Папа джуд лоу – Ой!

Зачем смотреть сериал «Молодой Папа» — Статьи на КиноПоиске

Джуд Лоу, Паоло Соррентино, кризис веры и анонимная слава — все это в новом совместном проекте каналов HBO, Canal+ и Sky.

Лучшие каналы США, Британии и Франции

При работе над «Молодым Папой» объединились американский HBO, британский Sky и французский Canal+ — впечатляющая коллаборация передовых телесил по обе стороны Атлантики. Первые два эпизода сериала были показаны на кинофестивале в Венеции, а премьера проекта в англоязычном мире состоялась на британском канале Sky Atlantic 27 октября. Американская аудитория сможет смотреть сериал на канале HBO только с середины января, а россияне скоро (дата пока уточняется) получат к нему доступ в «Амедиатеке». «Молодой Папа» уже продлен на второй сезон.

Джуд Лоу и Паоло Соррентино на съемках сериала

От режиссера «Великой красоты» и «Молодости»

Итальянский современный классик Паоло Соррентино, лауреат премии «Оскар» за драму «Великая красота», именуемый многими критиками новым Феллини, лично поставил все 10 эпизодов этого сериала (пока еще с приставкой мини-). Это его полноформатный телевизионный дебют, хотя еще до того, как стать режиссером, Соррентино работал над сценарием итальянского сериала «Команда». После показа в Венеции (площадь Святого Марка, кстати, задействована в самом первом кадре первого эпизода) многие рецензенты сравнивали «Молодого Папу» с «Карточным домиком», очевидно, ввиду того что тут тоже напрямую ставится вопрос о чистоплотности власть имущих вне зависимости от куда более важного религиозного контекста.

Папа может все, что угодно: Джуд Лоу в сериале «Молодой Папа»

Хей, Джуд!

Иконоборческий понтифик Пий XIII сначала звался Ленни Белардо; он рано осиротел и вырос в монастырском приюте. Теперь он в свои 47 лет неожиданно оказался на папском престоле, но явно не выглядит растерянным. Он требует вишневую колу на завтрак, подговаривает священника шпионить для него на исповедях, курит в Апостольском дворце и вообще ведет себя, как будто титул понтифика для него — большая и увлекательная игра с коварными улыбочками, интригами и кознями. Джуд Лоу (который даже тут по традиции умудряется показать камере зад) играет, пожалуй, лучшую роль в своей жизни. Он молодой папа с замашками рок-звезды, из чьих уст вполне органично льются слова вроде Бэнкси и Daft Punk. При этом он также авторитарный правитель: недобрым тоном требует у своего госсекретаря налить ему американо и лично проверяет все подарки, приходящие в Ватикан (вроде австралийского кенгуру, которого папа выпускает бродить по саду и укоризненно пялиться на всех поверх кустов). Он настаивает на том, чтобы мир не видел его лица, а первую публичную речь новоизбранного папы с балкона читает в затемнении.

Сильвио Орландо в сериале «Молодой Папа»

Мощный второй план

Сильвио Орландо играет кардинала Войелло — ватиканского госсекретаря, который привык быть в самом прямом смысле серым кардиналом. Его влияние в папском государстве настолько велико, что он даже следит за тем, с каким энтузиазмом его прихвостни смеются над его шутками. Новый папа с его революционным подходом к ведению дел с первых же минут становится Войелло поперек горла. Примерно там же у него размещается сестра Мэри (Дайан Китон), воспитавшая Ленни Белардо в монастыре и теперь прибывшая в Ватикан, чтобы служить советником Пию XIII. Этого же он хочет добиться от архиепископа Нью-Йорка Майкла Спенсера (Джеймс Кромуэлл), который и сам планировал стать папой, но удивительным образом проиграл выборы своему молодому протеже и теперь зол на всех. Ватиканский директор по маркетингу (да, и такое бывает) София в исполнении Сесиль де Франс от красивого папы в полном восторге и явно будет не против, если тот вздумает наплевать на обет безбрачия. Эстер (Людивин Санье), супруга охранника, выступает в сериале в роли соблазнительницы, но в сериале Соррентино нет стандартных ходов, и ее ждет совсем другое будущее.

Джуд Лоу и Людивин Санье изображают скульптуру Микеланджело «Пьета»

Вопросы веры

Каким образом глава архиепархии Нью-Йорка оказался избранным папой римским — на этот вопрос Соррентино и его сценаристы отвечать не спешат. Также непонятно, что на самом деле в голове у Пия, какой у него план и вообще какая часть из всего происходящего — это театральное представление. Общую картину можно складывать лишь из коротких реплик и интерлюдий, которым режиссер нарочно не уделяет должного внимания. Стоит только понтифику, как здравомыслящему человеку, заговорить о сомнениях в существовании бога, ему в ответ тут же прилетает взгляд ошалевшего священника, у которого только что выбили почву из-под ног. При помощи папы Соррентино будто штопором вскрывает забродившее вино ватиканской фальши. Кажется, бунтарь с причиной в исполнении Лоу — это чуть ли не единственное, что осталось настоящего и неподдельного в этих мраморных залах.

Джуд Лоу и Дайан Китон в сериале «Молодой Папа»

Визуальное пиршество

Этот гипнотический гротеск снят постоянным оператором Соррентино Лукой Бигацци. В каждом кадре — от обнаженного тыла понтифика до геометрически точно освещенной площади — сквозит слегка пижонской непринужденностью. Большое внимание тут уделяется психоделическим и сюрреалистическим снам главного героя, благодаря которым папа предстает чуть ли не Антихристом во плоти. В каждой последующей серии открывающие титры выполнены не так, как в предыдущей, но они неизменно отличаются визуальной изобретательностью.

Джуд Лоу в образе понтифика-революционера

Повествовательная структура

Первая серия длится 1 час 53 минуты и представляет собой вполне законченное произведение. Она начинается и заканчивается грандиозным выступлением папы римского перед взволнованной толпой, собравшейся на площади Святого Петра. Две совершенно разные речи — текстуально, контекстуально, визуально — и при этом две такие важные и одинаково притягательные. Первая серия — это тщательное и завораживающее расставление фигур на доске, само по себе уже являющееся самодостаточным. Не удивляйтесь, если у вас после ее финальных титров возникнет вопрос: «Это же законченное кино. Что же они нам дальше будут показывать?» Но это была всего лишь затравка в виде бублика-обманки, выданная зрителю Соррентино и его сценаристами (главный среди которых — это соавтор Терри Гиллиама Тони Гризони). Дальше, собственно, начинается шахматная партия с хитроумными макиавеллиевскими маневрами. Этот сериал из тех, которые совсем не тянет смотреть запоем за один вечер, а напротив, хочется смаковать, рассматривая с лупой каждый кадр и выискивая скрытые смыслы в каждой реплике. Безусловно, одно из главных экранных произведений уходящего года.

www.kinopoisk.ru

Воскрешение Джуда Лоу — Статьи на КиноПоиске

Через три года после выхода «Молодого Папы» мы наконец-то узнаем, что случилось с Ленни Белардо (Джуд Лоу), он же папа Пий XIII. Ленни жив, но в коме, надежды на выздоровление никакой. Католический мир в неистовой скорби: на площади перед венецианским палаццо, где находится Пий, замерли его поклонники и последователи. Ватикан тем временем осознает, что нужен новый папа. Цепочка событий приводит к сэру Джону Брэнноксу (Джон Малкович), обитающему в роскошном британском замке со сворой собак и толпой слуг. Когда-то он написал книгу «Срединный путь», ставшую бестселлером в религиозном мире, и поэтому считается лучшим кандидатом на замену Пию XIII: новый понтифик должен не уступать в эксцентричности и влиянии старому. Путем долгих переговоров и уговоров кардиналы Войелло (Сильвио Орландо) и Гуттьеррес (Хавьер Камара) добиваются своего: Брэннокс становится папой Иоанном Павлом III. Церковь начинает настраиваться на новый путь (эпизоды с третьего по шестой), как внезапно Ленни чудесным образом выходит из комы. И теперь двум папам придется делить власть и к тому же разбираться с исламской угрозой (кое-кто хочет устроить теракт в Ватикане). Клянемся, здесь нет никаких спойлеров: что Ленни вернется, стало известно с выходом тизера, а вот как — увидите сами.

В 2016 году «Молодого Папу» тоже показали в Венеции. Логично, что и второй сезон в первую очередь представили здесь же. Рассказываем, чего от него ждать. Конечно же, обилия красоты, в которую Соррентино со своим неизменным оператором Лукой Бигацци умудряются превращать любую вульгарность. Здесь по-прежнему изумителен каждый кадр. Свет, цвет, композиция — все продумано и выстроено, словно для фотосессии в Vogue. Все роскошно и богато — после успеха первого сезона HBO дал режиссеру карт-бланш, а Ватикан наконец-то распахнул свои двери для съемок.

У каждой серии будет своя заставка. На интро второго эпизода под техно-музыку извиваются монашки в любимых цветах Николаса Виндинга Рефна, седьмой открывается тем, что мы видели в тизере — секс-проходкой Джуда Лоу в ослепительно-белых трусах. «Почему вы эксплуатируете мужскую наготу?» — спросили Соррентино на пресс-конференции. «Она хорошо продается!» — ответил он, а Джуд Лоу добавил, что и это не предел. В одной из серий на нем и вовсе будет только тряпичная салфетка.

Зритель будет путешествовать из Рима в Венецию и обратно, из одного палаццо в другой. Остановится и в фамильном замке Брэннокса, где Джон Малкович, напоминающий фиолетовым костюмом и подведенными глазами одновременно Джокера и Джека Воробья, принимает картинные позы. Его Брэннокс явно хотел стать музыкантом: у стола притаилась гитара, на стене — фотографии рокеров, а сам он периодически начинает играть на арфе, словно престарелый херувим. Англиканцев Брэннокс обратил в католичество не совсем традиционными разговорами о вере: вместо обсуждения грехов и спасения он говорил с ними о гольфе и скрещенных женских ногах, отчего те уверовали, что в этом-то и есть Бог. Став папой, он, в отличие от Ленни, скажет пастве не о силе и жесткости, а о слабости и хрупкости и о том, что «мы и есть правда».

В «Новом Папе», напомним, снялась Юлия Снигирь, и это не эпизодическая, а существенная роль супруги доктора папы Пия (Ульрих Томсен), который и столкнулся с чудесным возвращением Ленни из комы. Бигацци снимает Снигирь так, что световой акцент дается только на скулы и глаза. Задача актрисы — показать Мадонну Скорбящую (но тут умолкаем). Почти весь седьмой эпизод держится на ней и персонаже Джуда Лоу, между которыми возникают нешуточное противостояние.

Будет и уже привычный калейдоскоп аллюзий, религиозных и богохульных метафор. Герои сомневаются в Боге и затем признаются в вере едва ли не в одной и той же сцене. Седьмой эпизод проходит под саундтрек «Fuck This World». Персонаж Сесиль де Франс, пиарщик Ватикана София Дюбуа, мастурбирует с телефоном перед картинами великих предков Брэннокса, а дыхание Пия XIII транслируют через динамики его последователям на всю площадь. Соррентино вновь балансирует на грани набожности и цинизма, секса и пуританства и продолжает разговор о том, есть ли Бог и чем он занят — наказанием или прощением — и какое отношение к этому всему имеет церковь. Тем не менее во втором сезоне зазвучат и новые нотки. Если «Молодой Папа» был больше о вере как таковой («обладал духовным измерением», по словам Соррентино), то в продолжение будут и другие темы. Понтификов стало двое, героев больше, некоторые получили неожиданное развитие.

Актриса Людивин Санье призналась, что если ее Эстер в первом сезоне была воплощением чистоты, то во втором ее спустят с небес на землю, добавят немного грязи. София Дюбуа сменит стиль и получит больше экранного времени. Мы узнаем о ее личной жизни с мужем и взаимоотношениях с кардиналом Войелло и папой Иоанном Павлом III. Сам же режиссер признается, что «Новый Папа» будет отражать современную повестку и затрагивать тему религиозного фанатизма, который имеет разрушительные последствия для церкви. «Мы пытаемся смотреть вперед. Не на то, что знаем, а на то, что только может произойти». С учетом того, какой сокрушительный хук нанес нам «Молодой Папа», подготовиться к «Новому» не удастся: все равно останемся в глубоком шоке.

Премьера «Нового Папы» состоится только в 2020 году, а пока посмотреть «Молодого Папу» можно по подписке на КиноПоиске.

www.kinopoisk.ru

Эксперты по религии о «Молодом Папе» — Статьи на КиноПоиске

Почему главный герой сериала Паоло Соррентино изображен как антипод реального римского папы? И появится ли его российский аналог «Молодой патриарх»?

Сериал Паоло Соррентино «Молодой Папа» с большим успехом прошел за рубежом и совсем недавно начал демонстрироваться в России. КиноПоиск уже писал, почему на него стоит обратить внимание. В его пользу говорят не только имена режиссера и исполнителей главный ролей Джуда Лоу и Дайан Китон, но и производителей — каналов HBO, Canal+ и Sky. О других вымышленных римских папах шла речь в отдельном материале. На этот раз по просьбе КиноПоиска религиовед Леонид Мойжес поговорил с экспертами, знакомыми с проблемами католической и православной церквей, и выяснил, насколько достоверен сериал Соррентино.

Пий XIII — антипод Иоанна Павла II

Отношения Ватикана и кино сильно менялись на протяжении истории и часто были далеко не радужными. Ключевой поворот тут, как и во многих других областях, произошел в ходе долгого понтификата Иоанна Павла II. Актер по образованию, Кароль Войтыла, став папой римским, прикладывал все усилия, чтобы сделать католическую церковь более открытой и понятной миру.

Одним из шагов в этом направлении были попытки примирить Ватикан и кино. Сама фигура понтифика способствовала этому. История его жизни легла в основу многих фильмов, пытающихся осмыслить выдающуюся личность польского папы. В какой-то степени именно ему противопоставляется главный герой «Молодого Папы» Пий XIII (Джуд Лоу), последовательно отказывающийся от тех идеологических установок на открытость, терпимость, экуменизм и диалог с миром, которые у многих католиков ассоциируются именно с Иоанном Павлом II.

Кадр со съемок сериала «Молодой Папа»

Фактически единственным нелестным замечанием со стороны высших иерархов церкви о кино стала критическая оценка экранизации романа Дэна Брауна «Ангелы и демоны» предыдущим папой римским Бенедиктом XVI. За исключением этого случая, руководство Римско-католической церкви принимает право искусства развиваться своим чередом.

Кадр из фильма «Ангелы и демоны»

Разумеется, Ватикан еще может сделать какие-то комментарии, осмысляющие сериал «Молодой Папа» с точки зрения католичества, — пока что их не было, — однако не стоит ждать от него возмущенной критики. Как отметил в беседе с КиноПоиском историк религий Алексей Юдин, обсуждения сериала внутри Ватикана вряд ли станут достоянием гласности: «Кому-то нравится Соррентино, кому-то не нравится. Но крайне маловероятно, чтобы подобные частные мнения достигли бы уровня официального высказывания. Все понимают, что это художество».

Корреспондент ТАСС в Ватикане Алексей Букалов в разговоре с КиноПоиском предположил, что сериал может прийтись католикам по душе. Он служит своего рода предупреждением о том, кто мог бы стоять во главе церкви вместо нынешнего либерального и открытого Франциска, и в этом смысле является своего рода похвалой нынешнему папе. «По крайне мере сам понтифик, скорее всего, смотрел этот сериал с не меньшим интересом, чем фильм „Молчание“ Мартина Скорсезе, ради показа которого сам режиссер недавно приезжал в Ватикан», — добавляет Букалов.

Кадр из сериала «Молодой Папа»

«Карточный домик» по-ватикански?

Сразу после первых серий «Молодого Папы» в прессе стали появляться сравнения этого проекта с «Карточным домиком». Аналогии действительно напрашиваются: в обоих случаях зрителю предлагают взглянуть на тайное закулисье известного политического института. Роднит сериалы и то, что подход режиссеров к изображаемому материалу кажется достаточно циничным. Кардиналы в «Молодом Папе» ругаются, иронизируют над действием Святого Духа на выборах нового понтифика, заводят себе любовниц и любовников и, разумеется, интригуют друг против друга, не гнушаясь даже шантажом.

Но если присмотреться внимательнее, то различий между двумя сериалами гораздо больше, чем сходств. Какие-то из них бросаются в глаза сразу. Например, в «Молодом Папе» в центре сюжета нет никакого затяжного внешнего конфликта. Да, избравшие Пия XIII кардиналы, разочарованные невозможностью контролировать нового понтифика, пытаются разными способами исправить собственную ошибку. Но их замыслы являются лишь одной из многих сюжетных линий, которая часто теряется на фоне разговоров главных героев о боге, семье или сексе. Причем, когда Пий XIII все-таки снисходит до того, чтобы принять участие в политических играх, он сокрушает своих противников с непривычной для зрителя легкостью.

Вопреки утверждениям многих рецензентов, сериал не очень подробно раскрывает конкретные механизмы власти и политической борьбы в Ватикане. Любой человек, интересовавшийся этой темой хотя бы на уровне чтения газетных заметок в связи с выборами папы Франциска, вряд ли почерпнет для себя нечто новое. Государственный секретарь Святого престола кардинал Анджелло Войелло показан как человек, способный определять, кто будет папой, и контролировать курию. Но каким именно образом он сосредотачивает в своих руках такую власть, нам не вполне объясняют, ограничиваясь лишь намеками на шантаж.

Кадр из сериала «Молодой Папа»

Столь же мало внимания Соррентино уделяет противостоянию между различными партиями среди кардиналов. Их существование в сериале лишь обозначается, хотя на самом деле постоянная борьба между условно либеральным и консервативным крыльями церкви сопровождает любое серьезное решение. Пий XIII с самого начала показан как человек, стоящий над этой борьбой. Он одновременно более современный, чем либеральные кардиналы, и консервативный настолько, что отталкивает от себя даже своего учителя и неофициального лидера нормальных консерваторов, кардинала Спенсера. А после своего избрания все решения папа принимает единолично, назначая новых кардиналов и глав конгрегаций по своему усмотрению. Конкретные механизмы управления остаются скрытыми от зрителя.

Кадр из сериала «Молодой Папа»

Гондурас и другие ошибки

Так же мало внимания уделяется национальной проблематике. Хотя главный герой и позиционируется как первый папа из США, мы не видим особенного ажиотажа или возмущения по этому поводу. Более того, именно с вопросом национальности связан один из самых бросающихся в глаза ляпов сериала — отправка в Гондурас лучшего друга папы, кардинала Эндрю Дюсолье, американца (очевидно, ирландского происхождения).

В действительности же эта страна Латинской Америки, которая является одним из главных центров современного католического мира, не нуждается ни в миссионерах, ни в каких-то приезжих руководителях. Реальный духовный лидер Гондураса, архиепископ Тегусигальпы Оскар Родригес Марадьяга, является фигурой мирового уровня, которого многие называли претендентом на место папы. В результате его место занял другой выходец из Южной Америки, Хорхе Бергольо, взявший имя Франциск.

Никаких других причин вывозить Дюсолье из США с точки зрения сюжета сериала не было, поэтому подобный привет колониальному мышлению смотрится достаточно забавно. Очевидно, необходимость перевода Дюсолье возникла из-за желания авторов сериала показать конфликт между кардиналом и наркобароном Карлосом Гарсией. Но ведь точно такой же конфликт легко мог бы разыграться и на территории родины Дюсолье, где проблема наркокартелей не менее актуальна, а латиноамериканцы составляют значительный процент прихожан католической церкви, составляя, например, подавляющее большинство в епархии Лос-Анджелеса.

Кадр из сериала «Молодой Папа»

Эти неточности неизбежно вызывают вопрос о достоверности нарисованного портрета Ватикана, однако с этим у Соррентино проблем нет. Он вполне подкован в знании реалий ватиканской жизни, того, чем живет, как выглядит и чего боится этот город. «Ватикан показан удивительно точно и наблюдательно, — утверждает Букалов. — Надо отметить, что сериал был снят не в настоящих садах, а на специально сконструированных площадках. Но этот совершенно особый и ни на что не похожий мир режиссер смог воспроизвести чрезвычайно аккуратно. Я неоднократно бывал в Ватикане и могу подтвердить точность Соррентино».

Пример с Гондурасом отражает не плохую осведомленность Соррентино — скорее всего, дело в том, что устройство власти в Ватикане — это совсем не то, на чем режиссер хочет концентрировать внимание зрителей. В своих интервью Соррентино подчеркивает, что его задачей было показать состояние людей, властью уже наделенных, изучить то одиночество, в которое они погружаются. Власть в сериале оказывается не целью, а предпосылкой, тем, что формирует персонажей. И Ватикан, будучи страной, обладающей самым значительным разрывом между материальными ресурсами и фактическим влиянием на мировой арене, кажется подходящим для этого местом действия.

Кадр из сериала «Молодой Папа»

Целибат и другие проблемы

Соррентино хорошо понимает, какие проблемы действительно беспокоят кардиналов и вообще всех активных католиков, и подробно показывает их в сериале. В первую очередь это касается проблемы целибата и множества тем, всплывающих в связи с этим — гомосексуальных и гетеросексуальных отношений священников и монахов, абортов и бесплодия, детства и педофилии.

Тема секса и телесности, любимая у Соррентино, раскрыта в сериале гораздо полнее, чем могли бы ожидать идеалисты, при этом совершенно не в том ключе, на который рассчитывают циники. В отличие от каких-нибудь «Борджиа», мы не видим тут повсеместного разврата, кардиналов, дежурно заводящих себе любовниц из числа монахинь, и тому подобного. Но все герои в разговорах снова и снова возвращаются к вопросам отношений и семьи, любви и секса, гомосексуальности и т. д., демонстрируя важность, которую они занимают в современной католической церкви.

В определенной степени тут ничего не изменилось еще со времен «Декамерона». Очевидное несоответствие реальной практики и высоких требований, накладываемых церковью, сопровождало историю католицизма веками. Но все же Соррентино движет не просто желание поговорить на вечные темы — он проявляет искренний интерес к актуальным вопросам.

Кадр из сериала «Борджиа»

Одна из таких проблем — реально осуществляющийся отсев гомосексуальных священников, который, казалось бы, лишен смысла в условиях запрета на любые плотские отношения. В сериале мы видим, как эта неофициальная практика доводится до абсурда, принимая форму папского распоряжения, и быстро, в иллюстративной форме можем ознакомиться со всеми аргументами сторон. Немало внимания уделяется теме абортов и бесплодия, а также очень болезненной для Ватикана проблеме педофилии. Если отвлечься от секса, актуальны для сериала вопросы о роли Римско-католической церкви в борьбе с латиноамериканской преступностью и в помощи проблемным регионам Африки. Все это — та повестка, которую ежедневно обсуждают церковные иерархи, публицисты и активно верующие люди.

При этом ультраконсерватизм Пия XIII, выдуманного антипода Франциска, позволяет режиссеру поставить эти проблемы особенно остро. Реальный папа старается сгладить подобные противоречия, сближая позиции хорошего современного человека и хорошего католика. Пий, напротив, позволяет Соррентино подчеркнуть, что по многим вопросам позиция католической церкви, несмотря на все преобразования нынешнего папы, отличается от светской. Именно в этом заключается ценность сериала «Молодой Папа».

Он не раскрывает механизмов, которые стоят за отдельными политическими решениями и внутренней борьбой, но позволяет понять, какие именно проблемы церковь ставит перед собой и как пытается их решать. И тут все средства хороши, включая прямую пародию в лице кардинала Войелло на бывшего госсекретаря Ватикана Тарчизио Бертоне, известного своей любовью к футболу (тот в бытность архиепископом Генуи даже комментировал целый тайм футбольного матча). Самую любопытную для российского зрителя тему Соррентино оставляет на десерт. Десятая серия наглядно иллюстрирует, в каком именно состоянии сейчас находится диалог между Римско-католической и Русской православной церквями.

Кадр из сериала «Молодой Папа»

В ожидании «Молодого патриарха»

Ожидать подобного сериала о самой Русской православной церкви в ближайшие годы вряд ли стоит. Как утверждает в интервью КиноПоиску протодиакон Андрей Кураев, в нынешних политических и цензурных условиях невозможно снять похожий сериал о РПЦ: «Это расколдовывание закулисы. Народ должен видеть епископа только выплывающим в кадильном облаке из глубины алтаря. Это некий небожитель, который только и делает, что молится за всех бабушек по всем деревням своей епархии. Идеал православного епископа в народе — это хворый молитвенник. Ему больно, тяжело, он старше всех прихожан, но, преодолевая свою боль, он заботится о них. Видеть в нем хотя бы менеджера, не говоря уже о чем-то больше, недопустимо».

Кураев считает, что существуют различия между восприятием этого сериала католиками и нами: «Когда я говорю, что было бы неплохо снять такой же [фильм] про нашу церковную жизнь, то исхожу из того, что наше общественное мнение во многом все еще носит розовые очки, когда глядит на церковь. И толика трезвости ему совсем не помешала бы. А в западном мире католическая церковь уже несколько столетий подвергается постоянным нападкам со стороны прессы, поэтому такой сериал там воспринимается иначе».

Отношение современных российских зрителей к гипотетическому сериалу «Молодой патриарх», по мнению Кураева, неизбежно будет зависеть от степени приближения верующих к начальственным сферам: «Те, кто имел возможность наблюдать их вблизи, знают, что с годами слова „цирк“ и „церковь“ становятся однокоренными. И такие люди увидят, конечно, подтверждение своей печали. А есть те, кто тщательно стерилизует свое сознание в заранее заданном благочестивом ключе. И они скажут, что это жидомасонская провокация».

Кадр из сериала «Молодой Папа»

Другими словами, российские зрители склонны искать в любом сюжете не личную, а идеологическую, государственную или любую другую глобальную проблематику. В результате этого подобное произведение рискует быть воспринято как клевета или сатира, потеряв свой первоначальный смысл.

По мнению Кураева, невозможно однозначно ответить на вопрос о том, ставят фильмы и сериалы, подобные «Молодому Папе», веру человека под вопрос или укрепляют ее: «Это зависит от культуры мысли самого человека. При создании такого рода полотен уместно вспомнить известную новеллу „Декамерон“ Боккаччо, где показываются аналогичные нравы папского двора эпохи Возрождения и делается вывод, что, если эти кардиналы и папы делают все, чтобы уничтожить Церковь Христову, а она живет, значит, она действительно от Бога».

В любом случае понять масштаб и значимость «Молодого Папы» можно будет только с определенной временной дистанции, как это уже часто бывало с другими произведениями, затрагивающими религиозные проблемы. «Когда я читал Грэма Грина, — вспоминает Кураев, — то полагал, что передо мной критика церкви, а оказалось, что это замечательный католический писатель. Когда мы начинали читать Джоан Роулинг, многим также казалось, что она пишет с нехристианских позиций. А оказалось, что это тоже не так, особенно в заключительном томе. Даже с „Кодом да Винчи“ Дэна Брауна все сложнее, чем виделось поначалу».

Автор благодарит за помощь в работе над материалом обозревателя «Независимой газеты» Станислава Минина.

www.kinopoisk.ru

рецензия на второй сезон сериала «Молодой папа»

Молодой Папа

В 2017 году сериал главного итальянского режиссёра современности Паоло Соррентино «Молодой папа» стал настоящим хитом. Режиссёр заново открыл миру Джуда Лоу и пригласил взглянуть на закулисную жизнь Ватикана со всеми его интригами и пороками. Спустя два года «Папа» возвращается на HBO, а тем временем на Венецианском кинофестивале показали второй и седьмой эпизоды нового сезона.

Кадр из сериала "Молодой папа"

Кадр из сериала "Молодой папа"

Напомним, что в финале первого сезона папа Пий XIII, он же Ленни Белардо, впал в кому после проповеди на балконе базилики Святого Петра. Никто не мог предположить, когда он очнется, поэтому понтифику находят замену. Войелло убеждён, что на эту роль больше всего подходит американский аристократ Джон Браннокс (встречайте томного Джона Малковича). Знакомство с ним состоится во втором эпизоде: перед нами уставший от всего и склонный к депрессии страдалец, не упускающий возможности упомянуть о своей хрупкости, но в то же время знающий себе цену.

Кадр из сериала "Молодой папа"

Кадр из сериала "Молодой папа"

Соррентино не был бы Соррентино, если бы снова не утопил зрителя в своей эстетике, столь совершенной, что дар речи теряется уже на открывающих титрах. Помимо всеми засмотренной заставки с Джудом Лоу, разгуливающим по пляжу в светящихся белых трусах, есть ещё одна, в которой девушки в стенах церкви предаются безбожному неоновому безумию, извиваясь в танце. Это практически затишье перед бурей, сериал на деле выглядит настолько завораживающе красиво, что на каждый кадр хочется молиться. Можно быть атеистом, но не уверовать в безупречность мастерства Соррентино после просмотра нового сезона просто невозможно.

Кадр из сериала "Молодой папа"

Кадр из сериала "Молодой папа"

По двум сериям тяжело сформировать общее представление о новом сезоне, но если вторая посвящена герою Джона Малковича и всеобщей тоске по Ленни, то седьмая вполне могла бы стать отдельным полнометражным фильмом. (Далее могут быть спойлеры.) Пий XIII пробуждается в Венеции и оказывается в доме известного доктора и его уставшей жены с грустным взглядом, которая умоляет исцелить своего ребёнка. События этой серии ставят под сомнение всё, что было до этого, и становятся главным испытанием для папы. Выход для него здесь только один: принять свою судьбу, пройти по краю пропасти и переродиться.

Если первый сезон показывал нам внутреннюю кухню Ватикана, то во втором он начинает гораздо больше взаимодействовать с внешним миром, таким образом транслируя актуальные темы прямиком с места событий, а не через призму жизни понтификов. Частые упоминания брексита, массовая истерия фанатиков, уверовавших в то, что Ленни — новый мессия, его нежелание возвращаться в Ватикан — то немногое, что нам удалось узнать из двух эпизодов. А вот каким окажется правление нового папы и какое оно имеет значение для сюжета, ещё только предстоит узнать.

www.film.ru

Полуобнаженный Джуд Лоу в первом тизере сериала "Новый Папа"

Сериалы
Мариана Панкина 10588

Джуд Лоу в сериале "Новый Папа"

Вчера телеканал HBO опубликовал первый официальный тизер долгожданного сериала "Новый Папа" (The New Pope) с Джудом Лоу и Джоном Малковичем в главных ролях.

"Новый Папа" — это продолжение нашумевшего сериала "Молодой Папа" (The Young Pope), в котором Лоу сыграл Папу Римского Ленни Белардо. Тогда картина была неоднозначно воспринята публикой и даже была названа антирелигиозной — в ней понтифик американского происхождения, к примеру, с удовольствием пил кока-колу и курил сигареты прямо не отходя от рабочего места, в смысле не выходя из Ватикана.

Во втором сезоне новым Папой Римским станет Джон Малкович. Какая роль отведена герою Джуда Лоу, пока не сообщается. В тизере он в белоснежных плавках прогуливается по песчаному пляжу, сводя с ума отдыхающих там женщин (и их можно понять!). Напомним, что в конце первого сезона Папа Римский Ленни Белардо и вовсе впал в кому, что сначала заставило зрителей думать, что у сериала не будет продолжения.

Помимо Джуда Лоу и Джона Малковича, во втором сезоне сериала также снялись Мэрилин Мэнсон и Шэрон Стоун.

Премьера первых двух серий второго сезона сериала итальянского режиссера Паоло Соррентино состоится на днях на Венецианском кинофестивале. А вот когда сериал, который будет состоять из восьми эпизодов, выйдет на экраны, пока не известно.

Джуд Лоу в сериале "Новый Папа"


Джон Малкович в сериале "Новый Папа"

Первым новостью со SPLETNIK.RU поделился блогер alias8887.

Фото Кадры из сериала

www.spletnik.ru

Дмитрий Быков о сериале Соррентино — Статьи на КиноПоиске

Антихрист, Трамп или Гарри Поттер? Трактовки сериала «Молодой Папа» из лекции писателя Дмитрия Быкова, прочитанной в лектории «Прямая речь».

В лектории «Прямая речь» проходит курс лекций, посвященных сериалу Паоло Соррентино «Молодой Папа». 15 февраля очередную лекцию под названием «„Молодой Папа“ глазами пожилого отца» прочел писатель, журналист и кинокритик Дмитрий Быков. КиноПоиск публикует ее содержание в сокращенном виде.

Эпоха Юлиана Отступника

По своей обычной учительской привычке я бы выделил пять возможных подходов к трактовке этого сериала.

Первая позиция, на мой взгляд, очевидная: этот сериал высказывается на тему консервативной революции. Мы привыкли уже, что тренд глобализации не то чтобы переломлен, но на короткое время оставлен. История человечества ведь развивается вовсе не обязательно по кругу, как в России, не обязательно по спирали, как во всем остальном мире, и не обязательно остается без развития, как на исламском Востоке. Главный модус ее развития точно обозначил Ленин: «Шаг вперед — два шага назад».

Сначала происходит крупный прорыв, например античность. Потом Темные века, после которых наступает Возрождение. После Возрождения — очередной период реакции. После этого периода реакции — Просвещение. А после него — Наполеон, опять прорыв и эпоха европейских революций, снова реакция. То есть без Юлиана Отступника история не делается.

Вот мы живем в эпоху Юлиана Отступника. Причем не только нашего, российского. А в эпоху коллективного, мирового отступничества. В эпоху, когда распадается ЕС, а Брекзит становится знаком этого кризиса. В этом фильме мы как раз видим реакцию тонко мыслящего, хорошо чувствующего художника на мировой вызов: а как же быть нам все-таки с консерватизмом?

Очень многие — и таких людей миллионы — считают, что христианство не выиграет у ислама, если не обретет его черты, что в наше время нужен папа римский, который бы напомнил, что христианство [тоже] пассионарно. Вот вызов, на который отвечает «Молодой Папа».

«Молодой Папа»

В каком-то смысле, конечно, это очень половинчатый ответ, потому что привести в Ватикан пассионария — это никоим образом не значит привести туда консерватора. Пий XIII, каким мы его видим, — великий путаник. Он совершенно непредсказуем, у него нет четкой программы, он не знает, чего он хочет. В общем, получается довольно парадоксальный и странный ответ, которого, я уверен, Соррентино не хотел. Читается он очень просто: ответом на вызовы консерватизма может быть только шоумен на троне. Человека тоталитарного, действительно принципиального, огненного, который ненавидит аборты, будет бичевать гомосексуалистов и закроет Ватиканскую пинакотеку, — такого человека современное общество не выдержит. Оно его хочет, но не выдержит. Соррентино это довольно точно почувствовал.

Вместо сильной руки всем теперь нужен шоумен. Самый простой ответ — это, конечно, Трамп. Он никакой не диктатор, потому что он гедонист, любитель молодого женского тела, вкусной еды и питья. В общем, человек без каких-либо принципов, хотя с очень точным чутьем. Естественно, этот человек не является никакой сильной рукой. Сегодня он обещает построить стену. Завтра выясняется, что он не может построить стену. Начинает ее строить — бросает. Обещает ограничивать въезд мигрантов — идет на попятный. Он шоумен, который отвечает на запрос толпы. Толпа хочет неистовствовать, как в Колизее. А в Колизее неистовствуют при виде шоуменства.

Эта поразительная догадка — шоумен вместо тирана — есть и в «Молодом Папе». Джуд Лоу играет, безусловно, шоумена. Сам он далеко не Савонарола, не инквизитор, не фанат веры. Более того, у него с верой серьезные проблемы, что в фильме очень видно. Он постоянно сомневается, у него есть только вера в свое предназначение. Он прав в одном: сегодня единственным ответом любой христианской веры может быть только оглушительный пиар. Поэтому единственным ответом на террор «Исламского государства» (организация, запрещенная в России — Прим. ред.), увы, становится появление такого продвинутого сериала. Это очень горько, но никакого другого ответа современная белая цивилизация предложить не может. Иначе она утратит себя.

Фильм об Антихристе

Есть второй подход к этой картине, который мне представлялся поначалу наиболее убедительным. Это фильм об Антихристе. Я понимаю, как больно и горько об этом говорить, особенно если учесть, что Джуд Лоу такая обаяха. Он курит, любит вишневую колу, ему доставляет физическое наслаждение одеваться в сафьяновые тапки. Но все, что он говорит и делает, абсолютно точно укладывается в так называемую «Краткую повесть об Антихристе», написанную писателем и философом [второй половины XIX века] Владимиром Соловьевым.

«Молодой Папа»

Появляется человек 33 лет (ну, здесь ему 47), который обладает удивительной способностью притягивать сердца, прекрасно говорит. Он эрудирован, талантлив, даже гуманен, если угодно. Проблема у него одна: он себя любит больше, чем Христа. И, больше того, он считает, что Христос ошибался. Потому что Христос проповедовал нищету, а надо проповедовать комфорт. «Я, — говорит он, — настоящий сын Бога. Этот был побочный. А вот я — будущее!» И он дает миру такое потребительское, гедонистическое, эгоистическое, удобное христианство. С одними он консерватор, с другими — пассионарий, с третьими — абсолютно плюшевый. Он такой, какого хотят массы. Кумир миллионов.

Я отнюдь не исключаю того, что «Молодой Папа» задумывался Соррентино как легенда о князе мира сего. Тот папа, которого сыграл Джуд Лоу, вполне годится в мировые лидеры по трем параметрам: он хорошенький, радикальный и непредсказуемый. Тут христианством, кстати говоря, не пахнет, потому что здесь человек упивается своей властью и запретительством. А христианство — оно же, в общем-то говоря, другое. Персонаж Джуда Лоу никогда не подставляется. Он все время заботится о том, чтобы выглядеть превосходно. Христос может позволить себе сорваться, может позволить себе раздражение. Герой Джуда Лоу — никогда. И если он его себе позволяет, то позирует в это время, он всегда монументален. Кстати, камера часто показывает его с нижних ракурсов.

«Молодой Папа»

Надо быть радикальным, громким и абсолютно бессодержательным. Зададимся вопросом: вот Пий XIII, его концепция в чем заключается? А у него нет концепции. Точнее, у него она одна: сделать так, чтобы церковь вызывала всемерный интерес, а для этого все средства хороши. Пий XIII гениально, упрямо, постоянно создает информационные поводы и больше не делает ничего. Да, это Антихрист. И когда в финале он начинает помирать, то это можно воспринять, между прочим, и как кару Божью. Это папа-шоумен, выхолостивший христианство, лишивший его содержания. При этом он мучается, но мучается от точного понимания своего несоответствия эпохе.

Есть третий возможный подход — политический, который мне представляется универсальным. Есть такой феномен: большинство крупных, великих артистов начинают свою карьеру с того, что их случайно, например из-за болезни коллеги, выводят на главную роль. Вот ему повезло, вот он сыграл Гамлета один раз на замене, и все увидели, что прежний Гамлет перестал существовать. Наш герой начинает забирать всю власть и сжирает все предоставленное ему пространство. Это такая особенность людей театра.

«Молодой Папа»

Люди, случайно попавшие во власть, поставленные туда в порядке компромисса и с твердым обещанием, что они не наломают дров, остаются там навеки. Нет ничего более закономерного, чем случайность, и ничего более вечного, чем кратковременный дождь. Совершенно очевидно, что этот персонаж пришел всерьез и надолго. Соррентино сделал чрезвычайно жестокий шарж, применив политический подход к самому новому типажу, случайно получившему власть и начавшему ею распоряжаться.

Пий XIII — католический «Гарри Поттер»

Четвертый возможный подход — самый сложный и самый важный. Мне много приходилось говорить о том, что мы живем во время реанимации христологического мифа. И, конечно, этот персонаж обладает всеми пятью чертами устойчивого героя плутовского романа (а первым таким романом, как известно, было Евангелие). Давайте найдем пять черт, пять сходств с «Гарри Поттером» — главным христологическим мифом нашего времени.

«Молодой Папа» копирует сценарий «Гарри Поттера» по всем параметрам абсолютно.

Нет родителей. Причем у меня есть сильное подозрение, что продолжение сериала будет не столько сиквелом, сколько приквелом. Мы узнаем о его семейной тайне. Какая черта его матери запомнилась больше всего его другу? Какие глаза у нее были? Равнодушные. Она равнодушно на него смотрела, понимаете? Он подброшен как Антихрист, как девочка Самара в фильме «Звонок». Он что-то такое в себе несет, что родители знали, а мы не знаем.

«Молодой Папа»

Вторая черта сходства: он избранный, пусть и без шрама. Он умер и воскрес — это важнейшая черта христологического мифа. В финале сериала главный герой умер, и мы уже видим, что душа отлетает, но тут нам говорят: ничего-ничего, будет второй сезон.

Третье. Что еще характеризует Гарри Поттера как человека? Крайняя степень сомнения в себе. Гарри Поттер, который для всех Мальчик-который-выжил, все время занимается страшным самоедством. Он дико не уверен в себе, и понятно почему: он не знает, дотягивает ли он до уровня ожиданий окружающих.

Какая еще важная черта? Чудаковатый рыжий друг, который прекрасно его оттеняет. Наличие этого друга — это очень важная системная черта. У Пия XIII, правда, нет своей Гермионы, но с ее функциями справляется сестра Мэри.

«Молодой Папа»

Пятая системная черта — пародийность. Евангелие — это высокая пародия в лучшем смысле на Ветхий Завет, конечно. «Гамлет» — на «Хроники» Саксона Грамматика, «Дон Кихот» — на рыцарские романы, «Гарри Поттер» — на все английские романы воспитания. И «Молодой Папа» — это пародия. Это задано в первом же эпизоде, в том сне, когда он говорит свою знаменитую речь про мастурбацию и — жух! — падают три кардинала в обморок. Это сразу делает «Молодого Папу» пародией на огромный пласт католического кино.

Ключевой момент картины — когда этот герой произносит речь перед кардиналами. Он, безусловно, прав: церкви надо перестать быть элементом общественного устройства, надо стать чем-то очень закрытым, чем-то элитным, чем-то отдельным. «Мы должны перестать к себе пускать, и тогда к нам устремятся».

Правда, в ответ ему Войелло произносит великие слова: «С тех пор как мы перестали к себе пускать, площадь Святого Петра опустела». Но вот закройте Сикстинскую капеллу для посетителей. Что вы думаете, они маршировать будут у Сикстинской капеллы? Ничего подобного. Они смирятся. Сегодня мир очень... какой-то жидкий. Социопсихолог Борис Кочубей как-то заметил: можно сжать в кулаке твердую картошку, но гнилую сжать нельзя — она протекает между пальцев. В сегодняшнем мире тоталитаризм невозможен — он протекает между пальцев.

Трагедия этого молодого папы римского очень проста. Церковь совершенно отчетливо стала секулярной, массовой, в каком-то смысле масскультовой. Что можно с этим сделать? Запретить людям веровать, создать опять вокруг веры такой режим ограниченного доступа? Ничего не получится. Люди переместятся в интернет. У нас щелястый мир, мы все время уходим от столкновения. Попробовать опять мучеников веры разрывать львами? Люди с удовольствием пойдут на это смотреть, они любят зрелища. Но это не послужит славе христианства. Это послужит популярности львов. Как же сделать так, чтобы сегодня христианство стало, как когда-то, достоянием масс?

«Молодой Папа»

Мне всегда, кстати, очень трудно объяснить, почему я верю в Бога. «Почему вы верите? Вы же вроде умный человек...» — меня спросила недавно одна замечательная слушательница. Что мне говорить? Потому что он есть. Поэтому и верю. И для меня это очевидно. Как сказал [писатель Фазиль] Искандер, вера в Бога сегодня — это как музыкальный слух. Это с моралью никак не связано. Либо слышит человек Бога, либо нет. Я знаю, что во мне есть бессмертная душа, и знаю, откуда она есть. Но как объяснить это чувство, как сделать его общедоступным? И хочу ли я, чтобы оно было общедоступным?

Поэтому я не знаю того ответа, который должен знать для себя персонаж Джуда Лоу. Он отвечает на него очень просто. Он думает, что если он будет пить вишневую колу, курить, непредсказуемо исчезать, непредсказуемо появляться и в разное время острить, то внушит таким образом мысль о бытие Божьем. Может быть, это так. Может, если я буду верить именно в абсурдного папу, в подобного человека, это намекнет мне, что воля Божья исполнилась в мире. Но весь этот дзен никак не связан с жизненной христианской практикой. Он не заставит никого умереть, не заставит никого пожертвовать собой, не вдохновит и по большому счету не породит великое искусство. Это трикстер, а не Бог. А вот как заставить сегодня миллионы поверить в Бога, я не знаю.

«Молодой Папа»

Боюсь, что есть только один вариант, и ответ этот мы узнаем очень скоро. В окопах атеистов не бывает. Когда люди забывают Бога и простейшую мораль, он быстро подбрасывает им великую войну. Боюсь, что мы находимся на этой грани. И сериал «Молодой Папа», даже вторая его часть, нам об этом не расскажет. Когда Бог обретается очень страшной ценой, то поневоле подумаешь: может быть, лучше людям еще немного побыть агностиками, но по крайней мере сохранить себя?

Вторую лекцию на тему «„Молодой Папа“ глазами пожилого отца» Дмитрий Быков прочтет 9 марта в 19:30 в лектории «Прямая речь» (Ермолаевский переулок, 25). Он расскажет о «Молодом Папе» с точки зрения писателя — «Где Христос в „Молодом Папе“?».

С предыдущими лекциями о сериале «Молодой Папа», прочитанными историком Тамарой Эйдельман, можно ознакомиться на сайте лектория «Прямая речь».

4 апреля в 19:30 в лектории состоится выступление музыкального критика Артемия Троицкого на тему «Лучшая киномузыка всех времен».

www.kinopoisk.ru

Все, что нужно знать о продолжении «Молодого Папы» — сериале «Новый Папа»

Вся седьмая серия, неожиданно камерная, снята поздней ночью в зимней Венеции — в одном из палаццо, а также на центральной и всемирно известной площади Сан-Марко. В этом эпизоде одну из ролей сыграла российская актриса Юлия Снигирь. Она рассказывает, что попала в сериал после самопробы: Соррентино попросил ее снять на камеру, как она ходит модельной походкой и прислать ему. По мнению Снигирь, ее отобрали потому, что она ходила с таким лицом, которое ясно показывало — ей подражать подиумным моделям совсем не по душе. Хотя героиня ее — полька, на эту роль Соррентино выбирал из целого списка российских актрис. Это первая роль в «Молодом Папе», которую сыграл наш артист. Ее мужа-хирурга, с которым они вместе мертвы внутри и вот уже много лет переживают семейную трагедию, воспитывая сына-инвалида, исполнил Ульрих Томсен («Банши», «Торжество»).

Возможно, это лучшая серия за все два сезона: ее можно смотреть отдельно, даже не зная о развитии общего сюжета, — это замкнутая притча о принятии смерти как высшей божественной добродетели. Причем смерть принимает и возродившийся, вернувшийся с того света и сам не понимающий, почему, Беллардо, и случайно встреченная им пара безутешных верующих, которые просят его о чуде.


Все актеры «Нового папы», с которыми удалось поговорить автору текста (в рамках ряда интервью, которые станут доступны в разных изданиях чуть позже), единогласно утверждают, что слышали, как настоящие кардиналы в Ватикане действительно смотрели первый сезон сериала, причем, по слухам, смотрели очень увлеченно и сильно его полюбили. По мнению Маурицио Ломбарди, актера, исполнившего роль кардинала Марио Ассенте, причина тому проста: несмотря на то, что Соррентино почти прямым текстом обвиняет церковь в коррумпированности, оторванности от тщаний паствы, бездуховности, «Молодой Папа» — это все же сериал о них самих, вполне реалистичный, а посмотреть на экранного себя — это, надо думать, всегда приятно.

Сильвио Орландо, актер (между прочим, лауреат Кубка Вольпи, главного актерского приза Венецианского кинофестиваля), который сыграл кардинала Войелло (того самого злобного хитрого мужичка, что на самом деле правит Ватиканом, по секрету владеет футбольным клубом и пытается рулить Беллардо в первом сезоне, пока не узнает, что его визави — настоящий святой), рассказал, что изначально у него и у других актеров контракт был подписан сразу на два сезона, а на третий — еще ни у кого. Есть ненулевая вероятность (но не стопроцентная), что на втором сезоне «Молодой Папа» все же кончится. Все коллеги Орландо в приватных разговорах заверяют, что без режиссера Паоло Соррентино никто сериал продолжать не будет, потому что это не имеет никакого смысла, так что если он захочет, то стоит ждать и новых серий, а если нет, то сериал кончится. В любом случае, Юлия Снигирь в интервью намекнула, что ее героиня появится не только в седьмой серии, но и еще и финальной восьмой, где получат завершение сюжетные линии едва ли не всех персонажей, появлявшихся за два сезона.

blog.amediateka.ru