Неаполитанский квартет ферранте четвертая книга – Элена Ферранте, серия Неаполитанский квартет – скачать бесплатно в epub, fb2, rtf, mobi, pdf или читать онлайн серию книг

Содержание

Элена Ферранте все книги по порядку список

Элена Ферранте — писательница из Италии, сумевшая прославиться на весь мир.

О личности автора совершенно ничего не известно, и эта загадка породила много версий о том, кто может скрываться под этим псевдонимом. Выдвигаются версии о том, что это может быть семейная пара, занимающаяся издательским бизнесом или же популярный итальянский сценарист.

Ферранте завоевала любовь читателей благодаря циклу «Неаполитанские романы», которые стали бестселлерами по всему миру. Представляем вам все книги Элены Ферранте по порядку — полный список.

Моя гениальная подруга (2011)

Первый из четырех романов уже ставшего культовым во всем мире «неаполитанского цикла» Элены Ферранте – это история двух подруг, Лену и Лилы, живущих в 50-е годы в одном из бедных кварталов Неаполя.

Их детство и юность проходят на суровых улицах, где девочки учатся во всех обстоятельствах полагаться только друг на друга. Идут годы. Пути Лену и Лилы то расходятся, то сходятся вновь, но они остаются лучшими подругами – такими, когда жизнь одной отражается и преломляется в судьбе другой.

Через историю Лилы и Лену Ферранте рассказывает о драматических изменениях в жизни квартала, города, страны – от фашизма и господства мафии до расцвета коммунистического движения, и о том, как эти изменения сказываются на отношениях между героинями, незабываемыми Лену и Лилой.

История нового имени (2012)

Вторая часть завоевавшего всемирную популярность четырехтомного «неаполитанского квартета» продолжает историю Лену Греко и Лилы Черулло. Подруги взрослеют, их жизненные пути неумолимо расходятся.

Они по-прежнему стремятся вырваться из убогости и нищеты неаполитанских окраин, но каждая выбирает свою дорогу.

Импульсивная Лила становится синьорой Карраччи; богатство и новое имя заставляют ее отречься от той себя, какой она была еще вчера, оставить в прошлом дерзкую талантливую девчонку, подававшую большие надежды. Лену же продолжает учиться, стремясь доказать самой себе, что может добиться успеха и без своей гениальной подруги.

Душные задворки Неаполя, полная развлечений Искья, университетская Пиза… в разных декорациях жизнь еще не раз испытает на прочность дружбу Лилы и Лену, а они будут снова и снова убеждаться, что нить, связавшую их в детстве, не в силах разорвать ни одна из них.

Те, кто уходит, и те, кто остается (2013)

Действие третьей части неаполитанского квартета, уже названного «лучшей литературной эпопеей современности», происходит в конце 1960-х и в 1970-е годы.

История дружбы Лену Греко и Лилы Черулло продолжается на бурном историческом фоне: студенческие протесты, уличные столкновения, растущее профсоюзное движение… Лила после расставания с мужем переехала с маленьким сыном в район новостроек и работает на колбасном заводе.

Лену уехала из Неаполя, окончила элитный колледж, опубликовала книгу, готовится выйти замуж и стать членом влиятельного семейства. Жизнь разводит их все дальше, они становятся друг для друга лишь голосами на другом конце провода. Выдержат ли их отношения испытание переменами?

История о пропавшем ребенке (2014)

«История о пропавшем ребенке» – четвертая, заключительная часть захватывающей, ставшей для многих читателей потрясением эпопеи о двух подругах: тихой умнице Лену и своенравной талантливой Лиле. Время идет – у каждой из них семья, дети, престарелые родители, любовники… однако самым постоянным, что было в жизни Лену и Лилы, остается их дружба.

Обе героини приложили немало усилий, пытаясь вырваться из бедного неаполитанского квартала, в котором выросли, – царства косности, жестокости и суровых табу. Лену вышла замуж, переехала во Флоренцию, стала известным писателем. Но теперь возвращается в Неаполь, словно не в силах противостоять его мрачным чарам.

Лиле не удалось покинуть родной город. Она стала успешным предпринимателем, однако успех лишь глубже затягивает ее в неаполитанский омут кумовства, шовинизма и криминальных разборок. В конце концов неуправляемая, неудержимая, неотразимая Лила превращается в некоронованную королеву того самого мира, который всегда так ненавидела…

Четыре книги неаполитанского цикла Ферранте составили уникальную эпопею о женской дружбе, которую литературный критик Галина Юзефович назвала чуть ли не главным международным бестселлером 2010-х годов.

topspiski.com

Элена Ферранте

    • Писатель, который пожелал остаться анонимным

    Писатель, который пожелал остаться анонимным
    С момента публикации первого романа в 1992 году Элена Ферранте предпочитает скрываться под псевдонимом. Многим он не дает покоя, особенно преуспел в расследовании журналист Клаудио Гатти. Согласно его данным, Элена Ферранте - это Анита Райя - итальянский переводчик. Реакция «феррантоманов» была в высшей степени негодующей: почему к желанию автора, который хотел сохранить анонимность, не было проявлено уважение?
    Мировой литературный феномен
    В скандале вокруг разоблачения личности Ферранте был единственный положительный момент. Дебаты вновь повысили продажи четвертого тома её «неаполитанского квартета». Только последняя книга была продана тиражом 3 миллиона экземпляров в 27 странах. Наконец, «лихорадка Ферранте» добралась и до России. Первая книга, «Моя гениальная подруга» уже в продаже. Второй том, «История нового имени» выйдет в марте 2017-го года.

    • Наблюдая за Эленой и Лилой

    Наблюдая за Эленой и Лилой
    Такому успеху романы обязаны теме, которой часто пренебрегают в литературе – женской дружбе. Элена Греко рассказывает нам историю взаимоотношений с Лилой Черулло. Повествование охватывает промежуток в пятьдесят лет, в течение которых подруги поддерживают, обожают и ненавидят друг друга. Все то, через что они проходят описано с точностью анатомической лекции – как если бы все их разговоры были законспектированы.
    Продлить книгам жизнь
    Даже большая книга из четырех томов рано или поздно заканчивается. А читательская душа просит ещё! Для того чтобы продлить удовольствие от чтения, журналисты французского журнала «L’Obs» посетили Неаполь этой весной, чтобы отыскать места действия, описываемые в романе. Мы перевели этот репортаж, чтобы разделить с вами удовольствие от путешествия по Неаполю Элены Ферранте.

    • Квартал в котором росли Элена и Лила / Рионе Луцатти, Неаполь

    Квартал в котором росли Элена и Лила / Рионе Луцатти, Неаполь
    Две подруги родились в квартале Рионе Луцатти (Rione Luzatti). Элена Ферранте замаскировала район, нигде не упоминая о его названии, но в книгах она оставила массу подсказок и намеков, которые позволили читателям-неаполитанцам согласиться: железнодорожная линия, тоннель с тремя входами, церковь, очертания зданий… Всё совпадает – это место находится здесь.
    Бетонные блоки
    Квартал не выглядит таким, каким мы его себе представляли: здесь нет узких улиц и старых строений, как в центре Неаполя. Вместо этого есть целый квартал прямоугольных бетонных блочных зданий, построенных после второй мировой войны. Недалеко от центра города, но отделен от него - остров, очерченный железнодорожной линией. Везувий находится не так далеко, но от мест детства Элены и Лилы он совсем не виден.
    Мафия детскими глазами
    Бедный квартал Рионе Луцатти известен тем, что находится под влиянием итальянской мафии (Каморра). В книгах описано учиняемое ими беззаконие. Впервые Элена сталкивается с мафией, будучи маленькой девочкой, наивно и подробно рассказывающей о близкой родственнице – одной из главных героинь. По мере взросления некоторые вещи постепенно проясняются для нее – щедро описаны убийства и наркобизнес.

    • Двор Элены и Лилы / Рионе Луцатти, Неаполь

    Двор Элены и Лилы / Рионе Луцатти, Неаполь
    Некоторые отрывки из книг убеждают нас в том, что именно здесь выросли две героини Элены Ферранте. Во дворе Лила и Элена слышали сумасшедший плач соседки или рев мафиози с третьего этажа. Когда семья героя книги Нино с шумом выезжала, каждый из жильцов считал за обязанность высунуться из окна, чтобы воочию наблюдать соседскую драму.

    • Маленькая библиотека / Рионе Луцатти, Неаполь

    Маленькая библиотека / Рионе Луцатти, Неаполь


    Элена Греко - начитанная и немного апатичная маленькая девочка. Менее талантливая, нежели подруга Лила Черулло, обладающая невероятным интеллектом. В самом начале дружбы они щеголяют друг перед другом количеством книг, взятых в районной библиотеке. На Рионе Луцатти стоит маленькое серое здание с зарешеченными окнами. Сдавленное улицей с одной стороны и железнодорожной линией с другой, оно могло бы оказаться помещением для железнодорожного персонала, если бы не маленькая вывеска на которой можно прочесть «Городская библиотека Андреоли».

    • Туннель с тремя входами / Рионе Луцатти, Неаполь

    Туннель с тремя входами / Рионе Луцатти, Неаполь
    В книге «Моя гениальная подруга» часто описывается туннель с тремя входами, ведущий за черту города. Здесь начинается деревенская дорога, по которой можно дойти до моря. Однажды маленькие Элена и Лила решают пойти туда вместо школы. Сегодня город разросся до морского побережья.

    • Первые шаги к свободе / Остров Искья

    Первые шаги к свободе / Остров Искья
    Отдыхая на Искье – острове, расположенном неподалеку от морского побережья Неаполя, в доме Неллы - сестры учительницы начальной школы, Элена Греко открывает для себя море, которое и находилось-то всего в двух километрах от ее дома. Это ее первые каникулы, и требуется много времени, чтобы раздражительный голос матери в ее голове исчез.

    • В первой части книги Элена проводит свое лето на пляже Маронти

    В первой части книги Элена проводит свое лето на пляже Маронти

    • В мечтах о Сарраторе… / пляж Маронти, остров Искья

    В мечтах о Сарраторе… / пляж Маронти, остров Искья
    Песок пепельно-коричневого цвета, перемешанный с крошкой ракушек – невозможно удержаться, чтобы не наклониться и не зачерпнуть рукой горсточку. Правда, трудно найти белую и покрытую галькой тропинку, которая ведет к дому Неллы - там только бетонные дороги с грузовичками.

    Салат из морепродуктов
    Элена проводит свои дни на пляже, полностью очарованная семьей Сарраторе. Отец, читающий газеты и сын Нино, лучший ученик в классе, оказывает на нее сильное впечатление. Ферранте описывает, что пляж в это время абсолютно пустой – только Элена и эта семья. Сейчас здесь оживленный морской курорт. Выстроенные вдоль морской линии деревянные ресторанчики на сваях рекламируют блюдо дня: салат из морепродуктов. Как и в книге, в конце пляжа расположены спа-отели, предлагающие грязевые ванны.

    • Установленная на пляже Маронти статуя Мадонны смотрит в сторону моря

    Установленная на пляже Маронти статуя Мадонны смотрит в сторону моря

    • Возвращаясь в квартал / Рионе Луцатти, Неаполь

    Возвращаясь в квартал / Рионе Луцатти, Неаполь
    Мы находимся в самом сердце «Моей гениальной подруги» - первой части четырехтомника. Вернувшаяся с острова Элена Греко впервые так ясно замечает нищету и жесткость нравов квартала. Это 60-е, когда шумное общество распадается на конкурирующие группы. Фашисты с одной стороны (семья аптекаря) и коммунисты с другой (семья столяра). В семье Солара два сына - мафиози управляют баром-кондитерской (когда не наматывают круги на своем модном автомобиле). Их мать всегда держит при себе угрожающе красную тетрадь, в которой хранятся все записи о деньгах, взятых в долг жителями квартала.

    • В поисках магазинчика «Солара» / Рионе Луцатти, Неаполь

    В поисках магазинчика «Солара» / Рионе Луцатти, Неаполь
    Сегодня в квартале не так много сапожников и плотников. Магазины выглядят совсем иначе, нежели мы представляли их, читая книгу. Они скорее выглядят как те, что мы можем увидеть на этой картинке – узкие улицы, одиночные строения, лишенные обаяния. Мы смогли найти две аптеки, маленькие ночные магазинчики и несколько баров, некоторые из которых кажутся сохранившими атмосферу более раннего периода. Один из них напоминает бар-кондитерскую «Солара». Он расположен на углу улицы, работает ежедневно и предлагает посетителям выпечку и пиццу.

    • Школа и церковь рядом с кварталом/ Рионе Луцатти, Неаполь

    Школа и церковь рядом с кварталом/ Рионе Луцатти, Неаполь
    В романе запечатлена церковь Святого Семейства. Действующая церковь на Рионе Луцатти (одна из тех, что мы можем увидеть на картинке) имеет такое же название, что и в романе.
    Полуразрушенное здание
    Начальная школа Рионе Луцатти расположена рядом. Когда Элена и Лила учились в начальной школе, далеко не все ученики продолжали обучение и шли в среднюю школу.

    • Шокированные местными буржуа / Виа Кьяйя, Неаполь, центр города

    Шокированные местными буржуа / Виа Кьяйя, Неаполь, центр города
    Как-то вечером юные Элена и Лила рискнули прогуляться по центру Неаполя с компанией друзей. На виа Кьяйя, длинной оживленной улице с магазинами, они встретили совсем других женщин, резко контрастирующих с матерями из их квартала. Гибкие, элегантные, с хорошей осанкой. Девушка, одетая во все зеленое приковала их внимание. Элена и Лила мечтали о богатстве, но им даже в голову не приходило, что это может значить. Холодность, уверенность в себе – вот что их так впечатлило. В глазах девочек это были привилегии для богатых.
    Банановый сок
    Гуляя вниз по улице сегодня трудно увидеть какие-то нарочитые проявления богатства. На торговой улице продают сандалии с поддельными стразами и банановый сок. Ближе к морю улица становится более просторной и магазины здесь уровнем выше.

    • Одной ногой в высшем обществе / Пьяцца дей Мартири, Неаполь, центр города

    Одной ногой в высшем обществе / Пьяцца дей Мартири, Неаполь, центр города
    Прямо в конце виа Кьяйя начинается Пьяцца дей Мартири. Во втором томе «История нового имени» семья Солара покупает там обувной магазин, который становится своего рода «представительством» квартала. В центре богатого современного Неаполя этот маленький магазинчик становится центром романтических и психологических столкновений героев. В Неаполе Пьяцца дей Мартири это треугольное пространство, известное этими гигансткими львами и двумя монументальными дворцами. В них располагаются магазины люксовых брендов (Gucci, Salvatore Ferragamo). На Палаццо Калабритто слева один из магазинчиков напоминает магазин Солара: запасный выход в задний двор такой же, как в одной из сцен второго тома.

    • В доме с теми, кто читает / Корсо Эмануэль, Неаполь, центр города

    В доме с теми, кто читает / Корсо Эмануэль, Неаполь, центр города
    Элена одна из немногих в квартале, кто подошел к окончанию средней школы. Она старается поймать внимание учительницы миссис Гальяни, которая живет на Корсо Эммануэль, в интеллигентном районе самой высокой части города (см. фото). Позже в романе Элена получает приглашение провести вечер в огромной квартире учительницы, полной книг. Для ней это огромная радость и возможность подняться по социальной лестнице.

    • Летняя работа / Виа Посилиппо, Неаполь, центр города

    Летняя работа / Виа Посилиппо, Неаполь, центр города
    Чтобы заработать немного денег, летом Элена работает няней. Два года подряд во время школьных каникул она отводит дочерей продавщицы канцтоваров на море. Одна из прибрежных линий, недалеко от центра Неаполя, напоминает этот маленький пляж. Вся пляжи имеют вид на Палаццо Дон’ Анна, который мы видим на фото.

    • Обнаружили сюрприз: один из частных пляжей называется «Багно Элена»

    Обнаружили сюрприз: один из частных пляжей называется «Багно Элена»

    • Книжный магазин / Виа Меццоканноне, Неаполь, центр города

    Книжный магазин / Виа Меццоканноне, Неаполь, центр города
    Год спустя Элена проводит лето, подрабатывая в книжном магазине в студенческом квартале на Виа Меццоканноне. На этой улице, сплошь состоящей из книжных магазинов сегодня остался только «Libreri Dante & Descartes». Им управляет Раймондо - итальянец, который продал все книги Эрри ди Лука (известный неаполитанский автор с которым он дружит) и израильтянин Амос Оз. Но это не те люди, что у Элены Ферранте.
    Город, разделенный на две части
    Покупатель в книжном магазине говорит, что его жена прочла все 4 книги. Он добавляет: «Сегодня город поделен на две части: те, кто читал и те, кто не читал эти книги. Для тех, кто не читал, британский издатель Энни Медоус говорит: «Сегодня не прочесть Ферранте – это как в 1856 году не читать Флобера…»

    • Остров соблазнов / порт Искьи, остров Искья

    Остров соблазнов / порт Искьи, остров Искья
    Второй визит на остров. Это время Лила и Элена проводят вместе. Здесь Элена Ферранте кратко исследует психологическую сторону любви. Мы неизбежно соотносим с собой ее рассуждения о неверности, отказе и крушении иллюзий.

    • Пляж Ситара, где мы не нашли никаких указателей продавцов арбузов из второй части

    Пляж Ситара, где мы не нашли никаких указателей продавцов арбузов из второй части

    • Длинные вечера / Форио, остров Искья

    Длинные вечера / Форио, остров Искья
    Элена и Лила проводят свои дни на пляже Ситара, а вечера в Форио – маленьком оживленном городке. После мороженого и разговоров в телефонном автомате, они бродят по округе в теплом свете магазинных вывесок, открытых до поздней ночи. Или же сидят в гостях у молодого человека, отец которого владеет колбасным производством.

    • Церковь Соккорсо – место романтических встреч в Форио

    Церковь Соккорсо – место романтических встреч в Форио

    • Всепоглощающая фабрика / Сан Джованни э Тедуччио, окраина Неаполя

    Всепоглощающая фабрика / Сан Джованни э Тедуччио, окраина Неаполя
    Некоторое время спустя после возвращения с Искьи, Лила проведет большую часть жизни рядом с фабрикой Сан Джованни э Тедуччио на окраине Неаполя. Когда мы искали фабрику, которая могла подойти на описанную в книге, мы наткнулись на одну в промзоне недалеко от моря. Типичная промзона, видимая с другого конца Неаполя – это старое здание выглядит как темный и мрачный район из комиксов. Это здание было фабрикой, специализирующейся на производстве жестяных банок для томатной пасты. Владельцы были арестованы после намеренного банкротства бизнеса.

    • Средний класс / Виа Тассо, Неаполь, центр города

    Средний класс / Виа Тассо, Неаполь, центр города
    В третьей части романа, после нескольких лет, проведенных вдали от Неаполя, Элена Греко возвращается и переезжает на Виа Тассо. Это респектабельный район, отсюда видно море и Везувий, но также можно оценить и природную склонность неаполитианцев к накоплению. Забитые балконы, на которых можно увидеть лестницы, банки, отпиленные стволы деревьев. На стенах наспех написанные граффити: «Беженцам не рады». И пустые ямы на пригорках, приспособленные под свалки.
    Неаполитанский хаос / вид на море, Неаполь, центр города
    В такси, везущем нас к морю, водитель нервно смеется когда мы говорим, что Неаполь – красивый город. Ха-ха-ха. Неаполь – это хаос!

  • elenaferrante.ru

    Какой он — неаполитанский квартал из романов Элены Ферранте :: Впечатления :: РБК.Стиль

    Все началось с крестин и закончилось похоронами. После воскресной мессы к церкви Святого Семейства, стоящей в центре квартала Рионе Луцатти, куда Элена Ферранте вписала основное действие «Неаполитанского квартета», принесли младенца в крестильной рубашке. Молодые родители, крестные мать и отец, кучка родственников и друзей. Потолкались у крыльца, поднялись по ступенькам. Внутри прохладно, сумрачно и спокойно. «Дорогие родители, какое имя вы дали вашему ребенку?»

    Церквь Святого Семейства

    © Сергей Кумыш

    «Неаполитанский квартет» — условное название четырех издававшихся по отдельности частей романа «Гениальная подруга», принесшего известной итальянской писательнице или писателю, или группе людей, стоящих за псевдонимом Элена Ферранте, мировую славу. Первый том вышел в 2011 году, четвертый — в 2014-м. Под одной обложкой роман был опубликован в Италии только в 2017-м. Для того чтобы выпустить книгу в том виде, в каком она изначально задумывалась и писалась, понадобилось шесть лет. Какое имя вы дали вашему ребенку? При крещении — «Гениальная подруга». В миру — «Неаполитанский квартет».

    Квартал Рионе Луцатти

    © Рита Сахно

    Растянувшаяся на десятилетия история дружбы Лену и Лилы — девочек, с течением времени созревающих в женщин, высыхающих в старух. Охватывающая весь послевоенный ХХ век история Неаполя, который рождает и воспитывает таких вот девочек; портрет родителя, от которого не дождешься особой нежности — не потому, что он неласков, а потому, что у него слишком много детей.

    Рассказ о тирании родины, о насилии, которое она учиняет над своими детьми, не выпуская из цепких любящих лап. Каждый, кто однажды почувствовал связь с материнским Неаполем, не утратит ее никогда. А мамаша сама решит, за кого тебе замуж и когда ты можешь попробовать пожить отдельно. Она-то знает: рано или поздно ты все равно вернешься домой.

    Понаблюдав за крестинами, мы с женой выходим из церкви. Справа — школа, та самая, где учились главные героини. Основная жизнь квартала сосредоточена в семи липнущих друг к другу прямоугольных дворах. Один из них буквально засасывает внутрь: в него хочется зайти и на какое-то время остаться. Трудно сказать почему. В целом он примерно такой же, как остальные. Немолодые дома, старые «фиаты», праздные, воскресные жители, кошки, голуби, собаки.

    Нам сразу становится ясно, что это не тот-самый-двор, который мы вроде как планировали найти. Но это неважно. Мы сидим в центре квартала, о котором написано больше тысячи страниц, наверное, самой известной книги первых двух десятилетий XXI века. Лену и Лила жили где-то поблизости, этого вполне достаточно. Немые бумажные голоса набирают силу, обрастают кожей, отбрасывают тени. Перепалки домочадцев из открытых окон («Паскуале, mammamà, ну что ты несешь, ну сам себя-то послушай, testa di cazzo!») и воробьиные вопли над крышами.

    С собой у нас по томику «Квартета». Когда читаешь книгу, в каком-то смысле сидя внутри нее, это уже не совсем чтение. Все, что раньше раздражало, казалось избыточным, надуманным, недожеванным, пресным, высокопарным, вроде бы никуда не деваясь, перестает быть таковым. «Сам ты недожеванный и высокопарный», — говорит тебе стена соседнего дома, а ты в ответ пробегаешь глазами еще с десяток строк.

    © Сергей Кумыш

    © Сергей Кумыш

    Около шестидесяти лет назад сюда часто приезжал подросток с блокнотом. Домашние называли его Нино. Он расспрашивал местных о своих родственниках, живших здесь, интересовался историями соседей, все время что-то записывал и зарисовывал. По словам его двоюродной сестры Нунции, уже тогда, в детстве, было понятно, что Нино станет писателем. Он и стал популярным и плодовитым. После выхода «Гениальной подруги» Элены Ферранте многие заметили, что имена значительной части персонажей так или иначе совпадают с именами дальних (и не очень) родственников Нино. Уж не он ли скрывается за псевдонимом? Однако Нино, и без того не обделенный вниманием автор, любимый как читателями, так и критиками, все отрицал, в ответ на бесконечные вопросы повторяя одну и ту же фразу: «Я не Элена Ферранте». И это была правда, а совпадения лишь запутывали следы. История Нино — одна из многих тропинок, вроде бы ведущих к разгадке истории нового имени, однако рано или поздно все эти следы теряются, тропинка кончается и никуда не приводит. Элена Ферранте — сама по себе персонаж с вымышленной судьбой, придуманным стилем; фантом, мираж; писательница, которой как бы нет; автор книги, которая есть. Слишком много неодинаковых разгадок одной и той же загадки.

    Один из самых известных романов Нино написан от лица сына некоего художника-железнодорожника; одного из ключевых персонажей «Неаполитанского квартета» зовут Нино, и он сын поэта-железнодорожника. Однако достаточно беглого взгляда на тексты настоящего Нино и созданной кем-то Ферранте, чтобы стало очевидно: общего у двух этих авторов гораздо меньше, чем может показаться.

    Нино, безусловно, внес свой вклад в создание фактуры и, я почти в этом уверен, написал некоторые куски (полстраницы ближе к концу четвертой части, на мой взгляд, выдают, что, как минимум, эти несколько предложений, неважных для сюжета, но почему-то важных Ферранте для проговаривания, писал мужчина). Возможно, Ферранте и Нино дружат. Возможно, как это было чуть ли не доказано (впрочем, фактически так и не подтверждено), они — муж и жена. В его романе про сына железнодорожника и в ее романе про гениальных подруг жену торговца фруктами зовут Ассунта. Нино точно имеет отношение к «Неаполитанскому квартету», но не он — автор романа. И даже не соавтор. Вообще говоря, любое соавторство — ложь. Неважно, сколько человек писали книгу — один, двое, десять. Автор всегда один, и он всегда главный. Точно так же невозможна равная любовь: всегда есть тот, кто любит сильнее, кто творит отношения. И Нино, выполнив свою роль, уходит из этой истории (чтобы, возможно, когда-нибудь снова в ней промелькнуть).

    Мы находим библиотеку, стоящую в конце одной из двух торговых улиц. Фасад украшен вырезанными из какого-то прочного материала двухмерными фигурами учительницы Оливьеро и библиотекаря Ферраро — персонажей романа и одноименного телесериала, снятого по «Гениальной подруге». Это не подмигивание туристам, а домашние радости исключительно для самих себя: туристов здесь практически не бывает. На соседней улице из одного окна выглядывает бумажная фигура Лилы, сразу за углом, обращенный к спортплощадке, к оконному стеклу на первом этаже приклеен силуэт Лену. Что сразу выдает фальсификацию.

    Лила в окне

    © Рита Сахно

    Семья Лену жила не на первом этаже. Ферранте вплела сюда жизни вымышленных героев, наделив их именами реальных людей, чтобы еще сильнее запутать следы. Герои романа жили здесь. И это единственная правда, на которую можно и стоит рассчитывать.

    И вот это, пожалуй, ключевой момент. В «Гениальной подруге» «где» всегда не менее важно, чем «кто».

    Так где же здесь автор? Ответ, к которому вроде бы смутно подбираешься то с одной, то с другой стороны, приходит в четвертом томе.

    Лену в окне

    © Рита Сахно

    Элена Ферранте (кто бы за этим именем ни стоял) пишет об одном человеке. О себе. Лену и Лила — не просто две грани единого характера, не просто два персонажа, в каждой из которых по своему отражается автор; это один человек; одна неделимая элементарная частица, как известно, вопреки всем существующим законам и образуя свой собственный закон, способная, оставаясь неделимой, идти одновременно двумя путями. В книге Лену и Лила — два персонажа. В жизни это один человек. Тот или та, кто поставил последнюю точку. Тот или та, кто стоит за обоими именами. Тот или та, кто пережил всю описанную в книге боль. Боль и выдает. Становится очевидно, да просто видно, что это боль одного человека. У этой боли два разнонаправленных внутренних источника. И если с первым можно как-то уживаться и время от времени договариваться, второй приходится намеренно глушить. Потому что, помимо ковыряющей, режущей, отравляющей боли, он скрывает ту самую правду о тебе, которую, с одной стороны, невозможно не знать, а с другой, лучше об этом не думать, не пытаться обнаружить источник. Все, что нас не убивает, делает сильнее, но ровно до тех пор, пока не доканывает окончательно.

    Двор Лену и Лилы

    © Рита Сахно

    И будто бы спохватившись сама, чтобы окончательно запутать читателя, Ферранте в самом конце от него ускользает — те самые «мужские» полстраницы, одно вроде как не до конца обдуманное или же не до конца отточенное замечание (якобы демонстрирующее нам нитки, которыми все сшито, якобы подводящее к мысли, что вымысла здесь гораздо больше, чем нам казалось, чем мы себе нафантазировали) и прикидывающийся беллетристическим финал.

    Мы так и не нашли нужный двор. (Зато на отшибе наткнулись на граффити с портретами гениальных подруг во всю стену; в районе Форчелла, для сравнения, одну из стен украшает портрет Сан-Дженнаро, святого покровителя Неаполя.)

    Граффити «Гениальная подруга»

    © Сергей Кумыш

     — Давай подумаем, — говорю. — Лену упоминала, что до церкви и школы пешком пара минут; подглядывавший за ней Донато Сарраторе потом ныкался в туннеле. Пойдем от церкви к туннелю. Ничего не попадется — значит, не судьба.

    Конечно же, он нам попался. Широкий, чистенький, почти безликий. В нем нет пульсирующего магнетизма, исходящего от соседних улиц. Такой двор есть в любом городе. Стал тесен мне дворик арбатский, и я ухожу-ухожу. Постоять, помолчать, удалиться. Забавно: труднее всего представить себе Лену и Лилу именно здесь. Это не ядро романа (хотя с ним так или иначе связаны все главные события), а так, скорлупа. Все ровно наоборот. Роман — ядро двора. Слева за воротами виднеется туннель, чуть наискосок справа заправка, где работала Кармен Пелузо.

    Обойдя квартал целиком, мы снова вышли на улицу, ведущую к церкви Святого Семейства, и увидели похоронную процессию. Джильолы и Ады, Марии и Нунции, Рино, Стефано и Марчелло шли за катафалком, еле ползущим к распахнутым воротам. 

    style.rbc.ru

    Отзывы о книге Неаполитанский квартет. Комплект из 4 книг

    Взять в руки нельзя отложить – в случае “Неаполитанского квартета” Элены Ферранте нет дилеммы, где поставить запятую. Четыре книги за три недели – для меня рекордно быстро, хотя две недели из трех я путешествовала, а в дороге традиционно читаю куда больше, чем в других обстоятельствах.

    “Неаполитанский квартет” – это история двух подруг, которые родились и выросли в бедном итальянском квартале. Насилие, нищета, преступность – всё по классике городских окраин в какой угодно стране. Героини подружились в начальной школе, и как только они ее закончили, их судьбы стали расходиться. Первая (Элена, Лену, Ленучча) училась дальше и дальше – и таки вырвалась из рассадника итальянской гопоты. Вторая (Рафаэла, Лина, Лила) осела в квартале и примерила на себя все возможные для него женские роли: жены (битой и изнасилованной, обманутой и неверной, покинутой и сбежавшей), матери (счастливой и убитой горем), домохозяйки, работницы, бедной и богатой, хозяйки собственной фирмы. Хоть писательницей и стала Лену, из них двоих Лила всегда была умней и неизъяснимо круче – и все вокруг это знали. И всё же, одного ума мало, чтобы выбраться из зыбучего песка спальных районов.

    В цикл входят четыре романа: “Моя гениальная подруга”, “История нового имени”, “Те, кто уходит, и те, кто остается” и “История о пропавшем ребенке”.

    К первой же книге я смогла прислониться ооочень большой площадью своего читательского тела. Наконец-то главной героиней стала та, кто по всем правилам должна быть на вторых ролях: очкастая и прыщавая зубрила из бедной семьи, которая всегда чувствует себя второй и не верит в собственные силы. Читателю бы и в голову не пришло соотносить себя с такой нескладёхой – но как устоять перед литературными чарами Элены Ферранте? Не случайно она дает героине собственное имя: если уж писательница соотносит себя с Ленуччей, у нас просто нет шансов.

    Желание отгородиться от своей семьи и среды, которая тебя породила, очень хорошо знакомо книжным девочкам и мальчикам из провинции. Мы знаем, каково это – стыдиться себя, своих родных, своего быта и образования. Не верить, что твои знания и правда принадлежат тебе; что ты достаточно хороша для всего, чего сама же и добилась: завидной работы, крепкой репутации и даже самостоятельных суждений.

    Ассоциируя себя с главной героиней – неуверенной в себе простушкой – можно с такой же легкостью прислониться и к ее подружке Лиле. Она налету схватывает примерно всё и может разобраться в любой сложной теме – но только покуда ей это интересно. Как только ей наскучит, она без сожаления бросит что угодно, наплюет на высокие результаты и радужные перспективы и пойдет заниматься тем, что интересует ее в данную минуту. Она может сама выучить греческий и латынь, написать талантливый рассказ, придумать дизайн туфель и разобраться в программировании. Разве это не мечта любой отличницы? Разве не соблазнительна мысль, что пятерки тебе обеспечивает не прилежание, а за талант? Что ты особенная, и все это замечают и перешептываются у тебя за спиной?

    Как можно быть одновременно зубрилой и гением, Ленуччей и Лилой? Лего, если так решила Элена Ферранте. Взяла одну и ту же отличницу и посмотрела на нее с разных сторон. Сначала – глазами других людей (увидела очки, прыщи, зубрёжку), затем – изнутри (красота, уверенность, мешок талантов). Каждую из этих картин дополнила штрихами в тон – и пожалуйста, получайте ваших двойников.

    Тут вступает Капитан Очевидность. Главные героини – двойники друг друга. Наверное, правильней будет сказать, что Лила – двойница Элены, но дело не в том, кто здесь оригинал. Суть в самом мотиве взаимодополнения и прочной, неизбывной связи двух персонажей. Они ссорятся, отдаляются друг от друга, желают друг другу зла, а то и смерти, любят одного и того же мужчину – и при этом остаются неразрывно связанными. Их разница в возрасте – меньше месяца, как и у их дочерей. Одна – блондинка, другая – брюнетка; одна ни в чем не уверена, другая ни в чем не сомневается; одна сбежала из квартала девчонкой – другая никогда не покидала родного города. Взаимодополняющие подруги. Кто из них гениальная? Обе.

    Или нет? Мы знаем историю из уст ненадежной рассказчицы. Все четыре тома написаны Ленуччей, достигшей преклонного возраста. Она не раз упоминает, что Лила угрожала ей проникнуть в компьютер, всё стереть или исправить. В финале рассказчица заявляет, что всё осталось как было и в рукописи нет никаких следов вторжения. Но откуда нам знать? Если бы кто-то тайно поправил чужую рукопись, он бы постарался замести следы. А вдруг это Лила дописала, что никаких чужих правок в рукописи нет? А вдруг она всё переиначила? А может, эти “воспоминания” – коллективный труд героинь? Они обе – гениальные подруги, и обе в детстве мечтали вместе писать романы – и вдруг мы держим в руках один из них? И даже если Лила не правила текст Ленуччи, кто может поручиться, что та помнит всё правильно? Наша память такая капризная и избирательная – всё зависит от настроения, опыта и того, каким мы хотим видеть прошлое. Возможно, всё в жизни подруг сложилось иначе, но мы этого никогда не узнаем.

    Еще один вопрос без ответа – то, как среда влияет на личность. Где заканчивается это влияние и есть ли у него границы? Квартал говорит в Ленучче, когда она проживает самые сложные моменты своей жизни: она скалится, лается, способна ударить. Квартал невозможно вывести даже из ее взрослых дочерей, и это обнаруживается в самые неожиданные моменты.

    Правда ли нас формирует среда – своевольное, неподконтрольное нам окружение? Как она отвоевывает наши внутренние территории у культуры, которую нам старательно прививают? Почему заплеванные подъезды живы в нас, несмотря на прочитанные тома? Почему в сотруднике международной компании так легко разглядеть ребенка из хрущевки? Где та граница, за которой мир нашего детства теряет над нами власть? Способен ли он нас отпустить? Способны ли мы отпустить его и порвать самые прочные и ценные связи, если они нам вредят? Не уверена, что это известно даже Элене Ферранте.

    www.livelib.ru

    Прогулки по Неаполю с Эленой Ферранте

    В 2016 году благодаря издательству «Синдбад» до нас добралась «лихорадка Ферранте» — романы самой популярной современной итальянской писательницы. Четыре книги так называемого «Неаполитанского квартета» (на русский переведены три, последняя обещана к ноябрьской ярмарке Non Fiction) не только рассказывают историю дружбы дочери швейцара, наблюдательной скромницы-отличницы Элены Греко, и дочери сапожника, блистательной и непокорной Рафаэллы Черулло. Это еще и срез истории Италии (особенно города Неаполя) на протяжении шестидесяти лет.

    На читательской географической карте появилась новая точка интереса, в Неаполь устремились паломники. В январе 2016 года журналистка Энн Ма прошлась по городу в поисках мест, где разворачивается действие романов и написала для «The New York Times» статью о Неаполе «тогда и сейчас», указав на значительные точки пересечения истории Италии и прозы Ферранте. Предприимчивые итальянцы, уловив тренд, быстро составили маршруты по «местам Ферранте». Нехитрый гугл-поиск выдает несколько туров «все включено» в центр Неаполя и квартал Рионе Луззатти, где родились и выросли герои «Неаполитанского квартета».

    Книги Элены Ферранте сами по себе неплохие путеводители. Они без посредников проведут читателя по Неаполю и окрестностям, где размываются границы между книгами и реальностью. По цитатам из книг легко выписать маршруты, составить карты основных мест действия. Остается только собраться и отправиться в путь.

    К Неаполю невозможно подготовиться. Он сбивает с ног, бьет солнцем по голове. Это жара, хаос и мельтешение образов, запахов, звуков. Это пьяцца Гарибальди, центр, разделяющий старый и новый Неаполь пересечением транспортной сети. Здесь же, под сумасшедшими треугольниками крыши, станция метро и центральный вокзал. Слово «Неаполь» рисует в воображении узкие улицы с вывешенным над головой бельем, разноцветные домики вдоль залива до самого горизонта, виды на Везувий. Прибавьте к этому ароматы пекущихся сладостей и пиццы вперемешку с запахами прачечной и помоев, вылитых зазевавшимся туристам под ноги, и реальность уже начинает ускользать, звучать сквозь цитаты.

    «Однажды в воскресенье, после долгих обсуждений (Рино лично пришел к нам домой и великодушно взял на себя ответственность и за меня тоже), родители разрешили нам — ни больше ни меньше — гулять по вечерам. Мы увидели город, расцвеченный ярко освещенными вывесками, и его переполненные улицы, мы нанюхались вони протухшей на жаре рыбы и аппетитных запахов из дверей ресторанов, закусочных, баров и кондитерских, куда более богатых, чем заведение Солара. Не знаю, случалось ли Лиле до того вечера бывать в центре Неаполя — с братом и кем-нибудь еще. Если и так, то мне она, разумеется, ничего не рассказывала. Зато я помню, что на той прогулке она не проронила ни слова. Мы шли через площадь Гарибальди, и Лила все время отставала, засмотревшись то на чистильщика обуви, то на ярко накрашенную здоровенную тетку, то на хмурых мужчин, то на мальчишек».

    На каждом углу — сценки, словно постановочные кадры из смутно знакомого фильма. Дети играют в футбол у старинного памятника, рядом старик копается в помойке, женщина с улицы разговаривает с мужчиной, стоящим на балконе второго этажа. Люди не сдерживают эмоций, кричат и размахивают руками, в их говоре узнается знаменитый неаполитанский диалект, воспетый Эленой Ферранте. Двери домов открыты нараспашку, любопытный взгляд заметит старичков, играющих в карты или семейство за обедом в обстановке почти из советского фильма восьмидесятых. Это и придает Неаполю вид сцены, на которой никогда не заканчивается театральное действие.

    Первое место, с которого стоит начать поиски Неаполя из книг Элены Ферранте, — квартал Рионе Луззатти, в котором выросли и провели юность главные герои. От центра квартал отделяет всего полчаса пути пешком с той же пьяцца Гарибальди. От вокзала нужно подняться на квартал выше и идти параллельно площади и вокзалу по виа Фирензе, которая переходит сначала в корсо Меридионале, а затем в виа Таддео да Сесса. Так по прямой попадаешь в квартал Рионе Лузатти.

    gorky.media

    Лихорадка Ферранте

    Псевдоним

    Все, что официально известно о жизни Элены Ферранте, уместилось в книгу «Фрагменты» (La Frantumaglia), в которую вошли письма издателям, эссе и редкие интервью писательницы. Беседуя с журналистами по e-mail, Ферранте не раз объясняла, почему она выбрала анонимность. По ее словам, сохранение авторского инкогнито позволило не вступать в обременительный контакт с медиа и сосредоточиться только на книгах, представляющих интерес сами по себе. Тем не менее, после того как англоязычная публикация «Моей гениальной подруги» — первого романа из «Неаполитанского квартета» — повлекла за собой так называемую «лихорадку Ферранте» (#Ferrantefever), попытки разоблачения ее личности участились.

    В расследовании по «делу» Ферранте особенно преуспел итальянский журналист Клаудио Гатти: осенью 2016 года он представил общественности несколько весомых аргументов в пользу того, что под псевдонимом скрывается переводчица Анита Райя, жена неаполитанского писателя Доменико Старноне, чьи работы выходили в том же издательстве, что и у Ферранте. Гатти прибегнул к методам, которыми обычно пользуются журналисты, расследующие коррупционные скандалы: доказательством авторства послужила информация о доходах Аниты Райи и покупки недвижимости, которые по времени совпадали с предположительными авторскими отчислениями. Как утверждал Гатти в интервью The National Book Review, читатели имеют право знать, кто она на самом деле, и, «если бы Ферранте и ее издатели не играли в кошки-мышки с прессой почти четверть века», он бы и не стремился узнать правду: «Каждый, кто играет в прятки, должен знать, что быть пойманным — это неотъемлемая часть игры». Так или иначе, ни издательство, ни Ферранте эту успешную теорию не подтвердили.

    Провокационный материал Гатти вызвал шквал осуждающих текстов: журналисты и литераторы не преминули высказаться о праве писателя оставаться в тени, а Салман Рушди даже предложил запустить кампанию «Я — Элена Ферранте».

    Автор журнала n+1 Дэйна Торторичи пишет, что анонимность и независимость Ферранте, в первую очередь, шла на пользу ее книгам. Ферранте многократно повторяла, что могла публиковаться, лишь защитив от посторонних глаз свое авторское «я». «Писателям нужно творческое пространство, — продолжает Торторичи. — Одно из его определений — комната, другое — свобода, третье — уединенность. Каждый находит это пространство, где может».

    В своем монологе на Lithub, озаглавленном «Оставьте Элену Ферранте в покое», редактор Дэвид Л. Улин возмущается бессмысленностью этого разоблачения: «Прежде всего — зачем? <…> Кому-то есть дело до того, сколько Ферранте зарабатывает и где она живет? <…> Мне все равно, как на самом деле зовут Элену Ферранте, поэтому, если Гатти действительно прав, я не буду приводить здесь ее имя. Мне наплевать, как выглядит Томас Пинчон и осталась ли после Джерома Д. Сэлинджера кипа неопубликованных рукописей. Все это не имеет никакого отношения к тому, что написали эти авторы, к тому, что мы знаем о них благодаря видению мира, историям и наблюдениям, которыми они делятся. Книги Ферранте вызывают отклик не из-за ее имени или имущества, но из-за того, какой она человек и как превращает свои чувства в язык повествования и сюжеты».

    Кроме того, многие расценили расследование Гатти как проявление сексизма. Писательница Джанет Уинтерсон проводит параллель между объяснениями журналиста, утверждающего, что Ферранте следовало ожидать разоблачения, и расхожими аргументами вроде «надела короткую юбку — сама напросилась». По мнению Уинтерсон, «в основе этого так называемого расследования лежит невротическое возмущение успехами автора-женщины, которая решилась писать, публиковать и продвигать книги на ее собственных условиях».

    gorky.media