Он был скован за руки и за ноги – «Руки ей он связал слишком туго, а ноги слишком свободно» — Рамблер/новости

3.2.2. Виды фразеологических ошибок

Фразеологические нормы – это нормы правильного употребления фразеологизмов, т. е. устойчивых словосочетаний, в структуре и составе которых ничего нельзя менять, иначе фразеологизм разрушится (см. Фразеологический словарь русского языка, Словарь крылатых выражений, пословиц и поговорок). Выделяют следующие виды фразеологических ошибок:

  1. Смешение (контаминация) разных фразеологизмов:

Молчу, как рыба об лед (ср.: молчать как рыба + биться как рыба об лед).

  1. Изменение формы слов, входящих в состав фразеологизма:

Она ничего не делает, сидит сложив руки (ср.: сидеть сложа руки).

  1. Вставка лишних слов в состав фразеологизма:

Пора тебе взяться за свой ум (ср.: взяться за ум).

  1. Неоправданное сокращение фразеологизма (нехватка нужных слов):

Тренер сделал хорошую мину (ср.: сделать хорошую мину при плохой игре).

  1. Искажение лексического состава фразеологизма (замена слов): Не мудрствуя долго (ср.: не мудрствуя лукаво). Он прячет топор за пазухой (ср.: прятать камень за пазухой).

  2. Неудачный контекст для фразеологизма. Ошибкой является употребление фразеологизмов в контексте, вызывающем двусмысленное толкование и комический эффект (если невозможно заменить контекст, следует заменить фразеологизм): Председатель так взял доярок за живое, что надои молока сразу увеличились (ср.: Председатель обратился к дояркам с такой проникновенной речью, что они стали лучше работать и надои молока сразу увеличились).

  3. Незнание значения фразеологизма: В конце вечера выпускники спели свою лебединую песню

    . Фразеологизм лебединая песня имеет значение «предсмертное произведение», нужно: заключительную, прощальную.

Разрушение фразеологизма может произойти в результате одновременного действия нескольких причин. Например, в конструкции «Я привык отдавать себе полные отчеты» (ср.: отдавать себе отчет) вставлено лишнее слово «полные» и искажена форма фразеологизма (вместо единственного числа употреблено множественное).

УПРАЖНЕНИЕ 12. Перепишите, подчеркните ошибочное слово (выражение), назовите вид ошибки, исправьте. См. Фразеологический словарь русского языка.

  1. Хотя он был не из робкого десятка, но тут не мог не испугаться. 2. Мы пытаемся сдвинуть решение вопроса с мертвой точки зрения. 3. Наших передовиков наградили почетными грамотами, а Петренко и Михайлов получили по шапке. 4. Чем дальше в лес, тем больше щепки летят. 5. Дети заморили червячков и развеселились. 6. Это просто ни в какие рамки не вяжется. 7. Министра никто не связывал никакими рамками. 8. Он, подчиняясь зову генов, пытался обнять официантку в забегаловке. 9. У него на коже пробежали мурашки. 10. Я же вижу всех вас как через свои пять пальцев. 11. Я думаю, что президенту кто-то подкладывает очень серьёзную медвежью услугу. 12. Он был скован за руки и за ноги. 13. Однако все карты испортил дождь. 14. Этот вопрос всегда был местом раздора для компартии. 15. Все ее ругали на чем свет стоял. 16. Было так тесно, что негде было упасть яблоку раздора. 17. Это дело гроша выеденного не стоит. 18. Его поймали на честном слове. 19. Люди убедились в том, что он не пускает слов на ветер. 20. Нельзя всех мерить под одну гребенку.

УПРАЖНЕНИЕ 13. Найдите лексические и фразеологические ошибки (под-черкните), назовите их (если это необходимо, прокомментируйте), исправьте.

1. Интересующих вас лиц вышлем почтой. 2. Поступило заявление от гражданки Смирновой, которая просит освободить ее от ночного сторожа. 3. Первая премьера этого балета состоялась в Риге. 4. Коллеги по работе, памятный сувенир, автобиография жизни, огромная махина, народный фольклор, взаимно друг другу, свой автопортрет. 5. Одной из примет этого периода является появление во многих подтаежных районах первых укрепленных поселков. 6. Ухудшился уровень выступления докладчиков. 7. Началась гражданская интервенция. 8. Продаем товары по дешевым ценам. 9. Задача, поставленная нами, достигнута. 10. В прошедшие дни прошли снегопады и выпало много снега. 11. Депутаты приняли важное решение, которое способствовало улучшению отдельных недостатков. 12. Художник нарисовал репродукцию картины. 13. Благодаря пожару сгорел большой участок леса. 14. Я хочу с благоговением преклонить перед Вами голову. 15. Это сыграло главное значение в моей жизни. 16. Чтобы сделать эту работу, я должен беречь каждую минуту времени. 17. Я считаю, что те выступающие, которые будут выступать, будут говорить о деле. 18. Роль книги в жизни велика: он должен пополнять свой кругозор. 19. Скоропостижно уехал в командировку. 20. Сравнительные обороты помогают автору вступить в диалоги с читателем. 21. Березки стоят в подвенечном саване. 22. Петр участвовал в сборах с энтузиазмом завзятого флегматика. 23. Некоторые люди принимают желательное за действительное. 24. Я расскажу, какое влияние оказывают на меня прочтенные мною книги, которые я читал лет десять назад. 25. Мы должны бороться с этим всеми нашими ресурсами. 26. Анна Каренина бросилась под поезд, и он долго влачил ее жалкое существование. 27. Амулеты из бивней мамонта за-щищают человека от темных сил зла. 28. Крестьянин был зажиточный: он имел свиней и жену. 29. Товарищи мужчины! Будьте мужественными, протолкните женщин по салону! (объявление в автобусе). 30. Поэт не расплескал своих сил понапрасну. 31. Пришла весна, у куниц скоро появится наследство. 32. Они словно братья-близнецы: капля в каплю похожи друг на друга. 33. Она близко к сердцу ощущает чужое горе. 34. Товарищи спортсмены, жеребьевка продолжается. Кто отжеребился, пройдите к своим машинам. 35. Он не любил работать и вел праздничный образ жизни.

«Руки ей он связал слишком туго, а ноги слишком свободно» — Рамблер/новости

В начале декабря выходит первая книга серии «Скрытое золото ХХ века» — роман американского писателя-постбитника, литературного наставника Харуки Мураками и Эрленда Лу, Ричарда Бротигана «Уиллард и его кегельбанные призы. Извращенный детектив». Книга с первых страниц захватывает и несколько фраппирует читателя абсурдностью и грустным комизмом ситуаций. Но этот короткий, подчеркнуто простой по структуре и языку, роман говорит о сложных вещах. В частности — о трагической невозможности людей понять друг друга и договориться. Роман Бротигана, как и другие книги серии «Скрытое золото ХХ века», будет распространяться по предварительной подписке. «Лента.ру» публикует фрагмент текста с разрешения издательств «Додо Пресс» и «Фантом Пресс».

Констанс неуклюже извернулась на кровати, глядя, как он уходит из комнаты.

— Я думал об этом весь день, — сказал Боб. — Хочу, чтоб ты… — И он ушел, волоча за собой «это услышала» по коридору до соседней комнаты.

Констанс лежала и неуклюже его ждала. Думала, он вернется сразу, но его не было почти десять минут.

Воздух в спальне стоял теплый и неподвижный. Для сентября в Сан-Франциско вечер выдался необычно теплый, но окно закрыли и опустили жалюзи.

Так было надо.

«Не может найти книгу», — подумала она.

Вечно он все теряет. Много долгих месяцев все у него шло наперекосяк. Ее это огорчало, потому что она его любила.

Она вздохнула, что получилось легко и глухо из-за скомканного носового платка, неплотно затыкавшего ей рот. Если б захотела — просто бы вытолкнула платок языком.

Ничего-то Боб уже не может.

Даже толком вставить кляп.

И, разумеется, руки ей он связал слишком туго, а ноги слишком свободно, и она опять вздохнула так же глухо, дожидаясь пока он найдет книгу, которую где-то потерял, как оно обычно и бывало со всем, что бы он ни делал.

Не то что раньше, а все она виновата, ведь это она заразила его бородавками, а после бородавок все так и стало.

В люстре, висящей под потолком, должна была гореть стоваттная лампочка, но горела двухсотваттная. Его рук дело. Констанс не любила столько света. А он любил.

Наконец он вернулся в комнату с книгой, а Констанс вытолкнула кляп из рта и сказала:

— Руки слишком туго.

— Ой, — сказал он, отрываясь от книги в руке, раскрытой на странице, с которой собирался читать вслух.

Он отложил книгу на кровать — все так же раскрытой на странице, с которой собирался читать. Сел рядом с Констанс, и она неуклюже перекатилась на живот, чтобы он добрался до узла. Одежды на ней не было, и тело у нее было ничего.

Он перевязал ей руки, чтобы их не стягивало слишком туго, но все ж достаточно туго, чтобы она не смогла выпутаться.

— Перевяжи ноги, — сказала она. — Они слишком свободно.

Если уж ему хочется быть доморощенным садистом, подумала она, надо хоть заставить его делать все как положено.

Он ее очень огорчал. Она любила, чтобы все было как надо, и эта его внезапная неумелость страшно ее раздражала.

Уже который месяц с тех пор, как Боб подсел на доморощенный садизм, она думала: Кто угодно ведь способен связать кого-нибудь по рукам и ногам и заткнуть рот кляпом. Почему же он не может?

Почему же он ничего толком не может и слишком обильно поливает цветы, и все валится у него из рук, и вечно он на все натыкается и все ломает, а начав фразу, может забыть, о чем говорил, хотя, наверное, какая разница, все равно ничего интересного он больше не говорит, вот уже который месяц, после того как она заразила его бородавками, но ей ведь тоже несладко пришлось, разве нет, вон сколько раз ходила к доктору, который выжигал бородавки у нее во влагалище электрической иглой, а потом ехать домой автобусом и глотать слезы в этом одиноком месте на колесах, где полно безмолвных чужаков?.. бог ты мой… ох, ну что ж… могли и умереть. Может, уж лучше так, чем умереть. Наверное. Не знаю.

Перевязав ей ноги покрепче, он взялся было за книгу, из которой собирался читать. Но заметил, что у Констанс кляп вылез. Он снова отложил книгу и наклонился к ней. Она знала, чего он хочет и что намерен делать.

Она раскрыла рот как можно шире.

Он вдруг занервничал. Иногда, затыкая ей рот, он придавливал кляп большим пальцем к ее нижней губе и делал ей больно, и тогда она, рассвирепев, обзывала его: «СВОЛОЧЬ!» Затем кляп затыкал ей рот, и ругательства звучали глухо, неразборчиво, но он все равно знал, что она говорит, и от этого ему становилось скверно, а иногда он краснел, и уши у него зудели от смущения.

Ее дивные зеленые глаза гневно сверкали. Он отворачивался от них и ждал, пока она успокоится.

Ему не нравилось быть таким неумехой, но он ничего не мог с собой поделать. Так случалось уже не первый месяц, и оттого ему тоже было не очень хорошо. Она широко раскрыла рот, и Боб велел себе успокоиться, чтобы не сделать больно, вставляя кляп ей в рот.

Рот у нее был нежным, язык — рельефным и розовым. Кляп уже промок насквозь от ее слюны. Боб осторожно вложил его на место, пытаясь ничего не задеть большим пальцем. Указательным он пропихнул кляп поглубже, забивая им все уголки ее рта.

Она лежала на животе, связанные за спиной руки — на копчике. Голову она запрокинула, чтобы ему было удобнее затыкать ей рот.

Они проделывали это много раз.

Комнату заливал свет — слишком яркий.

У Констанс были длинные светлые волосы.

Между ее зубами теперь торчал лишь самый краешек кляпа. Очень осторожно Боб заправил его. Потом хорошенько надавил на кляп пальцем, прямо ей в рот, чтобы совершенно ей обездвижить язык, которым теперь кляп не вытолкнуть.

Он сильно нервничал и пытался взять себя в руки, потому что не хотел делать ей больно и в то же время хотел покрепче заткнуть ей рот.

Когда он пальцем стал продавливать кляп глубже, она застонала. И вдруг мотнула головой, будто пытаясь уклониться от пальца, прижимавшего кляп к языку.

Но он продолжал давить еще несколько секунд, пока не понял, что кляп сидит надежно и она не сможет языком его вытолкнуть.

Вставить ей кляп нормально ему удавалось примерно один раз из десяти. Все теперь так и валилось у него из рук. Он знал, что его бестолковость раздражает ее, но что тут поделаешь?

Вся жизнь у него — неопрятный и мучительный кавардак.

Раньше он заклеивал ей рот лентой. Рот всегда затыкался действенно, хотя ей не нравилось, как лента потом отдирается. Даже если он тянул очень осторожно, все равно было очень больно, поэтому от ленты пришлось отказаться.

— Нет, — сказала она про ленту, и он понял, что «нет» значит «нет». Прежде она никогда не говорила «нет», поэтому он перестал заклеивать ей рот.

Он извлек палец у нее изо рта и погладил ее по щеке. Голова у нее успокоилась. Он погладил ее по волосам. Она молча глядела на него снизу. Какие дивные у нее глаза. Ей все так говорили. Неуклюже она подползла к нему, за дюймом дюйм. Это было трудно, однако ей удалось примоститься затылком у него на коленях, лицом вверх. Ее волосы расплескались ему по коленям светлой водой.

Она по правде его любила.

От этого было только хуже.

— Дышать не мешает? — спросил он.

Она мягко кивнула: нет, не мешает.

— От кляпа не больно?

Она мягко кивнула: нет, не больно.

— Хочешь послушать, что я сегодня прочел?

Она мягко кивнула: да, она хочет послушать, что он сегодня прочел.

Он взял книгу.

Это была очень старая книга.

Он ей прочел:

— «Две сестры несносимые, Бедность и Бедствие, вы немалый народ под ярмо повергаете…»

Она пристально смотрела на него.

— Это Алкей из «Греческой антологии», — произнес он. — Написано больше двух тысяч лет назад.

…бог ты мой, подумала она и изо всех сил постаралась не расплакаться, зная, что, если заплачет, ему станет еще гаже, а ему и без того уже давно довольно паршиво.

Никудышный театр садизма и отчаяния начался у Констанс и Боба довольно просто. Она первой заразилась бородавками. Это были венерические бородавки у нее во влагалище.

Спьяну ее угораздило переспать с адвокатом средних лет, который прочел ее роман. Она была двадцатитрехлетней-и-свеженеудачливой писательницей, а он сказал, что читал ее роман, а ей было очень гадко, потому что роман, хоть и имел успех у критиков, не продавался, и ей пришлось вернуться на работу.

Поэтому она легла в постель с адвокатом и заразилась бородавками.

Они напоминали отвратительный ком жутких грибов. Их пришлось выжигать электрической иглой: один мучительный сеанс по когтистым следам другого мучительного сеанса.

Обнаружив, что у нее бородавки, она заговорила с Бобом о том, что их брак нужно прекратить. Ей было так стыдно. Она считала, что причин жить дальше у нее нет.

— Прошу тебя… — говорила она. — Я не могу больше с тобой жить. Я так ужасно поступила.

— Ни за что, — отвечал Боб и, даже зная об измене, был с ней сама доброта и взял на себя все заботы крайне действенно, как он со всем обходился… тогда.

На два месяца пришлось отказаться от нормальной половой жизни, потому что выжигание бородавок из влагалища заняло именно два месяца, и иногда, вернувшись от врача с его электрической иглой, она просто садилась и плакала.

Боб утешал ее, заботился о ней и пытался ободрить, гладя по волосам, обнимая ее, шепча на ухо:

— Ты моя милая. Я тебя люблю. Скоро все пройдет, — пока она не переставала плакать.

Без доступа к традиционной половой жизни — венерические бородавки вызываются заразным вирусом, который передается сношением, — им пришлось заниматься чем-то другим, чем они и занимались.

Им очень нравилось сношаться вместе. Боб просто обожал, как его член помещается во влагалище Констанс, и ей тоже это нравилось. Они перешучивались об эротической сантехнике. Оба они были повернуты на традиционном сексе.

Однажды кто-то дал почитать Бобу «Историю О.», и он ее прочел. Этот готический садомазохистский роман как-то возбудил его, до того странным оказался. Пока читал, у него даже отчасти встал.

Дочитав книгу, он дал ее Констанс, потому что ей тоже было любопытно.

— О чем это? — спросила она.

Она прочла «Историю О.» и тоже несколько возбудилась.

— А что, сексуально, — сказала она.

Через неделю после того, как оба дочитали книгу, однажды вечером они наклюкались и затеяли сексуальную возню — по-своему, особо, ведь обычный половой акт был им недоступен.

Обычно она дрочила ему или совокуплялась с ним орально, а он предельно осторожно, будто гранил алмаз, мастурбировал ей клитор, пока она не кончала. У «Тиффани» ему бы дали работу.

Они лежали в постели немного навеселе, когда он предложил:

— Может, разыграем «Историю О»?

— Ладно, — улыбнулась Констанс. — Какую роль мне играть?

Перевод Александра Гузмана

Читать онлайн "Эротические рассказы - Ваши рассказы" автора Stulchik - RuLit

Взрослые игры

Категория: Ваши рассказы, По принуждению

Автор: Dimi

Название: Взрослые игры

Мне было 19, когда это произошло. Я боролась за свою свободу из всех сил, но он был слишком силен для меня и главное, делал все очень умело, как будто занимался этим каждый день или специально учился. Поэтому все мои усилия были напрасны. Он связал мне руки за спиной и усадил на стул. К сожалению, в тот день я была в очень не выгодной для меня одежде. Я всегда любила деловой стиль одежды- блузки, чулки, всегда носила короткие юбки, потому, что у меня неплохие тренированные ноги, подчеркнутые туфлями на высоком каблуке. Это всегда привлекает взоры мужчин. И мне это нравилось. В такой юбке я и была тогда. При борьбе она задралась, приоткрыв резинки пояса и кружевную отделку чулок. И сейчас, когда все уже прошло, я часто задаю себе вопрос, знал ли Андрей, что в тот день я буду в чулках и захотел ли он поступить со мной также, если бы я была бы в брюках. А тогда связанные руки не позволяли мне одернуть юбку и не привлекать внимания Андрея ко мне. Скромная свободная шелковая блузка с длинным рукавом также выбилась из под юбки и вдобавок расстегнулась на несколько пуговиц. Я сидела в состоянии полной беспомощности. Стул стоял так, что я могла видеть себя в огромном зеркале, что висело на стене. Расслабьтесь - сказал Андрей, (он обращался со мной на вы), и позвольте мне делать с вами все что мне хочется.. Поверьте, это просто забава, милая девушка, точнее игра в похищение. Но мне было не до игры. Андрей сразу предупредил, что не собирается причинять мне вреда, если я не буду вырываться или кричать Я умоляла пощадить и не трогать меня .Но Андрей снова сказал, что привез меня сюда только для того, чтобы поиграть в одну игру. Игра заключалась в том, что он меня будет связывать в разных позах. Я тогда спросила, значит ли это, что меня не будут подвергать насилию и раздевать. На что Андрей засмеялся и сказал, что если я буду хорошо себя вести, то насиловать он меня не будет, но раздевать будет обязательно, просто может не сразу. Хотя в конце концов он обязательно разденет меня полностью и привяжет в такую позу, что все мои женские прелести будут прекрасно видны и доступны. При этом отметил, что моего согласия он и не спрашивает, а просто информирует. После этого он достал откуда-то большой моток бельевой веревки, поднял меня со стула и принялся многократно обвязывать мое тело, вначале ниже грудей, затем выше. Шнур проходил через плечи, уходил крест-накрест назад, переплетался где-то под лопатками. Затем Андрей отошел и осмотрел меня со всех сторон. Видимо, он остался доволен своей работой, потому что подвел меня к кровати и усадил на нее. Теперь мне предстоит заняться нижней частью вашего тела. Позвольте мне посмотреть, во что вы одеты- сказал он. Опрокинув меня на спину, он обхватил мои ноги под колени и поднял вверх. Юбка упала с моих бедер, приобнажив мои ноги и ягодицы. Он увидел мои чулки черного цвета с красивой узорной резинкой. Такого же цвета были и трусики. Я ощущала полнейший дискомфорт от этой ужасной позы и попыталась вырваться.. Но после короткой борьбы я снова поняла что это бесполезно. Чувство стыда предательски выступило на моем лице. Андрей засмеялся и сказал, что я наконец-то осознала реальность и факт того, что со мной делают. Он поднял меня, затем совсем расстегнул мою блузку, бюстгалтер и приспустил все это назад на спину. Мои связанные руки не позволяли ему снять их совсем. Но я уже была полуобнажена! То, что я так берегла, что не показывала даже на пляжах, тщательно переодеваясь и опасаясь, чтобы кто-нибудь за мной не подсмотрел, было полностью открыто и доступно для мужчины. Правда, этот мужчина видел сейчас только мою обнаженную спину Но ведь ему ничего не стоило развернуть или даже опрокинуть связанную девушку на кровать и тогда:Но Андрей повалил меня на живот, и собрал всю мою снятую одежду в комок около кистей связанных рук. Затем, достав еще один кусок шнура он сильно свел мои локти друг к другу, и связал их. После трех-четырех витков мои плечи были сильно откинуты назад, а груди напряглись и выдались вперед. Все это делалось Андреем с целью снятия всей одежды с верхней части моего тела . Конечно, он мог просто развязать на время мои кисти рук, снять всю одежду и снова их связать, Но, видимо, ему хотелось, чтобы я поняла, что ни на секунду не буду свободна, что я его пленница и нахожусь в его безграничной власти. Но и даже после того, как Андрей связал меня еще в одном месте, он не развязал мои кисти, а отпустив меня на секунду, достал из чемодана небольшой длины черный ремень. Я очень испугалась и с большим волнением следила за его действиями, так как не могла понять его намерения. Если он хочет меня бить, то для этого ремень очень короток. Связать меня еще надежнее - но и так я не могу пошевелить руками- были мои мысли. Андрей, тем временем обхватил руками мои волосы, раскиданные по моим обнаженным плечам и спине, и откинул их на затылок, обнажив шею. После этого он приподнял мою голову за подбородок, обернул ремень вокруг моей шеи и несильно застегнул его на застежку. Получилось нечто вроде ошейника. Не беспокойтесь, сказал он. -Это для того, чтобы та веревка, которой связаны ваши локти не соскочила бы вниз. Я сцеплю ее вот с этим кольцом на ошейнике. Сказав это, Андрей пропустил конец шнура, которым были связаны мои локти через кольцо ошейника и натянул его, завязав на узел. И только проверив надежность узлов Андрей развязал веревки связывающую кисти моих рук и сдернул с меня блузку и бюстгалтер. Я попробовала пошевелить руками и ослабить путы, но Андрей быстро скрестил мои конечности и связал их веревкой снова. Ну вот, вы наполовину и готовы -сказал он. Первая часть была завершена. Затем Андрей, обхватив меня за плечи, повернул боком. У вас великолепные груди. И знаете, особенно они хороши потому, что все мышцы вашего бюста оттянуты назад, руки не мешают, а откинутые плечи остренько торчат . Еще миг и я лежала на спине на связанных руках. Еще никогда в жизни я не была в таком беспомощная и доступном виде. Помню, как рука Андрея дотронулась до моей груди, сначала нежно, затем более нетерпеливо и агрессивно. Я застонала, но мой стон не был понятен даже мне самой. Или это был стон от унижения, которым меня подвергали, или: Или это было чувство пробуждающейся женщины, какое-то далекое и еще неосознанное. Но Андрей не дал тогда мне разобраться в своих ощущениях. Он снова резко перевернул меня на живот и придавил коленом мои ягодицы так сильно, что я вынуждена была прираздвинуть ноги. Мои руки были сильно прижаты к ягодицам, как бы прикрывая их от всевозможных нападок. Андрей заметил это тоже и улыбнулся. Вы правы, я думаю, что необходимо подвергнуть это место небольшому наказанию .Это вам за оказание сопротивления. Правда, кажется, я последний раз наказывал девчонок, когда учился в школе. Помнится, мы часто забавлялись с ними, давая им коленкой по этому месту. Мы ловили их, заводили руки за спину, (мы называли это концлагерь), а когда тело девчонки прогибалось и наклонялось вперед поддавали коленкой. Но вернемся к вам. Мы уже не дети. И игры наши будут посерьезнее. Андрей снова открыл чемодан и достал оттуда небольшой предмет, похожий на шар с пропущенным шнурком посередине. До сих пор вы не пытались кричать или звать на помощь - сказал он, но я не уверен что вы будете себя вести также при наказании. Он навалился на меня своим телом , снова откинул мои волосы на затылок, повернул голову на бок и резким движением вставил шар мне в рот. Этот кляп не причинит вам хлопот, но кричать вы уже не сможете, разве только постанывать. С этими словами Андрей завязал концы шнура пропущенного через середину кляпа сзади на моей шее. Я приготовилась к чему то страшному. Даже последняя ниточка позвать в случае чего на помощь была потеряна. Помню, на мо

Читать онлайн "Эротические рассказы - Ваши рассказы" автора Stulchik - RuLit

их глазах выступили слезы. Больше всего меня тогда страшила неизвестность. Ужасно было когда он меня раздевал, трогал руками груди, переворачивал на кровати с живота на спину и обратно. Но еще ужаснее было то, что я не знала, что он хочет сделать со мной сейчас. Как он хочет меня наказать? Зачем он завязал мне рот? Неужели он хочет причинить мне боль? Видимо, Андрей опять понял мое страдание. Не бойтесь- это всего лишь игра, я никогда не причиню вам боли, как не причиню ее никому другому. Я просто готовлю вас к небольшой экзекуции. Вообще-то, часто экзекуцию проводят по верхней части женского тела. Например, помните, как султан наказывал Анжелику. Она была подвешена за руки, платье было спущено лишь до пояса. Но, во-первых я не палач, во-вторых я не понимаю что особенного, если я экзекуцию сделаю по вашим ягодицам, Конечно, мне придется задрать вам юбку, приспустить трусики, но ведь вы этого заслужили:Итак, с верхней частью вашего тела я познакомился, но о нижней не знаю почти ничего. Рука Андрея коснулась моего колена и заскользила вверх. Дойдя до нижнего края юбки она захватила его и продолжила свое движение уже вместе с ней. Медленно Андрей задирал подол моей юбки все выше и выше. Наверно, его взору уже открылась узорная резина черных чулков, замочки пояса, его резинки, трусики, низ ягодиц. Меня охватила дрожь. И в этот момент Андрей вдруг резко снова опустил юбку, прикрыв меня. Нет, это будет не так просто- сказал он.. В его руке очутилась длинная, наверное, с метр круглая палка, с концов которой свешивались веревочные петли. В следующий миг Андрей снова перевернул меня на спину. Одну из петель он накинул на лодыжку одной из моих ног и оставшимся концом закрепил ее. Затем, сильным движением, широко раздвинул мои ноги. Я все поняла! Андрей накинул петлю на вторую мою ногу и закрепил ее аналогичным образом. Мои ноги раздвинуты были чуть ли не на метр! Андрей сделал небольшую передышку, затем достал еще один отрезок веревки, привязал его за середину палки, как раз по центру между моими раздвинутыми ногами, а другой конец пропустил через переднее кольцо на ремне, которое было вокруг моей шеи. Обмотав конец шнура на руку Андрей начал медленно тянуть его на себя. В результате, мои ноги против моей воли стали подтягиваться к туловищу. Именно это Андрей и называл подготовкой к экзекуции. В конце концов я буду вынуждена принять позу, при которой мои широко раздвинутые и привязанные к распорке ноги будут подняты высоко вверх. Юбка упадет сама, открыв обзор и доступ к моим ягодицам, бедрам и промежности. Я поняла, что это случится очень скоро . Но Андрей не торопился. Подняв ноги на 20-30 см он закрепил конец веревки и отошел на несколько шагов, что бы посмотреть на меня со стороны. Тогда еще бедра и ягодицы не были особенно видны. Андрей снова подошел ко мне, распахнул полы своего пиджака и принялся расстегивать пряжку брючного ремня. Сердце у меня упало! Вот оно! Он все таки хочет меня изнасиловать! Но Андрей неторопливо стал выдергивать ремень из шлевок своих брюк. Достав его, он согнул его пополам и несильно попробовал удары на руку. Я думаю, что он придется по вкусу вашим ягодицам - сказал Андрей. - Можете рассмотреть его поближе. Он положил ремень около моей головы так, что я вынуждена была его видеть и представлять себе его в действии. А то что это действие наступит через несколько секунд, я уже не сомневалась. Действительно, Андрей снова развязал шнур, поддерживающий мои широко раздвинутые ноги и резко потянул его. Мои ноги вздыбились вверх так сильно, что коленки почти коснулись груди, а ягодицы приподнялись над кроватью настолько, что обнажился низ спины.. Не теряя времени Андрей закрепил конец шнура крепким узлом и выпрямился. Моя поза была ужасна! Со связанными за спиной руками, с кляпом во рту, с распятыми ногами на всю ширину, которая только была возможна, она открывала вид на мои ягодицы, бедра и промежность. Все это было распростерто и выставлено наружу. Конечно на мне были трусики, но разве они могли что-нибудь прикрыть! Тем более, что от долгой борьбы и попыток вырваться, они врезались между ягодицами. Резинки чулок и пояс также были очень тонки, чтобы что-либо прикрыть. Эта унизительная поза так была нетерпима мне, что я снова принялась извиваться как только могла, стремясь хоть каким-нибудь образом прикрыть себя от взора мужчины. Я же велел вам вести себя как следует. -незамедлительно последовали слова. -Вы меня видимо не поняли. Я слагаю с себя все обязательства не воспользоваться вашим беспомощным состоянием- сказал Андрей, и с этой минуты буду обращаться с вами как со своей пленницей и вправе делать все, что мне хочется. У меня упало сердце. Все, что хочется: Изнасиловать... У меня были мужчины и раньше, но еще никто никогда меня не насиловал. Конечно, я часто слышала про это от разговоров своих подруг, подвергнувшихся этому испытанию. Как правило, изнасилование происходило быстро. Одну из них, возвращающуюся поздним вечером домой, ударили по лице, повалили на землю и она даже не успела что либо понять, как все кончилось. Другую какой-то пьяный алкаш изнасиловал в лифте. Он зажал ей рот, и угрожая ножом заставил повернуться к нему спиной. Он задрал ей юбку, приспустил трусики, и наклонив ее, закончил тоже через несколько секунд. Но тогда со мной было все по иному. Андрей не бил меня, не угрожал расправой, он был очень вежлив по своему, даже галантен. Было примечательно даже то, что он связывал меня очень мягкой веревкой, умело не причиняя боли, и даже через столько времени нахождения в этом состоянии, я не чувствовала никаких неудобств. При этом Андрей мог уже не раз меня изнасиловать, но почему-то все же не делал этого, хотя я видела в нем это желание, и не только на его лице. Я тогда не могла понять всего этого, и во мне, наряду с постепенно угасающим страхом и осознанием неизбежного, стало появляться желание понять этого человека, столь нетрадиционно ведущего себя с женщиной. Но подвергнуться насилию:О, нет! Оставалась, правда, еще капелька надежды, что Андрей отвяжет мои ноги от распорки, для того, чтобы снять с меня трусики и, может быть, эта оттяжка времени что-нибудь даст. Но я ошиблась. В руке Андрея появились маленькие ножницы. Он наклонился близко ко мне и, подцепив с одной стороны мои трусики, разрезал их. Взявшись за их край, он взглянул мне в глаза. Сейчас я сдерну их с тебя. Тебе страшно? Я закрыла глаза и замерла. В следующий миг обрезки трусиков были в руках Андрея, а мое распростертое тело перед его глазами. Да, ты красива и желанна,- сказал Андрей,- просто в тебе еще не проснулась женщина. Пройдет немного времени и ты начнешь мечтать, что бы с тобой сыграли снова в эту игру. Говоря это, Андрей нежно, но настойчиво ласкал область около моего отверстия, порой неглубоко погружая пальцы в него. И тут во мне начало пробуждаться желание. Предательское желание, чтобы он делал это еще и еще. Я настойчиво гнала эту мысль, но она приходила ко мне снова и снова. Я уже хотела своего мучителя. Я понимала, что он взял меня не силой, а тонким знанием моей психики, психики женщины, которая хочет быть завоеванной и подчиненной. Андрей ласкал меня уже четверть часа. И тут, когда я не могла думать о ничем другом, кроме мысли, что он входит в меня, он неожиданно прекратил свои ласки. Одну за другой он начал быстро развязывать мои путы.Через пару минут мои руки и ноги были полностью свободны. Но мой мозг, одурманенный новыми, неизвестными мне ощущениями - ощущениями сладости подчинения -теперь в плену был он. Я ничего не понимала и не соображала. Помню только, как я взяла веревку, валявшуюся на полу, подошла к Андрею и тихо сказала: Свяжи меня. Пожалуйста.

Предложения со словосочетанием СКОВАТЬ НОГИ

Я хотела убежать, но не могла даже встать — испуг сковал ноги. Деревья перед нашими глазами смыкались монолитной стеной, туман, казалось, сковывал ноги, хватая нас за щиколотки и утаскивая в жидкую мокрую землю. Я знаю, что так нельзя, что это плохо, я вижу, что это мне мешает, путает мои мысли, повиснув тяжёлым камнем на груди, сковывает ноги цепями, но я не могу убежать от этого и ничего не могу с этим поделать. Трава плотная с крепким стеблем сковывала ноги, шаги давались с трудом. Бросок в ноги жертве оказался удачным и танец волн тут же сковал ноги оленя.

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: торба — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Положительное

Отрицательное

И страх огромной высоты, и кошмар изумляющей глубины, и ужас безмолвия, разрастался всё больше и больше и спустился на путника и отяготил его, сковал ноги, — так что внезапно все силы покинули его и он застонал как спящий во сне. Когда у него уже совсем не осталось сил, а до острова было уже рукой подать, судорога от холодной воды сковала ноги. То ощущение, когда сковывает ноги, а к горлу поступает комок, и ты вроде и дышишь, а вроде и вздохнуть-то не можешь, — настолько тебя переклинило. Здесь шею сдавливает цепь, а там сковывают ногу ножные путы. Холод выложенного плиткой пола проникал сквозь домашние шлёпанцы, сковывал ноги. Я чувствую, как холод сковывает ноги, поднимается по пояснице и выше, к животу, рукам, шее, голове. Апатия и страх сковали ноги, лишая возможности спастись бегством. Ледяное крошево охватило его, сковав ноги. Идти было очень трудно, сугробы морозили и сковывали ноги, но всё же я сделал ещё несколько шагов, прежде чем без сил упасть на эту хрустящую, мерцающую белую перину. Тело налилось свинцом, судорога сковала ноги, как будто кто-то стал тащить меня на дно... Я пыталась сопротивляться, но быстро устала и, нахлебавшись воды, пошла ко дну. Холод начал сковывать ноги, жечь горло и лёгкие. Сердце зашлось истовым боем, страх сковывал ноги. Кровь лавиной отхлынула от сердца и сковала ноги, до кончиков пальцев. Ужас, панический, останавливающий дыхание, сковывал ноги, не давая бежать вперёд. Море ледяным обручем сковывало ноги, а тревожные чайки кричали так, что по спине побежали мурашки. Я быстро приближался к реке, но, хотя я очень спешил, ноги у меня ничуть не согревались; ледяная сырость сковала их, как железо сковало ногу человека, на свидание с которым я бежал. Инстинкт самосохранения сковал ноги и обосновался внизу живота. Не в силах сдерживать себя, он бросился в волны прибоя, почти не чувствуя ледяной воды, которая сковывала ноги, словно оковами. Все попытки вскочить с раскладушки терпели фиаско: спущенные штаны как кандалы сковывали ноги несчастного. Сапоги грохотали по земле, сковывали ноги. Шаг, ещё шаг. Тонкие нити поднялись из каменного крошева, сковывая ноги, охватывая всё тело. Он хотел бы убежать, но животный страх сковал ноги, по которым потекла тёплая струйка позора. Десертные вина внесли сюда свои благоухания и огоньки, свой остро волнующий сок и колдовские пары, порождая нечто вроде умственного миража, могучими путами сковывая ноги, отяжеляя руки. Осталось только слабое ощущение звона и тугого холода на лодыжках — когда его ловили, сковывали ноги длинной цепью. Всё начинало мутиться и постепенно исчезать, одно за другим, постепенно, оставляя только звучащие невдалеке всплески слов, расплывчатые образы двух людей, мужчины и женщины, её собственнное, мелко вздрагивающее тело и неудержимую силу, устремляющуюся от живота не только вниз, сковывая ноги, но и мутной волной окутывающую голову, так что потом уже ничто не имело значения, ни голоса, ни картинки перед глазами — вообще ничто. При следующем шаге лужа смело и неукротимо просачивается, сковывает ноги, хлюпает в туфлях. Странное онемение сковывает ноги. Близость смерти сковала ноги, поэтому он двинулся медленно, словно пленный. Но сковав ноги, превращают человека в зверя в клетке. Волнение меня одолело, страх сковал ноги и руки, всё тело онемело. Она как будто обволакивала привыкшего к разнообразному шуму горожанина, затыкала уши клочками тумана, вешала его хлопья на руки и сковывала ноги. Страх привычным капканом сковал ноги. Чёрная слякоть битума липла к босым пяткам мальчика, раскалённой смолой сковывая ноги, словно пытаясь удержать его от тех нескольких шагов, что он намеревался сделать в конце своего пути к счастью.

Неточные совпадения

Холод сковал моё тело, и боль окоченевших ног мешает думать. Ноги у них напряжены, а движения скованы. Быт уже заел тебя, от тебя почти ничего не осталось, и перед глазами у тебя хоровод мошенников, которых ты считал друзьями и товарищами, медленно танцующих вокруг тебя, медленно убивающих человека, цепь пустых обещаний, опоясавших, сковавших по рукам и ногам... Быт издавна вторгался в мою жизнь, как острые уколы ножа, и вот, в конце концов, что от меня осталось. Её маленькие ноги, обутые в красные башмачки, были скованы тонкой серебряной цепочкой. Ногам вредно долго находиться в скованном состоянии, им нужен воздух. Я проснулся от сильного давления в голову, и какой-то странный шум сковал меня по рукам и ногам. Святой отец сделал чуть заметный знак стражникам, скованного цепями маэстро выдернули из липкой темноты и швырнули в лужицу света, прямо на ступени под ногами святого отца. Когда я осознал это, страх сковал меня всего с головы до ног. С одной стороны, никакой инициативы, младенец скован по рукам и ногам железным уставом и субординацией. Потом были танцы, если так можно назвать скованное шевеление рук, ног и бёдер в невероятной тесноте, когда каждое движение непременно соединяется в единое па с движением соседа или соседки. Запомните: скованные, неестественные жесты, скрещённые ноги или сдвинутые колени, бегающий взгляд и сбивчивая речь на подсознательном уровне посылают сигналы подавленности и неуверенности в себе. Если тебя не смогла удержать любовь, то я не хочу, чтобы сковала по рукам и ногам жалость ко мне. Но движения были скованными, я чувствовал ноги и руки, но был связан.

Фантазии от Павлуши

Мы с мамой приехали отдыхать в сентябре. В Хургаде прямо аэропорту к маме подскочили несколько Египетских
пограничников и схватив за руки вывели из группы туристов и она и я испугались, но оказалось молодые
ребята просто хотели сфотографироваться.

Маму окружили стали прижиматься и фотографироваться, солдаты снимались втроем с мамой, и
по одному. Вдруг я увидел, что мама вскрикнула и стала вырываться, я понял, что солдаты
схватили её за ягодицы и грудь. При этом нагло улыбались в лицо и старались сфотографироваться,
в момент когда сжимали грудь мамы. Увидев её сопротивление толстый солдат, который был меньше мамы
на голову строго закачал головой и погрозил её пальцем. Мама испуганно посмотрела на него и прекратила попытки вырваться. Озабеченные юнцы, почти мои ровесники, продолжили ее тискать и фотографироваться. Вся очередь презрительно посмотрела на нее, на глазах мамы выступили слезы от обиды и бессилия.

Напоследок солдаты поинтересовались в каком отеле мы остановились, мама не хотела говорить,
тогда они взяли у меня гостиничный ваучер, где был указан название отеля и посмеиваясь обещали
зайти в гости к "Наташе".

Хотя мою маму зовут Елена Ивановна.

Вся очередь видившая инциндент ухмылялась, особенно глумились парни - спортсмены, которые
летели на сборы, вместе с пузатым тренером, и должны были остановиться в нашем отеле.

На рынке местные торговцы постоянно окружали нас, маму - звали Наташа, и предлагали пройти к ним
в магазинчик, для получения скидок.

Торговец золотом стал обвинять, что я украл какое то золотое украшение. При этом он и еще двое
продавцов схватили меня за руку. Я говорил, что не причем !

- Виноват, Махмуд вызывай полицию !
- Не надо, Вы что ? Мальчик не при чем ! Защищала меня мама !
- Он в тюрьму сядет на 20-ть лет, ему руку отрубят !
- Ну что Вы он ничего не брал !
- Слушай Наташа если хочешь помочь сыну - пойдем поговорим !

Араб ухватил маму за локоть и потащил вглубь магазина, другой араб подвел меня к кушетке:
- Здесь сиди, тихо понял !

Арабы углубились вслед за мамой, все арабы были ниже её, толстый молодой араб на целую голову.

- Павлик, с тобой все нормально, ой что Вы делаете ?
Обращение мамы было ко мне, а потом она обращалась к арабам ! Я понял, что они, пристают к моей маме,
но подойти не решился. Не хотелось 20-ть лет провести в арабской тюрьме, или лишится руки, за кражу которую я не совершал.

Из-за зановесок была видна голова мамы - светлые волосы, она крутила головой, явно вырываясь из чьих то рук.

- стой тихо - наташа ! я увидел, как смуглая рука одного из торговцев дала подзатылник маме !
- ну пожалуйста, не при сыне ! зарыдала мама.

- Вдруг я понял, что маму насилуют ! Причем прямо так, в магазине, стоя !

- Мама плакала, вскрикивала, и ритмично двигалась. Её насиловали стоя, еще двое агрессивно лапали ее грудь,
я увидел мамин испуганный взгляд, её голубые глаза были полны слез ! Не так она себе представляла отдых, на
курорте.

я увидел что маму наклонили - положив на прилавок !
- Хорошо Наташа ! Хорошо наташа !

- Мама - у тебя все нормально ? Спросил я и попытался подойти и помочь !

- Сиди там Ваня - строго прикрикнул толстый продавец, почти мой сверсник, и указал пальцем на диванчик !

Я еще постоял, а потом сел.

Нас отпустили только через несколько часов, мама еле шла, а я поддердживал её за руку ! За эти часы, в магазин
вбегало еще несколько продавцов, из соседнего магазина.

Они присоединились к оргии за зановеской.

Как ни странно на следующий день моя мама была как огурец ! Бодро проснувшись, приняв душ,
спросила:
- Ну что Павлик на пляж ? Мама вела как будто вчерашнего надругательства озабоченных арабов не было.

На пляже огромный негр, местный аниматор, сразу подошел к маме, они поговорили и он увел её в свой домик.

Мама сказала, что негра зовут махмуд

Ко мне подошли мои ровестники - парням было тоже около 20-ти лет, но они были выше меня ростом, спортсмены,
были в нашем отеле на отдыхе после сборов молодежной сборной по баскетболу.

Парни спросили кто та женщина с которой я отдыхаю, я объяснил, что живу с мамой, с мамой - ни хрена себе
удивились спортсмены, ведь маме было только 38 лет, а выглядела она лет на 30, стройная блондинка, с грудью
5 го размера, ростом около 185 см., она была даже выше меня ростом, мужики никогда не давали ей прохода.

Парни стали крутиться вокруг нас, шутили с мамой, общались со мной, парней в нашей компании было около 5-рых.

Уже на следующий день нас с мамой парни уговорили проехать в "бухту влюбленных", покупаться на закате. Якобы там
особо красиво и чистая вода, мама не хотела ехать, но мне очень хотелось покупаться в чистой воде, и посмотреть
красивую бухту.
Тогда мама предложила поехать мне с парнями, а она пока побудет в отеле.
- Но парни, почему то стали уговаривать её !
- Ну пожалуйста Елена Ивановна, давайте поедем, но мама видя масляные глазки спортсменов отказала.
Но мне так хотелось поехать, а парни не хотели ехать, без нее, что вечером я уговорил маму поехать покупаться.
Следующим вечером на местной маршрутке мы прибыли в бухту, ничего особого там не было, она была пустынна, маму почти силой
затащили в воду, завели за камни и изнасиловали. Со мной на берегу остался один из спорсменов, а остальные вчетвером были за камнями.

Мама просила ребят: ну не надо, пожалйста, отпустите, не делайте этого. Но парни ее успокаивали, сейчас, сейчас Елена Ивановна, мы быстро.

В дверь постучали, мама не хотела открывать, но я открыл, там были пограничники - пристававшие к маме в аэропорту.
Мама велела не пускать их в номер, но мужчины уверенно отстранили меня,и вошли. Они сразу подошли к маме, стали называть её наташей,
и пытаться раздеть.
Мама велела вызвать охрану, но пограничники сказали - не вызывать, её поимели все четверо военных, по очереди и не по одному разу.
я всю ночь просидел на балконе, а когда ушли мама спала - весь день, а на следующий день была - как огурец !

Я даже удивился !

через неделю приехала мамина сослуживица, тоже учитеница - тетя Алла, с мужем дядей Славиком и двумя своими детьми.

Когда дядя славик выпил бесплатного алкоголя и спокойно спал в номере, маму и тетю аллу подловили у бассейна
какие то то ли немцы, то ли датчане !

дав им выпить иностранцы отвели женщин в кустарник, перенеся туда же лежаки, поимели в разных позах.

естественно моей маме досталось больше, высокая блондинка с крупной грудью больше нравилась мужчинами, чем
брюнетка - тетя алла. Тетя алле только по одному разу кинули палку, а к маме подходили раз за разом, вся компания интуристов.

 

Право на Спящую Красавицу читать онлайн - Энн Райс, Э. Н. Рокелавр (Страница 8)

— Лежи смирно, золотце, — буднично произнес он. — Соски у тебя нежные, их надо закалить. Твой возлюбленный Принц пока что толком с тобой не развлекался.

Красавица испугалась. Соски уже болели; казалось, твердеть им дальше некуда. Сама она стала багряно-пунцовая, а груди налились огнем и жаром, которые прилили к соскам.

Напоследок Леон хорошенько стиснул груди и оставил их в покое. Не успела Красавица обрадоваться, как он развел ей ноги и взялся за внутреннюю сторону бедер. Лоно ее трепетало; грум наверняка чувствовал исходящий от него жар.

Только бы Леон поскорее закончил.

Она лежала, краснея и дрожа, но грум развел ей ноги еще шире и пальцем разделил губы щелки, словно желал проверить лоно.

— О, прошу вас… — прошептала Красавица, мотая головой. Глаза ей жгло.

— Ну, ну, — мягко пожурил ее грум. — Тебе нельзя просить ни у кого и ни о чем, даже у преданного грума. Я лишь хочу убедиться, нет ли у тебя в этом месте натертостей. Похоже, наш Принц немного… увлекся.

Красавица закусила губу и закрыла глаза. Леон тем временем расширил щелку и умастил ее маслом. Красавице казалось, что ее разрывают пополам, а комочек плоти под восковой заплаткой затрепетал с удвоенной силой.

«Если грум его коснется, я умру», — подумала Красавица. Однако Леон был очень осторожен, вводя в нее пальцы и массируя ее изнутри.

— Бедная ты наша рабынюшка, — с чувством прошептал он. — Садись. Будь моя воля, ты бы отправилась на отдых, однако лорд Грегори намерен показать тебе Учебную и Пыточную. Сейчас я тебя причешу.

Он принялся расчесывать ей локоны, собирая их в «барашки» на затылке. Красавица сидела, подобрав ноги, потупив взгляд, и дрожала.

УЧЕБНАЯ

Красавица не то чтобы ненавидела лорда Грегори. Было нечто утешительное в том, как он ею командовал. Что бы она делала без его твердой направляющей руки? Вот если бы только седой не увлекался чересчур своими обязанностями…

Едва забрав девушку из заботливых рук Леона, он с ходу, просто так влепил ей два удара лопаточкой и велел опуститься на четвереньки. Красавица следовала за ним неотрывно, чуть не отдавливая руками ему пятки и оглядываясь на ходу.

— Не смей смотреть в лицо господам, не издавай ни звука, — поучал наставник. — Всегда отвечай мне.

— Да, лорд Грегори, — прошептала Красавица.

Коленки стирались о чистый и полированный каменный пол, ведь камень есть камень, даже натертый до зеркального блеска. Тем не менее Красавица безропотно следовала за седым лордом мимо кроватей, на которых возлежали другие рабы. Юноши-пленники, что купались, как недавно купалась сама Красавица, проводили ее умеренно любопытными взглядами.

«И все — красавцы», — отметила она.

Внезапно путь ей пересекла невероятной красоты девушка, и Красавица ощутила укол жгучей ревности. Волосы рабыни были как серебристая грива, куда пышнее, и локоны ее вились куда туже. Великолепные груди ее, с большими розовыми сосками, покачивались как два спелых налитых плода. Провожающий ее паж явно увлекся: он подгонял девушку шлепками лопаточки и смеялся, не забывая при этом отпускать колкости и остроты.

Лорд Грегори, казалось, тоже залюбовался девушкой. Он смотрел, как ее загоняют в ванну, как ей тоже раздвигают ноги. Красавица не могла отвести взгляда от ее грудей, от больших розовых сосков. Бедра девушки были немного полноваты для ее фигуры. Как ни странно, она не плакала, лишь стонала, когда паж отвешивал ей очередной шлепок.

Лорд Грегори удовлетворенно хмыкнул.

— Прелесть, — сказал он так, чтобы Красавица слышала. — Всего три месяца назад она была дика и необузданна, как лесная нимфа. Чарующее перевоплощение.

Наставник резко повернул налево, и когда Красавица чуть замешкалась, шлепнул ее лопаточкой, потом еще раз.

— Итак, Красавица, — сказал он, вводя ее в длинную комнату, — хочешь знать, как мы учим рабов будить в себе страсть, которую ты демонстрируешь столь самозабвенно?

Красавица покраснела. Ответить она не осмелилась.

Свет в комнате исходил от очага, однако двери открывались в сад. На многочисленных столах лежали пленники — все в той же позе, в какую ее поставили на пиру в Большом зале. При каждом пленнике имелся свой паж, работавший усердно, не обращая внимания на возню по соседству.

Некоторых юношей поставили на колени, связав им руки за спиной. Их пороли и одновременно возбуждали. Вот один паж поглаживал восставший член принца и хлестал его лопаточкой по заду, а вот еще два пажа подвергали этого же принца безжалостным суровым ласкам.

Даже без объяснений лорда Грегори Красавица понимала, что здесь происходит. В глазах юных принцев она видела смятение и боль. Пленники устали сопротивляться и готовы были покориться мучителям. Принц на ближайшем столе стоял на четвереньках, и его мужественность медленно пытали. Как только в дело вступала лопаточка, член увядал, и тогда шлепки прекращались — в ход шли руки, что спешили затвердить мужское естество.

У стен стояли закованные в цепи принцы, и послушанию учили их мужские органы — поцелуями, прикосновениями и посасыванием.

«О, да им намного, намного хуже», — подумала Красавица и тут же отвлеклась на изящные формы принцев: округлые попки тех, кого поставили на колени, стройные ноги и мускулистые плечи, но больше всего приковал ее взгляд вид благородного страдания на милых лицах юношей. Красавица вновь вспомнила об Алекси, ей захотелось осыпать принца поцелуями: она целовала бы его в глаза и в соски, взяла бы в рот его член.

Одного принца поставили на четвереньки и заставили сосать другому принцу. И пока он с большим рвением исполнял приказ, паж порол его лопаточкой. Паж делал это увлеченно, ему нравилось причинять боль. Закрыв глаза, принц глубоко заглатывал мощный конец другого пленника, и когда тот уже готов был излиться, сосущего принца оттащили в сторону и направили на другой восставший член.

— Как видишь, — произнес лорд Грегори, — в этой комнате юных принцев обучают манерам. Их учат постоянно быть готовыми к услугам для господ. Тяжелый урок, от которого ты, по большей части, избавлена. Не то чтобы от тебя не требуется проявлять постоянную готовность, просто тебя этому не надо учить.

Потом седой отвел ее туда, где обучали девушек. И обучали их совсем иначе, нежели юношей. Двое пажей развели ноги одной милой рыжеволосой принцессе и теребили ей крохотный узелок плоти над щелкой. Принцесса не управляла своим телом: ее бедра судорожно приподнимались и опускались. Она молила оставить ее в покое; когда она, пунцовая, уже совсем не могла совладать с собой, пажи отпустили ее, и бедняжка осталась лежать на столе, жалобно постанывая.

Другую симпатичную девушку одновременно пороли и ласкали между ног.

Красавица с ужасом увидела группу принцесс, которых у стены насадили на члены и заставили скакать на них, в то время как пажи безжалостно пороли заложниц лопаточками.

— Видишь, тут каждый получает свое простое указание. Вон та принцесса, к примеру, должна проскакать на фаллосе, пока не достигнет наслаждения. Только затем ее перестанут пороть. Вскоре она научится достигать наслаждения даже несмотря на порку, по команде. Хотя господа буду редко разрешать ей такую роскошь.

Красавица взглянула на тесный ряд принцесс, насаженных на кожаные фаллосы. Им едва хватало места, чтобы — со связанными за головой руками — скакать, плача и одновременно пытаясь достигнуть пика удовольствия. Красавице стало жаль их, хотя сама она не прочь была бы сесть на член. Сгорая со стыда, девушка поняла, что довольно скоро достигла бы вершины. Но вот одна из принцесс с рыжими локонами добилась своего: красная, как кровь, под градом жестоких ударов, дико извиваясь, она наконец кончила. Когда она обмякла, паж ободряюще шлепнул ее лопаточкой и отошел в сторонку.

И так было повсюду.

Одну принцессу учили смирно стоять на коленях, убрав руки за голову, в то время, как паж гладил ее между ног. Другую — давать пажу посасывать свои груди, тогда как другой мучитель стоял над ней с лопаточкой. Это были уроки управления собой, уроки боли и удовольствия.

Всюду раздавились голоса пажей: и строгие, и нежные. Звучали шлепки. Тут и там девочек растягивали на столах и обучали новым видам ощущений.

— Для нашей Красавицы подобные уроки не обязательны, — сказал лорд Грегори. — Она и так почти готова, у нее природный дар. Возможно, ей стоит посетить Пыточную, где рабов карают посредством наслаждений?

ПЫТОЧНАЯ

Встав у двери зала, лорд Грегори окликнул одного из пажей.

— Приведи-ка принцессу Лизетту, — чуть повысив голос, велел он. — А ты, Красавица, сядь на пяточки, убери руки за голову и смотри, что мы приготовили для твоей же пользы.

Несчастная Лизетта, должно быть, лишь недавно прибыла в Замок. Ей в рот вставили кляп, да не простой — кожаную палочку в форме кости для собаки, которую она при всем желании не смогла бы выдавить языком, так глубоко ее затолкали.

Девушка громко плакала и брыкалась. Паж, что держал ее за руки, подозвал другого юношу на помощь, чтобы тот перехватил принцессу поперек талии. Вместе они отнесли строптивую рабыню к лорду Грегори.

Ее поставили на колени прямо перед Красавицей. Черные волосы Лизетты растрепались и закрывали ей лицо, грудь бурно вздымалась и опадала.

— Дерзила, милорд, — доложил один из пажей. — Ей отвели роль дичи во время охоты в Лабиринте. Однако принцесса отказалась доставить господам желанное удовольствие. В общем, все как обычно.

Откинув с лица волосы, Лизетта презрительно зарычала, чем немало поразила Красавицу.

— Дерзить она не прекращает… — Лорд Грегори взял принцессу Лизетту за подбородок и заглянул ей в наполненные гневом глаза. Принцесса, впрочем, резко мотнула головой и освободилась от пальцев наставника.

Паж ударил ее несколько раз лопаточкой, однако принцесса и тогда не выказала смирения. Казалось, ягодицы у нее отлиты из железа.

— Подвесить ее, — распорядился седовласый лорд. — По-моему, она заслуживает настоящей кары.

Не ожидавшая такого оборота, Лизетта несколько раз пронзительно вскрикнула через кляп — одновременно гневно и протестующее. Пажи подняли ее на руки и понесли в Пыточную. На ходу они стянули ей запястья и лодыжки кожаными ремнями, снабженными тяжелыми металлическими кольцами.

В названной комнате ее, извивающуюся, подвесили за руки и за ноги на крюк, торчавший из низкой балки длиною во весь зал. Потом Лизетту обхватили еще одним кожаным ремнем, прижав колени к груди, а голову ей просунули между ляжек.

Самое страшное было то, что ее прелести оказались на виду у всех: и лоно, и щелка за губами, под пушком на холмике лобка, и дырочка с тугими коричневыми краями между ягодиц. Все это находилось ровно под пунцовым личиком Лизетты.

Красавица при всем желании не сумела бы вообразить наказания страшнее. Она опустила взгляд, лишь изредка поглядывая на принцессу, что покачивалась в воздухе на скрипящих кожаных ремнях.

Лизетта здесь была не одна. На той же балке висели еще несколько рабов, в той же позе и столь же беспомощных.

Принцесса Лизетта все еще пылала гневом, однако немного притихла. Она хотела прижаться щекой к ляжке, чтобы хоть как-то скрыть выражение своего лица, но паж ей не позволил.

Красавица быстрым взглядом окинула остальных наказанных.

Чуть дальше справа висел юноша лет шестнадцати, не старше. Волосы у него были светлые и курчавые, на лобке виднелись рыжеватые завитки. Головка его стоячего члена поблескивала, а под стволом Красавица увидела мошонку и, разумеется, открытое для всех крохотное коричневое отверстие.

Под потолком висело еще много принцев и принцесс, но эти двое полностью завладели ее вниманием.

Светловолосый принц стонал от боли, хотя глаза его оставались сухи. Он чуть пошевелился в черных кожаных путах и качнулся влево.

В Пыточную вошел еще один юноша, не раб. Выглядел он куда более впечатляюще, нежели пажи, да и одет был иначе — в темно-синий бархат. Идя вдоль балки, он всматривался в лицо каждого подвешенного пленника, проверял его срамные части.

Вот он встал перед светловолосым принцем и убрал локоны, упавшие тому на лоб. Юный раб застонал и дернулся, словно хотел броситься вперед. Смотритель же в синем бархате погладил его член, и принц застонал еще громче, на сей раз умоляюще.

Красавица склонила голову, продолжая краем глаза следить за палачом, который тем временем приблизился к Лизетте.

— Само упрямство, — заметил он лорду Грегори.

— Сутки под твоим присмотром исправят ее, — ответил седой.

Какой ужас! Провисеть так долго, у всех на виду и в столь неудобной позе!.. Красавица твердо решила для себя, что будет стараться изо всех сил, лишь бы не угодить в Пыточную. Впрочем, и всех ее усилий могло бы не хватить… Вообразив себя подвешенной, Красавица чуть слышно ахнула, не спасли даже плотно сжатые губы.

К ее удивлению, юноша в синем начал поглаживать лоно принцессы Лизетты небольшим инструментом, обтянутым лоснящейся черной кожей. Больше всего это орудие пытки напоминало трехпалую руку, и когда палач начал терзать ею принцессу, та задергалась в путах.

Красавица сразу же поняла, в чем дело: открытое, незащищенное лоно принцессы набухло, из розовой щелки капала смазка.

В то же время набухло, налилось кровью лоно и самой Красавицы; замазка на крохотном узелке плоти, сосредоточии страсти, казалось, ни капли не сдерживала возбуждения.

Помучив принцессу Лизетту, палач в синем одобрительно ей улыбнулся и отправился в обратный путь. Он повторно остановился перед светловолосым принцем, который безо всякого стеснения, забыв о гордости, умоляюще мычал сквозь кожаный кляп-косточку.

Пленница возле него, другая принцесса, выглядела еще более несчастной и покинутой. Лоно ее было невелико размером и напоминало маленький рот посреди густых каштановых зарослей. Принцесса извивалась всем телом, молча выпрашивая у палача пощады, удовлетворения, однако тот не обратил на нее внимания и занялся другим рабом.

Лорд Грегори щелкнул пальцами.

Красавица опустилась на четвереньки и вышла следом за ним.

— Надо ли говорить, что ты очень даже подходишь для такого рода наказаний? — спросил он.

— Нет, милорд, — прошептала в ответ Красавица.

Интересно, есть ли у седого власть подвергнуть Красавицу такой пытке? Подвесить ее на крюке за руки и за ноги? Она хотела к Принцу, хотела принадлежать ему одному, чтобы только он мог решать ее судьбу. Больше ни о ком она не мечтала. Зачем она вообще смотрела на Алекси? Как могла так оскорбить Принца?.. Хотя достаточно было подумать о мятежном пленнике, как ее тут же охватило отчаяние. Впрочем, в объятиях Принца об Алекси можно будет легко забыть — когда вновь начнутся сладкие пытки.

— Ты, наверное, хотела сказать «да», золотко? — безжалостно намекнул седой.

— Просто скажите, как мне лучше ублажить хозяев, милорд, как избежать наказания.

— Для начала, золотко, — гневно произнес он, — прекрати пялиться на юношей-рабов. Тебя не должно восхищать то, что должно страшить!

Красавица ахнула.

— Больше никогда, ни за что не вспоминай о принце Алекси.

Красавица покачала головой.

— Как прикажете, милорд.

— Запомни: Королева отнюдь не рада, что ее сын испытывает такую страсть к тебе. С самого детства его окружала тысяча рабов, и ни к одному он так не привязывался. Королева-мать очень недовольна.

— Что мне делать? — тихонько заплакала Красавица.

— Беспрекословно подчиняйся господам, будь покорной и примерной рабыней.

— Да, милорд.

— Этой ночью ты следила за принцем Алекси, я видел, — угрожающе прошептал лорд Грегори.

Красавица вздрогнула и прикусила губу, стараясь не заплакать.

— Я мог выдать тебя Королеве…

— Да, милорд.

— Но ты так мила и юна. За вчерашнее преступление тебя подвергли бы самому страшному наказанию: выслали бы из Замка в деревню. Этого бы ты не перенесла…

— В деревню… — вздрогнула Красавица. В деревню? Как это?

Лорд Грегори тем временем продолжал:

— Ни один раб Королевы или Кронпринца не должен подвергаться столь унизительному наказанию, ни один фаворит еще ни разу так не провинился. — Он глубоко вздохнул, смиряя гнев. — После обучения ты станешь прелестной рабыней. Принц наверняка всегда будет тобой доволен. Я же здесь, дабы не дать твоему дару — да и тебе самой — пропасть.

— Вы чрезвычайно добры и великодушны, милорд, — прошептала Красавица, хотя упоминание о ссылке в деревню не давало ей покоя. Если бы только можно было спросить…

В этот момент в Пыточную буквально влетела юная леди с толстыми соломенными косами и в бордовом, отделанном мехом горностая платье. Красавица не успела вовремя опустить взгляд и потому заметила, что у госпожи румяные щеки и большие карие глаза. Осмотревшись, леди воскликнула:

— О, лорд Грегори, как славно вас видеть! — Седой поклонился, а она сделала книксен.

Юная леди была поразительно мила и приятна с виду, и Красавица устыдилась собственной наготы. Она рассматривала серебряные туфельки госпожи и перстни у нее на правой руке, которой та придерживала юбки.

— Чем могу служить, леди Джулиана? — спросил лорд Грегори.

Красавица чувствовала себя забытой и одновременно радовалась, что леди на нее не смотрит. Впрочем, на то она и леди — красивая, разодетая, она была вольна сделать с Красавицей все, что угодно. Ведь Красавица — рабыня, которой ничего не остается, кроме как упасть на четвереньки перед госпожой.

— Ага, вот и наша подлая Лизетта, — заметила леди Джулиана. Веселья в ее голосе как не бывало, губы ее слегка скривились. На щеках у госпожи, когда она приблизилась к подвешенной рабыне, проступило два маленьких пятнышка румянца. — Сегодня она вела себя из рук вон плохо.

— Что ж, и получила сполна за свое непослушание, миледи, — сказал лорд Грегори. — Тридцать шесть часов в такой позиции благоприятно скажутся на ее характере.

Леди осторожно приблизилась к Лизетте и всмотрелась в ее обнаженное лоно. Принцесса же — невероятно! — не отвернулась, но посмотрела в лицо госпоже и застонала. В ее голосе, как и в голосе светловолосого принца подле нее, слышалась мольба. Стоило Лизетте чуть шевельнуться в путах, как ее тело качнулось вперед.

— Плохая девочка, плохая, — прошептала леди, словно укоряя проказливого ребенка. — Ты меня очень разочаровала. Я ведь подготовила охоту на потеху ее величеству и тебе отвела главную роль.

Лизетта застонала громче. Казалось, в ней не осталось ни гнева, ни надежды, ни достоинства. Она болезненно морщилась. Особое неудобство пленнице доставлял кляп. Сверкая глазами, она умоляюще смотрела на хозяйку.

— Лорд Грегори, — обратилась к наставнику леди Джулиана. — Вам надо придумать для нее нечто особенное.

Красавица ужаснулась, когда леди осторожно и брезгливо ущипнула принцессу за губы лона, да так, что из-под них брызнула смазка. Затем она принялась щипать губы по отдельности — то правую, то левую. Принцесса извивалась и морщилась от боли и унижения.

Лорд Грегори тем временем щелкнул пальцами, подзывая лорда-палача, и прошептал ему что-то на ухо.

— Надо ужесточить наказание, — услышала Красавица.

Палач принес кисть и горшочек с патокой, мазок которой и нанес на лоно принцессы. Густые капли стекали на пол, а Лизетта принялась жалобно всхлипывать. Леди Джулиана невинно улыбнулась и покачала головой.