Выставка марина абрамович – в Палаццо Строцци, во Флоренции, открылась выставка художницы, мастера перформанса Марины Абрамович — Арт

Марина Абрамович в Лондоне: реально-виртуальный перформанс в Serpentine Gallery

Главная по перформансам, сербская художница Марина Абрамович одной из первых взялась за очки дополненной реальности: в феврале ее новый проект The Life выставляет Serpentine Gallery. Микс виртуального и реального вышел таким четким, что можно «следить за передвижениями Марины, словно она перед вами», — сообщает галерея. На входе в зал нужно надеть устройство Magic Leap One: через эти очки вы увидите диджитал-версию Марины в ограниченном веревкой пятиметровом круге. Другие зрители остаются в поле зрения.

Марина Абрамович в проекте The Life, 2019

В 2014 году на том же месте Абрамович показывала перформанс «512 часов». Марина давно захвачена идеей «материального отсутствия», и с новыми технологиями она может дальше исследовать себя и свое тело. Продакшен выставки осуществила команда Tin Drum, эта студия базируется в Великобритании и США и работает исключительно со смешанной реальностью.

19-минутный перформанс The Life будут показывать пять дней, с 19 по 24 февраля. Регистрация уже закрыта, но следить за проектом стоит: не требующую присутствия Марины выставку реально показать в любом месте и в любое время.

Последняя крупная выставка Марины Абрамович 20 января завершилась в флорентийском Палаццо Строцци. Самая масштабная в Италии ретроспектива художницы, The Cleaner, шла четыре месяца и содержала более 100 работ 1960–2000-х. Проект с близким названием Cleaning The House — один из грядущих воркшопов Марины в Греции — полностью забронирован, как и The Life. Самых шустрых арт-энтузиастов в апреле и мае Абрамович проведет по частным лесам на острове Эвбея, диджитал-детокс обязателен: у гостей на пять дней отбирают ноутбуки, смартфоны и прочие гаджеты. За этим и другими событиями можно следить на сайте Marina Abramovich Institute, пропагандирующего полное погружение в себя, мир и искусство.

Сцена из воркшопа Cleaning The House

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

"Уходить на пенсию не собираюсь". Марина Абрамович в Белграде

Художница Марина Абрамович приехала в Белград с ретроспективной выставкой "Уборщик". Это первая выставка Абрамович на Балканах после того, как она покинула Югославию 44 года назад.

"Не страшно прыгнуть и взлетать. Вы можете прыгнуть с небоскреба, если хотите. Опасность в том, что вам придётся коснуться земли. 44 года назад, когда я покинула Югославию, я прыгнула. С тех пор я все время летаю. Сегодня я чувствую, что начинаю касаться земли", сказала Марина Абрамович перед открытием выставки "Уборщик" в Музее современного искусства в Белграде. Ее пресс-конференция началась в 6.23 утра, чтобы "разозлить журналистов и ввести всех в состояние перформанса". "С тех пор мои выставки обошли весь мир, но сюда меня не приглашали", говорит Абрамович. Выставка "Уборщик", для которой вся коллекция белградского Музея современного искусства временно убрана, будет продолжаться до 20 января. ​

Марина Абрамович родилась в Белграде в 1946 году и училась в Академии изобразительных искусств Белградского университета. На первом курсе магистратуры в Загребе Абрамович прекратила писать картины и перешла к концептуальному искусству – в 1971 году, на выставке "Дрангулариюм" в Студенческом культурном центре в Белграде, художница выставила арахисовую скорлупу ("Облако и его тень").

После ретроспективной выставки художнику остается только немедленно умереть


К живописи Абрамович больше не возвращалась. С тех пор художница резала себе пальцы ножами (Ритм 10, 1973), падала в обморок в горящей звезде (Ритм 5, 1974), ела лук и плакала (Лук, 1995), очистила тысячу говяжьих костей от мяса и крови под народные песни (Балканское барокко, 1997), лизала вулканическую лаву (Стромболи, 2002), рисовала пентаграмму на животе собственной кровью (Губы Томаса, 2005) и сидела долге часы, смотря в глаза Далай-Ламы, шамана (Ночной переход через море, 1982) и посетителей ее выставок (В присутствии художника, 2010).

Балканское барокко (1997) Балканское барокко (1997)

"Я не хотела делать ретроспективу, это ужасно грустная вещь, – сказала Абрамович журналистам. – После ретроспективной выставки художнику остается только немедленно умереть. Это значит, что ты довёл свою работу до совершенства, и это способ попрощаться. Но я не собираюсь уходить на пенсию, бросать свою работу", – сказала она и добавила, что уборка – это метафора духовного и ментального очищения прошлого. "Художник создает много плохих работ, и это способ подвести итоги и показать лучшие".

Я будто десятилетиями была на автобусной остановке, на прогулке в парке


Абрамович покинула Югославию в 1976 году и переехала в Амстердам с немецким художником Улаем. Вдвоем они на Венецианской биеннале в 1976-м нагишом бегали навстречу друг другу, сталкиваясь ("Отношения в пространстве"). Через год в Болонье они сплели свои волосы и просидели 17 часов в галерее спиной друг к другу ("Отношения во времени"). На перформансе "Импондерабилия" (1977) обнаженные художники стали входом в музей, а зрителям пришлось протискиваться через тесный вход лицом к одному из них. В 1988 году Улай и Марина символически расстались на Великой Китайской стене в рамках перформанса "Любовники": в течение 90 дней художники шли друг другу навстречу, после чего объявили о завершении творческого союза, продолжавшегося 12 лет. Все эти перформансы, включая и знаменитый "В присутствии художника", на белградской выставке выполняет группа реперформеров.

Импондерабилия (1977) Импондерабилия (1977)


"Я жила в промежутке – будто десятилетиями находилась на автобусной остановке, на прогулке в парке. Я забыла сербский язык и сейчас пытаюсь его вспомнить", – сказала художница и добавила, что ее единственным контактом с языком были песни, которые она поет, когда принимает душ: детская песенка "Желтый цветок" и сербская версия песни "Очи черные". "Я жила на Македонской улице, моя первая любовь жила в здании напротив нашего дома. Когда мне нужно было готовиться к школьным занятиям, я ходила на кладбище, потому что там было тихо. Кроме того, сербы еще приносят пищу, когда кто-то умирает, и я могла весь день никуда не ходить. Все это осталось здесь", – вспоминает Абрамович.

Ерко Денегри и горящая звезда Ерко Денегри и горящая звезда

"Марина Абрамович покинула Югославию не потому, что к ней плохо относились, а из-за любви к Улаю", – считает историк искусства

Ерко Денегри, автор первой статьи о художнице, исследователь ее творчества и друг. На открытии "Уборщика" Денегри рассказал Радио Свобода о феномене Абрамович.​

– Вы наблюдали за началом карьеры Абрамович. Сейчас ее искусство по-прежнему считают радикальным, но мир привык к ней. А в самом начале ее понимали?

И по сей день не удается убедить всех, что это такое же искусство, как живопись


В начале 70-х Марина принадлежала к группе молодых художников, которые работали на сцене Студенческого культурного центра в Белграде. Марина действовала в анклаве, к которому руководители культурных программ проявляли благосклонность. Однако и в этой среде то, чем она занималась, считалось неприемлемым. И по сей день не удается убедить всех, что это такое же искусство, как живопись. Сложность в том, что перформанс – недолговечная форма, и потребовалось много времени, чтобы он получил такую же легитимность, как музейный экспонат. То же касается рынка и музеев: перформерам приходилось бороться за свое место. Когда Марина появилась, ее понимал узкий профессиональный круг. Пренебрежительное отношение существовало тогда, существует и сейчас. Трудно убедить аудиторию, что перформанс – не просто событие

ad hoc, а действительно вид искусства.

Освобождение тела (1975) Освобождение тела (1975)

Первый прорыв произошел в конце шестидесятых годов. В Белград приезжала французская художница Джина Пейн, работу которой Марина Абрамович переосмыслила в цикле "Семь легких пьес". Джина Пейн ела сырой фарш, и ее тошнило. Величие художников проявляется не только когда они придумывают что-то новое, но и когда вносят свой вклад в работу предшественников. Мне кажется, аудитория сейчас уже привыкла к такому искусству. В итоге, когда эти работы представляет авторитетный музей, он дает новую легитимность художнику, особенно сегодня, в эпоху интернета.

На этой выставке у зрителей впервые есть возможность увидеть фотографии белградского перформанса "Ритм 5" (1974), когда Марина Абрамович лежала в горящей звезде. Фотографии долгие годы лежали в архиве Студенческого культурного центра в Белграде.

– Я был там и по сей день воспринимаю это событие двояко. С одной стороны, это было чрезвычайно эмоционально: она стригла волосы и ногти на ногах. На тот момент мы не обладали достаточными знаниями, чтобы понять, что означают эти действия. Прошло много лет, но я все еще не знаю, что об этом думать. Кто-то скажет, что, когда женщина подстригает волосы и ногти и бросает их в огонь, она убивает в себе материнство (

в 2016 году Марину раскритиковали за интервью, в котором она рассказала, что у нее были три аборта, о которых она не сожалеет. – РС). Как обычному зрителю, мне трудно определить, сознательно ли Марина это сделала, но как исследователь я уверен, что это именно так. В ту пору у нас не было тех инструментов постижения, которые есть сейчас. Выступления Марины были захватывающими, но нам потребовалось время, чтобы понять все смыслы, которые она в них вкладывала. Присутствующие до сих пор спорят, кто вынес Марину из горящей звезды, когда она из-за испарений упала в обморок. Некоторые утверждают, что это был художник Дамиан, а некоторые, что это был Йозеф Бойс. Я могу подтвердить, что Бойс в этот вечер точно был во дворе здания Студенческого культурного центра. Мы с ним разговаривали перед началом перформанса.

Ритм 0 (1974) Ритм 0 (1974)

– За год до этого именно Бойс способствовал тому, чтобы Марина Абрамович в первый раз выступила на международной сцене: по его приглашению она показала в Риме перформанс "Ритм 10".

Ее основная тема – разговор о боли, о страдании


– Для этого перформанса художница модифицировала русскую игру с 20 ножами, которые она втыкала между пальцами. Каждый раз, когда она резала палец, она брала другой нож, а тем временем шла аудиозапись. В итоге она повторяла все действия, следуя аудиозаписи, соединяя таким образом прошлое и будущее. Я считаю, что этот перформанс породил все остальные. Тут Марина впервые показала фундаментальный для нее подход: она принимает решение о действии, а затем создает определенные условия, в которых доводит действие до конца. Это основной ее психологический подход с целым набором физических нагрузок. Тут появилась и ее основная тема – разговор о боли, о страдании.

Балканский эротический эпос (2005)
Балканский эротический эпос (2005)

В 1997 году, в разгар югославского конфликта, Марина Абрамович была выбрана представлять Сербию и Черногорию на Венецианской биеннале. Однако, после ссоры с черногорским министром культуры, она выступила в международном павильоне с работой "Балканское барокко" –​ в течение четырех дней чистила кости, символизирующие конфликт в родной стране, от крови и остатков мяса. На белградской выставке сейчас можно увидеть эти кости, почувствовать их запах.

– Хотя Марина была выбрана черногорским правительством, чтобы представлять страну на 47-й Венецианской биеннале, государственная комиссия в итоге передумала. Однако Джермано Челант, великий критик и главный куратор биеннале, пригласил Марину выступить в международном павильоне. Все эмоции, которые накопились в ней в связи с происходящим в Югославии в 90-е годы, превратились в эту работу – в зловоние и щелканье костей, которые Марина очищала от последних остатков плоти. Это монументальная работа, которую можно было сделать только в конкретный исторический момент. Я думаю, что важную роль сыграла гордость художницы, решившей доказать правительству, которое ее отвергло, какого представителя эта страна могла бы иметь. И возможно, работа была бы совершенно другой, если бы она не придумала "Балканское барокко" в таком настроении.​

– Некоторые из своих крупнейших перформансов Марина Абрамович создала вместе с Улаем...

Марина сейчас не настолько экстремальна, как в юности, но в душе осталась столь же требовательной


Когда Марине было 29, она переехала в Амстердам, чтобы жить с Улаем. Я записал с ними интервью, когда они собирались на прогулку по Великой Китайской стене. Улай сказал, что в их отношениях он всегда был "котиком", а Марина была той силой, которая двигала их вперед. Улай тоже великая фигура, несмотря на то что у него не было особой возможности продолжить карьеру после того, как они расстались на Великой Китайской стене. Незадолго до расставания с Улаем Марина обнаружила в дневнике своей матери страшные описания того, что происходило во время Второй мировой войны. Партизанские отряды сражались с немцами за каждую белградскую улицу. Мать Марины была медсестрой и ездила на машине скорой помощи: они собирали раненых за линией фронта и отвозили в больницы. Когда Марина поняла, какой подвиг совершила ее мать, она почувствовала, что обязана ей своей энергией. В это время она расходится с Улаем, и открытие характера ее матери проливает новый свет на ее отношения с людьми.

Улай и Марина Абрамович (1978) Улай и Марина Абрамович (1978)

В 2010 в Музее современного искусства в Нью-Йорке состоялась ретроспектива работ Марины Абрамович. В течение 512 часов перформанса "В присутствии художника" Абрамович сидела за столом. Зрители могли сесть напротив, посмотреть ей в глаза. Это один из самых известных ее перформансов, но в то же время один из наименее шокирующих – в нем нет крови, наготы, насилия.

Нашему узкому кругу сразу стало ясно, что судьба Марины сложится именно так


Люди ждали часами, чтобы увидеть Марину и сесть напротив нее. Длительный взгляд Марины – с кем-то около 10 минут, с кем-то в течение нескольких часов – потрясли людей, которым никогда никто не смотрел прямо в глаза с таким доверием. Я думаю, что это венец ее творчества в человеческом смысле. Марина сейчас не настолько экстремальна, как в юности, но в душе осталась столь же требовательной.

Считать рис (2015) Считать рис (2015)

– Вы автор первой статьи о Марине Абрамович. Могли ли вы в начале 70-х вообразить, что ей суждена мировая слава?

Первые работы Марины были обещанием, что произойдет нечто большое. Это прозвучит невероятно, но нашему узкому кругу сразу стало ясно, что судьба Марины сложится именно так. Художники и критики, следившие за началом карьеры молодой художницы из Югославии, поняли сразу после "Ритма 10", что Марину ожидает такая участь. Расскажу один анекдот: когда Марина была совсем молодой, она спросила у одного известного белградского критика, является ли она достаточно красивой, чтобы стать великой художницей. Он сказал, что она не только красавица, но уже великая художница, которой в течение следующих сорока лет придется это доказать. Это итоговый баланс белградской выставки.

Марина Абрамович. В присутствии художника

В Центре современной культуры «Гараж» с 8 октября по 4 декабря 2011 года пройдет крупнейшая ретроспектива Марины Абрамович – одного из самых знаменитых художников современности, выдающегося мастера перформанса.

На выставке, куратором которой выступает Клаус Бизенбах, будет представлено около 50 работ, созданных на протяжении четырех десятилетий, в том числе ранние эксперименты Абрамович: аудиофрагменты, видеоработы, инсталляции, фотографии, сольные и групповые перформансы.

Получив международное признание как художник-новатор в области перформанса, Абрамович уже более 30 лет исследует границы этого искусства, создавая работы, которые физически и психологически являются серьезным испытанием и для самого художника, и для зрителя. С самого начала карьеры в Белграде в 1970-е главным объектом перформансов Абрамович было ее собственное тело. Желая изучить его границы и возможности, она переносила боль, изнеможение и опасности в поисках эмоционального и духовного преображения.

Зрителям предстоит живо ощутить атмосферу творчества художника: на выставке будут в хронологическом порядке представлены четыре знаковые работы Абрамович, исполненных вживую российскими перформансистами. Их выступление будет сопровождаться видео- и фотоматериалами, аудиозаписями и объектами, использованными в изначальных перформансах.

Всего на выставке будет представлено четыре живых реперформанса Марины Абрамович. Термин реперформанс был введен самим художником, он обозначает повтор любого другого перформанаса, исполненного раньше. Выставку откроет знаменитая работа Абрамович и ее бывшего спутника жизни Улая (настоящее имя Уве Лейсипен, р. 1943) – Imponderabilia (1977 / 2010). Это название можно перевести как «непредсказуемый и не поддающийся определению фактор». Прямо в проходе, ведущем на выставку, будут стоять друг напротив друга два обнаженных человека, мужчина и женщина – таким образом каждый из зрителей, желающих попасть на экспозицию, будет поставлен в ситуацию вынужденного этического выбора – проходить или не проходить, а если да, то к кому из перформансистов повернуться лицом.

На выставке в Центре «Гараж» Абрамович впервые представит новый перформанс-инсталляцию, Измерение магии взгляда, являющийся результатом тесного сотрудничества художника с российскими и американскими учеными. Посетители смогут принять участие в эксперименте, в котором измеряется активность мозга при визуальном контакте - процесс, способствующий эмоциональному, а не физическому взаимодействию. Зрителям представится возможность наблюдать это действие и увидеть, какие зоны мозга физически стимулированы в моменты мысленного взаимодействия участников. Произведение отсылает к недавнему перформансу Абрамович В присутствие художника, исполненному в Музее современного искусства, Нью Йорк, когда, на протяжении нескольких месяцев посетители, сидя напротив, смотрели в глаза Марине.

Изначальная идея выставки принадлежит Музею современного искусства Нью-Йорка.

Дополнительная информация о выставке: //abramovic.garageccc.com

Выставка Марины Абрамович «В присутствии художника»

К. ЛАРИНА: Доброе утро. Мы начинаем программу «Музейные палаты». Сегодня мой партнер в эфире Стас Анисимов, которого вы только что слышали в пленке.

С. АНИСИМОВ: Это была программа «Ну и денек», а пленка будет в программе «Музейные палаты». Доброе утро.

К. ЛАРИНА: А это не пленка, это живой Анисимов. Сегодня у нас в гостях Настя Петрова, руководитель выставочного отдела Центра современной культуры «Гараж». Настя, приветствуем вас.

А. ПЕТРОВА: Доброе утро.

К. ЛАРИНА: И наша героиня сегодня – Марина Абрамович.

С. АНИСИМОВ: Но прежде чем мы приступим, я хотел бы задать сразу вопросы. Мы разыгрываем пять билетов как раз на эту выставку, на этот перформанс, я даже не знаю, как это надо назвать. Я под большим впечатлением.

К. ЛАРИНА: Дяденька с тетенькой стоят там?

С. АНИСИМОВ: Стоят.

А. ПЕТРОВА: И не одни.

С. АНИСИМОВ: Это тема отдельного разговора. Вопросы будут касаться истории перформанса, истории современного искусства. Потому что на выставку Марины Абрамович лучше идти подготовленным.

К. ЛАРИНА: Это точно.

С. АНИСИМОВ: Итак, вопрос первый. Назовите автора перформанса «4:33», который состоялся в 1952 году. Я подскажу, «4:33» – это четыре минуты 33 секунды. Назовите, кто был автором этого перформанса. Вопросы второй. Ив Кляйн в 1961 году в день закрытия своей выставки создал особый вид живописи. Он подносил большие листы бумаги или картона к огню газовых горелок, которые оставляли следы на этих листах. Как же называлась эта живопись? Вопрос номер три. Йозеф Бойс не успел закончить один проект. Он хотел от Касселя до России посадить 7 тысяч деревьев. Каких деревьев: хвойных, лиственных? Желательно назвать вид, что это. Вопрос четыре. Джона Леннона до глубины души поразил один из экспонатов выставки Йоко Оно. Тогда, судя по легенде, они еще не были знакомы. Выставка была следующая. В комнате стояла лестница, к потолку была подвешена лупа. Поднявшись, зритель должен был взять лупу и с ее помощью прочитать на висящем под потолком холсте некое слово. Какое же это слово?

К. ЛАРИНА: Приличное хоть слово?

С. АНИСИМОВ: Приличное. Из двух букв.

К. ЛАРИНА: Неприличных слов из двух букв нет.

С. АНИСИМОВ: Я тоже не знаю таких. И последний вопрос. Назовите художника, излюбленным материалом которого является телевизор, излюбленным объектом которого является телевизор, так правильнее.

А. ПЕТРОВА: Даже материалом.

К. ЛАРИНА: А мы что отдаем-то? Билеты?

С. АНИСИМОВ: Да, мы отдаем 5 билетов на выставку-перформанс.

К. ЛАРИНА: У нас работает смс +7-985-970-4545. Давайте начнем от печки, что называется, расскажем про саму героиню, а потом к выставке перейдем.

А. ПЕТРОВА: Да, давайте расскажем о самой художнице Марине Абрамович. По сути, это звезда перформанс-арта, как она сама себя называет – бабушка перформанса.

К. ЛАРИНА: Сколько ей, 64?

А. ПЕТРОВА: Ей 65 исполняется буквально через 2 недели. На выставке представлено творчество больше чем за 40 лет ее искусства. Лучшие работы, которые отобраны куратором Клаусом Бизенбахом и самой художницей на протяжении того времени, которое она работала. Эта выставка приехала к нам из Нью-Йоркского музея современного искусства, где создала наибольшую посещаемость за всю историю создания и работы этого музея. То же самое сейчас можно наблюдать в «Гараже». Публика, особенно в выходные, стоит в очередях, хочет посмотреть на это глобальное и очень сильное шоу в области перформанса. Это первая выставка Марины в Москве.

Что есть перформанс-арт? Перформанс-арт – это, по сути, искусство, в котором главным средством выражения, главным инструментом для художника является его собственное тело, тело как транслятор неких художественных физиологических моментов. Т.е. тело используется как творческий метод. Почему вообще возник перформанс? Перформанс пришел к нам из 70-х, даже из конца 60-х, когда художники боролись за выход из музейного пространства, за выход из материального мира. Это были публичные акции, это были перформансы. И Марина в 70-е годы была не настолько известна, как сейчас, но это человек, это художник, который развивал историю перформанса последовательно. Многие ее коллеги, те люди, которые работали с перформансом в 70-е, та звездная плеяда…

К. ЛАРИНА: Простите, она где жила в это время?

А. ПЕТРОВА: Это очень хороший вопрос. Она близка к нам, она была в Югославии рождена.

С. АНИСИМОВ: А семья у нее какая была. Это два противоречия. Расскажите.

А. ПЕТРОВА: С одной стороны, она дочь коммунистических идеологов, они герои войны, партизанского движения. С другой стороны, у нее было очень сильное религиозное воспитание со стороны бабушки, со стороны деда. Прадед, по-моему, причислен к лику святых.

К. ЛАРИНА: Ничто не располагало к выходу в такое свободное пространство.

А. ПЕТРОВА: Я думаю, что как раз этот конфликт и располагал.

С. АНИСИМОВ: Она как центр этого столкновения.

А. ПЕТРОВА: По признанию Марины, она с родителями проводила время на митингах, основное время с бабушкой. Очень ортодоксальная семья. И вплоть до 29 лет ей нужно было возвращаться к 10-ти домой. Т.е. были достаточно строгие семейные правила. Поэтому не случайно то, что в 29 лет она переезжает никуда иначе, как в Амстердам, просто кладезь свободной Европы, нравов. Представляете, какой моральный шок.

К. ЛАРИНА: А в советской Югославии она никаким образом не проявлялась как художник? Или все-таки какие-то возможности были?

А. ПЕТРОВА: Она проявлялась. Она приехала в Амстердам уже достаточно опытным художником с 10-летним стажем. Начинала она со звуковых, с саунд-инсталляций. Уже первые ее работы касались истории страны и проблематики. Она работала с человеческой памятью. Меня впечатлил ее перформанс, скорее даже саунд-инсталляция, когда в пустом доме, в доме, в котором она жила, она включает на большую громкость звук разрывающейся бомбы. Представляете себе, как в послевоенной Югославии действует на людей, тем более еще техника не настолько распространена в Югославии и вообще в Европе, звук разрывающейся бомбы. Люди выбежали, пытались спастись. Это был радикальный для своего времени жест. Хотя очень лаконичный.

С. АНИСИМОВ: Она не страдала от таких выходок?

К. ЛАРИНА: В смысле не забирали ли ее в тюрьму?

С. АНИСИМОВ: Да.

А. ПЕТРОВА: В тюрьму ее забирали часто. Как раз тот перформанс, который вы уже упоминали, о стоящих друг напротив друга мужчине и женщине, когда они в 75 году показали этот перформанс в галерее, через несколько часов пришла милиция, попросила паспорта… Как-то неуместно было в такой ситуации просить паспорта. Я напомню, что это обнаженные люди, стоящие напротив друг друга в музейном пространстве в достаточно узком проходе, где зрителю предлагается пройти, повернувшись так или иначе к тому или иному партнеру.

К. ЛАРИНА: А если я не хочу?

С. АНИСИМОВ: Тогда не нужно ходить на выставку.

А. ПЕТРОВА: Это хороший вопрос. Либо вам нужно преодолеть и понять, где проходит граница – что вы можете себе позволить, а что нет.

С. АНИСИМОВ: Можете позволить себе войти на выставку или нет.

К. ЛАРИНА: Это понятно. Здесь выбора нет.

С. АНИСИМОВ: Расскажите историю про два входа.

К. ЛАРИНА: Мне кажется, человек, который проповедует, декларирует свободу, он должен предлагать людям какой-то выход. А здесь выхода нет никакого.

С. АНИСИМОВ: Здесь есть вход.

К. ЛАРИНА: В том-то и дело. Мне кажется, это насилие своеобразное, насилие над человеческой природой.

А. ПЕТРОВА: Про насилие мы можем еще поговорить, потому что этот вопрос еще в 70-е годы поднимался. Перформеры, когда этот жанр еще не сложился, не вошел в историю искусства, она были обвинены в том, что это некий мазохизм, это не искусство и так далее.

К. ЛАРИНА: Мазохизм бог с ним, а вот когда садизм. Мазохизм – это их проблемы. Давайте мы об этих художественных проявления поговорим после новостей.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем программу «Музейные палаты». Зрители «Сетевизора» слышали, как мы сейчас обсуждали сам вход на выставку. Еще раз повторим, что вход-то необычный, дорогие друзья. Чтобы попасть на выставку, нужно пройти между двумя обнаженными людьми, мужчиной и женщиной, которые, как когда-то стоял караул около мавзолея Ленина, сейчас стоят на выставке к Марине Абрамович. И смысл в том, чтобы вы сделали выбор, как мне объясняли, лицом к кому или спиной к кому вы проходите, потому что там нельзя фронтально пройти.

А. ПЕТРОВА: И не только. Это вообще к вопросу о том, что значит художник в музее. Максимально приблизить к буквальности этот образ о том, чтобы материализовать модель в музейном, в галерейном пространстве, это тоже об этом. Это не только о зрительской реакции. Это не совсем интерактивная работа, она более глубокая. И она первый раз была сделана в 75 году, это был их первый совместный перформанс с Улаем. Я напомню, это человек, творческий тандем с которым стал определяющим для Марины, сложил ее как художника. Это искусства страдания и преодоления этого страдания, всё ее искусство. Начиная от истории семьи, от истории страны, от переживания, проживания этого до встречи с мужчиной, до переживания отношений с мужчиной, до разрыва и нахождения себя и выхода, по сути, на эстраду, выход на олимп художественного мира.

К. ЛАРИНА: Я напомню, что это Анастасия Петрова — руководитель выставочного отдела Центра современной культуры «Гараж», где проходит выставка Марины Абрамович «В присутствии художника». В студии ведущие передачи Ксения Ларина и Стас Анисимов. Стас нам еще представит свой репортаж, где мы услышим зрительскую реакцию в том числе. Но перед этим я хотела бы напомнить самые скандальные, самые яркие перформансы из творчества Марины Абрамович. Расскажите об этом.

А. ПЕТРОВА: Мы упоминали об агрессии, о мазохизме и так далее. Я остановилась на том, что эта критика началась еще в 70-е. Марина сделала очень яркий перформанс в 70-х, он назывался «Ритм 0», где на шесть часов в галерее она взяла на себя полную ответственность за то, что происходит со стороны зрителей по отношению к ней. На столе была выложены разные предметы, причем одни из них могли доставить какое-то удовольствие, другие могли поранить и даже убить, там был заряженный пистолет, были розы, было вино, были топоры, ножи и так далее – всего более 70 предметов. И на шесть часов любому зрителю предлагалось нанести любые желаемые травмы, не травмы, но так или иначе как-то вступить в контакт с художником. Это начиналось как игра. Люди сначала стеснялись…

К. ЛАРИНА: А она где находилась?

А. ПЕТРОВА: Она находилась в галерее. Сначала одетая. Люди начали ее раздевать. Сначала это превратилось в некую игру. Потом с течением времени агрессия зрителей нарастала, вплоть до того, что один из посетителей вложил в ее руку пистолет, попытался направить и нажать на курок. Представляете, насколько эмоционально это было тяжело художнику. Перформанс закончился с окончанием заявленного времени – шесть часов. Пришел галерист и сказал, что перформанс закончился, после чего публика испугалась и разбежалась.

Когда мы смотрим документацию этого перформанса, мы понимаем, насколько агрессия идет со стороны зрителя. Вот сейчас художник предоставил право художественного жеста зрителю в галерейном пространстве. Это очень серьезный диалог, это очень серьезный вызов. Это продемонстрировало то, что агрессия исходит в том числе и от зрителя, а не только художник навязывает некую свою концепцию. И вот сейчас в «Гараже» мы представляем оригинальные предметы, которые были использованы, и документацию этой акции.

Еще один знаковый, ключевой перформанс, который в творчестве Марины имел место быть, это был перформанс сразу же после переезда в Амстердам, он называется «Role Exchange» («Смена роли»). Она была художником с 10-летним стажем. Попав в Амстердам, она первый раз в жизни увидела проститутку. Представляете себе ее шок, девушки, воспитанной в православной коммунистической среде, с жесткими моральными установками. Она знакомится с этой девушкой.

К. ЛАРИНА: Она сербка, я скажу нашим слушателям.

А. ПЕТРОВА: Да, она сербка. Она очень жестко переживала распад своей страны, поэтому она предпочитает называть это Югославией. Она в своем уже позднем творчестве многократно обращалась к этой теме. Мы увидим на выставке инсталляцию «Балканское барокко», за которую она получила высшую награду на Венецианской биеннале – «Золотого льва», перемывание двух тонн костей. Кости у нас, кстати, тоже представлены.

К. ЛАРИНА: Настоящие?

А. ПЕТРОВА: Настоящие кости.

К. ЛАРИНА: Человеческие?

А. ПЕТРОВА: Нет, коровьи.

К. ЛАРИНА: А вот про «Смену ролей».

А. ПЕТРОВА: Конечно. Когда она переехала в Амстердам, она познакомилась с девушкой, и у той девушки тоже был 10-летний опыт проституции. Она предложила ей поменяться ролями. У меня, говорит, выставка открывается, может быть, ты вместо меня будешь на вернисаже, а я посижу. Так и произошло.

К. ЛАРИНА: В витрине?

А. ПЕТРОВА: Да. И Марина оказалась таким образом в витрине. Имела только двух клиентов, двух интересующихся. Один посчитал, что дорого, второй интересовался прежней девушкой. Надо сказать, что единственная установка, которую Марина получила от своей коллеги в кавычках – ни в коем случае не занижать цену, иначе она просто сорвет ее бизнес. По окончании этого перформанса, когда Марина рассказала, как это всё происходило, что она не была успешной, девушка сказала: да, ты бы, наверное, умерла с голоду, если бы занялась этим ремеслом. По признанию самой Марины, когда она чего-то боится, когда она сталкивается с тем, что ей не понятно и что вводит ее в некий личностный диссонанс, это как раз попытка преодолеть прежде всего себя. Я бы не сказала, что это эгоистической искусство, но это попытка диалога с собой.

К. ЛАРИНА: Это психотерапия в какой-то степени.

С. АНИСИМОВ: Публичная.

А. ПЕТРОВА: И очень убедительная. Потому что весь ее жизненный путь убеждает в этом. Перформансы, которые на грани невыносимости, какого-то болевого порога, шока, как, например, «Губы Томаса», когда она истязает себя до полусмерти. Вы знаете, мне интересно в таких ситуациях смотреть на публику. Когда-то публика спасает, а когда-то публика разжигает. Вообще, тема энергии, которая ключевая в творчестве Марины, она постоянно циркулирует.

К. ЛАРИНА: А то, что я прочитала в Интернете, когда она со своим партнером вдвоем, они соединяли губы какой-то емкостью и существовали в дыхании друг друга, т.е. вдыхали углекислый газ и потом упали без сознания, когда это всё закончилось, действительно такая акция была?

А. ПЕТРОВА: Да, действительно.

К. ЛАРИНА: Она же очень опасная, она могли умереть.

А. ПЕТРОВА: Есть еще более опасная акция, которая называется «Rest energy» («Энергия покоя»), где в течение нескольких минут они просто висят друг с другом на луке, Марина придерживает стрелу, а Улай висит на самом луке. Одно неловкое движение, попытка сорваться одного – а стрела направлена в сердце Марине. Это настолько зрелищно и убедительно. Плюс еще датчик был привешен к сердцу, который демонстрировал нарастающий пульс.

К. ЛАРИНА: Кто-то скажет, что она сумасшедшая.

А. ПЕТРОВА: Я думаю, что очень многие скажут.

С. АНИСИМОВ: Интересно тут вот что. Она пришла к перформансу, отвергая театр, потому что в театре, там всё искусственное, как она сама говорила, а в перформансе всё настоящее. Поэтому здесь, наверное, нечему удивляться. Она одна из тех, кто не может выйти после смерти на поклон.

А. ПЕТРОВА: Плюс обнаженное тело в данном случае не предмет эротики, фетишизма или еще чего-то. Это предельная откровенность. Оно далеко не всегда эротично.

К. ЛАРИНА: Это уж точно. Давайте мы послушаем репортаж Станислава Анисимова, потом дополним.

РЕПОРТАЖ С ВЫСТАВКИ

К. ЛАРИНА: Я смотрю, народ очень хорошо воспринимает, никто не пугается, в ужасе не бежит.

С. АНИСИМОВ: А чего пугаться-то? После того, как ты прошел через этих людей…

К. ЛАРИНА: Уже ничего не страшно.

С. АНИСИМОВ: Когда ты сам себя преодолел в этом.

К. ЛАРИНА: Кстати, а бывают какие-то возрастные ограничения?

А. ПЕТРОВА: Да, до 18 лет.

К. ЛАРИНА: А еще предупреждают?

А. ПЕТРОВА: Да, предупреждаем, что выставка содержит агрессивные сцены, поэтому легко возбудимых людей, со слабой психической подготовкой… Плюс мы издали огромное количество сопроводительных материалов, мы создали специальный сайт о том, что есть творчество Марины Абрамович. Бесплатно предоставляем буклеты, которые называются «Тело как искусство», где рассказывается об эстетике использования человеческого тела.

К. ЛАРИНА: Наша слушательница Марина пишет: «Была на выставке. Ходили трижды. Спорили до ссоры. Это полезно увидеть». И вопрос сразу: «А что за история с вырезанной на животе звездой?»

А. ПЕТРОВА: Это как раз «Губы Томаса», это работа, про которую я говорила, может быть, наиболее болезненная и близкая к смерти.

К. ЛАРИНА: Это реально вырезанная звезда?

А. ПЕТРОВА: Это перформанс в 75 году, где она истязает себя до боли, бьет цепями, пьет при этом вино, мед, в некой такой советской пилотке, и вырезает у себя на животе звезду. Очень сложно интерпретировать этот перформанс, потому что он не имеет под собой какой-то хронологии событий, это скорее некий символ, образ переживания, и сами эти предметы – мед, вино, боль при этом, безумная боль. Преодоление себя. Эти коммунистические символы как трансляция страданий своей страны, такая прямая отсылка. Этот перформанс она повторила потом в 2005 году. По ее признанию, она сама не понимала, что делала в 75 году. Это был некий символический образ, который навязывался сам по себе.

К. ЛАРИНА: Потом этот прием из пыток реальных со стороны и нацистов, и во время гражданских войн, со стороны антикоммунистов вырезать звезду на груди ножом – святое дело практически. Это у нас и в литературе осталось. Она это делала в режиме реального времени, на глазах вырезала ножом на себе звезду?

А. ПЕТРОВА: Да, в публичном пространстве. И повторяла это в 2005-м.

К. ЛАРИНА: Трудно понять. А ты какие чувства испытывал?

С. АНИСИМОВ: Я пока не могу сосредоточиться на этом, потому что я вчера был под таким впечатлением. Мы уже обсуждали этот вопрос – готов ли я был пройти мимо этих людей. Вначале я подумал, что это манекены. Там такой полумрак, я подумал, может быть, это такие натуралистичные манекены людей. Когда ты уже проходишь мимо них и понимаешь, что это живые люди, которые вот здесь стоят, я сразу стал задумываться о том, сколько им пришлось работать с Мариной… Потому что это наши соотечественники. Т.е. это не она их сюда привезла, а это люди, которые проходили с ней специальную работу, психотерапевтическую, судя по всему.

А. ПЕТРОВА: Я могу даже чуть подробнее об этом сказать. Мы сейчас остановились в основном на работе с двумя обнаженными, стоящими в проходе. Но есть еще ряд перформансов, ключевых для Марины, которые повторяют эти ребята. Это «Обнаженные со скелетом», также в галерейном пространстве женщина и мужчина лежат под скелетом. Это пришло с тибетских практик.

С. АНИСИМОВ: В моем случае это была женщина. Иногда бывает и мужчина.

А. ПЕТРОВА: Конечно, бывает мужчина.

К. ЛАРИНА: Т.е. они как модели.

А. ПЕТРОВА: Я бы не сказала, что они модели.

К. ЛАРИНА: Как актеры.

А. ПЕТРОВА: Нет, как раз это противоположность. Для Марины основным пунктом является то, чтобы это не были актеры. От работы вы можете устать, а когда вы находитесь на публике, и вы не профессиональны, и вы делаете некий эксперимент над собой, вы должны прочувствовать, что вы проходите некий новый expirience для себя, совершенно другая должна быть мотивация. Потому что актер работает за деньги. Здесь тоже ребята работают за деньги, но за деньги просто так не поработаешь.

С. АНИСИМОВ: Как они готовились, чуть поподробнее.

А. ПЕТРОВА: Марина специально приезжала, она устраивала пятидневный мастер-класс. Это уникальное событие, потому что это случилось впервые в Москве публично. Потому что прежние ее какие-то мастер-классы, они проходили в неких отдаленных местах: это леса, достаточно закрытые пространства. Она имеет огромный преподавательский опыт, о котором мы, может быть, не всегда знаем, но это многолетний стаж, она уже сформировала не одно поколение перформеров. И вот сейчас московской публике была предоставлена возможность, чтобы воочию самим, самостоятельно посмотреть, как же это происходит, т.е. реально зайти на кухню художника. В течение пяти дней, как работал «Гараж», с 11 до девяти, до десяти ребята приходили в одинаковых комбинезонах.

К. ЛАРИНА: Они откуда все, с улицы, что называется? Какое-то объявление давали?

А. ПЕТРОВА: Мы давали объявление на сайте, через знакомых. Приходило большое количество людей.

К. ЛАРИНА: А возраст имел значение для нее?

А. ПЕТРОВА: Для нее да. Она просила людей в том числе и старшего возраста. Но вы понимаете, что в России люди 50-60 лет по большей своей части носят несколько другой ментальный характер. Поэтому основной возраст участников – 25-50 лет.

К. ЛАРИНА: А для нее имеют значение внешние формы человека, как он выглядит?

А. ПЕТРОВА: Да.

К. ЛАРИНА: Это как на кастинге.

А. ПЕТРОВА: Это скорее не так, как на кастинге, а наоборот. Чем менее модельная внешность у человека, тем более искренне он может быть в своих проявлениях. Мы опять же возвращаемся и говорим, что мы не демонстрируем тело. В той работе Luminosity, где женщина находится в неком левитирующем состоянии на стене, живая женщина…

К. ЛАРИНА: Т.е. висит.

А. ПЕТРОВА: Висит в пространстве освещенная очень ярким светом. Работа называется «Свечение». О красоте не только человеческого тела, но и о красоте человеческого духа, где вы воспринимаете в этой темноте и луче света не тело как тело, оно не вызывает у вас серьезных телесных ощущений, а именно осознание некой другой материи. Поэтому как раз модельная внешность здесь не приветствовалась.

К. ЛАРИНА: «Это не искусство, а откровенное зарабатывание денег. Ей, как художнику, сказать нечего. Мне кажется, нельзя такое, да еще бесплатно, рекламировать», – Григорий нам пишет. Мне, честно говорю, интересно. Я не знаю ответов на эти вопросы. Я не знаю, хочу я на эту выставку попасть или не хочу. Я не люблю насилие.

А. ПЕТРОВА: Это как раз более сложный вариант, Ксения. Когда человек не может определиться…

К. ЛАРИНА: А вы бы рискнули, Настя, поучаствовать в ее перформансах?

А. ПЕТРОВА: Почему нет? Если бы у меня было больше свободного времени, я бы такой опыт позволила допустить в своей жизни.

К. ЛАРИНА: А зачем?

А. ПЕТРОВА: Это очень хороший вопрос. Мы находимся в каком-то коллективном действии сейчас, и я разговариваю каждый раз с ребятами, которые участвуют, и хочу понять их мотивацию, я хочу понять, что с ними происходит дальше. Мы снимали специально фильм об этом, чтобы рассказать и предтечи, и предпосылки, и что в результате этого будет. Мы очень боялись, что ребята привыкнут к рутине. Знаете, когда Марина первые дни здесь была, когда это был мастер-класс, где они были все вместе, трудные первые дни, публика… А потом казалось, что это будет некая рутина и люди устанут от этого. Произошло совершенно обратное. И это для меня загадка. Люди настолько пропитались энергией друг друга, они организовали некое внутреннее комьюнити, у них большое количество активности, они уже снимают фильмы, они участвуют в каких-то театральных действиях…

К. ЛАРИНА: Вполне объяснимо. Свингеры тоже комьюнити, я вас умоляю.

А. ПЕТРОВА: Это раскрыло еще некие физические возможности. Если раньше сет каждого человека длился полтора часа, то теперь они спокойно стоят четыре.

К. ЛАРИНА: Свальный грех, он сближает.

А. ПЕТРОВА: Я чувствую, у вас все-таки критическое отношение.

С. АНИСИМОВ: Я бы не сказал, что это то, о чем ты говоришь. Мне кажется, это иное. Как раз о подготовке, то, что я, к сожалению, пропустил. Люди же и питались по-особому.

К. ЛАРИНА: А ты бы рискнул?

С. АНИСИМОВ: Я нет.

К. ЛАРИНА: А почему?

С. АНИСИМОВ: Я бы рискнул поучаствовать в мастер-классе, и уже после этого я бы мог подумать о чем-то.

К. ЛАРИНА: Пройти какую-то психологическую подготовку, обработку.

С. АНИСИМОВ: Когда я проходил мимо этих людей и когда я понял, что это живые люди, у меня был первый внутренний вопрос: как же нужно было убедить человека… Не то чтобы убедить, я понимал, что это не гипноз, а в том смысле, что именно внутренне подготовить, чтобы настолько изменить его внутреннее состояние.

А. ПЕТРОВА: А вы почувствовали, что они находятся в неком отрешенном состоянии.

С. АНИСИМОВ: Безусловно. Но это не просто как йога. Сейчас каждый второй ходит во всякие залы, но, тем не менее, не каждый второй будет стоять обнаженным на входе, когда мимо тебя лицом к лицу проходят незнакомые люди с совершенно не известными намерениями.

К. ЛАРИНА: Настя, а что с человеком происходит после того, как он принимает это решение? Тем более вы говорите, что за ними наблюдаете, с ними разговариваете, с этими ребятами. Они проходят этот путь от мастер-класса до участия в самом перформансе, сейчас они находятся внутри. Это меняет каким-то образом их природу человеческую?

А. ПЕТРОВА: Абсолютно. Они шли на мастер-класс, они готовились к каким-то серьезным физическим испытаниям, чтобы подготовить себя телесно. А когда получилось так, что нужно какое-то элементарное действие, которое вы в обычной жизни делаете механическим образом, делать в течение трех часов, например, дойти до раковины донести чашку, т.е. это максимальная осознанность, это может быть более убедительно, чем йога. И Марина обладает безумной энергетикой. Она повлияла на них, ее личное присутствие. Не случайно выставка называется «В присутствии художника». Потому что по прохождении этой выставки, по просмотру понимаешь масштаб этого художника. Тебе может нравиться, не нравиться, но масштабу личности ты поражен.

К. ЛАРИНА: Наверное, последний вопрос. Как отличить искренность, настоящесть, подлинность цели и мотиваций от шарлатанства?

А. ПЕТРОВА: Хороший вопрос. Если бы у меня был на него конкретный ответ…

К. ЛАРИНА: Это возможно?

С. АНИСИМОВ: Энергетически. То, что ты говоришь, свингеры, там, я так полагаю, совершенно иные цели, не то же самое, что у этих людей, которые там стоят, демонстрируют. Даже банальный эксгибиционизм, специфика человека, это совсем не то же самое. Потому что здесь видно, что с людьми работали.

К. ЛАРИНА: Интересно, а психологи, психиатры как оценивают работу художника?

С. АНИСИМОВ: Для них всё отклонение, наверное.

А. ПЕТРОВА: Да, я думаю, что Contemporary Art – это для них…

К. ЛАРИНА: «Валидол брать?» – спрашивает Ирина.

А. ПЕТРОВА: У нас в аптечке есть.

К. ЛАРИНА: А Чаплин был на выставке?

С. АНИСИМОВ: Давайте сейчас перечислим всех религиозных…

А. ПЕТРОВА: Очень интересно, какие есть комментарии.

К. ЛАРИНА: «Сын ходил с друзьями. В глубоком шоке. Друг сказал, что в музей больше никогда не пойдет». «Где находится центр «Гараж»? Я ни разу там не был, очень хочу», – пишет Юрий.

А. ПЕТРОВА: Это улица Образцова, 19А, ближайшая станция метро «Менделеевская».

К. ЛАРИНА: До какого числа продлится выставка?

А. ПЕТРОВА: До 4 декабря. У нас параллельно идет еще несколько выставок. Алексей Бродович, основатель Harper's Bazaar и Вильям Кентридж, огромная ретроспектива, все они идут до 4 декабря. Это наше главное шоу на этот год, после чего мы переезжаем в другое здание на «Парке Культуры»

ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

С. АНИСИМОВ: Правильные ответы. Перформанс «4:33», автор Джон Кейдж. Ив Кляйн изобрел огненную живопись. Йозеф Бойс высаживал 7 тысяч дубов. Джон Леннон увидел слово на потолке, это было слово «да». Телевизор – это материал художника Нам Джун Пайка.

К. ЛАРИНА: Она когда-нибудь рисовала как художник классический? В этом смысле она художник, или все-таки она скорее автор таких инсталляций?

А. ПЕТРОВА: Несмотря на то, что она получила художественное образование, она никогда не писала. У нее был опыт дяди, который однажды сжег на ее глазах холст.

С. АНИСИМОВ: Это был первый перформанс.

А. ПЕТРОВА: В тот момент она поняла, что процесс важнее результата.

С. АНИСИМОВ: В том числе и процесс сжигания.

К. ЛАРИНА: Не знаю как вас, меня все-таки сегодняшний эфир убедил, что надо посмотреть. Попробую.

А. ПЕТРОВА: Попробуйте.

К. ЛАРИНА: Но не обещаю.

А. ПЕТРОВА: Мы будем ждать.

К. ЛАРИНА: Спасибо большое. Напомню, это Настя Петрова — руководитель выставочного отдела Центра современной культуры «Гараж». Напомним, что выставка, о которой мы сегодня говорили, продлится до 4 декабря. Потом вы закрываетесь. Открытие нового здания когда планируется?

А. ПЕТРОВА: Я думаю, что оно произойдет в середине следующего года, весной, сначала появятся какие-то временные площадки, а наш прекрасный шестигранник – это новое историческое здание, в которое мы переезжаем, вновь отреставрированное, это произойдет через 2-3 года, окончательное открытие.

К. ЛАРИНА: Спасибо большое. До встречи.

А. ПЕТРОВА: Спасибо вам. До свидания.

в Палаццо Строцци, во Флоренции, открылась выставка художницы, мастера перформанса Марины Абрамович - Арт

21 сентября во флорентийском  Палаццо Строцци открылась выставка Марины Абрамович. The Cleaner - это большая ретроспектива художницы, которая обьединяет сто  ее самых известных работ: видео, фотографии, картины, объекты, инсталляции и архивные материалы  перформансов с 1970-х до 2000-х годов.

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg

Ретроспектива Абрамович - серия выставок, которые ежегодно проходят во Дворце Строцци: здесь уже показали большие ретроспективы Ай Вэйвэя и Билла Виола. Проект The Cleaner до этого был показан в Стокгольме и Лондоне - в 2016 и 2017 годах. Выставка пользуется большим вниманием: так, в Стокгольме посетители стояли в очереди  по 3-4 часа ежденевно. В центре проекта - перформанс The Cleaner, во время которого Марина Абрамович приглашает к участию публику. Тем временем 23 сентября стало известно, что на художницу  напали во время открытия этой выставки: некто ударил Абрамович по голове картиной с ее изображением. Директор музея Артуро Галансино сообщил, что  художница не пострадала и теперь хочет выяснить мотивы нападавшего

во время раздачи автографов мужчина, находившийся в группе поклонников 71-летней художницы, вдруг ни с того ни с сего ударил ее картиной. По иронии судьбы на холсте была изображена сама Абрамович.

Обидчика пожилой артистки сразу же арестовали – им оказался 51-летний чех. Он объяснил, что сам нарисовал портрет Абрамович, а нападение на женщину назвал своим собственным перформансом.

Очевидно, он на него оказало впечатление интервью с Мариной Абрамович, которая буквально за несколько дней до случившегося сравнила перформанс с театром и назвала его "живым искусством".


Не гуманный способ  для выражения негативного отношения к творчеству художницы...

.Выставка продлится с  21 сентября 2018 по 20 января 2019 во Флоренции.

Каждый перформанс Абрамович — это испытание на прочность, исследование возможностей человеческого тела и духа. Во многих акциях она тестирует не только себя, но и публику, порой вскрывая самые темные стороны человеческой природы. В раннем перформансе «Ритм 0» она позволила зрителям делать с ней всё что угодно, в том числе резать ее одежду, колоть шипами, а один посетитель чуть ее не пристрелил. В «Ритме 5» — чудом не сгорела, лежа в звезде из огня, потеряв сознание от дыма. В «Балканском барокко», посвященном трагедии войны в Югославии, перемыла 1500 костей. Более трех месяцев она просидела в музее МоМА, играя в «гляделки» с посетителями своей выставки. А в галерее Шона Келли прожила несколько дней без еды и воды.

Искусство Абрамович почти всегда связано с болью. В одном из интервью она призналась, что хочет делиться с людьми своим знанием о природе боли и страдания, а в своих перформансах пытается показать, как их преодолеть. На протяжении всего своего творческого пути сама она поддерживает образ мученицы, то ли святой, то ли ведьмы.

В перформансе «Кухня V», который показан во флорентийском Museo dell’Opera del Duomo, Абрамович предстает в образе Терезы Авильской, левитирующий посреди кухонных котлов. Как и многие акции художницы, он имеет отношение к ее биографии. По ее словам, кухня была тем местом, где она делилась самыми сокровенными мыслями со своей бабушкой, которая была очень религиозна. Когда Марине было шесть лет, она однажды пошла с бабушкой в церковь и захотела стать святой, выпив всю воду из купели.

Выставка во Флоренции — это далеко не первая ретроспектива художницы за последнее время. Волна мощных показов прокатилась по Европе и Америке, начиная с Нью-Йоркского МоМА, где в 2010 году открылся самый первый, организованный Клаусом Бизенбахом. Выставку «The Cleaner» уже показали в Бонне и Стокгольме. Сама художница объясняет, что ей было нужно очиститься от груза прошлого.

Эта «перезагрузка» также необходима ей для новой выставки, о которой заранее написали все арт-медиа, — в 2020 году Абрамович откроет экспозицию в Королевской академии искусств в Лондоне, где ее новые перформансы скорее будут напоминать чудеса. Анонсируется, что она должна так зарядиться электричеством, что будет способна зажечь свечу, просто указав на нее, а в случае ошибки перформансистка может умереть.

Картинки с выставки....

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Marina Abramović
«Dragon Heads»
2018

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg

Marina Abramović / Ulay
«Anima Mundi / Pietà»
1983–2002

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg

Marina Abramović
«The Artist is Present»
2010

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Marina Abramović
«The Onion»
1995

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Marina Abramović
«Stromboli III / Volcano»
2002

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Marina Abramović
«The House with the Ocean View»
2002-2017

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Marina Abramović
«Balkan Baroque / Bones»
1997

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Marina Abramović
«Stromboli III / Volcano»
2002

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Ulay / Marina Abramović
«Rest Energy»
1980

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Marina Abramović
«Freeing the Voice»
1975

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Marina Abramović
«Rhythm 5»
1974/2011

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg

Marina Abramović
«Rhythm 10»
1973/2017

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg

Marina Abramović
«Black Clouds Coming»
1970

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg
Ulay / Marina Abramović
«Relation in Movement. The Van»
1975–1980

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/23a/28e/9eb/5ba89eb28e23a.jpeg

Marina Abramović
«Artist Portrait with a Candle (C)»
from the series Places of Power
2013
http://art-and-houses.ru

Я понимаю,что я  чего -то не понимаю. А надо?

Абрамович, Марина — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Абрамович.

Марина Абра́мович (серб. Марина Абра́мовић; род. 30 ноября 1946, Белград) — сербский мастер искусства выносливости. Её работа исследует отношения между художником и аудиторией, пределами тела и возможностями ума. Активно занимающуюся творчеством больше пяти десятилетий, Абрамович прозвали «бабушкой искусства перформанса». Она открыла новое понятие идентичности, делая наблюдателей участниками и сосредотачиваясь на «противостоянии боли, крови и физических пределах тела»[5].

Абрамович родилась в Белграде в Сербии. Её двоюродным дедом был патриарх Варнава Сербской православной церкви[6]. Её родители были югославскими партизанами[7] во время Второй мировой войны. Отец Марины Войо был командующим, которого приветствовали как национального героя после войны. Её мать Даница была майором в армии, а в 1960-х директором Музея Революции и Искусства в Белграде.

В 14 лет она попросила своего отца купить ей масляные краски. Один из друзей отца решил показать ей, как ими пользоваться: он положил холст на пол, выплеснул на него смесь из красок и подорвал. На этом примере Марина поняла, что в искусстве «процесс важнее результата»[8].

В 1964 году её отец оставил семью. В интервью 1998 года Абрамович описывала, как её «мать взяла на себя полное управление в военном стиле надо мной и моим братом. Мне не разрешили выходить из дома после 10 часов вечера до 29 лет. <…> Все перформансы в Югославии я свершала до 10 часов вечера, потому что в это время должна была быть дома. Это было абсолютное безумие, но все мои порезы, хлестания, поджигания, которые могли лишить меня жизни, — всё делалось до 10 вечера»[9].

Она была студенткой университета искусств в Белграде с 1965 до 1970 годы. В 1972 году закончила свои исследования в Академии изящных искусств в Загребе в Хорватии. С 1973 до 1975 годы преподавала в Академии изящных искусств в Нови-Саде, давая первые сольные выступления.

С 1971 до 1976 года Марина была замужем за Нешем Париповичем[10].

С 1976 года живёт в Амстердаме[11]. Переехав в Амстердам, Абрамович познакомилась с западногерманским перформансистом Улаем. В 1988 году, после нескольких лет натянутых отношений, Абрамович и Улай решили расстаться. Для этого они предприняли путешествие по Великой китайской стене: отправившись в путь с противоположных концов, они встретились посередине, чтобы попрощаться друг с другом.

В 1997 году получила премию «Золотой лев» 47-й Венецианской биеннале за работу «Балканское барокко» — художница перемывала гору окровавленных костей в память о жертвах войны в Югославии.

В 2016 году на сайте издательства Penguin Random House появилась информация, что 25 октября 2016 года художница выпустит автобиографию «Walk Through Walls»[12].

Инсталляции Марины Абрамович иногда вызывали шок у зрителей: в 1988 году один из зрителей упал в обморок на её выставке.

«Ритм 0»[править | править код]

Чтобы проверить пределы связи между перформансистом и зрителями, Абрамович в 1974 году создала один из своих наиболее сложных и известных перформансов. Себе она отвела пассивную роль, действовать предстояло публике.

Абрамович разместила на столе 72 объекта, которыми люди могли пользоваться как угодно. Некоторые из этих объектов могли доставлять удовольствие, тогда как другими можно было причинять боль. Среди них были ножницы, нож, хлыст и даже пистолет с одним патроном. Художница разрешила публике в течение шести часов манипулировать её телом и движениями.

Поначалу зрители вели себя скромно и осторожно, но через некоторое время, в течение которого художница оставалась пассивной, участники стали агрессивнее. Абрамович позднее вспоминала:

Полученный мной опыт говорит о том, что, если оставлять решение за публикой, тебя могут убить. <…> Я чувствовала реальное насилие: они резали мою одежду, втыкали шипы розы в живот, один взял пистолет и прицелился мне в голову, но другой забрал оружие. Воцарилась атмосфера агрессии. Через шесть часов, как и планировалось, я встала и пошла по направлению к публике. Все кинулись прочь, спасаясь от реального противостояния.

Работа с Улаем[править | править код]

Главными концепциями, которые они исследовали, были личность и индивидуальность художника. Постепенно Абрамович и Улай решили создать коллективное существо, называемое «другое», и говорить о себе как о частях двухголового тела. Они одевались и вели себя как близнецы, и не имели друг от друга секретов.

На одном из первых совместных перформансов в 1977 году, названном «Отношения во времени», Марина и Улай сплели свои волосы и просидели спиной друг к другу в подобном положении 17 часов. На протяжении первых 16 часов они находились только под взором сотрудников галереи. На каждый час отводилось только 3 минуты перерыва, в которые делалась съёмка. Только на 17-й час перформанса, когда Марина и Улай были на грани полного изнеможения, была приглашена публика. Идея заключалась в акцентировании внимания на том, что, подпитываясь энергией публики, человек повышает уровень своих возможностей, в данном случае просидев в таком положении ещё час.

Для перформанса «Смерть себя» художники соединили свои рты специальным агрегатом и вдыхали выдохи друг друга, пока не закончился кислород. Через семнадцать минут после начала перформанса оба упали на пол без сознания с лёгкими, наполненными углекислым газом. Этот перформанс исследовал способность индивидуума поглощать жизнь другой личности, обменивая и уничтожая её.

В инсталляции «Отношения в пространстве» (1976) полностью раздетая художница и Улай изображали полностью свободные отношения, терзая друг друга на глазах зрителей.

Композиция «Коммунистическое тело, Капиталистическое тело» (1980-е) стала протестом против разделения людей идеологическими барьерами.

В течение перформанса «Энергия покоя / Остаточная энергия», проведённого Мариной и Улаем в 1980 году, Абрамович держит лук, в то время как Улай держит стрелу, нацеленную на её сердце, и натянутую тетиву. На протяжении 4-минутного перформанса микрофоны, установленные на Марине и Улае и присоединённые к их сердцам, отслеживали их сердцебиение и передавали этот звук в надетые на них наушники. Идея перформанса заключается в показе безграничного доверия, существующего между партнёрами.

В 1988 году, после нескольких лет натянутых отношений, Абрамович и Улай решили предпринять духовное путешествие, которое окончит их связь. Они отправились в путь с противоположных концов Великой китайской стены и встретились посередине. По словам Абрамович, «Этот поход превратился в законченную личную драму. Улай стартовал из пустыни Гоби, я — от Жёлтого моря. После того как каждый из нас прошёл 2500 километров, мы встретились и простились навсегда»[13].

«В присутствии художника»[править | править код]

Перформанс «В присутствии художника», МоМА, 2010

Первая ретроспективная выставка Марины Абрамович состоялась в 2010 году в Нью-Йоркском музее современного искусства[14]. Во время этой выставки Мариной Абрамович был сделан новый перформанс — «В присутствии художника» (The Artist is Present)[15]. Идея перформанса заключалась в том, чтобы Марина могла, посредством внимательного взгляда, установить контакт с любым желающим посетителем выставки. Этот момент фиксировался фотографом. Перформанс длился 736 часов и 30 минут, художница посмотрела в глаза 1500 зрителям[15]. В первый день перформанса она встретилась с Улаем. Художница не смогла сдержать чувств и расплакалась[16].

Абрамович в России[править | править код]

В октябре 2011 года в московском Центре современной культуры «Гараж» открылась «крупнейшая ретроспектива» Марины Абрамович под названием «В присутствии художника»[17], которую курировал директор центра MoMA PS1 (англ.)русск. и старший куратор специальных проектов Музея современного искусства Нью-Йорка Клаус Бизенбах[18]. В рамках этой выставки было показано около 50 работ Марины Абрамович, созданных на протяжении четырёх десятилетий[18]. Четыре работы были показаны в формате «реперформанса» специально отобранными и обученными художницей перформерами[18][19]. Сама Марина Абрамович со 2 по 6 октября провела в «Гараже» пятидневный мастер-класс, в ходе которого она обучала будущих участников её реперформансов своей авторской методике[18][20].

В 2006 году Марина сняла короткометражный фильм под названием «Балканский эротический эпос» для компиляции «Запрещено к показу!», состоящей из нескольких эротических фильмов[21]. В 2008 она участвовала в кинопроекте «Истории человеческих прав»Stories on Human Rights»), для которого сняла фильм «Опасные игры»Dangerous Games»)[22]. Также она снималась для клипа группы Antony and the Johnsons «Cut the World»[23].

У меня есть теория: чем хуже у тебя детство, тем лучше твоё искусство — если ты по-настоящему счастлив, то у тебя не получится создать хорошее произведение. Мои родители были карьеристами, стремились добиться успеха в области политики. Они оба после Второй Мировой войны были признаны национальными героями. У них не было желания заниматься ребёнком, и они отдали меня бабушке. Однажды, я ждала бабушку, когда она молилась в церкви. Там я увидела купель — ёмкость, в которую надо было окунуть пальцы перед тем, как перекреститься. Я подумала, что если выпью всю воду, то стану святой. Мне было шесть лет. Я встала на стул и выпила эту воду. Мне только плохо стало. В святую я не превратилась. А вообще всё детство я провела на кухне. Кухня была центром моей вселенной. Там я рассказывала бабушке свои сны, а она рассказывала мне разные истории. Там мы посвящали друг друга во все тайны. Это было место встречи и взаимопроникновения повседневного и духовного[24].

Многие не любят перформанс, потому что видели много плохих перформансов. Сказать по правде, человеку вообще-то выпадает мало хороших перформансов в жизни[25].

  1. 1 2 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #11908273X // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. ↑ Internet Movie Database — 1990.
  3. ↑ Marina Abramovic
  4. ↑ Museum of Modern Art online collection
  5. Demaria, Cristina. The Performative Body of Marina Abramovic (англ.) // European Journal of Women's Studies (англ.)русск. : journal. — 2004. — August (vol. 11, no. 3). — P. 295.
  6. ↑ Judith Thurman, Profiles, "Walking Through Walls, " The New Yorker, March 8, 2010, p. 24.
  7. ↑ Marina Abramović (неопр.). Lacan.com. Дата обращения 11 декабря 2013. Архивировано 17 сентября 2013 года.
  8. Толстова Т. Женщина без костей // Коммерсантъ. — 2008. — 11 дек.
  9. ↑ Quoted in Thomas McEvilley, «Stages of Energy: Performance Art Ground Zero?» in Abramović, Artist Body, [Charta, 1998].
  10. ↑ アーカイブされたコピー (неопр.). Дата обращения 6 февраля 2015. Архивировано 21 февраля 2015 года.
  11. Абрамович М., Яппе Э. Есть нечто новое, а именно — юмор // Художественный журнал. — № 6.
  12. ↑ Марина Абрамович выпустит книгу мемуаров
  13. Новик. Д. Вся Абрамович (рус.) // Искусство : журнал. — 2010. — № 2—3. — С. 34—37. — ISSN 0130-2523.
  14. Данилкина О. Перформанс — самое честное из искусств. Марина Абрамович в MoMA // thespot.ru. — 2010. — 8 мая.
  15. 1 2 Полторы тысячи взглядов в перформансе Марины Абрамович Архивировано 9 июня 2013 года. // www.artukraine.com.ua. — 2010. — 29 дек.
  16. ↑ Marina Abramović e Ulay — MoMA 2010. Документальный фильм «Художник присутствует» Мэтью Эйкерса и Джеффа Дюпре.
  17. Новоженова А. Кто боится Марины Абрамович-2 // artchronika.ru. — 2011. — 10 окт.
  18. 1 2 3 4 Вернисажи недели. 3—9 октября // OpenSpace.Ru. — 2011. — 3 окт.
  19. Семендяева М. Перформанс, идентичный натуральному // Коммерсантъ. — 2011. — 11 окт.
  20. Артеменко Е. Научиться отделять рис от чечевицы // OpenSpace.Ru. — 2011. — 10 окт.
  21. ↑ Destricted (неопр.). IMDB.
  22. ↑ Stories on Human Rights (неопр.). IMDB.
  23. ↑ Antony and the Johnsons : Cut the World (неопр.). IMDB.
  24. Максимова Ю. На кухне у «бабушки искусства перформанса» // ARTinvestment.Ru. — 2009. — 5 дек.
  25. Абрамович М. Обнажение приёма // Citizen K. — 2011. — 3 окт.

Ретроспектива Марины Абрамович открылась во Флоренциии • ARTANDHOUSES

В Палаццо Строцци открылась глобальная ретроспектива классика перформанса Марины Абрамович «The Cleaner», которая включила более 100 работ. В экспозицию вошли видео, фотографии, инсталляции, объекты и даже ранняя живопись, созданные с середины 1960-х годов. На выставке можно увидеть реконструкции избранных перформансов художницы, созданных группой волонтеров под ее руководством.

Каждый перформанс Абрамович — это испытание на прочность, исследование возможностей человеческого тела и духа. Во многих акциях она тестирует не только себя, но и публику, порой вскрывая самые темные стороны человеческой природы. В раннем перформансе «Ритм 0» она позволила зрителям делать с ней всё что угодно, в том числе резать ее одежду, колоть шипами, а один посетитель чуть ее не пристрелил. В «Ритме 5» — чудом не сгорела, лежа в звезде из огня, потеряв сознание от дыма. В «Балканском барокко», посвященном трагедии войны в Югославии, перемыла 1500 костей. Более трех месяцев она просидела в музее МоМА, играя в «гляделки» с посетителями своей выставки. А в галерее Шона Келли прожила несколько дней без еды и воды.

Искусство Абрамович почти всегда связано с болью. В одном из интервью она призналась, что хочет делиться с людьми своим знанием о природе боли и страдания, а в своих перформансах пытается показать, как их преодолеть. На протяжении всего своего творческого пути сама она поддерживает образ мученицы, то ли святой, то ли ведьмы.

В перформансе «Кухня V», который показан во флорентийском Museo dell’Opera del Duomo, Абрамович предстает в образе Терезы Авильской, левитирующий посреди кухонных котлов. Как и многие акции художницы, он имеет отношение к ее биографии. По ее словам, кухня была тем местом, где она делилась самыми сокровенными мыслями со своей бабушкой, которая была очень религиозна. Когда Марине было шесть лет, она однажды пошла с бабушкой в церковь и захотела стать святой, выпив всю воду из купели.

Выставка во Флоренции — это далеко не первая ретроспектива художницы за последнее время. Волна мощных показов прокатилась по Европе и Америке, начиная с Нью-Йоркского МоМА, где в 2010 году открылся самый первый, организованный Клаусом Бизенбахом. Выставку «The Cleaner» уже показали в Бонне и Стокгольме. Сама художница объясняет, что ей было нужно очиститься от груза прошлого.

Эта «перезагрузка» также необходима ей для новой выставки, о которой заранее написали все арт-медиа, — в 2020 году Абрамович откроет экспозицию в Королевской академии искусств в Лондоне, где ее новые перформансы скорее будут напоминать чудеса. Анонсируется, что она должна так зарядиться электричеством, что будет способна зажечь свечу, просто указав на нее, а в случае ошибки перформансистка может умереть.

Marina Abramović
«Dragon Heads»
2018
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives
Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Artist Portrait with a Candle (C)»
from the series Places of Power
2013
Courtesy of Marina Abramović Archives
© Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«The Artist is Present»
2010
 New York, Abramović LLC. Courtesy of Marina Abramović Archives and Sean Kelly, New York
Photography by Marco Anelli
Courtesy of Marina Abramović Archives Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«The Artist is Present»
2010
 New York, Abramović LLC. Courtesy of Marina Abramović Archives and Sean Kelly, New York
Photography by Marco Anelli
Courtesy of Marina Abramović Archives Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«The Kitchen V. Holding the Milk»
2009
Amsterdam, LIMA Foundation 
Courtesy of Marina Abramović Archives and LIMA
Special thanks to Galleria Lia Rumma Milano/Napoli

Marina Abramović
«Portrait with Golden Mask»
2009
Amsterdam, LIMA Foundation
Courtesy of Marina Abramović Archives e LIMA
© Marina Abramović
Courtesy of the Marina Abramović Archives

Marina Abramović
«The House with the Ocean View»
2002-2017
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives e Sean Kelly, New York
Ph. Attilio Maranzano
Courtesy of Marina Abramović Archives Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Stromboli III / Volcano»
2002
Napoli, Galleria Lia Rumma
Courtesy of Marina Abramović Archives and Lia Rumma Gallery, Milan 
Ph: Paolo Canevari. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Stromboli III / Volcano»
2002
Napoli, Galleria Lia Rumma
Courtesy of Marina Abramović Archives and Lia Rumma Gallery, Milan 
Ph: Paolo Canevari. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Balkan Baroque / Bones»
1997
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives e LIMA
© Marina Abramović. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«The Onion»
1995
Amsterdam, LIMA Foundation
Courtesy of Marina Abramović Archives and LIMA, Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović / Ulay
«Anima Mundi / Pietà» 
1983–2002
© Marina Abramović and Ulay
Courtesy of Marina Abramović Archives and Galleria Lia Rumma Milano/Napoli

Ulay / Marina Abramović
«Rest Energy»
1980
Amsterdam, LIMA Foundation
Courtesy of Marina Abramović Archives and LIMA
© Ulay / Marina Abramović
Courtesy of Marina Abramović Archives. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Freeing the Voice»
1975
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives and Lisson Gallery, London
Marina Abramović by SIAE 2018

Ulay / Marina Abramović
«Relation in Movement. The Van»
1975–1980
Lyon, Musée d’art contemporain de Lyon
Collection of Museum Lyon
Courtesy of Marina Abramović Archives. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Rhythm 5»
1974/2011
Amsterdam, LIMA Foundation
Courtesy of Marina Abramović Archives and Lisson Gallery, London
Ph. Nebojsa Cankovic
Courtesy of Marina Abramović Archives. Marina Abramović by SIAE 2018

Marina Abramović
«Rhythm 10»
1973/2017
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives
© Marina Abramović 

Marina Abramović
«Black Clouds Coming»
1970
New York, Abramović LLC
Courtesy of Marina Abramović Archives Marina Abramović by SIAE 2018