Тильда суинтон альбинос или нет: Инопланетянка с безупречным стилем: Тильда Суинтон — Секреты стиля – Роскошная Тони Гаррн и Тильда Суинтон в шлепках открыли Берлинский кинофестиваль

Инопланетянка с безупречным стилем: Тильда Суинтон - Секреты стиля

Роскошная и влиятельная женщина арабского мира. Шейха Моза. Красота,сила,собственное достоинство,женственность,грация,уверенность и сексуальность,все это про нее.

В отличии от многих жен королей,родившихся в весьма простых семьях и проложивших огромный и не легкий путь "наверх",Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед словно была рождена для того,чтобы стать супругой венценосной особы.

Она родилась в 1959 году в очень обеспеченной семье катарского бизнесмена и уже в 18 лет познакомилась с наследником катарского престола.

Однако, замуж за него девушка не спешила, а сначала закончила обучение по специальности "социология" и стажировалась в Америке.

Моза - вторая из трех жен уже бывшего эмира Катара, мать семерых (представляете?!) детей и именно её сын Тамим, не являясь старшим наследником, тем не менее стал действующим правителем Катара, самым молодым из эмиров.(всего у ее мужа от трех жен 27 детей).

Роли просто одной из трех жен для Мозы, обладательницы сильного и, говорят, непростого характера, явно было недостаточно. Общественность поразило то, что супруг позволил ей не только появляться на публике без чадры, но и принимать активное участие в государственных делах.

Моза - не просто икона стиля, она является владелицей модного дома Валентино, акций Тиффани и Ко и еще многих мировых компаний, самая уважаемая женщина в стране, но и активный общественный деятель - она возглавляет Верховный совет по семейным вопросам, Верховный совет по образованию, является спецпосланником ЮНЕСКО, дамой - командором Ордена Британской империи.

Ее роскошный стиль не оставляет равнодушным, именно поэтому она считается законодателем мусульманской моды и возведена в ранг самых знаменитых мусульманок и иконой стиля мирового масштаба. Не удивительно,каждый ее наряд-произведение искусства. Как величественно она себя несет, красивая фигура,осанка,все это, конечно ,складывается в одну великолепную картинку,на которую можно любоваться вечно.

Для выхода в свет,Моза обычно предпочитает однотонные наряды,длинные платья в пол, дополненные красивыми аксессуарами, конечно же с закрытым декольте,длинными рукавами и головным убором,который называется Тюрбан. Не редко можно увидеть ее в брюках,они допускаются и идут ей не меньше,чем платья...

Обязательный элемент в ее одежде-это пояс. Он присутсвует практически везде. Моза очень любит подчеркивать талию, и она у нее очень тонкая и изящная,не смотря на 7 детей.

Шейха Моза любит делать очень яркий макияж и выделять глаза,что в принципе является традиционным для арабок.

У Шейхи огромное количество дорогостоящих украшений.

Например, в 1998 году по поводу 150-летнего юбилея ювелирный дом Cartier выставил на продажу уникальное платиновое колье с двумя крупными изумрудами 205 и 206 карат, множеством мелких изумрудов и бриллиантов. Шейха Моза приобрела это колье, несколько изменив дизайн - заменила изумруды на прозрачные бриллианты самой высокой чистоты.

На фото ниже,это колье на правой фотографии.

Почти все образы Шейхи,за редким исключением максимально спокойные,монохромные,никаких кричащих,петсрых,цветочных принтов,только богемный статус и шик.

У Мозы есть несколько нарядов от нашего российского дизайнера Ульяны Сергеенко.

Ее целью всегда было превращение Катара в передовое государство, а особое внимание она уделяет правам детей и женщин. Кстати, с приходом к власти ее мужа (свергнувшего когда-то с престола собственного отца) положение женщин в Катаре значительно улучшилось. Они имеют право голосовать и водить машину, а требования к одежде не столь строги, как в соседних странах. Соотечественницы шейхи даже говорят, что она — "лучшее, что случилось с Катаром".

Шейха могла бы дать потрясающий мастер- класс,как не нарушая законов приличия и установленных норм,выглядеть сексуально и женственно.

В каждом ее наряде столько деталей,что можно рассматривать долго.

Мой стиль — воплощающий уважение к традициям, но в то же время современный и практичный,говорит она.

Шейха не забывает и не игнорирует свои восточные традиции в плане одежды. Когда того требует повод, она вместо произведений западных модных Домов надевает дизайнерские абайи (так называется традиционное мусульманское платье), не отказываясь однако от яркого макияжа и броских украшений.

На вопрос,кто ее стилист,Шейха отвечает:

"Когда я устаю, я просто иду в свою гардеробную, перебираю наряды, пытаюсь найти новые сочетания. У меня нет стилиста, потому что я бы не нашла того, кто смог бы точно понять мои желания."

Очень красивая,восточная,утонченная женщина.

В этом году шейхе Мозе исполняется 60 лет, у нее 7 детей и десятки внуков. Однако на покой эта неутомимая красавица не спешит. Она по-прежнему активно занимается общественной деятельностью и продолжает радовать нас своей неувядающей красотой.

Спасибо за внимание!

Фантастическая Тильда Суинтон — Рамблер/кино

Сегодня 5 ноября день рождение неформальной красавицы Тильды Суинтон — это прекрасный повод вспомнить фильмы с участием талантливой актрисы. Даже в 58 лет она продолжает сниматься в масштабных проектах и вести активную социальную жизнь. Скоро ожидается новый фильм с Тильдой — «Суспирия», дата выхода в России назначена на 29 ноября 2018 года. Но обо всем по порядку.

Космический образ инопланетянки

Полное имя актрисы — Кэтрин Матильда Суинтон ов Киммергейм. Тильда Суинтон родилась 5 ноября 1960 года в Лондоне в семье аристократов и принадлежит к древнему англо-шотландскому роду Суинтонов. Все родственники ожидали, что девочка выйдет замуж за какого-нибудь известного графа, но никто и предположить не мог, что Тильда уйдет с головой в кино-индустрию.

Высокий рост, выразительные скулы, рыжий окрас волос и почти инопланетная конституция тела — именно так можно описать Тильду. «Не такая как все» — первая фраза, которая напрашивается при взгляде на любимую актрису (фото со съемочных площадок, ковровых дорожек, личной жизни и лучшие фотосессии можно увидеть в аккаунте Инстраграм).

Из-за фантастической внешности и уникального имиджа актрисе все время предлагают участвовать в различных фотосессиях и рекламных проектах. Со стороны может показаться, что она соглашается на самое странное и необычное, ведь Суинтон так любит эпатировать публику и удивлять оригинальными образами в окружении сюрреалистичных декораций.

Например, в 2013 году в Нью-Йорке Тильда стала живым экспонатом в Музее современного искусства, где предстала перед посетителями в главной роли спящего в ящике за стеклом человека. Внутри прозрачного ящика актриса проспала на открытии инсталляции целых 7 часов подряд.

Андрогинная внешность, особенные черты лица и очень светлые ресницы наводят многих на мысли: Альбинос Тильда или нет? Как известно от самой актрисы, волосы, брови и ресницы она обесцвечивает сама, также специально отбеливая и кожу, считая это своей изюминкой.

Что же касается личной жизни Суинтон, первым мужем актрисы в 1977 году стал Дон Патрик Бирн, с которым у Тильды появились дети-близнецы Онор и Ксавье. В 2004 Суинтон начала встречаться с молодым художником Сандро Коппом.

Судя по последним новостям, летом 2018 журналисты заметили прогуливающуюся по улицам Нью-Йорка актрису вместе с таинственной незнакомкой. Женщины весело болтали, обнимались и двусмысленно держались за руки. А, возможно, что любительница эпатажа просто решила поиздеваться над папарацци, схватив свою спутницу за руку.

Фильмография

Одной из первых ролей в фильмографии Суинсон была девушка Салли в драме «Эгомания — остров без надеж» 1986 года. Затем последовала роль андрогина в фильме «Орландо» 1992 года, которая и принесла Тильде мировую известность.

Нельзя не упомянуть и героиню Еву в картине «Что-то не так с Кевином» 2012 г, которая является матерью очень сложного ребенка, необычного мальчика Кевина, склонного к необъяснимой жестокости.

В 2013 году Тильда снялась вместе с Томом Хиддлстоном в драме с элементами фэнтези «Выживут только любовники». Актеры сыграли роли вампиров Адама и Евы, живущих на земле не одну сотню лет и уже сильно уставших от обыденной людской рутины.

Нестандартная внешность Тильды Суинтон сыграла ей на руку, когда актрисе пришлось ради роли в фильме «Отель Гранд Будапешт» (2014 год) буквально состариться на несколько десятков лет, прибавив лицу огромный слой гримма. Тильда предстала в образе Мадам Д. (Селин-Вильнёв Дегофф-унд-Таксис), создавать который приходилось целой команде профессиональных визажистов перед каждым съемочным днем. В итоге фильм был награжден 4 премиями Оскар, в том числе и «За лучший гримм и прически».

Следующим в списке кино-картин Тильды стал «Большой всплеск» 2015 года, где ей досталась роль рок-звезды мирового уровня Марианны Лей. Героиня перенесла сложнейшую операцию на горле и осталась без голоса, что полностью ее трансформировало.

В «Большом всплеске» Суинтон работала на одной площадке с Дакотой Джонсон, с которой вместе снялась в фильме «Суспирия» режиссера итальянца Луки Гуаданиньо, который выйдет на российские экраны 29 ноября 2018 года.

Ниже на фото Тильда Суинсон на премьере «Suspiria» 24 октября 2018 в Arclight В Лос-Анжелесе, штат Калифорния.

Нельзя забывать и фантастическом фильме «Доктор Стрендж» 2016, где Суинтон сыграла женщину-наставника, обучающую главного героя практическим основами магии.

Новый фильм с Тильдой — кавер-версия «Суспирия»

Фильм «Суспирия» 2018 года — это ремейк загадочного хоррора с одноименным названием 1977 года. Картина сорвала овации на Венецианском фестивале, а теперь ей пророчат премию Оскар. В новой Суспирии внимание больше смещено к искусству танца, сквозь который и происходит раскрытие сюжета.

Тильда Суинтон сыграла Мадам Блан, под руководством которой и работает знаменитая танцевальная школа. В ее стенах происходит что-то недоброе и зловещее.

Школа современного танца — вовсе не союз талантливых танцовщиц, это настоящее сообщество ведьм, однако главная героиня (Дакота Джонсон) узнает об этом не сразу. В процессе просмотра картины зритель будет внимательно следить за действиями актеров, ведь вся лента пропитана сновидческой аурой и наполнена видеорядом таинственных полутонов.

Что примечательно, вместе со звездами Голливуда в картине снялась русская девушка-хореограф Елена Фокина. В одном интервью РЕН ТВ она рассказала, в каких кошмарных условиях актерам приходилось сниматься и репетировать.

Съемки происходили в старой заброшенной гостинице, которая была закрыта в 1986 году. А во время репетиций на площадке специально включалась мистическая музыка, которая и создавала нужную пугающую атмосферу триллера.

Фильмы с обворожительной Тильдой Суинтон всегда пользуются популярностью и находят своего зрителя, ведь за ее талантливой игрой так интересно наблюдать. Актриса никогда не считала свою работу профессиональным занятием, это для нее особенное времяпрепровождение и вдохновение. Возможно, за эту естественность и самобытность мы так любим фантастическую Тильду. Ниже представлен трейлер долгожданного нового фильма «Суспирия» 2018 года.

Тильда Суинтон: «Я отключила свою сексуальность — и не жалею»

Эльф, андрогин, инопланетный гость, человек без пола, возраста и явной этнической принадлежности — даже в прозаических джинсах и футболке Тильда Суинтон выглядит, как пришелец из иного мира. Хотя сама она считает, что все мы тут не местные. «Ведь все иногда чувствуют себя инопланетянами? — спрашивает Суинтон. — Нет? Странно, я думала — все».
5 ноября исполняется 59 лет со дня высадки Тильды на третью планету от Солнца. Пока Суинтон печет коронный фруктовый торт в своем шотландском особняке, мы разбираемся, чем же она нас так покорила.

Деньги от Нечистой Силы

История Тильды была бы примечательной, даже если бы она избрала себе карьеру менеджера по продажам. Суинтон — леди. Не потому, что даже в гневе называет кошку кошкой или никогда не путается в столовых приборах. Кэтрин Матильда Суинтон родилась в семье сэра Джона Суинтона, седьмого лорда Киммергема, и леди Джудит Бэлфур Киллен.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Кэтрин Матильда Суинтон в 4 года. © Wikimedia Кэтрин Матильда Суинтон в 4 года. © Wikimedia

Род актрисы насчитывает 11 веков, ее предки запросто выпивали с королями и владели изрядным куском Шотландии. Как и все отпрыски знатных британских семейств, в 10 лет Тильда отправилась учиться в закрытую школу для аристократов, где у нее, круглой отличницы, списывала домашку Диана Спенсер, будущая принцесса Уэльская.

Матильда училась блестяще, но школу ненавидела люто.

— Я все могу простить родителям, кроме частной школы, — вспоминала она в разговоре с журналистом Psychologies.

— Там нам не разрешали слушать музыку. Это настоящее насилие над молодежью, особенно — над подростками эпохи панка. Наверное, это делалось, чтобы держать нас подальше от секса, но это был реальный отстой. Я не люблю «Гарри Поттера» за фетишизацию закрытых школ

Salt: главное здесь, остальное по вкусу

После школы Суинтон продолжила обучение в престижнейшем колледже Феттс. Но тут что-то сломалось — сразу после колледжа Суинтон сбежала в Африку, где два года работала волонтером в школах и вступила в коммунистическую партию, а вернувшись домой, поступила в театральную труппу «Кембриджские лицедеи». Иначе как скандалом в благородном семействе эту эскападу назвать было нельзя.

— Я ушла в некий абсолютно чуждый моим родителям мир. Вот теперь думаю: в какой мир должны уйти мои дети, чтобы я считала его абсолютно чуждым? — размышляет Суинтон в интервью Psychologies. — Наверное, стать бухгалтерами по профессии и фашистами по убеждениям!

Ситуацию несколько сглаживал тот факт, что мятежная Матильда буквально походя закончила Кембридж со степенью в области социальных и политических наук.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - © Flickr commons © Flickr commons

Но театр ей все равно был интереснее политики. Она участвовала в экспериментальных постановках в Лондоне и Эдинбурге, а заработка ради монетизировала свое аристократическое происхождение — воспользовалась прекрасным знанием лошадей и играла на скачках. Вполне успешно — однажды Нечистая Сила принесла ей столько денег, что хватило на год безбедного существования. Да, Нечистая Сила — это кличка лошади, а не то, что вы видели в «Суспирии».

«Оскар» и огурец

— В юности я не высовывалась. Избегала главных и романтических ролей. Мне ужасно хотелось стать сорокалетней. Может, это и к лучшему, что я не светилась на радарах, поскольку не успела всем до смерти надоесть, — признавалась она в интервью Esquire.

Мир увидел эту странную полупрозрачную женщину, как раз когда ей исполнилось 40 — в 2000 году Суинтон сыграла Сэл, авторитарного лидера хипповской коммуны в фильме «Пляж» Дэнни Бойла. Это стало для актрисы пропуском в Голливуд, хотя к моменту премьеры она уже 15 лет играла на сцене и снималась в европейском арт-хаусе — в основном у своего друга Дерека Джармена. В среде LGBT Дерек был легендой, но широкой публике его ленты почти неизвестны. Другое дело — Бойл, Ди Каприо и тайский пляж. Суинтон захотели все.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Кадр из фильма «Пляж». Courtesy photo Кадр из фильма «Пляж». Courtesy photo

В 2001 году Кэмерон Кроу позвал Тильду в «Ванильное небо», еще через год вышла «Адаптация» Спайка Джонза, в 2008 — «Загадочная история Бенджамина Баттона» Дэвида Финчера и «После прочтения сжечь» братьев Коэнов, в 2013 — «Теорема Зеро» Терри Гиллиама. Кажется, Суинтон успела поработать со всеми культовыми режиссерами конца ХХ века. А с Джимом Джармушем и Уэсом Андерсоном у нее даже сложилось долговременное сотрудничество.

В 2008 году Суинтон получила «Оскар» за роль в фильме «Майкл Клейтон». Саму актрису этот факт удивил («Представьте, что вы пришли смотреть теннисный матч в Уимблдоне, а вам вдруг вручили ракетку»), но не более. Какое дело инопланетянам до земных наград?

— «Оскар» почти ничего не значил для моих домочадцев, — призналась актриса. — Как будто я пришла домой с огурцом, положила его на стол и сказала: «Смотрите, что у меня есть!»

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - © Getty Images © Getty Images

Быть некрасивой — преимущество

— Я всегда знала, что не красива. Это большое преимущество. Все мои красивые друзья рано или поздно пускали свою внешность в оборот. Они все время помнят, что у них светлые волосы, голубые глаза, пухлые губы, и они должны вести себя соответственно. Это большое давление, которого я была лишена. Меня не воспринимали как девочку, а я себя ей и не считала. Я отключила в себе сексуальность и находила это очень комфортным, — говорила о себе Тильда.

Суинтон — изменчивая, как ртуть — может перевоплотиться в кого угодно: затравленную мать маньяка в «Что-то не так с Кевином», царственную Колдунью в «Хрониках Нарнии», старичка-психотерапевта в «Суспирии», бесполого Старейшину в «Доктор Стрэндж», бессмертного юношу в «Орландо».

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Кадр из фильма «Что-то не так с Кевином». Courtesy photo

Кадр из фильма «Что-то не так с Кевином». Courtesy photo

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Кадр из фильма «Хроники Нарнии». Courtesy photo

Кадр из фильма «Хроники Нарнии». Courtesy photo

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Кадр из фильма «Суспирия». Courtesy photo

Кадр из фильма «Суспирия». Courtesy photo

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Кадр из фильма «Доктор Стрэндж». Courtesy photo

Кадр из фильма «Доктор Стрэндж». Courtesy photo

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Кадр из фильма «Орландо». Courtesy photo

Кадр из фильма «Орландо». Courtesy photo

— Ко мне то и дело обращаются «сэр» в лифтах или на улице. Наверное, потому, что я длинная и не злоупотребляю губной помадой. Однажды я проходила таможенный контроль в аэропорту, и меня досматривал таможенник-мужчина. Я выгляжу в точности, как мой отец, если побреется. Еще я похожа на Дэвида Боуи. Не только внешне, но и неопределенностью пола.

Та, которая не беспокоится

Необычная внешность Тильды завораживала (и завораживает) дизайнеров разных поколений. Среди ее друзей — множество кутюрье, но сама Суинтон говорит, что ничего не смыслит в моде.

— Я не выношу шопинг. Путешествую с полупустым чемоданом. Если бы не друзья-дизайнеры, которые присылают мне одежду, мне было бы нечего носить. Я — как Золушка, которой нужна фея, наколдовывающая одежду. И с косметикой то же самое. Я страшно далека от модельной жизни и современных представлений о красоте, — отмахивается Суинтон от статуса фэшн-иконы в интервью журналу Elle.

Тем не менее предложения модных домов поступают — и принимаются — регулярно. В 2013 году актриса сотрудничала с Chanel, представляя межсезонную коллекцию, вдохновленную Шотландией. Карл Лагерфельд тогда назвал ее «образцом современной женщины и эталоном элегантности».

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Courtesy of Chanel Courtesy of Chanel

В 2014 году Тильда снялась для рекламной кампании новой коллекции макияжа от марки Nars.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Courtesy of Nars Courtesy of Nars

А два года назад Тильда Суинтон вместе с корейским брендом Gentle Monster выпустила коллекцию очков.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Courtesy of Gentle Monster Courtesy of Gentle Monster

Для церемонии вручения «Оскара», с которой актриса ушла со статуэткой, Тильда заказала платье у Lanvin с формулировкой «чтобы было удобно, как пижама, и чтобы не привлекать внимания». Фотографию рыжей Тильды в струящемся черном балахоне напечатали во всех изданиях.

Виктория Бекхэм призналась в интервью журналу Vogue, что она «одержима» Суинтон и ее стилем — тем самым, который сама актриса описывает словами «да я просто что-то накинула, выходя из дома»

Вне образа актриса кутается в безразмерные пальто и свитера, а любимой обувью числит резиновые сапоги — в них она часто копается в своем огороде («Я выращиваю морковку, которую постоянно жрет какая-то зеленая тля»).

— Что мне нравится в Тильде — это то, что когда она что-то делает, то не беспокоится — понравится ли это людям или нет, — сказал однажды Хайдер Аккерман, модельер колумбийского происхождения и один из любимых дизайнеров актрисы.

Увы, но никаких оргий

Это касается не только образов на экране и в жизни. В отличие от многих коллег, Тильда спокойно рассказывает о своей личной жизни, нисколько не заботясь о реакции окружающих. В юности она встретила художника Джона Бирна, у пары родились близнецы — Ксавье и Онор.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Тильда Суинтон и Джон Бирн. © Getty Images Тильда Суинтон и Джон Бирн. © Getty Images

Но через пять лет Джон и Тильда решили, что их любовь себя изжила. Однако никто не торопился собирать чемодан и хлопать дверью. Они решили не разъезжаться, хотя оба давно нашли счастье с другими людьми. Тильда уже 15 лет встречается с художником Сандро Коппом, а Бирн женился на осветителе Жанин Дэвис.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Тильда Суинтон и Сандро Копп. © Getty Images Тильда Суинтон и Сандро Копп. © Getty Images

— Я до сих пор живу с отцом моих детей, но у каждого из нас давно своя личная жизнь, — объясняет Суинтон. — Я не думаю, что это так уж странно.

Говорят, что у нас дома сплошные оргии. Это фантазии. Все очень просто: у пары родились дети, она перестала быть парой, образовала новые связи и воспитывает детей. К сожалению, мы не спим все вместе. Все гораздо скучнее.

Вне стандартов: Тильда Суинтон, Сара Паркер и другие «некрасивые» красотки

Привет, модницы! На днях была на кастинге на городской конкурс красоты (наблюдала, не участвовала). Самое большое мое удивление — никогда не видела в одном месте такого количества красивых, но неуверенных в себе девушек. Удивительно, но практически каждая, с кем мне удалось поговорить, надеялась с помощью конкурса поверить в себя и свою красоту.

Нашим героиням и верить-то особо, скажем честно, было не нужно (достаточно посмотреться в зеркало!). Однако множеству людей по всему миру Тильда Суинтон кажется космической, Сара Джессика Паркер — обаятельной, Барбара Стрейзанд — роскошной, а Шарлотта Генсбур — изысканной. Кто скажет, что эти красавицы некрасивые? Да, конечно, скажут, но красота — в глазах смотрящего, и иногда именно неправильные черты лица помогают сделать правильную карьеру и счастливую личную жизнь.

Тильда Суинтон

Эта андрогинная британская киноактриса — обладательница наград Берлинского и Венецианского кинофестивалей, лауреат премий BAFTA и «Оскар». Вы наверняка видели ее в фильмах «Пляж», «Хроники Нарнии. Лев, колдунья и волшебный шкаф», «Константин. Повелитель тьмы», «Загадочная история Бенджамина Баттона» и «После прочтения сжечь».

Скажем честно, многих ее внешность пугает, а кто-то вообще разобраться не может, мужчина это или женщина. Это, однако, не помешало Тильде сделать успешную карьеру (причем сниматься она начала довольно поздно, а популярность к ней пришла только после сорока), родить двойняшек, умудриться сохранить хорошие отношения с первым мужем и десять лет жить в любви и согласии с мужчиной моложе нее на 18 лет.

В 2007 году журнал Vanity Fair назвал ее самой стильно одевающейся женщиной, а в 2008-м имя актрисы попало в топ международного списка Best-Dressed List.

СМИ с удовольствием смакуют подробности личной жизни этой странной женщины: Суинтон родила близнецов, мальчика Ксавье и девочку Онор, от Джона Бирна, с котором прожила много лет. Затем пара поняла, что их чувства угасли, но Тильда и Джон решили продолжать жить под одной крышей, чтобы воспитывать детей вместе.

Тильда и Джон Бирн

Потом с ними поселился новый избранник Тильды — художник и актер Сандро Копп. Так они и живут все вместе в небольшом городе Нэрн на севере Шотландии.

Тильда и Сандро Копп

В общем, Тильда живет, как хочет, остается собой, не пытается всем нравиться и, наверное, именно поэтому нравится! Вот ее правила жизни, опубликованные в журнале Esquire:

«Я всегда знала, что некрасива. Это большое преимущество. Все мои красивые друзья рано или поздно пустили свою внешность в оборот. Я не только про секс. Они всё время помнят, что у них светлые волосы, голубые глаза, пухлые губы, и они должны вести себя соответственно. Это большое давление, которого я была лишена. Меня не воспринимали как девочку, а я себя ей и не считала. Я отключила в себе сексуальность и находила это очень комфортным».

«Ко мне то и дело обращаются «сэр» в лифтах или на улице. Наверное, потому что я длинная и не злоупотребляю губной помадой. Однажды я проходила таможенный контроль в аэропорту, и меня досматривал таможенник-мужчина».

«Мне нравится косметика, но если хочешь быть похожей на себя — это не лучший способ. Макияж заставляет тебя выглядеть кем-то другим».

«Я воюю за документальность. За небеленое лицо и неровную походку. За эмоционально достоверную семейную сцену. За мучительный подбор слов. За открытую, а может, несчастную концовку. За слезающий с пятки ботинок и движение ступни, чтобы его поправить. За разбитое яйцо и разлитое молоко. За идею косноязычия. За пространство кино, в котором не происходит ничего, но всё возможно».

«Я очень смешная — просто никто этого не замечает. Всех пугают длинные люди с серьезными лицами».

«Говорят, что у нас дома сплошные оргии. Это фантазии. Всё очень просто: у пары родились дети, она перестала быть парой, образовала новые связи и воспитывает детей. К сожалению, мы не спим все вместе. Всё гораздо скучнее».

Неузнаваемая Тильда на съемках нового фильма с Сандро Коппом

«Я выгляжу в точности как мой отец, если побреется. Еще я похожа на Дэвида Боуи. Не только внешне, но и неопределенностью пола».

Дэвид Боуи и Тильда Суинтон

Сара Джессика Паркер

«Я пришла домой расстроенная и стала плакаться родителям, что недовольна своими худыми коленками, большим носом и близко посаженными глазами. Мама посмотрела на меня и будто бы на полном серьезе сказала: «Ничего не поделаешь, дочка, придется всё это донашивать до конца жизни!» — рассказывает Паркер, ставшая любимицей женщин всего мира, несмотря на коленки, нос и близко посаженные глаза.

Не красавица, да, но Саре удавалось кружить головы самым импозантным мужчинам Голливуда. Среди ее поклонников были Николас Кейдж, Роберт Дауни, Джон Кеннеди — младший... Когда Сару спрашивали, чем она берет мужчин, она отшучивалась: «Видите ли, я не из тех женщин, которые считают, что все мужики сволочи!»

Уже 17 лет Сара замужем за актером Мэтью Бродериком, пара воспитывает троих детей: старший Джеймс Уилки Бродерик скоро отпразднует свой 13-й день рождения, а в 2009 году в семье появились близнецы Мэрион Лоретта Элвел Бродерик и Табита Хоудж Бродерик, выношенные суррогатной матерью.

Вот так. Ни острые коленки, ни неправильные черты лица не помешали Саре создать большую семью. А выход на экраны американского телеканала НВО сериала «Секс в большом городе» превратил Паркер в суперзвезду с доходом 25 миллионов долларов.

Неказистая Паркер стала лицом Gap, Garnier, подписала контракт с парфюмерной маркой Coty Inc. на выпуск именных ароматов, а потом запустила собственную марку обуви.

«Мода — это всего лишь часть моей работы, — говорит актриса. — Но я чувствую ответственность за то, как выгляжу. Часто ко мне подходят женщины в супермаркетах, чтобы рассмотреть, что на мне надето. И видят самые обычные вьетнамки, джинсы и фуфайку. Глядя на их разочарованные лица, я обычно отвечаю, что уже слишком взрослая, чтобы одеваться как Кэрри Брэдшоу».

Но актриса лукавит. У нее потрясающее чувство стиля, и даже самые незатейливые повседневные комплекты смотрятся на ней интересно.

В 2007 году читатели журнала Maxim назвали Паркер самой несексуальной женщиной из ныне живущих, а в 2010-м Сару осмеяли как крайне некрасивую женщину в анимационном сериале «South Park». Кстати, серия вышла за сутки до дня рождения актрисы, что, конечно, создателям сериала (вероятно, сплошь «аполлонам» и «топ-моделям») чести не делает.

Что ответит на это Сара? «Я стараюсь одеваться соответственно возрасту и реалистично воспринимаю то, как я выгляжу. Но если бы внешность была главным поводом моих переживаний, я была бы просто в восторге. Что за прелестная проблема! То, что меня беспокоит, гораздо важней. Прежде всего это мои дети и их здоровье. Мой муж и его здоровье. Я беспокоюсь по поводу возможностей в плане работы и моей творческой удовлетворенности. О том, смогу ли я добиться того, к чему стремлюсь, и будут ли эти результаты достойными».

Барбара Стрейзанд

Эта американская певица и актриса, композитор, режиссер, продюсер, обладательница двух «Оскаров» в номинациях «Лучшая актриса» и «Лучшая оригинальная песня», а также премий «Эмми», «Грэмми» и «Золотой глобус» считается одной из наиболее коммерчески успешных женщин шоу-бизнеса и одной из самых... несимпатичных.

Крысёнок, Заморыш — так «ласково» называла Барбару мама, отмечая: «Ты очень некрасивая, тебе нельзя иметь публичную профессию — людей распугаешь. Думаю, тебе лучше всего стать машинисткой. Будешь дома или в офисе на печатной машинке стучать».

Но Стрейзанд великолепно играла в школьном театре ведущие роли: когда она выходила на сцену, весь зал мгновенно попадал под ее обаяние. А однажды, когда Барбра проникновенно декламировала стихи Байрона, до нее донеслись слова учителя: «Какое лицо у этой девочки! Да она вылитая Нефертити!»

«С этого момента моя жизнь кардинально изменилась, — вспоминает Барбра. — Я всматривалась в свое странное вытянутое лицо, все мои страхи отступали, комплексы испарялись. Я распрямляла плечи, мне хотелось кричать от счастливого открытия: «Эй, мир, я красива! Я очень красива!» После этого случая я окончательно вылечилась, чтобы вновь заболеть... красотой. Да-да, я вдруг безумно увлеклась всем красивым. И с тех пор стараюсь окружать себя только красивыми вещами, носить только красивую одежду, общаться только с красивыми людьми. Мне слишком тяжело дался прежний опыт, я не хочу о нем вспоминать!»

«Это в далеком детстве я еще могла расплакаться, услышав за спиной: «Носатая дылда!» — а теперь знаю, что красива, и никто меня в этом не переубедит. Классическая красота скучна — в мире огромное количество смазливых мордашек. Быть не такой, как все, поражать и шокировать — только так можно добиться успеха», — говорит Стрейзанд.

Шарлотта Генсбур

Актриса, певица и автор песен Шарлотта Генсбур родилась в семье певца, режиссера и актера Сержа Генсбура и актрисы и певицы Джейн Биркин.

Серж Генсбур и Джейн Биркин

«Я не люблю свое лицо. Не люблю свой нос, рот, волосы — ничего», — говорит Шарлотта. И дествительно, есть в ее лице странный диссонанс — сочетание красоты и хрупкости черт лица матери и грубости черт лица отца. Но не заметить такое лицо, согласитесь, невозможно.

Уже много лет Шарлотта — муза Николя Гескьера, бывшего креативного директора Balenciaga и нынешнего креативного директора Louis Vuitton. Она много снималась в рекламных кампаниях модного дома и стала лицом ароматов Paris и L'Essense — первой парфюмерии Balenciaga за 55 лет.

Гескьера считают одним из самых требовательных и сложных дизайнеров современности, и неудивительно, что «карамельной блондинке» он предпочел девушку с такой нестандартной красотой. «Для меня Шарлотта олицетворяет настоящий талант и, конечно, истинную красоту. Но в действительности всё дело в том жизненном выборе, который она делает каждый день», — отметил Гескьер.

Что ж, давайте каждый день будем делать выбор в пользу безусловно красивой себя и верить в свой талант — именно он оживляет наши «правильные» черты и сглаживает «неправильные».

Источники фото: www.vogue.it, W magazine (2011): Tim Walker, Vogue Italia by Craig McDean, PURPLE MAGAZINE, en.vogue.fr, Norman Jean Roy, Craig McDean, http://www.justjared.com, www.celebzz.com, www.babble.com, Net-A-Porter/ Alexi Lubomirski.

Их секреты красоты:

Самое странное, что мы узнали из интервью Тильды Суинтон в GQ — Wonderzine

Тильда Суинтон не нуждается в особом представлении — хотя всё не так просто: она никогда не любила, когда ее называли актрисой, предпочитая «художницу». Говоря о ней, многие и вовсе обходятся почтительным «икона стиля», что тоже не грешит против истины — на протяжении многих лет она задает тон как в области блестящих манер и острого ума, так и по части умения одеваться. Тем не менее за последние несколько лет Тильда Суинтон сыграла подряд столько ярких ролей, что с «актрисой» придется смириться: на ее счету два фильма Уэса Андерсона, «Теорема Зеро» Терри Гиллиама, «Выживут только любовники» Джима Джармуша и «Сквозь снег» Пона Чжун Хо.

В общем, у американского GQ были все основания назвать Тильду Суинтон женщиной года (хотя мы бы назвали ее женщиной вечности) и сделать с ней по такому поводу интервью. Вот только мало кто догадывался, что из этого выйдет. Каждый, кто хоть раз сталкивался с актрисой в реальности, знает, что предугадать можно только одно — вы будете очарованы ею раз и навсегда (мы проверяли). Журналист Зак Бэрон проверил это на своем опыте, и вот что мы узнали из его профайла Тильды, опубликованного на сайте GQ. Верить этому или нет — решайте сами.

Она пахнет полевыми цветами и дымом костра.

Ее глаза голубые, но иногда становятся зелеными.

Ей очень скучно разговаривать о работе.

Она водит зеленую «Шкоду».

У нее четыре спрингер-спаниеля: Рози, Дора, Луис и Ду.

У ее 89-летнего отца нет одной ноги: он потерял ее на Второй мировой войне.

Ее двоюродный прапрадедушка, Алан Арчибальд Кэмпбелл-Суинтон, кажется, изобрел катодно-лучевую трубку телевизора.

В юности Тильда Суинтон была заядлым игроком и пару лет зарабатывала ставками на скачках. Разбираться в скакунах ее научил старый садовник дедушки.

Тильда Суинтон любит хаггис — шотландское блюдо из потрохов не для слабых духом.

Она обожает фотографировать собак и куриные яйца.

Она считает, что похожа в фильмах не на людей, а на картины.

Она верит в существование лох-несского чудовища.

Она всегда мечтала принять участие в конкурсе салатов.

Самое интересное, что происходит в округе ее дома, — конкурс на самый чистый трактор.

У нее в саду живут куры и черепаха по имени Тормоз.

У нее на почте настроен автоматический ответ «Привет, я в отъезде до 1 января 2070 года и не могу прочитать ваше сообщение». Обычно она отвечает через 15 минут.

Она пишет самые веселые и странные письма в мире — даже людям, с которыми не особо знакома.

Она не может отличить ракушку от камушка.

 

Правила жизни Тильды Суинтон | Журнал Esquire.ru

В 10 лет я ехала в поезде, и мне пришло в голову, что ни один сосед по вагону не догадывается, какая же я жалкая личность на самом деле. Это было настоящее откровение: то, что ты показываешь окружающим, совсем не обязательно чувствовать.

Я родилась в семье военных. У моих братьев с рождения был план жизни — устроенной, предсказуемой и почетной. Они пошли в ту же школу, что и их отец, дед и прадед, с детства учились стрелять и жили ритуалами. Мне казалось, что мальчиком быть гораздо удобнее. У них было гораздо больше развлечений.

Я всегда знала, что не красива. Это большое преимущество. Все мои красивые друзья рано или поздно пустили свою внешность в оборот. Я не только про секс. Они все время помнят, что у них светлые волосы, голубые глаза, пухлые губы, и они должны вести себя соответственно. Это большое давление, которого я была лишена. Меня не воспринимали как девочку, а я себя ей и не считала. Я отключила в себе сексуальность и находила это очень комфортным.

Я все могу простить родителям, кроме частной школы. Там нам не разрешали слушать музыку. Это настоящее насилие над молодежью, особенно подростками эпохи панка. Наверное, это делалось, чтобы держать нас подальше от секса, но это было реальное говно. Это единственная вещь, о которой я до сих пор не могу шутить. По этой причине я не люблю Гарри Поттера. В нем фетишизируются частные школы.

В девятнадцать лет я вступила в компартию. Под влиянием своих кембриджских профессоров. Я им очень благодарна, они научили меня возможности коллективного усилия. Это привлекало меня в 19 лет и привлекает до сих пор.

Нам постоянно твердят, что алкоголики безнадежны. Большинство по‑настоящему интересных, энергичных и живых людей, которых я встречала, были алкоголиками. Я думаю, именно надежда заставляет людей пить.

От выпивки мне становится плохо. А от наркотиков тем более. Вокруг меня постоянно все дуют, но я не переношу травы. Однажды я попробовала экстази, лет двадцать назад, в Нью-Йорке, и четыре дня просидела молча в углу. Это было познавательно, но я рассчитывала на другой эффект.

Я тихий человек. Я счастливее, когда молчу.

На самом деле я натурщица. И кроме того — дизайнерский продукт. Мне не интересно изучать актерское мастерство. Что это может изменить? Каждая история, которую ты играешь, даже если она происходит в реалистических декорациях, все равно искусственна. Ты просто притворяешься. У тебя есть 90 минут, чтобы изложить идею своего персонажа. Если ты занят только в паре сцен, приходится работать очень быстро, и в любом случае ты играешь ненастоящего человека. Поэтому изображать Белую Ведьму или домохозяйку за мытьем посуды — примерно одно и то же. Ведьму даже проще: если играешь не человека, это в каком-то смысле честнее.

Я никогда не ищу ролей, и даже фильмов, я ищу коллег. Снимая кино, ты вступаешь в отношения на годы — по крайней мере, такие фильмы, в которых я обычно занята. «Орландо», например, мы делали пять лет. Нужно быть уверенным, что ты готов пустить этих людей в свою жизнь.

На Оскаровскую церемонию я поехала как турист. Представьте себе, вы достали билеты на финал Уимблдона, уселись на трибуне, а вас вызывают и дают ракетку. Меня охватил ужас, когда назвали мое имя. Стоять на сцене перед тремя миллиардами зрителей — это травма. Лучше бы они выслали приз почтой.

«Оскар» почти ничего не значит для моих домочадцев. Они даже не узнали его, поскольку не смотрят телевизора. Они были настолько же заинтересованы, как если бы я пришла домой с огурцом, положила его на стол и сказала: «Смотрите, что у меня есть!»

Я снималась только в экспериментальных фильмах, даже если некоторые из них стоили сотни миллионов долларов. Люди, с которыми я работала, это понимали, а те, кто не понимает, ко мне даже не приближается. Один агент говорил мне: «Тильда, когда же ты снимешься в чем-нибудь, что тебе не нравится, — для разнообразия».

Мой любимый киноперсонаж — ослик из фильма «Наудачу, Бальтазар» (фильм Робера Брессона 1966 года. — Esquire). Совершенно серьезно. То ли потому, что он великолепно играет, то ли просто потому, что он ослик. Я себя с ним отождествляю. В этом, по‑моему, и состоит функция актера, чтобы зрители себя в него проецировали. Уж точно не в том, чтобы играть.

Ко мне то и дело обращаются «сэр», в лифтах или на улице. Наверное потому, что я длинная и не злоупотребляю губной помадой. Однажды я проходила таможенный контроль в аэропорту, и меня досматривал таможенник-мужчина.

Мне нравится косметика, но если хочешь быть похожей на себя, — это не лучший способ. Макияж заставляет тебя выглядеть кем-то другим.

Английской культуре свойственно наказывать артистов. Единственный способ выжить — игнорировать национальные границы, потому что культурные границы гораздо важнее. Вы можете быть одиноким в родном городе, а где-нибудь в Токио, Нью-Йорке или в Бельгии — ощущать себя среди родственников и соседей по двору. По крайней мере у меня всегда так.

Я не думаю о будущем и не хочу знать, что будет. Мне не нужны никакие гарантии.

По-моему, сомнение делает нас людьми. Без сомнения даже праведник потеряет не только чувство реальности, но и чувство самого себя. В отсутствии сомнения есть что-то безумное.

Лучшие наши ролевые модели, из женских персонажей, — Лара Крофт и Эрин Брокович. Это отлично, но зачем постоянно снимать кино об экстраординарных женщинах? Разве только затем, что постоянно снимать фильмы про экстраординарных мужчин еще хуже.

Слишком хорошо подвешенные языки театральных сценаристов породили миф, что всякий в состоянии внятно излагать свои мысли, как только они придут ему в голову. Это неправда. Я стремлюсь работать с режиссерами, которых интересует косноязычие.

Мне лень показывать людям мою работу. Я имею наглость верить, что фильмы сами находят свою аудиторию. Плохое голливудское кино сразу затеряется в прокате, а мои картины, которые показывают десятилетиями, посмотрит много народу.

В возрасте Киры Найтли я не высовывалась. Избегала главных и романтических ролей. Мне ужасно хотелось стать сорокалетней. Может, это и к лучшему, что я не светилась на радарах, поскольку не успела всем до смерти надоесть.

Я никогда не переставала быть коммунисткой. Просто Коммунистической партии Великобритании больше не существует. Она стала партией левых демократов. Мое членство в партии было актом веры в идеалы справедливости и государства всеобщего благосостояния. Парламентские левые отказались от этих идеалов.

Я рада, что помогла старичку Уолту Д. (Диснею. — Esquire) собрать больше 700 миллионов долларов (За фильм «Хроники Нарнии». — Esquire). Возможно, это самая дорогая реклама моим прежним экспериментальным фильмам, которую можно было себе вообразить. Кроме того, я верю в содержательное послание Нарнии. В моей вселенной Бобры умеют разговаривать.

На работе я настоящий солдат. Только шансы выжить у меня повыше.

До 17 лет я сосала большой палец. Не помню, почему перестала. С тех пор еще несколько раз пробовала, но это больше не работает.

Я стараюсь вписать Джорджа Клуни в каждый свой новый контракт. Это непросто, но я прилагаю все усилия. В утешение мне подсовывают Брэда Питта. Мы с Джорджем надеемся когда-нибудь обменяться в кино хотя бы парой добрых слов.

Мы живем во власти людей, которые, вырядившись божьими посланцами, втягивают нас в войны. Праведностью целей сейчас оправдывают все, что угодно. Поразительно, с какой легкостью на это покупаются. Религиозный экстремизм встречается повсеместно, но виноват в этом фашистский подход и язык абсолютизма, идущий из Вашингтона.

Мы живем в эпоху псевдореальности: всегда наяву, слишком уставшие и беспокойные, чтобы мечтать, с отупевшим взглядом, прикованным к риалити-шоу, в котором риалити-люди готовят риалити-еду, покупают шмотки для риалити-тел и играют в жизнь.

Мы привыкли к сюжетам, которые длятся тридцать минут, включая рекламу, стоит ли удивляться, что мы не готовы ждать развязку больше 90 минут, включая попкорн.

Я воюю за документальность. За небеленное лицо и неровную походку. За эмоционально достоверную семейную сцену. За мучительный подбор слов. За открытую, а может, несчастную концовку. За слезающий с пятки ботинок, и движение ступни, чтобы его поправить. За разбитое яйцо и разлитое молоко. За идею косноязычия. За пространство кино, в котором не происходит ничего, но все возможно.

Я слишком серьезна, чтобы быть дилетантом, а чтобы быть профессионалом, мне не хватает квалификации.

Я очень смешная — просто никто этого не замечает. Всех пугают длинные люди с серьезными лицами.

Меня всегда привлекали по‑настоящему плохие парни. В школе я прочла «Потерянный Рай» (поэма Джона Мильтона. — Esquire), и Сатана показался мне чертовски сексуальным. Пушистые и мягкие персонажи меня пугают.

Когда родились близнецы, я проснулась во всех отношениях. Перестала бездельничать. У меня не было ни секунды свободного времени в течение нескольких лет.

Святотатственно признаваться, что тебе нравится находиться вдали от детей, но как же приятно по утрам просто валяться в постели. Делать фильмы, мотаться по всему свету — все это безумие стало много проще переносить после 14-месячного кормления грудью.

Три вещи могут вытащить меня из постели: мои дети, фильм, в котором я снимаюсь, и фильм, который я хочу посмотреть. Я очень ленива.

Однажды я неделю лежала в стеклянном ящике с закрытыми глазами, по восемь часов в день. В качестве художественного перформанса (на выставке The Maybe в 1995 году. — Esquire). Когда это закончилось, я решила никогда больше не делать ничего подобного. Но теперь я хочу повторить. Я хочу таким образом умереть, когда совсем состарюсь.

Я живу с отцом моих детей, но у каждого из нас давно уже своя личная жизнь. Я не думаю, что это так уж странно. Для нас ничего не переменилось. Мы счастливо жили лет пять в такой конфигурации. Потом я выиграла «Бафту» (премия Британской киноакадемии. — Esquire), и мной заинтересовалась пресса определенного рода. За сутки до того я была просто уродцем. Обо мне и моем скандальном браке сделали передачу на радио. Мой друг ее слушал и говорит, что все звонившие спрашивали: «А в чем проблема?»

Говорят, что у нас дома сплошные оргии. Это фантазии. Все очень просто: у пары родились дети, она перестала быть парой, образовала новые связи и воспитывает детей. К сожалению, мы не спим все вместе. Все гораздо скучнее.

Меня не волнует шум в прессе. Как не интересовали насмешки одноклассников. Это никак не влияет на нашу жизнь.

Дети часто идут наперекор родителям. Вполне вероятно, мои вырастут бухгалтерами-фашистами.

Мне ничто не мешает сниматься голой, я не понимаю, в чем тут вопрос. Мне особенно нечего скрывать. В «Зоне военных действий» я разделась почти сразу после рождения близнецов.

Рейтинг «для взрослых» мне по душе. Побольше взрослых фильмов!

Быть кинозвездой круто. Мне нравится, когда люди машут мне в аэропортах. Быть арт-хаусным уродцем тоже ничего, но это похоже на элитарный спорт.

Голливудские зарплаты нелепы. Никому не платят 10 или 20 миллионов долларов за съемки. Это плата за внимание папарацци и отказ от частной жизни.

Мой дом — зона, свободная от стыда.

В путешествиях мы играем в говноеда. Это карточная игра, которую придумали мы с Сандро (художник Сандро Копп, бойфренд Суинтон. — Esquire). В гостинице или в зале ожидания аэропорта мы распаковываем карты и играем в говноеда.

Все, что меня интересовало в детстве, в моей семье вызывало проклятия. В отношении искусства мои родители необыкновенные ханжи.

Я выгляжу в точности, как мой отец, если побреется. Еще я похожа на Дэвида Боуи. Не только внешне, но и неопределенностью пола.

Я никогда не рассчитывала, что меня поймут.

Я отлично паркуюсь задним ходом.

Я очень-очень счастлива.