет все происходить не так, как в баснословных фильмах про конец света с летящими на Землю безразмерными метеоритами, с разломом земной коры и последующим великим наводнением: в общем, где сломленный мир по кусочкам рушится и медленно катится в тартарары, пока несколько отважных героев не подопрут его своими плечами, как всесильные атланты. Нет, в новой роковой ленте юного постановщика и уже лауреата каннского Гран-при Ксавье Долана “Это всего лишь конец света” апокалипсис совершенно другого уровня, и мир рушится не вокруг центральных персонажей, а внутри семейного круга, также затапливаемый всеми потопами и треснувший из-за всевозможных землетрясений, что даже мифические титаны не вынесут этой тяжкой ноши.

Это всего лишь конец света

Жанр
Драма
Страна
Канада, Франция
Режиссер
Ксавье Долан
Продюсер
Сильвен Корбелл, Ксавье Долан, Нэнси Грант
В ролях
Натали Бай, Венсан Кассель, Марион Котийяр, Леа Сейду, Гаспар Ульель, Антуан Дерошер, William Boyce Blanchette, Саша Самар, Arthur Couillard, Emile Rondeau
Премьера в РФ
20 октября 2016

Как и в любом другом творении об экстремальных испытаниях, выпадающих на провинившееся человечество, ну, или отдельно взятого человека, зрителя в первую очередь интересует сам катаклизм, как бы проверяющий способности к устойчивости действующих лиц. Ксавье Долан, конечно же, не Роланд Эммерих или Брэд Пейтон, которые как повелители стихий лишь одним взмахом руки на одном конце материка могут начать сокрушительные тайфуны, а на другом – устроить губительные лесные пожары. Но закрутить свою безудержную бурю он в уже в состоянии, особенно ту, которая перемешает все скопившиеся за 12 лет разлуки сильные эмоции. Непонимание и страх, злость и отраду, смятение и холодность, огорчение и энтузиазм – где-то в этом головокружительном вихре есть и другие малозаметные настроения, так как чувственный режиссер на протяжении всех полутора часов фильма неоднозначно высказывается о каждом своем подопечном.

Вот, скажем, виновник данной круговерти – успешный писатель Луи Книппер в исполнении француза Гаспара Ульеля, оставил близких ему людей из-за, как может показаться, интересной и творческой работы и счастливого будущего рядом со своим избранником. Быть семьей – означает всегда находится рядом - это и есть основа бытия. Но как быть с теми, кто не понимает и не принимает твоих предпочтений и твоего сложившегося склада ума. И вот, когда Луи наконец-таки приезжает в отчий дом, он уже не кажется тем самодовольным эгоистом, отрекшимся от собственных матери, брата и сестры ради персональных ценностей. Он становится загнанным в угол комнаты нежданным гостем, с которым общаются и ведут себя как с чужаком из другого города. Может быть к нему стали бы относиться более благосклонно и доброжелательнее, если бы знали о его смертельной болезни?

Да, первопричиной дальнейших событий сюжета стало неизлечимое заболевание, что может поначалу показаться банальным сценарным приемом. Ведь из-за него сразу же проникаешься к Луи каким-то искусственно гуманным отношением. Но все дело в том, что Долан совершенно не зацикливается на скором преставлении своего протагониста. В общем-то, если бы не краткий синопсис к картине, то понять это было бы и вовсе невозможно, так как этот вопрос режиссер намеренно не поднимает, а постоянно уходит от него в сторону. Его больше волнуют другие темы. В частности, детство героя, а конкретнее - его первая любовь. Кстати, любовная сцена между однополыми партнерами из воспоминаний Луи показана оператором Андре Тюрпеном настолько сладострастно, что как-то и не хочется больше возвращаться в нынешнюю реальность, где за эту мерзкую гомосексуальность главного героя ненавидит собственный брат.

Кровного брата Луи - Антуана Книппера – сыграл вот действительно уникальный в этой работе Венсан Кассель, также показывающий нам, зрителям, что его мужиковатый персонаж тоже имеет право на конфликтный характер. “Я их боюсь” – вот в чем признается утонченный Луи по телефону своему бойфренду, описывая изменения в семье, с которой он давно не общался. А именно он боится гневного Антуана, которого он, в каком-то смысле, предал, изменив ориентацию и оставив одного с матерью и маленькой сестрой. А теперь жаждущий прощения и понимания с его стороны. И неприятный диалог в автомобильной прогулке как бы намекает, что никаких претензий у Анутана к Луи давно уже нет, ему просто больно от того, что его родной брат скоро покинет этот свет, ведь он, как мне показалось, единственный понял причину такого спонтанного приезда.

Как же умело Ксавье Долан, скажем так, разыгрывает миниатюрный спектакль для публики, четко не давая представления о том, кто понял цель визита, а кто – нет. Для мамы – это возвращение блудного сына, для Сюзанны Книппер – младшей сестры Луи – это небольшой шанс увидеть повзрослевшего брата, с которым она была сильнее связана, чем с Антуаном. Ну, а для Анутана – это возможность высказать все накипевшее и разобраться в этой щепетильной ситуации кулаками, то есть “по-мужски”. Для жены Антуана Катрин – это момент, когда она может получше узнать о сущности многих проблем ее мужа, пообщавшись, пусть и недолго, с посетившим их Луи. Каждый найдет для себя какое-то понятное только ему объяснение, ведь на самом деле ничего страшного и не произошло. Это всего лишь конец света для одного из членов семьи Книпперов.

Оценка TenStars 8 из 10 Отлично

tenstars.ru

Это всего лишь конец света 2016 смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Рейтинг
7.1 7.1 6.9
Название
Juste la fin du monde
Год
2016
Жанры
драма
Страна
Франция , Канада
Режиссёр
Ксавье Долан
Сценарий
Ксавье Долан, Жан-Люк Лагарс
Актёры
Натали Бай, Венсан Кассель, Марион Котийяр, Леа Сейду, Гаспар Ульель, Антуан Дерошер, Уилльям Бойс Бланшетт, Саша Самар, Артур Куийяр, Патриция Туласне
Время
Премьера
19 мая 2016 в мире
20 октября 2016 в России

Успешный писатель Луи после 12 лет разлуки возвращается в родной дом, чтобы сообщить семье новость о своей болезни. Однако воплотить этот план в жизнь непросто, ведь у эксцентричной родни есть собственные планы.

y1.zona.plus