Вог редакторы: Редакторы | кто есть кто – Vogue | Энциклопедия моды

Первые редакторы Vogue / фото 2020

Vogue – знаменитый журнал о моде, издаваемый с 1892 года.


Эдна Вулман Чейз

Первым главным редактором журнала была Эдна Вулман Чейз. Именно она превратила еженедельник моды в международное глянцевое издание, которое мы видим на прилавках. Чейз первой открыла миру известную американскую писательницу Дороти Паркер, а также пригласила к сотрудничеству Томаса Вульфа. Она проработала на посту главного редактора 37 лет, дольше всех главных редакторов Vogue, руководя журналом во время Первой и Второй мировой войн.

Моду можно купить. Стиль необходимо иметь.

Чейз состояла в государственном комитете и занималась модернизацией женской военной формы, всегда помогая женщинам выглядеть безупречно независимо от уровня дохода и социального положения. В возрасте 74 лет ЭднаВулман Чейз покинула пост главного редактора Vogue по собственному желанию и возглавила редакционную коллегию журнала, а в 1954 году вышла ее автобиография AlwaysinVogue. В качестве признания ее заслуг в области моды,ЭднаВулмен Чейз была удостоена медали ордена Почетного легиона.




Джессика Дейвис

После Эдны Чейз место главного редактора Vogue в 1952 было занято Джессикой Дейвис. Она проработала в журнале 10 лет – и, грубо говоря, это единственное, что известно об этом деятеле в мире моды.


Диана Вриланд

После прихода Дианы Вриланд в 1963 журнал кардинально меняется — перестраивается не только изображение на обложке, перестраивается его идеология. Диана выдвигает на передний план звезд 60-х годов: Твигги, Верушку, Пенелопу Три, Джин Шримптон, Сьюзи Паркер, Марису Беренсон. Под ее руководством издание становится самым модным журналом всех времен и народов. Модели, дизайнеры, фотографы, имеющие честь попасть на страницы Vogue, наутро просыпались знаменитыми.

Нет нужды рождаться красивой, чтобы быть дьявольски привлекательной.

После восьми лет работы в Vogue Диану уволили без объяснения причин. Вриланд также издала свою автобиографию, в которой рассказывается о работе в журнале. По своему влиянию на мир моды, эта женщина может сравниться разве что с Коко Шанель.
До Vogue Диана 25 лет проработала редактором моды в Harper’s Bazaar, после Vogue — курировала Институт костюма при Меtrороlitаn Museum of Art в Нью-Йорке. Ее карьера как редактора моды началась довольно неожиданно для нее самой – на нее обратила внимание Кармел Сноу, редактор Haгper’s Bazaar, на танцевальной вечеринке в отеле St. Regis.




Грейс Мирабелла

В июле 1971 пост главного редактора занимает Грейс Мирабелла. Период её руководства историки моды называют «бежевым периодом Vogue». Она стремилась приблизиться к аудитории «простой американки», что помогло ей увеличить тиражи, но плохо отразилось на репутации издания. После смещения с поста главного редактора Мирабелла пыталась издавать свой журнал, а о годах, посвященных Vogue, написала в своей автобиографии «In and out of Vogue».

Новый главный редактор британского Vogue: что мы знаем об Эдварде Эннинфуле

Эдвард Эннинфул и Наоми Кэмпбелл


В январе этого года главный редактор британского Vogue Александра Шульман объявила, что оставляет свою должность спустя 25 лет работы. А сегодня, 10 апреля, стало известно, кто же займет ее кресло. Новым главным редактором впервые за 100 лет существования журнала станет мужчина — 45-летний Эдвард Эннинфул. В честь такого исторического события SPLETNIK.RU решил поближе познакомиться с новой главой самого влиятельного в мире издания о моде.

Начало карьеры

Эдвард Эннинфул родился в феврале 1972 года в Гане, однако в раннем возрасте переехал в Лондон с родителями и еще пятью братьями и сестрами. Его мать работала швеей, что и вдохновило Эдварда впоследствии заняться модой.

Уже в 16 лет он начал работать моделью, а в 17 познакомился с основателем журнала i-D и стал ассистентом директора моды.

Образование

Эннинфул окончил Голдсмитский колледж в Лондоне, получив там степень. Настоял на этом отец Эдварда.

Иначе бы отец убил бы меня. Я вырос в семье, где все посвятили себя науке, я всегда думал, что стану юристом,

— признался Эдвард.


Эдвард Эннинфул

Карьера

В 18 лет Эннинфул занял позицию модного директора в издании i-D — он стал самым молодым директором моды в истории международного журнала. С 1998  начал работать над спецвыпуском журнала Vogue — Black Issue, в котором снимаются только чернокожие модели. С апреля 2011 года и до сегодняшнего момента Эннинфул занимал должность модного директора издания W Magazine.

Награды

В 2014 году Эдвард был удостоен премии Изабеллы Блоу, а раннее — Превосходнейшего ордена Британской империи.

Это один из самых особенных дней в моей жизни,

— сказал тогда Эдвард.

Сегодня Эдвард Эннинфул был утвержден в качестве нового главреда британского Vogue. Председатель совета директоров и генеральный директор Condé Nast International Джонатан Ньюхаус назвал Эннинфула "самой влиятельной фигурой в мире моды":

Эдвард полностью готов взять на себя ответственность за британский Vogue,

— подчеркнул он.

Признание

Эдвард любит все британское и высоко ценится в фэшн-индустрии. Он не только работает в глянце, но и активно сотрудничает с такими модными брендами, как Christian Dior, Dolce&Gabbana, Mulberry и Prada. По признанию самого Эннинфула у него есть две музы – Кейт Мосс и Наоми Кэмпбелл, последняя является также его близкой подругой. Российские знаменитости также дружат с Эдвардом — он стал стилистом последнего показа дизайнера Ульяны Сергиенко.


Эдвард Эннинфул и Мишель Обама


Фото из Instagram Эдварда Эннинфула


Фото из Instagram Эдварда Эннинфула


Адвоа Абоах, Эдвард Эннинфул и Ирина Шейк

"Сердца четырех": редакторы Vogue | СПЛЕТНИК

Алена Долецкая и Александра Шульман

В декабрьском номере российского Vogue главный редактор Алена Долецкая беседует со своими коллегами из американского, французского, британского и итальянского Vogue.

Идея поговорить с Анной Винтур, Карин Ройтфельд, Александрой Шульман и Франкой Соццани пришла Алене в голову во время проведения Fashion`s Night Out. Ей захотелось показать не профессиональную, а более человеческую, частную сторону жизни коллег. С этой целью она встретилась с Шульман в миланском ресторане Don Lisander, с Карин – в чайном салоне в Париже, с Винтур - в ее кабинете в штаб-квартире американского Vogue, а с Франкой – в ее парижской квартире.
 
Мы предлагаем вам выдержки из этих весьма занимательных бесед.

Анна Винтур, главный редактор американского Vogue

— Вам не кажется, что коллекций, шоу, дизайнеров стало слишком много?

— Да, в последние два-три года — причем много похожих друг на друга. Читательницы не хотят покупать меньше — они хотят ценных и качественных вещей, хотят понимать, почему сумка Chanel стоит столько, сколько она стоит. Будет трудно, но рынок вернется. После бума 1980-х тоже все обрушилось в начале 1990-х — и что?!

— Показы закончились, и вы уже знаете, какие тенденции доминируют в этом сезоне. Себе купите что-то?

— У меня свой собственный, давно сложившийся стиль, и я покупаю вещи, которые подходят мне, а не то, что модно. Люблю подолгу носить то, что мне нравится. Собственно говоря, именно в эту сторону и развивается сегодняшняя мода.

— Утром, когда собираетесь на работу, сколько времени тратите, чтобы решить, что надеть?

— Нисколько. Встаю рано, пытаюсь понять, какая погода. У меня не так много одежды.

— Вы играете в теннис каждый день?

— Да, в шесть утра.

— Во сколько же тогда ложитесь?

— Сложно сказать. Я вообще-то не сова. Но когда вечером есть какое-то мероприятие, запланирован ужин - тогда ложусь позже.

— И все равно утром теннис?

— Да, с детства. Тренировка прочищает голову, заряжает энергией. Если я переношу ее на вечер или на обеденный перерыв, то всегда в результате что-нибудь не складывается. Поэтому я играю с раннего утра.

— Вы производите впечатление тотально невозмутимого человека. Вас стресс совсем не касается?

— Я научилась понимать, что стресс никому не помогает. Ни людям, с которыми вы работаете, ни тем более вам самой. Если у меня и есть причины для стресса, то я держу их при себе и никому не показываю. Задерживаются ли съемки, опаздывает ли модель, идет ли дождь — всегда есть способ это пережить. Нет смысла кричать на людей или расстраиваться. Никто в этом не виноват. Просто такие вещи случаются, вот и все.

— А что у вас всегда в сумке?

— Я сумок не ношу. У меню с собой голова на плечах и BlackBerry.

— У вас остается время на чтение?

— Я постоянно читаю. Особенно много в поездках и на выходных. Сейчас читаю замечательные воспоминания сенатора Кеннеди, которые вышли после его смерти. Читаю сценарии фильмов.

— Есть ли что-то, чему вы всегда хотели научиться, но так и не сумели?

— У меню плохо с иностранными языками.

— Когда вы не в роли редактора американского Vogue, а просто на отдыхе, что вы носите?

— Что придется. Простые вещи. Платьица. Когда я с друзьями и семьей, мода для меня остается за кадром.

— Анна, что вас может рассмешить?

— Ну, хорошо бы посмеяться в театре или в кино. Мои дети всегда меню смешат. И моя собака.

— Какая у вас собака?

— Дизайнерская (улыбается): наполовину голден ретривер, наполовину пудель. Можно сказать, голдпудель.

— О чем вы мечтаете?

— Хочу, чтобы мои дети были счастливы. Для меня это важно.

Александра Шульман, главный редактор британского Vogue

— Вы в Vogue 17 лет. Что за это время изменилось  в вашей жизни?

— О боже! Да все: я вышла замуж, родила ребенка, развелась.

— Было непросто?

— Наверное, моему мужу было труднее. Куда ни придешь, все внимание тебе, а не ему. Не каждый мужчина это выдержит. Зато мой нынешний спутник получает удовольствие, когда мы выходим вместе.

— А он ведь журналист. Ему проще вас понять?

— Да. Он знает наш бизнес изнутри и понимает, что это отнимает много сил. Настолько, что иногда приходишь домой с пустым сердцем.

— Как вы реагируете на конкурентов?

— Убить их всех.

— Как решаете утром, что надеть?

— Тут сложнее. Чаще всего я просто смотрю на то, что творится за окном, и пытаюсь сообразить, что у меня запланировано на день. […] У меню есть два черных платья Moschino, в которых я неплохо выгляжу. Когда я пришла в Vogue, то решила, что не стану самоутверждаться за счет моды, буду оставаться самой собой, покупать только то, что мне нравится, и не буду превращаться в вешалку для одежды.

— Что всегда есть у вас в сумке?

— Очки, на случай если потеряю контактные линзы. Книга, на случай если показ задержат. Кошелек, BlackBerry, ключи от квартиры.

— На сына времени хватает?

— Да. Сын видит меня даже чаще, чем ему того хотелось бы.

— Алекс, вы всегда удивительно спокойны. Вам вообще знакомо, что такое стресс?

— Это только кажется так. Потому что у меню лицо круглое. Я ненавижу самолеты и панически боюсь летать. Меню злит эгоизм и еще грубость. К тому же я от стресса набираю вес. Просто надуваюсь, как воздушный шар. Во время Недели моды я достигаю своего максимума. В остальное время я в два раза худее.

— Тогда как же вы боретесь со стрессом?

— Знаете, я зову гостей. Сразу начинаю что-то готовить, суетиться, и о проблемах уже нет времени думать. Еще много времени провожу в iTunes. Нахожу странных каких-нибудь исполнителей, о которых никто и не слышал. Очень люблю современную музыку.

— Ну кого, например?

— Группа Florence And the Machine —просто гениальная! И еще в Лондоне есть девушка La Roux, у нее саунд 1980-х.

— Есть что-то, чему вы не успели научиться?

— Массе вещей! Говорить на иностранных языках. Учила итальянский год, французский — в школе. Все без толку. Девочкой начинала играть на пианино, но потом бросила. Когда-нибудь я за это все возьмусь. Еще я хотела бы уметь шить.

— Ой, а я как раз люблю.

— Повезло! Я даже пуговицу пришить не могу.

Карин Ройтфельд, главный редактор французского Vogue

— Карин, в следующем году двойной юбилей: 90 лет французскому Vogue и десять, как ты — его главный редактор. Чем-то приходилось жертвовать в эти годы?

— К счастью, я успела вовремя родить детей: когда мне предложили работу в Vogue, они были уже взрослыми. Так что у меня нет ни малейшего чувства вины.

— Скажи, что сегодня заставляет тебя волноваться?

— Сейчас по-настоящему переживаю только за своих близких, детей, друзей; моих родителей, к сожалению, уже нет. Все остальное — ерунда. Не надо создавать лишних трагедий, их и так в нашей жизни достаточно. Ну пробки, ну опоздаю на показ, это же не конец света. Даже если потеряю работу - что ж, найду новую...

— А что тебя раздражает в людях?

— Когда тот, кому ты доверяешь, вставляет нож тебе в спину. Я недостаточно сильна, чтобы смириться с этим.

— У тебя есть железное правило, которое ты никогда не нарушишь?

— Никогда не залезу в чужой карман.

— С какой мыслью ты просыпаешься утром?

— В семь утра только одна мысль: еще б 10 минут поспать или просто поваляться. Но приходится вставать. Йога помогает проснуться.

— Что у тебя всегда в сумочке?

— Я вообще сумок не ношу. BlackBerry в кармане, запасные очки на работе, ни косметики, ни расчески. Даже макияж никогда не поправлю.

— Ты много читаешь?

— В Париже вообще не получается. Максимум - газеты и журналы. Книги только на отдыхе. А вот в кино хожу каждое воскресенье. Надеваю свои любимые джинсы, которым уже лет 10; сапоги на небольшом каблуке, им примерно столько же; иду на утренний сеанс, а потом на ланч. Это целый ритуал.

— Какие качества ты ценишь в мужчине?

— Когда-то я была очень несчастлива с неверным человеком, поэтому верность для меня особенно важна. Как и чувство юмора. И сексуальность. Но это вовсе не означает, что у мужчин должно быть идеальное тело, скорее какая-то искра. И голубые глаза. Это очень сексуально — голубые холодные глаза.

— Тогда тебе надо в Россию. У нас много голубоглазых мужчин.

Франка Соццани, главный редактор итальянского Vogue

— Когда тебе становится скучно?

— На 80 процентов модных показов. На один креативный приходится десять никаких.

— А что такое для тебя стресс?

— Ответственность перед молодыми дизайнерами. Cкажешь: "Мне не нравится" — и разрушишь его жизнь. Или: "Мне нравится" — и сделаешь кого-то счастливым. Это риск. В отношениях с дизайнерами меня раздражает то, что почти все они считают себя гениальными и не умеют слышать критику. Ведь ты ругаешь его потому, что хочешь, чтобы он стал лучше, а не потому, что ты его ненавидишь. А они как дети — не понимают и обижаются.

— Как ты сочетаешь успех в профессии и личную жизнь?

— Да у меня почти не было нормальной личной жизни. До того, как моему сыну исполнилось 14 лет, я брала его с собой, куда бы ни ехала, будь то три недели в Нью-Йорке или неделя в Токио. Шла в школу, говорила, что мы уезжаем, и делала с ним все домашние задания по греческому и латыни. И я была с ним очень строга. Сейчас Франческо 27, и он уже пять лет живет в Америке.

— Не женился?

— Ну не так же рано! Он, конечно, может делать все что захочет. Жениться, разводиться. Я вот дважды развелась — и ничего.

— Значит, теперь твой черед заняться личной жизнью.

— Самое время! (улыбается)

— Это заметно по тебе. Он, кстати, роскошный.

— Да. Я счастлива. Все происходит именно тогда, когда надо. Торопить жизнь нельзя.

— О чем ты думаешь, открыв утром глаза?

— Обычно не о работе! Думаю о Франческо, ведь в Америке другое время. О том, что там с моими домами в Милане, Париже. Я сама занимаюсь своей собственностью, у меня нет помощника-завхоза, а надо, чтобы все работало. Дом — это ответственность. Что там у меня в Портофино!? Ведь там дожди! Или солнце! Или ветер!

— Чего никогда не наденешь?

— Туфли на платформе, в которых сейчас все. Они какие-то не женственные. Я хочу нравиться мужчинам, а не ублажать редакторов, чтобы те говорили: "О! Ты фантастически выглядишь!".

— Самый беспроигрышный вариант для выходных?

— Узкие брюки, бархатные мокасины, джемпер и жакет.

— Спортом занимаешься?

— Нет. Я пыталась ходить на йогу и пилатес. Быстро надоело. Я ленивая, когда не работаю. Могу спать часами; минимум девять, но если меню не разбудят, то и больше.

— И встаешь не разбитой?

— Наоборот, если недосплю - катастрофа на весы день.

— Для отдыха: кино или книга?

— Если я в Милане, то кино. В Портофино — книги. Пишу сама много и веду дневник.

— Пишешь на компьютере?

— Нет, простой ручкой.

— Тебе пришлось чем-то пожертвовать ради Vogue?

— Я бросила лыжи и перестала играть в гольф. Но не думаю, что из меня получился бы хороший спортсмен. Так что мир ничего не потерял. И я тоже.

— Чего ты боишься?

— Что не смогу делать то, что люблю. Что проснусь, и нет в голове никаких идей. Я не соревнуюсь с другими, не ревную, не завидую. Я соревнуюсь сама с собой. И никогда не остаюсь абсолютно довольна результатом.

Vogue поможет вам устроиться на работу

Если вы мечтали устроиться на работу в мире моды, вам стоит знать о новой инициативе Condé Nast International — платформе Vogue Business Talent. Запущенная в январе 2019 года площадка Vogue Business теперь обзавелась разделом, где все желающие смогут зарегистрироваться и создать свою страничку, позволяющую работодателям из модных Домов, крупных онлайн-реселлеров и маркетинговых агентств в Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Милане и Гонконге находить самых талантливых кандидатов. По словам президента Condé Nast International Вольфганга Блау Vogue Business Talent сможет обеспечивать всю индустрию моды молодыми талантами. Управлять новой площадкой будет Алистер Уилльямс, который в прошлом занимал должность директора Guardian Jobs.

Заместитель главного редактора и фичер-редактор моды Vogue UK Сара Харрис и фичер-редактор моды и старший диджитал-ассистент Vogue UK Элли Питерс на Неделе моды в Лондоне, 2019

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: JONATHAN DANIEL PRYCE

Русский стиль в мировой моде: статья Виктории Давыдовой, главного редактора VOGUE Россия | VOGUE

Русское влияние на стиль VOGUE, на историю мировой моды и на развитие фотографии и графического дизайна огромно. На страницах VOGUE на протяжении более чем вековой истории журнала появились тысячи русских лиц и имен. Не будем забывать, что один из главных людей в истории VOGUE — наш сооте­чественник Александр Либерман, многолетний редакционный директор издательского дома Condé Nast. Русский VOGUE, который выходит уже пятнадцать лет, сразу стал одним из трендсеттеров. Начиная от Бенуа с Дягилевым и продолжая Натальей Водяновой и Дашей Жуковой — на нас равняются, нам завидуют, нас обожают.

В коллекционный номер, который вы держите в руках, вошли портреты знаменитых русских, опубликованные в разное время в различных VOGUE — американском, английском, французском, итальянском, японском. Они неожиданны и разнообразны — от Иды Рубинштейн до Иосифа Бродского, от Эрте до Владимира Набокова, от Гала Дали до Никиты Михалкова. Вас ожидают известные и неизвестные модные съемки, вдохновленные Россией. Уникальные фотосессии, снятые великими фотографами для западных VOGUE в СССР в эпоху холодной войны. Многие из этих кадров увидят свет в России впервые, а другие, давно ставшие культовыми на Западе, окажутся открытием для нового поколения русских читательниц.

Мы расскажем и покажем, как триумфально завоевывали мир русские супермодели после падения железного занавеса. Продемонстрируем работы русских художников и дизайнеров, опубликованные на страницах западных VOGUE. Вспомним коллекции одежды, созданные под влиянием России, как знаменитые «Русские сезоны» 1976 года Ива Сен-Лорана. И наконец, мы заново напечатаем лучшие снимки, сделанные в Москве, Санкт-Петербурге, Суздале и других уголках России за пятнадцатилетнюю историю русского VOGUE суперзвездами мировой фотографии.

Коллекционный номер покажет уникальную, во многом неожиданную картину влияния России и русского стиля на мировую моду и — шире — на всю мировую культуру. Слово VOGUE прежде всего означает «мода». Русские не только никогда не выходили из моды, но и всегда диктовали ее. Доказательства — на этих страницах.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.