Жизнь моделей: 10 неожиданных фактов о жизни моделей

Содержание

Участница «Топ-модели по-австралийски» раскрыла жуткую правду о жизни моделей: Явления: Ценности: Lenta.ru

Бывшая участница проекта «Топ-модель по-австралийски» Тайла Робертс рассказала о тяжелой жизни девушек, которые строят модельную карьеру. Откровенной историей, а также снимками изменившегося после ухода из модельного бизнеса тела, она поделилась в своем Instagram-аккаунте.

«Я всегда боролась за это тело. Меня охватывал ужас при мысли, что в одно мгновение мои мечты будут разрушены, если число на рулетке изменится на полдюйма. Я счастлива, что в конце концов восстановилась», — призналась Робертс в подписи к посту.

Она также рассказала, что пересматривает фотографии с бекстейджа показов и вспоминает о том, как ей приходилось просыпаться в пять утра, а затем целый день ходить с толстым слоем косметики на лице «до тех пор, пока глаза не нальются кровью».

Фото опубликовано @taylahroberts1

«Твои волосы вечно затягиваются, завиваются, выпрямляются, вытягиваются, поливаются лаком, расчесываются, ломаются, а искусственные волосы приклеиваются и снимаются так, будто они не имеют к тебе никакого отношения», — продолжила девушка.

По словам Робертс, чтобы заглушить желание есть сладкое, девушкам приходится курить, а туфли, в которых их отправляют на подиум, — всегда на два размера меньше.

Материалы по теме

00:07 — 16 июля 2018

Помимо физических мучений модель испытывала эмоциональное давление. «Если ты не открываешь или не закрываешь шоу — значит, ты нужна для массовки, — жаловалась она. — Я сравнивала себя с каждой девушкой и ломала голову над тем, почему до сих пор не попала на показ, о котором мечтала».

В заключение Робертс отметила, что в таких условиях вынуждены работать модели в Австралии — стране, где модельный бизнес считается менее суровым, чем за границей.

В феврале британской модели Эди Кемпбелл запретили открывать показ на Неделе моды в Милане из-за лишнего веса. 28-летняя девушка принимала участие в шоу итальянского модного дома Fendi, после которого опубликовала фотографию с художницей Кристабл Макгриви за завтраком в отеле. «Когда бренд утверждает, что ты слишком большая, чтобы открывать показ, ты зовешь Кристабл на роскошный завтрак», — подписала она селфи.

Больше интересного и удивительного — в нашем Instagram. Подписывайся!

у них не такая высокая зарплата, как нам казалось) / AdMe

Тонны красивой одежды и люксовой косметики, поездки по разным странам и бесконечные вечеринки — именно к этому, по мнению многих людей, привыкли девушки и юноши, которые смотрят на нас со страниц глянцевых журналов. Но что, если все это на самом деле далеко не так и в этой индустрии гораздо меньше гламура, чем мы предполагали?

Сегодня AdMe.ru расскажет о том, как живут модели. Эти факты об их повседневной действительности известны далеко не каждому.

1. Стать моделью можно благодаря случаю

Это не совсем миф, ведь такое действительно возможно. Карли Клосс, например, скаут заметил в торговом центре, а Коко Роша получила предложение попробовать себя в модельном бизнесе во время соревнований по ирландским танцам. Но так, конечно же, происходит не со всеми. Алессандра Амбросио посещала модельную школу и целенаправленно шла к своей цели стать известной манекенщицей. А Бехати Принслу начала карьеру с победы в конкурсе красоты.

Скауты, в чьи обязанности и входит поиск новых моделей, зачастую отправляются на кастинги или другие публичные мероприятия, чтобы найти будущих звезд. Иногда они отмечают яркие профили в социальных сетях.

Тем не менее шансы случайно встретиться со скаутом на улице или даже получить от него предложение в сети не очень велики. Поэтому лучшее решение — это все же не ждать счастливого случая, а действовать. Впрочем, хороший профиль в инстаграме тоже не помешает.

2. Начать карьеру модель может только в том случае, если у нее есть портфолио с профессиональными снимками

Совершенно не обязательно иметь подобное портфолио, чтобы заинтересовать модельного агента. Для начала, как правило, достаточно просто качественных и четких снимков, пусть даже и не профессиональных. Благодаря им в агентстве смогут оценить потенциал девушки или молодого человека.

Даутцен Крус, например, не имела портфолио. Она отправила свои любительские снимки в модельное агентство, но становиться мировой знаменитостью не собиралась.

Девушка только хотела заработать немного денег на карманные расходы, но ей сразу предложили заключить контракт на хороших условиях.

3. За все платят агентства

Моделям, особенно в начале карьеры, приходится самостоятельно оплачивать многие вещи, без которых в этой работе просто не обойтись. Речь идет об услугах фотографов для съемки портфолио или занятиях в модельной школе.

Конечно, бывают случаи, когда все необходимые затраты с самого начала берет на себя агентство, заключившее с понравившейся девушкой контракт. Это чаще всего происходит в признанных столицах моды, таких как Париж, Милан, Нью-Йорк, и речь в данном случае идет о крупных компаниях.

4. Модели зарабатывают очень много

Это справедливо в отношении супермоделей. Те же, кому пока не удалось сделать головокружительную карьеру, не могут похвастаться астрономическими гонорарами и хотя бы одним пентхаусом в собственности.

Заработать чуть больше удается тем моделям, которые участвуют в съемках для рекламы или каталогов.

Если же речь идет о показах, то здесь гонорары меньше. Даже на знаменитых Неделях моды девушки, выходящие на подиумы, не зарабатывают больших денег. Зато это неплохой способ показать себя, обзавестись полезными связями и новыми контрактами.

Иногда дизайнеры платят моделям одеждой. И это не настолько хорошая сделка, как может показаться. Коко Роша рассказала в одном из интервью, что в начале карьеры ей как-то заплатили юбкой со сломанной молнией. Это мало помогло ей сводить концы с концами до следующего гонорара.

Интересно, что модельный бизнес — это та индустрия, в которой мужчины зарабатывают меньше женщин, причем на целых 75 %. Поразительные цифры.

5. Модели постоянно друг с другом ссорятся

Этот бизнес — достаточно специфическая среда, в которой никуда без конкуренции. Например, отношения между Тайрой Бэнкс и Наоми Кэмпбелл вряд ли можно назвать теплыми. В начале своей карьеры Тайра многого натерпелась от «Черной пантеры», потому что та думала, что молоденькая супермодель займет ее место.

Это переросло в длительное противостояние.

И все же нужно понимать, что, как и везде, в модельном бизнесе есть место дружбе. К примеру, Даутцен Крус — лучшая подруга Адрианы Лимы, а Джессика Уайт — Ирины Шейк.

6. В этой индустрии все решается через постель

На самом деле главное — типаж модели. Если, к примеру, для съемок в рекламе нужна блондинка, то брюнетка или шатенка просто не сможет получить эту работу. То же самое и в отношении сотрудничества с модельным агентством. При выборе подходящих кандидатов учитывается их умение ходить по подиуму или держать себя перед камерой.

Романтические отношения между моделями и, например, фотографами или руководителями агентств, конечно же, возможны. Но это личное дело каждого.

7. Обычные модели не едят ничего, а для моделей plus-size нет никаких ограничений

Бразильская модель Ана Каролина Рестон умерла в 2006 году от анорексии. Она весила всего 36 кг. Расстройства пищевого поведения в сознании многих людей тесно связаны именно с модельной индустрией.

И все же в этом бизнесе стараются отойти от демонстрации очень худеньких моделей. Так, на страницах Vogue теперь можно увидеть только здоровых девушек — с болезненно худыми журнал не сотрудничает. В Испании, Италии и Франции анорексичных девушек не выпускают на подиумы.

В целом модели стараются есть здоровую пищу. Это важно не только потому, что правильное питание помогает сохранить хорошую фигуру, но и потому, что здоровый рацион — залог хорошего самочувствия. Без этого при таком активном образе жизни просто никак. Хотя, конечно, иногда баловать себя вкусностями можно.

Модели Victoria’s Secret придерживаются более строгих ограничений. К примеру, Бехати Принслу перед шоу полностью отказывается от углеводов, сахара и соли, а Адриана Лима в 2011 году рассказывала журналистам, что перед показами питается в основном протеиновыми коктейлями. Правда, после рождения детей она решила все-таки сбалансировать свою диету.

Модели plus-size тоже не могут есть все, что захотят. Когда агентства нанимают их для работы, в контракте, как правило, прописывается, что девушки должны поддерживать текущую форму. Это, опять же, означает здоровое питание и регулярные тренировки. Эшли Грэм, например, занимается с тренером 3 раза в неделю. Она любит зеленые смузи и никогда не ест мясо на ужин, но иногда может побаловать себя пиццей, которую ест по-особенному — макая корочку в «Нутеллу».

8. Это веселая и гламурная работа, в которой нет ничего сложного

Есть люди, которым кажется, что модели только позируют перед фотографами и выходят в красивых (ну, или не очень, учитывая странные тенденции современной моды) нарядах на подиум, ну а после их ждут вечеринки и тусовки со знаменитостями, и самое утомительное в такой работе — это перелеты между мировыми столицами моды.

На самом деле все не так просто. Перед дефиле или съемками моделям приходится по многу часов сидеть на одном месте, пока над их образами колдуют стилисты и визажисты. Чтобы получить работу, нужно посещать кастинги, и ожидание может затягиваться надолго. Так что работа модели — это не всегда весело, наоборот — очень часто это довольно скучно.

Если же говорить о сложностях, то и их наберется немало. Во-первых, нужно держать себя в форме, и для этого приходится тренироваться и правильно питаться на регулярной основе. Модели не посещают вечеринки и ночные клубы каждую ночь просто потому, что свежий и отдохнувший вид очень важен для работы.

Во-вторых, кастинги могут проводиться в один день в разных точках города, расположенных на большом расстоянии друг от друга, и везде нужно успеть. В-третьих, иногда приходится сниматься в экстремальных условиях, например в шубе в 30-градусную жару или в купальнике на снегу.

И еще один важный аспект — психологическая устойчивость. Бешеный ритм жизни связан с постоянным стрессом, и он тоже является частью повседневной действительности модели, что, к сожалению, вносит в жизнь свои коррективы.

Какие факты показались вам особенно удивительными? А может быть, вы сами работаете в этой индустрии и вам есть что добавить? Поделитесь информацией из первых рук в комментариях к этому материалу.

Клаудиа Шиффер рассказала, какой была жизнь моделей в 1990-х

24 Октября | Маргарита Замураева

Новая книга и выставка, которую курирует звезда, рассказывают о самом знаковом десятилетии в мире моды 

Клаудия Шиффер представила новую книгу Captivate! Она выйдет 25 января 2022 года. Издание, в котором супермодель рассказала о закулисье модной индустрии 1990-х, написано по мотивам выставки Captivate! Fashion Photography from the 1990s, ставшей кураторским дебютом Шиффер. Вплоть до 9 января 2022 года в музее Kunstpalast в Дюссельдорфе можно увидеть сотни фотографий модели, многие из которых давно стали культовыми.

В своей книге Шиффер называет 1990-е «необыкновенным периодом», в который произошло слияние моды, музыки, искусства и невозможное стало возможным. Одна из лучших супермоделей мира рассказала, что для выставки и издания Captivate! ей пришлось выбрать экспонаты среди тысячи фотографий, которые дают максимальное представление о знаковом десятилетии в мире моды.

Напомним, что модельная карьера звезды началась в 1987 году, когда 17-летняя Шиффер танцевала с друзьями в ночном клубе в своем родном городе Дюссельдорфе — в тот вечер девушку увидел агент и предложил ей попробовать себя в модельном бизнесе.

Несколько месяцев спустя Клаудиа уже работала Париже, а спустя еще два года сняла свою первую глянцевую обложку. Международную известность Шиффер получила в 1990-х, появившись в серии сексуальных и игривых рекламных кампаний Guess, снятых ее подругой Эллен фон Унверт.

Романы, карьера и знакомство с Лагерфельдом: все о Клаудии Шиффер Читать

В книге модель рассказала, что встретила Эллен в Париже, в возрасте 17 лет. Фотограф сделала несколько снимков Шиффер, пока они гуляли рядом с Центром Помпиду. Впоследствии их увидела команда Guess и предложила им снять рекламную кампанию 1989 года. 

Шиффер также рассказала о своем знакомстве с Карлом Лагерфельдом. Когда девушке было всего 18, он увидел ее на обложке и пригласил в свою парижскую студию. Несмотря на волнительную ситуацию, Шиффер быстро нашла общий язык с Лагерфельдом, говоря с ним на его родном немецком и оценив его острый юмор. На следующий день девушка уже ехала в Довиль снимать свою первую рекламную кампанию Chanel. Модель отмечает, что именно Карл помог ей научиться верить в себя и доверять своим инстинктам.  

В книге Клаудиа рассказала и о знакомстве с семьей Версаче. «Это была мечта — работать с Джанни и Донателлой. Они были очень приветливы, у Джанни было такое большое сердце». Супермодель также рассказала о фотографии из рекламной кампании Versace, которая украшает обложку книги. Снимок, сделанный Ричардом Аведоном, Клаудиа называет знаковым и воплощающим веселье, динамичность, артистизм и гламур 1990-х.«На съемки Аведон пригласил хореографа, который учил нас двигаться. Ричард снимал из-за зеркала, пока мы могли видеть свое отражение и по-настоящему участвовать в создании наилучшего кадра».

Эль Макферсон — 57: бьюти-правила супермодели Читать

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Подпишитесь на рассылку InStyle.ru


Instyle

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Неделя моды и роль модели.

Влажные факты

Неделя моды для моделей это тоже самое, что Олимпийские игры для спортсменов. Для моделей это шанс продемонстрировать свой талант, путешествовать по миру и сделать себе имя.

Для всех участников — моделей, дизайнеров, шоу-продюсеров, модельных агентов, визажистов, стилистов, фотографов, редакторов журналов, покупателей и даже музыкантов — Неделя моды часто бывает безумным и захватывающим временем, когда все остаются без сна. Но безумие начинается не только с шоу, оно начинается за много месяцев до того, когда модели посещают кастинги, примерки и репетиции.

Что, когда и где?

Неделя моды проходит два раза в год в четырех главных столицах мира моды: Нью-Йорке, Лондоне, Милане и Париже соответственно. Во время каждой Недели моды проходят бесчисленные показы знаковых и многообещающих дизайнеров.

Все началось с Недели моды в Нью-Йорке в 1943 году, затем с Недели моды в Париже в 1945 году, Недели моды в Милане в 1958 году и, наконец, Недели моды в Лондоне, которая была учреждена в 1994 году. В то время как в других крупных городах есть свои собственные Недели моды, эти четыре города считаются «большой четверкой» мира моды, привлекают наибольшее внимание и привлекают самые большие толпы и знаменитостей.

В феврале и марте Неделя моды демонстрирует стили для предстоящих осенне-зимних коллекций. В сентябре и октябре проходят показы весенне-летних коллекций следующего года. Заблаговременное проведение показов дает покупателям возможность сделать покупки и планировать предстоящие сезоны, а также дает модным редакторам возможность ознакомиться с новыми тенденциями.

За кулисами подиума.


Перед каждым показом модели проходят финальную примерку с дизайнерами, которые окончательно определяют, во что будет одеваться модель и как именно они будут ее представлять. После того, как одежда будет выбрана и подогнана, ее повесят на вешалку, как правило, с изображением модели и любыми другими специальными инструкциями. Дизайнеры могут также повесить на каждую стойку «сумку для подарков», в которой будут такие вещи, как трусики или стринги телесного цвета, средство для снятия макияжа, бритвы, дезодорант и другие средства гигиены, на случай, если модель забыла взять с собой некоторые предметы первой необходимости.

Шоу проходят в любое время дня и ночи, поэтому многие модели работают до восхода солнца и еще долго после его захода. Есть ранние часы для причесок и макияжа, и часто устраиваются экстравагантные вечеринки, на которых, как ожидается, будут присутствовать модели, которые имеют важное значение для создания связей и обмена контактами в мире моделирования и моды.

Поскольку большинство моделей ходят по несколько шоу в день в течение недели, всегда есть безумный желание, чтобы попасть на каждое шоу вовремя; и если одно из шоу будет опаздывать, это может вызвать хаос для всех других шоу, запланированных позже. Модели часто мало спят, и у них есть время только поесть и пообщаться со своими агентами, пока они едут на следующее шоу.

Самый важный пункт для каждой модели — это всегда нужно стремиться выглядеть на все сто, что очень трудно сделать, когда вы мало спите, поэтому здоровая диета и много воды очень важны для вас.

Большинство людей видят только звёздную часть Недели моды, при этом часы работы сотен людей уходят на каждое шоу, даже если оно длится всего несколько минут. Мода и моделирование, несомненно, являются захватывающими сферами для работы, но они также требуют выполнения тяжелой работы, подготовки и самоотверженности.

Красивая жизнь напрокат. История модели из Украины в Лондоне

Работать в Лондон моделями приезжают девушки со всего мира – здесь есть офисы главных мировых агентств и удобное соседство с Европой. Какой путь проходят модели, чтобы оказаться в столице Британии, какие зарплаты они получают и враждуют ли между собой? Об этом нам рассказала  украинская модель Дарина Прокопенко, которая в свою первую командировкув Японию слетала в 13 лет и позже работала в Китае, Таиланде, Европе и Британии.

Кастинг с подружкой «за компанию»

Мое детство было похожим на детство многих детей СНГ в 90-е. Промышленный район большого индустриального города в Украине. Мама работает на износ и выворачивается наизнанку, чтобы обеспечить тебя хотя бы самым необходимым. Отчим в запоях. Маленький брат. Хроническое жесткое безденежье. Поэтому, когда меня с удивлением спрашивают: «Как тебя в 13 лет отпустили одну в Японию?», – я даже не знаю, как им объяснить, что поездка в Японию тогда была сравнима с полетом в космос. И ответ «нельзя» меня бы никак не устроил. Очень хотелось помочь семье. Да и мама понимала, что модельный бизнес может дать мне шанс прожить жизнь иначе. Хотя она, конечно, и переживала ужасно.

В 12 лет моя школьная подружка попросила сходить с ней в модельное агентство за компанию. В результате меня сразу же взяли вместо подружки, приговаривая, какое невероятное будущее ждет меня в модельном бизнесе.

Я росла замкнутым ребенком. Обожала «Подводный мир» Кусто и рассматривать красивых женщин в журналах. Почему-то мне всегда казалось, что моя жизнь будет какой-то другой. Совсем маленькой я мечтала стать: а) балериной б) археологом в) моделью. С первым не заладилось сразу же: уже в пять лет мне сказали, что для этого я слишком высокая. А когда мне было семь лет, коренастая учительница ритмики перед всем классом назвала меня бревном, и я решила, что танцевать не буду больше ни за что и никогда. И держалась этого решения следующие лет 10, спасибо, педагог от бога!

С археологией тоже завязала еще в песочнице. О модельном же бизнесе я больше не думала, потому что выросла в высоченного угловатого подростка. Поэтому когда в 12 лет моя школьная подружка попросила сходить с ней в модельное агентство за компанию, то я согласилась ее поддержать и хоть одним глазом глянуть, «как там у них все». В результате меня сразу же взяли вместо подружки, приговаривая, какое невероятное будущее ждет меня в модельном бизнесе.

Контракт в Японии в 13 лет

Я начала один за другим успешно проходить кастинги ведущих европейских и американских агентств, на которых простаивали в очередях сотни красивых девочек, а отбирались единицы. Так ищут новые лица все международные агентства: скауты из, скажем, Нью-Йорка или Милана связываются со скаутами и агентствами в других странах и приезжают на кастинг. Отсматривают сотни девочек в каждом городе в поисках новой Натальи Водяновой, ну или хотя бы тех, на ком можно потенциально заработать. Сейчас скауты ищут новые лица и в социальных сетях, но часто такие «онлайн-скауты» оказываются мошенниками, раскручивающими юных девушек на фото в купальнике (а то и без), поэтому здесь неопытным моделям нужно быть осторожными и хорошо проверять информацию.

Чем девочка младше, тем лучше – тем дольше она будет в бизнесе и приносить деньги. Но я была слишком молодой и для Нью-Йорка, и для Милана – там можно было работать только с 16 лет, а мне не хотелось ждать еще три года. Поэтому когда мне в 13 лет предложили контракт в Токио, моему счастью не было предела. Я уже рисовала в воображении, как возвращаюсь домой с кучей денег и спасаю всех и вся. Но получилось иначе.

Жизнь в японской модельной коммуне

Я влюбилась в Токио глубоко и безнадежно. Это действительно был космос. Там я познакомилась с девчонками со всего мира: агентство всех нас, человек 10-15, селило в один отель типа b&b, где мы жили небольшой модельной коммуной. Старшим девочкам, которым было максимум 20 лет, поручали присматривать за младшими. Жизнь моделей казалась одним сплошным безумным праздником. Это сейчас большинство озабочено здоровым образом жизни, тренировками и зелеными смузи, а тогда «старшенькие» гуляли напропалую, пропадая в клубах практически каждую ночь. Часто приходили на съемки ещё пьяными или под наркотиками, за что получали штрафы от агентства. Но надо отдать им должное, на уговоры взять с собой тех, кто был младше 15, они никогда не поддавались.

Некоторые привозили домой очень крупные суммы – до 100 000 долларов за 3 месяца контракта. Другие возвращались домой ни с чем.

Они объясняли нам, как все работает: каждый день мы садились в микроавтобус с водителем/букером*, который целый день возил нас по кастингам. Там ждали в очередях вместе с моделями из других агентств, в надежде понравиться клиенту и «взять» работу. Если тебе повезло, то ты получал от агентства конверт с датой, стоимостью работы, указаниями, как добраться до места съемки и прочими инструкциями. Эти розовые конверты приводили в восторг – в них были заветные фотосъемки, показы, реклама… Некоторые счастливчики получали их почти каждый день, другие – очень редко. Первые привозили домой очень крупные суммы – до 100 000 долларов за 3 месяца контракта, если везло на рекламные заказы и промо-кампании, вторые – возвращались домой ни с чем. Но дело было в начале 2000-х, сейчас рядовые модели так не зарабатывают.

Розовые конверты счастья

На неделю нам выдавали карманные деньги – их впоследствии вычитали из чистого заработка модели, вместе со стоимостью перелета, проживания, трансферов в аэропорт. Вычитают абсолютно все, что потратило на вас агентство, и даже больше. Самому агентству же причитается в среднем 30-60% от стоимости каждой работы. Материнское агентство забирает еще 10%. То, что остается, получает сама модель.

Я помню, как перехватывало дух, когда в розовом конверте я находила листочек с невероятной для ребенка из Украины цифрой в 1500 долларов за один день съемки: хотелось прыгать от счастья, и казалось возможным абсолютно все. Я просто летала от счастья, даже забывала скучать по дому. Помню, как бежала домой с очень удачной и красивой съемки, думая: «Как же мне повезло, как же я счастлива! Я всего добьюсь и сделаю это сама!». Но вечером в моем номере зазвонил телефон, и я, с трудом разобрав английскую речь букера, поняла: «Собирай вещи, завтра ты летишь домой». Никто не сказал, что если ты не получаешь достаточное количество работ за первый месяц, тебя просто отправят домой. Без предупреждения и без денег. Как только ты покрываешь потраченную агентством на твою поездку сумму, отправляешься домой. Game over.

Этот страх глубоко сидит почти в каждой модели – это страх не оправдать чьих-то ожиданий и не вписаться в чье-то понятие красоты и формата. Потому что тогда тебя просто выбросят.

В тот момент у меня случился первый в моей жизни нервный срыв. Я рыдала и не могла остановиться: меня спустили с небес на землю в один момент. Более униженной и бессильной я себя еще не чувствовала. По возвращении в Украину я познакомилась и с депрессией: после Японии все казалось ужасно некрасивым, мрачным и бессмысленным. Мне кажется, этот момент так ударил по моей не до конца  сформировавшейся психике, что определил мое мироощущение на долгие годы. И этот страх глубоко сидит почти в каждой модели – это страх не оправдать чьих-то ожиданий и не вписаться в чье-то понятие красоты и формата. Потому что тогда тебя просто выбросят.

Съемки без разрешения выйти в туалет

Потом было еще несколько удачных и менее удачных контрактов, поездок в Южную Корею, Таиланд, Китай. А к 16 годам я решила, что это просто не мое. Специфика работы в Азии заключается в том, что там с тобой обращаются в буквальном смысле как с вещью (Япония и Южная Корея – приятное исключение). Например, в Китае оплата почасовая, поэтому на съемке тебе даже не всегда разрешат выйти в туалет, и будут снимать без перерыва часами, остановит их разве что обморок модели, и то ненадолго.

Съемки каталогов в Китае – это очень тяжелый физический труд. Если не верите, попробуйте как-нибудь провести 8-10 часов в примерочной магазина беспрерывно переодеваясь и позируя перед зеркалом в промежутках, со скоростью примерно 60 поз в минуту. На высоких каблуках. Повторите несколько дней к ряду. А пару месяцев? И не забудьте при этом хорошо выглядеть и улыбаться.

Если у вас получится сохранить здравый рассудок, можете утверждать, что быть моделью легко. Поэтому азиатский рынок – это, как правило, рынок для совсем юных моделей. Не только из-за предпочтений клиентов, но и потому, что только они могут и хотят тянуть это физически и морально.

Штрафы за лишние сантиметры

Для агентств модели — это просто расходный материал и инструмент заработка. Поэтому человечное отношение встречается нечасто. Никого особо не волнует, заболел ты, устал или не можешь удержать нужные параметры – тебя будут штрафовать, пугать и заставлять худеть, даже если ты уже синего цвета, и идет третий месяц отсутствия месячных на почве стресса и недоедания. Помню, в Таиланде нас измеряли каждый вторник: если параметры отличались от указанных в контракте хотя бы на сантиметр, нас лишали карманных денег на неделю (часто единственных денег). Поэтому есть все заканчивали в воскресенье. Во вторник не пили даже воду, чтобы не прибавить этот несчастный сантиметр за счет отека.

Но, как говорится, раз модель – навсегда модель. Отказаться от возможности жить интересной жизнью, полной путешествий, приключений, бесконечных новых возможностей, взлетов и провалов, очень сложно. Это как наркотик. Я пыталась забыть об этом и жить нормальной жизнью. Даже не рассказывала о модельном прошлом новым знакомым, но они, как назло повторяли: «А почему бы тебе не попробовать стать моделью? У тебя же есть данные”. И в 23 я вернулась в модельный бизнес, на этот раз в Лондоне.

Европейский рынок и  £200 в день за съемку для Harrods

Европейский рынок намного приятнее азиатского, здесь все более размеренно и человечно. Лондон – один из сложных рынков. Здесь нет четкой сезонности в том смысле, что тяжело предсказать, в какие месяцы работы будет много, а в какие нет. Часто девочки приезжают на два месяца, ходят на немногочисленные кастинги, получают пару небольших работ и уезжают разочарованными и без денег. Для того, чтобы получить работу, должно совпасть много факторов.

С началом экономического кризиса компании начали ужимать бюджеты как только возможно. Поэтому многие уже давно  снимают онлайн-каталоги «в пол-лица».

Сейчас моделей в основном кормит ecom – регулярные съемки онлайн-каталогов. Это безумно скучная рутинная работа: за день нужно отснять до ста образов. С более «расслабленными» клиентами не более сорока, но таких клиентов все меньше. С началом экономического кризиса компании начали ужимать бюджеты как только возможно. Поэтому многие уже давно  снимают онлайн-каталоги «в пол-лица» (так называемые ‘unrecognisable photoshoots’) – если модель неузнаваема, то платить ей можно в разы меньше.

Сколько в среднем зарабатывает модель

Впрочем, некоторые клиенты и так платят меньше некуда. Никогда не забуду мой шок, когда узнала, что Harrods платит своим моделям за съемку ecom £200 в день до вычета процента агентства и налогов). То есть в результате модель получает меньше официантки, а требований к ней гораздо больше. И при этом на кастинг все равно была очередь.

В зависимости от клиента ecom стоит £300-1500 в день, показ – от £150 до £500, editorial для журнала – от £0 до £300, каталог – в среднем £800-£1500, тв-реклама – от £1000 до £20000 (возможно и больше, зависит от параметров использования). Это до вычета процента агентств и налогов. Естественно, для моделей с именем расценки другие и обсуждаются индивидуально. И конечно же, работ дешевле гораздо больше, а конкуренция все равно высока. Может быть так, что в одном месяце ты получишь две большие работы, а в последующие 2 месяца – вообще ни одной. Поэтому стабильность в виде регулярных ecom-съемок очень важна.

Среднего заработка я назвать не могу, он очень колеблется. Если за месяц была более-менее регулярная работа по очень средним ценам, то зарплата будет в районе £3000-4000. Но в какие-то месяцы может быть совсем пусто, а в другие случаются работы покрупнее.

Мифы о женской дружбе между моделями

Стереотипы о жесткой конкуренции и вражде между моделями – это, в основном, миф. Конкуренция и зависть, конечно, есть. Но грубыми и жестокими обычно бывают совсем молодые девушки из Восточной Европы, и то в основном в Азии: по молодости, из-за комплексов, сложных условий и тяжелого бэкграунда. В основном же девочки дружелюбны и очень поддерживают друг друга. В поездках приходится месяцами жить в съемных квартирах, и единственные друзья и семья, которые у тебя есть – это другие модели. Это действительно почти семейная жизнь с ссорами по поводу немытой посуды и прочих бытовых мелочей.

Есть умные, есть глупые, есть наивные, есть меркантильные: здесь встречаются все те же типажи, что существуют и вне модельного бизнеса.

Особенно сильны в коллективном духе бразильянки. В какую бы страну они ни приехали по контракту, их там всегда ждет сплоченная и шумная новая бразильская семья. Многие модели приезжают на работу из бедных стран и кормят целые семьи на родине. Честно говоря, иногда даже обидно слышать стереотипные вещи о моделях. Девочки очень разные, у всех разные истории, характеры, ценности. Но за годы в этой индустрии я бы охарактеризовала моделей как сильных и где-то отчаянных людей, которые умеют выживать в самых разных условиях. Есть умные, есть глупые, есть наивные, есть меркантильные: здесь встречаются все те же типажи, что существуют и вне модельного бизнеса. Каждый использует данные ему ресурсы как может и как умеет.

Ты – предмет интерьера

Что касается профессиональной деформации, то она определенно есть. Даже самые красивые не уверены в себе, так как на любую красивую найдется еще более красивая. С детства ты привыкаешь, что красота – это норма, а любые отклонения от нее – это смертный грех и причина себя стыдиться. К тому же есть мода на типажи, которая постоянно меняется. Да и сама индустрия меняется стремительно. Особенно на нее повлиял Инстаграм, но это тема для отдельного разговора.

Тебе рады на яхтах, шикарных вечеринках, частных пляжах, пентхаусах звезд и в кругу простых скучающих банкиров, но лишь потому, что ты хорошо вписываешься в интерьер.

Также ты привыкаешь к красивой жизни: ты вхожа в круги высшего общества в любом мегаполисе. Даже если после вечеринки возвращаешься в свою комнатушку с тараканами, которую тебе сдало заботливое агентство втридорога. Но важно помнить, что модельная жизнь – это красивая жизнь напрокат. Тебе рады на яхтах, шикарных вечеринках, частных пляжах, пентхаусах звезд и в кругу простых скучающих банкиров, но лишь потому, что ты хорошо вписываешься в интерьер. Ты и есть предмет интерьера.

Я обязана этой работе очень многим

Иногда мне кажется, что я терпеть не могу все, что связано с миром моды. Но тут же осекаюсь, так как обязана ему очень многим: я пожила в самых разных городах и странах, увидела самые невероятные места, в которых иначе не оказалась бы. Встретила людей, которых даже не мечтала встретить. Иногда у меня ощущение, что я уже прожила несколько очень разных жизней в одной. Конечно, очень не хватает ощущения дома, уверенности, чувства принадлежности. Но это обратная сторона мечты.

Это, конечно же, не самая тяжелая работа в мире. Но и не самая легкая, как кажется многим. Она требует постоянной адаптации, стойкости, умения выкручиваться и выживать. От нее устаешь – все-таки это индустрия тщеславия, комплексов и денег. Это уже давно не об искусстве или красоте. Но и жизнь вне этого мира начинает казаться невыносимо скучной и рутинной. Поэтому уйти сложно. Да и в археологи уже поздно.

Имя героини изменено по ее просьбе. Фото Shutterstock

*Букер – персональный менеджер модели, который занимается портфолио моделей, их рекламой и продвижением на модельном рынке. 

Королева принтов, социальная жизнь моделей и анонимный ассистент — Look At Me

Написалlo_vi9 января 2012

А также: интервью с Сарой Мауэр и главным редактором Monocle Тайлером Брюле и будущее журналов моды по версии WWD

The New York Times о Тайлере Брюле


Канадец Тайлер Брюле известен, как минимум, двумя грандиозными проектами: запуском Wallpaper* и журналом Monocle, главным редактором которого он сейчас является. В интервью NYTimes Брюле рассказал о собственном радио журнала, о том, почему он хочет, чтобы Monocle можно было читать на iPad, о любимых городах и марках часов и одежды.

Mr. Zeitgeist

 

Интервью с Сарой Мауэр в AnOther

Новым героем рубрики Insiders в AnOther Magazine стала фэшн-критик и журналист Сара Мауэр. Как обычно, её спрашивали о том, как она попала в моду, и каково это — знать, что твоё мнение может спасти или окончательно добить неудачную коллекцию. Также Мауэр подтвердила, что последняя Лондонская неделя моды была одной из самых сильных за последние годы, и рассказала о том, чего же всё-таки не хватает британским дизайнерам, чтобы выйти на мировой уровень.

Insiders | Sarah Mower

Prestige Hong Kong о Мэри Катранзу

Mary Katrantzoe SS 2011

Журнал Prestige Hon Kong назвал греческого дизайнера Мэри Катранзу королевой принтов, с чем, вообще говоря, трудно не согласиться. Никогда не знаешь, что она поместит на следующее платье: фасад известного здания или тысячу разноцветный тюльпанов. Но, несмотря на то что количество принтов в её коллекциях едва ли не соответствует количеству луков, она никогда не забывает о силуэтах и крое. О том, как уживаются в ней принтемейкер и архитектор, дизайнер и рассказала журналу.

MARY, Queen of Prints

Fashionologie о моделях

 Модель Коко Роша

На примере наиболее активных в социальных сетях моделей Коко Роши, Даутсен Крус и Алессандры Амбросио Fashionologie разбирает новый феномен модного бизнеса. Раньше, когда не было интернета, никто даже и мечтать не мог о том, что можно знать, что творится в жизни моделей вне показов, съёмок и рекламы. Теперь же, как считает Коко Роша, её нанимают не за красивые скулы, а за то, что её слово что-то значит для сотен тысяч подписчиков в твиттере и на фейсбуке.

 How to get ahead in modelling? It’s all about social media, darling

 

WWD.

com о будущем журналов

Проанализировав события последнего года в мире прессы, которой постоянно предрекают скорую кончину, WWD написали один из самых интересных, доступных не только подписчикам, материалов за последнее время. Тут и планы перезапуска Glamour в марте (связанные с падением продаж на 17%), и идеи Гленды Бейли по поводу будущего Harper’s Bazaar, а также новые проекты модной прессы, которые ожидаются в 2012 году.

In With the New: A Look at 2012

 

Fashionista о секретном агенте

Новый год на Fashionista.com встречают новой рубрикой Diary of an Anonymous Fashion Assistant, которая будет авторской колонкой засланного в штат Главного Журнала очень известного издательства (остаётся только догадываться какого) фэшн-ассистента. Те, кто жить не может без шпионских страстей, в перерывах между обновлениями рубрики могут читать твиттер Блэр — именно так зовут шпионку.

Diary of An Anonymous Fashion Assistant, Entry One: The Celebrity’s Model Daughter 

Не мешайте себе жить: 7 типичных моделей саморазрушительного поведения

Как перестать себя жалеть, научиться просить о помощи и не отказываться от амбиций из-за чувства «я еще не готов».  Препятствия на нашем пути — часто дело наших собственных рук. Доктор медицины Марк Гоулстон более двадцати лет практикует в области клинической психологии. Он уверен: главная причина, по которой люди обращаются к психотерапевтам, — саморазрушительное поведение. Ничто так не выводит нас из себя, как осознание, что мы сами мешаем себе обрести любовь, достичь успеха и испытать счастье — словом, получить то, о чем мечтаем.

В книге «Не мешай себе жить» Гоулстон приводит 40 моделей саморазрушительного поведения, которые встречаются чаще всего. Содиректор издательства МИФ Юлия Баяндина выбрала семь из них и сделала выжимку из глав книги.

Реклама на Forbes

Не пытайтесь всегда быть правым

Гоулстон приводит слова одного эксперта по коммуникациям: «Всезнайка, который не знает, о чем говорит, — придурок; всезнайка, который знает, о чем говорит, — просто осел». Иными словами, независимо от того, знаете вы, о чем говорите, или нет, вести себя как всезнайка — значит вести себя саморазрушительно.

Чаще всего люди стараются всегда быть правыми из желания защитить себя. Им кажется, что мир твердит: «Ты не знаешь, о чем говоришь». Но если окружающие и не думали нападать (а чаще всего это именно так), ваша защита выглядит как атака.

Всезнайку редко объявляют сильной личностью с убедительным мнением; гораздо чаще на него обижаются и стараются избегать. А в случае ошибки не торопятся на помощь — он ведь и сам «с усами».

Что делать? Когда в следующий раз почувствуете потребность продемонстрировать правоту, спросите себя, так ли важна эта победа, чтобы рисковать ради нее хорошими отношениями. Доказывая, что вы не ошибаетесь, следите, чтобы люди не чувствовали себя так, словно ошибаются они. Осознайте и примите, что мнения могут различаться. А если ошиблись — не защищайтесь, а просто признайте это.

Не пытайтесь изменить других людей

Взаимоотношения часто заходят в тупик, потому что каждый из нас думает, что измениться должен другой. Пытаясь переделать кого-то, мы отказываемся принимать его безоговорочно и полностью. И это очень разрушительный паттерн: он порождает сопротивление или даже восстание, но не сотрудничество. Мало того, что при этом никто не меняется, отношения еще и загрязняются обидой и горечью.

Если вы ожидаете, что люди изменятся, знайте: вы вполне можете сойти с ума, прежде чем это случится. А пытаясь заставить их измениться, вы сведете с ума их, предупреждает Гоулстон. Но если вы примете их такими, какие они есть, и выразите надежду на то, что они изменятся в лучшую сторону, люди могут просто взять и… сделать это.

Что делать? В следующий раз, когда вас сильно разочарует близкий человек, сделайте паузу и спросите себя: «Если он никогда не изменится, смогу ли я с этим смириться? Смогу ли я и впредь любить его несмотря ни на что?» Если вы ответили «да», значит, вам удастся уменьшить свои ожидания и чувствовать себя в отношениях вполне комфортно.

Старайтесь преобразовать свое желание изменить человека в надежду, что он изменится. Месседж вроде «Я люблю тебя, но меня очень беспокоит один момент, и я очень надеюсь, что это может измениться» вызовет более позитивную реакцию, чем ультиматум «Лучше тебе измениться как можно скорее, а иначе…».

Не притворяйтесь, что у вас все в порядке, если это не так

Отрицание негативных эмоций — ситуация весьма распространенная. Мы боимся, что признание усилит боль. Или что мы станем слишком уязвимыми. На самом же деле верно как раз обратное: признание негативных эмоций, как правило, снижает напряжение и позволяет почувствовать себя лучше.

Еще одна причина повторять «Я в порядке» заключается в том, что признание может ранить или обидеть другого человека. А еще может быть, нам придется принимать меры, чтобы устранить проблему. «А что если у меня не хватит умения или мудрости, чтобы улучшить ситуацию?» — мучаемся мы сомнениями. Велик соблазн освободить себя от подобных мук, не признаваясь даже самому себе, что нас что-то не устраивает.

Что делать? Помните: чтобы почувствовать себя лучше, необходимо признать, что чувствуешь себя плохо. Это успокаивает и помогает предотвратить поспешную реакцию. Назовите чувство как можно точнее. «Я расстроен» — неплохо для начала, но что-то вроде «я чувствую себя обескураженным» или «я чувствую себя не своей тарелке», возможно, точнее опишет ваше состояние.

Если вы решили сообщить кому-то, что в отношениях с ним у вас не все в порядке, скажите, как сильно вам это не нравится, например: «Мне так плохо, что хочется сделать вот это и то». Такие слова демонстрируют ваши чувства, делая их более понятными для другого человека. В этом случае вас будут слушать внимательнее и, вполне вероятно, предложат сочувствие, которого вы заслуживаете.

Перестаньте себя жалеть

Еще одна модель самосаботажа по Гоулстону — жалость к себе, которая стала в нашем обществе весьма распространенным недугом. Себя жалеют брошенные женщины; семейные пары, не способные иметь детей; мужчины, которые «могли бы кому хочешь составить конкуренцию», если бы только им дали чуть-чуть передохнуть; люди, которыми родители пренебрегали или, наоборот, которых чрезмерно баловали; люди, чьи родители не сумели стать для них образцами для подражания или, того хуже, умерли, оставив их наедине с суровой жизнью.

В сущности, временно жалость к себе может служить утешением. Подобно животному, зализывающему раны, она позволяет нам немного уменьшить боль. Однако постоянный настрой «о горе мне, горе!» приносит больше потерь, чем выгод. Чувство жалости к себе потребляет энергию, которую можно было бы использовать на то, чтобы изменить жизнь к лучшему. Пока вы буксуете в скверном прошлом, выбраться в лучшее будущее невозможно.

Что делать? Если вы настроены постоянно жалеть себя, повод найдется непременно. Ваша задача — сделать разворот на 180 градусов: от стенаний к признательности, от ворчания к благодарности. Ищите ситуации, способные дать вам новую перспективу, например: проводить больше времени с людьми, которые действительно заслуживают сострадания. Сделайте что-нибудь для кого-то менее удачливого, чем вы. Это не только поможет вам лучше осознать, что у вас все не так уж и плохо, но и даст повод гордиться собой — а чувствовать одновременно гордость и жалость к себе невозможно.

Реклама на Forbes

Не считайте, что правильный путь всегда самый трудный

Многих из нас воспитывали в убеждении, что ничего стоящего без боли и потерь достичь нельзя. Единственное, что достойно называться «настоящим делом», — это тяжелая, изнурительная работа.

Такой образ мышления заставляет нас отворачиваться от тех занятий, которые принесли бы нам наибольшее удовлетворение. Вместо этого мы выбираем что-нибудь поутомительнее да потруднее. А потом, поняв, что не справляемся, клянем себя, считая неумехой. В действительности же проблема в том, что мы взялись не за свое дело и оно нам нисколько не нравится.

Что делать? Если вам нравится то, чем вы занимаетесь, не чувствуйте себя виноватым. Напротив, ищите способ превратить интересное дело в карьеру.

Если же вас постоянно мучают разочарование и сомнения, подумайте о том, что вы, возможно, занимаетесь не тем, что вам подходит. Поищите занятие, которое приносит радость. Самый легкий путь часто бывает самым правильным.

Просите у людей то, что вам нужно

Казалось бы, такое простое действие — попросить об услуге — встречает массу сопротивления. Причин замалчивать свои потребности много: кто-то боится отказа, кто-то не хочет ранить чувства другого человека, кто-то расценивает просьбы как признак слабости.

Реклама на Forbes

Многие считают, что близкие сами должны догадаться, что нам нужно. Это детская позиция: мы хотим, чтобы люди видели все наши потребности и обеспечивали их — так же, как это делали родители, когда мы были маленькими. В результате ждем, обижаемся, злимся, теряем драгоценное время и годами не получаем желаемого.

Что делать? Поймите и примите свои потребности. Они есть у всех. Осознайте, что никто не умеет читать мысли, — если вы не выскажете просьбу, никто о ней не узнает. Старайтесь просить не требуя, не критикуя и не жалуясь. Не ходите вокруг да около, не приводите в пример друзей и соседей, не обвиняйте в том, что вам до сих пор не дали. Сформулируйте потребность как факт: четко и ясно. Постарайтесь обеспечить возможность ответить вам «да» или «нет». Надеяться на согласие, безусловно, вполне нормально, но старайтесь не настаивать.

Не отступайте из-за того, что чувствуете себя не готовым

Собираемся ли мы сделать предложение руки и сердца, начать новую карьеру, завести детей или наконец высказать кому-то претензии, — мы почему-то рассчитываем на то, что будем чувствовать невозмутимую готовность к этому; что нас ждет такое состояние ума, в котором не ведомо ни напряжение, ни противная тошнота, ни сомнения. А когда вместо всего этого испытываем сильный дискомфорт, воспринимаем его как знак, что по-настоящему не готовы к такому шагу.

Как пишет Гоулстон, если поддаться этому чувству, последствия могут быть катастрофическими. Всем ведь известно, что люди, оглядываясь на прожитую жизнь, обычно сожалеют не о том, что сделали, а о том, что так и не решились сделать.

Что делать? Испытывать тревогу на пороге перемен вполне естественно. Если она слишком сильна, это может говорить о том, что вы недостаточно подготовлены, а не о том, что вы не готовы. Попробуйте умерить беспокойство тщательной подготовкой. Однако даже не надейтесь, что сможете избавиться от всех сомнений и тревог. Такой нереалистичный настрой ведет к ошибке нулевого риска: по сути, вам нужна гарантия, что ничего страшного или неожиданного не произойдет. Но таких гарантий никто не дает.

Реклама на Forbes

Если вас охватило желание отступить, потому что вы не чувствуете себя готовым, сделайте паузу. Спросите себя, почему вы так считаете. Составьте список причин. Подумайте, что должно произойти, чтобы вы стали готовы. Что вам нужно сделать, чтобы это произошло? Стоит ли это времени и усилий?

Люди изобретают столько же способов саботировать собственную жизнь, сколько и способов ее улучшить. Главное — суметь отличить одно от другого. И действовать.

Изнурительно, но не блестяще: NPR

НИЛ КОНАН, ведущий: Это РАЗГОВОР НАЦИИ. Я Нил Конан из Вашингтона. У них мало гарантий занятости, они работают внештатно в индустрии, которая зарабатывает миллиарды, но их ежедневная зарплата может быть бесплатным обедом. У них нет медицинской страховки, они постоянно подвергаются критике и отторжению, некоторые оказываются в долгах перед работодателем, а в 24 года им уже слишком много лет.

Это модели, которые работают, изнурительно работают в индустрии, переполненной гламурной конкуренцией.За каждую Жизель, которая зарабатывает миллионы, десятки девушек и молодых женщин получают одежду или бесплатный обед или 150 долларов за однодневную съемку, что может напомнить вам больше о Диккенсе, чем о гламуре.

Сегодня мы рассмотрим отрасль и поймем, почему так важно понимать ее. Если у вас был опыт работы в индустрии моды в качестве модели, агента или матери, позвоните нам и расскажите свою историю. Наш номер телефона 800-989-8255. Электронная почта [email protected] Вы также можете присоединиться к беседе на нашем сайте.Зайдите на npr.org. Щелкните РАЗГОВОР С НАЦИЕЙ.

Позже в программе кампания музыканта Стефана Саида по переходу от сообщения к движению. Но сначала к нам присоединяется Эшли Мирс с членской станции WBUR в Бостоне. Она доцент социологии в Бостонском университете и изучала модели, став одним из них. Приятно видеть тебя сегодня с нами.

ЭШЛИ МИРС: Привет, Нил, спасибо.

КОНАН: И мы склонны думать о моделях как о тех гламурных существах, путешествующих на лимузине, которые устраивают вечеринку со своими бойфрендами-квотербеками.Дайте нам снимок того, на что на самом деле похожа жизнь.

MEARS: Есть много ошибочных представлений о модельной жизни. Отчасти это связано с характером работы. Это то, что мы назвали бы индустрией, где победитель получает все, что означает, что у вас есть горстка победителей на вершине иерархии, которые делают очень заметные и очень прибыльные награды, и мы видим, что это все время отмечается в популярной прессе.

Однако есть огромная куча людей, которые изо всех сил пытаются свести концы с концами или просто выживают, которые также надеются на свой шанс стать победителями.И поэтому, когда мы децентрируем этих победителей и не смотрим на них, а скорее на всех невидимых людей, которые пытаются ими стать, мы получаем совершенно иную картину, прямо противоположную тому, что думает большинство людей. моделирование нравится.

Технически это то, что социолог назвал бы — это структурно плохая работа, то есть ненадежная работа.

(ЗВУК СМЕХА)

КОНАН: Это технический термин?

MEARS: Верно, да.Нет, мы бы сказали, что это плохая работа. Это как нестандартная занятость или работа в неформальной экономике, где вы не знаете, когда придет ваша следующая зарплата. Это ненадежная работа. Это непредсказуемо, небезопасно, и вы не получаете таких льгот, как медицинское обслуживание или пенсионный пакет.

КОНАН: Расскажите нам историю модели, которую вы описали в своей книге как Лиз.

MEARS: Итак, Лиз — интересный случай. Когда я работал, я фактически работал моделью, я познакомился с ней на кастинге, и мы поговорили, и я несколько раз брал у нее интервью и поддерживал с ней связь в течение нескольких лет.И мы были примерно в том же положении, что были новыми лицами, или, как их еще называют, новыми лицами в отрасли. И каждый день нас отправляли на несколько кастингов.

Представьте, что ваша работа каждый день проходит серию собеседований, и вот как мы познакомились. И у нее все было хорошо в том смысле, что она работала для журналов и тестировала фотографов, разрабатывала свое портфолио, как и должна делать каждая новая модель, но не получала за это очень хорошо.

В то время она училась в университете в Нью-Йорке и в итоге бросила университет, чтобы заняться коммерческой работой в L. А., где это рынок, на котором, как ей сказали, модели могут заработать много денег на коммерческой работе, например, в телевизионной рекламе.

И она хорошо справилась. Она поехала в Лос-Анджелес, и она действительно … она ударила в удачную серию. Она заказала пару прибыльных работ, которые ей очень хорошо платили, и у нее были остатки в рекламе на телевидении. Но через несколько лет ее заработок полностью иссяк, потому что она заболела, и без медицинской страховки ей пришлось платить из своего кармана за некоторые довольно простые процедуры, которые были очень дорогостоящими.

И вот она снова оказалась разоренной, вернувшись в Нью-Йорк, живя со своей семьей.

КОНАН: И это — из этой истории можно сделать несколько важных выводов. Одна из них заключается в том, что это очень неопределенная и непредсказуемая жизнь, и у вас не так много защиты, на которую можно было бы вернуться. Во-вторых, вы провели различие между элитной моделью, я думаю, их называют редакционными моделями, и коммерческой.

MEARS: Да, да. Это действительно важное различие.Рынок моделирования — это не единичный объект, а, по сути, очень разные сферы разных видов модельной работы. А сферы условно делятся на две категории: редакционную и коммерческую.

И у них разная логика и разный престиж и зарплата. Так что в редакционном мире это должности, которые считаются более высококлассными. Они похожи на подиумы вашей недели моды, ваши редакционные развороты в журнале, например, в элитном журнале, а не в более коммерческом журнале.

Коммерческая работа — это работа, подобная каталогам, работа, которая считается хлебом с маслом любого модельного агентства. Они также включают работу в выставочных залах, что действительно интересно, действительно интересный сегмент индустрии, потому что модели из выставочных залов действительно не видны. Они буквально находятся за кулисами с дизайнерами, которые лепят на них одежду своим телом.

Так что работа в выставочном зале, работа с каталогом — это действительно прибыльный бизнес. Если вы попадаете в выставочный зал, вы можете зарабатывать от 200 до 500 долларов в час, и вы работаете постоянно, вы знаете, много часов в течение многих дней.Это очень прибыльная работа; Однако это работа невысокого престижа, ведь от работы в выставочных залах не стать супермоделью. Вы можете стать супербогатым, работая в выставочных залах.

Тем не менее, чем больше редакция, тем выше престиж рынка. Когда вы идете на один из показов Недели моды, вы знаете, как если бы вы приехали в Париж, подходящие дизайнеры действительно могут повысить ваш профиль. Однако эта работа, как правило, не очень хорошо оплачивается.

Таким образом, съемка для элитного редакционного журнала может платить фиксированную ставку в размере 150 долларов в день.Это может вам ничего не заплатить. Он может заплатить вам за обед. Точно так же некоторые показы на подиумах могут быть фантастическими для вашего имиджа, но вам могут не заплатить наличными. Вам могут заплатить так называемая торговля. Поэтому, когда вам платят за торговлю, вы можете забрать домой одежду.

Так что это довольно забавно, потому что часто люди думают: о, если вы модель, вы знаете, как здорово, вы можете сохранить одежду. Но на самом деле, когда вы модель и делаете редакционную работу, вы отказываетесь от экономической оплаты, денег, подарка одежды и достаточного престижа, что, надеюсь, ставка в том, что это рискованная ставка. этот престиж может накапливаться и принести вам элитную кампанию, такую ​​как парфюмерная кампания или многолетний многомиллионный контракт, скажем, с Calvin Klein.

КОНАН: Мы говорим с Эшли Мирс, доцентом социологии Бостонского университета, которая погрузилась в модельную индустрию, став таковой, чтобы писать об этом и узнавать о жизни людей. 800-989-8255, если у вас есть опыт в этом бизнесе. Напишите нам, [email protected] Мы начнем с Гэри, с нами Гэри из Буффало.

ГЭРИ: Привет, ты меня слышишь?

КОНАН: Вы в эфире, пожалуйста.

ГЭРИ: Хорошо. Я … я живу в Буффало, и моя дочь, которой сейчас 22 года, закончила колледж, в течение ряда лет имела довольно успешную карьеру подростковой модели. Когда мы поженились, мы с моей бывшей женой отвезли ее в Нью-Йорк, и она им понравилась. У нее появился агент, и дела пошли хорошо.

У нее было несколько обложек журналов, несколько европейских обложек, снятых в Нью-Йорке, и так далее. Но кое-что из того, что происходило по пути, было странным. Однажды моя бывшая жена привезла ее в Нью-Йорк на съемку, когда ей было около 14 лет, и фотограф сказал: «О, я люблю вашу дочь».Пожалуйста, оставь ее со мной. Я буду хорошо о ней заботиться — что немного жутко, если подумать.

А потом, когда ей было 16 или 17, у нее был модельный концерт в Торонто, на одном из таких собраний, и тогда мы поняли, что она спортсменка. В старшей школе она была капитаном волейбольной команды. Она играла в софтбол. Она побежала по следу. Она была обученной танцовщицей. Она была мускулистой, а мускулы, конечно, весили больше, чем жир.

И хотя она выглядела как бобовый столб, она достигла определенного веса, когда ей сказали, что ты слишком тяжелый, ты должна быть моделью большого размера.Я смотрел на нее, и мне казалось, что она не толще моей руки. И она плакала всю дорогу от Торонто до Буффало. И я просто сказал, все, готово, это безумие. Это безумное обстоятельство.

MEARS: Да, ну, это определенно трудно услышать девушке-подростку, и тем не менее, как я задокументировал, довольно повсеместно и не обязательно произносится со злым умыслом. Когда я работал на рынке и, вы знаете, использовал … делая полевые заметки и анализируя все эти данные о том, что значит быть моделью, я определенно видел много того, о чем вы говорите, жуткие вещи , оскорбления, вещи, которые могут заставить вас плакать и чувствовать себя очень плохо из-за своего тела.

И когда я проводил интервью с модельными агентами, я узнал, что довольно интересно, что им также очень неудобно говорить людям, особенно молодым девушкам, что им нужно похудеть, что им это неудобно, потому что они не придурки.

И они соблюдают нормы вежливости, и все же отрасль, чтобы быть успешной моделью в редакционной части рынка, имеет размер от нуля до четвертого для женщины. Это своего рода размер тела, который хорошо подходит для девочки-подростка, но не так хорошо, как она становится старше.

ГЭРИ: Угу. Что ж, я рад сообщить, что она закончила колледж со степенью по связям с общественностью, работает и преуспевает.

MEARS: Красиво, фантастически.

КОНАН: Рад слышать это, Гэри.

ГЭРИ: Спасибо.

КОНАН: Большое спасибо за звонок. Эти — жуткие, эта часть — это тоже часть.

MEARS: Да, это его часть. Что — помимо отдельных случаев, когда люди могут слышать жуткие вещи, например, слышать то, что могло быть переходом от фотографа к молодой девушке, конечно, такие вещи могут происходить, эти вещи могут происходить по-разному арен.

Проблема в модельном бизнесе состоит в том, что у вас много молодых людей, которые составляют рабочую силу, особенно молодых девушек. И у вас есть молодые девушки, с которыми не обязательно должны быть родители. Модельные агенты предпочитают иметь моделей не моложе 16 лет. Однако, конечно, они могут начать намного моложе, и они действительно начинают намного моложе.

Когда я был в Нью-Йорке, я узнал, что одна из моделей, которая была на показе мод, была 13-летней девочкой со мной, и с ней была ее мать.Но вполне вероятно, что, может быть, она и не станет, может быть, с ней приедет начальник из агентства.

Это означает, что в основном у вас уязвимое население детского труда. Другая жуткая часть заключается в том, что на рынке нет такого глубокого понимания — или нет таких хороших правил или надзора, что, если вы столкнетесь с проблемной проблемой, вам, возможно, придется решить ее самостоятельно.

КОНАН: Мы говорим о мире моделирования, реальном мире настоящих манекенщиц, с Эшли Мирс, которая сама ходила по этим подиумам и писала о своем опыте в своей книге «Ценообразование на красоту: создание фотомодели». «Если у вас был опыт работы в индустрии моды, как модель, агент или родитель, позвоните нам по телефону 800-989-8255. Оставайтесь с нами. Я Нил Конан. из новостей NPR.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

КОНАН: Это РАЗГОВОР НАРОДЫ. Я Нил Конан, Новости NPR. Когда вы листаете страницы модных журналов и каталогов, скорее всего, вы мало думаете о жизни моделей, на которые смотрите. Гламур в глянцевых журналах часто значительно перевешивается требованиями к строгости, напряженным графикам и критикой, а также паршивой оплатой, если она вообще есть.

Эшли Мирс знает все это не понаслышке. В ее книге «Цена красоты: создание фотомодели» рассказывается ее собственная история жизни модели. Сейчас она доцент социологии Бостонского университета.

Если у вас был опыт работы в индустрии моды, расскажите нам свою историю, 800-989-8255. Электронная почта [email protected] Вы также можете присоединиться к беседе на нашем сайте. Это на npr.org. Щелкните РАЗГОВОР С НАЦИЕЙ.

И пойдем рядом с Джеем (ph), и Джей на линии с нами из Нью-Йорка.

ДЖЕЙ: Привет, как дела?

КОНАН: Давай, пожалуйста.

JAY: Да, я работаю в продакшене, на самом деле, в рекламе и — в основном в каталогах здесь, в городе.

КОНАН: И да, продолжайте.

JAY: О, в общем, о чем я хочу сказать, что такого рода проблемы, такого рода несоответствия, я думаю, затрагивают всю отрасль. Скажем так, как будто я работаю, вы знаете, в основном приношу мебель на съемочную площадку, делаю реквизит и тому подобное, и я — вы знаете, моя дневная ставка, возможно, составляет четверть или даже треть их ставки. , и мой день может быть 12 или 13 часов или больше.

И есть что-то похожее с точки зрения фриланса. У меня нет медицинской страховки. Это … я думаю, что это проблема всей отрасли.

MEARS: Верно, нет, определенно. Спасибо, Джей, и это индустрия культуры в целом. Конечно, дело не только в модельном моделировании, это люди, которые работают в производстве, на съемках. Это люди, которые работают в таких областях, как издательское дело, художники, музыка, графический дизайн, журналистика, которые во всех этих различных областях имеют огромное неравенство, люди, которые сорвали джекпот и имеют как продающую книгу или продающееся произведение искусства. , и они отлично справляются, но большинство людей зарабатывают себе на жизнь.

И это в основном внештатные вакансии, которые …

ДЖЕЙ: Совершенно верно.

MEARS: Да, нестандартная занятость.

ДЖЕЙ: Я получил … однажды на одной работе у меня произошло тепловое истощение, меня посадили в поезд и отправили домой.

MEARS: Вау, вау, верно. И это также относится к последнему абоненту, который упомянул, что, знаете, могут происходить разные жуткие вещи. Когда вы работаете в таких областях, вы руководствуетесь индивидуализмом.

Итак, на модельном рынке у вас есть агентство, но агентство, технически вы нанимаете их, а они просто работают как посредники, чтобы связать вас и как бы подбадривать клиентов, а это значит, что если у вас возникнут проблемы с клиент, если работа идет плохо, если с вами происходит что-то жуткое, вы должны решить это самостоятельно. Вы не можете пойти к руководителю отдела кадров и подать жалобу в компанию, потому что вы сами по себе.

КОНАН: Джей …

JAY: Бывали случаи, когда мне приходилось гоняться за деньгами в течение четырех и пяти месяцев, ну, знаете, шесть или семьсот долларов, которые, вы знаете, мне нужно заплатить за квартиру.

КОНАН: И с другой стороны, Джей, по крайней мере, в модельном бизнесе, есть шанс лотереи на огромный успех. Это есть в твоей работе?

ДЖЕЙ: №

(ЗВУК СМЕХА)

ДЖЕЙ: Я имею в виду, что для большинства людей, которых я знаю, это средство достичь цели, получить арендную плату, попытаться перейти к чему-то другому. Обычно это люди творческие, но не обязательно. Вы знаете, я не хочу, вы знаете, обязательно таскать мебель, чтобы заработать себе на жизнь.Мое призвание не в этом. Я хочу заниматься творчеством. Так что это — вы знаете, по крайней мере, я не нахожусь на складе где-нибудь в пригороде, где я вырос.

Вот как я в некотором роде слежу за мелкими оскорблениями, которые наносит нам индустрия.

MEARS: Верно, и я обнаружил, что и с моделями многие модели реалистично оценивают свои шансы. Попав на рынок, они осознают структуру суперзвезд и низкие шансы на то, что они станут суперзвездами.Поэтому они соответствующим образом корректируются. Они берут из этого все, что могут, например, нетворкинг.

Такие поля отлично подходят для создания вашего хранилища связей, которое вы можете перенести на другие виды культурной работы, которые, надеюсь, могут иметь страховку.

КОНАН: Джей, удачи, спасибо за звонок.

ДЖЕЙ: Спасибо.

MEARS: Спасибо.

КОНАН: Пойдем рядом с Элизабет (ph) и Элизабет на линии от Св.Луи.

ЭЛИЗАБЕТ: Привет, я модель, которая выполняла некоторую внештатную и агентскую работу на рынке Сент-Луиса и только с небольшим агентством, но пыталась расшириться и выйти на более крупные рынки. Я обнаружил настоящие предубеждения против того, что я кавказская женщина с большими бедрами. Как латиноамериканка или афроамериканка с большими бедрами, у них почти больше шансов на рынке. Я просто хотел прокомментировать это, посмотреть, какова была ваша точка зрения.

MEARS: Хорошо, это действительно интересно.Так что я думаю, что это само по себе проблематично, верно, предположение о том, что определенные виды тел имеют больше смысла для определенных типов этнических групп, которое, как вы знаете, воспроизводит все виды стереотипов, как оно есть.

И все же есть разница между местными рынками и рынками крупных модных городов. Итак, в модельном агентстве Нью-Йорка они пытаются взять на себя девочек — и я не говорю о девушках в каком-то неосознанном смысле, я имею в виду людей, которые очень молоды, и, следовательно, девушек — это будет хорошо в редакционной статье. рынок и коммерческий рынок.

Они ищут моделей, которые могут и заработать деньги, и создать весь престиж, что хорошо для агентства и потенциально также, знаете ли, действительно здорово для модели, если она добьется большого успеха. Эти модели очень тонкие и, как правило, очень белые.

ЭЛИЗАБЕТ: Я просто, вы знаете, определенно чувствовала предубеждение против того, что я европеоид и у меня большие бедра. Так что я как бы пришел к осознанию того, что, возможно, это не мое будущее, и я как бы ухожу за кулисы в аспекте дизайна одежды.Так что спасибо тебе.

MEARS: О, это действительно хорошо.

КОНАН: Удачи, Элизабет.

ЭЛИЗАБЕТ: Спасибо.

MEARS: Знаете, я просто хочу добавить кое-что по этому поводу. Я не брал интервью у очень многих небелых женщин или мужчин для книги с точки зрения моделей, но те, которые я проводил, также очень боролись с размерами бедер или размерами своего тела. У большинства женщин, с которыми я беседовала, были проблемы с тем, чтобы соответствовать очень узкому набору требований к своему телу.

КОНАН: Жокеи тоже должны сохранять вес. Это …

MEARS: Верно, спортсмены, много разных типов спортсменов, точно. И есть аналогичные механизмы для удержания тел в одной линии. Итак, разные типы спортсменов — боксеры, гребцы, например, — проходят взвешивание, которое, знаете ли, если вы не делаете веса, то это провал всех видов.

Точно так же и для моделирования у нас нет взвешивания, но моделей постоянно измеряют или просят сменить одежду, примерить одежду размера образца, которая, как вы знаете, может быть красивой и вместительной, а может быть невероятно тесной и тесной. стыдно пытаться вписаться.

КОНАН: Вы говорили о том, что большинство моделей, по крайней мере в Нью-Йорке, белые. Также наблюдается большой приток девушек из-за границы — и опять же, я использую слово девушки и молодые женщины.

MEARS: Да, вы видите большой рост людей, которые приезжают из таких мест, как Бразилия, из Восточной Европы и постсоветских обществ, и это связано с растущим распространением модельных скаутов по всему миру, с интернет-технологиями, цифровыми технологиями. фотография, и просто легкость путешествий, что теперь моделей довольно легко найти, скажем, в сельской Сибири, а затем их изображения облетят весь мир, и они могут оказаться в таком городе, как Нью-Йорк.

Итак, произошел огромный, огромный рост людей, которые хотят быть моделями и которые являются доступной рабочей силой для моделей по всему миру. Но когда я говорю, что они едут в Бразилию, вы знаете, Бразилия — это страна с большинством метисов или африканского наследия, но они едут в самые белые части Бразилии. Они едут в южные районы Бразилии, где есть история немецкой иммиграции. Итак, модели, которые … люди там, как правило, имеют светлые волосы, голубые глаза и выглядят, например, как Жизель Бундхен.

Итак, предпочтение отдается молодым девушкам, а также светлым, светлокожим девушкам.

КОНАН: Пойдем рядом с Робом, и Роб на связи с нами из Омахи.

ROB: Привет, спасибо, что ответили на мой звонок.

КОНАН: Конечно.

ROB: Да, я 47-летний мужчина-модель, работающий неполный рабочий день здесь, на Среднем Западе, на относительно небольшом рынке. Но я просто хотел предложить, чтобы я знал многих клиентов моего агентства, моделей и т. работа.Так что я просто делаю это, когда могу, и у меня отпуск, чтобы я мог делать это и получать деньги за свою работу.

Итак, многие люди, если они хотят заняться модельным бизнесом, они — я знаю, что делал это со своими детьми, и они делают это периодически, когда у них есть время. Вы можете заниматься этим на неполной ставке, а затем, знаете ли, строить свою жизнь на полную ставку. А потом я знаю, что мое агентство только что отвезло одну из своих клиентов в Форд в Чикаго и подписало с ней контракт. Так что у вас есть эти снимки, если у вас есть правильные связи и все такое.

Так что это не обязательно должно быть все или ничего, но вы можете повеселиться, так что …

MEARS: Нет, абсолютно, абсолютно. И я пытаюсь сделать это в книге, чтобы охватить весь диапазон, я имею в виду структурную нестабильность, присущую трудовым соглашениям, но также, вы знаете, работая в рамках этих трудовых соглашений, люди делают из этого то, что они хотят.

Некоторые люди видят в этом фантастическую возможность, удивительное путешествие, как вы выразились довольно хорошо, различные связи, которые вы не знаете, куда они собираются привести, что люди могут использовать самые разные подходы к этим договоренностям. , как они это делают во многих различных областях, таких как музыка или, знаете ли, написание романа или работа журналистом.

Вы можете попробовать, а затем изменить свою жизнь соответствующим образом.

ROB: Совершенно верно, потому что 125 долларов в час с минимумом двух часов в этой экономике — это фантастика для меня, даже если я буду делать это пару раз в месяц.

(ЗВУК СМЕХА)

MEARS: Верно. Верно.

КОНАН: Роб, поздравляю. Спасибо большое.

ROB: В любом случае, спасибо. Спасибо за ваше время.

MEARS: Ага. Спасибо.

КОНАН: Однако возникает проблема.Опять же, вернувшись в Нью-Йорк на этом элитном уровне, на уровне редакции, обращаются ли с мужчинами так же, как с женщинами?

MEARS: Нет, совсем нет. Очевидно, что гендер имеет значение, когда мы говорим о моде и модельном моделировании, но он имеет довольно интересное значение. Когда вы смотрите на моделирование как на рынок труда, возникает невероятный гендерный парадокс: это одна из немногих областей, в которых у женщин больше возможностей, и они зарабатывают значительно больше денег, чем их коллеги-мужчины. Значительно больше денег.Я имею в виду, что иногда я документировал случаи, когда женщины зарабатывали в два-три — пять раз больше, чем мужчины, за равный труд. Так что мы не говорим о … вы знаете, очевидно, что … вы, вероятно, не можете назвать столько мужских супермоделей с головы до ног …

КОНАН: №

MEARS: … Я предполагаю. OK. Итак, вы знаете …

КОНАН: Честно говоря, я лучше играю с квотербэками.

MEARS: Верно, верно. И это было бы подходящим полем — в легкой атлетике — которое мы увидим — вы знаете, мужчины побеждают в легкой атлетике, и им, как правило, платят больше в легкой атлетике, чем женщинам.

КОНАН: Например, в теннисе, где, да, мужчины зарабатывают намного больше денег.

MEARS: Верно. Верно. Где до недавнего времени на некоторых крупных теннисных турнирах призовые в женских соревнованиях были неравны, чем в мужских. Верно. Итак, в модельном бизнесе, как и в спорте, можно сказать, это традиционный гендерный разрыв в заработной плате. При моделировании мы видим обратное — обратный гендерный разрыв в заработной плате. Мы видим это и в других сферах, например, в секс-бизнесе, проституции, порнографии.

Итак, когда — что было интересно, когда я беседовал с агентами и клиентами о том, откуда возникает этот разрыв в заработной плате, о том, что — вы знаете, почему вы платите женщинам намного больше, чем мужчинам, это было своего рода — невыполнение обязательств. Объяснения могут быть примерно такими: ну, это женский бизнес, или, вы знаете, женщины — лучшие модели, женщины лучше подходят для работы, что мужчины, вы знаете, они заняты неполный рабочий день или для по другим причинам, или мы просто не в восторге от мужчин-моделей.

И то, что я утверждаю в книге и что я пытаюсь показать, это то, что цены на время модели сводятся к переговорам, которые агенты могут вести с клиентами. Центральное место в этих переговорах занимает количество ажиотажа или ажиотажа, которое может вызвать модель. Но люди не очень рады мужчинам-моделям, тем, что букеры не так жестко борются, как с мужчинами, или что это уже само собой разумеющееся предположение, что если мужчина и женщина вместе работают в моде, то она буду делать больше.И тогда агенты будут использовать ставку женщины в качестве основы, чтобы — или они будут использовать ставку мужчины в качестве основы, чтобы увеличить ставку женщины, если, например, будет соблюдаться паритетная оплата. да.

КОНАН: Мы говорим с Эшли Мирс о мире моделирования. Вы слушаете «РАЗГОВОР О НАЦИИ» из новостей NPR. Гул. Жужжание — это то нематериальное качество, которое внезапно берет одну из этих молодых женщин и делает ее звездой.

MEARS: Да.

КОНАН: Как можно подняться над остальными?

MEARS: Ага.Это центральный вопрос, на который я пытался сформулировать ответ в своем исследовании. Но этого не знают агенты, клиенты и сами модели. Когда я разговаривал с людьми, они часто связывали это со сроками или удачей, что действительно важно, и все же это не чисто случайное или случайное событие, когда кто-то добирается до вершины. Карьера топ-модели зависит от редакторской части рынка. Да, вам нужно обеспечить достаточную видимость на страницах журнала или на Неделе моды, чтобы проводить те мегакампании, которые действительно могут сделать вас звездой.Но для того, чтобы добраться до этого уровня, вам нужны определенные типы людей, которые наложат на вас санкции на редакционном рынке.

На рынке редакционных материалов я обнаружил, что то, что все ищут, вид, который они ценят, — это то, что они называют резким, что является еще одним плавным, расплывчатым термином. Острый вид — это то, что не так популярно, что он немного отличается, и вы не можете понять его, но он привлекает законодателей моды высокого класса. Так что этот резкий вид невероятно ненадежен, и его очень сложно закрепить.

Когда у вас есть рыночная ситуация с большой неопределенностью, вы обнаруживаете, что люди смотрят друг на друга в поисках сигналов о том, что им делать. Какую модель мы выберем, если все они одинаково квалифицированы, красивы, молоды и худощавы? Что ж, мы смотрим на то, что выбирают другие люди. И они особенно обращают внимание на то, что выбирают другие высокопоставленные клиенты. Итак, вы ищете людей, которые работают, например, на Vogue или показы Prada или Chanel. Что бы они ни выбрали, это хороший признак того, что выглядит соответственно острым.

Теперь, пытаясь войти в контакт с клиентом с высоким статусом, это вполне нормально — вот тут и проявляется ваш произвол. Вы им нравитесь в данный момент, или вы им не нравитесь в этот момент. Вот тут-то и пригодится удача — получить место под покровительством высокопоставленного клиента. Но букеры — извините, модельные агенты известны как букеры.

КОНАН: Ага.

MEARS: Букеры это знают. Они знают, что их лучшие шансы на успех для любой модели — это найти для нее клиента с высоким статусом.Поэтому они вырабатывают соответствующую стратегию. Они пытаются построить отношения с нужными клиентами. Они пытаются завоевать с ними доверие. Они пытаются работать над своей собственной способностью продавать, чтобы выяснить, каков вкус этого высококлассного законодателя вкуса, чтобы создать такой образ.

КОНАН: И, опять же, как игроки в мяч, они иногда лгут о своем возрасте?

MEARS: Да. И особенно в последнее время в связи с освещением в прессе моделей младше 16 лет, несмотря на Дайан фон Фюрстенберг — ее одобрение индустрии использовать людей старше 16 лет указывает на то, что у нее самой была 15-летняя прогулка. ее шоу.Итак, люди лгут о своем возрасте в обоих направлениях; для женщин, особенно потому, что они начинали так рано. Но людям может быть неудобно нанимать 13-летнего, например, для моделирования женской одежды. Таким образом, они могут солгать о ее возрасте и сказать, что ей 16. Это также может работать в противоположном направлении, когда в редакционном взгляде они ищут что-то очень модное. Они ищут следующее свежее лицо. Если вам уже, скажем, 22, 23 года, это означает, что вы больше не свежее лицо, и, знаете ли, люди, вероятно, видели вас.Они оставили вас без внимания. Зачем кому-то рисковать на вас? Так что, если вам 22, 23, вам могут посоветовать солгать о вашем возрасте, например, вам 20 или 19, если вам это сойдет с рук.

КОНАН: Хорошо. Эшли Мирс это сошло с рук. Она солгала о своем возрасте, когда работала над диссертацией, ставшей ее книгой «Оценка красоты: создание фотомодели». Она присоединилась к нам сегодня из членской станции WBUR в Бостоне. Большое спасибо за ваше время.

MEARS: Отлично.Спасибо, Нил.

КОНАН: Следующее, создание музыки с посланием и трудность охвата более широкой аудитории. К нам присоединится иракско-американский певец Стефан Саид. Оставайтесь с нами. Я Нил Конан. Это РАЗГОВОР НАЦИИ из новостей NPR.

Авторские права © 2011 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR.Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Каково это на самом деле быть манекенщицей

В течение десятилетий модельный бизнес был тихой профессией, где женщин должны были видеть и никогда не слышать.

Но в феврале, когда началась Неделя моды в Париже, группа известных моделей — Джордан Данн, Эди Кэмпбелл, Леоми Андерсон, Кэндис Свейнпол и Джоан Смоллс — выразили свою поддержку Джеймсу Скалли, директору по кастингу, который взял в Instagram, чтобы осудить двух коллег, Майду Грегори Бойна и Рами Фернандес, за то, что они несколько часов держали моделей в неосвещенной лестничной клетке.

«Спасибо, Джеймс, говори ПРАВДУ !!!» Мисс Данн написала.

Месяц спустя на сайте models.com были опубликованы результаты опроса, в котором более двух десятков моделей обсуждали непрофессиональные условия труда, невыплаты и злоупотребления в отрасли. А в мае стало вирусным пост в Instagram модели Ульрикке Хайер, в котором она обвинила директора по кастингу круизного шоу Louis Vuitton в том, что он велит ей пить только воду в течение 24 часов. (На следующий день после водного указа ей сообщили, что она не будет участвовать в шоу.)

«Теперь у моделей есть платформы для социальных сетей, поэтому, даже если они не очень хорошо известны, они все равно могут иметь относительно большое количество подписчиков и выражать свои взгляды так, как они не могли раньше», — сказала Франческа Граната. , директор магистерской программы по изучению моды в Parsons.

Действительно, платформы социальных сетей стали частью их рыночной силы, что часто указывается в их оценочных карточках. Многие используют эти инструменты, чтобы выразить свою веру в то, что, несмотря на всю свою кажущуюся гламурность, модельная индустрия по-прежнему переполнена проблемами, включая трудовую эксплуатацию, сексуальные домогательства и позор тела.

Ниже представлены женщины на разных этапах карьеры, рассказывающие о своем опыте.

Драгоценный Ли, 28 лет, Атланта

Я стала моделью около 10 лет назад, когда посетила открытую встречу с другом. Я моделировал на протяжении всего колледжа, а после того, как я его закончил, я переехал в Нью-Йорк через три дня. Мой первый агент изменил мое имя с Драгоценного на Виктория. Я была Викторией Ли три года.

Я столкнулся с некоторыми действительно интересными проблемами, связанными с моей расой.У меня был кастинг для клиента, который некоторое время ждал меня. Они спросили меня о моем прошлом, и я сказал: «О, я снимался для Macy’s и Nordstrom’s». И они такие: «Нет. Какая у вас раса? » Я сказал: «Я черный». Они такие: «Ой, ты черный? Ты такая красивая ». И я сказал:« Я не знал, что черный цвет не подходит ». Излишне говорить, что я не заказывал эту работу.

Мы не видим достаточно черных моделей, и мы определенно не видим достаточно черных моделей больших размеров. Я определенно более чем вероятно всегда единственная черная модель на съемочной площадке.Иногда я единственный черный человек на всей съемочной площадке или на всем этаже.

Люди не видят разные виды красоты, потому что публикации, дизайнеры, люди, которые действительно могут сделать это, не делают этого. Мода всегда должна была быть следующей новинкой, следующей тенденцией. Что может быть больше нестандартного и прогрессивного, чем изображение женщины 14 или 16 размера на обложке журнала, когда на обложке журнала был миллион женщин прямого роста?

Эбони Дэвис, 24 года, Сиэтл

Я начала работать моделью в моем родном городе Сиэтл.Я хотел вывести свою карьеру на новый уровень, поэтому бросил колледж и переехал в Нью-Йорк в 19 лет. Многие агентства, в которые я ходил, либо говорили мне, что у них есть кто-то, похожий на меня, либо не было места. на их доске для меня, или они просто не заметили меня.

Когда я решила носить натуральные волосы, сначала мое агентство было категорически против. Они сказали мне, что вид, который только что выкатили из постели, не сработает. И его не просто выкатили из кровати. Требуется много работы.

Мне сказали, что я потеряю клиентов, которые у меня были, а новые клиенты не захотят работать со мной.Но самое безумное то, что менее чем через месяц после решения носить естественные волосы я заказал самую большую кампанию в моей жизни: Calvin Klein.

Быть образцом для подражания — это не значит показывать людям, как они выглядят как вы. Быть образцом для подражания — значит использовать свою свободу, чтобы показать другим людям, что быть самим собой безопасно.

Молчание — это насилие. Модели, которые решают не высказываться, участвуют в той же системе угнетения, которая причиняет вред другим людям, и то, что она не влияет на вас напрямую или вы пользуетесь ее привилегиями, не означает, что вы получаете пропуск и что вы должны хранить молчание по этим вопросам.

Стелла Дюваль, 20, Лагуна-Бич, Калифорния

Моя мать была моделью и никогда ничего не навязывала мне, но когда я был моложе, она водила меня на кастинги в Лос-Анджелес. Агенты хотели, чтобы у меня опустились бедра, они говорили, что у меня нет даже пакета чипсов, они хотели, чтобы я сидел на 700-калорийной диете. Я помню, как зашел в агентство, и они сказали: «Ты красивая, но здесь ты пухленькая. У тебя тут немного бедра.

Мне было всего 14, и меня называли толстым, поэтому я бросил учебу и поступил в институт.Я подписал контракт с агентством Muse, и это мой первый год работы моделью.

Я думаю, 13 — это слишком рано, 14 — слишком молодое, а 15 — слишком молодое. Вы просто не развиты и не готовы. Я вижу моделей 13, 14, 15 лет. Кто-то сказал мне, что она не ела два дня, потому что не знала, куда пойти поесть. Я видела девушек, делающих нижнее белье в 14 лет.

Келли Миттендорф, 23 года, Феникс

Мне было 11 лет, когда меня впервые обнаружили. Я был в бассейне со своей семьей.Я подписал контракт с агентством в Аризоне, и я начал работать полный рабочий день в сети, когда мне было 16, и я заказал кампанию Prada в качестве моей первой работы.

Я вспоминаю вещи, которые произошли, когда мне было 16 или 17 лет, и которые заставляют меня съеживаться. Когда мне было 16, я появился на съемочной площадке в походной футболке, спортивных шортах и ​​томах, и это было вдохновлено S-and-M. Это был стол из кнутов, наручников и различных шаров для разных занятий. Я не целовал мальчика.

Они посадили меня в эти туфли, которые были твоими типичными туфлями на шпильке в стиле доминатрикс.Они были такие высокие, и у меня не было достаточного опыта в туфлях на каблуках, и я не могла стоять на них. Я влезал в туфли, а потом одевался у шкафа, а потом мне приходилось, типа, подпирать локти набок, и этот парикмахер поднимал меня в моем наряде за локти, а затем ставил там, где была моя отметка. .

Я никогда не зарабатывал хорошо как модель. В тот или иной момент я залез в долги перед каждым из моих агентств. У агентства есть учетная запись для каждой девушки, и если им нужно, чтобы девушка приехала из Аризоны в Нью-Йорк, чтобы создать свое портфолио, агентство оплатит ее билет на самолет, оплату фотографам, печать фотографий. , для самого физического портфолио, для комп-карт, которые необходимо разработать, для ретуши, для новой одежды, с которой будет проходить кастинг, для модели квартиры, в которой она будет жить.

Однако, как независимый подрядчик, модель несет полную ответственность, поскольку не является прямым сотрудником агентства. У меня был пятизначный долг. Мне повезло, что я смог выбраться из этого. На это ушли годы.

Я уволился из отрасли два года назад. Тебе надоедает, что к тебе прикасаются люди. Я хотел немного больше контролировать свою жизнь. Я не хотел ждать, чтобы получить расписание, в котором говорилось бы, что я собираюсь делать на следующий день, накануне вечером.Я хотел иметь собаку, я хотел получить диплом. Я хотел быть в состоянии не чувствовать растерянности и беспокойства, как будто я постоянно ждал чего-то другого.

Рене Петерс, 28, Нэшвилл

Впервые я решила, что могу стать моделью, было в 14 лет. Меня действительно заметили в торговом центре в Нэшвилле, и мои родители сразу сказали: «Нет, ты не моделирование. Ты слишком молод. Ты останешься в школе «.

Все, о чем я мог думать, — это средняя школа.Я начала работать моделью в Нэшвилле, как только закончила среднюю школу. Я начал профессионально заниматься моделью в Нью-Йорке, когда мне был 21 год.

Девушки на кастингах, которых отбирали, были все очень, очень худые. И поэтому я сильно заставляла себя быть той девушкой, потому что хотела добиться успеха. У меня развилась анорексия и булимия. Это длилось пять или шесть лет, и только пару лет назад я осознал, что у меня есть проблема.

Я думаю, что определенно бывают случаи, когда агентства просят своих девушек похудеть, и это проблема.Но я думаю, что многое из этого просто присуще отрасли, потому что размеры выборки настолько малы, и потому, что чем вы тоньше, тем более знаменитым вы становитесь.

Каждый день, когда вы работаете моделью, вы каким-то образом объективируете. Понимаете, если это просто термин «манекен» или «модель», как будто вы на самом деле не человек, а просто средство передвижения для одежды, макияжа или прически. А иногда это даже похоже на сексуальные домогательства. У меня был один парень, который хотел, чтобы мои соски сильно выглядели во время съемки.Он буквально схватил меня за сосок и сказал: «Видите, нам нужно, чтобы это было жестко».

Джиллиан Меркадо, 30, Нью-Йорк

Я всегда снимал кого-то еще или фотографировал кого-то еще, пока не получил возможность оказаться перед камерой в рамках кампании Diesel. Я хочу сказать, что официально начал работу четыре года назад.

Я был одним из примерно 300 учеников средней школы с видимой инвалидностью. И это сказалось на том, кем я являюсь. И это сказалось на моем взрослении.Я не видел никого с видимой инвалидностью в основных средствах массовой информации или в мире развлечений, если на то пошло. И это меня действительно беспокоило. Меня там не так много. Я взял на себя эту роль, чтобы начать разговор о разнообразии и инклюзивности.

Моя инвалидность очень и очень заметна. И люди иногда видят это раньше, чем видят меня. Те же самые выражения лица, которые я получаю от того, что просто езжу в метро каждое утро, во время фотосессии все ничем не отличается.Те же выражения лица.

Что нужно знать о «Доме Gucci»

«Дом Гуччи», фильм Ридли Скотта о династии, стоящей за домом моды Gucci, выйдет в кинотеатры США 24 ноября 2021 года. в горячо ожидаемом биографическом фильме:

Я бы предпочел, чтобы люди задавали мне вопросы о том, что им неудобно, на что я могу ответить, потому что я живу в этом, вместо того, чтобы предполагать вещи и делать это в 100 раз более неудобным.

Шивани Персад, 27, Сан-Хуан, Тринидад и Тобаго

Люди всегда просили меня заниматься моделью, когда я был моложе, но я из Карибского бассейна. Думаю, в коричневой семье это не совсем настоящая работа, поэтому мои родители всегда говорили: «Да, ха-ха. На самом деле она никогда этого не сделает. Я никогда не относился к этому серьезно, пока не пошел на «Канадский идол» со своей танцевальной командой. Один из судей сказал мне, что мне стоит подумать о моделировании.

Я обнаружил, что обычно на съемочной площадке я один не белый человек.На днях я была на кастинге косметической марки и подумала: «Ого, я здесь единственный смуглый, а передо мной 20 белых моделей». Это обычное дело.

Фотографы говорили мне: «Ты такая красивая, потому что у тебя такая темная кожа, но у тебя такие кавказские черты». Что это должно значить? Я привлекательна только потому, что обладаю евроцентрическими чертами? У меня были люди, которые говорили мне: «Тебе повезло, потому что ты находишься между этим белым и черным цветом кожи.Например, для кампании по прическе или чего-то подобного они проверит свою квоту на разнообразие, заказав вас. Но им не придется иметь дело с волосами черной девушки.

Никогда не было: «Шивани, тебе нужно сбросить примерно 20 фунтов». Это всегда была борьба от пяти до семи фунтов в этой маленькой области. Так трудно поддерживать это, и ты легко можешь с этим свалиться. У меня были случаи, когда мое агентство просило меня удалить фотографии из Instagram, потому что они не думали, что это мой лучший образ.

Одно дело, когда вас просят изменить свое тело, а вы не чувствуете себя хорошо. Но когда вы чувствуете себя хорошо, а потом кто-то говорит вам, что не стоит, это совсем другая история.

Джулия Гейер, 32 года, Мидлтаун, Нью-Джерси

Я начала заниматься моделированием, когда мне было около 20 или 21 года. Я работала визажистом для фотографа, и он предложил нам сделать фотосессию. Сначала я немного стеснялся, но сделал это. Он рассказал мне, как отправить их по почте в агентства Нью-Йорка.Меня очень быстро подобрало небольшое бутик-агентство.

У меня был клиент, которому я был моделью для всей их фурнитуры для мирового производства. Я был в их штаб-квартире, по крайней мере, четыре дня в неделю, по несколько часов в день. И они не хотели, чтобы я пошел в ванную. Они жаловались, если я перекусил. Они говорили о моем теле передо мной: «Джулия очень широкая, а ее бедра очень большие. Все помнят об этом ». Поскольку я образец, люди могут свободно комментировать мое тело.Но есть тонкая грань. Да, это моя работа. Но в то же время у меня есть чувства.

Игра на незащищенности женщин стала настолько распространенной в нашем обществе, что она настолько разрушительна и нездорова для моделей, конечно, но также и для женщин — особенно для женщин, которые видят изображения моделей, потому что они этого не делают. знать, сколько времени мы тратим, пытаясь хорошо выглядеть. Кроме того, они не понимают процесса.

Последние пять лет мы совершенствовали свое тело, кожу и цвет волос, у нас есть команда визажистов, команда парикмахеров и команда стилистов-гардеробных.Затем у нас есть профессиональный фотограф. А затем все фотографии редактируются и фотошопируются. Таким образом, конечный результат — это самое далекое от реалистичного фото, которое вы когда-либо могли себе представить. Женщины видят эти буквально ненастоящие образы.

Палома Эльсессер, 25, Лос-Анджелес

Мне было около 22. Мне предстояло кое-что сделать, но я чувствую, что полностью отдался игре три года назад. Я видел изображения Кристал Ренн и Софи Даль, когда они росли, но я действительно не знал об индустрии моды больших размеров, о том, насколько она прибыльна, о том, что она менялась, или о том, что меня даже пригласили.

Когда я запустил Instagram, я как бы просто делал то, что мне нравится делать, или показывал то, что мне нравится, будь то кроссовки или странные цветы, плавно отображая маленькие капли себя и своего стиля. Это было действительно полезно для старта и карьеры в моем собственном доме.

Каждый день случаются самые ужасные вещи. Это крошечные микроагрессии — «Ой, ты настоящая девушка». Я говорю: «Да, но я еще и модель». Иногда люди просто обвиняют, говоря: «Ничего не подходит.«Как будто меня просто не существует. Иногда все подходит, и мне нравится то, что я ношу, и я чувствую, что нахожусь на равных с моделью прямого размера.

Когда вы модель, очень сложно не попасть в ловушку незащищенности. Раньше я никогда не смотрел на себя в огромный монитор, где каждый день вокруг 30 человек. Я должен напоминать себе, когда я на работе, и я чувствую затишье в отношении или уверенности или что-то еще, я нахожусь там по какой-то причине. Я должен постоянно напоминать себе эти банальные мантры Pinterest, вроде «Ты достоин.”

Грейс Махари, 28 лет, Эдмонтон, Канада

Я начала работать в индустрии моды около десяти лет назад. Я определенно не хотел начинать. Я играл в баскетбол и ходил в школу. Но один агент сделал мне предложение и сказал: «Если вы переедете в Торонто и продолжите карьеру, я гарантирую, что вы сможете продолжать ходить в школу и играть в баскетбол», и именно это меня подкупило. Мне было 16.

Одна из моих первых пробных съемок в Нью-Йорке, мы поехали в Хэмптонс, и никто не сказал мне, что это будет топлес.Я снимал топлес на пляже в позах, которые меня просил сделать фотограф, и я никогда в жизни не чувствовал себя так неуютно.

Меня заставили сменить внешний вид. Я могу вспомнить комментарии о моей коже или комментарии о моем размере или комментарии о моих волосах. Раньше так часто появлялись волосы. Это было безумием: «Почему бы тебе просто не расслабить волосы или почему бы тебе просто не сделать их прямой химической завивкой?» И я просто сказал: «Нет, у меня вьющиеся волосы. Я люблю это.»

Эшли Б. Чу, 26 лет, Чикаго

Я начала работать моделью в колледже.Я ходил в школу дизайна костюмов, и студенты-фотографы просили меня быть в их портфолио, или я вступал в модные клубы, чтобы гулять по подиумным показам.

Моделирование по-прежнему остается авантюрой. Вы можете пройти 20 кастингов и получить все 20 заданий, или вы можете пройти 20 кастингов и уйти с нуля. Так что это никогда не весело, особенно когда смотришь на этих более высоких девушек, которые потратили больше денег на свои книги или на новое лицо, или они просто выглядят очень странно, и на минуту ты задаешь себе вопрос.

На самом деле я основал движение под названием Black Models Matter, которое способствует разнообразию в отрасли. Есть кастинг-директора, которые не хотят чернокожих моделей и буквально пишут: «Не присылайте цветных моделей» или «У нас уже есть черная девушка». Я заметил, что захожу в комнаты, и я буду там самым экзотическим, самым темным из них, что было для меня просто безумием, потому что мы живем в таком разноплановом городе, и вы видите все типы всего.

Диандра Форрест, 27 лет, Бронкс

Я стала моделью около 10 лет назад.Меня заметил фотограф по имени Шамир Хан. Я шла по улице за покупками, и он просто подошел ко мне и сказал, что я прекрасно выгляжу, и спросил, не задумывалась ли я когда-нибудь о моделировании. Перенесемся через месяц после того, как мы сделали несколько фотосессий, и он привел меня в ведущее модельное агентство, и я сразу же подписала контракт.

Когда я только начала работать моделью, на показе недели моды было только одно место для черной девушки. А сейчас в шоу для чернокожих девушек примерно два места из 50.В некоторых сериалах вообще не используются черные девушки. Такое ощущение, что на кастингах даже не видели черных девушек. Особенно, когда я был в Париже, я общался с другими моделями, и у меня было около 13 кастингов или 20 кастингов, а белой девушке — почти 40.

Иногда агентства берут с вас плату за каждую мелочь, и они берут плату. Вы тоже за это руку и ногу. Особенно, когда вы путешествуете за границу, вам заказывают модные машины и водителей. Это выходит из вашей зарплаты в конце дня.

Я ходил за дизайнером в феврале и не видел чек до следующего сентября или даже в феврале следующего года, когда у них будет еще одно шоу. Так что иногда выплаты просто не поступают или действительно задерживаются. Иногда дизайнеры вообще не платят.

The Issues

БЫТОВЫЕ МОДЕЛИ: Некоторые штаты предлагают защиту для детей-моделей, а Нью-Йорк распространил защиту, предоставляемую детям-аниматорам, на несовершеннолетних моделей только в 2013 году, что в значительной степени было достигнуто благодаря активности Model Alliance. организация по защите прав трудящихся, основанная Сарой Зифф.

На федеральном уровне, закон, аналогичный закону Нью-Йорка, который устанавливает ограничения на продолжительность рабочего времени, требования к заработной плате и порядок действий в случаях сексуальных домогательств, был внесен в Конгресс в 2015 году, но пока не получил большого прогресса. Представитель Демократической партии Нью-Йорка Грейс Мэн, которая представила его в Конгрессе, планирует вновь представить его на следующей сессии.

С 2007 года Совет модных дизайнеров Америки просит директоров по кастингу и дизайнеров не нанимать моделей в возрасте до 16 лет для участия в показах на подиумах.Трудно сказать, сколько из них соблюдают эту рекомендацию, но Стивен Колб, президент и исполнительный директор Совета дизайнеров моды Америки, сказал: «Это действительно изменилось. Каждый сезон один или два дизайнера терпели неудачу. Часто это было не намеренно ».

Британский совет моды запретил эту практику.

РАСОВОЕ РАЗНООБРАЗИЕ. Согласно отчету The Fashion Spot, только 27,9% моделей, прошедших подиум весной 2017 года, были небелыми.При оценке рекламных кампаний осени 2017 года The Fashion Spot обнаружил, что 30,4% моделей были небелыми, а из семи моделей, которые заказали больше всего рекламных кампаний, только одна принадлежала к меньшинству.

РАЗНООБРАЗИЕ ТЕЛА: модели больших размеров фигурировали в 2,2% кастингов для кампаний осени 2017 года, и они составили менее 1% от общего числа показов на подиумах осени 2017 года, по данным The Fashion Spot.

ЗДОРОВЬЕ: в этом году вступила в силу мера во Франции, которая требует от моделей предоставлять медицинскую справку, подтверждающую, что они здоровы и не имеют чрезмерно недостаточного веса.В исследовании, проведенном Model Alliance совместно с исследователями из Гарвардского университета и Северо-Восточного университета, которое было опубликовано в Международном журнале расстройств пищевого поведения, 81 процент опрошенных моделей сообщили об индексе массы тела менее 18,5, что считается недостаточным весом. Всемирная организация здравоохранения.

PAY: модель, работающая в Нью-Йорке, зарабатывала в среднем 48 130 долларов в 2016 году, а модель, работающая в другом месте в Соединенных Штатах, зарабатывала 36 560 долларов, по данным Бюро статистики труда.Моделям часто предлагают оплату в виде одежды.

СЕКСУАЛЬНОЕ ПРИНЦЕССИЕ: поскольку модели считаются независимыми подрядчиками, им не хватает многих средств защиты, предназначенных для сотрудников, работающих полный рабочий день. Демографические данные отрасли — молодые, часто женские, иногда иностранные и не говорящие по-английски — делают модели особенно уязвимыми для эксплуатации. В 2012 году исследование Model Alliance показало, что 29,7 процента моделей-женщин сталкивались с неуместными прикосновениями на работе, а 28 процентов были вынуждены заняться сексом на работе.

Элизабет Купер, доцент права в Университете Фордхэма и директор Центра социальной справедливости Ферик, сказала, что штатные сотрудники, подвергшиеся сексуальным домогательствам, имеют цепочку сообщений, которым они могут следовать, и если компания, в которой они работают поскольку не преследует каких-либо действий, они могут подать в суд на саму компанию.

У независимых подрядчиков таких прав нет. «Единственное, что вы можете сделать, это пожаловаться в агентство, но из-за жесткой конкуренции, если вы станете« проблемным »человеком, у вас больше шансов не быть принятым на работу и отправленным на новую работу», — сказал Купер. «Это как драться со связанными за спиной одной или двумя руками».

День из жизни модели

Мишель Смит
Facebook — MicheleSmithMarketing


Это единственный вопрос, который мне задают очень часто: очаровательна ли жизнь модели? Большинство людей не знают, что за кулисами вы видите сплошную суматоху. Модель (и особенно та, которая не является супермоделью) не просто просыпается, появляется на подиуме и идет домой.Я думаю, что если большинство людей действительно понимают, что на самом деле означает день в жизни, они рассмотрят альтернативный карьерный путь. Вот краткий обзор моего обычного дня, и, конечно же, все они различаются по всем направлениям одновременно.

Мой будильник обычно срабатывает к 6 утра. Это дает мне время, чтобы втиснуться в тренировку до начала дня. Хотя я не могу позволить себе личного тренера на дому, мне приходится либо идти в тренажерный зал, либо заниматься дома. В любом случае, я всегда меняю распорядок, сочетая кардио и силовые тренировки.Я давно узнал, что если вы делаете одну и ту же тренировку каждый день, ваше тело становится невосприимчивым из-за отсутствия лучшего слова, а смена режима всегда держит ваше тело в шоке. После тренировок я ем завтрак с высоким содержанием белка и низким содержанием углеводов. Сначала я кормлю свою собаку , затем обычно я люблю омлет с фруктами, так как это быстрый и полезный завтрак.

Самая важная часть моего дня — это планирование наперед, потому что мое расписание меняется в считанные минуты. Я кладу в сумку полезные закуски (обычно фрукты и салат в охлажденной упаковке) и, самое главное, сменную обувь.Хотя многие дизайнеры хотят, чтобы у вас был каблук определенного размера для примерки, вам всегда нужно иметь что-то удобное для бега между встречами. Здесь я прощаюсь с каблуками и приветствую комфорт. Также важно, чтобы транспортная система в городе была в порядке, независимо от того, садитесь ли вы на такси, садитесь в автобус или метро.

Сегодня я начинаю с примерки к предстоящему показу на взлетно-посадочной полосе, и всегда важно успеть вовремя. Мой агент обычно связывается со мной (или я связываюсь с ней, чтобы сообщить ей, что я на приеме), чтобы просмотреть расписание на день.Обычно это меняется…. особенно если меня попросят пойти на прослушивание. К счастью, мой агент поможет мне соответствующим образом настроить мое расписание. Следующим в повестке дня сегодняшнего дня я отправляюсь на фотосессию в журнале, и я уже почти час в прическе и макияже. В это время я обычно проверяю свою электронную почту и переписываюсь с агентом. Во время этой съемки меня попросили пройти прослушивание для другого предстоящего шоу на подиуме, поэтому моя вторая примерка была отложена. Я поспешила и успела на обе встречи вернуться домой около 7 часов вечера.м.

Сегодняшний график был довольно напряженным, поэтому я отказываюсь от типичных вечерних тренировок и вместо этого выбираю здоровый обед с высоким содержанием белка. Я гидратирую большую часть дня и к 22:00 ложусь спать. — никто не хочет нанимать модель с темными кругами под глазами.

В конце концов, конечно, нужно спросить — гламурно это или нет?

Связанные

Вы думаете, что модели живут красивой жизнью? Подумай еще раз

Как говорят модники, сколько бы мы ни сидели на диете, мы никогда не станем моделями, потому что модели просто рождаются такими.Что они не любят с такой же готовностью упоминать, так это то, что благодаря безумным стандартам показа на подиумах генетически худые люди все еще голодают, чтобы стать еще худее. В эссе для Vice бывшая модель Мередит Хаттам подробно описывает свое кошмарное пребывание в качестве честолюбивой модели.

В 19 лет Хаттам ростом пять футов девять дюймов подписал контракт с агентством в Сан-Диего, и ему сразу сказали сбросить 15 фунтов. После двух недель голодания — 800 калорий в день плюс двухчасовая тренировка — Хаттам весил 115 фунтов.Она была «несчастной и хрупкой», но ее агентство было доволен и отправило ее в Нью-Йорк, чтобы добиться славы и богатства. Как и у большинства переезжающих сюда потенциальных моделей, у нее никогда не было большого перерыва. (Чтобы дать вам представление о конкуренции, из 300-400 женщин, пришедших на кастинг на показы показов BCBG и Hervé Legér осенью 2014 года, было выбрано менее 40.)

Hattam несколько лет существовала на деньги она сделала каталоги для выпускного вечера и обложки книг, а затем вернулась домой побежденной. Только с помощью терапевта она в конце концов преодолела душевный урон, который годы расстройства пищевого поведения и суровая рабочая среда взяли на себя ее самоощущение.

Одна из причин, по которой агенты и дизайнеры могут обращаться с моделями практически так, как они хотят, заключается в том, что индустрия моделирования практически полностью не регулируется. У моделей нет профсоюзов, устанавливающих руководящие принципы относительно здоровой рабочей среды, и они не получают медицинскую страховку или другие льготы, которые обычно предоставляются сотрудникам, потому что они считаются независимыми подрядчиками. Однако, в отличие, скажем, от писателей-фрилансеров, модели могут получить работу только через агентство, которое дает агентствам абсолютную власть, а моделям — абсолютно никакой.«Вы — фрилансер, который на самом деле не может работать на фрилансе», — говорит Хаттам.

Но почему модели — многие из них уязвимые молодые люди — должны быть настолько незащищенными? Это вопрос, который побудил модель и режиссера Сару Зифф основать Model Alliance, где сейчас работает Хаттам. Эта организация стремится предоставить базовую защиту молодым мужчинам и женщинам, которые несут индустрию моды на своих крошечных спинах. Они существуют всего чуть больше года, но Альянс уже внес некоторые большие изменения.Их главным достижением стало принятие закона Нью-Йорка, который дает моделям в возрасте до 18 лет такую ​​же защиту, как детям-актерам и танцорам. На этой неделе моды этот закон вступает в силу впервые. Быть моделью — это работа, и ее нельзя рассматривать как подарок только потому, что со стороны это выглядит как фантастика.

Хотите попасть за кулисы показа мод? Примите участие в конкурсе Allure Beauty Blogger Awards прямо сейчас! Один победитель сможет приехать в Нью-Йорк и уйти за кулисы (прошлые победители достались Оскару де ла Рента и Дж.Мендель) и многое другое. Вы можете принять участие до 23:59 по восточноевропейскому времени 25 февраля 2014 года. Не упустите свой шанс!

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

• Каково это быть моделью

• На какую модель вы отвечаете?

• В поисках продолжения Жизель

День из жизни модели Victoria’s Secret Джорджии Фаулер

Когда Джорджия Фаулер поняла, что впервые в этом году будет участвовать в показе Victoria’s Secret, она позвонила своей маме.«Она плакала. Это было огромно — я готовилась к этому уже пять лет, так что это было долгое время», — раскрывает она, ее глаза широко раскрыты. «Это был такой момент, когда меня ущипнули, я до сих пор не могу в это поверить. Я плакал без перерыва около 48 часов, и сейчас я буду плакать».

Прогулка по шоу была мечтой новозеландской модели с самого начала ее карьеры, когда в 12 лет модельное агентство в Окленде подписало контракт с ней и ее старшей сестрой одновременно. Четыре года спустя IMG попросили ее переехать в Нью-Йорк, и с тех пор она здесь.«Вокруг меня будет так много замечательных девушек», — говорит Фаулер о шоу, которое выйдет в эфир 5 декабря. «Это те девушки, которые были на обложке моего дневника, когда я учился в старшей школе, а теперь я» Я собираюсь сделать это с ними. Я до сих пор не могу поверить в это, это такая мечта ».

Так как модель готовится к своему выставочному дебюту? BAZAAR.com встретила Фаулер в ее квартире на Манхэттене, чтобы узнать. Здесь она рассказывает о своей повседневной красоте, упражнениях и диетах.

8.00

Если это рабочий день, я обычно встаю около 5 утра, но в выходные я встаю немного позже и сразу включаю музыку, приятную успокаивающую музыку. Я люблю Asgear, просто медленную, спокойную альтернативную музыку. Прямо сейчас я играю в новую, которую я только что нашел, на самом деле, называется Ry X. Затем я ненадолго включу новости и сделаю кофе во френч-прессе.

Тайлер Джо

Если я готовлю завтрак, это всегда яйца с авокадо и шпинатом.Этого достаточно протеина, и вы будете сыты. В противном случае я попробую встретиться с кем-нибудь за кофе и завтраком. Я предпочитаю посещать несколько моих любимых кафе. Coco & Cru, The Smile, Café Gitane, Ruby’s и Two Hands, наверное, мои любимые места. Когда я пью утренний кофе, я оставляю свой телефон в спальне, а если я выхожу в кафе, я с радостью просто сижу там, завтракаю, смотрю, что я ем, и на самом деле буду в данный момент; смотрит вокруг и смотрит на людей. Я думаю, что это действительно важно, всегда так много всего происходит; вам действительно нужно сосредоточиться на том, где вы находитесь и чем занимаетесь в данный момент.

Тайлер Джо

Я здорова круглый год. Конечно, в начале шоу я постараюсь избегать вещей, которые вас раздувают. Все разные, но я просто стараюсь делать маленькие глотки, а не выпивать целую бутылку воды и иметь в себе много жидкости. Пейте что-нибудь медленно или просто ешьте меньшими порциями пять раз в день — и убедитесь, что это небольшие порции, иначе ваше тело не сможет справиться со всем этим, и оно просто будет сидеть у вас в желудке, и вы можете почувствовать себя немного более раздутым.Вы не хотите набираться сил прямо перед выступлением и чувствовать себя раздутым, но вы все равно хотите подняться, набраться энергии, выглядеть взволнованным и бодрым, поэтому важно иметь топливо. В общем, просто избегайте всего, что слишком велико и тяжело … овощи из семейства крестоцветных — это плохо, например, брокколи, цветная капуста, брюссельская капуста или много хлеба. Просто придерживайтесь белков, воды и зеленых овощей, они действительно полезны для предотвращения вздутия живота.

9.30

Каждый день я стараюсь, чтобы мои тренировки были разными.Я смешиваю упражнения с тренером и занятиями. Если у меня есть выходной, я обычно стараюсь спланировать его со своим тренером. Если я работаю, я никогда не знаю, когда закончу съемку, поэтому я не знаю, что я могу сделать, и просто закажу уроки в последнюю минуту. Хороший трюк для всех — всегда приносить на работу свое спортивное снаряжение, потому что, если я вернусь с работы домой, я больше никогда не выйду из нее. Как только я сажусь на диван, все готово. Я даже переоденусь в него на работе и подпишусь к 17.30. Класс SLT или класс Equinox.Вы не можете выйти из этого, если в основном заплатили.

Тайлер Джо

Если честно, я стараюсь не слишком сильно менять свои тренировки. Я снимаю много купальных костюмов в течение года, так что раньше я не выглядела не в форме. И очень важно не менять [свое тело] слишком сильно, потому что Victoria’s Secret показала мне, как я выгляжу в этот конкретный момент, поэтому мне не нужно ничего делать, кроме этого. Но я немного прибавил.Очевидно, вы лучше понимаете, что хотите быть в лучшей форме, но моя работа — хорошо выглядеть круглый год. Я не могу прийти на съемки не в форме. Начало шоу — это гораздо больше тонуса и уверенности в том, что вы чувствуете себя психологически совершенным.

Тайлер Джо

«У меня от природы не так уж много ягодиц, поэтому мне определенно нравится сидеть на корточках».

У меня не так много ягодиц от природы, поэтому мне определенно нравится приседать.Затем, конечно, пресс, а у меня спина довольно плохая — она ​​довольно часто болит — поэтому я нацеливаюсь на свою спину для силовых целей. Но в основном моя цель — упражнения для всего тела. Мне очень повезло, что у меня нет мест, которые я ненавижу.

Тайлер Джо

Одна из моих лучших подруг — главный тренер Nike, Кирсти Годсо. Мы всегда вместе тренируемся и любим пробовать новые занятия. Я думаю, что это действительно хороший трюк — просто постоянно что-то перемешивать.Это заставляет ваше тело гадать, это делает вещи интересными — изменение всех движений заставляет ваши мышцы действовать, и именно так вы добиваетесь результатов.

Тайлер Джо

Я люблю заниматься велоспортом и заниматься жестким боксом для небольшого количества кардио. Я люблю заниматься реформатором SLT пилатеса, и мне нравится тренироваться с тренером. Я в основном шлюха в спортзале, я везде прыгаю. Для меня упражнения также отлично снимают стресс.

Тайлер Джо

Также в преддверии шоу, когда я так усердно тренируюсь, важно заняться какой-либо формой йоги или растяжки, потому что вы можете стать довольно подтянутым и «мускулистым» — и вы хотите выглядеть длинно и стройно.Поэтому очень важно совмещать массаж и растяжку после тренировки. Я видел, что когда я тренировался очень усердно, мышцы живота становились очень сильными, и я предпочитал, когда я не тренировался, потому что он был выше и более вытянутым. Это просто зависит от человека и от того, как вы наращиваете мышцы, а также от того, как вы держите себя в течение дня. Некоторые люди держатся, но я склонен сгибаться и сутулиться, поэтому важно не забыть потянуться.

Тайлер Джо

11 а.м.

Моя процедура красоты довольно проста. У меня есть новая сыворотка, которая мне очень нравится; он проникает немного глубже в кожу. Embryolissse Moisturizer очень хорошо ложится под макияж, и вы можете нанести его очень толстым слоем, как маска, или просто нанести тонкий слой. Многие визажисты тоже пользуются им, поэтому я считаю, что это неплохо!

Тайлер Джо

Мне нравится бальзам для губ Nuxe, еще один французский бренд.Pawpaw на случай, если есть что-нибудь особенно сухое. Я люблю также использовать его как инструмент для макияжа. Я нанесу немного на скулы или на веки, чтобы немного сиять, и если ваши руки, локти или что-то еще сухие, это как все в одном.

Тайлер Джо

Для макияжа мне больше всего нравится тональная основа MAC для лица и тела, но иногда я даже этого не делаю. Моя кожа довольно хороша, и я думаю, что она всегда выглядит лучше, когда она свежая.В тот момент, когда вы наносите сухой тональный крем, вы выглядите намного старше и тусклее; Мне нравится быть влажным и молодым.

Тайлер Джо

Обычно я просто наношу консилер под глаза, вокруг носа, а затем на любое место, которое у меня может быть. Я использую бронзер как легкий контур, а также нанесу его на веки как легкую тень. Тогда просто Boy Brow: я всегда стараюсь причесать брови и немного их заполнить. Затем нанесите тушь и, возможно, немного хайлайтера на лук.Люди забывают об этом пятне, но оно действительно может выскочить из головы.

Тайлер Джо

«Когда вы наносите сухой тональный крем, вы становитесь намного старше и тусклее; мне нравится быть влажным и молодым».

Тайлер Джо

Мне нужно намочить волосы, потому что они очень плохо вьются, когда я ложусь спать. Так что, даже если я не стираю его, мне нужно намочить его, прежде чем добавлять увлажняющий крем, чтобы это не бомба для вьющихся волос.Но я действительно начала обнимать свои локоны. Еще мне очень нравится John Frieda, шампунь и кондиционер для брюнеток.

14:00

Во второй половине дня я мог бы немного походить по витрине, немного по магазинам домашней одежды, сходить в какие-нибудь магазины, где-нибудь пообедать. Может быть, встретить друга, если я еще этого не сделал, или просто пойти в Whole Foods и купить салатник. Мне очень нравится место под названием Life Thyme Natural Market. Они делают потрясающие, очень полезные органические салаты.Дело в том, что я люблю много есть, поэтому мне нужно есть действительно полезные продукты.

«Я люблю много есть, поэтому мне нужно есть действительно здоровую пищу».

Когда у меня выходной, я могу пройти процедуру по уходу за лицом в J Tav Skincare или попробовать китайский массаж. Это действительно хорошо для восстановления и расслабления, и если у вас есть лишний час и 45 долларов, то почему бы и нет? Вы не можете дотронуться до телефона в течение часа, поэтому иногда дело даже не столько в массаже, сколько в том, что вы просто сидите на одном месте.Вы должны очистить свой ум, просто нужно время, чтобы присутствовать. Я также люблю гулять по западной стороне набережной. Просто иметь рядом с собой такой большой водоем — это потрясающе. Я имею в виду, это совсем не то, что дома — я скучаю по пляжу. Когда бы я ни был дома в Новой Зеландии, я всегда прыгаю прямо в воду, независимо от того, зима сейчас или лето. Это отлично подходит для вашей кожи и вашего разума. Я люблю это.

Тайлер Джо

6 стр.м.

На ужин я не готовлю. Мне нравится готовить, и я, вероятно, мог бы готовить, но я живу один в Нью-Йорке — так легко забрать что-нибудь по дороге домой или получить здоровую доставку. Если я буду готовить, это будут яйца, потому что зачем мне готовить большой стейк для одного? Это довольно удручает. Отстойно находиться рядом с семьей, особенно когда ты получаешь важные новости, и на самом деле нет никого, кто мог бы прийти и поделиться с тобой этими моментами. Или в воскресенье вечером, когда вы не хотите выходить на улицу или пить, вам просто хочется поваляться по дому, и у вас нет семьи.

«В моем холодильнике помидоры, шпинат, авокадо, лук, перец и грибы и, возможно, немного спаржи. Я просто сделаю большую кашу из овощей и яиц».

Если бы я был в супермаркете, в моем холодильнике были бы помидоры, шпинат, авокадо, лук, перец и грибы и, возможно, немного спаржи. И я просто сделаю большую кашу, полную овощей и яиц; вот что я люблю. В качестве читмила я люблю хороший бургер. Как хороший гамбургер с киви с аппетитным постным мясным рисом, на нем может быть жареное яйцо и много карамелизованного лука.Но это то, чего я бы не хотел каждый день. На самом деле я люблю здоровую пищу, потому что это часть моего образа жизни; Мне это нравится, и в Нью-Йорке так много вариантов здорового питания. Так что в основном я просто придерживаюсь постных белков и большого количества овощей.

21:00

По вечерам я использую отшелушивающее средство, если мне кажется, что я много тренировался и на моей коже осталось много остатков макияжа. Я отшелушиваю каждые несколько дней. Я также использую средство для снятия макияжа Bioderma Crealine, чтобы снять макияж, это действительно хорошо, потому что оно не слишком жирное, и я использую средство для умывания Glossier.Мне нравится химический пилинг SKINny в баночке для тыльной стороны рук и бедер для глубокого отшелушивания на ночь в течение недели перед шоу, и мне нравится масло SKINny для лица, когда я чувствую себя суперсухой, особенно после долгого перелета.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

жизнь моделей, как они сами видят — Models Life

Когда мы читаем истории моделей, мы привыкли слышать те сказки, которые касаются всемирно известных VIP-моделей.Безупречная жизнь топ-моделей, которые создают свой имидж для известных брендов в своих невероятных модных кампаниях или блестящих модных показах … Но это совсем не жизнь тысяч моделей, на которых мы бегаем, прогуливаясь по улицам столиц моды по всему миру. . Моделирование — это сложно, даже если непосвященный в этой области может подумать, что начало карьеры модели похоже на выигрыш в лотерею для молодой и красивой девушки. С сегодняшнего дня Models Corner начнет раскрывать обратную сторону медали.Models Corner — это эксклюзивный клуб в Милане, предназначенный для моделей ведущих агентств. Итак, теперь вы знаете, что жизнь модели сильно отличается от того, что вы могли себе представить. У нас будут истории из первых рук, которые рассказывают модели, мечтающие однажды увидеть свое лицо в одной из рекламных кампаний своего любимого бренда или открыть шоу для ведущих международных дизайнеров. Но путь долог, и тех, кто добирается до вершины, действительно очень мало.

Models Corner расскажет правду, раскрывая все грани.Правдивые истории, которые могут быть очень забавными, ставят нас на место этих девушек, которые преследуют свою мечту здесь, в Милане, или которые или просто зарабатывают себе на жизнь. Мы расскажем вам о модельных квартирах — домах, которые девушки, скорее всего, будут делить во время своего пребывания в Милане и других городах мира, путешествуя по работе модели. Мы расскажем вам о том, что происходит на кастингах, о том, что происходит в бесконечных очередях, о том волнении, которое возникает, когда их выбирают из множества девушек … А также мы расскажем вам об их личной жизни, о том, какой у них рацион о том, как они тренируются и почему не о вечеринках, на которые они ходят, когда хотят повеселиться.Вы также получите информацию о других ключевых фигурах индустрии моды, таких как фотографы, визажисты, стилисты и, конечно же, букмекеры, которые отвечают за управление имиджем и работой моделей от имени агентства.

Быть моделью — это настоящая работа, и, как и любая другая работа, для достижения успеха вам нужны преданность делу, жертвы и естественная предрасположенность к этому… кроме большой дозы удачи, которая всегда приветствуется. Модель — это девушка с определенными физическими характеристиками: необходима определенная пропорция между ростом и тремя основными измерениями (бедра, талия и грудь), и, конечно же, «интересный» образ необходим — это не должно быть предназначено. как красиво это абсолютный путь.И пока мы этим занимаемся, давайте проясним еще один известный миф: «, чтобы быть моделью, нужно голодать… Модели все тонкие, слишком тонкие».

Модели едят и как! Они едят (или должны есть) здоровую пищу и регулярно тренируются. Но… мы увидим в наших забавных историях, что так бывает не всегда. В конечном итоге модели обычно имеют естественную тенденцию не набирать вес, что, безусловно, помогает.

Этим постом мы начинаем наше путешествие в сложную жизнь моделей, и мы уверены, что нам еще предстоит многое узнать… иногда с улыбкой на лицах, а иногда с более глубокими размышлениями.

Добро пожаловать и удачи в нашем блоге «Models Life»!

По моделям Corner

Категория: Категории Модели

Теги: Теги Мода, Жизнь моделей

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк: в старте

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19
.