О чем большая маленькая ложь: Сериал Большая маленькая ложь (2017) смотреть онлайн

Содержание

«Большая маленькая ложь»: выдающаяся история о проблемах среднего класса и женской доле

На благотворительном балу в богатом приморском городке на севере Калифорнии произошло убийство. Кто жертва и какие обстоятельства, мы не знаем до самого конца — вместо этого время отмотают назад и расскажут, как познакомились и подружились три участницы бала — Мадлен (Риз Уизерспун), Селеста (Николь Кидман) и Джейн (Шейлин Вудли). Все они — мамы первоклассников и первоклассниц в местной школе, и у всех свои проблемы. Брак Селесты, идеальный на первый взгляд, на поверку оказывается насквозь прогнившим: ее муж Перри (Александр Скарсгорд) не умеет контролировать гнев, а совместные походы к семейному терапевту никак не помогают. У Мадлен второй брак и по-настоящему любящий муж Эд, но беспокойная она сама. Джейн — мать-одиночка, чей сын Зигги был зачат в результате изнасилования, воспоминания о котором до сих пор не дают ей покоя. Чем больше узнаешь о жизни этих, казалось бы, успешных и беззаботных людей из богатого сообщества, тем лучше понимаешь: жертвой или убийцей мог быть каждый из них.

Экранизацию бестселлера Лианы Мориарти «Большая маленькая ложь» доверили воистину фантастической команде: адаптировал книгу для экрана автор «Юристов Бостона» Дэвид Келли, а все семь эпизодов снял Жан-Марк Валле, режиссер «Далласского клуба покупателей». Манера последнего — снимать без репетиций, заставлять актеров переживать все вместе с персонажами — идеально подошла материалу: как в «Далласском клубе», так и во «Лжи» мы увидели преображение и ошеломительные образы и без того сильных артистов. В первую очередь речь идет о Риз Уизерспун, у которой случилась лучшая роль в карьере: ее Мадлен — это та же блондинка в законе, только на 20 лет старше и уже в трагическом, а не в комическом амплуа, идеальный «лишний человек», запертый в мире богатых и красивых домохозяек. Ей хочется большего, но неоткуда его взять, и параллельно ей неловко за свою неблагодарность судьбе: со второго раза брак удался, муж любит, дети прекрасные (старшая дочь, впрочем, доставляет проблемы, но на то и нужны 16-летние дочери) — чего еще просить? У нее тонны жизненной энергии, которую совершенно некуда деть — и это делает несчастной и ее, и людей вокруг нее. Не менее эффектной получилась героиня у Николь Кидман — тоже, кстати, лучшая ее роль как минимум за последние лет десять. Потрясающе красивая Селеста абсолютно подавлена побоями мужа, которого она при этом искренне любит. Следы отчаяния можно увидеть в каждом ее жесте и каждом слове — робкую грацию и еле слышный шепот поначалу (и по привычке) легко принять за напускной аристократизм, но на самом деле это стыд: Селесте не столько жалко себя, сколько стыдно за то, в какой ситуации она оказалась, и ей страшно это в полной мере принять и признать.

Про мини-сериалы HBO (да и вообще про все хорошие сериалы) часто говорят «кино», подразумевая как бы похвалу: надо же, не мыло какое-то, а настоящий фильм, просто длинный. «Большой маленькой лжи» наверняка не избежать такой участи, хотя воспринимать его в таком ключе в корне неверно. Телевизионный формат исследования героев — это именно то, что заставляет «Ложь» работать: если в кино позволено лишь очертить характеры и ситуации, то в сериале характеры фиксируются, а ситуации прогоняются по кругу. Вот Мадлен склочничает на пустом месте, вот Селеста и Перри ссорятся, и Перри заносит над женой руку, вот Джейн снова и снова переживает страшный опыт изнасилования. Загвоздка в том, что это не просто циклы, а прогрессии: с каждым разом эти эпизоды становятся все интенсивнее и сильнее рвут полотно идиллической жизни на калифорнийском берегу. До такой степени, что ближе к середине прорывают его насквозь и меняют тон со спокойного на тревожный, а потом и панический: чем ближе к кровавой развязке, тем сильнее убеждение, что по‑другому кончиться это и не может.

Другой прием, который дарит этой истории телевизионный хронометраж, — возможность добавить к ней два дополнительных угла зрения. Первый — классовый. Конечно, «Большая маленькая ложь» — верный представитель жанра «проблемы состоятельных белых людей». Но авторы сериала это прекрасно осознают и на этом же играют. Именно поэтому с самого начала нам предлагают взглянуть на героев глазами двух детективов, которые пришли на место финального преступления и смотрят на каждого свидетеля через призму если не классовой ненависти, то как минимум пренебрежения. Усиливают эффект и сами свидетели, которые на допросах ярко иллюстрируют поговорку про бревно и соринку: не без удовольствия пересказывают все известные им сплетни, бессовестно тычут пальцем в чужие беды и ошибки и еще сильнее отвращают как самих детективов, так и зрителя. В их лице средний класс проваливает задачу быть моральным и этическим авторитетом. В их мире, где домашнее насилие, плохое воспитание и сексизм считаются вроде как решенными вопросами, эти проблемы просто прикрыты тряпочкой — если их игнорировать, они ведь, наверное, сами уйдут.

Второй дополнительный угол зрения — детский. Дети видят и понимают куда больше, чем обычно им позволено понимать на экране (да и в жизни тоже), а иногда бывают умнее и проницательнее взрослых (как и в жизни тоже). Для родителей они как зеркала, в которых можно разглядеть лучшее от себя и худшее от сородителя, но дети тоже разглядывают взрослых и видят все те слепые пятна, которые последние так стараются не замечать.

Это и есть та самая большая маленькая ложь — маленькое слепое пятно в ценностях и убеждениях, разрастающееся до черной дыры. Сначала это лишь ничего не значащее вранье для комфортной жизни на тихоокеанском берегу, а потом — раз! — и на берегу уже живет эта самая ложь, а не человек.

Борьба с внутренним адом: второй сезон «Большой маленькой лжи» как зеркало, в которое стоит заглянуть

Закончился второй сезон сериала «Большая маленькая ложь». И сезон закончился, и ложь закончилась. История, в которой мы давно знаем и кто убийца, и кто жертва. Узнали еще до начала второго сезона, и тогда история казалась абсолютно законченной. Зачем еще семь серий? Все ведь уже произошло, и произошедшее было препарировано до мельчайших деталей: кто убил, кого и главное — почему.

#1

Так сперва и кажется. Первый сезон — сложный, интересный, увлекательный, страшный, непредсказуемый. Каждую минуту каждой серии что-то случается, петля затягивается все туже, да не просто так, а со спиралями, узлами, разрывами и внезапными поворотами. Насилие, насилие, насилие, измены, жажда мести и поиски обидчика, скандалы, драки, секс.

Пять героинь живут каждая в своем аду, и эти «ады» выглядят совершенно по-разному, как и сами их обитательницы. И со зрителем происходит именно то, ради чего — в том числе — мы и смотрим сериалы. Ты не можешь оторваться не только и не столько потому, что ищешь ответа на вопрос: «Кто здесь убийца?», сколько потому, что хочешь получить ответ на вопрос: «Кто здесь я?». В самом буквальном смысле. Я, например, однозначно Мадлен, героиня Риз Уизерспун. А моя ближайшая подруга — точно Джейн, у нее даже внебрачный ребенок есть, зачатый при похожих обстоятельствах (увы). Одну Селесту я знаю и очень люблю, а вот Ренат у меня в окружении, слава богу, кажется, нет.

«Это мир Раскольникова без Порфирия Петровича, никто никого не ловит и не прижимает к стене, даже толком не допрашивает. Это не ад, это чистилище»

Первый сезон «Большой маленькой лжи» — это не просто поучительная история о том, как насилие приводит к полному разрушению каждого и каждой, кто оказался его участником: жертвой, виновником, свидетелем. И не просто увлекательная детективная история. Это сложный мир, в котором живут сложные люди, каждому из которых сочувствуешь (кроме, конечно, убитого, он же главный агрессор. Впрочем, не удивлюсь, если есть зрители, сочувствующие даже ему).

#2

Во втором сезоне, кажется, не происходит вообще ничего. Все уже случилось, и теперь героини страдают и рефлексируют. Рефлексируют и страдают. Причем страдают они примерно одинаково: смотрят на море, не занимаются сексом (ну или делают это так, что в суде под присягой потом не могут вспомнить подробностей), ловят флешбеки и плохо спят.

Реклама на Forbes

Даже детективы, призванные расследовать убийство, существуют чисто номинально, у них экранного времени на весь сезон, кажется, меньше, чем у официантов в кафе и учителя, обсуждающего с восьмилетками экологическую катастрофу. Это мир Раскольникова без Порфирия Петровича, никто никого не ловит и не прижимает к стене, даже толком не допрашивает. Это не ад, это чистилище. Здесь ничего не случается — все уже случилось. Теперь надо еще раз проговорить то, что было так сложно показано в первом сезоне. Насилие — это плохо, после убийства нельзя жить спокойно, бить женщин и детей нельзя, мойте руки перед едой…

Кажется, все так и есть. Но нет, это не так. Потому что главное, главнее может быть всех внешних событий первого сезона, что здесь случается, — это Мэри-Луиз. С ними со всеми случается Мэри-Луиз. И с нами со всеми случается Мэри-Луиз.

Кадр из сериала «Большая маленькая ложь»· DR

Мать убитого, бывшая свекровь Селесты, героини Николь Кидман, приезжает в город, чтоб разобраться в настоящих причинах гибели сына. Она не верит никому и ничему, и это ее неверие и есть то, ради чего стоит (непременно стоит) смотреть второй сезон. И дело не в том, что эту роль отдали великой Мерил Стрип и потому она стала важнейшим, что есть во всех семи сериях второго сезона. Наоборот, здесь поставлена настолько сложная и важная задача, что актриса помельче, даже очень хорошая (а в сериале плохих нет), с ней бы просто не справилась.

Потому что недостаточно просто сказать, что насилие плохо и разрушительно. Недостаточно попросить помощи и получить ее. Недостаточно раскаяться в содеянном и осознать, что вся прежняя жизнь кончилась и никогда не вернется, и не надо ее возвращать, как бы ты ни скучала по всему хорошему, что в ней было. Ничего недостаточно, потому что есть Мэри-Луиз.

Она не монстр. Она не хор комментаторов из социальных сетей, который под каждым сообщением об очередном убийстве или изнасиловании начинает свою арию о короткой юбке и вероятных провокациях жертвы. Она не злобная свекруха, которая ненавидит невестку просто за факт ее существования. Она — наш мир, в котором любовь, насилие, надежда, вера, неверие, ненависть, отчаянное желание оправдать и оправдаться так переплетены, что по-живому не разделишь. Можно спрятаться от пристального взгляда детективов, особенно если взгляда никакого особенно и нет. Но нельзя спрятаться от Мэри-Луиз, потому что она и есть та большая, большая, огромная ложь, которая живет в каждом и в каждой из нас.

Это Мэри-Луиз заставляет забывать плохое и бесконечно возвращаться к хорошему, пересматривать трогательные видео в планшете, где нет боли, а есть только любовь. Это Мэри-Луиз снова и снова спрашивает жертву изнасилования: а может, это все-таки была провокация? А может, ты что-то не так сделала? А может, ты что-то не так поняла? А может, ты вообще этого хотела? Ведь вот же такой хороший Зигги, такой славный мальчик, не мог такой чудесный парень получиться в результате чистого акта зла? Она и есть то чистилище, в котором изо дня в день живут героини второго сезона. Она и внутри них, и снаружи, потому что она не карающий огненный меч божий, не Шерлок Холмс, а такой же Раскольников с таким же адом внутри.

Она сама жертва. Она сама агрессор. Ее попытка отнять у матери детей — это не месть, не садизм, а отчаянная попытка удержать и скрепить то, что рассыпается на глазах.

«Первый сезон был борьбой человека с внешним адом. Второй — с внутренним»

Мне кажется абсолютно неважным то, что здесь никого не ловят детективы, ничего, в общем, не решает судья, никто не пытается по-настоящему вырулить из обрушившегося банкротства, начать серьезные отношения после единственного в жизни сексуального опыта (чудовищного), простить измену. Точнее, это как раз и важно. Важно семь серий смотреть на то, как не совершаются поступки, не развиваются характеры, не принимаются решения. Важно просто молча находиться рядом — по другую сторону экрана, но рядом — с тем, внутри кого идет эта жуткая, молчаливая, мутная, тягостная, разъедающая до костей борьба. Первый сезон был борьбой человека с внешним адом. Второй — с внутренним.

Важно не только сказать себе: о, я похожа на Селесту, потому что не могу уйти из насильственных отношений, или я похожа на Мадлен, потому что ору и скандалю от страха и неуверенности в себе, или я похожа на Джейн, потому что мне трудно подпустить к себе и поверить новому человеку. Важно сказать: я Мэри-Луиз. Во мне тоже есть этот животный страх, заставляющий меня, когда становится совсем невыносимо, обвинять жертву. Я также могу однажды оказаться тем, кто кричит про короткую юбку и требует защитить детей от сумасшедшей матери. Потому что мне будет больно, мне будет страшно, мне будет невыносимо.

Вот с ней — с собой — и придется договариваться. Ей — себе — и придется смотреть в глаза.

И мое сердце не выдержит. Второй сезон «Большой маленькой лжи» стал еще импульсивнее

«Быть взрослым — это иногда врать, чтобы защитить своих близких»
(«Большая маленькая ложь», Зигги)

После оглушительного триумфа «Большой маленькой лжи» второй сезон мини-сериала об испытаниях и невзгодах жителей «калифорнийской Барвихи» был практически неизбежен. Из важных изменений: Жан-Марк Валле уступил режиссерское место британке Андреа Арнольд, снявшей, среди прочего, «Американскую милашку» (2016) — роуд-муви о неприкаянном поколении миллениалов с Сашей Лейн в главной роли. Арнольд бережно отнеслась к заданному Валле тону повествования — важному слагаемому успеха теледрамы, затронувшей темы, в общем-то, уже не новые: изощренная дипломатия женской дружбы, природа и последствия измены, клаустрофобичность элитистских сообществ и гиперопека детей.

Знакомая зрителю еще по «Дикой» (2014) монтажная манера Валле, переключающаяся между сюжетами прямо посреди диалога, иногда — на полуслове, не только создает определенную динамику, но и очень точно передает невротичность «монтерейской пятерки» (так их теперь называют в городе, кишащем сплетнями). Первую скрипку там по-прежнему играет Мадлен (Риз Уизерспун). В первом сезоне она импульсивно изменяет мужу, а во втором — все тайное — упс! — становится явным, и семья, казавшаяся островком стабильности посреди громких семейным драм, тоже начинает трещать по швам. «Какова цена лжи?» — могли бы спросить создатели соседствующего шоу на HBO. Она, к сожалению, может быть бесконечно высока.

НемезидаДревнегреческая богиня возмездия изобретательна: она может разрушить дружную и фотогеничную семью — как в случае с Мадлен. Или лишить девочку из нищей семьи, ставшую CEO в «мире, где по-прежнему правят мужчины», состояния, нажитого непосильным трудом. Причем опять-таки из-за чертовых мужчин: финансовые махинации мужа приводят к тому, что Рената (Лора Дерн) остается без цента в кармане. Навещая его в тюремном изоляторе, она кричит, срывая голос: «Я никогда не буду не богатой!» — нарушая правило двойного отрицания в английском языке, зато артикулируя главное правило собственной экзистенции. Бонни (Зои Кравиц) страдает от мук совести. Селеста (Николь Кидман) — от стокгольмского синдрома и тоски по мужу-насильнику: она мастурбирует, пересматривая видео с ним. Для завершения этой босховской композиции героиням ниспослана жаждущая мести и «ответов» эринияВ древнегреческой мифологии — богини мести и ненависти в образе матери погибшего Пэрри (Александр Скарсгард) — Мэри Луиз Райт (Мэрил Стрип).

Возвращение Монтерейской пятерки: вышел второй сезон «Большой маленькой лжи»

На канале HBO начался показ второго сезона сериала «Большая маленькая ложь» с Риз Уизерспун, Николь Кидман, Шейлин Вудли — а теперь еще и Мерил Стрип. Снявший весь первый сезон Жан-Марк Валле на этот раз уступил режиссерское кресло британской постановщице Андреа Арнольд, трижды награжденной каннским жюри. Сценарий всех серий, как и до этого, написал шоураннер проекта Дэвид Э. Келли. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков рассказывает, насколько удачным вышло продолжение самого необычного детектива последних лет.

Осторожно! В тексте содержатся спойлеры к первому сезону «Большой маленькой лжи»!

В прошлый раз мы оставили Монтерейскую пятерку — Мадлен (Риз Уизерспун), Джейн (Шейлин Вудли), Бонни (Зои Кравиц), Ренату (Лора Дерн) и Селесту (Николь Кидман) — над бездыханным телом мужа последней — Перри (Александр Скарсгорд). В наше отсутствие они кое-как прожили целый год. У полиции вроде бы пока ничего нет, но перспективу светлого будущего сильно омрачает мать Перри — Мэри Луиз (Мерил Стрип), до боли проницательная женщина, желающая докопаться до правды.

Великолепный первый сезон, написанный Дэвидом Э. Келли и срежиссированный Жан-Марком Валле, удивлял необычной детективной структурой: вместо того, чтобы гадать, кто убийца, зритель на протяжении семи эпизодов пытался сообразить, кого же убили. Из-за этого достойное продолжение сериала было трудно представить — такой трюк во второй раз провернуть уже не выйдет, и надо придумывать что-то новое.

Поначалу кажется, что новая «Большая маленькая ложь» пытается воспроизвести старую, только в обратном порядке и с переменой мест слагаемых. У каждой из героинь теперь новые травмы, драматический акцент смещен в сторону Селесты, а не Джейн, которой был отведен весь первый сезон, — настало время уступить пьедестал. Второй начинает разбираться с кучей проблем, оставшейся после предыдущего, но вот загвоздка: за этим куда менее интересно наблюдать.

close

100%

Кадр из сериала «Большая маленькая ложь» (Сезон 2)

HBO

Да, здесь остались крепко собранные персонажи, диалоги и ярчайшие актерские исполнения, осталась красивая картинка, медитативные планы и впечатляющие просторные интерьеры, — но без приводящей все в движение загадки сюжет будто пробуксовывает. Не то чтобы в новых сериях ничего не происходило; напротив, то тут, то там на аквариуме коллективного вранья появляются маленькие трещины, и с минуты на минуту он должен лопнуть. Проблема в том, что мы уже неоднократно видели подобные истории на больших и малых экранах (буквально — сериал под названием «Как избежать наказания за убийство»), и «Большая маленькая ложь» не предлагает зрителю совершенно ничего нового, полагаясь на изначальную привязанность и эмпатию в отношении знакомых персонажей. Отбросив то, как все на самом деле вышло: никто не ждал, что после первого сезона «Настоящий детектив» превратится в обычный полицейский процедурал.

«Большая маленькая ложь» же превращается в процедурал драматический. Селеста до конца не может определиться, каким она запомнит покойного мужа, — любящим партнером или жестоким абьюзером; Бонни безуспешно пытается жить с осознанием того, что она убила человека; Мадлен и Рената сталкиваются с большими семейными проблемами; Джейн старается придумать, как ей теперь выстроить отношения с сыном и симпатичным ей юношей. Это вполне закономерные пролонгации их сюжетных линий, но проклевывающаяся интрига начинает давать сбой, когда понимаешь, что на семь дополнительных эпизодов здесь растянуты события нескольких последних страниц оригинального романа Лианы Мориарти. Назовем это синдромом «Хоббита».

close

100%

Кадр из сериала «Большая маленькая ложь» (Сезон 2)

HBO

Если раньше сериал мог похвастаться двумя сильнейшими составляющими, то теперь у него осталась всего одна. В качестве небольшой моральной компенсации она была усилена почти вдвое благодаря приглашению в кадр Мерил Стрип — тут всем причастным надо отдать должное. Сменившая Валле у руля постановщица Андреа Арнольд (три из четырех ее полнометражных работ получали приз жюри в Каннах) и Келли благоразумно не дают ей много экранного времени — не дай бог разойдется и затмит весь остальной каст. Но даже этого хватает, чтобы в очередной раз поаплодировать ее огромному таланту: Стрип удается привнести какую-то неуловимую эфирность и свежесть в, казалось бы, довольно клишированный образ свекрови категории «в тихом омуте» — да и самих чертей она показывает мастерски.

Как бы то ни было, нельзя исключать вероятности, что такая разительная смена темпа повествования и накала страстей — осознанный сценарный шаг. «Большая маленькая ложь» изначально позиционировалась как мини-сериал, законченное произведение — и, возможно, второй сезон стоит воспринимать как нечто более самостоятельное, попытавшись отвлечься от первого. Вместо того, чтобы с самого начала подкармливать и подманивать зрителя, он может себе позволить потратить силы на накопление энергии, что обязательно даст о себе знать ближе к финалу (иначе зачем все это). Ведь зрителя накормили и заманили еще полтора года назад.

close

100%

Кадр из сериала «Большая маленькая ложь» (Сезон 2)

HBO

Пока же можно сказать одно: если вы по уши влюбились в Монтерейскую пятерку при просмотре первого сезона и страшно хотите узнать, смогут ли они избежать наказания за содеянное, продолжение вполне может утолить ваш интерес. Если же в старых семи сериях вам больше всего приглянулся перепридуманный жанр детектива, второй сезон можно спокойно проигнорировать: в конце концов, финал первого сам по себе был очень хорош — и не обязан расцениваться как точка с запятой.

Впрочем, новой «Большой маленькой лжи» все же стоит дать шанс: откровенно скучным ее уж точно не назовешь, а после тех трех серий, что дали посмотреть прессе, она вполне способна раскачаться. В некотором смысле второй сезон очень удобен, поскольку нажать на стоп и навсегда закрыть эту вкладку можно в любой момент — и не испытывать по этому поводу никаких угрызений совести. Да и не пропадать же, в конце концов, такой актерской сокровищнице.

В России сериал «Большая маленькая ложь» показывает стриминговый сервис «Амедиатека».

Николь Кидман рассказала о третьем сезоне сериала «Большая маленькая ложь»

53-летняя Николь Кидман рассказала о том, что процесс создания 3-го сезона сериала от HBO «Большая маленькая ложь» уже идёт.

— Сценарий уже готовится. На данный момент Лиана Мориарти занимается созданием нового произведения, на основе которого будет снят третий сезон сериала. Уже есть договоренность со всеми актрисами о том, что они продолжат съемки. Я разговаривала и с Риз Уизерспун, и с Зои Кравиц. Они готовы работать, как только их вызовут на съемочную площадку, — заявила Кидман в интервью радиостанции iHeart.

Ранее Кидман говорила, что все участники шоу заинтересованы в его продолжении.

Актриса недавно закончила работу над сериалом «Отыграть назад», который создавала та же команда, что и «Большую маленькую ложь».

«Большая маленькая ложь» (англ. Big Little Lies) — американский драматический телесериал HBO, созданный Дэвидом Келли на основе одноимённого романа Лианы Мориарти. Сериал знаменит тем, что помимо довольно нетривиального сюжета «из жизни маленького городка» он собрал целый голливудский каст звезд первой величины – Риз Уизерспун, Николь Кидман, Шейлин Вудли и других.

Первый сезон – это детективная драмеди по мировому бестселлеру Лианы Мориарти. «Большая маленькая ложь» — история пяти женщин с размеренной и на первый взгляд идеальной жизнью в калифорнийском городке Монтерей. Их объединит загадочное убийство, произошедшее прямо на школьном балу. Остальные актеры ничуть не уступают хедлайнерам: звезды «Дивергента» Шейлин Вудли и Зои Кравиц, обладательница трех «Золотых глобусов» Лора Дерн и Александр Скарсгард («Настоящая кровь»). Во втором сезоне к знаменитым актрисам присоединилась мегазвезда Мерил Стрип.

Другой Холмс: в октябре на экраны выходит сериал «Шерлок в России»

 

6 причин, по которым «Большая маленькая ложь» — один из лучших драматических сериалов HBO

10 июня стартовал второй сезон сериала HBO «Большая маленькая ложь» (Big Little Lies). Лауреат четырех «Золотых глобусов» с 99% «свежести» на Rotten Tomatoes, шоу зарекомендовало себя как семейная драма, которая не спешит следовать жанровым канонам, а постепенно превращается одновременно в психологический и детективный триллер о материнстве. Ниже — 6 причин, почему на сериал стоит обратить внимание.

1. Эпичный женский ансамбль

Николь Кидман, Риз Уизерспун, Лора Дерн, Шейлин Вудли, Зои Кравиц — пять передовых звезд Голливуда на одном экране и уже пять весомых причин взять сериал на заметку. «Большая маленькая ложь» не абстрагирует актрис друг от друга, не оставляет кого-то за кадром и не выводит одну-двух на передний план — шоу делает ставку непосредственно на синергию между всеми героинями.

Это успешные калифорнийки из самой высшей прослойки американского среднего класса, за фасадом семейного благополучия которого скрываются ссоры, измены и насилие. «Большая маленькая ложь» уходит от привычной жанру мелодраматичности и отражает нечто пугающе приземленное, реальное.

Селеста (Кидман) воспитывает близнецов, живет с идеальным, на первый взгляд, мужем (Александр Скарсгард) и ежедневно прячет синяки за длинными кофтами. Мадлен (Уизерспун) движет мания создать что-то социально значимое и важное, в то время как мысли о бывшем муже не дают сконцентрироваться хотя бы на своей новой семье. Рената (Дерн) — пробивная бизнесвумен, чей ребенок периодически подвергается буллингу, который мать никак не в силах пресечь. Джейн (Вудли) в одиночку воспитывает сына, а в свободное время выпускает по несколько обойм на стрельбище. Бонни (Кравиц) — единственная, кто хоть как-то пытается держаться нейтралитета в токсичном обществе мамаш, чем, собственно, только выводит всех из себя.

Вместе — пожалуй, самый эпичный женский состав на современном (да и не только) телевидении. С точки зрения как образов, так и воплощающих их актрис.

2. Семейная драма, переходящая в триллер

Свет полицейских мигалок, испуганные взгляды, разговоры об ужасающем преступлении — о том, что семейной идиллии ожидать не стоит, «Большая маленькая ложь» заявляет с первых же минут. Милые сцены проводов детей в школу пресекаются полными насилия флэшбэками, когда сам сериал с каждым эпизодом все больше клонит в триллер с замахом на детектив.

Расследование непонятного убийства остается за кадром, но оно постоянно витает в воздухе: пока кто-то на заднем плане следит за героинями, назойливые учителя и родители других детей бросаются грязными фактами на допросе. А сериал в очередной раз намекает, что не стоит верить радужной обложке: ведь благопристойные соседи в любой момент могут стать главными разносчиками сплетен, а драма о матерях и детях оказаться историей о жестоком убийстве и психологических травмах.

3. Психологизм, который пугает

Противоречивый формат шоу перекликается с его же ключевой идеей: «Большая маленькая ложь» показывает обратную сторону идеализированных браков. Конфликты бывают не только в неблагополучных семьях: в доме с двумя блондинистыми близнецами и видом на море муж может до полусмерти избивать жену, а мать-одиночка с не менее милым и воспитанным сыном испытывать ПТСР и прокручивать в голове мысли о самоубийстве.

«Большая маленькая ложь» плюет на стереотипы, препарируя персонажей, у которых, казалось бы, никогда не было и не может быть проблем — они живут в достатке, занимают солидное положение в обществе и воспитывают милейших детей. И, вместе с тем, также подвергаются психологическому и физическому абьюзу — несмотря на деньги, власть и статус. А сериал в очередной раз намекает, что проблема существует и способна задеть каждую женщину — вне зависимости от ее положения.

4. Один из главных сериалов эпохи MeToo и Timeʼs Up

«Большую маленькую ложь» можно причислить к главным сериалам новой волны феминизма — шоу вышло прямо в разгар движения против харассмента. И попало в самую его сердцевину: с открытыми разговорами о домашнем насилии, статусе женщины в современном обществе и важности сплочения.

Главным вдохновением для написания оригинального романа «Большая маленькая ложь» Лианы Мориарти стало интервью девушки о токсичных отношениях родителей, которую авторша услышала по радио. И это история породила своеобразный художественный гид по видам семейного насилия и способам ему противостоять. Разбавленный, разве что, побочной криминальной аркой — для пущего эффекта на читателя/зрителя.

5. Авторский сериал с уникальным стилем

Используя рваные немые кадры и символизм под броский саундтрек, режиссер Жан-Марк Валле («Острые предметы») придал «Большой маленькой лжи» именно тот темп и стиль, в которых сериал нуждался. Игра в догонялки с детьми и мужем — эпилептическое слайд-шоу с избиением — дети весело бегут встречать маму после школы. Поцелуй ребенка перед сном — немые флэшбэки с изнасилованием — крик посреди ночи.

Даже визуально «Большая маленькая ложь» соответствует заложенному посылу: проблемы замалчивают, а жертвам приходится жить с постоянными мимолетными страхами и воспоминаниями. Которые Валле передал, наверное, в лучшей из возможных форм.

6. Второй сезон не уступает первому

По крайней мере — пока. События нового сезона развиваются спустя несколько месяцев после финала предыдущего: начался новый учебный год, родители (почти) оправились от произошедшего, а к звездному стаку прибавилась Мэрил Стрип в роли матери мужа Селесты, Мэри Луиз.

Первый эпизод разгружает развязку прошлого сезона, параллельно намекая на больший упор на детектив и жизнь с эмоциональным абьюзером. За второе отвечает героиня Стрип; уже за одну серию персонаж заставляет себя ненавидеть и одновременно жалеть, хотя последнее дается труднее — безобидная внешность старушки, ее пассивно-агрессивное поведение и неловкие вопросы создают, мягко говоря, противоречивый образ, уже за 50 минут производящий внушительное впечатление.

Помимо Стрип к сериалу присоединилась Андреа Арнольд — режиссер сменила Жан-Марка Валле, однако сильно на визуальной части шоу перемена не сказалась. В чем-то стиль Арнольд перекликается с приемами Валле: у неоднократной лауреатки Каннского кинофестиваля на счету «Американская милашка» с не менее характерной подачей.

Начало второго сезона не бросается клиффхэнгерами или хотя бы мелкими твистами — убийство уже совершено, свой отпечаток оно оставило, а героиням теперь нужно как-то перевести дыхание. Которое персонаж Стрип навязчиво сдавливает — потому что борьба с насилием продолжается даже после избавления от его очага. И именно об этом всегда была «Большая маленькая ложь».

Большая маленькая ложь — описание сериала, вся информация о сериале, участники, фото, видео

Название: Большая маленькая ложь | Big Little Lies

Жанр: драма, детектив

Количество сезонов: 2

Производство: HBO

На экранах: 2017-2019

Дата выхода 2 сезона: 9 июня 2019

Количество серий 2 сезона: 7

Wikipedia | IMDb

Литературная основа

Большая маленькая ложь – драматический сериал телеканала HBO, теле-адаптация одноименного романа Лианы Мориарти. Премьера первого сезона из семи эпизодов состоялась 19 февраля 2017 года. На этом изначально планировалось оставить историю оконченной. Но почти спустя год – в декабре 2017 года — HBO заказывает производство второго сезона. Он стартует 9 июня 2019 года.

 Обычно экранизации романов, особенно таких не расхайпленных на просторах современного общества, дело рискованное и за него мало кто желает браться. Но за телеадаптацию романа Лианы Мориарти была настоящая бойня. Кабельная и спутниковая сеть HBO и стриминговый сервис Netflix разом захотели права на экранизацию. В этой борьбе победило HBO, что не может не радовать, учитывая как неплохо получилось с проектом «Острые предметы», которые также созданы на основе хорошего, но нерасхайпленного романа.

Литературная основа

Большая маленькая ложь — незабываемая заставка шоу:

Производство и звезды

У руля первого сезона «Большой маленькой лжи» оказался звездный состав. В качестве режиссера всех эпизодов первого сезона выступил Жан-Марк Валле, у которого за спиной «Далласский клуб покупателей», «Дикая», «Разрушение» и тот же телесериал «Острые предметы». На сьемки сериала он потратил целых 5 месяцев, что в нынешних реалиях кажется нормой. Но подходил Валле при постановке не как к сериалу, а как к полнометражному художественному фильму. Благодарить Жана-Марка Валле за его подход недостаточно. Ведь, на самом деле, на участие в проекте его пришлось уговаривать оскароносной актрисе Риз Уизерспун.

Исполнительная одной из главных ролей сериала стала попутно и его исполнительным продюсером вместе с не менее оскароносной коллегой Николь Кидман  (еще бы, ведь сериал дал актрисам возможность проявить себя во всей красе). И если эта дамская парочка проект не покинула и во втором сезоне, то Жан-Марк Валле передал свое режиссерское кресло еще одной оскароносной британской коллеге — Андреа Арнольд.

Большая маленькая ложь – о чем сериал

Большая маленькая ложь 2017 — смотрите трейлер первого сезона:

В центре сюжета сериала «Большая маленькая ложь» милейшие и добрейшие три героини из небольшого миловидного калифорнийского городка Монтерей. Казалось бы, их объединяет лишь только то, что их дети ходят в один детский садик, они примерные жены и матери, а их жизнь кажется максимально идеальной и умиротворенной. Но у каждой за спиной тайн с три короба, а любая маленькая ложь может превратить их жизнь в тотальную катастрофу. Но до того, как познать всю прелесть лжи, зрителя сразу ставят перед одним фактом – в городе произошло убийство на благотворительном школьном балу. Чтобы все карты не раскрывать и перед тем как раскрыть имя жертвы, зрителей проведут по пяти месяцам до дня «Х».

 

Сериал — феномен

Жан-Марк Валле второй раз показывает нам, что изначально задуманный серьезный триллер способен быть не просто медленно перетекающим из серии в серию явлением, а настоящим интригующим феноменом. Режиссер сохраняя всю таинственность интригу превратил «Большую маленькую ложь» в довольно динамичный телесериал, который не дает заскучать и заставляет зрителя не просто думать, а расследовать. А все это дело еще и приправляется шикарно продуманными персонажами и их отношениями друг с другом.

Второй сезон

Неудивительно, что шоу получило второй сезон вопреки задумке о лимитированной версии. Неизвестно как отразится на атмосферности проекта смена режиссера. Но сама писательница Лиан Мориарти ради второго сезона создала продолжение истории «Большой маленькой лжи».  Сиквел ее одноименной книги свет до сих пор не увидел (привет, Джорджу Мартину) и неизвестно — увидит ли. А в качестве исполнительного продюсера и автора идеи сериала вернется к написанию новых эпизодов уже проверенный в бою Дэвид Келли.

Большая маленькая ложь 2019 — смотрите трейлер второго сезона:

 

Награды

«Большая маленькая ложь» взорвала 2017 год своим появлением всех. Критики сошлись на том, что проект «захватывающий и запутанный сериал с актёрами первой величины в главных ролях». Зрители избили все кастрюли с требованием продолжать драматический проект. А на киношных премиях «Большая маленькая ложь» собрала разом все, что только могла. Четыре «Золотых Глобуса», восемь «Эмми», две Премии Гильдии киноактеров США, две премии «Сатурн» и так далее. В общем – 52 номинации и 46 заслуженных побед. Спустить такое качество до чего-то днищенского крайне сложно, тем более, что теперь в шоу врывается Мэрил Стрип. Но чтобы проверить необходимо дождаться второго сезона.

«Большая маленькая ложь» 2-й сезон был метафорой власти в Голливуде в эпоху #MeToo

С самого начала «Большая маленькая ложь» HBO была о большем, чем привилегированные матери из Монтерея, штат Калифорния. Сериал, основанный на романе Лианы Мориарти 2014 года, был экспериментом со звездой и метафорой власти в Голливуде. В первом сезоне, премьера которого состоялась в феврале 2017 года, снимались две оскароносные актрисы, Риз Уизерспун и Николь Кидман, которые не относятся к типу кинозвезд, которые обычно снимаются в сериалах (даже престижных), а также Лору Дерн, актрисе. дитя Голливуда, которая помогла расчистить путь от кинозвезды до HBO, сыграв главную роль в блестящем, недолговечном сериале «Просвещенный.Эпоха «Заходи, вода прекрасна» в телешоу A-list закончилась; Участие в «Большой маленькой лжи» означало, что ты был частью элитного клуба, как и то, как мамы Монтерея относятся к зачислению своих детей в начальную школу Оттер-Бэй. Добро пожаловать в стаю, Шейлин Вудли!

Темой первого сезона, однако, оказались не безумие богатых, а домашнее и сексуальное насилие. Финал, вышедший в эфир 2 апреля 2017 года, закончился своего рода коллективным убийством обидчика, Перри (Александр Скарсгард), жестокого мужа Селесты (Кидман) и насильника Джейн (Вудли).Пять главных героев, ранее соревнующихся за социальный статус, объединяются, вне зависимости от расы и класса, против монстра и служат сокрытию. Финальный образ женщин и их детей на пляже — мечта феминистской солидарности. (Подозрительный следователь выглядит как папарацци, подразумевая, что группа не избежит пристального внимания.)

Эпизод оказался на удивление дальновидным. Всего шесть месяцев спустя скандал с Харви Вайнштейном привел к сексуальному насилию прямо на пороге Голливуда.Многие из его знаменитых имен оказались жертвами, и Вайнштейна столкнули с образной лестницы. В первый день 2018 года триста известных женщин шоу-бизнеса объявили о создании Time’s Up, инициативы по борьбе с сексуальными домогательствами в Голливуде и других местах. Одним из ее ведущих членов был Уизерспун, который сказал Times : «Мы наконец слышим друг друга и видим друг друга, и теперь скрестим руки в знак солидарности друг с другом и в знак солидарности с каждой женщиной, которая не чувствует себя видеть, чтобы быть наконец услышанным.Неделю спустя, в яркой демонстрации этой солидарности, эти женщины (и некоторые мужчины) в черных костюмах и значках Time’s Up на красной ковровой дорожке «Золотого глобуса». В тот вечер «Большая маленькая ложь» выиграла четыре раза.

Это должно было быть для «Большой маленькой лжи», которая планировалась как мини-сериал из семи эпизодов, но второй сезон, который закончился в воскресенье, продлил сагу. Многие из его критиков, в том числе моя коллега Дорин Сент-Феликс, были разочарованы результатами. Текст был более мыльным, редактирование — более прерывистым.Оригинальный финал был настолько приятным — нужен ли вообще второй сезон? На эстетическом уровне это справедливый вопрос. Но я бы сказал, что второй сезон имеет смысл существования как притчу о пост- # MeToo Голливуде. В этом сезоне герои столкнулись не с мужчиной-обидчиком, а со своей слепотой и соучастием. «Мне просто жаль — я не знала, что он делал это с тобой», — говорит персонаж Уизерспуна, Мадлен, Селесте в финале. «Я должен был знать.» Нетрудно представить себе, что Уизерспун ведет подобный разговор, скажем, с Эшли Джадд или Гвинет Пэлтроу, или кто-то говорит это Уизерспун, который рассказал, что ее преследовал режиссер, когда ей было шестнадцать.Кидман, как и Мэдлин, возможно, боролась со своей близостью; даже когда выходил в эфир первый сезон «Большой маленькой лжи», Вайнштейн возглавлял кампанию Кидман за «Оскар» за «Лев». «Я намеренно держалась на расстоянии» от Вайнштейна, — сказала она Variety после того, как разразился скандал. В то же время Дерн рассказала о своем собственном опыте сексуального насилия, когда ей было четырнадцать, сказав, что ее мать, Дайан Лэдд, помогла ей понять, что на нее напали. (Позже она снялась в «Сказке», фильме HBO на похожие темы.)

Быть голливудской звездой означает нечто совершенно иное, чем это было, когда началась «Большая маленькая ложь», а второй сезон отразил определенный когнитивный диссонанс. Разве мы не должны были знать? Можем ли мы дезавуировать даже наших обидчиков? В течение всего сезона Селеста оплакивает Перри, листая нежные фотографии его и их сыновей-близнецов, любя его, даже когда она освободилась от него. Герой Дерн, Рената, обнаруживает, что ее муж — худший подонок, чем она думала (ее сцены срыва на всю жизнь), а Джейн борется с доверием и близостью, когда появляется новый парень.Персонаж Зои Кравиц, Бонни, впадает в депрессию под тяжестью лжи, и ее травма уходит корнями в ее жестокую мать (Кристал Фокс), которую она пытается простить. По мере того, как различные драмы облекают персонажей, их единство подвергается испытанию: что на самом деле общего у этих женщин? «Ложь — это дружба», — говорит Селеста Мэдлин.

А еще есть Мерил Стрип, которая в этом сезоне была главным злодеем в роли Мэри Луиз, дьявольской пассивно-агрессивной матери Перри. С ее протезами и очками по дешевке Мэри Луиза — удивительно своеобразное создание (ее сходство с Полин Кель, которая была главным критиком Стрип, не осталось незамеченным), но она также является аватаром отрицания, своего рода фигурой тети Лидии. которая поддерживает худшие из патриархатов, потому что не может видеть в своем сыне его преступника.Кастинг Стрипа укрепил «Большую маленькую ложь» как один из самых престижных проектов, а также усложнил его подтекст. Сама Стрип была бенефициаром власти Вайнштейна; Фильм «Железная леди», за который она получила свой третий «Оскар», был распространен компанией Weinstein Company. После ее выступления против Трампа на «Золотом глобусе» в 2017 году она стала объектом постоянных атак альтернативных правых в Интернете; Люди разместили видео, на котором она аплодирует Роману Полански стоя на церемонии вручения «Оскара», а позже — фотографии с вечеринки с Вайнштейном.После того, как обвинения Вайнштейна всплыли на поверхность, Стрип сказал в своем заявлении: «Одно можно прояснить. Не все знали ». Мэри Луиза — это разработка: не каждый способен знать.

Кульминацией сезона станет битва за опеку, в которой Селеста сражается с Мэри Луизой. Со своей свекровью на трибуне для свидетелей Селеста (представляющая себя в одном из самых мыльных эксцессов сценария) дразнит историю происхождения насилия Перри: все началось, когда Мэри Луиза разбила машину, когда он был ребенком, и обвинила его в этом. его за смерть брата.Затем, без предупреждения, Селеста воспроизводит видео-доказательства жестокого обращения с Перри, снятые одним из ее сыновей. Мадлен и Рената ахают из зала. Мэри Луиза качает головой, хныкая: «Прекрати». «Мэри Луиза, посмотри на меня», — говорит Селеста. «Это был твой сын». Мне вспомнилась аудиозапись, сделанная во время N.Y.P.D. и обнародованная The New Yorker , Вайнштейн умолял женщину и признался, что нащупывал ее. Такие четкие, надежные доказательства не всегда доступны в делах о злоупотреблениях, но переворот Селесты — и откат в зале суда — вызывают в воображении тот момент, когда Голливуд был вынужден сорвать свои шоры с некоторыми из тех же игроков.

Некоторые критики заявили, что битва за опеку была неправильным поворотом во втором сезоне, но это такая же хорошая аналогия, как и любая другая, для беспорядка, который оставили позади голливудские скандалы. Кто берет на себя ответственность за индустрию развлечений в мире Time’s Up? Вопрос стал еще более острым после того, как статья на IndieWire утверждала, что Андреа Арнольд, которую пригласили на роль режиссера 2 сезона, была отстранена от постпродакшена шоураннером Дэвидом Келли и исполнительным продюсером Жан-Марком Валле. Эта статья вызвала возмущение в Твиттере, но многое до сих пор неизвестно, в том числе роль, которую сыграли Уизерспун и Кидман (оба исполнительных продюсера).Арнольд не рассказывал о своих чувствах в записи, и стоит помнить, что режиссеры никогда не имели большого влияния на телевидении, хотя наем Арнольда в качестве режиссера всего сезона (как это сделал Валле в первом сезоне) предполагал большую роль режиссера. Тем не менее, история вызвала отклик, потому что подняла неудобные вопросы: действительно ли женщины набирают силу в Голливуде, или их используют как символ? Кто, в конце концов, получил опеку над «Большой маленькой ложью»?

Сорок лет назад Стрип выступил в другой битве за опекунов, в «Kramer vs.Крамер », за что она получила свою первую премию« Оскар ». В этом фильме тоже была битва за творческую опеку, происходившую за кулисами, поскольку партнер по фильму Стрип, Дастин Хоффман, использовал агрессивные методы метода, чтобы спровоцировать Стрип, якобы для пользы их сцен, и сопротивлялся ее попыткам углубить ее характер. , которая была задумана как своего рода феминистка второй волны. Подобно тому, как «Крамер против Крамера» исследовал напряженную гендерную динамику конца семидесятых, «Большая маленькая ложь» поставила на место сам Голливуд, перекрестно исследуя его соучастие в прошедшие десятилетия, период, когда такие звезды, как Стрип, Кидман , и Уизерспун стал известен и получил Оскар.Лейтмотивом 2-го сезона была вина, и, в конце концов, наши героини сдались полиции. «Больше никакой ерунды», — говорит Рената своему мужу после того, как великолепно разрушил его поезд. «Нет больше лжи.»

Вот что говорят юристы о деле «Большая маленькая ложь»

Финальная серия 2 сезона сериала Большая маленькая ложь вышла в эфир в воскресенье, и осталось ответить на множество вопросов. Но больше всего зрители ожидали, что хит-шоу HBO обратится к следующему: взорвет ли титульная «большая маленькая ложь» жизни Мадлен (Риз Уизерспун), Селесты (Николь Кидман), Бонни (Зои Кравиц), Джейн (Шейлин Вудли). ) и Рената (Лаура Дерн)? Или их сомнительные действия отойдут на второй план, когда пресловутая Монтерейская пятерка придумает, как, наконец, двигаться дальше?

Мы знаем, что в преддверии этого сезона детектив Куинлан (Меррин Данжи) из местного полицейского управления не разочаровывалась в своих подозрениях по поводу пяти женщин и их причастности к смерти Перри Райта (Александра Скарсгарда) на дне убийства. лестница.Фактически, она продолжала вызывать их друзей и знакомых для допроса. Но в реальной жизни будет ли у полиции дело против женщин? Влияет ли тот факт, что они лгали точно о , как Перри (поскользнулся и упал, а не толкнул), также повлиял на их потенциальную судьбу в глазах закона?

За ответами TIME обратился к Дову Фоксу, профессору уголовного права в Университете Сан-Диего и автору недавно выпущенной книги «Право рождения и заблуждения: как медицина и технологии переделывают репродукцию и закон», , а также Сэнфорду Горовицу. , адвокат по уголовным делам в округе Санта-Барбара и адвокат из Лос-Анджелеса Мелисса Дагодаг.

Общий вывод: если предъявить обвинение в непредумышленном убийстве, Бонни (та, которая фактически подтолкнула Перри), вероятно, должна быть признана невиновной из-за обстоятельств «защиты других». Но все пятеро могли быть признаны виновными в «пособничестве и подстрекательстве» непредумышленного убийства, а также обвинены в воспрепятствовании осуществлению правосудия и сокрытии доказательств.

Будет ли Бонни признана виновной?

Согласно Фоксу, закон Калифорнии предусматривает наличие обстоятельств, при которых может быть оправдано самоубийство для защиты не только себя, но и кого-то еще в опасности.Это называется «защитой других», и в случае успеха довод в пользу прояснения дела Бонни. «Чтобы добиться успеха, — объясняет Фокс TIME, — Бонни нужно будет доказать три вещи: (1) у нее было разумное убеждение, что (2) сила, которую она использовала, была необходима для защиты другого человека от (3) неизбежного угроза серьезной травмы ».

По мнению Фокса, факты говорят в пользу Бонни. Он считает, что для нее вполне разумно «поверить в то, что ей нужно подбежать и толкнуть двумя руками такого крупного мужчину, как Перри, чтобы не дать ему сильно избить и пнуть меньшую Селесту… в свете очевидной неспособности трех других женщин». чтобы замедлить продолжающееся нападение.«Тот факт, что Перри разбился насмерть, по общему признанию« трагичен », — допускает Фокс. «Но это не делает толкание Бонни на него тяжким преступлением».

Горовиц придерживается несколько более осторожного подхода. Он предполагает, что аргумент защиты других может потерпеть неудачу, если присяжные сочтут, что сила, использованная для защиты Селесты, была чрезмерной, что было бы сочтено «несовершенной самообороной». Помогает и то, что нет никаких доказательств того, что у Бонни когда-либо было «конкретное намерение убить» до того, как она подтолкнула Перри, что делает маловероятным предъявление более серьезного обвинения в убийстве.По словам Горовица, в случае непредумышленного убийства Бонни могла также заявить о «снижении умственных способностей» и посттравматическом стрессовом расстройстве из-за ее собственных оскорбительных отношений с матерью в детстве — она ​​говорит своей бессознательной матери, что она представляла, что она подталкивает ее, а не Перри, — и возражать против этого. обвинения.

Будут ли признаны виновными остальные члены «Монтерей 5»?

Остальные члены Монтерейской пятерки находятся в несколько ином положении, чем Бонни.«Технически, другие женские персонажи, присутствовавшие на месте происшествия, которые позже солгали Бонни, могли нести ответственность за пособничество и подстрекательство к непредумышленному убийству в качестве соучастников», — объясняет Дагодаг. Есть также вопросы о препятствовании отправлению правосудия, которое — если кто-то будет признан виновным — может повлечь за собой наказание в виде лишения свободы сроком до пяти лет вместе со штрафами или условным сроком и общественными работами.

Кроме того, их ложь сама по себе становится проблемой, поскольку преступлением является «сокрытие или попытка сокрытия свидетельства смерти в результате несчастного случая», что и делают Мэдлин, Джейн, Селеста, Бонни и Рената; Судебные приговоры по этому пункту могут быть приговорены к одному году тюремного заключения в окружной тюрьме в соответствии с уголовным кодексом Калифорнии.В частности, Мэдлин может быть предъявлено обвинение в «отговоре свидетеля», — отмечает Горовиц. Дагодаг соглашается, что Бонни, однако, могла использовать защиту «защиты других» в этом случае.

Но разве для Селесты обстоятельства другие?

Как и другие женщины, действия Селесты могут квалифицировать ее как соучастницу преступления, или она может быть привлечена к ответственности за воспрепятствование осуществлению правосудия и обвинения в сокрытии. Тем не менее, у нее есть дополнительная защита, отмечает Хоровиц: она также могла бы выступить за «снижение умственных способностей» и показать доказательства посттравматического стрессового расстройства и «синдрома избитой женщины», что помогло бы ей избежать заговора и соучастия после предъявления обвинений, таких как Бонни .

Но прямо сейчас Селесте предстоит разобраться с более непосредственной битвой за опеку против Мэри Луизы Райт (Мерил Стрип). Вскоре мы узнаем, как разыгрывается ложь, в воскресенье, когда выйдет последний эпизод.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку о развлечениях. Подпишитесь на More to the Story, чтобы получить контекст, который вам нужен для любимой поп-культуры.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Напишите Раисе Брунер на [email protected]

Мориарти, Лиана: 9780399587207: Amazon.com: Книги

1.

Это не похоже на школьную вечеринку по пустякам, — сказала миссис Пэтти.

Поразмышляйте Марии Антуанетте. «Это похоже на бунт».

Кот не ответил. Она дремала на кушетке и считала школьные мелочи пустяковыми.

«Не интересно, а? Позволь им съесть пирог! Ты об этом думаешь? Они ведь едят много пирожных, не так ли? Все эти киоски с тортом. Боже мой. Хотя я не думаю, что какая-либо из матерей когда-либо их ела. Они все такие стройные и стройные, не правда ли? Как ты.»

Мария-Антуанетта усмехнулась комплименту. Фраза «пусть едят пирожные» давно устарела, и недавно она слышала, как один из внуков миссис Пондер сказал, что это должно было быть «пусть едят булочки», а также что Мария-Антуанетта никогда не говорила этого в первое место.

Миссис Пондер взяла пульт от телевизора и уменьшила громкость на Танцы со звездами . Раньше она увеличила громкость из-за шума сильного дождя, но теперь ливень утих.

Она слышала крики людей. Гневные крики разносились по тихому, холодному ночному воздуху. Миссис Пондер было как-то обидно слышать это, как будто вся эта ярость была направлена ​​на нее. (Миссис Пондер выросла с рассерженной матерью.)

«Боже мой. Вы думаете, они спорят из-за столицы Гватемалы? Вы знаете столицу Гватемалы? Нет? Я тоже.Мы должны это погуглить. Не смейся надо мной ».

Мария-Антуанетта фыркнула.

«Пойдем посмотрим, что происходит», — бодро сказала миссис Думминг. Она нервничала и поэтому проворно вела себя перед кошкой, как когда-то поступала со своими детьми, когда ее муж отсутствовал и ночью доносились странные звуки.

Миссис Пондер приподнялась с помощью ходунков. Мария-Антуанетта успокаивающе скользнула своим скользким телом между ног миссис Пондер (она не поддавалась на такой бойкий поступок), толкая ходунка по коридору к задней части дома.

Ее швейная комната выходила прямо на школьный двор Пирриви Паблик.

«Мама, ты с ума сошел? «Вы не можете жить так близко к начальной школе», — сказала ее дочь, когда впервые задумалась о покупке дома.

Но миссис Пондер любила слышать сумасшедший лепет детских голосов через определенные промежутки времени в течение дня, и она больше не водила машину, поэтому ей было наплевать, что улица была забита этими гигантскими, похожими на грузовики автомобилями, на которых они все ездили. в наши дни женщины в больших солнцезащитных очках склоняются над рулевыми колесами и выкрикивают ужасно срочную информацию о балете Харриетт и логопеде Чарли.

Матери теперь так серьезно относятся к материнству. Их безумные мордашки. Их занятые маленькие задницы, напыщенно входящие в школу в тесном спортивном снаряжении. Хвостики качаются. Глаза прикованы к мобильным телефонам, которые держатся в ладонях, как компасы. Это рассмешило миссис Пондер. Хотя с любовью. Три ее дочери, хотя и старше, были такими же. И все они были такими красивыми.

«Как дела сегодня утром?» она всегда кричала, когда она была на крыльце с чашкой чая или поливала палисадник, когда они проходили мимо.

«Занято, миссис Подумай! Неистовый! » они всегда перезванивали, бежали, дергая своих детей за руки. Они были приятными и дружелюбными и лишь слегка снисходительны, потому что ничего не могли с собой поделать. Она была такой старой! Они были так заняты!

Отцы, которых в наши дни становилось все больше и больше, были другими. Они редко торопились, проходя мимо с размеренной небрежностью. Ничего страшного. Все под контролем. Это было послание. Миссис Пондер тоже нежно усмехнулась.

Но теперь казалось, что родители Pirriwee Public плохо себя ведут. Она подошла к окну и раздвинула кружевную занавеску. Школа недавно заплатила за оконную решетку после того, как мяч для крикета разбил стекло и чуть не выбил Марию Антуанетту. (Группа мальчиков 3-го класса подарила ей раскрашенную вручную открытку с извинениями, которую она хранила в холодильнике.)

На другой стороне детской площадки было двухэтажное здание из песчаника с комнатой для мероприятий на втором уровне. и большой балкон с видом на океан.Миссис Пондер была там для нескольких мероприятий: беседы с местным историком, обеда, устроенного «Друзьями библиотеки». Это была довольно красивая комната. Иногда здесь устраивали свадебные приемы бывшие студенты. Вот где у них будет вечер школьных мелочей. Они собирали средства для SMART Boards, какими бы они ни были. Миссис Пондер была приглашена как нечто само собой разумеющееся. Близость к школе дала ей забавный почетный статус, хотя у нее никогда не было детей или внуков.Она отказалась от приглашения на школьный вечер викторины. Она думала, что школьные мероприятия без присутствия детей бессмысленны.

Еженедельные школьные собрания детей проводились в одной комнате. Каждую пятницу утром миссис Пондер устраивалась в швейной с чашкой английского завтрака и имбирно-ореховым бисквитом. Звук детского пения, падающего со второго этажа здания, всегда заставлял ее плакать. Она никогда не верила в Бога, за исключением тех случаев, когда слышала пение детей.

Пения уже не было.

Миссис Пондер слышала много ненормативной лексики. Она не была ханжой в отношении ненормативной лексики — ее старшая дочь ругалась, как солдат, — но было неприятно и неприятно слышать, как кто-то маниакально выкрикивает это конкретное четырехбуквенное слово в месте, которое обычно наполнено детским смехом и криками.

«Вы все пьяны?» она сказала.

Ее забрызганное дождем окно было на уровне глаз с входной дверью в здание, и внезапно люди начали выливаться наружу.Огни безопасности освещали мощеную территорию вокруг входа, как сцену для спектакля. К эффекту добавились облака тумана.

Это было странное зрелище.

Родители в Pirriwee Public обожали костюмированные вечеринки. Недостаточно было провести обычную ночь для пустяков; она знала из приглашения, что какая-то яркая искра решила сделать это ночь пустяков «Одри и Элвис», а это означало, что все женщины должны были одеться как Одри Хепберн, а мужчины должны были одеться как Элвис Пресли.(Это была еще одна причина, по которой миссис Пондер отклонила приглашение. Она всегда ненавидела костюмированные вечеринки.) Похоже, что самым популярным исполнением Одри Хепберн был образ «Завтрак в образе Тиффани» . На всех женщинах были длинные черные платья, белые перчатки и жемчужные чокеры. Между тем, мужчины в основном предпочли отдать дань уважения Элвису последних лет. Все они были одеты в блестящие белые комбинезоны, блестящие драгоценные камни и глубокие декольте. Женщины выглядели прекрасно. Бедные люди выглядели совершенно нелепо.

Пока миссис Пондер наблюдала, один Элвис ударил другого по челюсти. Он снова попал в Одри. Два Эльвиса схватили его сзади и оттащили. Одри закрыла лицо руками и отвернулась, как будто не могла смотреть. Кто-то крикнул: «Прекратите!»

Действительно. Что подумают ваши прекрасные дети?

«Мне позвонить в полицию?» — спросила миссис Думминг вслух, но затем она услышала вой сирены вдали, в то время как женщина на балконе начала кричать и кричать.

Габриель: Знаете, это было не так, как будто это были только матери. Без пап этого бы не случилось. Я предполагаю, что это запустил с мам. Так сказать, мы были главными игроками. Мамы. Я терпеть не могу слово «мама». Это неаккуратное слово. «Мама» лучше. С или . Звучит тоньше. Мы должны перейти на американское написание. Между прочим, у меня проблемы с изображением тела. А кто нет, правда?

Бонни: Все это было ужасным недоразумением.Чувства людей были задеты, а затем все просто вышло из-под контроля. Так оно и есть. Все конфликты могут быть связаны с обидными чьими-то чувствами, не так ли? Расторжение брака. Мировые войны. Судебный иск. Ну, может быть, не все юридические действия. Могу я предложить вам травяной чай?

Stu: Я вам точно скажу, почему это произошло: Женщины не отпускают вещи. Я не говорю, что парни не разделяют вины. Но если бы девушки не завязали свои трусики узлом.. . И это может показаться сексистским, но это не так, это просто факт жизни. Спросите любого мужчину — не какого-нибудь модного, вычурного, ношу-увлажняющего крема, я имею в виду настоящего мужчину — спросите настоящего мужчину, и он скажет вам, что женщины подобны олимпийским атлетам недовольства. Вы должны увидеть мою жену в действии. И она даже не худшая из них.

Мисс Барнс: Вертолетные родители. До того, как я начал работать в Pirriwee Public, я думал, что это преувеличение — то, что родители слишком увлечены своими детьми.Я имею в виду, что мои мама и папа любили меня, они вроде интересовались мной , когда я рос в девяностые, но они не были, как , одержимы мной .

Госпожа Липманн: Это трагедия, и мы очень сожалеем, и мы все стараемся двигаться вперед. У меня нет дальнейших комментариев.

Кэрол: Я виню Клуб эротической книги. Но это только я.

Джонатан: В Клубе эротической книги не было ничего эротического, я вам скажу это бесплатно.

Джеки: Знаешь что? Я считаю это проблемой феминизма.

Harper: Кто сказал, что это феминистский вопрос? Какого черта? Я расскажу, с чего все началось: инцидент во время ориентационного дня в детском саду.

Грэм: Насколько я понимаю, все это восходит к домохозяйкам, которые боролись с карьерными мамами. Как они это называют? Войны мумий. Моя жена не участвовала. У нее нет времени на такие вещи.

Thea: Вы, журналисты, просто любите французскую няню. Я слышал сегодня по радио, что кто-то говорил о «французской горничной», которой, конечно же, не была Джульетта. У Ренаты тоже была домработница. Кому-то повезло. У меня четверо детей, и мне не нужно помогать! Конечно, у меня нет проблемы как таковой с работающими матерями, мне просто интересно, почему они вообще беспокоились о детях.

Мелисса: Знаете, что, по-моему, всех взволновало и возбудило? Головные вши.О, черт возьми, не дай мне заняться вшами.

Саманта: Головные вши? Какое это имеет отношение к чему-либо? Кто тебе это сказал? Бьюсь об заклад, это была Мелисса, верно? Эта бедная девочка страдала от посттравматического стрессового расстройства после того, как ее дети продолжали заражаться повторно. Извините. Это не смешно. Это совсем не смешно.

Детектив-сержант Адриан Куинлан: Позвольте мне прояснить: это не цирк. Это расследование убийства.

2.

За шесть месяцев до викторины

Сорок.Мэдлин Марте Маккензи сегодня исполнилось сорок лет. «Мне сорок», — сказала она вслух, когда ела. Она вытянула слово в замедленной съемке, как звуковой эффект. «Фуорти».

Она привлекла внимание дочери в зеркало заднего вида. Хлоя усмехнулась и подражала своей матери. «Мне пять. Fiiiive. »

« Сорок! » — воскликнула Мэдлин, как оперная певица. «Тра-ла-ла-ла!» «Пять!» — воскликнула Хлоя.

Мэдлин попробовала рэп-версию, выбивая ритм на руле.«Мне сорок, да, сорок…»

«Довольно, мамочка», — твердо сказала Хлоя. «Извини», — сказала Мэдлин.

Она вела Хлою в детский сад — «Давай, добро пожаловать!» — ориентация. Не то чтобы Хлое требовалось какой-либо ориентации перед тем, как пойти в школу в январе следующего года. Она уже была очень твердо ориентирована на Pirriwee Public. Сегодня утром Хлоя была занята уходом за своим братом Фредом, который был на два года старше, но часто казался моложе. «Фред, ты забыл положить сумку с книгами в корзину! Вот и все.Там. Хороший мальчик.»

Фред послушно бросил сумку с книгами в соответствующую корзину, прежде чем убежал, чтобы заблокировать Джексона. Мэдлин притворилась, что не видит хедлок. Джексон, наверное, это заслужил. Мать Джексона, Рената, тоже этого не видела, потому что она была увлечена разговором с Харпером, и оба серьезно хмурятся из-за стресса, связанного с обучением своих одаренных детей. Рената и Харпер посещали одну и ту же еженедельную группу поддержки для родителей одаренных детей. Мэдлин представила, как все они сидят в кругу, заламывая руки, а их глаза светятся тайной гордостью.

Пока Хлоя была занята, руководя другими детьми во время ориентации (ее даром было командование, однажды она собиралась управлять корпорацией), Мэдлин собиралась выпить кофе с пирожным со своей подругой Селестой. Мальчики-близнецы Селесты тоже пойдут в школу в следующем году, так что ориентироваться они не могли. (Их подарок кричал. У Мэдлин заболела голова после пяти минут в их компании.) Селеста всегда покупала изысканные и очень дорогие подарки на день рождения, так что это было бы хорошо.После этого Мэдлин собиралась подбросить Хлою к свекрови, а затем пообедать с друзьями, прежде чем они все бросятся за школьной программой. Солнце сияло. На ней были свои великолепные новые туфли на шпильке от Dolce & Gabbana (купленные в Интернете со скидкой тридцать процентов). День обещал быть чудесным, чудесным.

«Да начнется фестиваль Мадлен!» — сказал ее муж Эд сегодня утром, когда принес ей кофе в постель. Мэдлин была известна своей любовью к дням рождения и всякого рода празднованиям.Любой повод для шампанского.

Еще. Сорок.

Когда она ехала знакомым маршрутом к школе, она считала свой новый век великолепным. Сорок. Она все еще могла чувствовать «сорок» так же, как в пятнадцать лет. Такой бесцветный век. Заброшен посреди твоей жизни. Когда тебе будет сорок, ничто не будет иметь большого значения. У вас не было бы настоящих чувств, когда вам было бы сорок, потому что вы были бы надежно смягчены вашей неряшливой сорокалетностью.

Сорокалетняя женщина найдена мертвой. О боже.

Двадцатилетняя женщина найдена мертвой. Трагедия! Грусть! Найдите убийцу!

Мэдлин недавно заставили немного повернуть голову, когда она услышала в новостях что-то о женщине, умирающей за сорок. Но подождите, это мог быть я! Это было бы печально! Людям было бы грустно, если бы я умер! Даже опустошенный. Итак, мир, одержимый возрастом. Мне может быть сорок, но меня лелеют.

С другой стороны, вероятно, было совершенно естественно чувствовать себя печальнее из-за смерти двадцатилетнего, чем сорокалетнего.Сорокалетний мужчина прожил на двадцать лет больше жизни. Вот почему, если бы на свободе был бандит, Мэдлин почувствовала бы себя обязанной бросить свое «я» среднего возраста перед двадцатилетней девушкой. Возьми пулю за молодость. Это было справедливо.

Что ж, она бы согласилась, если бы могла быть уверена, что это был милый молодой человек. Не из тех невыносимых, как ребенок, ведущий маленькую синюю «Митсубиси» перед Мэдлин. Она даже не удосужилась скрыть тот факт, что пользовалась мобильным телефоном во время вождения, вероятно, отправила текстовое сообщение или обновила свой статус в Facebook.

Смотрите! Этот парень даже не заметил бы разболтавшегося бандита! Она бы безучастно смотрела в свой телефон, пока Мэдлин пожертвовала ради нее жизнью! Это приводило в ярость.

Машинка оказалась забита молодыми людьми. По крайней мере, трое сзади, их головы покачиваются, руки жестикулируют. Это кто-то махал ногой? Трагедия ждала своего часа. Всем им нужно было сосредоточиться. Буквально на прошлой неделе Мэдлин пила кофе после урока ShockWave и читала в газете историю о том, как все молодые люди убивали себя, отправляя сообщения, пока они вели машину. Уже в пути. Почти там! Это были их последние глупые (и часто неправильно написанные) слова. Мэдлин плакала над фотографией убитой горем матери одного подростка, нелепо подносящей мобильный телефон дочери к камере в качестве предупреждения читателям.

«Глупые маленькие идиоты», — сказала она вслух, когда машина опасно выехала на следующую полосу.

«Кто такой идиот?» сказала ее дочь с заднего сиденья.

«Девушка, которая ведет машину впереди меня, — идиотка, потому что она одновременно ведет машину и пользуется телефоном», — сказала Мэдлин.

«Например, когда тебе нужно позвонить папе, когда мы опаздываем?» — сказала Хлоя.

«Я сделал это только один раз!» запротестовала Мэдлин. «И я был очень осторожен и очень быстр! А мне , сорок лет! »

«Сегодня», — со знанием дела сказала Хлоя. «Тебе сегодня сорок лет».

«Да! Еще я сделал быстрый звонок, SMS не отправлял! Вы должны отвлечься от дороги к тексту. Текстовые сообщения во время вождения являются незаконными и непослушными, и вы должны пообещать никогда этого не делать, когда вы подросток.

Ее голос дрожал при мысли о том, что Хлоя была подростком и водила машину.

«Но вам разрешено сделать быстрый телефонный звонок?» проверила Хлоя.

«Нет! Это тоже незаконно, — сказала Мэдлин.

«Значит, вы нарушили закон», — удовлетворенно сказала Хлоя. «Как грабитель ».

Хлоя в настоящее время влюблена в идею грабителей. Однажды она определенно собиралась встречаться с плохими парнями. Плохие парни на мотоциклах.

«Держись за хороших мальчиков, Хлоя!» — сказала Мэдлин через мгновение.«Как папа. Плохие парни не приносят тебе кофе в постель, я тебе скажу бесплатно.

«О чем ты болтаешь, женщина?» вздохнула Хлоя. Она заимствовала эту фразу у своего отца и идеально имитировала его усталый тон. Они совершили ошибку, рассмеявшись в первый раз, когда она это сделала, поэтому она продолжала и говорила это достаточно часто и в идеальное время, так что они не могли не смеяться.

На этот раз Мэдлин удалось не засмеяться. В настоящее время Хлоя проходит очень тонкую грань между очаровательной и неприятной.Мэдлин, вероятно, и сама придерживалась той же линии.

Мэдлин подъехала за маленькой синей «Митсубиси» на красный свет. Молодому водителю было , но он все еще смотрел в свой мобильный телефон. Мэдлин нажала на гудок в машине. Она видела, как водитель взглянул в ее зеркало заднего вида, в то время как все ее пассажиры вытянулись, чтобы посмотреть.

«Положи телефон!» — крикнула она. Она имитировала текстовые сообщения, тыкая пальцем в ладонь. «Это незаконно! Это опасно!»

Девушка показала пальцем классический жест.»Верно!» Мэдлин нажала на аварийный тормоз и включила аварийные огни.

«Что ты делаешь?» — сказала Хлоя.

Мэдлин расстегнула ремень безопасности и распахнула дверь машины. «Но нам надо идти на ориентацию!» — в панике сказала Хлоя.

«Мы опоздаем! О, бедствие ! »

«О, беда» — это строчка из детской книги, которую они читали Фреду, когда он был маленьким. Теперь это сказала вся семья. Его подхватили даже родители Мэдлин и некоторые друзья Мэдлин.Это была очень заразительная фраза.

«Все в порядке, — сказала Мэдлин. «Это займет всего секунду. Я спасаю молодые жизни ».

Она подбежала к машине девушки на своих новых туфлях на шпильках и стукнула в окно.

Окно скользнуло, и водитель из темного силуэта превратился в настоящую молодую девушку с белой кожей, блестящим кольцом в носу и плохо нанесенной комковатой тушью. Она посмотрела на Мэдлин со смесью агрессии и страха. «Какая у вас проблема ?» Ее мобильный телефон все еще был небрежно зажат в левой руке.«Положи телефон! Вы можете убить себя и своих друзей! » Мэдлин использовала тот же тон, что и Хлоя, когда она была очень непослушной. Она села в машину, схватила телефон и швырнула его девушке с открытым ртом на пассажирском сиденье. «OK? Просто перестань! »

Она слышала их смех, когда возвращалась к своему внедорожнику. Ей было все равно. Она чувствовала себя приятно возбужденной. За ней подъехала машина. Мэдлин улыбнулась, извиняющимся тоном подняла руку и поспешила обратно в машину, прежде чем свет поменял.

Ее лодыжка повернулась. В одну секунду он делал то, для чего была предназначена лодыжка, а в следующую секунду вырывался под тошнотворно неправильным углом. Она тяжело упала на бок. О, беда.

Почти наверняка это был момент, когда история началась. С неуклюже обтянутой губой щиколотки.

3.

Джейн подъехала на красный свет позади большого блестящего внедорожника с мигающими сигнальными огнями и наблюдала, как темноволосая женщина спешила к нему по обочине дороги. На ней было свободное синее летнее платье и высокие каблуки с ремешками, и она извиняюще и очаровательно помахала Джейн.Утреннее солнце осветило одну из сережек женщины, и она сияла, как будто ее коснулось что-то небесное.

Блестящая девушка. Старше Джейн, но определенно все еще блестит. Всю жизнь Джейн наблюдала за такими девочками с научным интересом. Может быть, немного трепета. Может немного зависти. Они не обязательно были самыми красивыми, но они так нежно, как рождественские елки, украшали себя свисающими серьгами, звенящими браслетами и тонкими бессмысленными шарфами. Когда они говорили, они часто касались твоей руки.Лучшая подруга Джейн в школе была блестящей девочкой. Джейн питала к ним слабость.

Затем женщина упала, как будто что-то вытащили из-под нее.

«Ой», — сказала Джейн и быстро отвернулась, чтобы спасти женское достоинство.

«Ты поранился, мама?» — спросил Зигги с заднего сиденья. Он всегда очень беспокоился о том, что она причинит себе боль.

«Нет, — сказала Джейн. «Та женщина вон там поранилась. Она споткнулась.

Она ждала, пока женщина встанет и вернется в свою машину, но она все еще была на земле.Она запрокинула голову к небу, и ее лицо выглядело сжатым, как у человека, страдающего от сильной боли. Светофор стал зеленым, и маленькая синяя «Митсубиси», стоявшая перед внедорожником, с визгом шин улетела прочь.

Джейн включила сигнал, чтобы объехать машину. Они ехали на ориентационный день Зигги в новой школе, и она понятия не имела, куда идет. Они с Зигги нервничали и делали вид, что не нервничают. Она хотела попасть туда как можно скорее.

«Дама в порядке?» — сказал Зигги.

Джейн почувствовала то странное потрясение, которое она иногда испытывала, когда отвлекалась на свою жизнь, а затем что-то (часто это был Зигги) заставило ее вовремя вспомнить, как вести себя милому, обычному, воспитанному взрослому. .

Если бы не Зигги, она бы уехала. Она была бы настолько сосредоточена на своей цели — направить его в детский сад, что у нее бы оставалось женщине, сидящей на дороге, корчащейся от боли .

«Я просто проверю ее», — сказала Джейн, как будто это было ее намерением с самого начала. Она зажгла свои аварийные огни и открыла дверцу машины, осознавая эгоистичное чувство сопротивления. Вы доставляете неудобства, блестящая леди!

«С тобой все в порядке?» она позвала.

«Я в порядке!» Женщина попыталась сесть прямее и захныкала, положив руку на лодыжку. «Ой. Дерьмо. Я подвернула лодыжку, вот и все. Я такой идиот . Я вышел из машины, чтобы сказать девушке передо мной, чтобы она перестала писать.Так мне и надо вести себя как школьный староста ».

Джейн присела рядом с ней. У женщины были хорошо подстриженные темные волосы до плеч и легчайшая россыпь веснушек на носу. В этих веснушках было что-то эстетически приятное, как детское воспоминание о лете, и они были очень красиво дополнены тонкими морщинами вокруг ее глаз и нелепыми качающимися серьгами.

Сопротивление Джейн полностью исчезло.

Ей понравилась эта женщина. Она хотела ей помочь.

(Хотя, что там говорилось? Если бы женщина была беззубой, бородавчатой ​​старухой, она бы продолжала чувствовать себя обиженной? Несправедливость этого. Жестокость этого. Она будет лучше относиться к этому женщина, потому что ей нравились ее веснушки.)

Платье женщины имело замысловато вышитый вырез из цветов по всему вырезу. Джейн сквозь лепестки видела загорелую веснушчатую кожу.

«Нам нужно немедленно положить немного льда», — сказала Джейн. Она знала о травмах лодыжки еще со времен нетбола, и она видела, что лодыжка этой женщины уже начала опухать.«И держи его на высоком уровне». Она закусила губу и с надеждой огляделась в поисках кого-нибудь еще. Она понятия не имела, как справиться с логистикой, чтобы это действительно произошло.

«У меня день рождения», — грустно сказала женщина. «Моя сороковая». «С днём рождения», — сказала Джейн. Это было довольно мило, что женщина -40 даже удосужилась упомянуть, что это ее день рождения.

Она посмотрела на туфли женщины с ремешками. Ногти на ногах были выкрашены в блестящую бирюзу. Туфли-шпильки были тонкими, как зубочистки, и опасно высокими.

«Неудивительно, что ты повредил лодыжку, — сказала Джейн. «Никто не мог ходить в этой обуви!»

«Я знаю, но разве они не великолепны?» Женщина повернула ногу под углом, чтобы полюбоваться ими. «Ой! Бля , больно. Извините. Простите за язык «.

«Мамочка!» Маленькая девочка с темными кудрявыми волосами в сверкающей тиаре высунулась из окна машины. «Что ты делаешь? Вставать! Мы опоздаем!»

Блестящая мать. Блестящая дочь.

«Спасибо за сочувствие, дорогой!» сказала женщина.Она печально улыбнулась Джейн. «Едем на ориентацию в детском саду. Она очень взволнована.

«В Пирриви Паблик?» — сказала Джейн. Она была поражена. «Но вот куда я иду. Мой сын Зигги пойдет в школу в следующем году. Мы переезжаем сюда в декабре ». Казалось невозможным, чтобы у них с этой женщиной могло быть что-то общее, или что их жизни могли каким-либо образом пересекаться.

«Зигги! Нравится Зигги Стардаст? Какое прекрасное имя! » сказала женщина. — Между прочим, я Мэдлин.Мэдлин Марта Маккензи. Я почему-то всегда упоминаю Марту. Не спрашивай, почему. Она протянула руку.

«Джейн», — сказала Джейн. «Джейн Чепмен без отчества».

Габриель: Школа разделилась на две части. Это была вроде как, я не знаю, гражданская война. Вы были либо в Команде Мэдлин, либо в Команде Ренаты.

Бонни: Нет, нет, это ужасно. Этого никогда не было.

Не было сторон . Мы очень сплоченное сообщество. Было слишком много алкоголя.Кроме того, это была полная луна. Все немного сходят с ума в полнолуние. Я серьезно. Это действительно поддающееся проверке явление.

Саманта: Было ли это полнолуние? Я знаю, что шел проливной дождь. Мои волосы были растрепаны.

Госпожа Липманн: Это смешно и в высшей степени клеветнически. У меня нет дальнейших комментариев.

Кэрол: Я знаю, что продолжаю твердить о Клубе эротической книги, но я уверен, что что-то произошло на одном из их небольших собраний, на которых не цитировались цитаты.

Харпер: Послушайте, я плакал , когда мы узнали, что Эмили одарена.

Я подумал, Вот и снова! Я уже через все это проходил с Софией, так что я знал, что меня ждет! Рената была в одной лодке. Двое одаренных детей. Никто не понимает стресса. Ренату беспокоило, как Амабелла устроится в школе, получит ли она достаточную стимуляцию и так далее. Итак, когда этот ребенок с нелепым именем, этот Зигги, сделал то, что он сделал, и это было только утро ориентации! Что ж, по понятным причинам она была очень огорчена.Вот с чего все началось.

4.

Джейн взяла с собой книгу, чтобы почитать в машине, пока Зигги занимался ориентацией в детском саду, но вместо этого она присоединилась к Мэдлин Марте Маккензи (это звучало как имя дерзкой маленькой девочки из детской книги) в пляжное кафе Blue Blues.

Кафе представляло собой забавное маленькое уродливое здание, почти похожее на пещеру, прямо на променаде рядом с пляжем Пирриви. Мэдлин хромала босиком, тяжело и бессознательно опираясь на плечо Джейн, как будто они были старыми друзьями.Это было интимно. Она чувствовала запах духов Мэдлин, чего-то цитрусового и восхитительного. За последние пять лет Джейн почти не трогали другие взрослые.

Как только они открыли дверь кафе, из-за стойки вышел молодой человек, раскинув руки. Он был одет во все черное, с вьющимися светлыми серфинскими волосами и заклепкой на носу. «Мэдлин! Что с тобой случилось?»

«Я серьезно ранен, Том», — сказала Мэдлин. «И это мой день рождения .

«О, беда, — сказал Том. Он подмигнул Джейн.

Пока Том усадил Мэдлин в угловую будку, принес ей лед, завернутый в кухонное полотенце, и подпер ее ногу на стуле с подушкой, Джейн заглянула в кафе. Это было «совершенно очаровательно», как сказала бы ее мать. Ярко-синие неровные стены были уставлены шаткими полками, заполненными подержанными книгами. Деревянные доски пола сияли золотом в утреннем свете, и Джейн вдохнула пьянящую смесь кофе, выпечки, моря и старых книг.Передняя часть кафе была полностью застеклена, а сиденья были устроены так, что, где бы вы ни сидели, вы смотрели на пляж, как если бы вы были там, чтобы посмотреть, как море представляет шоу. Оглядываясь вокруг, Джейн почувствовала то чувство неудовлетворенности, которое она часто испытывала, когда была где-то новенькой и прекрасной. Она не могла точно сформулировать это, кроме слов «» Если бы я был здесь «». Это маленькое пляжное кафе было таким изысканным, что ей очень хотелось побывать там, за исключением, конечно, , а там было , так что это не имело смысла.

«Джейн? Что я могу вам предложить? » — сказала Мэдлин. «Я покупаю вам кофе и угощения, чтобы поблагодарить вас за все!» Она повернулась к суетливому бариста. «Том! Это Джейн! Она мой рыцарь в сияющих доспехах. Моя рыцарь.

Джейн отвезла Мэдлин и ее дочь в школу после того, как сначала нервно припарковала массивную машину Мэдлин в переулке. Она взяла запасное детское сиденье из задней части машины Мэдлин для Хлои и положила его в заднюю часть своей маленькой Хонды, рядом с Зигги.

Это был проект. Крошечный кризис преодолен.

Это было печальное обвинение в повседневной жизни Джейн, так как она нашла весь этот инцидент немного захватывающим.

Зигги тоже был наивным и застенчивым при мысли о том, что рядом с ним на заднем сиденье будет еще один ребенок, особенно такой же искрометный и харизматичный, как Хлоя. Маленькая девочка болтала без перерыва на протяжении всего пути, объясняя все, что Зигги нужно знать о школе, и кто будут учителями, и как они должны мыть руки перед тем, как войти в класс, с помощью всего одно бумажное полотенце , и где они сидели, чтобы пообедать, и как вам не разрешали арахисовое масло, потому что у некоторых людей была аллергия, и они могли умереть , и у нее уже был свой ланч-бокс, и на нем была Дора Исследователь, и что сделало Ланч-бокс Зигги есть?

«Базз Лайтер», — ответил Зигги быстро, вежливо и совершенно неправдиво, поскольку Джейн еще не купила его ланч-бокс, а они даже не обсуждали необходимость ланч-бокса.В данный момент он находился в детском саду три дня в неделю, и ему давали питание. Упаковывать ланч-бокс для Джейн было в новинку.

Когда они добрались до школы, Мэдлин осталась в машине, пока Джейн забрала детей. На самом деле, Хлоя забрала их, маршировав перед ними, диадема блестела на солнце. В какой-то момент Зигги и Джейн обменялись взглядами, как бы говоря: Кто такие , эти чудесные люди?

Джейн слегка нервничала по поводу ориентационного утра Зигги и осознавала тот факт, что ей придется скрывать свои нервы от Зигги, потому что он был склонен к тревоге.Было такое ощущение, что она начала новую работу: мать в начальной школе. Придется изучить правила, документы и процедуры.

Однако пойти в школу с Хлоей было все равно, что прийти с золотым билетом. Две другие матери немедленно обратились к ним: «Хлоя! Где твоя мама? » Затем они представились Джейн, и Джейн должна была рассказать историю о щиколотке Мэдлин, и следующее, что хотела услышать воспитательница детского сада, мисс Барнс, и Джейн оказалась в центре внимания, что было весьма приятно. будь честным.

Сама школа была красивой, стояла в конце мыса, так что синеватость далекого океана, казалось, постоянно сверкала периферийным зрением Джейн. Классные комнаты располагались в длинных невысоких зданиях из песчаника, а игровая площадка с лиственными деревьями, казалось, была полна очаровательных секретных мест, поощряющих воображение: закутки между деревьями, укромные дорожки и даже крошечный лабиринт размером с ребенка.

Когда она ушла, Зигги шел в класс, держась за руки с Хлоей, его маленькое лицо было покрасневшим и счастливым, а Джейн вышла к своей машине, чувствуя себя покрасневшей и счастливой, а в пассажирском кресле была Мэдлин. сидеть, махать руками и радостно улыбаться, как если бы Джейн была ее большой подругой, и Джейн почувствовала, что что-то уменьшилось, расслабилось.

Теперь она сидела рядом с Мэдлин в «Голубом блюзе» и ждала, когда подадут ее кофе, наблюдая за водой и чувствуя солнечный свет на своем лице.

Может быть, переезд сюда станет началом чего-то или концом, что было бы даже лучше.

«Моя подруга Селеста скоро будет здесь», — сказала Мэдлин. «Вы могли видеть ее в школе, бросая своих мальчиков. Два маленьких светловолосых хулигана. Она высокая, блондинка, красивая и веселая.

«Я так не думаю, — сказала Джейн.»О чем она должна волноваться, если она высокая, белокурая и красивая?»

«Совершенно верно», — сказала Мэдлин, как будто это ответило на вопрос. «У нее тоже есть такой же великолепный богатый муж. Они все еще держатся за руки. И он хороший. Он покупает мне подарков. Честно говоря, я понятия не имею, почему остаюсь с ней друзьями ». Она посмотрела на часы. «О, она безнадежна. Всегда опаздывать! В любом случае, пока мы будем ждать, я тебя допрошу. Она наклонилась вперед и полностью сосредоточилась на Джейн.«Вы новичок на полуострове? Я вообще не знаю твоего лица. С детьми одного возраста можно было бы подумать, что мы столкнемся друг с другом на GymbaROO, или в Story hour, или еще где-нибудь ».

«Мы переезжаем сюда в декабре», — сказала Джейн. «Сейчас мы живем в Ньютауне, но я решил, что было бы неплохо пожить какое-то время рядом с пляжем. Думаю, это было просто из прихоти.

Фраза «по прихоти» пришла к ней ниоткуда, и обрадовала, и смутила.

Она попыталась сделать из этого причудливую историю, как если бы она действительно была причудливой девушкой.Она рассказала Мэдлин, что однажды, несколько месяцев назад, она взяла Зигги в поездку на пляж, увидела вывеску о сдаче в аренду на окраине многоквартирного дома и подумала: Почему бы не жить рядом с пляжем?

В конце концов, это не было ложью. Не совсем.

День на пляже, она повторяла себе снова и снова, пока ехала по этой длинной стремительно спускающейся дороге, как будто кто-то подслушивал ее мысли, подвергая сомнению ее мотивы.

Пляж Пирриви вошел в десятку самых красивых пляжей мира! Она где-то это видела.Ее сын заслужил попасть в десятку самых красивых пляжей мира. Ее красивый , необыкновенный сын . Она продолжала смотреть на него в зеркало заднего вида, ее сердце болело.

Она не сказала Мэдлин, что, когда они шли, держась за руки, обратно к машине, песчаные и липкие, слово «помощь» беззвучно кричало в ее голове, как будто она чего-то умоляла: решения, какого-то решения. лечение, отсрочка. Отсрочка от чего? Лекарство от чего? Решение для чего? Ее дыхание стало поверхностным.Она чувствовала капли пота по линии волос.

Тогда она увидела вывеску. Срок их аренды в их квартире в Ньютауне истек. Квартира с двумя спальнями находилась в уродливом, бездушном доме из красного кирпича, но до пляжа было всего пять минут ходьбы. «Что, если бы мы переехали прямо сюда?» — сказала она Зигги, и его глаза загорелись, и вдруг показалось, что квартира — это как раз решение того, что с ней не так. В народе это прозвучало как «морская перемена». Почему бы им с Зигги не измениться?

Она не сказала Мэдлин, что арендовала на шесть месяцев разные квартиры по всему Сиднею с тех пор, как Зигги был младенцем, пытаясь найти жизнь, которая работала.Она не сказала ей, что, может быть, все время кружила все ближе и ближе к Пирриви-Бич.

И она не сказала Мэдлин, что, когда она вышла из офиса недвижимости после подписания договора аренды, она впервые заметила, что на полуострове живут люди с золотистой кожей и пляжем. — волосатая, из тех людей, которые занимаются серфингом перед завтраком, которые гордятся своим телом, — и она подумала о своих бледно-белых ногах под джинсами, а потом она подумала о том, что ее родители будут так нервничать, когда едут вместе эта извилистая дорога на полуострове, ее папа побелел костяшками пальцев на рулевом колесе, но они все еще делали это без жалоб, и все сразу Джейн убедилась, что она только что совершила поистине достойную осуждения ошибку.Но было слишком поздно.

«Итак, я здесь», — нечетко закончила она.

«Тебе здесь понравится», — с энтузиазмом сказала Мэдлин. Она поправила лед на лодыжке и поморщилась. «Ой. Ты занимаешься серфингом? А как насчет твоего мужа? Или твой партнер, я бы сказал. Или парень? Подруга? Я открыт для всех возможностей ».

«Нет мужа», — сказала Джейн. «Нет партнера. Это просто я. Я мать-одиночка.

« вы?» — сказала Мэдлин, как будто Джейн только что объявила о чем-то довольно смелом и замечательном.

«Я». Джейн глупо улыбнулась.

«Ну, знаете, людям всегда нравится забывать об этом, но Я, , была матерью-одиночкой, — сказала Мэдлин. Она подняла подбородок, как если бы обращалась к толпе несогласных с ней людей. «Мой бывший муж ушел от меня, когда моя старшая дочь Эбигейл была младенцем. Ей четырнадцать. Я тоже был довольно молод, как и ты. Всего двадцать шесть. Хотя я думал, что уже за бугром. Это было сложно. Быть матерью-одиночкой — это сложно ».

«Ну, у меня есть мама и…»

«О, конечно, конечно.Я не говорю, что у меня не было поддержки. Родители тоже мне помогали. Но, боже мой, были ночи, когда Эбигейл была больна, или когда заболел я, или, что еще хуже, когда мы оба заболели, и … . . В любом случае.» Мэдлин остановилась и пожала плечами. «Моя бывшая замужем за кем-то еще. У них есть маленькая девочка примерно того же возраста, что и Хлоя, а Натан стал отцом года. Мужчины часто поступают так, когда у них появляется второй шанс. Абигейл считает, что ее отец замечательный. Я единственный, кто затаил обиду. Говорят, хорошо отпускать обиду, но я не знаю, мне очень нравится моя обида.Я ухаживаю за ним, как за маленьким питомцем ».

«Я тоже не очень люблю прощение, — сказала Джейн.

Мэдлин ухмыльнулась и указала на нее чайной ложкой. «Повезло тебе. Никогда не прощай. Никогда не забуду. Это мой девиз ».

Джейн не могла понять, как много она шутила.

«А что насчет отца Зигги?» продолжила Мэдлин. «Он вообще на фотографии?»

Джейн не дрогнула. У нее было пять лет, чтобы хорошо это освоить. Она почувствовала, что становится очень тихой.

“No.На самом деле мы не были вместе ». Она отлично передала свою реплику. «Я даже не знала его имени. Это был . . . » Стоп. Пауза. Отводите взгляд, как будто не можете смотреть в глаза. «Вроде. . . одноразовый ».

«Вы имеете в виду секс на одну ночь?» — немедленно сказала Мэдлин сочувственно, и Джейн чуть не рассмеялась от удивления. Большинство людей, особенно возраста Мэдлин, отреагировали деликатным, слегка неприятным выражением лица, в котором говорилось: Я понимаю и меня это устраивает, но теперь я помещаю вас в другую категорию людей .Джейн никогда не обижалась на их неприязнь. Ей это тоже показалось неприятным. Она просто хотела, чтобы эта конкретная тема разговора навсегда закрылась, и в большинстве случаев именно это и происходило. Зигги был Зигги. Папы не было. Двигайтесь вправо.

«Почему бы вам просто не сказать, что вы расстались с отцом?» ее мать спрашивала в первые дни.

«Ложь становится сложной, мама», — сказала Джейн. У ее матери не было опыта лжи. «Таким образом, мы просто закончим разговор».

«Я помню отношения на одну ночь», — задумчиво сказала Мэдлин.«То, что я делал в девяностые. Господи меня. Надеюсь, Хлоя никогда не узнает. О, беда. Было весело?

Джейн потребовалась секунда, чтобы понять вопрос. Она спрашивала , был ли ее секс на одну ночь развлечением .

На мгновение Джейн снова оказалась в стеклянном пузыре лифта, который бесшумно скользил вверх по центру отеля. Его рука сжимает горлышко бутылки с шампанским. Другая рука на ее пояснице, тянет ее вперед. Они оба так сильно смеялись. Глубокие складки вокруг глаз.Она была слабой от смеха и желания. Дорогой запах.

Джейн откашлялась.

«Думаю, это было весело», — сказала она.

«Извини», — сказала Мэдлин. «Я был легкомысленным. Потому что я думал о своей легкомысленной юности. Или, может быть, потому, что ты такой молодой, а я такой старый, и я стараюсь быть крутым. Сколько тебе лет? Вы не возражаете, если я спрошу?

«Двадцать четыре», — сказала Джейн.

«Двадцать четыре», — выдохнула Мэдлин. «Мне сегодня сорок. Я уже сказал тебе это, не так ли? Вы, наверное, думаете, что вам никогда не будет сорока, верно?

«Ну, надеюсь, мне будет сорок», — сказала Джейн.Она и раньше замечала, как женщины среднего возраста были одержимы темой возраста, всегда смеялись над этим, стонали по этому поводу, продолжали и повторяли это, как если бы процесс старения был сложной головоломкой, которую они пытались решить. Почему они были так озадачены этим? У друзей матери Джейн, казалось, буквально не было другой темы для разговора, или не было, когда они разговаривали с Джейн. «О, ты такая молодая и красивая, Джейн». (Когда это было явно не так; им казалось, что одно следует за другим: если ты был молод, ты автоматически становился красивым!) «О, ты так молода, Джейн, ты сможешь починить мой телефон / компьютер / фотоаппарат.(Хотя на самом деле многие друзья ее матери были более технически подкованы, чем Джейн.) «О, ты так молода, Джейн, у тебя столько энергии». (Когда она так устала, так очень, очень устала.)

«А послушайте, чем вы себя поддерживаете?» — обеспокоенно сказала Мэдлин, садясь прямо, как будто это была проблема, которую ей нужно было решить прямо сейчас. «Ты работаешь?»

Джейн кивнула ей. «Я работаю бухгалтером-фрилансером на себя. У меня сейчас хорошая клиентская база, много малых предприятий.Я быстр. Так что я быстро переворачиваю работу. Он платит за аренду ».

«Умница», — одобрительно сказала Мэдлин. «Я тоже содержал себя, когда Абигейл была маленькой. Во всяком случае, по большей части. Время от времени Натан вставал, чтобы отправить чек. Это было тяжело, но в каком-то смысле доставляло удовольствие. Если вы понимаете, о чем я.»

«Конечно», — сказала Джейн. Жизнь Джейн как матери-одиночки ни на кого не наплевывала. Или, по крайней мере, не так, как имела в виду Мэдлин.

«Ты определенно станешь одной из самых молодых мам детского сада», — размышляла Мэдлин. Она сделала глоток кофе и злобно ухмыльнулась. «Ты даже моложе очаровательной новой жены моего бывшего мужа. Обещай мне, что не подружишься с ней, ладно? Я тебя первым достал.

«Я уверена, что даже не встречусь с ней», — смущенно сказала Джейн.

«О, ты будешь», — скривилась Мэдлин. «Ее дочь ходит в детский сад одновременно с Хлоей. Ты можешь представить?»

Джейн не могла представить.

«Любезные мамочки будут пить кофе, а жена моего бывшего мужа будет сидеть через стол и попивать травяной чай. Не волнуйтесь, никаких ударов не будет. К сожалению, все это очень скучно, по-дружески и ужасно по-взрослому. Бонни даже целует меня привет. Она занимается йогой, чакрами и всем прочим. Знаешь, как тебе следует ненавидеть свою злую мачеху? Моя дочь обожает ее . Видите ли, Бонни такая «спокойная». Противоположность мне. Она говорит одним из тех мягких тонов.. . низкий . . . мелодичные голоса, от которых хочется пробить стену ».

Джейн рассмеялась над тем, как Мэдлин имитировала низкий мелодичный голос. «Вы, вероятно, подружитесь с Бонни», — сказала Мэдлин. «Ее невозможно ненавидеть. Я очень хорошо умею ненавидеть людей, и даже мне это трудно. Мне действительно нужно вложить в это свое сердце и душу ».

Она снова переместила лед на лодыжке.

«Когда Бонни услышит, что я повредил лодыжку, она принесет мне еду. Она просто любит любой повод принести мне домашнюю еду.Вероятно, потому, что Натан сказал ей, что я ужасный повар, поэтому она хочет подчеркнуть. Хотя хуже всего в Бонни то, что она, вероятно, на самом деле ничего не говорит. Она просто безумно милая. Я бы с удовольствием выкинул ее еду прямо в мусорное ведро, но она чертовски вкусна. Мой муж и дети убили бы меня ».

Выражение лица Мэдлин изменилось. Она просияла и помахала. «Ой! Наконец-то она здесь! Селеста! Сюда! Приходите и посмотрите, что я наделал! »

Джейн подняла глаза, и ее сердце упало.

Это не имеет значения. Она знала, что это не имеет значения. Но факт был в том, что некоторые люди были настолько неприемлемо, обидно красивыми, что тебе было стыдно. Ваша неполноценность была тут же выставлена ​​на всеобщее обозрение. Этот был тем, как должна была выглядеть женщина. Именно это. Она была права, а Джейн ошибалась.

Ты очень толстая уродливая маленькая девочка, — настойчиво сказал ей в ухо голос с горячим зловонным дыханием.

Она вздрогнула и попыталась улыбнуться ужасно красивой женщине, идущей к ним.

Теа: Я полагаю, вы уже слышали, что Бонни замужем за бывшим мужем Мадлен, Натаном? Так что это было сложно. Возможно, вы захотите изучить это. Я, конечно, не говорю вам, как делать вашу работу.

Бонни: Это не имело абсолютно ничего общего с ничего .

Наши отношения были полностью дружескими. Буквально сегодня утром я оставила на пороге вегетарианскую лазанью для ее бедного мужа.

Габриель: Я была новичком в школе.Я не знал ни души. «О, у нас такая заботливая школа», — сказал мне директор. Бла бла бла. Позвольте мне сказать вам, первое, о чем я подумал, когда вошел в ту детскую площадку в тот день ориентации детского сада, было cliquey . Кликово, клико, клико. Я не удивлен, что кто-то умер. Ну ладно. Думаю, это преувеличение. Я был немного удивлен.

Большая маленькая ложь Сезон 3 Слухи, Новости, Спойлеры, Актерский состав, Сюжетные идеи

Большая маленькая ложь вернулась на наши экраны в июне прошлого года, и какое-то время казалось, что 2-й сезон стал последним из «Монтерейской пятерки».

Как сообщал BAZAAR.com в феврале 2019 года, во время выступления на пресс-туре Ассоциации телевизионных критиков Дэвид Келли (обладатель славы Элли МакБил ) намекнул, что третий сезон маловероятен. Но с тех пор звезды шоу рассказывают, вернутся ли они в 3-й сезон, и это выглядит многообещающим.

Вот все, что мы знаем о будущем Big Little Lies на данный момент.

Когда дело доходит до третьего сезона, Риз Уизерспун говорит: «Никогда не говори никогда».

Во время домашнего обсуждения с другой актрисой Реджиной Кинг для Variety сериала «Актеры на актерах» Риз Уизерспун не отрицала возможность реализации третьего сезона популярного шоу HBO.

«I никогда не говори никогда, потому что мы думали, что Big Little Lies будет одним сезоном, и мы понятия не имели, что собираемся вернуться », — объяснил Уизерспун. Но я скажу, что Big Little Lies — один из самых интересных творческий опыт для меня.Просто работать с этими женщинами — Николь Кидман, Лорой Дерн, Зои Кравиц и Шейлин Вудли, а теперь и с Мерил Стрип — это было просто мечтой ».

Николь Кидман называет третий сезон« больше мечтой », чем« реальностью ».

В разговоре с Entertainment Сегодня вечером на церемонии вручения награды Гильдии продюсеров 2020 года в январе 2019 года Кидман дразнила: «Вы должны спросить Риз [Уизерспун] … [Мы] просто переписывались».

Она продолжила: «Вот что мы Посмотрим, сможем ли мы это сделать, но сейчас это определенно больше мечта, чем реальность…. Извините, но, может быть, когда-нибудь «.

Лаура Дерн абсолютно точно воссоздала бы Ренату.

Дерн также открыла Entertainment Tonight на церемонии вручения награды Гильдии продюсеров 2020 года и сказала:» Как я могу сказать Ренате нет? » «Она продолжила:« Я имею в виду, что ей нужны [все мемы], и я так сильно ее люблю, поэтому я очень рад за нее, что она мем, потому что она была бы очень признательна ».

Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

По сути, фанаты будут в восторге от того, что Дерн скажет: «Я никогда не смогу отказать Ренате».

Кидман открыта для 3 сезона, но, вероятно, это произойдет не скоро.

Австралийская актриса работает с сценаристом BLL Дэвидом Келли над новым шоу The Undoing , которое сейчас является их главным приоритетом. Отвечая на вопрос о возможном третьем сезоне для Big Little Lies на TCA в январе 2020 года, Кидман ответила на Variety : «Мы бы хотели, но есть идеи, которые будут реализованы в дальнейшем … сосредоточился на [ The Undoing ].

Она также указала на загруженный график своих коллег по фильму, таких как Лора Дерн, которая только что снялась в Marriage Story и Little Women , и Зои Кравиц, которая сыграет главную роль в Hulu’s High Fidelity , начиная с сериала. в следующем месяце и собирается сыграть роль Женщины-кошки в предстоящем римейке Batman .

«Так что я думаю, что все работают в невероятно хороших местах, и это прекрасно, что получилось из этого шоу», — добавила Кидман. «Надеюсь, мы сможем. все снова сталкиваются в какой-то момент.

Кидман сказала, что будет участвовать в третьем сезоне, если на борту будет Лиана Мориарти.

В ноябре 2019 года Кидман сообщила Deadline : «Муза — это Лиана, и она что-то построит, так что это осталось. И мне нравится, что это Дэвид и Лиана. Это шоу Дэвида. Дэвид Э. Келли построил это шоу с Лиан Мориарти. Они построили это с нуля, и это их шоу, и мы посмотрим, воспламеняются ли они, чтобы построить жизнь для этих женщин, и каким путем они пойдут дальше.Она продолжила: «Если будет третий, все это будет исходить от сценаристов, и это потрясающе. Лиана очень талантлива. Дэвид очень талантлив, и их сочетание необычайно «.

В своем интервью для ELLE в октябре 2019 года Кидман также обсуждала, вернется ли она в 3-й сезон Big Little Lies . Она объяснила:» Все говорят: «Ты собираешься сниматься в третьем сезоне?» — продолжила Кидман, — «Мы такие:« Дай нам секунду »».

Этот контент импортирован из Instagram.Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

И кажется, что актриса определенно не исключает еще одного сезона шоу, поскольку она сказала ELLE : «Мы хотели бы [сделать еще один сезон], потому что нам нравится быть вместе, и приятно проводить время с вами. друзья, и с таким хорошим материалом «.

Риз Уизерспун хочет, чтобы Дженнифер Энистон присоединилась к актерскому составу.

В интервью The Times для продвижения The Morning Show, Уизерспун пошутила, что Энистон должна выступить вместе с ней в Big Little Lies .Все началось с того, что Энистон сказала: «Мы завершили The Morning Show , она сразу пошла на другой спектакль. С этой трудолюбивой женщиной не надо тусоваться». Уизерспун быстро ответил: «Давай, Большая маленькая ложь. »

Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

То, что могло начаться, а могло и не начаться как шутка, казалось, набирает обороты, когда Уизерспун сказал: «Николь умрет, чтобы ты был там.Она любит тебя. Она всегда спрашивает: «Как дела, Джен?» Мы продали.

Второй сезон никогда не планировался, поэтому о третьем не может быть и речи.

‘Большая маленькая ложь’ 2 сезон

amazon.com

«Сейчас такого плана нет», — сказал Келли, когда его спросили о третьем сезоне пресс-тура Ассоциации телевизионных критиков. «Я думаю, что это один и два, и нам нравится, когда мы закрываемся в конце 2 сезона, так что, вероятно, так оно и будет.«

Тем не менее, также в TCA звезды-продюсеры Риз Уизерспун и Николь Кидман быстро отметили, что мы слышали это раньше.« Это то, что вы сказали в прошлый раз », — сказала Кидман Келли, а Уизерспун добавил:« Это является. Вы сидели здесь и сказали это в прошлый раз, Дэвид ».

Келли ранее предполагал, что он открыт для возможности третьего сезона.« Я думаю, вы должны сказать немного непредубежденный, потому что мы были убеждены, что первый был разовый », — сказал он The Hollywood Reporter еще в 2017 году.«Но мы в равной степени убеждены, что этим будет и второй сезон… Может быть, не в равной степени, но, на мой взгляд, это всего лишь еще один год».

ГБО

Снова собрать звездный актерский состав всегда было самой большой проблемой.

‘Большая маленькая ложь’ 1 сезон

amazon.com

Как сообщил BAZAAR.com во время пресс-тура Ассоциации телевизионных критиков, актеры и съемочная группа отметили, что существование 2-го сезона само по себе является своего рода чудом — воссоединение этого звездного состава и добавление Мерил Стрип в состав смесь, было немалым подвигом.

«Плана нет, — сказала Кидман. «Нет никакого плана, чтобы ответить на него, действительно конкретно. И это была долгая съемка для нас, и это был огромный объем работы, и мы просто поражены, что можем быть здесь».

О создании второго сезона Келли сказал The Hollywood Reporter в 2018 году: «Я не думал, что это была очень хорошая идея. Мы написали это как разовое произведение и закончили его очень лирично. Но мы закончили на лжи. Я так защищаю персонажей и сериалы, что не хочу никоим образом портить им, и мне так понравилось, как мы закончили первый год, и я подумал: «Давай просто оставим все как есть». что.«

Но именно добавление Стрипа убедило его вернуться еще на один сезон. Он объяснил:« Представляем этого персонажа, которого играет Мерил Стрип. Это восхитительный персонаж, и я чувствовал, что ее появление было одновременно и освобождением, и пугающим. Это пугает, потому что она устанавливает высокую планку, и вы должны соответствовать, но освобождает оттого, что теперь шоу не будет сравниваться с прошлым годом. В этом была свобода ».

Это определенно звучит так, как будто третий сезон сейчас не на радаре сценариста.

Драма, связанная с работой режиссера Андреа Арнольд над вторым сезоном, может повлиять на то, будет ли третий.

Большая маленькая ложь

Мориарти Лиана amazon.com

В июле выяснилось, что канал HBO взял под свой контроль Big Little Lies Season 2 от его оскароносного режиссера Андреа Арнольд. IndieWire сообщил, что, несмотря на обещание Арнольду полного контроля над вторым сезоном, HBO передала постпродакшн режиссеру первого сезона (и исполнительному продюсеру второго сезона) Жан-Марку Валле.

Согласно IndieWire Валле получил задание «взять работу Арнольда и сделать ее похожей на знакомый стиль, который Валле привнес в первый сезон хита». Согласно отчету, план всегда заключался в том, чтобы привести стиль второго сезона шоу в соответствие со стилем первого. Однако, как утверждается, об этом не сообщили Арнольду, которому также никогда не давали никаких указаний во время съемок.

Хотя Арнольд, очевидно, начала постпродакшн 2-го сезона со своей командой в Лондоне, HBO переместила монтаж на базу Валле в Монреале и заказала пересъемку, где Валле имела полный контроль.

Смотреть Работы Андреа Арнольд

Грозовой перевал

amazon.com

ГБО готов, если кто передумает.

Президент HBO Кейси Блойс недавно сказал TVLine: «Я люблю эту группу людей — я бы сделал с ними все». Он продолжил: «Но на самом деле они одни из самых занятых актрис, работающих в Голливуде.У нас есть сделки с некоторыми из них — Николь [Кидман] будет делать с нами свое следующее шоу ( The Undoing ). Я просто думаю, что это нереально ».

Плюс, Блойс рассказал, что второй сезон был о закрытии актеров и съемочной группы, и описал это как« шанс для всех участников завершить [франшизу] таким образом, чтобы это приносило удовлетворение ». Но он не сдался полностью ». Послушайте, если бы они все подошли ко мне и сказали:« Мы разработали все наши расписания! »- тогда наверняка ». Он продолжил: «Но я просто не думаю, что это реально.«

Блойс удвоил свои комментарии во время летнего тура TCA.« На мой взгляд, нет очевидного места, куда идти », — сказал он о предполагаемом третьем сезоне за Крайний срок . необыкновенная группа актеров и продюсеров, и если бы они сказали: «У нас самое лучшее», я бы их послушал. Я буду открыт ».

Однако Кидман сказала News Corp Australia в июле:« Я думаю, что мы хотели бы сделать третий сезон, потому что, безусловно, есть идеи «продолжения», но мы бы не сделали этого без всех вовлечены те же люди … даже дети.»По сути, пора свериться с вашими календарями, Уизерспун, Дерн, Кравиц и Вудли, потому что Кидман готова к большему количеству Большой маленькой лжи .

Эмма Дибдин Эмма Дибдин — писатель-фрилансер из Лос-Анджелеса, который пишет о культуре, психическом здоровье и истинных преступлениях. Эми Маккельден Эми Маккелден — писатель-фрилансер, редактор и активистка по вопросам инвалидности.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Обзор и краткое содержание фильма «Большая маленькая ложь» (2017)

Первый эпизод «Большой маленькой лжи» — это пьянящая смесь стиля, красоты и загадочности. Валле и его постоянный оператор Ив Беланже снимают Монтерей, как Французскую Ривьеру. Они любят закаты, великолепную архитектуру, дорогую моду и кухню, которая стоит дороже, чем весь ваш дом. Это серия, полная роскоши; особенно опьяняет премьера.И все же они не теряют времени даром, чтобы подчеркнуть коварную неудовлетворенность этого мира. Почти каждого человека в этой серии я называю «трава зеленее». Даже в тех жизнях, которые заставили бы большинство людей завидовать, они жаждут чего-то другого, пытаясь найти ту неуловимую вещь, которая действительно сделает их счастливыми — всегда говорят о переезде, смене работы, обмане, поиске новой школы и т. Д. они часто связывают свое счастье с успехом своих детей, поэтому драма в школе, даже если это всего лишь первый класс, становится усиленным видением их собственной незащищенности.Их самооценка так сильно зависит от того, как их видят другие люди, что даже драма с участием их детей отправляет их по спирали.

Конечно, гендерные роли также играют важную роль в «Большой маленькой лжи», от контролирующего мужа до относительно бесполезного и небезопасного. Это мужчины, часто нуждающиеся в постоянном внимании, такие же ребячливые, как и первоклассники (возможно, в большей степени, учитывая, насколько взрослыми представлены эти дети). Они также могут быть жестокими и ужасными. И шоу иногда кажется, что оно наталкивает на тривиализацию домашнего насилия, но это из исходного материала, и что-то здесь актеры делают все возможное, чтобы избежать, привнося правду в мелодраму.

Насчет этого состава — трудно понять, с чего начать выделять людей, потому что все здесь такие замечательные. Захватывающая кинематография Беленджера — мало кто когда-либо так хорошо использовал солнечный свет Калифорнии — это элемент шоу, который будет недооценен, а дар Келли к диалогу редко был таким острым, но именно ансамбль делает «Большую маленькую ложь» событием. В меньших ролях Дерн, Кравиц и Скотт фантастичны, но именно трио в начале шоу делает его захватывающим, особенно Николь Кидман.Она находит что-то душераздирающе реальное в женщине, которую все считают идеальной до такой степени, что она чувствует, что ей не с кем разделить свою боль. Это одно из лучших выступлений Кидман (то же самое я могу сказать о Уизерспуне и Вудли).

«Большая маленькая ложь» 2-й сезон: разочарование?

Эта статья содержит спойлеры второго сезона сериала Большая маленькая ложь.

Для начала: нет, второй сезон HBO Big Little Lies был не так хорош, как первый.Заговор был минимальным, что привело к неутешительной схватке в самом посещаемом семейном зале суда в Америке. Даже несмотря на то, что характеристика Бонни из Зои Кравиц была усилена, в сериале были обнаружены другие цветные женщины, которых нужно было оставить в стороне в качестве украшения витрины, например, детектив Меррин Данжи Квинлан и игнорируемый адвокат Пурны Джаганнатан Кэти. Мэри-Луиза Мерил Стрип, посредница хаоса, которая, казалось, угрожала хрупкому равновесию Монтерейской пятерки, в конечном итоге… незаметно вернулась в Сан-Франциско.Рената (Лаура Дерн) превратилась в карикатуру, которая существовала исключительно для того, чтобы порождать моменты в формате GIF. А Андреа Арнольд, режиссер, всю свою карьеру изучающая маргинализированных и бесправных женщин, получила увлекательную работу — направить свой особый взгляд на чудовищно привилегированных, только для того, чтобы лишить ее творческой автономии и отредактировать сцены.

И все же, несмотря ни на что, 2-й сезон Big Little Lies доставил мне большое удовольствие. И не только из-за его внешних эстетических качеств, таких как острые стеклянные углы пустого особняка Ренаты и Гордона (Джеффри Нордлинг) на берегу океана или бледно-розового совершенства костюма Селесты (Николь Кидман) в финале — наряда, который казался похожим на Само по себе заявление о соединении ожиданий материнской заботы с заряженным выполнением карьеры.В основном потому, что мне нравятся персонажи, которые беспорядочные, небезупречные, поврежденные и все же часто отзывчивые. Я ценю стремление сериала сделать так, чтобы в этом сезоне Арка Мэдлин (Риз Уизерспун) была просто о провале и попытках исправить положение. Меня очаровала подрывная деятельность, когда жестокий родитель Бонни стала ее матерью, а также продолжающееся в сериале исследование пугающе множества способов навредить своим детям.

Я тоже утверждаю, что часть проклятого второго сезона Большой маленькой лжи была оправдана его ожиданиями.Когда первый сезон дебютировал в форме мини-сериала в 2017 году, он был достаточно «мыльным» по замыслу, что удивил зрителей психологической остротой своих сцен. Убийство в центре шоу стало загадкой, чтобы закрепить все вокруг, вместе с менее интересными вопросами о происхождении Зигги (Иэн Армитаж) и издевательствах над Амабеллой (Айви Джордж). Но настоящая приманка, по крайней мере для меня, были женщины. Неправильно цитируя Оскара Уайльда, присутствие в вашем телесериале одного актера уровня Кидмана или Уизерспуна — это большая удача.И то, и другое — это почти как проявление невнимательности. Эта Big Little Lies смогла сбалансировать истории своих главных героев, в то время как (в основном) отдавая должное актерам, которые их играли, была тем, что действительно заставило его первые семь эпизодов петь.

Сезон 2, напротив, должен был соответствовать стандарту, установленному первым сезоном, — отмеченному наградами букету критической кошачьей мяты. Это должно было вообще оправдать продолжение шоу, учитывая его удовлетворительную структурную самодостаточность. После того, как Стрип выбрана на роль свекрови Селесты, в шоу также должно было быть место для самого номинированного актера в истории вручения премии Оскар, в то время как Бонни Кравица давала более существенные сцены, учитывая ее неожиданную причастность к смерти жестокого мужа Селесты.Если в первом сезоне была роскошь быть умнее, чем думали люди, то второй почти с самого начала был утоплен бременем собственного престижа.

Без доступа к монтажным программам HBO невозможно узнать, как могла бы выглядеть собственная версия 2-го сезона Арнольда и что вставил Жан-Марк Валле, режиссер 1-го сезона. Если бы мне пришлось угадывать, я бы поспорил, что деспотичное использование ретроспективных кадров для вступления в каждый эпизод и неловкие предчувствия смерти от воды были его работой.(В конце концов, оказывается, что Бонни утопила только метафорически ). По сюжету, второй сезон провалился у ворот, увязнув в абсурдно самоотверженной погоне детектива Куинлана за Монтерейской пятеркой и столкновении Селесты с Мэри. Луиза будет опекать своих детей. Грандиозных сюрпризов не было. Даже откровения о смерти брата Перри были разочаровывающими после того, как их так долго дразнили. (Напомним: он погиб в автокатастрофе после того, как Мэри Луиза, которая была за рулем, по-видимому, вышла из себя, в чем она обвинила Перри.)

Но с таким количеством экстравагантных персонажей на экране может быть трудно оценить более тихих персонажей. Итак, давайте на минутку рассмотрим Мэри Луиз из Стрипа, женщину, прибытие которой в Монтерей вызвало эмоциональные крушения урагана 5-й категории. Да, у нее были пугающе выступающие зубы и гардероб, полный кардиганов пастельных тонов, а иногда она поправляла ожерелье на подбородке так, чтобы его крошечный золотой крест свисал, как звезда. Однако более интригующим было то, как Мэри-Луиза могла вызывать хаос везде, где бывала, просто будучи нефильтрованной.

Это была женщина, которая говорила именно то, что думала, и чьи мысли, как правило, полностью расходились с вежливым социальным взаимодействием. Как Killing Eve из Вилланель, Мэри Луиза была персонажем, почти полностью определяемым id. Каждое наблюдение, сделанное в ее голове, передавалось человеку, с которым ей довелось разговаривать, будь то невысокие люди, которым нельзя доверять, или уместность работающих матерей, жертвующих временем со своими детьми, чтобы платить за вещи. В руках Стрипа Мэри Луиза была самым разрушительным из женских персонажей: пожилой женщиной со своим мнением.(Вопрос о том, основывала ли Стрип свое выступление на критике Полин Кель, добавляет дополнительное измерение к откровенности Мэри Луизы.) . В первом сезоне сериал представил Перри Александра Скарсгарда как обидчика из учебника: жестокого, двуличного и мужского пола. Сексуализированная динамика его обращения с Селестой, как показало шоу, не уменьшала того, насколько злобно он ее бил или насколько легко он убедил ее в том, что она виновата так же, как и он.Во втором сезоне насильниками были женщины. Оказалось, что Мэри-Луиза навредила Перри, выйдя из себя и постоянно обвиняя его в смерти своего брата. (Паникальный характер этого раскрытия казался самой большой неудачей финала.) Более интригующими были отношения Бонни с Элизабет, которая, как выяснилось, подвергалась физическому и эмоциональному насилию на протяжении большей части жизни Бонни.

В то время как настойчивые шутки сериала о том, что Бонни душит свою мать подушкой, казались дешевыми, признание Бонни матери в том, что она подтолкнула Перри, потому что вместо этого она хотела подтолкнуть Элизабет, было одним из самых вдумчивых монологов шоу.Я согласен с Шамирой Ибрагим в том, что шоу не воздало должное Бонни, просто указав в направлении ее расы. Однако решение создателя шоу Дэвида Э. Келли сделать ее мать родителем, насилие которого заставило Бонни сломаться (а не ее отца, как в исходном материале книги Лианы Мориарти), кажется захватывающим. Я знаю, что гораздо больше женщин пострадали от своих матерей, чем от отцов, и шагов в этом направлении расширили возможности исследования того вреда, который дети могут понести от рук родителей, которые передают боль как наследство.

Скрученные семейные узлы поглотили сериал больше, чем когда-либо во втором сезоне. Страдали родители и дети. Дочь Бонни Скай (Хлоя Коулман) была показана обеспокоенной депрессией своей матери после смерти Перри и ее опасениями, что ее родители разойдутся. Джейн (Шейлин Вудли) столкнула Мэри Луиз с собственными опасениями, что Зигги получит длительный ущерб от зачатия во время изнасилования. Селеста мучилась из-за того, как не дать своим близнецам унаследовать отцовские склонности к насилию.Хлоя (Дарби Кэмп) наблюдала за своими дерущимися родителями, Мэдлин и Эдом (Адам Скотт), скрываясь в дверных проемах. Если у Амабеллы есть надежда после банкротства ее родителей и предполагаемого будущего раскола, трудно понять, в чем она заключается. («Милая, все не о деньгах», — сказала ей Рената. «Ну, это так. Но это не так».)

Эти моменты психологической ясности в сочетании со спорадическими всплесками комического облегчения в сериале — динамика между Натаном (Джеймс Таппер) и Эдом, дневник мастурбации Тори (Сара Соколович), терапевт Little Bo Peep — для меня оправдал продолжающегося существования Big Little Lies.Просто пока не так много шоу, которые уделяют так много времени теме того, как женщины думают и чувствуют. (Сезон 2, как и сезон 1, был полностью написан Келли на основе наброска Мориарти.) Амазонка Fleabag — одна из них; Hulu Shrill — еще один. Рассказ служанки , когда-то являвшийся окном во внутренности женщины, чей разум был ее единственным освобождением, давно утратил свою силу. И все же сериалов сейчас больше, чем когда-либо, поэтому один, так усеянный выдающимися актерами, имеет привилегию оказаться для многих самой неожиданной вещью: разочарованием.

Большая маленькая ложь: 7 забавных фактов о культовом сериале

Первая международная трансляция в феврале 2017 года, Большая маленькая ложь уже достигла культового статуса. HBO имел большие планы для этого мини-сериала из семи эпизодов, снятого высоковольтным актерским составом. На фоне шикарного пригорода Калифорнии преступление всколыхнуло буржуазное сообщество, у которого, похоже, нет общей истории. В центре шторма три женщины, которых сыграли Николь Кидман , Риз Уизерспун и Шейлин Вудли .Вдали от других «Отчаянных домохозяек» , «Большая маленькая ложь» рассматривает темные темы более реалистично: домашнее насилие и женские истории сочетаются с нераскрытым убийством, с которым они, похоже, связаны.

Изначально книга

Как и многие успешные произведения, Большая маленькая ложь изначально была романом. Австралийский автор Лиана Мориарти изобразила повседневную жизнь небольшого сообщества в Монтерее, Калифорния. Местные жители, зажиточные люди, у которых, кажется, нет событий, раскрывают себя, когда трагическое событие переворачивает их, казалось бы, идиллическую жизнь с ног на голову. Джейн , безработная мать-одиночка, прибывает в этот идиллический пейзаж, разрушенный таинственным убийством. Взволнованные проектом еще до выхода книги в 2014 году, Риз Уизерспун и Николь Кидман уже хотели вывести на экран историю Мэдлин , Селесты и Джейн , и поэтому объединились с . ГБО . Перед получением прав американский канал вел долгую борьбу с Netflix , который также пытался адаптировать книгу Лиан Мориарти .В конечном итоге сериал изменил несколько элементов оригинальной истории, не потеряв при этом своего едкого духа.

5-звездочный состав

Еще до просмотра первого эпизода аудитория заинтриговала Большая маленькая ложь благодаря его необыкновенному составу. Николь Кидман , Мерил Стрип , Риз Уизерспун , Лаура Дерн … к титаническим хедлайнерам, которые обычно можно увидеть только на большом экране, присоединяются молодые, но не менее талантливые звезды, такие как Шейлин Вудли , Зои Кравиц и Кэтрин Ньютон .Столь же высоковольтные актеры-мужчины присоединяются к женщинам: Александр Скарсгард , Адам Скотт и Джеймс Таппер .

Большая маленькая ложь мог быть фильмом

Когда Риз Уизерспун и Николь Кидман читали книгу, они первоначально предполагали, что Большая маленькая ложь будет фильмом. Но эта мысль была быстро забыта, когда актрисы начали практическую подготовку проекта.По словам Николь Кидман, решение превратить Big Little Lies в сериал было принято из-за желания отдать должное каждой из пяти женских персонажей, а миссия была сочтена слишком сложной для фильма. Результат? Формула победы, так как Big Little Lies заслужила похвалы за точность исполнения и эволюцию каждого персонажа.

Каскад наград

В свете исключительного состава актеров неудивительно, что Big Little Lies произвела фурор на церемониях награждения, а также в наших гостиных.Девять премий Эмми в 2017 году, четыре Золотых глобуса в 2018 году и каскад других статуй украшают полки создателей сериала. Николь Кидман , Лаура Дерн и Александр Скарсгард получили наибольшее количество наград актерского состава, каждая из которых имеет премию «Эмми», «Золотой глобус» и телевизионную премию «Выбор критиков» за лучшую мужскую роль или женскую роль в главной или второй роли в фильме. мини-сериал.

Киносъемка

У руля Big Little Lies находится Жан-Марк Валле .Режиссер Dallas Buyers Club взял на себя ответственность за первый сезон благодаря Риз Уизерспун , которую он уже снял в Wild в 2014 году. Хотя Big Little Lies состоит только из семи эпизодов, у квебекского режиссера были большие дела В уме: пятимесячные съемки в Калифорнии с графиком работы, похожим на постановку на большом экране. В расписании: 4 страницы сценария снимались каждый день между Монтереем, Пасифик-Гроув, Пеббл-Бич и Кармел-Хайлендс.

Интуитивные перформансы

Одна из самых ярких сцен из сериала — сеанс терапии для пар Селеста и Перри (в исполнении Николь Кидман и Александр Скарсгард). Дуэт взрывной химии пришел на съемочную площадку без предварительной репетиции, как это обычно бывает на всех постановках. Грубые эмоции и разрушительные отношения двух главных героев, которые проявляются постепенно… Николь Кидман и Безупречно аутентичные выступления Александра Скарсгарда , по слухам, являются результатом одного дубля.

Неожиданное обновление

Изначально задуманное как мини-сериал из семи эпизодов, Big Little Lies не ожидалось, что он вернется во втором сезоне.